Смешанное войско троллей и гоблинов покидало Улаг, направляясь в Эгарлан. Когда последний тролль скрылся за воротами, Нэч вывел друзей из крепости. Черное небо с россыпями звезд, распластавшееся над головой, сливалось с землей. Скрытые завесой ночи, они поехали по полю в сторону леса Обрайг, постоянно подгоняя упирающихся и шипящих эздов. Убедившись, что преследования нет, а Улаг остался слишком далеко, и никто не увидит их отхода, Ниана щелкнула пальцами по шару. Голубоватое сияние разлилось дрожащим кругом. Эзды почувствовали себя увереннее, умолкли и помчались вперед.

Вздымая снопы брызг, они беспрепятственно пересекли Оло-Торир, и лес Обрайг сомкнул за ними непроглядную стену. Нэч хотел как можно скорее устроить привал, чтобы защититься от духов. Но необходимость углубиться в дебри, уйти от Готрии и возможной погони на значительное расстояние заставляли продираться через заросли кустов и сплетения ветвей, которые с заходом солнца, стали гуще, обильнее, постоянно пытаясь уцепиться за руки и ноги, обвиться, стащить на землю.

Сдерживая шарахающегося эзда, Нэч не чувствовал ни сонливости, ни усталости. Он полностью отдался борьбе с лесной растительностью, переживая ужас и радость, связанные с утратой и обретением ларчика. В памяти звучал зов медальона: странное, ни на что не похожее сочетание смеха и плача.

В густых кронах захлопали крылья, раздались звериные вопли, и все стихло.

"Скоро остановимся, — подумал Нэч, перерубая не желающие уступить дорогу бледно-голубые лианы. — Главное, замести следы, стать недосягаемыми…"

В кронах опять возникла суматоха, хруст и гам. Сорванные листья и сломанные ветви посыпались эзду под ноги. В стороне мелькнул зеленый дымок, скрутившийся винтом. Эзд зашипел.

— Быстрее! Быстрее! — закричал Нэч.

С удвоенной силой работая мечем, Нэч направил эзда прочь от духа. Аэвер и Ниана, не отставая, двигались следом. Дымок метнулся к ним, но распался и растаял.

— Меняемся, Нэч! — Аэвер возглавил отряд, со свежими силами врубаясь в лесную гущу.

— Ниана, как по-твоему, мы оторвались? — выдохнул Нэч, обрубая лиану, свисающую петлей на уровне шеи.

— Лучше потом отдохнем, — отозвалась Ниана.

"Правильно! — подумал Нэч и сменил притомившегося Аэвера. — Так и должно быть. Не время почивать на лаврах".

Потеряв счет времени, Нэч судил о проделанном расстоянии лишь по тому, как тупая боль расползлась по напряженным мышцам, а меч оттягивал руку, словно стал во сто крат тяжелее.

На поляне Нэч остановил эзда и оглянулся. Аэвер и Ниана тяжело дышали, кляксы сиреневого сока мешались с блестящими каплями пота, но осунувшиеся лица выражали непреклонную уверенность.

— Ну что, поспим? — спросил Аэвер.

— Посмотри на небо, — отозвалась Ниана.

Нэч и Аэвер подняли головы. Небо светлело. Первые яркие стрелы утренней зари пробивались сквозь кроны.

— Тогда хоть отдохнем немного, — сказал Нэч.

Посыпать солью границу поляны не имело смысла. Бросив шкуру на траву, покрытую холодной росой, Нэч лег и смежил веки. Он испытывал удовольствие от мысли, что вернул Дыхание смерти. Еще немного, и Вечная Змея падет. Тогда он сможет набрать Живую воду в мире Земли смерчей и спасти людей. Неподалеку перебирал лапами и успокаивающе чавкал эзд. Окружающий мир лежал как бы по другую сторону восприятия.

Нэч повернулся на бок. Ниана вытирала лицо листьями сальфа, смотрясь в маленькое круглое зеркальце. Аэвер сделал глоток из баклаги и прополоскал рот. Заметив, что Нэч смотрит на нее, Ниана подмигнула. Аэвер убрал баклагу, взял меч и сделал несколько выпадов.

— Вы не устали? — спросили Нэч.

Ниана и Аэвер переглянулись. Ниана покачала головой, Аэвер пожал плечами.

— Мы уже отдохнули, — сказала Ниана.

Солнце нависало расплывчатым сгустком белого огня высоко над лесом, и Нэч понял, что даже не заметил, как уснул. И пока он спал, время не ждало, приближая власть Вечной Змеи над всем Зельданом.

— Почему не разбудили-то? — выдохнул Нэч и потер лоб. Никто не ответил. — Ладно, выдвигаемся…