Остатки дня прошли в бесплодных ожиданиях. Нэч слонялся по стоянке, заглядывая то к троллям, то к дугвам, стараясь заглушить нетерпение при мысли, что вот-вот появятся передовые отряды Унии. Но посиневшее солнце почти полностью скрылось, лес погрузился в тягучие влажные сумерки, а подкрепление не подходило. Слабое беспокойство постепенно охватывало Нэча. Он понимал, что тревожиться еще слишком рано, необходимо дать время событиям развернуться. Но ничего не мог с собой поделать: во всем мерещился провал. Наверное, в самой природе человека заложено опасаться неизвестности, всегда готовой подкинуть неприятность. А непредвиденных подводных камней по пути на остров Оджахаш было более чем достаточно.

Наступила ночь, звезды замерцали гроздями на небосводе, черным платком висящим над головой. Укрывшись шкурой, Нэч размышлял обо все и ни о чем, постоянно возвращаясь к вопросу — придет ли подкрепление, без которого прорыв через болото Ийлиш и провинцию Маджали грозился обернуться пустой затеей. Достаточно один раз столкнуться с превосходящими силами даэхонцев, чтобы потерпеть поражение. А поражение в данном случае значило конец сопротивлению Вечной Змее. Нэч не сомневался, что толкователи никого не оставят в живых, в том числе и его, назойливого избавителя.

Решение переждать еще один день, и, если подкрепление не придет, самостоятельно продвигаться к острову Оджахаш, принесло Нэчу немного успокоения.

"Возможно, — подумал Нэч, — если действовать очень осторожно, предприятию будет сопутствовать успех".

Мысль подействовала настолько благотворно, что Нэч заулыбался, погружаясь в сон. Он никого не подведет. Его воинство просочится на вражеские земли, используя для прикрытия даэхонский стяг, который он видел у одного из троллей, и неожиданно возникнет у мостов над проливом Аджиль… И все бы складно, но тролли не служат Вечной Змее…