Ответить на звонок оказалось не слишком удачной мыслью, особенно сейчас. Теперь нужно было общаться с позвонившим, а тот выражал крайнее недовольство.

Клиент приказал сделать так, чтобы случившееся выглядело как несчастный случай или, на худой конец, как убийство с целью ограбления. Но если человека зарезали кухонным ножом — это уж никак не похоже на несчастный случай!

— Я вам уже говорил, что не могу его контролировать.

— Теперь за работу принялась полиция, Робинсон. Дело становится чертовски запутанным.

— Вряд ли его это беспокоит.

— Почему? Потому что он знаменитый «мистер Босу»? Кстати, что означает его прозвище?

— Кажется, так по-японски называется один гимнастический снаряд.

— Не понимаю.

— Нечто вроде полусферы. Одна сторона плоская, а вторая выпуклая. На ней балансируют в упоре присев. А если перевернуть эту штуку, то можно делать на ней выжимания со штангой. Ее часто используют в тюремных спортзалах.

— Робинсон, вы хотите сказать, я нанял человека, который считает себя тренажером?

— Вы наняли человека, охотно причиняющего другому боль.

Клиент несколько секунд молчал. Робинсон тоже.

— Он готов к следующему заданию?

— Готовится. Но есть одно небольшое препятствие.

— Какое?

— Мистер Босу выдвигает новые условия. Вместо десяти тысяч долларов он просит тридцать.

Клиент засмеялся:

— Неужели? Да ведь он завалил свое первое поручение!

— Полагаю, мистер Босу думает иначе.

— Он открыл счет?

— Нет.

— Почему?

— Он предпочитает наличные.

— Ради Бога, передайте кое-что этому психу. Во-первых, у меня нет такой суммы наличными. Во-вторых, он получит десять тысяч, и ни цента больше. И если честно, пусть радуется такой сумме. Мы оба прекрасно знаем: я всего лишь попросил его выполнить то, что он собирался сделать сам.

— Вряд ли он пойдет на такую сделку.

— Вся жизнь — это сделка.

До клиента донесся глубокий вздох. А что еще оставалось?

— Мистер Босу прислал записку. Он пишет, если вы хотите результатов, то заплатите ему тридцать штук. Если нет, это также обойдется вам в тридцать штук. Мистер Босу знает, где вас найти.

— Что? Вы ведь ничего ему не сказали? Я думал, вы посадили его в машину и вручили украденный мобильник. Как он мог меня выследить?

— Полагаю, он блефует. Но уверенности нет. У меня свои связи, возможно, у него свои.

Клиент помолчал, тяжело переводя дух. От гнева или от страха — трудно судить.

— Что вы думаете, Робинсон?

— Пожалуй, стоит заплатить или смыться из города.

Клиент шумно вздохнул.

— Скажи ему, условия не меняются. Напомни: я вытащил его из тюрьмы и с той же легкостью могу загнать обратно.

— Чтобы вернуть мистера Босу в тюрьму, надо сначала его… поймать.

Пауза.

— Черт, — отозвался звонивший.

* * *

Мистер Босу купил щенка. Пришлось зайти в зоомагазин, открытый в воскресенье вечером. Магазин с переполненными полками, дешевым линолеумом и слабым запахом антисептиков вселил в него некую нервозность. Учитывая то, что всего сорок восемь часов назад он сидел в тюрьме, разглядывание щенят и котят, втиснутых в крошечные проволочные клетушки, приносило ему мало удовольствия.

Он рассчитывал поболтаться здесь какое-то время. Зоомагазин, в котором полно пушистых котят, забавных щенят и детей, — разве это не замечательно? Но гнетущая атмосфера этого места заставила его отступить.

Мистер Босу купил щенка. Крошечного восторженного щенка, помесь терьера с гончей, белого, с огромными коричневыми пятнами вокруг глаз, болтающимися ушами и длинным хвостом. Это был самый замечательный щенок из всех когда-либо виденных им.

Он приобрел поводок, маленькую переноску, похожую на саквояж, и штук сто резиновых игрушек. Возможно, он перестарался. Но щенок (Пятныш?) покусывал его за подбородок и тыкался ему носом в шею с таким энтузиазмом, что мистер Босу охотно купил бы ему любую безделушку.

Потом он взял щенка на поводок, и они весело зашагали по Бойлстон-стрит. Песик (Снежок?), оказавшись на свежем воздухе, пришел в неимоверный восторг. Если подумать, и человек тоже.

Мистер Босу и щенок (Игрун? Ну же, щенку нельзя без имени!) дошли до угла. Там мистер Босу достал из кармана карту. Рядом остановилась женщина — светловолосая, красивая, одетая по последней моде. Осенняя коллекция Ральфа Лорена. Она одарила его роскошной улыбкой.

— Какой замечательный щенок!

— Спасибо. — Мистер Босу взглянул на нее. Детей поблизости нет. Он чувствовал разочарование.

— Как его зовут?

— Я еще не придумал, купил его пятнадцать минут назад.

— Он просто душка. — Женщина присела, не обращая внимания на прохожих, которые пытались обогнуть группу на тротуаре, и потрепала длинные коричневые уши. Щенок блаженно закрыл глаза.

— Это ваша первая собака? — спросила она.

— В детстве у меня был щенок.

— Вы живете в Бостоне?

— Сейчас — да.

— Непросто держать щенка в городской квартире.

— К счастью, у меня свободный график, так что все не так уж плохо.

— Вам повезло, — с чувством сказала женщина. Она разглядывала его, и, судя по всему, увиденное ей нравилось. Мистер Босу чуть напряг мышцы, и ее улыбка разрослась.

— А чем вы занимаетесь?

— Убиваю людей, — бодро отозвался он.

Женщина от души расхохоталась. Мистер Босу готов был поклясться: она долго отрабатывала этот трюк, специально для таких, как он.

— Нет, правда?

— Правда, — сказал он, а потом улыбнулся. — Я могу рассказать вам все, но тогда мне придется вас убить.

Он следил за тем, как она это воспримет. Удивится, испугается или смутится? Женщина снова взглянула на него, потом на щенка (мистеру Босу все больше и больше нравилась кличка Игрун) и в итоге решила удивиться.

— Как интересно. И очень загадочно.

— В самую точку. А как у вас дела?

— Я недавно развелась. Муж оставил деньги, теперь я их трачу.

— Мои поздравления. А дети?

— К счастью, у меня их нет. Или, наоборот, к несчастью. Одиноким матерям выплачивают пособие.

— Да, действительно жаль, — согласился он. Глаза у нее потеплели, даже заискрились, когда она принялась разглядывать его внушительный торс.

— Может, поужинаем вместе? — произнес он магические слова.

Женщина заученным движением тут же вытащила визитку со своей фамилией и телефоном. Он сунул карточку в карман и пообещал позвонить.

Игрун мочился на газетную стойку. Мистер Босу дернул щенка за поводок, и они отправились дальше. Он снова разглядывал карту. Еще шесть кварталов — и они на месте.

Прелестная улочка, узенькая, расположенная где-то в недрах делового Бостона. В домах на первых этажах — бакалея, цветочный магазинчик, крошечная закусочная. Наверху — квартиры. Он считал справа налево, пока не нашел нужное здание. Потом снова сверился со своими пометками.

Все правильно.

Мистер Босу присел на скамейку у бакалейного магазина, похлопал рядом с собой, Игрун запрыгнул к нему и свернулся клубочком, а потом протяжно вздохнул, видимо, утомленный своими нелегкими собачьими делами.

Мужчина улыбнулся. Он вспомнил свою первую собаку, Поппи. Славный маленький терьер, которого отец принес домой от какого-то приятеля. Его родители не любили животных, но мальчику была нужна собака, и потому она появилась. Забота о ней полностью лежала на юном мистере Босу. Мать только вздыхала и морщилась, когда Поппи жевал ее любимые туфли, а потом принимался за обивку дивана.

Поппи оказался хорошей собакой. Они вместе бегали по двору, охотились на воображаемую дичь и зарывались в кучи листьев.

Мистер Босу знал, чего ждут от таких, как он, но никогда не причинял вреда своему псу. Даже не думал об этом. В тихом маленьком доме, в котором он вырос, он считал Поппи своим лучшим другом.

Так продолжалось пять лет, пока пес не выскочил на улицу, гонясь за белкой, и не попал под «бьюик» миссис Мэки. Мистер Босу помнил ее пронзительный вскрик. Он наблюдал, как его маленький песик извивается в агонии. Никто даже не заикнулся о том, чтобы отвезти щенка к ветеринару. Это все равно оказалось бы бессмысленно.

Мистер Босу завернул Поппи в любимую футболку, выкопал яму на заднем дворе и сам похоронил свою собаку. Он не плакал. Отец очень им гордился.

В тот вечер мистер Босу рано ушел к себе, но так и не заснул. Он лежал с открытыми глазами и мечтал, чтобы Поппи воскрес. Потом у него появилась идея.

Во втором часу ночи он вышел из дома. Это заняло немного времени. Люди частенько паркуются на улице, а в таких мирных районах, как этот, даже не запирают машины. Он открыл капот, воспользовавшись отверткой, и проделал несколько дырок. Все было так просто и аккуратно.

Говорили, миссис Мэки ничего не заметила. На перекрестке она нажала на тормоз, а уже в следующую секунду вылетела на красный свет. «Бьюик» снесло встречным потоком машин на скорости тридцать миль в час. Это стоило ей сотрясения мозга и нескольких переломанных ребер, не говоря уже о бедре.

Но она не погибла. Черт возьми!

И все-таки неплохо для двенадцатилетнего мальчишки. Конечно, с тех пор он многому научился.

Теперь мистер Босу рассматривал окно на втором этаже. Никакого движения. Ничего. Он подождет.

Он откинулся на спинку скамьи, закрыл глаза, подставив лицо теплому солнцу, и вздохнул, почти как Игрун, а потом почесал щенка за ушком.

Игрун благодарно завилял хвостом. Человек и его собака, подумал мистер Босу.

Человек, собака — и список жертв.