Пока отряды собирались, Ниана определила по компасу приблизительное направление с таким расчетом, чтобы выйти в стороне от топи Саолмор на тот случай, если даэхонцы охраняют подступы к городу глирельдов. Гьюхр почувствовал себя за ночь лучше, хотя рука оставалась похожей на чулок, набитый камнями, и изъявил желание остаться в засаде, чтобы выследить возможных преследователей.

— Уймись! — рыкнул Гьягхрик. — Оставайся с ранеными!

— Зачем? Пусть в бою я бесполезен, — настаивал Гьюхр, — но в остальном-то на меня можно положиться! Ты же знаешь!

— Пусть возглавит засаду, — вступился Нэч и поймал благодарный взгляд Гьюхра.

Наконец воинство тронулось в путь.

— Тролли любят тебя, Нэч, — заметил Аэвер, разглядывая безрукавку драконьей кожи.

— Я уверен только в Грюгхеле, — ответил Нэч. — Насчет остальных однозначного мнения у меня нет. Мне бы не помешал добротное изучение прошлого Зельдана, чтобы лучше разбираться в ваших пристрастиях.

Ниана и Аэвер переглянулись.

— О чем ты говоришь? — спросила Ниана. — Ты ведь услышал от меня почти все.

— Да? Тогда я бы предпочел еще почитать летописи. Что-то вроде Предания, но не о будущем, а о прошлом.

— Какой смысл? — удивилась Ниана. — Какой толк знать кто, на кого и когда напал? За многие века Зельдан мало изменился. А что началось с появления острова Оджахаш и Вечной Змеи ты знаешь.

Встретив стену непонимания, вполне естественную при общении представителей разных миров, Нэч замолчал.

Без происшествий они пересекли одну пустынную торговую тропу, и когда минули вторую, из зарослей появился знакомый вестовой.

— Кто у нас на пути? — осведомился Нэч, приготовившись остановить воинство.

— Никого. Впереди река. И в прямой видимости мост, ведь здесь тропа.

— Я понял.

— Мы обнаружили троллей у моста. Они хотят присоединиться.

— Сколько их?

— Девять. Из нескольких племен. Их поселки уничтожили даэхонцы.

— Пусть присоединяются, — разрешил Нэч и отмахнулся от ветви, норовящей хлестнуть по глазам.

Ударив эзда пятками в бока, вестовой исчез за деревьями.

— Грюгхель, — позвал Нэч, — тролли могут быть обращены толкователями?

— Никогда о таком не слышал. — Грюгхель задумался. — Вряд ли.

— Иначе бы нас не истребляли, — сказал Гьягхрик, — а использовали, как прочих рабов Вечной Змеи.

Дугвы на броханах проломились сквозь кусты, открыв путь к реке. На пологом берегу воинство ожидали тролли, стоя полукругом. На одном, подобно накидке, трепыхался перевернутый даэхонский стяг, с завязанными в узел концами на груди. Тролли уставились на Нэча широко распахнутыми глазами.

— Присоединяйтесь! — крикнул Нэч. — Вечной Змеи на всех хватит.

— Возьмите свободных эздов и не отставайте! — рыкнул Грюгхель.

Новые тролли быстро исчезли из поля зрения Нэча. На другой стороне речушки стоял вестовой и призывно махал рукой. Дугвы первыми вступили в воду. Броханы боязливо водили мордами и неуклюже пытались плыть, скребя копытами по дну. Ниана ударила ногой по воде, обдав Нэча брызгами, и захихикала. Хотя вода была теплой, брызги приятно холодили до предела разгоряченное зноем, покрытое потом тело. Нэч перегнулся и, зачерпнув пригоршню теплой воды, с удовольствием смочил лицо.

После полудня воинство добралось к Просеку глирельдов. По краям разросся колючий кустарник, густыми лапами свешиваясь над нетронутым слоем опавших листьев. Везде змеились лианы, кое-где из-под черных камней пробивались молодые стебли. Из зарослей появились дозорные во главе с Хельхе, ожидая дальнейших распоряжений.

— Давно здесь не ступала нога тролля, — проронила Ниана, осматриваясь.

— Лучше оставить все как есть, — сказал Аэвер. — Ведь никто не должен знать, что мы здесь. Пойдем в обход.

— Мы и так порядком наследили, — отозвался Нэч. Он дорого бы дал, чтобы иметь хоть какое-нибудь представление о передвижении даэхонских войск. Новостей от отряда Гьюхра не поступало, из чего следовал вывод, что погоня не состоялась. И тому могло быть две причины. Либо даэхонцы напали на Унию гоблинов, либо идут на помощь осаждающим Царство эльфов в долину Альварон.

— Да, таиться смысла нет, — заметила Ниана.

— Грюгхель, как далеко до топи Саолмор? — осведомился Нэч.

Грюгхель фыркнул и почесал за ухом.

— Я не чувствую запаха. Значит, мы еще далеко. Гьягхрик, что насчет тебя?

— Вокруг лес, топи поблизости нет, — заключил Гьягхрик.

— Тогда чего мы ждем? — вздохнул Нэч. — Хельхе, выступайте к топи.

Кивнув, Хельхе с отрядом покинули Просек, исчезнув в густой листве.

— Нэч, думаешь, это разумно? — спросил Аэвер.

— Нам надо беречь силы. Не за чем тратить их на борьбу с чащобой. Вперед!

Поскольку прокладывать путь броханами более не было необходимости, дугвы вернулись в отряд Алоима, и первыми по Просеку глирельдов, обрубая мешающие кусты, двинулись несколько троллей, напряженно вслушиваясь в малейшие звуки.

Нэч поглядывал на зеленеющее небо, появляющееся в редких просветах крон, ожидая первых признаков черноты. Но еще до того, как синеющее солнце начало стремительный заход, на Просеке возникла Хельхе, с задумчивым видом восседающая на эзде, который недовольно топтался, бестолково пытаясь достать мордой до листьев.

Гьягхрик повел пятачком и повернулся к Грюгхелю.

— Что-то случилось? — спросил Нэч.

— Мы на месте, — сказал Грюгхель.

— Не вижу. — Нэч обвел взглядом лес, который ничуть не изменился. — Где топь Саолмор?

— Появился запах, — пояснил Гьягхрик. — А к самой топи без нужды лучше не приближаться. Это опасно.

Воинство остановилось. Тролли обеспокоились и беспрестанно озирались, в то время как дугвы являли собой образец спокойствия. Неспешно подъехал Алоим, ожидая указаний. Дозорные тролли вернулись на Просек, и, выслушав их, Хельхе доложила:

— По близости никаких даэхонцев. И вообще никого.

— Хорошо. — Нэч смахнул пот со лба. — Тогда разобьем стоянку. Первый шаг мы сделали. Можно передохнуть и ждать подкрепления.

Тролли и дугвы разместились по разные стороны Просека, почти полностью растворившись в дебрях, и держались обособленно.

Решив, не углубляться в заросли, Нэч привязал эзда к дереву, бросил шкуры в нишу между узловатыми корнями и лег. Ниана и Аэвер расположились поблизости. Наблюдая за Нианой, задумчиво покусывающей шарик из плодов аротуса, Нэч все чаще закрывал глаза, пока не погрузился в наполненный мимолетными образами сон. Очнулся он оттого, что что-то сухое и теплое тыкалось в шею, плечо, грудь. Разлепив веки, Нэч разглядел в темноте морду эзда. Эзд зашипел и оскалил желтые зубы, волне пригодные, чтобы вырвать из тела кусок плоти.

— Ты его неправильно привязал, — сказала Ниана, выйдя из мрака. — Оставил слишком мало пространства. Он подъел все нижние листья, а дотянуться до других не может.

— Это я так долго спал?

— Нет, — покачала головой Ниана, — это он так быстро с ними расправился.

Словно поняв, что речь идет о нем, эзд закивал и опять ткнул Нэча в плечо тупой мордой.

— Спи, Нэч. — Ниана отвела эзда к соседнему дереву и изящным узлом закрепила поводья на вышине вытянутых рук.

— Я бы с радостью, — пробормотал Нэч, окунаясь в дремоту. — Надо еще наведаться к Алоиму и троллям-магам, чтобы согласовать вопрос охранения стоянки. Вот только полежу чуть-чуть…

Вздохнув, Ниана покачала головой и накрыла уснувшего Нэча шкурой.