— Не понимаю, — говорила Кэтрин. — Ты думаешь, мой свекор нанял Умбрио?

— Он использовал посредника, Колин Робинсон, которая сделала все необходимое. Умбрио освободили досрочно в обмен на его согласие оказать судье некоторые услуги.

— Так почему же я до сих пор жива?

— Ему не так важно убить тебя, как скомпрометировать.

— Для чего?

— Судья ненавидит тебя — из-за Джимми, из-за того, что ты вошла в их семью. Но главное, как мне кажется, он ненавидит тебя из-за Натана. Пока ты продолжаешь беспокоиться о его здоровье, секрет Джеймса и Марианны все время под угрозой разоблачения.

— Если я умру, то перестану быть угрозой.

— Но ею оставался бы доктор Рокко. И еще твой отец. То есть те люди, которые видели Натана и удивлялись его слабому здоровью. Если, конечно, они не нашли разумного объяснения на этот счет.

— Что я плохо с ним обращаюсь, — подсказала она. — И я плохая мать.

— Вот именно.

— Но если Джеймс станет опекуном Натана… — Кэтрин нахмурилась, — и если Натан по-прежнему будет болеть — разве это не обернется проблемой?

— Вряд ли судья собирается оставить все как есть, — негромко отозвался Бобби.

— Ты полагаешь, он действительно может навредить собственному внуку?

— Я считаю, — мрачно ответил Бобби, — этот человек скорее всего убил собственного сына.

Выяснилось, что дорогой отель представляет собой настоящую крепость. Конечно, мистер Босу вошел в вестибюль с Натаном и Игруном, ибо кто осмелится сказать «нет» милому мальчику и его щенку?

Но вопрос этим не решился. Мистер Босу не знал, в каком номере живет судья, а очаровательная молоденькая служащая вежливо, но твердо заявила: мол, подобную информацию она дать не в силах. Она может позвонить Джеймсу Гэньону, известить его о посетителях, но без позволения судьи она не вправе пропустить к нему посетителей.

Назревала и еще одна проблема. Судя по словам мальчика, Гэньон жил в номере люкс, а стало быть, где-то на верхнем этаже. Чтобы подняться туда на лифте, требовался специальный пропуск. Если предположить, что судья действительно живет в пентхаусе, у мистера Босу нет шансов попасть туда быстро.

Настоящая дилемма. Мистер Босу уже очень устал. Он вдруг затосковал по своей уютной, чистой постели в «Хэмптон-Инн». Черт возьми, и даже по тюремной койке.

Он вышел вместе с Натаном, взял себе «Ред Булл» и задумался. Пятно крови на рубашке раздражало его точно так же, как и подозрительный взгляд наглого охранника. И вообще весь этот долбаный мир.

Потом у мистера Босу появилась идея.

Он допил «Ред Булл», вернулся в вестибюль и подвел мальчика прямо к столику регистратора.

— Это Натан Гэньон, внук судьи Гэньона, — объявил он самым дружелюбным тоном. — Судья его ждет, позвоните, и вам скажут. К сожалению, я порезался, — мистер Босу показал окровавленную руку, — и мне нужна медицинская помощь. Может, кто-нибудь проводит Натана наверх к дедушке? Они будут недовольны, если мальчика оставят без сопровождения.

Девушка позвонила в номер. Мистер Босу задержал дыхание. Конечно, судья не откажется принять внука, особенно если мальчик поднимется к нему один.

— Миссис Гэньон? — бодро спросила девушка. Мистер Босу расслабился. Жена. Великолепно. — А у нас здесь славный молодой человек, Натан Гэньон… да, ваш внук. Такой прелестный ребенок. Сейчас посыльный проводит его наверх. Вы знаете, что у Натана есть щенок? Ничего страшного, мэм, просто нужно будет заполнить форму… Отлично. Я ее пришлю. Спасибо.

Девушка положила трубку, на ее лице по-прежнему играла бойкая улыбка.

— Миссис Гэньон очень хочет увидеть внука. Если вы торопитесь, сэр, то мальчика отведут наверх прямо сейчас.

Мистер Босу поблагодарил девушку. Он даже пожал Натану руку.

— Я так рад, что привез тебя к дедушке, парень. Щенка зовут Игрун. Твоя мама хотела, чтобы я сделал тебе этот подарок.

— Мама? — с надеждой спросил мальчик.

— Поверь, скоро вы с ней будете вместе.

Это успокоило ребенка, и он энергично закивал, прижав Игруна к груди. Пришел посыльный, восхитился хорошеньким мальчуганом и милой собачкой — все в порядке.

Они направились к лифту.

— Номер на самом верху, — рассказывал посыльный по пути. — Он больше, чем весь мой дом. Тебе понравится.

Двери лифта отворились. Мистер Босу обернулся. Девушка с кем то разговаривала, посыльный поглощен Натаном…

Мистер Босу рванулся к лестнице. Он пробежал несколько пролетов, перепрыгивая через две ступеньки за раз, потом влетел на третий этаж — слава Богу, пустой — и нажал кнопку вызова. Лифт немедленно остановился.

Посыльный очень удивился, увидев перед собой мистера Босу.

— А вы разве не остались…

Мистер Босу схватил парня за рубашку и выдернул его в коридор. Быстрый рывок — и тот рухнул на пол. Мистер Босу обшарил его куртку, выхватил пропуск — карточку, висевшую на цепочке, — и шагнул в лифт.

Натан смотрел на него очень серьезно, широко раскрытыми глазами.

— Мама говорила, чтобы я не подходил к таким, как вы, — сказал он.

Мистер Босу оскалился.

— Да. Готов поспорить, она тебя предупреждала.

Войдя в отель «Леруа», Бобби не выпускал из поля зрения охрану, пока Кэтрин вела переговоры.

— Мне нужны Джеймс и Марианна Гэньон, — сказала она.

— Они вас ждут?

— Скажите им, дело касается их внука.

— Натана? — бодро уточнила девушка.

Кэтрин вздрогнула. Бобби тоже.

— Вы видели Натана? — резко спросила Кэтрин.

— Да, десять минут назад. Один из посыльных повез его наверх.

— С ним кто-нибудь был? — вмешался Бобби. — Крупный мужчина, возможно, с телесными повреждениями?

— Да, он говорил, что порезался…

Они не стали дожидаться окончания.

— Этот человек — маньяк-педофил, — завопила Кэтрин. — Сегодня он похитил моего сына! Вызовите полицию и бегите наверх!

Девушка выглядела потрясенной. Она хотела вызвать охрану, позвонить в номер. Ей требовались чье-нибудь позволение и помощь. Она явно не знала, что делать.

Бобби уже стоял перед лифтом и яростно нажимал на кнопки.

— Скорее, позвоните Гэньонам! — умоляла Кэтрин. — Немедленно! Позвоните им, пожалуйста, поторопитесь!

Ошеломленная служащая подняла трубку и набрала четырехзначный номер. Кэтрин машинально запомнила его. Полминуты спустя девушка пришла в еще большее замешательство.

— Никто не отвечает. Ничего не понимаю. Боже, всего две минуты назад…

Внезапный пронзительный вопль. Двери лифта открылись. Из кабины, шатаясь, выбралась хорошо одетая пара.

— Там труп! — визжала женщина. — На третьем этаже труп!

— Это посыльный, — сказал мужчина. — Кажется, у него сломана шея.

Начался сущий ад. Прибежала охрана и служащие. К Доджу бросился парень с парковки. Бобби схватил его за руку, показал значок.

— Полиция. Дайте свою карточку. Быстро!

Изумленный служащий протянул ему карточку-ключ. Бобби кивком подозвал к себе Кэтрин.

Они вбежали в лифт, сунули карточку в прорезь и поехали наверх.

— Ты ищи Натана, — сказал Бобби. — Я позабочусь об Умбрио.

— А как же Джеймс и Марианна?

Бобби пожал плечами:

— Если они на стороне Умбрио, то с ними все в порядке. Если они против него, то, наверное, волноваться о них больше не придется…

— Господи…

— Вперед, — приказал он.

Мистер Босу постучал — громко, как постучал бы ребенок.

Дверь отворилась; не тратя времени даром, мистер Босу ударил мужчину кулаком по лицу. Раздался хруст. Мужчина, шатаясь, отступил назад и повалился на мраморный пол.

— Привет, судья, — сказал мистер Босу. — Помнишь меня?

Он улыбнулся — и тут Натан вцепился зубами ему в запястье.

* * *

Выйдя из лифта, Бобби первым делом взглянул на распахнутую дверь и труп на полу. Он потянулся к Кэтрин, чтобы успокоить ее, а потом понял, что зря тратит время. Если учесть, что Умбрио где-то здесь, один покойник — это не самое страшное.

— Тихо, — предупредил он, понизив голос. — Не нужно обнаруживать себя, пока есть такая возможность. Мы должны использовать все преимущества.

Повсюду было тихо, до жути. Бобби это не понравилось. Он ожидал услышать вопли, шум драки, визг перепуганного ребенка. И не слышал ни звука, абсолютно ничего. От этого у него волосы дыбом встали.

Они вошли в облицованный мрамором коридор, каблуки Кэтрин звонко застучали по полу. Оба резко остановились. Темные глаза Кэтрин расширились от испуга.

— Разуйся, — шепотом приказал Бобби.

Она сняла туфли.

Бобби шагнул вперед и увидел Харриса с расплющенным носом, осколки кости вдавились в мозг. Все случилось так быстро, что мужчина даже не успел выхватить пистолет. Он подошел к двери — и в следующую секунду уже был мертв.

Бобби покачал головой. Ему нравился следователь.

Потом он полез к убитому в карман и вытащил из кобуры девятимиллиметровку. Снял предохранитель, передал оружие Кэтрин. По-прежнему из номера не доносилось никаких звуков.

— Что-то не так, — шепнула она.

— Да.

А потом… послышалась музыка. Навязчивые далекие звуки. Откуда-то из глубины комнат лилась колыбельная. Музыкальная шкатулка или игрушка. Бобби не знал. Высокий, с металлическим призвуком, мотив висел в воздухе.

Он взглянул на Кэтрин, та начала бледнеть.

— Что это? — громко спросила она. Он жестом показал: «Спокойнее».

— Не знаю. Держись, Кэт, ты нужна Натану.

Она кивнула, сделала глубокий вдох. Бобби двинулся к стене, Кэтрин след в след пошла за ним.

Время дало Умбрио преимущество, теперь это стало ясно. Разделить их, подкараулить в засаде. Номер слишком велик, чтобы Бобби мог контролировать его в одиночку, а неопытная Кэтрин не в силах ему помочь. И что бы их ни поджидало, пусть события развиваются побыстрее.

Он осторожно перешел в пустую гостиную. Учитывая силу вторжения Умбрио, тот, кто сидел в этой комнате, наверняка побежал за помощью.

Слева, под арку, уходил коридор. Точно такой же находился справа. Очевидно, гостиная являлась центральной точкой, объединяющей оба крыла. Бобби помедлил. Кэтрин дотронулась до его руки и указала налево.

— Музыка, — прошептала она.

Он кивнул. Было трудно понять, откуда именно доносились звуки, но они явно слышались слева.

Бобби взял ее за руку, и они осторожно, в единой связке двинулись по коридору.

Потом они услышали крик. Пронзительный, высокий, определенно женский.

— Марианна! — выдохнула Кэтрин.

Они бросились бегом.