— НУ ЛАДНО. — СОФИ РАЗВЕРНУЛАСЬ И ДЕРЗКОЙ ПОХОДКОЙ направилась обратно в спальню.

Прикрыв за собой дверь, она улыбнулась. Жизнь снова обрела смысл. Неуверенность в себе испарилась, пусть даже только на сегодня, и Софи снова чувствовала себя желанной.

Джек все заметил и явно был впечатлен, увидев ее в сорочке. Разочарована ли она, что он не обнял и не поцеловал ее? Конечно, нет. Но почему он этого не сделал?

О нет, она не собиралась наступать на один и те же грабли. Софи знала, что иногда бывает одержимой неврастеничкой, но ее чувства к Джеку просто сводили ее с ума. То она уверена, что он негодяй, то ей кажется, что он самый сексуальный мужчина, которого она когда-либо встречала. Если это не сумасшествие, то что?

Она не сможет уснуть, если не перестанет о нем думать. Софи заставила себя сосредоточиться на списке вещей, которые уже упаковала и которые еще нужно будет купить в Фэрбенксе. Если ей понадобится еще одна пара шерстяных носков или более плотное нижнее белье, Софи наверняка сможет достать их в одном из местных магазинов. Нужно ли ей брать свой ноутбук? А сотовый? Она знала, что в Прудхоу-Бей сигнал ловит и, скорее всего, в Барроу тоже.

Час спустя Софи повесила рядом с кроватью халат и легла в постель. Только ее голова коснулась подушки, как она вспомнила, что должна была позвонить отцу и оставить ему сообщение.

Софи подкралась к двери, чтобы посмотреть, уснул ли Джек. Выглянув, она увидела, что телевизор еще включен, но сам Джек уже не в кресле. Видя лишь спинку дивана, она предположила, что он заснул.

Мягкий свет из ванной освещал ей путь к шкафу. Оставив дверь чуть приоткрытой, она достала из тайника сотовый и, прислонившись к стене, вытянула и скрестила ноги. Устроившись с комфортом, Софи позвонила отцу. Ей не пришлось оставлять сообщение. Он ответил после второго звонка.

— Еще не полночь, — сказал он. — Все хорошо?

Софи быстро объяснила, что уезжает на Аляску рано утром, и не хотела, чтобы он взволновался, когда позвонит в запланированное время, а она не ответит. Она точно не знала, как долго будет отсутствовать. Неделю, может, две. Просветив его насчет своего маршрута, Софи захотела узнать, что же он затеял. Отец сообщил ей, что работает над решением проблемы Келли, но не захотел объяснять, что это значит, и даже не намекнул, что у него за планы. Отцу нравилось скрытничать, и Софи научилась не задавать вопросы.

Папа был в настроении поболтать и рассказал ей пару очень смешных историй, от которых ее пробрал смех, и к тому времени, когда Софи закончила разговор и убрала сотовый обратно в тайник, она чувствовала себя расслабленной и сонной.

Она все еще сидела в темном шкафу, когда Джек открыл дверь.

— Софи? Что ты делаешь?

Разве это не очевидно? Видимо, нет.

— Сижу на полу.

— В шкафу.

Она посмотрела вокруг.

— Кажется, да.

Собрав все свое достоинство, Софи медленно встала и прошла мимо него в спальню. Она не могла не заметить, что на нем были лишь боксерские шорты в выцветшую клеточку и больше ничего.

— Я услышал разговор, а потом смех, — сказал он.

— Угу, — согласившись, кивнула Софи. — Это была я… разговаривала и смеялась.

Он, наверное, решил, что она сумасшедшая. Как можно быть такой неосторожной, чтобы предположить, что он спит и не услышит ее? Она разговаривала шепотом, но ей нельзя было смеяться, несмотря на то, что истории были действительно смешными. Если он что-то услышал, то неизбежно решит, что она с кем-то говорила по телефону, и тут не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы угадать, с кем именно. Нужно было его отвлечь.

— Откуда у тебя этот шрам? — Софи шагнула к Джеку и положила руку ему на грудь. Его кожа была теплой, удивительно теплой. — Этот шрам, — повторила она, обводя пальцем крошечный круг над сердцем.

— Нет у меня там никакого шрама, — сказал Джек.

— Знаю.

Он схватил ее руку и прижал к себе.

— Ты понимаешь, что делаешь?

Софи посмотрела ему в глаза.

— Да. Отвлекаю тебя. Получается?

Джек медленно кивнул.

— И довольно неплохо.

Она чувствовала, как бьется его сердце под ее рукой, а то, как он смотрел на нее, заставляло ее собственное сердце стучать быстрее.

— Ты должна хоть немного поспать, — сказал Джек.

Он не двигался. Она тоже.

— Ты должен поцеловать меня, — сказала Софи.

— Да?

Софи кивнула.

— Да.

Джек вздохнул.

— Хочешь, чтобы я рассказал тебе, что случится, если я тебя поцелую? — Он стал подталкивать ее к кровати.

— Я предпочла бы, чтобы ты мне показал.

Его рука легла ей на шею, и он грубо притянул ее к себе.

— Это будет сложнее.

— Я справлюсь, — прошептала она.

Это разрешение ему и было нужно. Джек заставил Софи запрокинуть голову и жадно поцеловал, давая ей почувствовать всю свою страсть. Его язык погрузился в ее рот и встретился с ее языком. Сладкий вкус Софи так пьянил, что ему хотелось большего. Джек целовал ее снова и снова, пока каждый его мускул не задрожал от желания.

Она обняла его за шею и с силой прижалась к нему. Его ошеломил ее необузданный восторг.

В спальне Джек был инициатором и держал все под контролем, всегда доставляя удовольствие партнерше, и, как правило, не один раз, прежде чем сам достигал кульминации. Медленно и легко. Удовлетворение гарантировано.

Но Софи все изменила. Она исступленно целовала его, ее рот был таким теплым, а губы — такими удивительно мягкими… Софи не сдерживала себя, ее язык терся о его, а кончики пальцев поглаживали его плечи, пока сама она соблазнительно извивалась в его руках. Ее эротические вздохи довели его до безумия, и за несколько секунд она превратила его из хозяина положения в подростка с бушующими гормонами. Дыхание Джека стало резким, прерывистым. Он крепко прижал ее к себе, зарывшись лицом в ее шею.

— Медленно и легко, Софи.

Она слегка прикусила мочку его уха.

— Зачем?

Однако не успел он придумать ответ, как Софи оттолкнула его и, не спуская с него глаз, начала соблазнительно развязывать сначала левую бретельку своей сорочки, потом правую, а затем позволила ей соскользнуть по телу.

Внезапно Джеку расхотелось делать все медленно и легко. Софи была прекрасна. Его пристальный взгляд блуждал по ее золотистой коже, полным грудям, узкой талии и длинным идеальным ногам. О да, она была великолепна. В груди что-то сжалось, и Джеку отчаянно захотелось дотронуться до нее. Он снял шорты и обнял Софи. Она прижалась к нему, и Джек издал стон, почувствовав сокрушительную волну возбуждения,

Они вместе упали на кровать. Он втиснул колено между ее шелковистых бедер, а затем растянулся на ней во весь рост. Джек перенес весь свой вес на руки, чтобы не раздавить Софи. Ее мягкие полные груди терлись о его грудь, и от этого ощущения Джека охватывала дрожь. Он зарылся лицом в ее волосы. Ее женский аромат возбуждал его, а бархатная кожа была невероятно приятной наощупь. Ему хотелось трогать ее повсюду, ртом, языком, чтобы возбудить ее. Лаская ее груди, Джек поцелуями прошелся вниз по ее шее, и тихие вздохи Софи подтверждали, что он все делает правильно.

Софи нравилось, как Джек ее гладил, нравилось чувствовать его горячий рот на своей коже. Когда его рука скользнула вниз по животу и оказалась между ее бедер, огонь внутри нее усилился и стал невыносимым. Ее ногти впились в его плечи, она прогнулась под ним и вскрикнула.

Их поцелуи становились все ненасытнее, а ласки требовательнее и грубее. Софи заставляла его гореть от желания так, как не могла никакая другая женщина, и Джек чувствовал, что теряет над собой контроль. Поняв, что больше не может ждать ни секунды, он втиснул себя между ее бедер и вошел в нее, издав стон чистого наслаждения. Его окружила жаркая влажность, и нахлынувшее удовольствие было таким сильным, что Джеку показалось, он вот-вот сгорит.

Он застыл, не двигаясь, на несколько секунд.

— С тобой так хорошо, — прошептал он.

Ее дыхание было таким же прерывистым, как и его, и ей так же, как и ему, хотелось большего. Он поцеловал ее в шею, почувствовав, как бешенно бьется ее пульс.

Софи обняла его за талию и подняла ноги, чтобы вобрать его глубже.

Сначала Джек двигался медленно, но потребность внутри все росла и росла, а самоконтроль становился все слабее. Их любовные ласки стали дикими, страстными, и, когда, наконец, они достигли кульминации, она выкрикнула его имя.

С громким стоном Джек рухнул на Софи и прижал к матрасу. Он оставался в ней еще несколько минут, наслаждаясь близостью. Из-за нее у него почти не осталось сил, но он смог откатиться в сторону, держа ее в объятиях. Он еще не оправился от переполнявших его ощущений. Что, черт возьми, с ним произошло? Раньше секс никогда таким не был.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем выровнялось его дыхание. Софи потребовалось немного больше времени, чтобы прийти в себя. Она перекатилась на спину и уставилась в потолок. Джек оперся о локоть, чтобы взглянуть на нее, и почувствовал эгоистичное удовольствие от того, что увидел. Она выглядела ошеломленной. Ее глаза были затуманены, лицо пылало, а губы припухли от его поцелуев.

Софи была самым удивительным существом на свете. С ним она чувствовала себя полностью раскованной, и после их любовных ласк даже не спешила прикрыться.

Джек не мог перестать прикасаться к ней. Его пальцы медленно скользили вниз от ее шеи к пупку. Он осторожно коснулся кожи в том месте, куда угодила пуля, и был потрясен накатившей на него волной гнева оттого, что кто-то пытался причинить ей боль.

Софи посмотрела ему глаза и спросила:

— С тобой все в порядке? — и не дав ему ответить, добавила: — Я ведь не сделала тебе больно?

Джек уронил голову ей на плечо и рассмеялся.

— Думаю, это я должен задать тебе этот вопрос. С тобой все в порядке?

— Это было прекрасно, — прошептала Софи.

Потом повернулась к нему и начала поглаживать его грудь. Покрывавшие грудь волоски щекотали ее кожу. Она еще теснее прижалась к Джеку.

— Прекраснее некуда, — прошептала она.

— Серьезно? Дай мне минуту. Я покажу тебе нечто незабываемое, — проговорил Джек.

И Джек был человеком слова.

ЗАПИСЬ В ДНЕВНИКЕ

ЧИКАГО

Мы снова и снова проводили тесты, и теперь у нас есть результаты. Адреналин, производимый в стрессовых ситуациях, увеличивает эффективность нашего препарата. Независимо от того, насколько сильно были напуганы обезьяны, их пульс оставался в норме. Замедлялось, кажется, и клеточное старение.

Может, эта сыворотка — первый шаг к открытию источника молодости?