Пройдя границу между мирами, Нэч обнаружил, что находится на уступе скалы. Вокруг сверкал девственно-белый снег, далеко внизу поблескивало серебристое озеро, опоясанное горными хребтами. Множество изогнутых голубых смерчей, вырывающихся пуповинами из синего неба, беспорядочно бороздили звенящий воздух.

Трескучий мороз, властвующий в мире Земли смерчей, принес Нэчу долгожданное облегчение, подавив жар и жжение. Пропитанная потом и слюной повязка смерзлась. Испарина превратилась в тонкий ледяной покров, крошащийся при каждом движении. Нэч соскреб с себя ломкую корку, сорвал с лица позеленевшую тряпицу и полной грудью вдохнул ледяной воздух. Изо рта вырвались плотные струйки пар и распались искрящимися снежинками.

Повязка выпала из ослабших пальцев и, увлекаемая воздушным потоком, закружилась над снежными просторами. Нэч следил за ее полетом, не замечая подкрадывающегося к ней голубого смерча, разбрасывающего блестящие ледяные звездочки. Тряпица затрепетала в круговерти ветра и, бешено вращаясь, устремилась внутрь смерча. Исчезнув на мгновение в голубом винте, громоздким куском льда вырвалась из круговерти и зарылась во взрыхленный снег. Смерч пролетел мимо уступа, на котором стоял Нэч, источая мертвящее морозное дыхание.

"Не удивительно почему никто не возвращался из мира Земли смерчей", — подумал Нэч и понял, как легко и просто складывается головоломка событий. Ничто не случилось с ним просто так, каждое действие имело смысл. А значит, он все сделал правильно!

Ободренный этой мыслью, Нэч крепко сжал пустые баклаги, осмотрелся и, выбрав пологий спуск, зашагал к серебрящемуся озеру, проваливаясь по колено в скрипучий снег и чувствуя себя легко и свободно.

Один из смерчей, блуждающих по склонам гор, словно почувствовав тепло жизни, круто изменил направление и рванул к Нэчу. Опасаясь, что даже огонь Дыхания смерти, не справится со смертоносным холодом голубого месива, Нэч подался в сторону. Смерч промчался мимо, больно обдав незащищенную кожу колкими ледышками. Нэч поежился и осмотрелся, но остальные смерчи продолжали беспорядочное движение на значительном удалении.

Продолжая спуск, Нэч зацепился обо что-то ногой, упал и перевернулся на спину. Синее небо на мгновение окрасилось огненными отблесками, но видение сразу прошло. Переведя дыхание, Нэч встал на четвереньки и принялся разбрасывать снег. Сперва показался шлем, затем заиндевевшее лицо номаэнца.

— Покойся с миром, — прошептал Нэч и засыпал труп.

"Наверное, здесь можно найти останки глирельдов, — подумал Нэч, — или даже представителей других неведомых рас…"

Поднявшись, Нэч весь оставшийся путь воображал, какие загадки может хранить мир Земли смерчей, Врата в какие миры разбросаны среди скал, и куда они могут привести. Однако при этом не забывал следить за гуляющими смерчами.

После продолжительных блужданий среди отвесных обрывов, Нэч спустился к равнине и вышел на пустынный берег. Подойдя к озеру, стал на колени, опустил руку в теплую воду, как во что-то живое, трепещущее, и зачерпнул пригоршню. Вода была немного похожей на ртуть, не стекала с ладони, а словно шевелилась, подрагивала одной большой каплей.

Поднеся сложенную лодочкой ладонь к губам, Нэч замер, сообразив, что не сможет вернуться, замерзнув на полпути, если вылечится от Дыхания смерти в мире Земли смерчей. Решив, что выздоровление может подождать, наполнил пустые баклаги и хотел опростать свою, но она промерзла насквозь, сок игдиры превратился в лед.

"Ладно, не страшно, — подумал Нэч. — Если бы количество Живой воды имело значение, Элевиэт предупредила бы меня. Наверное, двух баклаг хватит".

Пожав плечами своим сомнениям, Нэч с благодарностью погладил гладь озера. Поверхность Живой воды отозвалась легким волнением. Поднявшись, Нэч немного полюбовался озером и зашагал к Вратам, возвращаясь по оставшимся на снегу следам. На душе было радостно, симптомы заражения не причиняли беспокойства, создавая обман, будто Дыхание смерти — просто вымысел, следствие перенапряжения, как душевного, так и телесного.

Убаюканный спокойствием безмолвного мира, Нэч замечтался о тайнах мира Земли смерчей и не заметил, как со спины неслышно подкрался смерч. Налетев, голубой круговорот поглотил Нэча, на пугающее мгновение оборвав вдох, оцепенив мышцы, сжав сердце клещами. Сознание переполнилось ледяным звоном и, разрываясь на лоскуты, вырвалось из плена плоти, сливаясь с полужидким смерчем и уносясь винтом в синее небо. Нескончаемая легкость охватила Нэча, лишив ощущений и чувств; ослепительный свет вытеснил мысли, страхи и надежды, обещая вечное блаженство.

Когда смерч умчался в снежную даль, продрогшее, покрывшееся инеем тело сообщило Нэчу, что он по-прежнему жив. Биение жизни вернуло разум в привычные границы бытия. Так невыносимо было опять стать человеком, лишившись божественной невесомости собственного восприятия. С трудом сглотнув, Нэч поспешил вперед, стараясь как можно скорее выбраться в мир Солнца жизни, чтобы избежать еще одной встречи со смерчем.

Забравшись на уступ, Нэч последний раз посмотрел на мир Земли смерчей и шагнул в дрожащие Врата Солнца жизни, отдаваясь во власть невидимой силе.