При приближении к болоту Ийлиш лианы исчезли, деревья поредели и истончились, превратившись в угловатые палки. Появились новые виды кустарников без колючек и листьев, обсыпанные крупными багровыми ягодами. Гнилостное зловоние отчетливо проступало сквозь слабеющие запахи растительности. Земля утратила твердость и проминалась при каждом шаге эздов, броханов и единорогов. Остающиеся следы наполнялись мутной жижей.

Лес оборвался, открыв унылую болотистую местность. Кое-где на кочках из высокой травы торчали голые кусты. Мох и водоросли скрывали воду, образуя довольно прочный настил. В редких разрывах виднелась черная вода с лопающимися пузырьками.

Хельхе осмотрелась и направила эзда в болото.

— Хельхе, — крикнул Нэч, — мы не увязнем?

— Пока не должны, — обернулась Хельхе.

Нэч отправил дугвов к Алоиму, оставив одного для связи, и поведал Ластрэду и Тайльиру о встрече с троллями и кровопролитном сражении с даэхонцами, исход которого переломили дугвы.

— Думаю, если наткнемся на заградительные отряды огров, сможем пробиться, — сказал Ластрэд. — Против наших винтовок они бессильны.

— И против наших отравленных стрел тоже, — отозвался Тайльир.

— Ластрэд, мне нужен Гьягхрик, — сказал Нэч. — Как его позвать?

Ластрэд обернулся и отдал короткий приказ. Один из гоблинов развернулся и поспешил в хвост войска. Вскоре в его сопровождении появился Гьягхрик, и Нэч озвучил мысль, которая посетила его перед тем, как он уснул, насчет даэхонского стяга. Кивнув, Гьягхрик вернулся к своему отряду.

— Что ты задумал? — полюбопытствовал Аэвер.

Некоторое время спустя Нэча нагнали Гьюхр и еще один тролль, держащий даэхонский стяг.

— Неплохо придумано, — заметил Тайльир.

— Да, — согласился Ластрэд и рявкнул: — Убрать все стяги.

Нэч следил, как распоряжение передается по цепочке от воина к воину. Исчез голубой стяг, постепенно за ним множество зеленых. Самым последним исчез замыкающий синий стяг дугвов. Нэч с облегчением вздохнул: несмотря на всю непосредственность Алоим не собирался своевольничать.

Впереди появилась стена каких-то растений, и Хельхе взяла вправо. Чем ближе они подходили к растениям, тем лучше было видно, что это знакомые дродалы — цветы-шарики. Почуяв приближение войска, дродалы зашевелились, вытягиваясь на раздвижных стеблях. Несколько опушенных семянок прочертило в воздухе дугу и, прорвав сплетения мха и водорослей, с бульканьем ушли под воду.

— На этот раз Грюгхель более внимателен, — заметила Ниана.

Наблюдая за Хельхе, Нэч старался определить, какими знаками она руководствуется, но не мог. Оставалось предположить, что знаки имеют не вполне обычную природу; еще одна способность троллей-магов.

Цветы остались далеко позади, и из-за кустов появился Грюгхель с длинной сучковатой жердью, ведший эзда в поводу.

— Какие новости, Грюгхель? — спросил Нэч.

— Впереди сразу две деревни. На первый взгляд обе пустые. Но точно проверить я не успел.

Ластрэд передал слова Грюгхеля Тайльиру.

— Пойдем напрямик? — осведомился Тайльир. — Через деревни?

— Да, — кивнул Ластрэд, — Заодно удостоверимся, что не оставляем врага за спиной.

На значительном удалении сначала слева, а затем и справа выросли смутные очертания жилищ. Нэч всматривался, но не увидел никакого движения, никаких признаков огров. Грюгхель вместе с Хельхе выбирали дорогу от кочки к кочке и неожиданно остановились.

Грюгхель спешился и, сунув руку под воду, вытащил за глазницы уродливый череп, за которым тянулся длинный позвоночник.

— Трэг, — выдохнула Ниана.

— Что это? — спросил Нэч.

— Болотная гадина, — объяснил Ластрэд. — Ядовитая тварь. Огры ими питаются.

— Странно, что они не захотели полакомиться Вечной Змеей, — пробормотал Нэч. — Это бы упростило мне задачу.

Грюгхель отбросил костяк трэга и забрался на эзда. Хельхе обнажила меч, вглядываясь в обманчивое спокойствие болотной растительности.

— Всем быть начеку! — прорычал Ластрэд, и приказ разошелся по войску.

— Но трэги — это не самое страшное, — заметила Ниана.

— Есть еще шосары и лэтгинузы, — добавил Ластрэд.

Нэч не стал вдаваться в подробности животного мира. Болото действовало угнетающе, от гнилостного зловония мутило, желудок болезненно сжимался. Тем более хватало мысли о предстоящей схватке с Вечной Змеей. И будет ли это вообще схваткой? Ведь ему достаточно расколоть камень, чтобы выпустить Дыхание смерти. После этого о Вечной Змее можно не беспокоиться. Беспокоиться следовало о ключе от Врат Земли смерчей.

Без происшествий они минули деревни огров, и Нэч облегченно вздохнул. Сделан еще один шаг к Вратам Пасти сумерек. Но далее лежали неразведанные Грюгхелем пространства. И там могло ждать все что угодно.