Нэч очутился в знойном сумраке помещения, увидел радостные лица друзей. Перед глазами возникли языки пламени, жар растекся по каждой клеточке тела, нестерпимое жжение породило беззвучный вопль боли. Дыхание смерти, освобожденное от сдерживающего мороза, захлестнуло Нэча с новой силой. Хватаясь за саднящее горло, словно разъедаемое кислотой, Нэч упал на пол, разевая рот в безуспешной попытке дышать. Под потолком нависла огненная тень с трепещущими краями. Она упала на Нэча, расширив черные бездны глазниц, чтобы поглотить навсегда его человеческую сущность.

Нэч пытался кричать, чтобы отогнать проклятое видение, но воздуха в легких не осталось. Объятый животным ужасом смерти, он не замечал, что крепкие руки схватили его, корежащегося в судорогах, прижали плечи к полу и приподняли голову. По зубам чиркнуло горлышко баклаги, студеная жидкость наполнила рот и сама устремилась в желудок, проникла в кровь, снимая жар и жжение, обращая вспять изменения, излечивая заражения. Последняя волна дрожи сотрясла Нэча, и он с хрипом вдохнул. Горячий влажный воздух прояснил сознание, вернул силы ослабшим мышцам. Словно в дымке мелькали перепуганные лица Нианы и Грюгхеля, Аэвера и Хельхе. Нэч попробовал улыбнуться, хотел взмахнуть рукой, но не мог пошевелиться от усталости, и провалился в забытье.

Разбудил Нэча скользнувший по лицу ветерок, похожий на мимолетное прикосновение. Неизъяснимое чувство заставило Нэча превозмочь слабость, опутанную сладкой полудремой, и подняться со шкур в углу маленькой комнатушки, на которые его уложили заботливые руки друзей. Рядом спали Ниана, Аэвер и Грюгхель. С мечом в одной руке и сияющим шаром в другой на обломке балки обрушенной крыши сидела Хельхе, привалившись спиной к стене. Уловив движение, она приоткрыла левый глаз и внимательно посмотрела на Нэча. Нэч приложил палец к губам, призывая к молчанию. Хельхе закрыла глаз, и Нэч на цыпочках вышел в ночь.

На разрушенной улице властвовала полная тишина, нарушаемая редким чавканьем пузырьков. Погружаясь по щиколотку в расползающуюся грязь, Нэч отошел в сторону, всматриваясь во мрак. Из-за развалин, не касаясь земли, бесплотным призраком вышла Элевиэт, сверкая белыми одеяниями.

— Элевиэт, — прошептал Нэч, — я хочу отблагодарить тебя. Ты много раз помогала мне. Без тебя я бы не справился.

— Не преувеличивай, Нэч. Победа над Вечной Змеей исключительно твоя заслуга. Но не спеши. Ты избавил мир Солнца жизни от Вечной Змеи, но не от последствий поклонения ей. Предание исполнено, но еще многое предстоит.

— Что я должен сделать? — спросил Нэч, с трудом соображая. — Разыскать всех толкователей? Разрушить капища?

— Ты сам знаешь, что нет.

— Что тогда?

— Необходимо возродить Зельдан. Спасти его от отравляющего яда, пока не стало слишком поздно.

— У меня есть Живая вода, — сказал Нэч. — Она ведь поможет?

— Поможет. Но с двумя баклагами Живой воды осуществить это невозможно. Их хватит, чтобы спасти людей твоего мира, и только.

— Получается, я проиграл, Элевиэт? — Нэч почувствовал горечь, сжавшую грудь, и вдруг на него накатила ярость. — Почему ты не сказала, что Живой воды необходимо много?! Разве нельзя было предупредить?! Получается, борьба с Вечной Змеей мало что дала. Ее нет, но Зельдан все равно погибнет!

— Не торопись с выводами. — Спокойствие Элевиэт немного отрезвило Нэча. — Ты все равно не смог бы достать столько Живой воды, сколько потребуется, чтобы оживить Зельдан. Да этого и не требовалось.

— Тогда чего ты хочешь? — Нэч в растерянности покрутил медальон. — Я не понимаю.

— Я жду тебя в Грезааре, Нэч. Там ты все поймешь.

Сзади раздался шум легких шагов, Нэч вздрогнул и обернулся. Из покосившегося дверного проема появилась Ниана. Нэч бросил взгляд туда, где стояла Элевиэт, но она исчезла.

— С кем ты разговаривал? — полюбопытствовала Ниана.

— Утром мы отправляемся в Грезаар, — сообщил Нэч.

— Опять в пустыню? Когда прекратится эта гонка?

— Я разговаривал с Элевиэт. Она ждет меня.

— Нэч, тебе что-то привиделось во сне, — проговорила Ниана. — Не следует принимать это за действительность. Ты ослаб после болезни…

— Нет, Ниана, — прервал Нэч. — Элевиэт действительно приходила. Слабость ни при чем. От этого зависит судьба мира Солнца жизни. Ты же видела, во что превратили Зельдан приспешники Вечной Змеи.

Ниана задумалась и кивнула.

— Будь по-твоему. Я тоже хочу спасти Зельдан. А теперь пойдем. Отдых тебе не помешает.

Нэч шагнул к Ниане и обнял за плечи.

— Спасибо, что ты со мной.

— И тебе спасибо, — ответила Ниана.