Здесь царствует любовь

Гарлок Дороти

Гибель отца ожесточила сердце Слейтера Маклина. Он поклялся, что отныне будет жить только ради мести, и был верен своей клятве… пока не встретил юную Саммер. Подружка детства превратилась в прелестную девушку, которую невозможно не любить и не желать, девушку, которая многие годы хранит любовь к Слейтеру. Но счастью влюбленных угрожает опасность — тайная тень прошлого…

 

Пролог

— Сэм! Сэм!..

Молодая женщина в просторном домотканом платье бежала по петляющей вдоль высоких дубов тропинке. Она с легкостью перепрыгнула через валявшуюся на земле большую ветку и неожиданно оказалась прямо в объятиях поджидавшего ее мужчины. Залившись от смущения краской, она почувствовала трепет, охвативший ее при прикосновении к сильной, мускулистой груди мужчины.

— Девочка ты моя сумасшедшая, — проговорил он, чуть отстраняя ее. — Сколько раз повторять, что тебе не следует скакать, подобно лягушонку. Ты же можешь упасть и повредить что-нибудь себе… или ребенку.

Голос его, мужественный, даже грубоватый, благодаря шотландскому акценту звучал мелодично.

— Сэм! — страстно зашептала женщина. — Я так счастлива, что мне даже страшно, Сэм.

— Страшно? — так же тихо, склонившись к самому ее уху, спросил мужчина.

— Да. Мне все время кажется, что может произойти что-то ужасное. Это лето было самым счастливым в моей жизни, Сэм! Но ведь так не должно быть… Это неправильно… — произнесла она дрогнувшим голосом. — Джей Эр на войне с мексиканцами, а я так безумно счастлива. А жена ведь должна пребывать в печали, когда уезжает муж. Представляешь, Сэм, я порой ловлю себя на мысли, что не хочу его возвращения. Сэм даже поперхнулся от ее слов.

— Нет, милая моя. Ты наговариваешь на себя. Ты же не желаешь ему ничего худого на самом деле.

— А еще, Сэм, я думаю все время о Либби и мальчике. Нет, что-нибудь ужасное обязательно произойдет со мной за то зло, которое я причинила Либби.

— Не говори так, милая. В том иллюзорном мире, в котором она пребывает, Либби совершенно счастлива. Ты же знаешь, она никогда не была мне женой в полном смысле этого слова. В этом нет ее вины. Уж так получилось. Парнишка мне очень дорог, но и этого ребенка я уже люблю. — Сэм положил большую ладонь на слегка округлившийся живот. — Если твой муж не вернется, я позабочусь и о тебе, и о малыше, дорогая моя.

Мужчина прижал женщину к себе. Руки его заскользили по ее спине так ласково, что уже через мгновение она прильнула к его груди. Прерывистое от разгорающегося в ней пламени дыхание обожгло его губы.

— О, если бы это лето никогда не кончалось! — со страстью выдохнула она, окончательно теряя контроль над своим телом, которое само изогнулось в поисках еще большей близости с любимым.

— Такая любовь, как наша, не может быть грехом, — прошептал Сэм, почти потерявший способность дышать, и вдруг, подняв женщину на руках, сделал несколько шагов в сторону.

Еще через мгновение они лежали на мягкой траве, слившись в страстном поцелуе. Он целовал ее вновь и вновь. Целовал с такой горячей нежностью, как может целовать только по-настоящему любящий мужчина.

— Не надо думать, что хорошо, а что плохо во всем этом. Думай о том, что мы вместе сейчас, о том, как я люблю тебя.

Но и без этих слов все тревожащие Нэнни мысли о греховности их связи исчезли. Под напором страсти разум уступал. Некая плотина, до сих пор удерживавшая бурное половодье чувств, была прорвана. Губы ее прильнули к губам Сэма. Дыхание их смешалось. Сейчас для нее существовали только сладостная тяжесть его тела и дурманящий аромат мягкого травяного ковра, на котором они лежали. И еще всепоглощающее желание принадлежать ему. А потом, будто вспышка молнии, сказочное, не сравнимое ни с чем наслаждение, зародившееся внутри и разлившееся по ее телу.

Возвращение из волшебного мира чувств было неторопливым и приятным. Нэнни чувствовала обволакивающее тепло его сильных рук, слезы благодарности выступили на ее глазах. Она ощутила под своей щекой плечо любимого, такое сильное, с такой шелковистой кожей! Наслаждаясь умиротворением и покоем, которые она могла испытать лишь рядом с ним, Нэнни незаметно для самой себя погрузилась в сон.

Нэнни проснулась, и первым ее ощущением было то, что все вокруг вдруг непонятным образом изменилось. Некоторое время она лежала с закрытыми глазами, стараясь понять, почему она одна и отчего чувствует себя такой разбитой. Не было ни надежного мускулистого плеча, ни сжимающих ее в крепких объятиях сильных рук.

На дворе была поздняя ночь. Даже сквозь сомкнутые веки она ощущала утомительно-яркий свет лампы. Лежала она не на приятно пахнущей свежей траве — ее тело чувствовало грубое прикосновение жестких простыней. Единственное, что оставалось таким же, — ее влажные от слез глаза. Все остальное было другим. Она и сама была другая — легкая, будто перышко, летящее в какую-то неведомую даль. И от этого ощущения Нэнни почувствовала себя счастливой. Она знала, что летит туда, где скоро будет свободной от всех мук, знала, что ее ждут на небесах.

Нэнни открыла глаза и увидела склонившуюся над ней дочь.

— Ты спала, мама.

— Саммер. — Она слегка улыбнулась. — Моя прекрасная Саммер.

— Тебе что-нибудь нужно, мама? — Мягкие, заботливые пальцы смахнули слезинки с лица Нэнни.

— Нет.

Голос больной женщины прозвучал тихо и печально. Она не могла скрыть разочарования от того, что очнулась в другом месте и в другом времени. В надежде вновь услышать страстный шепот, ощутить тепло и чувственную бурю Нэнни вновь закрыла глаза и тут же застонала от невыносимой боли. Нет, это время еще не пришло. Но придет… уже скоро… вот-вот.

В глазах матери появилось беспокойство. Протянув руки, она дотронулась до руки дочери.

— Скоро, — чуть слышно прошептала она, — скоро вы останетесь с Джоном Остином одни. Я хочу, чтобы вы поехали к Сэму Маклину. Разыщи его, Саммер, и расскажи, кто вы такие. Он вам обязательно поможет. Он позаботится и о тебе, и о Джоне Остине. В моей шкатулке лежит письмо, из которого ты узнаешь, как его найти…

— Мама… — Фиалковые глаза девушки наполнились слезами. — Мама… Нет!..

— Пообещай мне, Саммер, дай мне слово, что вы поедете к Сэму. Сэм… — Голос оборвался. Нэнни закрыла глаза, на этот раз уже навсегда.

 

Глава 1

В битком набитом дилижансе было нестерпимо жарко, особенно Саммер с ее длинными, густыми волосами, и она невольно вспоминала приятную прохладу своего дома в Пини-Вудс. Зато черные как вороново крыло волосы блестели на солнце, и это очень шло девушке. Весьма изящно сидело на ней и ситцевое платье. Маленькая, привлекательная и решительная, девятнадцати лет от роду, она ехала на Запад с оставшимся на ее попечении восьмилетним братом.

По лицу Саммер было видно, что она крайне устала. Ее клонило в сон, но обрамленные черными ресницами фиалковые глаза упрямо смотрели вперед. Она была решительно настроена не спать и непрерывно обмахивала шляпкой лицо дремавшего у нее на коленях мальчика.

Он был очень дорог ей, этот сумасбродный братишка. В сущности, она вырастила его одна. Отец погиб, когда малышу было всего три года. Как-то так получилось, что у повозки, которой управлял отец, неожиданно отлетело колесо, и их с матерью отбросило в глубокий овраг. Мать осталась жива, но повредила спину и, так и не оправившись от травмы, не вставала с постели. Ответственность за воспитание брата и забота о больной матери тяжелым бременем легли на хрупкие плечи четырнадцатилетней девочки.

Они с Джоном Остином проделали большую часть не такого уж и легкого пути из Пини-Вудс. Саммер смотрела на спящего братишку полными нежности и тревоги глазами, легкий ветерок от помахивания шляпкой колыхал влажные прядки на его лбу.

Напротив них сидела женщина лет пятидесяти. Впрочем, ей вполне могло быть и не более сорока. Трудно определить возраст женщин, живущих в этих местах. Постоянно разносимая ветром пыль въедается в их кожу, и лица выглядят морщинистыми и старыми уже через несколько лет работы на здешних фермах и ранчо.

Женщина фыркнула и отвернулась к окну. В том, что означает этот жест, сомнений не было: попутчица была раздосадована неразговорчивостью Саммер, так и не рассказавшей подробно свою историю. Несмотря на многочисленные расспросы, из девушки удалось выудить только то, что в Гамильтоне их с братом встретит друг семьи.

— Это хорошо. Гамильтон не самое подходящее место для одинокой девушки.

Саммер решила, что случайной спутнице вовсе ни к чему знать, что она получила письмо, подписанное просто: «С. Маклин». Не стала она рассказывать и об ошеломляющем известии, которое содержалось в том письме: они с братом являются владельцами небольшого участка земли с домиком. Послание было кратким и сдержанным. Но главное, что она его получила, и теперь все мысли девушки были обращены к этому клочку земли, на который Саммер возлагала такие надежды.

Разговор смолк. Молчаливой и спокойной казалась и сама местность, по которой они ехали. Глядя по сторонам, Саммер испытала острое чувство одиночества. О, она знала, что это такие. Это чувство она часто испытывала дома, особенно в те дни, когда, просыпаясь, начинала размышлять над постоянно мучившей ее дилеммой: что она должна будет делать в холодную ветреную ночь, когда умрет мама? Бежать за помощью и оставить пятилетнего мальчика смотреть на умирающую? Что выбрать: мать, часы жизни которой были уже сочтены, или маленького мальчика, у которого впереди вся жизнь? То, что это горе обрушится на них именно в холодную ветреную ночь, она почему-то не сомневалась. И не ошиблась. Только случилось это спустя почти три года после того, как она впервые задала себе те страшные вопросы. Милая, терпеливая мама, которая старалась ни малейшим звуком не показать своих мучений детям, покинула их с Джоном Остином три месяца назад.

Саммер длинными, изящными пальцами убрала волосы с лица брата, с печалью подумав, что у этого маленького создания нет никого, кроме нее, на всем белом свете. Впрочем, нет. Глаза девушки раскрылись шире, и в них зажглась надежда. Кроме нее, есть еще Маклин.

В памяти всплыли почти стершиеся уже сцены тех дней, когда она маленькой девочкой жила среди холмов с мамой. Отец вернулся с войны позже. Она помнила какого-то человека, сидящего перед ней на корточках.

— Не плачь, Девочка-Лето, — говорил он ей. — Поезжай с мамой. Ты должна вырасти большой. Тогда я приеду и заберу тебя домой.

Лошади, отбрасывающие длинные тени на дорогу, резво бежали, вздымая пыль и сокращая мили, отделявшие их от незнакомого города. Гамильтон возник в этих диких местах всего каких-нибудь два года назад. Вот один из всадников, ехавший по изрытой ухабами дороге впереди дилижанса, закричал, объявляя о прибытии. «Большой Конкорд» заскрипел, останавливаясь перед навесом с жестяной крышей, вокруг которого толпились неопрятно одетые мужчины. Они засуетились, вытягивая шеи и стараясь заглянуть внутрь дилижанса.

— Это Гамильтон, Джон Остин, — тихо сказала Саммер взъерошенному мальчику.

Брат ничего не ответил. Внимание его было поглощено поднимающимися от земли и уплывающими куда-то в сторону клубами пыли. Он удивлялся, что совершенно не чувствует при этом ветра. Наверняка есть какое-то объяснение этой загадке. Хотелось попросить кого-нибудь разъяснить суть явления. Но у сестры было слишком много забот, чтобы думать еще и о ветре. Мальчик так увлекся своими мыслями, что даже не расслышал ее слов. Они пронеслись мимо ушей, будто тот самый недостающий ветер. Впрочем, он и так знал, что она говорит.

— Не отходи от меня, Джон Остин. Дай руку.

Саммер стояла около заляпанного грязью дилижанса и вместе с другими пассажирами ждала, когда помощник кучера снимет ее дорожный сундук. Брата она крепко держала за руку, зная, что тот в любой момент может отойти куда-нибудь, если увидит что-то для себя интересное. С некоторой растерянностью девушка поглядывала на встречающих: ковбои, сезонные рабочие, солдаты из форта Крогхен. Никто не вышел к ней навстречу, не заговорил. Впрочем, интерес к ней они проявляли, причем такой явный, что она в смущении отвернулась и перевела взгляд на кучера. Пока что ей ясно было одно: среди встречающих нет Сэма Маклина.

Кучер спустился на землю, протянул руки к багажному отделению, и на подножке дилижанса оказался наконец и их саквояж.

— Вас кто-нибудь встречает, мисс?

— Судя по всему, нет. Но насчет нас есть договоренность. Насколько я знаю, мы должны остановиться в отеле.

Саммер заговорила твердым и спокойным голосом, но затем стала запинаться и наконец совсем смолкла под пристальным взглядом кучера. При этом она опустила ресницы и не смогла увидеть, как смягчилось его обветренное лицо.

— Подождите здесь. Я вас провожу, как только закончу дела. Негоже вам с мальчонкой идти туда одним.

Услышав эти слова, Саммер почувствовала облегчение и лишь сейчас поняла, как была напугана. И только гордость не давала ей признаться в этом.

— Спасибо. Насчет нас имеется договоренность, — повторила она, подняв подбородок и слегка качнув головой.

Судя по первым наблюдениям, город Гамильтон графства Бернет штата Техас был не из тех мест, которые бы ей непременно хотелось увидеть. Ее встретил ветер, несущий облака пыли сквозь надвигающиеся сумерки. В глаза то и дело попадали песчинки, не давая оглядеться. Все же, пока они ждали свои вещи, девушка немного осмотрелась вокруг, и, честно говоря, сердце в груди неприятно екнуло. Во время путешествия на Запад ей довелось уже видеть много новых городков, но такой убогий, как этот, ей еще не попадался. Город представлял собой не более чем растянувшееся вдоль обильно покрытой рытвинами дороги скопище некрашеных домишек и навесов, подобных станционным. По одной едва освещенной улице взад и вперед сновали какие-то, как ей показалось, подозрительные личности. Попадались телеги и фургоны, не говоря уже о многочисленных всадниках на лошадях.

Кучер кивнул Саммер и поставил на плечо ее сундук. Девушка подняла саквояж и, потянув за руку Джона Остина, последовала за добровольным помощником по пыльной улице, изо всех сил стараясь не отстать.

Все для нее было необычным здесь: явная необжитость, дикость, необустроенность. Из окон одного из зданий, мимо которого они проходили, раздавались звуки расстроенного пианино. Как объяснил кучер, это был танцевальный зал, где мужчины могли выплеснуть свои эмоции, пустившись в зажигательный галоп с любой из работающих там девушек. Перед зданием были привязаны всего три-четыре лошади. Впрочем, вечер еще только начинался.

Первый же взгляд на гостиницу, в которой ей предстояло прожить какое-то время, объяснил, почему кучер сжалился над ними, решив проводить. Ее было трудно разглядеть из-за возвышавшегося рядом увеселительного заведения — одного из немногих настоящих деревянных домов, имевшихся в городе. Разбитые бревенчатые ступени вели на крыльцо, где стояло множество скамеек, на которых восседали мужчины самых разных возрастов, а судя по одежде, и городских сословий. Человек с черными усами в темном сюртуке и накрахмаленной белой рубашке приподнял шляпу, когда она проходила мимо. Темные его глаза нагло скользнули по фигуре девушки. Заметив краску смущения на ее лице, он хитро улыбнулся, демонстрируя ровные белые зубы. Слегка поклонившись, незнакомец уже сделал было движение навстречу, но вдруг отпрянул, будто внезапно передумав.

С огороженного перекладинами крыльца одна вращающаяся дверь вела в салун, а другая, высокая и узкая, открывала вход в длинный вестибюль гостиницы. Там за стойкой сидел человек с жирным лицом, жадно поглощавший порцию тушеного мяса, от которого исходил сильнейший запах перца чили. Человек вытер рот рукавом и поднялся.

— Привел постояльцев, Билл?

— У тебя есть для них комната?

— Если это детки Кайкендалы, тогда — да.

— Ну одну-то из них уже деткой не назовешь. Так что следи за своими манерами.

— Это в самом деле Кайкендалы, Билл? — спросил небольшого роста кривоногий человек с седыми висками, вошедший через дверь салуна. — Не хочешь ли ты зашибить немного мелочишки?

— Нет, не хочу. Да с тобой это никогда и не выйдет. — Билл снял с плеча сундук Саммер и поставил его на пол. — Ты в жизни никогда ничего не делал вовремя, Бульдог.

— Да, но я…

Бульдог смолк, взглянув на девушку, и удивление на его лице сменилось явным удовольствием.

Саммер тоже взглянула на него с интересом и тут же невольно покачала головой, что делала всегда, когда встречала слишком любопытный взгляд. Благодаря этому движению свет от лампы упал на блестящие иссиня-черные волосы Саммер. Прическа ее, правда, была растрепана, а одежда покрыта пылью, но никто из мужчин этого не заметил. А человек со странным именем Бульдог и подавно. Он подумал о том, что видит, возможно, самую красивую женщину в своей жизни.

— Вы ждали детей? Разве мистер Маклин не рассказал вам обо мне и моем брате?

— Ну да, мэм… Только он не сказал, что один… одна из вас взрослая.

— Да, один из нас действительно взрослый, как вы видите. — Гордость придала ответу немного игривый оттенок.

— Да, мэм. Он сказал, что приедут мальчик и молодая леди. Но я и подумать не мог, что вы такая взрослая и красивая.

— Так у вас есть комната или нет? — нетерпеливо спросил кучер, ждавший момента, когда ему можно будет уйти.

— У них есть комната. Дай-ка мне ключ.

Распоряжение было исполнено, и Бульдог, взяв сундук, стал подниматься по лестнице.

— Спасибо, — только и успела сказать Саммер вслед уже исчезнувшему в дверях кучеру.

Расположенный в конце коридора второго этажа номер был небольшим, но в нем имелись широкая кровать и дополнительная койка для ребенка. Вся прочая обстановка, правда, состояла лишь из шифоньерки и умывальника с голубым эмалированным кувшином и тазом.

Бульдог поставил сундук в ногах кровати, а Джон Остин немедленно подошел к окну и стал смотреть вниз на оживленную улицу.

— Мэм, мне действительно очень жаль, что я не встретил вас.

Саммер улыбнулась. На сердце у нее впервые за многие дни было легко. Этот человек, этот маленький седеющий ковбой был первым связующим звеном между ней и тем самым Сэмом Маклином, который теперь будет заботиться о них. Все, что ей надо сделать, как говорила мама, это рассказать ему, кто они такие, и Сэм возьмет Джона Остина под свою опеку.

— Все в порядке. Нам помог кучер. — Улыбка на лице девушки была искренней и приятной, а глаза от волнения чуть заблестели. — Мистер Маклин приедет за нами?

Бульдог неловко замялся:

— Нет, мэм.

Не столько слова, сколько выражение лица Бульдога насторожило девушку. Она замолчала, руки ее опустились и как-то безжизненно повисли, будто она неожиданно лишилась сил.

— Вы отвезете нас к нему?

— Нет, мэм… Да, мэм… Оба участка, мэм, находятся рядом, через речку. Вам там понравится, в вашем доме. Там очень хорошо. Можете найти здесь мексиканку, которая будет жить с вами и помогать, если хотите.

Ковбой вертел в своих больших руках шляпу. Он ощущал разочарование девушки и никак не мог придумать, что следует ей сказать.

Вообще-то Саммер чувствовала не разочарование. Она скорее была удручена и сердита на себя за свои необоснованные ожидания. Но ведь она потому и размечталась, что ей было просто необходимо на что-то надеяться. Вот и придумала она себе некий образ Маклина — высокого и сильного владельца ранчо, волевого и твердого в решениях, закаленного жизнью в прерии, но непременно доброго. Он станет для них своим… другом, вторым отцом… Разве возможно, чтобы мама ошиблась и Сэм Маклин не захотел позаботиться о них? Сможет ли она с Джоном Остином обосноваться здесь, выжить на этом участке, хоть он и находится от ранчо Сэма только через речку?

Прийти в себя ей помогло врожденное чувство собственного достоинства. Саммер проглотила подступивший к горлу комок и прищурилась. Ее маленький округлый подбородок приподнялся, спина распрямилась и вся фигура приобрела гордую, даже надменную позу.

— Было очень любезно со стороны мистера Маклина помочь нам добраться до… ну, до нашего участка. Передайте ему, пожалуйста, нашу благодарность и скажите, что мы постараемся не причинять ему беспокойства в дальнейшем.

Произнеся это, Саммер поджала губы; последовавшее за этим молчание было красноречивее любых слов.

Бульдог наклонил голову и почесал затылок.

— Да, меня волнует еще один вопрос. — Девушка уже сожалела о своем холодном тоне и сердилась на себя. — Я даже не знаю, что делать, если мой брат проголодается. Можно нам будет одним выйти на улицу?

— Нет, мэм, лучше не надо. Если с вами что-нибудь случится, с меня шкуру спустят. — Бульдог ухмыльнулся, и от его чуть блеклых голубых глаз разошлись маленькие морщинки. — Думаю, будет лучше, если я скажу, чтобы вам принесли чего-нибудь поесть наверх. И потом… мэм, я приду за вами завтра утром и отвезу вас на ранчо Кип. Это не более чем в двадцати пяти — тридцати милях отсюда, за горами Спиндер. Сейчас там все спокойно.

— Ранчо Кип? Вы имеете в виду ранчо мистера Маклина?

— Ага.

Было совершенно очевидно, что больше сведений о Маклине, чем он уже сообщил, у этого ковбоя не вытянешь.

— Хочу извиниться перед вами, мистер Бульдог. Я понимаю, вы не виноваты в том, что мистер Маклин предпочел не встречать нас лично. Понимаю, что на то есть причины. Мне не хотелось бы, чтобы он узнал о моей раздражительности и подумал, будто я не благодарна ему за уже сделанное для нас.

Джон Остин все это время стоял у окна, упершись локтями о подоконник и положив подбородок на ладони. Похоже было, что весь разговор он пропустил мимо ушей. Пусть сестра занимается скучными делами. Тем более что она всегда это делает. Куда интереснее наблюдать за улицей, особенно за дракой, которая разгоралась у салуна.

— Выиграет вон тот, усатый, — неожиданно сообщил он.

— Что выиграет, Джон Остин? — переспросила Саммер, довольная уже тем, что тот что-то сказал, и подошла к окну.

Следом за ней последовал Бульдог и выглянул из-за их голов на улицу.

— Нет, он не победит, малыш, — хмыкнул ковбой. — Верх возьмет старина Кэл Харди. Этот сукин сын — настоящий боец. А когда он трезв, то в ловкости ему нет равных. Он двигается как дикая кошка. Да-да, этот ублюдок Кэл драчун из драчунов.

Саммер закусила губу, чтобы не сделать уже готовое сорваться с ее губ замечание. Мимо глаз и ушей брата подобные вещи никогда не проходят! Но что тут поделаешь?

— На этот раз он не выиграет, мистер Бульдог. Тот, второй мужчина, может, и не так силен, но при ударе он весь свой вес переносит на кулак. Кэл же делает много лишних движений. Прыгая вокруг противника, он только сильнее устает. Тот, другой, кажется, вообще не устал и сохранил все свои силы. Видели, как он оперся на одну ногу, когда ударил?

— Разрази меня гром! Ты будто и впрямь что-то понимаешь! — Бульдог хлопнул мальчика по спине. — Похоже, что пришло время, чтобы и этому ублюдку надрали задницу.

— Пожалуйста…

Ковбой был слишком увлечен ходом поединка, чтобы обратить внимание на пытавшуюся что-то сказать Саммер.

— Откуда вы знаете, что мама Кэла не венчалась с его отцом, мистер Бульдог?

— Джон Остин! — решила на этот раз вмешаться порозовевшая девушка.

К способным смутить кого угодно вопросам брата она уже привыкла, но малознакомых людей всегда старалась от них избавить. За Бульдога, однако, можно было не волноваться — он вообще не обратил внимания на вопрос мальчика.

Джон Остин вопросительно взглянул на сестру, недоумевая, чем заслужил ее упрек.

— Ублюдок — это ребенок женщины, которая не имеет мужа, Саммер. Я прочитал это в словаре. Мне просто интересно было узнать, был ли мистер Бульдог знаком с матерью Кэла.

Ничего не ответив, Саммер поправила прядки волос на лбу брата и прижала его голову к груди. Джон Остин всегда отличался необычайной сообразительностью и тягой к знаниям. Уже в три года он знал все названия букв из своей азбуки, мог написать свое имя и красиво рисовал. В пять им были прочитаны все имеющиеся в семье книги и вся печатная продукция, которой можно было разжиться на улице: от выброшенных прохожими газет до объявлений о розыске преступников. А талант братишки к рисованию Саммер окончательно признала, когда тот, впервые увидев поезд, тут же изобразил его во всех подробностях — с паровозом, служебными и пассажирскими вагонами. Способность Джона Остина запоминать мельчайшие детали была поразительна. Зато к другим, более простым для любого другого ребенка вещам он порой бывал совершенно неспособным.

— Ты оказался прав, парень! — Бульдог снял с головы шляпу и стукнул ею о колено. — Кэлу надрали-таки как следует задницу! Может выпендриваться теперь только перед своей женой. Возможно, ненадолго, но развенчали старину.

Джон Остин вновь посмотрел на сестру, и глаза его блеснули. Взрослый мужчина спокойно произносил слова, которые Саммер называла гадкими и утверждала, что воспитанные люди так не говорят. Сестра отвернулась к окну. Мальчик с явной симпатией улыбнулся седому ковбою. Он ему нравился все больше и больше.

— Если бы мы заключили пари, маленький мерзавец, ты бы выиграл мои денежки! Я бы никогда не поставил на того худого парня, — сказал Бульдог. Он отвернулся от окна, и глаза его стали серьезными. — Пора идти. Я скажу Грэвсу, чтобы он принес вам еду. Завтра утром я отвезу вас домой, — добавил он, направляясь к двери.

«Отвезу домой»! Слова эти вновь вернули Саммер в прошлое. Перед мысленным взором промелькнули картины из детства.

Шалаш под развесистым дубом. Веревочные качели с набитым мешком соломы в качестве сиденья. Она старается покрепче обхватить ногами этот мешок, а кто-то раскачивает качели взад-вперед, подталкивая ее в спину. Она то летит вверх, то опускается вниз, и ветерок приятно обдувает лицо. Кто-то говорит, чтобы она крепче держалась. Это тот же голос, который потом произнесет слова: «Ты должна вырасти большой. Тогда я приеду и заберу тебя домой».

Саммер очнулась от воспоминаний и обернулась к стоявшему в дверях ковбою:

— Мы будем готовы.

Скрип закрывающейся двери и стук каблуков по дощатой лестнице она почти не слышала, поскольку тут же метнулась к окну, чтобы повнимательнее взглянуть на человека, еще до прощальных слов Бульдога привлекшего ее внимание. Тот был на прежнем месте — высокий, но не слишком плотного телосложения мужчина, прислонившийся спиной к стене гостиницы. Было в нем нечто, что вызывало интерес Саммер. Сама того не желая, она не могла оторвать от него глаз, сразу выделив его из толпы зевак, наблюдавших за дракой. Пожалуй, он был единственным человеком на всей улице, который не глазел на потасовку, а спокойно стоял, прикуривая сигарету. Шляпа незнакомца была низко надвинута на лоб, и девушка могла видеть лишь вспыхнувший огонек спички в его руках.

Саммер продолжала наблюдать. Мужчина отошел от стены и перешел на другую сторону улицы. О, как он шел! Будто все, что его окружало, принадлежало только ему! Появившийся, из дверей гостиницы Бульдог направился прямо к нему и что-то стал говорить. Высокий мужчина стоял молча, подняв голову, и, казалось, внимательно слушал. Бульдог указал рукой на окна верхнего этажа гостиницы. Незнакомец стоял как вкопанный, даже не повернув головы в указанном направлении. В конце концов они вместе пошли по улице. Немного смешно было смотреть, как маленький Бульдог семенит ногами, подстраиваясь под шаги высокого незнакомца.

Когда они исчезли из виду, Саммер вдруг ощутила беспокойство. Девушке почему-то показалось, что должно непременно что-то произойти, нет, это не было связано с ее будущей жизнью на собственном участке. Предчувствие говорило о чем-то другом, совсем новом и неведомом для нее.

 

Глава 2

Джон Остин стоял на прежнем месте, облокотившись о подоконник, и, казалось, забыл обо всем, кроме открывшегося из окна вида улицы с ее шумом и непривычными запахами. Саммер заканчивала умываться, когда поняла, что тоже прислушивается к каким-то периодически повторяющимся, чуть слышным звукам. Замерев, девушка повернула голову к той стене гостиничного номера, из-за которой они, судя по всему, доносились.

С минуту она ничего не слышала. Но затем странные звуки раздались вновь, и у нее не осталось сомнений в том, что это плакал ребенок. Саммер невольно взглянула на брата. С тех пор как он был малышом, способным лишь криком заявить о своих нуждах и неприятностях, прошла, казалось, вечность. Теперь ему исполнилось восемь лет, и мальчик не плакал даже тогда, когда умерла мама. Более того, он пытался подбодрить тогда сестру, говоря, что мама, без сомнения, отправилась на небеса, где встретит папу и будет счастлива.

Размышления Саммер прервал резкий стук в дверь — на пороге появился хозяин гостиницы. Он принес жаркое на сковороде, тонкие кусочки кукурузного хлеба, чашки и кувшин. Все это громоздилось на огромном подносе, который вошедший поспешил поставить на шифоньерку.

— Когда закончите, выставьте посуду за дверь. А еще лучше захватите с собой, спускаясь вниз.

Его оценивающий взгляд бесцеремонно скользнул по фигуре девушки.

— Я принесу посуду в холл, — сказала Саммер и, как только хозяин гостиницы вышел, поспешила захлопнуть дверь.

Но уже через несколько секунд, услышав какой-то шум, она вновь выглянула в коридор: хозяин гостиницы барабанил в соседний номер, где плакал ребенок.

— Заткнешься ты наконец? Долго мне еще терпеть этот проклятый вой? Ты беспокоишь порядочных постояльцев, которые платят за удобства.

В ответ раздались еще более громкие рыдания. Ребенок явно испугался грубого голоса.

— Малышка там одна? — спросила Саммер, выходя в тускло освещенный холл.

— Она выводит меня из себя, черт бы ее побрал! Мало того, что я терплю разврат ее матери в моей гостинице, так еще это громогласное отродье! Мне вовсе не светит, чтобы девчонка выла здесь всю ночь.

— А где ее мать?

— В танцзале или салуне. Шлюха — вот кто она такая! Не следовало мне разрешать ей оставаться здесь! Саммер поджала губы.

— Ну что ж… Однако ребенок в любом случае ни в чем не виноват. Откройте номер, и я поговорю с малышкой.

— Она запирает девчонку на ключ, прежде чем отправиться куда-нибудь на всю ночь.

— Не могу поверить, чтобы мать… А вдруг здесь случится пожар?

— Нет, решено, — прорычал хозяин, не обращая внимания на Саммер, — отволоку эту маленькую скандалистку в танцевальный зал, и дело с концом.

— Танцзал не место для ребенка, и вы это знаете не хуже меня. Откройте дверь, и я возьму девочку к себе до утра, — чувствуя, что начинает сердиться, произнесла Саммер.

— Для этого придется идти за ключом, — возразил хозяин гостиницы.

— Ну так сходите! — воскликнула девушка, выпрямляясь во весь свой небольшой рост и гневно сверкая глазами.

Какое-то мгновение хозяин нерешительно топтался на месте. Но видя, что новая постоялица не собирается отступать, он что-то проворчал себе под нос и направился к лестнице. Взявшись за перила, он сердито оглянулся: Саммер продолжала стоять у двери неподвижно, скрестив руки на груди и глядя в его сторону. — Твое счастье, черт побери, что я не хочу путаться в дела этого ублюдка Бульдога, — проворчал толстяк и стал нехотя спускаться по ступенькам.

Пока он не скрылся из виду, Саммер стояла с высоко поднятой головой, сохраняя гордую осанку. Хозяину этой гостиницы совсем ни к чему знать, как она устала и какой слабой себя чувствует на самом деле. Детский плач усилился, и девушка приложила ухо к двери, с тревогой прислушиваясь…

Наконец номер был открыт, и они вошли в темное помещение. Слабый свет давала только лампа, висевшая в холле. Саммер с трудом разглядела кровать и неясные очертания свернувшейся на ней крошечной фигурки. Обрамленное длинными вьющимися волосами круглое личико с большими, мокрыми от слез глазами было обращено в их сторону. Губы девочки задрожали, когда она увидела стоявшего в дверях хозяина.

— Пойдем, побудешь со мной, пока не вернется твоя мама, — ласково предложила девушка, протягивая руки к малышке.

Та с готовностью прильнула к ней, уткнувшись в плечо. Взяв ребенка на руки, Саммер поднялась.

— Я присмотрю за ней, — бросила она, проходя мимо нахмурившегося хозяина.

Дверь своей комнаты Саммер открыла легким толчком ноги и первым делом посмотрела на брата. Тот по-прежнему глядел в окно и, похоже, вовсе не заметил ее отсутствия.

Малышка подняла большие глаза. Сердце девушки сжалось от их печального взгляда. Крошке было не более трех лет. Она была такая миниатюрная, такая прелестная даже в своей несуразно большой, бесформенной ночной рубашонке. Светло-каштановые с медным отливом волосы ее завивались в тугие колечки. Вздернутый носик сплошь покрывали веснушки. Малышка с интересом огляделась вокруг и остановила взгляд на прильнувшем к окну Джоне Остине.

— Ну, скажи теперь, как тебя зовут?

Задавая этот вопрос, девушка налила воду в таз для умывания, намочила салфетку и принялась протирать лицо ребенка.

— Мэри Эвелин, — тихо ответила малышка, так что Саммер едва расслышала ее робкий голосок.

— А я — Саммер. Этот мальчик — мой брат. Его зовут Джон Остин.

При звуке своего имени Джон Остин вздрогнул и, обернувшись, ошеломленно уставился на сидящую на его кровати девочку.

— Откуда она взялась?

— Из соседней комнаты. Она останется с нами до тех пор, пока не вернется ее мама.

Глаза детей встретились. На лице мальчика появилась приветливая улыбка. Он подошел к кровати и взял маленькую ручку Мэри Эвелин в свою.

— Она такая хорошенькая, Саммер. Только посмотри на эти кудряшки. — Джон Остин чуть приподнялся и поправил упавшую на лицо малютки прядку. — Почему она плачет?

Саммер думала, что знает своего брата достаточно хорошо и вряд ли что-то в его поведении может ее удивить. Но то, что он может проявить такой трогательный интерес и сочувствие к незнакомой девочке, было для нее полной неожиданностью.

— Она, наверное, голодна, — сказала девушка, с состраданием глядя на ребенка, и подняла крышку сковородки с жарким. — Помой-ка руки, дорогая, а я пока разложу мясо и картошку по тарелкам.

К концу ужина глаза девочки были уже совершенно сухими. Крошечные капельки поблескивали только на ресничках. Малютка то и дело улыбалась, а одна из ужимок Джона Остина даже заставила ее весело рассмеяться.

В памяти наблюдавшей за детьми Саммер всплыло смутное воспоминание из далекого прошлого: маленькая девочка тоже с обожанием смотрит во все глаза на мальчика. Да, высокого, стройного мальчика, который, держа ее за руку, помогает перейти ручей по скользкому бревну. Он уговаривает ее не бояться. И девочке не страшно именно потому, что говорит это он. Та девочка — она сама. А вот мальчик?.. Может, он вообще только плод ее воображения? Промелькнувшее перед мысленным взором видение было столь мимолетным, что девушка совсем не была уверена, было ли оно навеяно действительным событием или являлось всего лишь отголоском каких-то давних мечтаний.

Оставив Джона Остина на детской кроватке, она перенесла Мэри на свою постель и, не раздеваясь, легла рядом. Малышка уютно прижалась к ней и тут же уснула. Саммер, глядя на девочку, с негодованием подумала о ее матери. Они с Джоном Остином должны утром уехать. Кто позаботится об этой крошке завтра вечером?

От чужих проблем мысли незаметно перепрыгнули к собственным. Смогут ли они с братом прожить на своем участке так, чтобы целиком и полностью не зависеть от Сэма Маклина? Тревога за неясное будущее начала вытеснять все остальные чувства. Конечно, еще не поздно кое-что посадить, и она обязательно это сделает. Но потребуются и деньги. Купить надо так много: обувь, инструменты и одежду для работы на огороде, теплое пальто Джону Остину… Эх, не следовало им приезжать сюда! Денег, истраченных на это путешествие, останься они в Пини-Вудс, им бы могло хватить надолго. Ясно пока одно: к Сэму Маклину больше не стоит и обращаться. Кстати, он и в письме своем писал только то, что их ждет дом с участком, и ничего, кроме этого, не обещал. Но, честно говоря, Саммер надеялась на более солидную поддержку. Что ж, винить некого, только саму себя.

И все-таки веки Саммер вопреки ее воле смежились. Давала о себе знать физическая и душевная усталость. Брату с сестрой пришлось много дней подряд находиться в дороге. Тело настоятельно требовало отдыха, и девушка сама не заметила, как задремала.

Разбудили ее пронзительные крики и шум хлопнувшей двери. Стараясь отогнать сон, Саммер потрясла головой и резко села в постели. Похоже было, что вернулась мать девочки. Девушка рванулась к двери и, нащупав замочную скважину, повернула ключ.

Почти одновременно распахнулась еще одна дверь, и в коридор буквально вылетел мужчина. Взглянув на него, девушка чуть не расхохоталась: на бедняге были только брюки и шляпа, зато в руках он держал два больших шестизарядных револьвера.

— Что за чертовщина! — пробормотал он.

Следом из его номера появилась дебелая блондинка, не слишком позаботившаяся о том, чтобы прикрыть свою соблазнительную грудь.

— Куда же ты? Вернись, любовь моя! — произнесла она, хватая мужчину за руки и прижимаясь к нему обнаженной грудью.

Покраснев, Саммер отвела глаза в сторону и постаралась побыстрее проскользнуть мимо этой парочки.

В этот момент со стороны лестницы послышался другой женский голос, пронзительный и истеричный:

— Ах ты… Чтоб ты сдох, ублюдок! Где моя девочка? Если из-за тебя с ней случится что-нибудь, я… я уничтожу тебя! Мэри Эвелин! Мэ-э-ри!

— Ваша дочурка у меня, — поспешила сообщить женщине, Саммер, но та была уже внизу и не слышала ее.

Хозяин гостиницы поднялся с диванчика, установленного за стойкой конторки.

— Закрой свой проклятый рот! Ты всех здесь перебудишь!

— Ты… ты негодяй! Мэ-э-ри! — Женщина уже рыдала.

— Она у меня, — вновь обратилась к ней Саммер.

Незнакомка повернулась. Это была совсем юная девушка с обрамленным густыми тусклыми локонами лицом и маленьким вздернутым носиком. Розовое сатиновое платье, подол которого сзади доходил до пола, а спереди имел непомерно огромный вырез, было немного великовато для ее худощавой фигуры. Глубоко запавшие явно от долго копившейся усталости глаза пристально взглянули на Саммер, и обладательница их бросилась вверх по лестнице.

— Где она?

— Забирай-ка свое отродье и выметайся отсюда! — закричал ей вслед оставшийся внизу хозяин гостиницы, лицо которого исказилось от гнева. — Шлюха! Вон! Слышала, что я сказал? Вон!

— Вы взяли Мэри к себе? О, слава Богу! Я была в панике! Как я испугалась, решив, что этот мерзавец что-то с ней сделал. Я бы убила его! Если бы он обидел мою девочку, я бы убила его. Клянусь!

— С вашей дочуркой все в порядке. Она спит в моем номере. Пойдемте я покажу.

Мужчина с пистолетами, увидев еще двух приближающихся женщин, поспешно заскочил в свою комнату и захлопнул дверь. Саммер прошла мимо, даже не взглянув в его сторону. Войдя к себе, она тоже первым делом плотно закрыла дверь и заперла ее на ключ. Спутница ее бросилась к кровати и, опустившись на колени, посмотрела на дочь. Малышка проснулась, потянулась к матери и обхватила ее шею ручонками.

— Мама… Мама!

— О девочка моя! О Боже, маленькая, как я испугалась! Пришла, а тебя нигде нет!

Саммер стояла у спинки кровати, глядя на освещенные трепещущим светом лампы болезненно худые руки и плечи девушки. Когда та подняла глаза, они были мокры от слез.

— Спасибо вам, — искренне произнесла она.

— Не стоит благодарности. Кажется, моему брату ваша дочка понравилась с первого взгляда, — ответила Саммер, кивая головой в сторону спящего мальчика. — Они сразу же прекрасно поладили.

Девушка посмотрела на нее, затем на детскую кроватку и, укрыв дочку, с трудом поднялась.

— Я на грани отчаяния! — неожиданно призналась она. — Прямо не знаю, что дальше делать. — Губы ее задрожали, слезы покатились по усталому, бледному лицу. — Я не проститутка, мэм, поверьте! Но, честно говоря, вполне могу ею стать, потому… потому что не знаю, как долго я еще смогу уклоняться от домогательств клиентов танцзала! На себя я уже махнула рукой — будь что будет. Но Мэри Эвелин я должна обеспечить достойное существование. Она вам понравилась, правда? Девочка такая миленькая и… в самом деле очень хорошая.

Гостья бессильно опустилась на кровать и закрыла лицо руками. В невольном порыве успокоить девушку Саммер обняла ее за плечи, и та, то и дело прерывая рассказ рыданиями, поведала ей свою печальную историю.

Сэди Айрен, как звали маму маленькой Мэри, в четырнадцать лет вышла замуж, а уже в семнадцать стала вдовой. Мужем ее был молодой сезонный рабочий. Супруги начали неплохо, даже обзавелись собственным хозяйством. Но соблазны города оказались слишком сильны. Одна из карточных игр с участием ее мужа завершилась стрельбой, которая стоила жизни неплохому в общем-то парню. Сэди с маленькой дочкой уже год как одни. С месяц назад они перебрались в Гамильтон. Сэди стала искать работу. Но единственное, что ей удалось найти здесь, это место девушки для танцев. Причем большую часть своего заработка Сэди приходится отдавать в уплату за номер в гостинице.

— Да, мне не остается ничего другого, как начать продавать себя. И я пойду на это, чтобы накормить мою крошку, — твердо заявила Сэди и вдруг задрожала всем телом. — О Боже, мэм, вы даже не представляете, что это такое, когда… когда тебя каждый может лапать, лезть к тебе слюнявым ртом… Как противно они пропахли табаком, который постоянно жуют и сплевывают! Но я уже ко всему готова, лишь бы Мэри имела надежную крышу над головой.

От нахлынувших переживаний несчастная принялась раскачиваться взад и вперед на кровати. Саммер в волнении подошла к окну и посмотрела вниз. Улица была совершенно пуста. Лишь чья-то привязанная к крыльцу лошадь одиноко стояла у салуна. Животное, опустив голову, то переминалось с ноги на ногу, то ударяло в землю копытом. Саммер вдруг отчетливо ощутила незримое присутствие Сэма Маклина. Мысли об этом человеке мешали ей сосредоточиться. Чувствуя растущую симпатию к этой несчастной девушке, Саммер решила, что должна ей как-то помочь. Но как? Она не в состоянии взвалить на себя заботу еще об одном ребенке. Нет, она просто не сможет… Впрочем, Бульдог, кажется, говорил… говорил, что если ей понадобится помощница-женщина…

Больше Саммер не колебалась. Приняв решение, она вернулась к кровати и взглянула гостье в глаза.

— Кажется, я нашла выход. Что, если вам поехать вместе с нами? — Она присела рядом с Сэди. — У нас есть небольшая ферма примерно в тридцати милях южнее этого города. Честно говоря, я не знаю, что это за место, но оно расположено неподалеку от большого ранчо, принадлежащего нашему… нашему опекуну. Мы собираемся выехать завтра. Будем рады, если вы с Мэри составите нам компанию. Мне меньше всего хочется оказаться единственной белой женщиной на протяжении всего пути. Сразу предупреждаю, Сэди, что денег у нас очень мало. Зато есть где жить. Но работать придется не покладая рук. Первым делом займемся садом и огородом, а потом…

Потеряв дар речи, Сэди несколько мгновений ошеломленно глядела на Саммер, явно не веря своим ушам.

— О, мэм, — наконец вымолвила она. — Вы берете меня и мою дочурку с собой?

— А почему бы нет? И, кстати, зови меня просто Саммер.

Хозяйка номера засмеялась, гостья залилась благодарными слезами. У Саммер было такое ощущение, будто гора свалилась с плеч. Наконец-то у нее появился кто-то, с кем можно будет там, куда они отправляются, переброситься словом, кто будет работать с ней рядом. Сэди нуждалась в поддержке еще больше. Строя планы будущей жизни, они проговорили всю ночь и разошлись лишь перед самым рассветом.

С появлением солнца город начал понемногу оживать. Проснулись и девушки. Саммер осторожно выглянула в холл, чуть приоткрыв дверь, и тут же закрыла ее, увидев идущего по коридору хозяина гостиницы. Она ободряюще улыбнулась Сэди. Ответный взгляд серых глаз был серьезным, даже настороженным. Веснушки особенно отчетливо выделялись на лице Сэди, напоминая крупинки коричневого сахара. Сэди стояла посреди комнаты, крепко сжимая руку своей дочурки. Сейчас в ней ничто не напоминало разбитную девицу из танцзала, какой она предстала перед Саммер вчера. Теперь ее ситцевое платье полностью закрывало грудь и ноги. Сидело оно довольно хорошо, разве что слегка свободно, свидетельствуя о том, что хозяйка с момента его приобретения похудела. От прежней бравады не осталось и следа. Вчера это была разъяренная фурия, мать, готовая на все, чтобы найти свое пропавшее дитя. Сегодня — просто испуганная женщина, которая не знала, как расплатиться за последнюю ночь в гостинице.

Когда Саммер открыла дверь Бульдогу, тот застыл на пороге, изумленно уставившись на ожидающих его двух женщин с детьми.

— Миссис Брэтчер поедет с нами, — сказала Саммер, представляя таким образом новую подругу.

Голос звучал уверенно. Она наметила план дальнейших действий и наконец почувствовала, что вновь в состоянии распоряжаться собственной судьбой.

Бульдог переминался с ноги на ногу, явно не зная, что сказать в ответ.

— Вот те на…

Саммер решила, что лучше всего рассказать ему историю своего знакомства с Сэди от начала до конца.

— И мы не собираемся платить ему ни цента, — завершила она свой рассказ. — Представьте только, он требовал с нее доллар в день!

Ковбой покачал своей украшенной усами головой.

— Доллар! Вот те на… Он, наверное, намекал, что может скостить плату за кое-какие услуги. Да, Сэди?

Девушка, потупив глаза, кивнула.

Саммер внимательно посмотрела на Бульдога. Конечно, он должен был знать кое-что о ее новой подруге. В этом городе не так много жителей, чтобы Сэди могла в нем затеряться.

— Я за вами вернусь через минуту, — сказал ковбой, надевая запыленную шляпу, и поднял два сундука с поклажей.

Путь от номера до повозки был проделан без каких-либо приключений. Хозяина отеля не оказалось на его обычном месте за. конторкой. Когда Саммер поинтересовалась, где он может быть, Бульдог лишь презрительно сплюнул на пыльную землю.

Не прошло и получаса, как их легкая повозка подкатила к лавке и ее багажное отделение начало быстро заполняться различными припасами. Несколько зевак весело обменивались незлобивыми шутками с Бульдогом, проворно засовывающим внутрь ящики и мешки.

Сэди, окончательно поверившая в то, что ей удалось вырваться из злополучной гостиницы, успокоилась. Губы ее то и дело расплывались в улыбке. Саммер была необыкновенно рада ее присутствию. Сидевшие рядом дети наблюдали за происходящим широко раскрытыми глазами.

— Я так довольна, что ты едешь со мной, — сказала Саммер, беря Сэди за руку.

— Вы довольны! О Господи Иисусе… Что тогда говорить обо мне! Я все еще не могу поверить до конца, что уевжаю отсюда. Я готова работать на вас не покладая рук, мисс. Клянусь! Если надо, я буду трудиться так, что сотру пальцы до самых костей!

— А вот это совсем ни к чему. Мы будем работать вместе. И, ради всего святого, зови меня просто Саммер.

— Мне следует называть вас ангелом. Да-да, вот как я должна называть вас… тебя.

Саммер рассмеялась, и несколько стоявших у лавки бездельников разом повернули головы в сторону симпатичной девушки. Собираясь в дорогу, Саммер уложила свои великолепные черные волосы в не слишком тугой пучок на затылке, позволив, однако, нескольким локонам свободно виться вдоль щек. Темное ситцевое платье прекрасно гармонировало с глазами цвета фиалок, а румянец волнения на белоснежной коже делал ее по-настоящему прекрасной. Но сама она не подозревала о впечатлении, которое производит на окружающих, и даже не заметила обращенных на нее восхищенных мужских взглядов, так как в этот самый момент передавала свою шляпу Сэди.

— Я сейчас вернусь, Джон Остин. Сэди, ни в коем случае не разрешай ему вылезать из повозки. Когда узнаешь этого мальчика получше, поймешь почему. Пойду посмотрю, нет ли здесь семян для нашего огорода.

Войдя в лавку, Саммер невольно задержалась в дверях, чтобы после яркого солнечного света глаза привыкли к тусклому освещению. Помещение, в которое она попала, было буквально завалено самыми разнообразными товарами, необходимыми для многочисленных владельцев ранчо, разводящих скот в окрестностях городка. Вдоль прохода громоздились бочки с мукой, сахаром, солониной и кукурузной крупой. На крюках и полках располагались кувшины, различный инструмент, корзины, веревки и конская сбруя. Но девушку больше всего привлек прилавок с яркой и удобной одеждой для работы в саду и огороде. Направляясь к этому прилавку, она прошла мимо мужчины, отсчитывавшего серебряные доллары и подвигавшего сложенные из них аккуратные башенки продавцу.

Это был очень высокий человек с усами, худощавый, но с весьма широкими плечами и крепкими руками. Большие поля надвинутой на самые глаза черной шляпы практически полностью закрывали его лицо. Хорошо видна была только торчавшая из-под нее сигара, то и дело перемещавшаяся из стороны в сторону и издававшая весьма неприятный запах. Одежда его, на удивление совершенно не запыленная, была тоже выдержана в темных тонах. Портрет дополняла висящая на плече дулом вниз винтовка. Впрочем, все это Саммер вспомнила позже. Сейчас же ее внимание привлек лишь звон серебряных монет.

Осмотрев заинтересовавшие ее куртки и подумав, что неплохо было бы купить голубую для себя, зеленую для Сэди и ярко-желтую, будто солнце, для Мэри, Саммер посмотрела на уже освободившегося продавца.

— Доброе утро, мисс, — опустив руки на фартук, приветствовал ее тот, оказавшийся довольно молодым парнем с большим, ходящим при каждом слове вверх и вниз кадыком.

— Доброе. Почем у вас семена?

— Семена? А… десять центов мерка.

— Десять центов?! — несколько скованно и нерешительно воскликнула Саммер. — В Пини-Вудс, откуда я приехала, за точно такую же мерку взяли бы только два цента. Ладно… Десять, вы сказали? Дайте мне по мерке бобов, фасоли, семян свеклы, редиса и кукурузы. Да, еще я собираюсь сажать картофель…

— Гм… — перебил девушку продавец, переводя взгляд куда-то поверх ее головы. — Если вы та леди, для которой делал заказ мистер Бульдог, мэм, вам не к чему беспокоиться о таких вещах. Он сказал, что вам не нужно… Ну, в общем, он представил мне список. Картофель в нем, правда, не значится, но он заверил, что нуждаться в чем-либо вы не…

— Так все эти запасы, которые сейчас загружают в нашу повозку, предназначены для нас?

Парень слегка покраснел.

— Ну… Мне сказали только, что я должен кое-что отложить, и дали список…

— Но я не могу за все заплатить, — произнесла Саммер спокойно, однако в тоне ее ощущалось раздражение. — На такое количество покупок у меня нет денег сейчас и скорее всего не будет никогда.

— За все уплачено, мисс, не беспокойтесь, — расплылся в широкой улыбке продавец.

— Бульдог заплатил за наше снаряжение?

— Нет, платил мистер Маклин, мисс. — Сообщая это, парень почему-то еще больше покраснел и опустил взгляд на свои ладони.

Саммер надула губы.

— Я хотела бы взглянуть на копию этого списка, — потребовала она, гордо глядя на начавшего ерзать продавца., — Дайте, пожалуйста, счет, — протянула она руку.

— Я выполнил заказ и отдал бумагу Бульдогу… потом.

Глаза парня заметались по углам в поисках объекта, на котором можно было бы остановиться, не вызывая подозрений молодой клиентки. В конце концов он принялся отмерять семена, заворачивая каждую новую порцию в грубую оберточную бумагу.

Саммер и сама уже начала жалеть о начатом разговоре. Можно было не сомневаться, что о нем к полудню узнает весь город. Если продавец не успеет разнести, поможет высокий покупатель. Сделав вид, что разглядывает содержимое корзин с сушеными бобами и рисом, она украдкой огляделась по сторонам, ища глазами незнакомца в темном. Тот стоял к ней спиной, и в позе этого мужчины, в его манере держать голову было нечто, что заставляло ее вновь и вновь в него вглядываться. Незнакомец еще ниже наклонил голову, прикуривая очередную сигару, и девушка узнала его. Это был тот самый высокий мужчина, с которым Бульдог разговаривал вчера вечером. Саммер поспешила перевести взгляд на продавца. Она почувствовала, что начинает краснеть, а сердце в груди почему-то ускорило свой ритм.

— Дайте, пожалуйста, два пакетика мятных леденцов, — попросила она, сама не понимая зачем понизив голос чуть ли не до шепота.

Выйдя из тусклого помещения, Саммер про себя отметила, что солнце поднялось уже довольно высоко, на улице стало заметно жарче, а число зевак увеличилось. Собственно, всего этого следовало ожидать. Гораздо в большей степени внимание девушки привлекла подъезжавшая к лавке великолепная двуколка, эскортируемая полудюжиной всадников. Человек, правивший лошадьми, быстро соскочил на землю и протянул руку, помогая выйти сидевшей рядом с ним женщине. Незнакомка была очень хороша собой, а такого великолепного наряда, как на этой даме, Саммер, пожалуй, вообще до сих пор не видела. Выдержан он был целиком в серых тонах: от высоких ботинок из дорогой мягкой кожи до роскошной широкополой шляпы, прикрывающей тяжелый пучок белокурых вьющихся волос. Руки в серых перчатках грациозно поднялись, ловко поправляя и одергивая закрепленную на шляпе опять же серую газовую вуаль. Повернув красивую голову в сторону ожидавшего мужчины, женщина рассмеялась мягким, приятным смехом. Мужчина подошел поближе и, обхватив руками узкую талию, опустил спутницу на землю. Проделал он это так бережно, будто прикасался к бесценной и хрупкой фарфоровой статуэтке.

Саммер никак не ожидала, что такой крупный человек, да еще с лицом, лишенным малейшего намека на улыбку, мог быть столь плавен и нежен в движениях. Но, как бы там ни было, ей лучше всего было поскорее вернуться в свою повозку, чтобы остаться незамеченной для вновь прибывших. Однако не успела девушка спуститься с крыльца лавки, как, к ее неудовольствию, красавица повернулась и с приветливой улыбкой посмотрела прямо на нее.

— Приветствую вас.

Мелодичный голос был именно таким, каким и должен быть у такого прелестного создания. Возраст незнакомки Саммер бы определить не решилась. Кожа на лице женщины была совершенно гладкой, глаза яркими, блеск волос говорил не только об ухоженности, но и о жизненной силе. Однако несколько едва заметных морщинок все-таки виднелись в уголках глаз и на шее, возле изысканной броши, украшавшей вырез платья.

— О… здравствуйте. — Девушка смущенно отметила, что голос ее дрогнул, и попыталась продолжить свой путь.

Но маленькая ладонь в серой перчатке, быстро обхватив запястье Саммер, не позволила ей сделать это.

— Вы, наверное, недавно в городе?

Улыбка, появившаяся на лице незнакомки, была такая приятная, а голос звучал столь дружелюбно, что это небольшое насилие абсолютно не рассердило Саммер.

— Да. Только со вчерашнего дня.

— Я так и думала, — снова улыбнулась женщина, на этот раз мужчине с каменным лицом. — Я оказалась права, Джесс, утверждая, что знаю всех миловидных молодых леди в округе.

Саммер, к своему удивлению, отметила, что сердце ее приятно сжалось от услышанного комплимента.

— Меня зовут Эллен Маклин, дорогая, — продолжила женщина, — а это мой сын Трэвис.

Чуть повернувшись, она положила руку на плечо второго стоявшего рядом с ней мужчины. Саммер взглянула на блондина с красивыми живыми глазами, который тут же, не стесняясь, фамильярно подмигнул ей. Девушка слегка покраснела и поспешила высвободить у Эллен руку.

— Я — Саммер Кайкендал, — представилась она и застыла, ожидая, какую реакцию вызовет ее имя.

Женщина, однако, вела себя так, будто оно ей вообще ни о чем не говорило. Похоже было, что о ее с Джоном Остином прибытии Сэм Маклин членам своей семьи ничего не сообщил.

— Рада познакомиться с вами, Саммер, — произнесла миссис Маклин и коснулась ладонью руки человека с суровым лицом. — Позвольте представить вам также моего хорошего друга и управляющего нашим ранчо Джесса Фарстона.

На Саммер взглянули глаза, холоднее которых она еще не видела. Светло-серые, почти такого же цвета, как наряд его спутницы, они, казалось, вообще не выражали никаких чувств. Управляющий притронулся рукой к полям шляпы, посмотрев на девушку так, будто хотел припечатать ее взглядом к стене. Та поспешила перевести взор на Трэвиса Маклина, который улыбнулся ей во весь рот, не скрывая восхищения. Трэвис выглядел самым молодым из троицы, но все-таки не настолько, чтобы принять его за сына воздушного создания в сером.

— Вы не родственница Кайкендалам, которые когда-то жили здесь неподалеку? — спросила миссис Маклин. — Сколько лет прошло с тех пор, считать не будем, да, Джесс? — подарила она еще одну очаровательную улыбку огромному хмурому мужчине и вновь перевела глаза на Саммер. — Вы же не можете быть дочерью Нэнни Кайкендал!

— И тем не менее я именно ее дочь. А вы были знакомы с моей мамой?

— Конечно, дорогая. Она жила совсем рядом с ранчо Сэма Маклина. А мой первый муж — брат Сэма. Наши земли чуть западнее.

Саммер почувствовала разочарование от того, что перед ней не члены семьи Сэма, но в то же время ей стало спокойнее. Говоря откровенно, к встрече с ними она еще была не готова.

— Вы будете жить в том же доме? О, я не была там уже тысячу лет. Можно я буду навещать вас? — защебетала Эллен. — Я не так часто виделась с вашей матерью, как бы хотелось, постараюсь исправить это, общаясь с дочерью, — заявила она, не дожидаясь ответа на свой вопрос. — Разве это не здорово, Джесс, что здесь наконец появилась симпатичная молодая женщина, с которой мне можно будет поболтать?

Миссис Маклин вновь повернулась к своему угрюмому спутнику. Мужчина молча посмотрел ей в глаза, затем подал руку и аккуратно сжал маленькую ладонь в серой перчатке.

Воспользовавшись возникшей паузой, Саммер направилась к повозке.

— Буду ждать вашего визита, миссис Маклин.

— Я обязательно скоро загляну к вам. До свидания, дорогая.

Трэвис Маклин сбрвал с головы шляпу и взял девушку под локоть, помогая ей сойти по ступенькам крыльца.

— Я сам привезу маму, когда она соберется навестить вас, — произнес он тихо, делая ударение на первых двух словах, и нежно провел пальцами по ее руке.

Стараясь не обращать внимания на этот многозначительный жест и успокаивая себя тем, что сделал его не сын Сэма Маклина, Саммер быстрым шагом подошла к повозке. Она ухватилась за протянутую. Бульдогом руку, поставила ногу на колесо и через мгновение уже сидела рядом с Сэди. Только сейчас девушка заметила, как тихо было на улице. Казалось, что все вокруг замерли, прекратив все свои дела, во время ее разговора с миссис Маклин. Даже продавец выбрался из своей лавки и неподвижно стоял в дверях, опустив руки на фартук. Саммер вдруг страшно захотелось как можно быстрее покинуть это место, вырваться наконец из-под направленных на нее взглядов. Тем более что и Бульдог, и Сэди встретили ее молча, не проронив ни единого слова, отчего Саммер почувствовала себя совсем неловко. Ковбой хлестнул лошадей поводьями, и повозка покатила вниз по улице. Даже Джон Остин ничего не сказал сестре. Саммер улыбнулась брату, но он этого и не заметил. Мальчик и маленькая Мэри были поглощены созерцанием удаляющейся группы стоявших возле лавки людей.

 

Глава 3

Наконец город остался позади, и Саммер почувствовала облегчение. Как только разъезженную улицу сменили прерии, Бульдог прикрикнул на лошадей, подкрепляя команду ударом поводьев, и животные сменили легкую иноходь на быструю рысь. Легкий ветерок сумел добавить пыли, но оказался не в состоянии смягчить весьма ощутимую, несмотря на утренние часы, жару. Саммер надела шляпу, надеясь с ее помощью хоть немного укрыться от палящего солнца. Какое-то время она молчала и хмурилась, демонстрируя свое отношение к настроению Бульдога. Но тот совершенно не замечал ее усилий.

Местность, по которой они сейчас ехали, больше всего напоминала безбрежный океан, только твердый и горячий. Лишь в полумиле впереди однообразие пустынного пейзажа нарушала небольшая рощица. Именно к ней и направилась повозка. Возле деревьев Саммер увидела вдруг нескольких всадников.

— Мистер Бульдог! — прервала она молчание и, когда ковбой повернулся, показала в их сторону рукой.

— Это люди Маклина.

Бульдог неторопливо достал из кармана жестяную баночку и палочку с разжеванным концом. Погрузив эту своеобразную кисточку в заполнявшее жестянку коричневое крошево, он затем смазал ею свою нижнюю губу изнутри и блаженно зажмурился. Саммер уже приходилось видеть любителей подобного наслаждения в Пини-Вудсе.

— Люди мистера Маклина?

— Ага.

Нервно взглянув на них, Сэди тоже достала из-под сиденья свою шляпу и туго затянула завязки под подбородком.

Когда они подъехали к рощице, все неподвижно восседавшие на лошадях мужчины повернули головы в сторону девушек. Саммер тоже принялась разглядывать встречавших, пока вдруг не поняла, что ведет себя неприлично. Слегка покраснев, она поспешно отвела взгляд. Ни один из всадников не напоминал властного хозяина, каким она рисовала в воображении Сэма Маклина.

Затянувшееся молчание было прервано громким смехом Бульдога, заставившим всех повернуть головы в его сторону.

— Вот те на! Что вы так пялите глаза, ребята? Это Саммер Кайкендал, а та другая — миссис Брэтчер.

— Вы из тех, кто не подчиняется законам? — неожиданно спросил выглянувший из-за спины сестры мальчик.

— Джон Остин! — воскликнула охваченная ужасом Саммер.

На грубых обветренных лицах мужчин замелькали улыбки. Один из них выехал вперед.

— За всех остальных не скажу, малыш. А что касается лично меня, то порой приходится вставлять кое-куда шомпол некоторым бездельникам, когда босса нет поблизости. Джек Бруза меня зовут.

— Что вам приходится вставлять, мистер? Куда?

Саммер готова была провалиться сквозь землю. Ей уже не первый раз приходилось краснеть из-за вопросов брата. Джон Остин, прицепившись к самому неожиданному заинтересовавшему его выражению, мог расспрашивать о его значении до бесконечности.

— О-о! — только и произнес в ответ Джек Бруза, выражение лица которого было сейчас таким же, как и у большинства впервые разговаривающих с Джоном Остином.

Раздавшийся тут же дружный смех товарищей никоим образом не подействовал на Джека. Ухмыльнувшись, он почесал голову и, ослабив поводья, позволил своей лошади приблизиться к повозке вплотную.

— Ну… я бы мог попытаться разъяснить тебе это, малыш… Как насчет того, чтобы прокатиться со мной и побеседовать?

Джон Остин не колебался ни секунды. Что-что, а излишняя застенчивость не была ему свойственна.

— Можно, Саммер? Разрешаешь?

Девушке не так-то просто было дать свое согласие: она привыкла постоянно беспокоиться о брате. Вот и сейчас Саммер с сомнением посмотрела на подъехавшего мужчину, затем перевела взгляд на гарцевавшую под ним лошадь.

— Не думаю, что…

— Джек ни за что не допустит, чтобы мальчику был причинен какой-либо вред, — проворчал Бульдог. — Не бойся. Ты же не собираешься вырастить из парня кисейную барышню в мужских брюках, правильно?

Упрек попал в цель.

— Что ж… хорошо. Но… будь осторожен, Джон Остин.

Мальчик, сияя, вылез из повозки. Но тут расплакалась маленькая Мэри.

— И я… Я тоже хочу кататься на лошадке.

Пожилой всадник подъехал к повозке и вопросительно посмотрел на Сэди.

— Мэм?

Сэди кивнула. Мужчина одной рукой обнял девчушку и бережно усадил ее перед собой.

— Только держись крепче за старого Енота, милая девочка, и мы с тобой отлично прокатимся.

Перед повозкой неожиданно возник еще один ковбой — паренек лет четырнадцати. Он снял широкополую шляпу, и юное его лицо расплылось в озорной ухмылке. Заставив свою лошадь ходить кругами, он вдруг поднял ее на дыбы.

— Одна из вас, леди, имеет шанс прокатиться со мной, — предложил он.

— А ну-ка исчезни, Пудинг, не то мне придется попотчевать тебя пониже спины вот этим! — прикрикнул на озорника Бульдог, щелкнув поводьями. — Прекрати свое кривлянье и не пяль глаза куда не следует.

Повозка, а за ней и вся компания тронулись с места..

— Мужчину зовут Енот, а паренька Пудинг? — не смогла удержаться от смеха Саммер, поворачиваясь, чтобы помочь детям забраться обратно в повозку.

— Ага, — ответил Бульдог, наклонив голову набок и глядя на девушку, будто удивляясь проявленному интересу к его сотоварищам. — Мы прозвали малыша так, потому что большего любителя пудинга вряд ли найдешь во всем свете. Честно сказать, я уж подзабыл, каково его настоящее имя. Но будьте уверены, сколько бы пудинга вы ему ни дали, парень будет глотать его без остановки, пока у него не лопнет живот. — Он хлестнул поводьями по спинам замедливших движение лошадей. — Настоящая фамилия Енота — Фокс. Но когда босс сердился, он почему-то называл его енотом. Так эта кличка к парню и прилипла.

— Родители Пудинга живут на ранчо?

— Нет. Они — простые крестьяне. Старик был ленивым ослом, и старуха его бросила, сбежав с каким-то забредшим в наши места коробейником. Джек подобрал мальца несколько лет назад и с тех пор заботится о нем как о родном. Он хороший паренек, разве что нагловат слегка. Но Джек для него — все. Прикажи ему Джек сунуть голову в огонь, тот сделает это не задумываясь.

Утро между тем уже перешло в день. Сидеть на высокой скамье в повозке было приятно. Тем более что пейзаж изменился, обретя сочные краски. Ехали они теперь вдоль бегущей на юг речушки, порой подъезжая к ней достаточно близко, чтобы видеть торопливо текущую прозрачную воду. Бульдог пояснил, что речка сейчас столь полноводна благодаря пролившимся севернее дождям, но уже к концу лета от нее скорее всего останется лишь сухое русло.

Всадники, сохраняя дистанцию, скакали позади и по обе стороны повозки. Джек время от времени подъезжал к Бульдогу, и они перебрасывались несколькими фразами, короткими, но понятными для людей, привыкших проводить значительную часть времени в одиночестве.

— Есть что-нибудь?

— Нет.

— И от Слейтера ничего?

— Ничего.

— Он где-то рядом. Смотрите во все глаза.

— Только этим и занимаемся.

— У меня появилось нехорошее предчувствие.

— Да?

— Как бы нам не пересечься с этими ублюдками в ущелье.

— Да?

— Присмотри за Пудингом, а то наделает каких-нибудь глупостей.

— Он ничего не наделает. Ты уже достаточно смазал его горчицей.

— Мы должны быть в ущелье через полчаса.

— Ага.

Джек подхлестнул коня и ускакал. Вскоре несколько сопровождающих появилось и впереди повозки.

Наблюдавшие за всем этим Джон Остин и Мэри лежали на мягкой подстилке, с удовольствием посасывая леденцы.

— Скоро мы приедем домой, мистер Бульдог?

Домой. Слово это прозвучало из уст брата столь естественно, что Саммер обратила на него внимание лишь тогда, когда Бульдог уже начал отвечать на вопрос.

— Надеюсь, до темноты, если будем держать ухо востро. — Прищуренные глаза ковбоя напряженно оглядывали окрестности. Он даже забыл о своем табаке. — От тебя, парнишка, требуется лежать спокойно и, что бы там ни произошло, не делать лишнего шума.

Слова Бульдога явно не свидетельствовали о безмятежной умиротворенности. Саммер ощутила острое беспокойство.

— Вы ожидаете… каких-то неприятностей?

— Тот, кто не готов в любую минуту к встрече с неприятностями в этих местах, неизбежно плохо кончает. Что-нибудь здесь рано или поздно случается. Это уж неотвратимо как судьба, — произнес угрюмо Бульдог. — Так вот, в случае какой-нибудь неожиданной встречи — я не говорю, что она обязательно будет, — срывайтесь со скамьи и плюхайтесь на дно. Закрывайте собой детей и ни в коем случае не высовывайте головы.

Саммер нервным движением одернула подол платья. Она хотела что-то сказать еще, но не решилась, опасаясь, что голос выдаст охватившие ее растерянность и волнение. Подняв голову, она стала внимательно приглядываться к холмам, в сторону которых они теперь ехали.

— Мы сделаем точно так, как вы сказали, мистер Бульдог, — тихо, но уверенно ответила за обеих Сэди. — Можете не беспокоиться. Мы с Саммер позаботимся о детях.

— Пора бы тебе прекратить величать меня мистером. Это меня раздражает. Зови проста Бульдогом, и нечего удлинять. На другое обращение отзываться не буду, так и знай.

Говорить больше было не о чем. Напряженное молчание нарушали только поскрипыванье колес и мягкий стук копыт тянущих повозку лошадей.

Слейтер Маклин замер в седле из оленьей кожи, перекатывая в зубах сигарету и наслаждаясь ароматом свежего табака. Жмуря глаза от солнца, он то и дело оглядывал расстилающуюся внизу долину. Это был высокий, худощавый, но широкоплечий человек. Невозмутимый мужчина с мужественным, обветренным лицом, прямыми черными волосами и такими синими глазами, что они порой казались черными.

Немного расслабившись в седле, он внимательно изучал окрестности. Сначала он вглядывался вдаль, а потом, скользя взглядом в обратную сторону, постепенно, пядь за пядью, осматривал все попадающее в поле зрения. Ни один обломок скалы, ни одна группа деревьев и кустов не могли избежать самого пристального внимания. Слейтер уже давно уяснил для себя, что осторожность и внимательность — это именно те качества, без которых в этих краях просто не выживешь. Посетовав на то жару, он затянулся сигаретой и взглянул вверх. По небу плыла стайка облаков, отбрасывая скользящую по земле тень. Пока это было единственное движение, которое удалось обнаружить.

Слейтер отбросил сигарету и еще раз взглянул направо. Там на склоне холма имелось место, вполне подходящее, чтобы спрятаться в ожидании повозки. Не будет ничего удивительного, если им воспользовались апачи. Индейцы могут сидеть там сейчас за теми неровными валунами и если дождутся своего часа, не выдав себя, то Бульдог и сплюнуть не успеет, как они окажутся возле повозки. По пыльному лицу Слейтера стекла струйка пота. Далеко вокруг не было слышно ни единого шороха. Но апачи, Слейтер не сомневался, находятся где-то рядом.

Вчера по дороге в город он наткнулся на следы конных индейцев. Они путешествовали без женщин и детей. А это означало, что речь может идти о молодых охотниках за скальпами и чужими лошадями. Несомненно, это были отколовшиеся от своих племен полуголодные оборванцы, и, честно говоря, Слейтер был бы счастлив, если бы ему не пришлось убивать их.

Впрочем, индейцы были не единственными, кто представлял угрозу. В этих местах промышляла еще шайка во главе с неким Финдлеем по кличке Красная Борода. По слухам, Финдлей был единственным белым в своей банде. Остальные — отбившиеся от своих разведчики-апачи, беглые рабы и мексиканцы. Несколько раз Слейтеру попадались и их следы, по которым можно было судить, что у Красной Бороды не менее дюжины сообщников. Снаряжены они, судя по всему, были не блестяще. Говорили, что техасские рейнджеры чуть не разгромили эту банду в районе реки Бразос, поэтому ей и пришлось перебраться южнее и промышлять здесь налетами и угонами скота.

Слейтер привстал в стременах, проверяя готовность своего скакуна к действиям. Они уже с полчаса неподвижно стояли на месте. После бешеной скачки из Гамильтона для всадника и коня это было весьма кстати. Но сейчас Слейтер должен был устроить небольшую встряску, по крайней мере себе. Что за чертовщина — не переставая думать о появившейся в его поле зрения черноволосой девушке! Правда, следует быть откровенным — увидеть такую гордость в столь миниатюрном существе он никак не ожидал. Она так держит голову и так поднимает подбородок, что кажется, будто в ней не менее шести футов роста. Он уж много раз задумывался над тем, какие женщины выходят из подобных девушек. То, что она достаточно смела, это несомненно. Но вот как она решилась прихватить с собой еще и девчонку из танцзала? Слейтер пожал плечами. Ладно. До тех пор пока это не приведет к разборкам среди парней, он вмешиваться не будет.

Глаза его по-прежнему зорко осматривали местность, но мысли были далеко. Братишка ее, если верить Бульдогу, довольно сообразительный малый. По крайней мере воспитан он точно неплохо. На ранчо им обоим было бы лучше, особенно теперь, когда на девушку положил глаз Трэвис. Самого Слейтера родственники уже давно не волновали. Однако встреча у лавки не могла быть случайным совпадением. Впрочем, о Сэме девушке, видимо, ничего не сказали. Иначе она вряд ли поехала бы с Бульдогом.

Зато там был еще и этот Джесс Фарстон! Напряжение Слейтера при этой мысли возросло. Вообще-то Джесс, возможно, и не такой уж жестокосердный человек. Но, бесспорно, он обладает мгновенной реакцией и твердой волей, потому весьма опасен для врагов. А всю свою душевность и мягкость он, похоже, расходует на Эллен Маклин. Вот уж поистине странная связь! Джесс с жадностью ловит каждое слово, каждый жест этой женщины. А ведь она, несмотря на свою красоту, по возрасту вполне годится ему в матери. Слейтер сам видел однажды, как Джесс чуть до смерти не забил какого-то бедолагу за то, что тот сказал нечто не понравившееся Эллен. А та при этом стояла рядом и улыбалась. Это было еще до того… Подняв руку, Слейтер провел пальцами по обезображенной глубокими шрамами щеке. Каждый раз, когда он видел свое отражение в зеркале, он испытывал нечто похожее на отвращение, а глаза сами пытались побыстрее оторваться от неприятного зрелища. Правильно сделал, что послал встречать их Бульдога. Она была бы просто шокирована, увидев такого урода. А ее отношение ему небезразлично. Пусть она даже ни разу и не написала ему. Все равно она была той девочкой, которую он провожал когда-то домой.

Слейтер чуть дотронулся каблуками до боков коня, и тот двинулся к зарослям можжевельника. Они были достаточно густы, чтобы сделать всадника незаметным настолько, насколько вообще можно быть незаметным в горах. Привстав в седле, Слейтер еще раз внимательно оглядел подозрительную гряду валунов на противоположном скате холма. Из расположенного рядом с ними кустарника поднялось небольшое облачко пыли. Возможно, это лань поднималась вверх после водопоя. Но животное скорее всего оставило бы больше пыли. Слейтер ждал. Пыль улеглась и больше не появлялась. Означать это могло то, что в кустарнике была не лань, а некто разумный, заботящийся о том, чтобы его присутствие не было обнаружено. Медленно слезая с коня, Слейтер осторожно достал винтовку, стараясь держать оружие так, чтобы солнечные лучи не отразились от его металлических частей. При этом он не спускал глаз с того места, где недавно взметнулась пыль. Надежно замаскировавшись за кустами и высокой травой, он лежал и наблюдал. Позиция для этого была весьма удачной. Он находился достаточно высоко, чтобы увидеть и источник подозрительной пыли, и повозку, когда та появится с востока. Солнце уже давно перешло зенит, и склон холма теперь был в тени, а долина хорошо освещена.

Наблюдательность была неотъемлемой чертой Слейтера с раннего детства. Чуть ли не с пеленок он познал истину, гласящую, что выживает только внимательный и осторожный. А еще, что первый, кто шевельнется, чаще всего первым и погибает.

В раскаленной послеобеденным солнцем тишине Слейтер уже слышал далекое позвякивание конской сбруи и негромкий стук копыт. До него донеслась брань Бульдога, когда повозка наскочила на камень. Взгляд по-прежнему был устремлен на ивовые заросли. Апачи тоже умеют ждать подходящего момента. Ему жизненно необходимо опередить противника, выстрелить вовремя и первым. В кустарнике шевельнулось нечто коричневое. Пора!.. Палец плавно нажал на спусковой крючок, винтовка чуть дернулась. Эхо выстрела пророкотало над долиной. Слейтер не сомневался, что если из зарослей ив поднимался индеец, то теперь он неподвижно лежит, раскинув руки в стороны.

Апачей неожиданное нападение застало врасплох. Хитрые и осторожные воины, они никогда не полагались на удачу, стараясь атаковать противника так, чтобы тот обнаружил их только в самый последний момент, когда сопротивление практически бесполезно. Теперь же им ничего не оставалось, как поспешно вскочить на коней и, издавая воинственные крики, поскакать к повозке. Их беспорядочные выстрелы в цель не попадали. А в отражении такого нападения люди Слейтера были достаточно опытны, чтобы так просто проиграть. Женщины упали на дно повозки, загораживая детей. Лошади, подчиняясь команде мгновенно сообразившего, что происходит, Бульдога, развернулись и замерли на месте, образовав полукруг. Мужчины залегли вокруг повозки. Слейтер тем временем вновь приложил приклад «винчестера» к плечу и спустил курок. Стрелял он расчетливо, тщательно прицеливаясь.

В ответ тоже раздалось несколько выстрелов. Но вскоре они смолкли, и в тот же момент из зарослей ив выскочили несколько индейцев с винтовками наперевес. Один здоровенный храбрец с пикой в руках вырвался вперед, и уже через мгновение лошадь его была прямо перед Слейтером, который успел сделать спасительный шаг в сторону, одновременно ударив проскакавшего рядом апача прикладом в спину. Тот хлопнулся на землю и несколько раз перевернулся, не выпуская из рук оружия. Чтобы окончательно вывести нападавшего из игры, Слейтеру пришлось еще раз хорошенько ударить его прикладом. Лошадь индейца тоже споткнулась и пронзительно заржала.

Выхватив «кольт», Слейтер резко повернулся, и вдруг резкая боль в бедре заставила его рухнуть на колени. Выстрелы защелкали у самой повозки. Еще двое индейцев упали с лошадей, а один бессильно распластался на крупе своего продолжавшего скакать пони, задевая безжизненно свесившейся головой высокую траву. Двое других бросились в сторону в поисках укрытия. Люди с ранчо Кип, продолжая прицельно стрелять, начали прочесывать кустарник. Вскоре опять наступила тишина.

Слейтер ждал. Приглушенные звуки доносились только со стороны повозки, где тихо плакал ребенок. Нападение было отбито. Апачи исчезли, растворившись будто призраки.

Саммер размышляла над тем, что могло обеспокоить Бульдога, когда прогремел вдруг первый выстрел и окрестные холмы отозвались многократным эхом. Реакция была мгновенной. Бульдог резко натянул поводья, и цепочка лошадей развернулась, прикрывая повозку. Саммер и Сэди, еще толком не понимая, что случилось, слетели со скамейки на пол, успев закрыть собой детей. Джон Остин, правда, сразу начал извиваться, пытаясь выбраться и получить возможность наблюдать за развитием событий.

— Лежи спокойно, или я накажу тебя, — сердито выдохнула Саммер, сердце которой бешено билось.

Она еще сильнее обхватила мальчика руками и ногами, усилием воли заставляя себя не поддаваться панике.

Выстрелы раздавались беспрестанно со всех сторон. Будто в замедленном сне девушка услышала жужжащий звук и увидела, как в задней стенке повозки образовалось пулевое отверстие. Затем — тишина, и вдруг кто-то снова начал стрелять справа от них. Самым трудным было бездействовать, не зная, что происходит вокруг. Саммер чуть повернула голову и взглянула на Сэди. Широко раскрытые глаза подруги наполнились страхом, лицо побледнело, и веснушки на нем сделались особенно заметными.

— Тсс, маленькая. Тсс… Мама с тобой, — успокаивала Сэди трепетавшую в ее руках дочку.

— Ты тяжелая, Саммер, — пролепетал уставший от скучной неподвижности Джон Остин. — Слезь с меня.

Слова брата рассердили девушку. Но ответить она не успела. Повозка скрипнула, извещая, что в нее кто-то запрыгнул. Саммер почувствовала, как кто-то берет ее под мышки и тянет вверх, и вскоре оказалась стоящей на ногах.

— Вы все сделали как надо. Отлично себя вели, — услышала она голос Джека, который уже помогал сесть на скамью Сэди, продолжавшей сжимать в руках дочку.

— Кто-нибудь пострадал? — спросила Саммер и, неожиданно почувствовав слабость в ногах, тоже присела.

— Только пара небольших царапин. На этот раз обошлось. Сидите спокойно, — заверил, спрыгивая с повозки, Джек. — Слейтер будет доволен. Теперь к вечеру вы точно приедете домой, — добавил он серьезно, поворачиваясь к Саммер.

Слейтер… Уже во второй раз она слышит это имя. Наверняка это какой-то близкий родственник Сэма Маклина.

— Возьмите только оружие, — инструктировал у повозки своих людей Бульдог. — Взять оружие — это естественно. Но больше никаких трофеев, даже их добычу. Для индейцев она священна. Поняли? И раненых, если таковые имеются, добивать не будем. Убить врага в честной борьбе — это одно, размозжить голову раненому — совсем другое. Мы вообще не стали бы убивать апачей, не пожелай они убить нас!

Закончив наставления, старый ковбой быстро пошел по склону холма вверх, к тому месту, где на земле сидел Слейтер. Кровоточащая рана в бедре болела, и он пытался потуже перевязать ее снятым с шеи платком.

— Они, как я вижу, достали тебя, парнишка, — произнес Бульдог, присаживаясь рядом на колени, чтобы помочь.

— Пустая царапина, — отвел его руку Слейтер. — Кого-нибудь еще задело?

— Лютер получил небольшую отметину, и Джей ухитрился угодить под летящий осколок камня.

— Какого черта Джек не послал кого-нибудь вперед осмотреть это ущелье? — сердито спросил Слей-тер, поднимаясь на ноги.

— Был уверен, что ты сам сделаешь это, сынок, — смело ответил Бульдог, но глаза его выдавали настороженность.

— Только не вздумай нежничать со мной как с сынком, старик. Я еще вполне способен отделать тебя за твои шуточки, — усмехнулся Слейтер.

— Вот те на… Я что-то не понял. Не мог бы ты еще раз повторить это помедленнее?

— Думаю, в этом нет необходимости, старый стервятник. — Слейтер перезарядил свою винтовку, и Бульдог подвел к нему коня. — Лучше возвращайся к женщинам. Скажи Джеку, я поеду прямо отсюда, — Он посмотрел в сторону, потом на ковбоя. — Как держалась она?

— Пыхтела себе спокойно. Упала на дно, закрыв парнишку. Никакого хныканья. Сэди тоже молодец. Видать, характеры у обеих твердые! А почему бы тебе самому не спуститься к ним? Сам обо всем их расспросишь. К тому же отправляться в путь наедине со своим ружьем тебе сейчас вряд ли следует.

— Нет, спускаться я не буду. Я поскачу домой один. Занимайтесь своими делами.

— Будто до тебя мне нет никакого дела… осел ты упрямый, — пробормотал Бульдог, отправляясь к повозке.

 

Глава 4

Солнце клонилось к закату, а счастливое ощущение приближения к родному дому нарастало. Саммер устала, но чувствовала себя на удивление бодро. Быстро забывать любые неприятности — счастливое свойство юности. Даже раздражительность Бульдога была не в состоянии испортить ее приподнятого настроения.

Повозка выкатилась на вершину холма, и она увидела дом. Выразить словами, что она почувствовала в этот момент и даже почувствовала ли вообще чего-либо, Саммер вряд ли бы смогла. Приземистое строение так здорово вписывалось в окрестный пейзаж, что само казалось творением природы. Построен дом был из тяжелых бревен и выглядел прочным и надежным. Бросалось в глаза крыльцо под односкатной крышей. Судя по столбам со свежеободранной корой пристроили его совсем недавно. Внутрь строения вели две двери. На крыше имелись две кирпичные трубы, и из одной из них уже приветливо поднималась к небу струйка дыма. Глаза Саммер издали успели охватить все — от огражденного справной изгородью загона за сараем до вспаханной земли в стороне и окружающих дом тенистых дубов.

Они ехали теперь вдоль оврага, по дну которого текла небольшая речушка. Темная вода весело бурлила на лежащих на дне камнях и кружилась, обтекая густо поросшие травой островки. Но все это Саммер отмечала лишь мимоходом — взгляд сам собой возвращался к дому.

— Это здесь мы будем жить, Саммер? — спросил, ухватившись за ее плечо, чтобы удержаться в раскачивающейся повозке, Джон Остин.

— Да. Мы уже дома.

Как раз в этот момент все всадники за исключением Джека резко развернулись и поскакали вниз, к оврагу, оставляя за собой лишь след из примятой травы.

— Ты сказал Еноту, чтобы он посмотрел, как там дела, и приглядел за этим упрямым мулом? — набросился на Джека Бульдог, как только тот подъехал к повозке.

— Сказал.

— Временами парень ведет себя совершенно неразумно.

— Это из-за гордости. Она делает его таким. Он не может и не хочет, чтобы его жалели.

— Пусть будет гордым хоть, как бойцовый петух. Однако и тот вспоминает о себе, когда из него начинает капать кровь, — проворчал ковбой.

— Кто-то… Там что-то случилось? — встревожилась Саммер.

— Можете считать, что там все обошлось, и вспоминать об этом как о давнем приключении, — пробормотал Бульдог, нахлобучивая шляпу на свою седую голову.

Дом был уже совсем рядом. Саммер увидела во дворе большую поленницу из недавно нарубленных дров и привязанную к забору лошадь. Сердце забилось чаще: скорее всего это Сэм Маклин приехал встретить их!

В глубине повозки Сэди теребила задремавшую Мэри. Саммер оглянулась и первым делом увидела зеленые, светящиеся радостью глаза подруги.

— Это самое милое место, которое я видела за свою жизнь. Лучшего не найдешь во всем Техасе. Смотри, даже веревочные качели имеются. Видишь? Вон на том дереве.

Саммер взглянула в указанном направлении, и сердце ее вздрогнуло от мгновенно нахлынувших воспоминаний. Дерево и эти качели ей были очень знакомы. «Держись крепче, Девочка-Лето!» Именно здесь ей говорил кто-то эти слова.

Давно забытое теплое чувство охватило девушку. Она дома! Она там, куда на протяжении многих лет пыталась вернуть ее память!

Девушка посмотрела на дом и несколько неожиданно для себя увидела выходящего из дверей Пудинга. Паренек остановился у привязанной лошади, дожидаясь, когда подъедет приближающаяся повозка.

— Отведи свою лошадь в загон, — приказал ему Джек. — Ты остаешься здесь. Постарайся быть полезным женщинам, пока они будут обживаться.

— О-йе-хо-о! — заорал Пудинг, подбрасывая к небу свою запыленную шляпу. — Все бездельники на ранчо могут теперь лопнуть от зависти!

— Кончай-ка базар, малыш, и приступай к разгрузке багажа. Женщины очень устали.

Саммер остановилась посреди двора, на мгновение забыв даже о Джоне Остине. На второй план отошли и размышления о Сэме Маклине, который почему-то не встретил их. Дом оказался куда большим, чем она ожидала, и в прекрасном состоянии. Даже не верилось, что все это принадлежит именно им. Сердце девушки наполнилось искренней благодарностью к Сэму. Как хорошо, что он помог им приехать сюда!

Дом был разделен на два больших помещения — кухню, которая одновременно служила столовой, и спальню. В углу кухни имелась лестница, по которой можно было забраться еще в одну довольно просторную комнату, расположенную под самой крышей. Джон Остин, едва открыв дверь, тут же это сделал и, судя по всему, даже не собирался осматривать оставшуюся часть жилища.

— Я буду спать здесь, Саммер. Тут целых две койки с матрацами и подушками.

Вошедшая следом Сэди опустила свои пожитки на стоявшую у одной из стен кухни сколоченную из досок двуспальную, судя по размерам, кровать.

— А это как нельзя лучше подойдет нам с Мэри.

Саммер заглянула во вторую комнату. Там тоже стояла кровать — большая, с веревочной сеткой в качестве матраца и аккуратно сложенным в ногах выцветшим от времени одеялом. Наверное, это и было то место, где она родилась!

— Но комната слишком просторна для меня одной.

— Ну в таком случае тебе ничего не остается, как завести себе мужа, — засмеялась Сэди. — Уверена, что уж кому-кому, а тебе это труда не составит.

Стараясь скрыть прилившую к щекам краску, Саммер поспешила на двор, где продолжалась разгрузка повозки. Она тоже взяла какой-то ящик, но его тут же забрали из ее рук.

— Иди-ка сюда, парень, — позвал Джек Джона Остина. — Имеется мужская работенка.

— Я сама могу это отнести, — заступилась за брата Саммер. — Он погружен в свои мысли и, наверное, даже не слышал вас.

— Эй, парень! — еще раз окликнул Джек более резко и громко.

Джон Остин наконец повернулся и посмотрел на мужчину, который, нахмурившись, ударил шляпой себя по бедру, подняв целое облако пыли.

— Быстро сюда, малыш! Помоги сестре. Негоже мужчине праздновать лодыря, когда его женщины работают.

Мальчик подошел и взял какой-то сверток. Сделал он это не торопясь, с явной неохотой. Но Саммер очень удивило, что брат вообще послушался.

— А что такое «праздновать лодыря», Джек?

— Это когда мужчина стоит, почесывая задницу, в то время, как женщины его работают. — Джек смачно сплюнул через плечо и направился в дом.

Джон Остин захихикал и озорно взглянул на покрасневшую сестру.

— Ну что же это такое! — пробормотала Саммер, возвращаясь к двери. — Почему он вечно слышит именно то, что слышать совсем не следует.

На крыльце появился Бульдог.

— Кто-то жил в этом доме в наше отсутствие? — спросила его девушка.

— Нет. Им пользовались лишь время от времени. Но Тереза поддерживала здесь порядок.

— Жена мистера Маклина?

У старого ковбоя глаза округлились от удивления.

— У него нет жены. Тереза — это мексиканка, которая убирается в доме и готовит для… босса.

С этими словами Бульдог подошел к повозке, схватил очередной тюк и быстро понес его в дом. Саммер с Сэди занялись распаковкой своих припасов.

— Мэм, я уезжаю, — сообщил через некоторое время Джек, просунув голову в дверь. — Бульдог уже отправился взглянуть, как дела на ранчо Кип. Здесь останется Пудинг. Он хороший парень и сделает все как надо, если его слегка подбодрить.

— А ранчо… Кип далеко отсюда?

— Нет, совсем рядом. Собака громко загавкает, и вы услышите. Спуститесь к реке и взгляните вон туда. — Джек указал на небольшую рощицу, почти целиком скрытую в овраге. — Сразу увидите крышу дома. Можете не беспокоиться. В случае чего Пудинг даст знать о грозящей вам опасности выстрелом.

— Мы очень рады, что вы оставляете с нами Пудинга, — протянула Джеку руку Саммер и улыбнулась пареньку. — И большое спасибо за то, что вы привезли нас сюда.

Стоявшая в дверях Сэди неловко топталась на месте. Она была отнюдь не уверена, что к ее появлению здесь отнеслись положительно, и не знала, как следует себя вести. Заметивший это Джек улыбнулся, и появившиеся у глаз морщинки придали его доброму лицу совсем приветливое выражение. Молодая женщина, забыв вдруг о своих сомнениях, тоже протянула руку:

— Примите и мои благодарности.

Улыбка Джека стала еще шире, и Саммер подумала, что более доброго мужского лица ей еще не доводилось видеть. Именно таким она представляла себе и Сэма Маклина.

— А ты смотри у меня. Веди себя с женщинами как положено, — произнес Джек, повернувшись к Пудингу. При этом он шутливо ударил паренька в живот, а тот продолжил игру, согнувшись вдвое вроде бы от боли. — Вам придется позаботиться о том, чтобы прокормить его, мэм. Он из тех, кто никогда не покинет вас, если почаще усаживать его за стол.

С этими словами ковбой вышел и направился к реке. Саммер и Сэди, стоя на крыльце, провожали его взглядами до тех пор, пока он не скрылся в овраге.

— Он просто симпатяга, Саммер. Разве он не самый симпатичный парень из тех, кого нам пришлось встретить? — вздохнула Сэди. — Как жаль, что далеко не все мужчины такие, как он.

Ночью, ворочаясь в постели, Саммер твердо решила, что на следующий день должна обязательно встретиться с Сэмом Маклином и лично поблагодарить его за помощь. Вскоре после завтрака она вышла из дома и спустилась к речке. Первое, что она увидела, — два больших спиленных дерева с обрубленными ветками, переброшенных с берега на берег в качестве моста.

Перейти по ним было не так просто, и она немного пожалела о том, что, готовясь к визиту, оделась излишне тщательно. На ней было длинное платье из голубого ситца с вырезом на груди. Волосы она собрала в большой пучок, отчего выглядела более взрослой и серьезной.

Прежде чем ступить на бревна, девушка взглянула на крышу дома, которую действительно было хорошо видно отсюда. Она знала, что наверняка бывала там раньше, ведь она жила здесь в раннем детстве, до четырех лет. Саммер сделала шаг. Большое бревно качнулось, чуть погрузившись в воду, а расстояние до противоположного берега будто увеличилось.

«Не бойся, держи мою руку», — прозвучал в памяти голос из прошлого, и щемящее чувство чего-то далекого и родного заставило ее еще раз остановиться, оглянувшись на свой дом.

До нее донеслись смех Сэди и радостное повизгивание Мэри. Сэди мелькала в окне кухни, буквально порхая от счастья. Она пекла хлеб и пела какую-то смешную песню дочери. Джон Остин сидел перед Пудингом и что-то рисовал на земле. Взглянув на брата, Саммер вернулась из страны грез к реальности, вспомнив о своем намерении непременно поговорить с Сэмом Маклином.

Перейдя на другой берег, она сразу увидела покрытую песком тропу, бегущую вверх к ранчо. Но идти по ней оказалось с непривычки не так просто. Когда девушка выбралась из оврага, на лице ее блестели капельки пота, а на подоле платья образовались многочисленные складки. Пришлось еще раз остановиться, чтобы привести одежду в порядок. Заодно она поправила упавшие на щеки черные локоны и, прислушиваясь к щебетанию сойки, оглядела полностью представший теперь перед ее взором дом. Это было квадратное сооружение в стиле испанской асиенды, построенное из массивных каменных плит. Широкая веранда, которую предстояло пройти, прежде чем попасть внутрь самого дома, ласкала глаз резными деревянными колоннами, а еще больше — цветами, пестревшими в многочисленных ящиках и горшках. Большие развесистые дубы охраняли дом от раскаленного солнца, отбрасывая на его стены длинные колышущиеся тени. Выглядело все на редкость мирно и красиво.

Саммер медленно пошла вперед, чувствуя невольно нарастающую растерянность.

«Успокойся!» — мысленно приказала себе девушка и действительно испытала некое облегчение.

Пол веранды был выложен тщательно подогнанными друг к другу каменными плитами, сросшимися за много лет с землей. Попав на тенистую веранду, Саммер сразу ощутила приятную прохладу. Массивная деревянная дверь на тяжелых стальных петлях была распахнута. Через нее хорошо была видна просторная прихожая, ведущая в глубь дома. Девушка с интересом взглянула на большие старинного вида деревянные перекрытия потолка и огромный камин в углу. Пол прихожей устилали яркие мексиканские коврики, вдоль стен стояли большие глубокие кресла, кушетка, несколько столиков и секретер с зеркалом.

Стоящая в доме тишина порождала в девушке какой-то суеверный страх. Она остановилась в дверях и, стараясь успокоиться, поглубже вдохнула.

— Мистер Маклин, — позвала Саммер едва слышно. — Мистер Маклин, — повторила она громче.

Ответом была прежняя тишина. Она перешагнула через порог, миновала прихожую и вошла в первую попавшуюся ей открытую дверь. Не было сомнений, что она очутилась на кухне, которая по здешнему обыкновению служила порой и столовой. Большой стол с изящными ножками и несколько искусно изготовленных горок и буфетов, заполненных отличной посудой и столовым серебром, говорили о том, что Сэм Маклин — человек далеко не бедный.

Почти всю заднюю часть помещения занимала кухонная плита, рядом с которой выстроилась целая армия различных горшочков и сковородок. Здесь же с прикрепленных к стенам крючков свисали сделанные из разноцветных тыкв мексиканские сосуды, связки перца чили и других самых разнообразных специй. Огонь в плите горел, и на ней стояла небольшая сковорода, от которой исходил запах горящего жира.

Женский инстинкт сработал мгновенно. Девушка подбежала к сковороде, оглядываясь по сторонам в поисках предмета, с помощью которого можно было ухватиться за ее горячие края. Не обнаружив ничего подходящего, она взяла в руки край юбки и отодвинула, сковороду на более холодное место. Только сейчас, одернув платье, она поняла, что ее что-то тревожит. Было такое ощущение, что, несмотря на царящую в доме мертвую тишину, она здесь не одна. Саммер резко повернулась и чуть не подпрыгнула от удивления, прикрыв рот ладонями, чтобы не закричать.

Некто стоял молча в дальнем углу комнаты и не шевелясь наблюдал за ней. Правда, как только она взглянула на загадочную фигуру, та довольно быстро обрела конкретные черты. Это оказался высокий мужчина в темной рубашке и брюках, с черными волосами, худощавым смуглым лицом, одна сторона которого была изуродована глубокими шрамами. Было в его облике и манере держать голову что-то знакомое, и Саммер вдруг почувствовала тревожную дрожь в ногах. Это был он! Тот самый человек, которого она видела в Гамильтоне возле гостиницы, а затем в лавке, когда грузили припасы на их повозку.

— Я ищу мистера Маклина, — произнесла Саммер, и собственный голос показался ей непозволительно громким.

— Вы его нашли, — ответил мужчина и, даже не взглянув в ее сторону, подошел к плите.

— Я имела в виду… Сэма Маклина, — уточнила девушка, глядя ему в спину.

Он подвинул сковороду обратно на огонь и положил в нее кусочки мяса, но ничего не ответил. Тишину нарушало только шипение кипящего жира.

— Я — Саммер Кайкендал с того берега речки. Я пришла, чтобы поблагодарить мистера Маклина за… за то, что он позволил своим людям сопровождать нас, когда мы ехали сюда из города. Джон Остин и я… Джон Остин — мой брат. Мы приехали из Пини-Вудс. Видите ли, моя мама умерла и перед смертью сказала мне, что…

Саммер прервалась, обнаружив вдруг, что ее раздражает собственный тон. Слова, которые она произносила, показались такими невыразительными и банальными. Мужчина отвернулся и, видимо, не слушал ее. Это раздражало, и девушка начала сердиться.

— Имеется в этом доме место, где бы я могла подождать мистера Маклина? Не в моих правилах быть кому-то обязанной и не поблагодарить!

— Вам совсем не к чему чувствовать себя кому-то обязанной.

Ворчливый тон, которым это было произнесено, окончательно разозлил Саммер. Она готова уже была выпалить что-то обидное в ответ, но тут мужчина повернулся, одна его нога резко подогнулась, и он чуть не упал. Только сейчас Саммер увидела, что он был бос.

— Садитесь лучше. Я приготовлю вам еду, пока жду мистера Маклина.

Она ожидала, что мужчина откажется от предложенной услуги. Но он, хромая, добрался до стола и опустился на стул, с явным удовольствием распрямив ноги. Саммер взялась за дело, легко и быстро двигаясь между кухонным столом и плитой. Сняв со сковородки поджарившееся уже мясо, она разбила над кипящим жиром два яйца, а пока они жарились, достала из духовки теплые булочки.

Мельком взглянув на склоненную над столом черноволосую голову, она поставила перед мужчиной тарелку с едой и, вернувшись к плите, налила кофе в две кружки. Мгновение поколебавшись, девушка поставила обе кружки на стол и села напротив хозяина, молча наблюдая, как он ест, Солнечный свет, проникающий в окно, сейчас хорошо освещал его правую щеку, через которую от уха через челюсть до уголка рта проходил ужасный, глубокий рубец. Незнакомец тоже поглядывал на нее сквозь опущенные длинные ресницы. Было что-то странное и неприятное в этом молчаливом разглядывании друг друга.

— Эс Маклин — это ваше имя? — прервала наконец молчание Саммер, старательно подбирая слова и боясь, что ее догадка окажется правдой.

— Да. Я — Слейтер Маклин, — произнес он с легким раздражением.

— Так это вы написали мне письмо? — Девушка посмотрела прямо в глаза Слейтеру.

— Да, — тихо сказал он, не поднимая глаз от своей тарелки. — Так поступил бы и отец, будь он жив.

— Сэм Маклин умер?

— Пять лет назад. Но до самого последнего момента он хотел, чтобы вы приехали.

— Почему вы не сказали мне об этом, не встретили в Гамильтоне?

— А вы после такого разговора поехали бы со мной?

Она опять взглянула на его лицо, столь красивое и мягкое с одной стороны и такое сморщенное и безобразно искаженное — с другой. В голову пришла мысль, что большинство мужчин при таких обстоятельствах постарались бы скрыть столь вопиющую дисгармонию с помощью бороды.

— Не понимаю, что вы имеете в виду, — ответила она наконец. — Моя мама сказала мне, чтобы я разыскала Сэма Маклина и мы…

— Можете не продолжать, — перебил Слейтер, — я все понял.

— Что у вас с лицом? — Вопрос слетел с губ девушки неожиданно для нее самой, прежде чем она успела что-либо сообразить.

На какое-то мгновение вновь наступила абсолютная тишина, ужасная для понявшей всю нетактичность и жестокость своего вопроса Саммер. Но под длинными ресницами Слейтера вскоре блеснули веселые искорки, а правый уголок губ дрогнул в явном подобии улыбки.

— Не ожидал, что вы произнесете это вслух. Думал, будете отводить глаза и притворяться, будто ничего не замечаете. Этот рубец безобразен и бросается в глаза, но я тем не менее благодарен судьбе за то, что он не прошел через глаз, рот или ухо. Я могу слышать, видеть и есть. Я остался жив, наконец, а все это очень важно, по крайней мере для меня.

Саммер отнеслась к этой горькой шутке несколько серьезнее, чем он рассчитывал.

— Простите меня, — пролепетала она. — Это было крайне грубо с моей стороны задать такой вопрос. Но поверьте, я совершенно не думала, что вы столь чувствительно относитесь к этой теме. Но вы же понимаете, что, сколько бы я ни притворялась, это ничего не изменит.

— Я и хотел сказать еще, — произнес он ледяным тоном, — что для меня ваша прямота предпочтительнее лицемерных недомолвок и взглядов украдкой на мою изуродованную щеку. — Слейтер привстал. — Еще кофе?

— А почему вы не поехали сюда вместе с нами? Ведь вы же были в лавке, когда мы грузились.

— По пути в город я наткнулся на следы индейцев. Они уже года два не создавали нам проблем, но я все-таки решил, что лучше будет поехать впереди вас и разведать обстановку.

— О, я так испугалась тогда, — призналась Саммер.

— Только полный дурак может не испугаться апачей, — сухо проговорил Слейтер.

— Бульдог за вас очень переживал. Он даже назвал вас упрямым мулом, — воспользовалась она для достойного ответа словами ковбоя.

— Этот старый стервятник умеет поклекотать, — почти улыбнулся Слейтер.

— О, я совсем не имела в виду его грубость. Он мне очень понравился и Джек тоже, — искренне заверила девушка и даже слегка рассмеялась, вспомнив, как растерялся старый ковбой, когда впервые увидел ее в гостинице. — Он ожидал увидеть двух детей. Как же он не подумал, что я выросла?

Веселье Саммер оказалось заразительным. Слейтер, неотрывно смотревший на нее, улыбался уже вовсю, показывая белые зубы. Она даже немного удивилась, увидев, как изменилось в лучшую сторону его угрюмое лицо.

— Время ничего не значит для Бульдога, — сказал Слейтер, по-прежнему не отрывая глаз от собеседницы.

— Я пригласила Сэди и ее маленькую дочурку поехать с нами, когда он объяснил, что мы будем жить своим хозяйством. Мне не хотелось оставаться одной с Джоном Остином посреди прерий, за много миль от ближайших соседей.

Девушка замолчала и вдруг, к своему удивлению, почувствовала, что собеседник ждет от нее еще каких-то слов. Она выпрямилась и молча посмотрела ему в лицо. Их взгляды встретились, Слейтер несколько долгих мгновений смотрел ей прямо в глаза, затем его внимательный взгляд заскользил по ее волосам, шее и далее по всей фигуре до самых ног. Саммер почувствовала прилив краски к щекам, но заговорила на удивление твердо и спокойно:

— Мы собираемся разбить огород у дома. И еще я бы хотела… — Голос Саммер дрогнул, и она замолчала, не зная, как сообщить, что деньги у нее кончились и ей бы хотелось взять немного взаймы.

— Ну так? — подбодрил он.

Девушка нервно положила руки на колени и наклонила голову. Мужество окончательно оставило ее, ресницы дрогнули, а глаза неожиданно увлажнились.

— Я бы хотела поговорить о том заказе, который вы оплатили в лавке, — наконец произнесла Саммер, моля Бога, чтобы Слейтер не заметил, как она нервничает. — Вы не должны чувствовать себя так, будто несете какую-то ответственность за нас.

— Это был совсем не жест благотворительности, как вы, возможно, подумали. Земля, на которой вы будете жить, принадлежала вашей матери, но мы пользовались ею в течение многих лет. Распоряжения Сэма на ваш счет были предельно четкими. Он хотел, чтобы вы приехали и вступили во владение имуществом, которое вам принадлежит по праву. Он… он очень хорошо относился к вашей матери.

Сообщение это придало Саммер уверенности. Но ей хотелось услышать, что этого хотел не только Сэм, но и сам Слейтер.

— Сэм оставил вам некоторую сумму. Я могу хранить ее, если вы пожелаете, и давать вам деньги, как только у вас возникнет в них нужда. Вообще смело обращайтесь ко мне при появлении любых проблем. Ваши земли фактически стали частью ранчо Кип, а мы привыкли заботиться о том, что приносит нам пользу.

Они посмотрели в глаза друг другу, молчаливо оценивая ситуацию. Слейтер давно уже обдумал все вопросы, которые она могла задать, и был готов немедленно ответить на любой из них. Саммер это чувствовала. Подбородок девушки чуть дрогнул, и она дернула головой, как бы поправляя прическу. Это был верный признак того, что она нервничает, чувствует себя неуверенно или боится чего-то. Ей мучительно хотелось что-то вспомнить, но под его проникающим в самое сердце взглядом мысли путались.

— Почему ранчо назвали Кип? — спросила она только для того, чтобы не молчать.

Губы Слейтера вновь на мгновение разошлись в обезоруживающей улыбке.

— Для шотландцев это слово означает очень многое: крепость, родовой замок и земли — все, что принадлежит человеку. А Сэм Маклин очень любил все, что напоминало о Шотландии. Этот дом он построил в испанском стиле только потому, что считал его более подходящим к этой местности. Да и материалы были как раз для такого сооружения. Но все остальное в Кип делалось на шотландский манер. Он работал как зверь и не бросал заработанных денег на ветер. Так могут только шотландцы. Результат его труда доказывает, что твердо поставивший перед собой цель может многое сделать за свою жизнь. Мне хотелось бы, чтобы его нерушимая вера в свои силы передалась и следующим поколениям Маклинов.

Саммер почувствовала, что начинает краснеть, и, чтобы скрыть смущение, поспешно отнесла тарелку и кружки на рабочий стол.

— Вам больно ступать на эту ногу? — спросила она, успокоившись.

Когда она при этом подняла голову, чтобы посмотреть на Слейтера, тот невольно повернулся к ней здоровой щекой.

— Да, — с сожалением произнес он, — только не говорите Бульдогу, что я сознался вам в этом.

Глаза его, встретившись с ее удивленным взглядом, весело блеснули. Саммер опустила руки на спинку стула и внимательно посмотрела в лицо собеседника.

— Я ведь пришла сюда только для того, чтобы поблагодарить Сэма Маклина, — почему-то очень тихо произнесла она.

— Считайте, что вы именно это и сделали, — улыбнулся ей Слейтер.

Саммер тоже улыбнулась в ответ. Ей почему-то совсем не хотелось уходить. Но хозяин молчал, и девушке ничего не оставалось, как направиться к двери. Он последовал за ней, и они вместе прошли еще через одну столовую и большую прихожую. Слейтер шел медленно, осторожно подтягивая раненую ногу.

— У вас прекрасный дом, — восхищенно заметила Саммер.

— А вы его совсем не помните?

Она огляделась по сторонам и покачала головой.

— Не помните, как прятались здесь за кушеткой и неожиданно прыгали на меня, как только я открывал дверь?

Глаза ее широко раскрылись, и она внимательно посмотрела на Слейтера, надеясь найти в его лице знакомые с детства черты. Но это ничего не дало, если не считать, что он показался ей еще более симпатичным.

— И качели, которые я сделал для вас, не помните? — Слейтер опять помрачнел. — И как боялись переходить через мостик?

Саммер почувствовала, как все мускулы его тела застыли в напряженном ожидании слов, которые она произнесет. Девушка увлажнила языком сделавшиеся отчего-то сухими губы. Память закружила ее в каком-то водовороте, и вдруг сквозь расплывчатые видения стали просвечивать до боли знакомые черты.

— Это вы… ты обещал мне приехать и… и увезти домой, — пролепетала дрожащими губами девушка, и глаза ее наполнились слезами.

— Да, я, Девочка-Лето, — произнес он чуть слышно.

Саммер открыла рот, но так и замерла, не в силах подобрать нужные слова. Она ошеломленно смотрела на Слейтера, множество мыслей наталкивались друг на друга, путаясь в голове. Желание броситься к нему было столь велико, что она едва сдержалась. А когда он сам протянул руки и обнял ее, воспротивиться этому она уже не смогла. Более того, странный щекочущий импульс, пробежавший по всему телу, заставил и руки Саммер обвиться вокруг плеч Слейтера, а пальцы — заскользить по его спине.

— Так ты тот мальчик? — сказала она, поднимая голову и заглядывая ему в глаза. — Это ты называл меня Девочка-Лето… А я-то все никак не могла вспомнить, кто это был, — добавила Саммер, и голос ее дрогнул от радости.

Слейтер разжал объятия и отступил на шаг. Лицо его прямо светилось.

— Да, — тихо произнес он. — Мне было примерно столько же лет, сколько сейчас твоему брату, когда ты родилась в той комнате. Это ранчо — твоя родина.

— Спасибо за то, что ты привез меня обратно.

— Спасибо за то, что ты вернулась, Девочка-Лето.

Они вновь посмотрели друг на друга, не в силах справиться с нахлынувшими на них воспоминаниями. Наконец Саммер тряхнула головой, и улыбка ее показалась Слейтеру очаровательной.

— Я должна идти, — промолвила она, едва дыша. — Мне следует лучше смотреть за Джоном Остином. Он порой… С ним иногда так трудно.

— Да, Бульдог кое-что говорил, — согласился Слейтер, которому, однако, совсем не хотелось, чтобы девушка уходила. — Поручи его Джеку. Старик умеет обращаться с детьми лучше, чем кто-либо, кого я видел. Он их так любит! И оглянуться не успеешь, как твой братишка будет буквально есть из его рук.

Саммер почувствовала, что успокаивается и вновь обретает свою обычную рассудительность.

— Собственно, я приехала сюда из-за Джона Остина. Когда ты узнаешь его получше, поймешь почему. У него очень светлая голова, но, что беспокоило маму и теперь беспокоит меня, у него… его поступки иногда совершенно лишены здравого смысла, если так можно сказать, — печально вздохнула девушка, опустив на мгновение и вновь подняв ресницы. — Мама говорила, что Сэм Маклин сумеет держать его в руках, — добавила она.

— Он бы, бесспорно, сумел, — чуть хрипловатым голосом ответил Слейтер. — Теперь я попробую заняться этим.

Сердце Саммер радостно дрогнуло, переполненное чувством благодарности. Девушка была уверена, что он очень хочет, чтобы она осталась, и это мучило ее. Честно говоря, ей и самой не хотелось уходить. Задержаться еще ненадолго? Но будет ли это правильным? Зачем? Он тоже молчит… Похоже, оба они мучаются, испытывая почти суеверный страх сделать что-нибудь не так. Наконец она медленно повернулась и пошла к выходу. Как раз в этот момент послышались торопливые шаги по каменному полу веранды, и в дверях появился Бульдог. Он внимательно посмотрел на Слейтера, потом на Саммер и лишь затем снял шляпу.

— А вас поджидает там другая компания, — сообщил ей ковбой.

Говорил он как всегда спокойно, но сжатые губы свидетельствовали о раздражении.

— Компания? — Слейтер отделился от стены. — Кто же это такие?

— Миссис Эллен, вот кто! Миссис Эллен со всем своим окружением! — Бульдог уже не скрывал своих чувств, ощетинившись, будто разъяренный дикобраз. — Прикатили все как миленькие: сама, здоровый бездельник, который не отходит от нее ни на шаг, и эта паршивая дворняжка, которую она называет сыном. Та же шайка, что была в городе. Хотел бы я знать, что им здесь понадобилось сейчас? Ведь уже много лет и ноги их не было в этих краях.

Глаза Слейтера сузились.

— Там кто-нибудь есть?

— Джек, — раздраженно махнул рукой Бульдог. — Мы увидели пыль в прерии и поехали взглянуть, в чем дело. Когда убедились, что кто-то едет в Малое ранчо, отправились туда и дождались гостей.

— Она решила не терять времени даром, — резко произнес Слейтер, устремляя взгляд на Саммер.

По его глазам девушка поняла, что он крайне обеспокоен происходящим.

— Вы хотите сказать, что в доме моей матери гости? — спросила она только для того, чтобы не молчать.

Слейтер неловко опустился на стул и несколько мгновений молча смотрел на нее.

— Эллен Маклин и ее сын приехали навестить тебя, — проговорил он ледяным тоном. — Тебе придется самой развлекать гостей. Здесь их никто не ждет.

Он резко поднялся и, припадая на одну ногу, вышел из комнаты.

У Саммер было такое ощущение, будто ее ни с того ни с сего ударили. Она повернулась к Бульдогу, прося взглядом объяснений у него. Но тот нахлобучил на голову шляпу и тоже пошел прочь. Она подошла к двери, через которую только что удалился хозяин.

— Слейтер! — позвала она, увидев медленно удаляющуюся по коридору фигуру. Тот, услышав оклик, остановился, не поворачиваясь к ней лицом. — Почему вы сердитесь? Из-за Эллен Маклин? Зачем, по-вашему, она проделала этот неблизкий путь для встречи со мной?

Он медленно повернулся к ней, на этот раз показывая лишь изуродованную часть своего лица.

— Она хочет видеть вас женой своего сына, — проговорил он тихим, хрипловатым голосом. — А Эллен обычно добивается того, чего хочет.

Саммер отвернулась, чтобы он не увидел в ее глазах боль и растерянность, а когда посмотрела в коридор вновь, Слейтера там уже не было.

 

Глава 5

Всю дорогу от ранчо Кип Саммер старалась найти объяснение внезапной перемене настроения Слейтера и его не слишком вежливому поведению во время прощания. Лишь ступив на бревенчатый мост и увидев ожидавших на крыльце ее дома гостей, она заставила себя думать о них.

Эллен Маклин сидела на стуле, обмахиваясь веером. При виде Саммер она поднялась и пошла ей навстречу. Веер она закрыла резким щелчком, и он повис на ее запястье. Мужчины пребывали в самых непринужденных позах, прислонившись к перилам крыльца, и несколько секунд наблюдали за приближающейся хозяйкой не двигаясь. Затем один снял шляпу, поправил густые светлые волосы и спустился на ярко освещенный солнцем двор. Другой едва шевельнулся. Сэди и детей не было видно.

— Надеюсь, ты не посчитаешь слишком неприличным то, что я приехала к тебе так скоро? — спросила Эллен, подходя к девушке и протягивая к ней руки. — Ты и представить себе не можешь, как я была взволнована, узнав; что ты будешь жить здесь, рядом со мной. Бог знает, как ужасно долго я не имела возможности поболтать о пустяках с подругой.

Она взяла ладони девушки в свои и тепло их пожала. Красивое ее лицо озарилось улыбкой. Саммер вполне искренне ответила тем же:

— Как вы могли подумать такое, миссис Маклин. О каком неприличии вы говорите? Я очень рада вновь видеть вас.

— О дорогая! Ты и не знаешь, какое облегчение принесли мне твои слова! — произнесла она. Голос ее сначала понизился, демонстрируя искренность, а затем, когда она взглянула на мужчин, вновь громко и весело зазвенел: — Не так просто было уговорить этих двух привезти меня сюда. Джесс прямо-таки рвется побыстрее вернуться на наше ранчо. Ты ведь знаешь, что он мой управляющий, и, честно скажу, лучшего у нас никогда не было. Хорошо хоть вот этот негодник похож на свою мать. — Она положила свою изящную ладонь на руку сына. — Его не пришлось долго упрашивать. Как только в округе появляется симпатичная девушка, он всегда готов с ней поскорее познакомиться.

Саммер подняла голову и встретила устремленный на нее дерзкий взгляд синих глаз. Ей стало немного не по себе, когда она заметила, как он не отрываясь, с напряженной улыбкой на губах разглядывает ее. Такой взгляд, наверное, мог бы быть у мужчины, увидевшего ее обнаженной в общественном месте. Должно быть, ее чувства отразились на лице, поскольку Трэвис тут же опустил глаза и лицо его приняло дружелюбное мальчишеское выражение.

— Из слов моей матери у вас может сложиться обо мне неправильное представление, мисс Кайкендал. Но, должен признаться, меня действительно не пришлось долго уговаривать. — Его красивое лицо на мгновение осветилось улыбкой. — Чтобы приехать к вам, совсем не жалко потратить полдня.

Смущенная Саммер перевела взгляд на Эллен.

— Ваше ранчо далеко отсюда?

— Если учитывать расстояния, к которым привыкли в этой огромной стране, совсем недалеко. — Эллен взяла девушку под руку, и они вместе пошли к дому. — Вороне, живущей у нас на крыше, понадобилось бы пролететь миль пятнадцать. Мы проехали немножко больше, то и дело объезжая многочисленные речки, которые сегодня пересыхают, а завтра становятся полноводными.

Саммер вдруг почувствовала, что Трэвис вновь разглядывает ее тем самым раздевающим взглядом, приводящим ее в крайнее смущение. Его глаза без смущения неторопливо скользили по всей ее фигуре — по лифу платья, бедрам, плавным округлостям груди. Пришлось приложить большие усилия, чтобы не покраснеть. Девушка отвернулась и наткнулась на стальной взгляд Джесса. Он, впрочем, глядел на нее лишь мгновение, затем щелкнул ногтем большого пальца по головке серной спички и поднес пламя к торчащей изо рта сигарете.

Мысли заметались в голове Саммер, подобно слабому маленькому зверьку, попавшему в ловушку. Она растерялась, не зная, как следует вести себя с этими гостями.

— Миссис Маклин?.. — начала было Саммер.

— Эллен, — с улыбкой поправила ее гостья. — Я не могу допустить, чтобы дочь Нэнни Кайкендал называла меня как-то иначе, нежели просто Эллен. — Голос звучал мягко и дружелюбно. — Если ты не возражаешь, Саммер, — продолжила она, забыв уже, что прервала хозяйку, — я посижу здесь на прохладном ветерке, а Джесси принесет мне чего-нибудь холодненького попить.

Трэвис присел на корточки, опершись спиной о подпирающий крышу крыльца столб.

— Есть у вас ведерко? — спросил Джесс неожиданно мягким грудным голосом, не очень вяжущимся с его массивной фигурой.

— Я вам его сейчас принесу, — ответила Саммер и направилась в дом.

Джесс последовал за ней.

Когда они вошли на кухню, Сэди отскочила от плиты. Ее большие зеленые глаза глядели на вошедших настороженно. Она продолжала пятиться до тех пор, пока не уперлась ногами в койку, на которой сидела ее дочь. Видя ее испуг, Саммер взяла себя в руки и постаралась успокоить подругу.

— Это мистер Фарстон, Сэди, — представила она гостя, положив руку на плечо испуганной молодой женщины. — Моя подруга — миссис Брэтчер… А это — ее дочь Мэри, — рассмеялась Саммер, взглянув на маленькое личико, с любопытством выглянувшее из-за юбки матери.

Джесс молча кивнул. То, что Сэди испугана, он заметил сразу же, как только вошел, а теперь понял и причину этого. Перед ним была та самая девушка из танцевального зала, которую он всего несколько недель назад спас от Трэвиса. Впрочем, внешне Джесс ничем не обнаружил своего открытия. Он пробормотал какое-то вежливое приветствие и опустил глаза вниз, откуда на него украдкой поглядывало очаровательное маленькое существом с проказливой мордашкой. Взглянув на Мэри, управляющий сразу как-то расслабился. Суровый Джесс на несколько мгновений перенесся в собственное детство, когда и ему говорили порой ласковые слова и гладили по головке. Не так часто случалось это, но тем более он хранил в памяти и лелеял эти воспоминания. Покопавшись в кармане, он выудил мятную конфетку и протянул ее девочке. Малютка засмущалась, спрятала лицо в мамину юбку и замерла. Джесс кашлянул и протянул леденец Сэди.

— Она у меня очень пугливая, — пробормотала та, принимая гостинец.

— Это естественно для такой малышки.

Мужчина перевел взгляд на лицо Сэди и не отводил его так долго, что, казалось, решил пересчитать все веснушки на вздернутом носике. Прошло несколько секунд, прежде чем он взял с полки ведро с водой и вышел. Сэди проводила его потеплевшим взглядом.

— Я все сама приготовлю, Саммер. Так что об угощении не беспокойся.

— Спасибо. Прямо гора с плеч. Я и подумать не могла, что к нам так скоро нагрянут гости! А где Джон Остин?

— С ним все в порядке. Джек просил передать тебе, чтобы ты не волновалась: он лично проследит за парнем и будет держать его в узде.

— Дай Бог, чтобы так оно и было. — Тон Саммер сразу стал серьезным и беспокойным, как всегда, когда она говорила о брате.

— Иди-ка лучше к гостям. Я позову, когда еда будет готова.

О высоком управляющем Саммер задумалась позже, когда день стал клониться к вечеру и они с Эллен сидели в тени высокого дуба. Ее внимание привлекла некоторая странность в отношениях между Джессом и Трэвисом. Нельзя сказать, что они проявляли друг к другу открытую враждебность, но и особого дружелюбия Саммер не заметила. Понаблюдать за мужчинами более внимательно не было возможности, поскольку Эллен непрерывно отвлекала ее болтовней. Они успели уже поговорить о модных платьях, прическах и обсудили новые романы.

— А как у вас складываются отношения со Слейтером? — вдруг спросила Эллен.

— Я видела его как раз сегодня утром.

На девушку пристально взглянули синие глаза Трэвиса. Эллен покачала головой.

— Я чувствую себя не в своей тарелке, когда думаю, как этот человек отдалился от нас после убийства Сэма. — Она замолчала и повернула голову в ту сторону, где находился бревенчатый мост, ведущий к ранчо Кип. — Представляешь, он ведь обвиняет нас. Ума не могу приложить, как он мог подумать, что Трэвис или я причастны к этому убийству. — Глаза Эллен сделались печальны, когда она вновь посмотрела в лицо собеседницы. — Я любила Сэма Маклина как брата. В конце концов, он был единственным родственником моего мужа.

На ресницах женщины заблестели слезы. Саммер подошла и сжала ее руку.

— Мне очень жаль, Эллен. Честно говоря, я до сегодняшнего утра даже не знала, что Сэм умер.

— Это похоже на Слейтера, — сказала Эллен, вытирая слезы. — Привезти тебя сюда, даже не сказав о смерти отца… — Она немного подождала, ожидая реакции Саммер. — Прошло уже пять лет… А может быть, четыре года — время летит быстро! — продолжила она, поскольку девушка молчала. — В тот роковой день Сэм со Слейтером отправились в горы. На лагерь, который они там разбили, напали какие-то вооруженные люди. Полагаю, что нападавшие думали, что у Сэма были с собой деньги. Сэм был убит. Слейтер тяжело ранен, и один из бандитов нарочно проехался по нему на лошади… Взад и вперед, как он говорит. Вообще чудо, что он остался жив. Спасло то, что несколько их работников гнали неподалеку новых лошадей и услышали выстрелы. Люди эти помчались к месту привала хозяев и в перестрелке убили бандитов. Говорят, правда, что один из нападавших вроде бы ускакал через ближайший перевал. Но когда люди Сэма бросились за ним в погоню, то не нашли даже следов. Убитые же бандиты, как выяснилось, одно время работали на нашем ранчо. Это и дало основание Слейтеру полагать, что приказ о нападении отдали мы. Но я все равно не могу понять, как он может так думать.

Эллен отвернулась, вновь приложив руку к глазам. Девушка не знала, что и сказать. Сомнений в том, что гостья искренне переживает, не было. Саммер уже почти сердилась на Слейтера. То, что он был тогда обижен и зол, вполне естественно. Но как можно так бездоказательно обвинять людей и поддерживать в себе ненависть к ним все эти годы?

— Слейтер и в детстве был странным мальчиком, — произнесла Эллен, и в тоне ее можно было уловить даже нотки нежности. — Он был таким одиноким. Ведь мать его… Не знаю, как лучше сказать. В общем, она была не совсем в себе. С женщинами в этой безлюдной местности это порой случается. Душа их не может смириться с одиночеством и непониманием… — Она печально покачала головой и слегка похлопала Саммер по руке. — Мужчины, им что! Они могут жить своей работой. А нам, женщинам, одной работы недостаточно. Нам нужно нечто большее: задушевные беседы, сочувствие, внимание, нежность. Мы должны слышать слова любви. Бедная Либби была толстой и некрасивой. Кто осудит Сэма за то, что большую часть времени он старался проводить от нее подальше? Но Слейтера он обожал, а Слейтер отвечал ему тем же. Мальчик ходил за отцом как тень.

А тебя, думаю, он воспринимает как младшую сестру. — Эллен глубоко вздохнула. — Знаешь, мне иногда кажется, что Слейтер унаследовал некоторые черты своей матери.

— Она умерла до того несчастья?

— Да. Она умерла года через два после того, как вы с матерью уехали в Пини-Вудс. Можно, наверное, говорить, что смерть была для бедняжки облегчением. К концу жизни ее приходилось запирать в комнате… Но давай-ка поговорим о чем-нибудь более приятном. У тебя отличный участок. Мне всегда здесь нравилось. Кстати, ты знаешь, что твои земли граничат с нашими? — Увидев изумление на лице Саммер, Эллен засмеялась: — Нет, твои владения не простираются на пятнадцать миль. А вот наши растянулись почти на это расстояние. Здесь у тебя полоска земли шириной две-три мили, границей которой является ручей. А южная часть твоих угодий примыкает к ранчо Кип — эту землю Слейтер считает очень ценной. Ох уж этот хитрый Сэм! — Эллен вновь засмеялась и покачала головой. — Он спланировал свой участок очень ловко. Мне порой кажется, что он не рассчитывал, что Джей Эр вернется к Нэнни. Может быть, он думал сам жениться на ней. — Глаза женщины блеснули. — Да уж, Сэм был истинным шотландцем.

Намек на то, что Сэм планировал жениться на ее матери из-за земли, больно резанул по сердцу Саммер.

Чтобы не обнаружить своих чувств, она отвела взгляд в сторону.

— А вы, Эллен… — спросила она, — вы давно овдовели?

Глаза женщины вновь стали печальными.

— Трэвис был еще совсем маленьким мальчиком, когда умер Скотт. После этого мы еще несколько лет прожили на ранчо, а потом переехали в Накогдочес к моим родственникам. Вернулись сюда мы около двенадцати лет назад, тогда же и Джесса с собой привезли. Это оказалось весьма кстати. Человек, которому я доверила управление ранчо, обокрал меня до нитки. Откровенно говоря, я часто ошибалась в тех, кому доверяла. К счастью, Джесс взял все в свои руки. Сейчас у меня самый великолепный дом в западном Техасе. Если уж я сама это говорю, можешь мне поверить. Приезжай в любое время и гости сколько хочешь, Саммер. Какой толк от того, что имеешь отличный дом, если некому им похвастаться. — Эллен усмехнулась и, изображая ужас, обхватила голову руками. — Боже, что ты, должно быть, обо мне думаешь! — запричитала она.

— Думаю, что вы очень хорошая женщина, которая справедливо гордится своим домом.

— О Саммер! Я так хочу, чтобы мы были подругами!

— Нет никаких причин, которые могли бы этому помешать, — искренне произнесла девушка, затем поискала глазами брата и подозвала его. — Познакомьтесь и с Джоном Остином, Эллен.

За разговорами Саммер совсем забыла о Трэвисе, который к тому же куда-то исчез. Он пришел вместе с Джессом только к ужину. Оба мужчины, пока накрывали на стол, стояли рядом, такие похожие и в то же время такие разные. Оба высокие, худощавые и загорелые. Но один то и дело улыбался, а другой делал это крайне редко, если вообще улыбался когда-нибудь. Трэвис был сама вежливость. Он совсем не походил на того распутного малого, каким показался Саммер в момент их знакомства. Перед ней был просто по-мальчишески веселый, доброжелательный молодой человек. Впрочем, девушка не исключала, что, стараясь думать о Трэвисе хорошо, она подсознательно пыталась возместить несправедливое к нему отношение Слейтера.

Когда закончился ужин, появилась и Сэди. Саммер, помогая ей убирать со стола, с удивлением отметила необычную строгость подруги с Мэри. Девочка в конце концов ушла в дальний угол кухни, где забралась на койку и, засунув в рот большой палец, стала молча смотреть по сторонам своими большими круглыми глазами. С Сэди Эллен держалась с холодной вежливостью, а на маленькую девочку вообще не обращала внимания. Обстановка создалась не из приятных, поэтому, когда посуда была убрана, Саммер с облегчением пригласила гостью на крыльцо.

Как только они ушли с кухни, Сэди первым делом подошла к умывальнику и ополоснула пылающее лицо. Все это время ей пришлось бороться с чувством страха, которое она испытывала в присутствии Эллен Маклин и особенно ее сынка. Сукин сын! Избалованный, самовлюбленный мерзавец с извращенными наклонностями — вот он кто! В Гамильтоне она достаточно наслышалась о его похождениях. Даже проститутки отказывались от его денег, если только не были совсем на мели. А когда Сэди увидела его здесь, то сердце прямо в пятки ушло. Сразу припомнился тот кошмарный вечер, когда ее чуть не изнасиловали. Спасло ее только то, что она громко закричала, когда негодяй ударил ее кулаком в лицо. В следующий момент она увидела высокого темноволосого управляющего. Она навсегда запомнила искаженное гневом лицо Джесса, отшвыривающего от нее своего молодого хозяина. Сегодня Трэвис ведет себя так, будто ничего не помнит, но он явно узнал свою недавнюю жертву. Сэди сразу поняла это, когда негодяй на минуту заглянул в кухню и пристально посмотрел на нее. Взгляд был красноречивее слов. Он обещал крупные неприятности, если женщина решится рассказать о том инциденте.

Мысли Сэди незаметно перескочили на Мэри, и она рассердилась на себя за то, что была так строга с ней. Она подошла к малышке и крепко обняла ее.

— Не грусти. Мама и сама уже жалеет о том, что обидела тебя, — прошептала она. — Знаешь, что мы сейчас сделаем? Пойдем на качели. Хочешь?

На лице девочки расцвела очаровательная улыбка.

— Качели! Качели! — восторженно пролепетала она.

Они, взявшись за руки, вышли через боковую дверь на двор. Уже смеркалось, и Сэди первым делом увидела костер, который разожгли приехавшие с миссис Маклин люди. Несколько наездников с ранчо Кип, разбрасывая брызги, перебрались через речку и присоединились к ним. Судя по выкрикам, мужчины эти были давними приятелями. Постояв с минуту, Сэди и Мэри направились к качелям.

Девочка побежала вперед к висящему на веревках сиденью и уже через мгновение обхватила его своими маленькими ножками. Сэди легонько ее подтолкнула, качели подняли малютку вверх, и та весело засмеялась. О, как любила Сэди этот смех дочери! Она забыла обо всем и радовалась, наверное, не меньше малютки.

— Выше! Еще выше, мама!

— Держись крепче, — предостерегла мать, — и тогда ты поднимешься выше.

Малютка послушалась, но держаться слишком крепко ей было трудновато. Она устала, и через некоторое время ножки коснулись земли, притормозив качели. Мэри хотела было еще раз оттолкнуться, но передумала и повернулась к Сэди.

— Мама, теперь ты покачайся.

— Хорошо.

Сэди засмеялась и почти так же, как недавно ее дочь, запрыгнула на качели, обхватив ногами сиденье.

— Подтолкни-ка меня, Мэри!

Маленькие ручки уперлись в спину, но стронуть с места маму не смогли.

— Ну давай же, маленькая, раскачивай меня.

И тут к спине прикоснулись чьи-то сильные ладони, и качели взмыли вверх. Испуганная Сэди вцепилась руками в веревку и резко повернулась назад. Мэри стояла рядом с державшим ее за руку высоким управляющим и визжала от радости. Шляпа мужчины была надвинута на лоб. Сэди разглядела только его губы, уголки которых чуть разошлись в улыбке.

— Мэри! — закричала она, задыхаясь, и, спрыгнув на землю, попыталась взять дочку на руки. Но девочка увернулась и подбежала к качелям.

— Теперь я буду качаться!

Сердце в груди женщины бешено заколотилось. Она еще раз попыталась поймать Мэри, но мужчина, опередив ее, слегка подтолкнул девочку в спину.

— Мы как раз собирались уходить, — сказала она.

— Нет, вы не собирались.

Сэди с недоумением посмотрела на управляющего Маклинов.

— Тебе следует бояться совсем не меня. Ты и сама это знаешь, — произнес он мягким, добрым голосом, продолжая раскачивать малышку, аккуратно поддерживая ее.

— Да, — прошептала Сэди чуть слышно.

— Как получилось, что ты оказалась в танцзале?

Вопрос застал Сэди врасплох. Задетая его прямотой, она не знала, что ответить, и молчала.

— Где твой муж?

На этот раз женщина рассердилась окончательно:

— Его убили. А в танцзале я очутилась, потому что не могла найти никакой другой работы! — Она взглянула на него исподлобья, но вспышка негодования тут же погасла, лишь только она увидела его глаза. — Спасибо за то, что ты сделал для меня тогда, — добавила Сэди, стараясь смягчить свою резкость. — Я даже представить себе не могла, что он способен на такое. Он показался сначала таким симпатичным.

— Он может произвести хорошее впечатление, когда захочет. С такими людьми следует держать ухо востро.

То, что управляющий Маклинов был с ней столь откровенен, совсем сбило с толку Сэди. Наступило молчание. Они оба наблюдали за качающейся Мэри.

— Как давно вы работаете у миссис Маклин? — спросила наконец Сэди.

— Двенадцать лет.

Ей так хотелось услышать от него еще что-нибудь. Но Джесси просто стоял, наблюдая за качелями.

— Ты часто приезжаешь сюда? — вновь прервала молчание Сэди и тут же пожалела о глупом вопросе.

— Теперь буду часто.

И вновь то ли из-за своего нервного состояния, то ли по какой-то другой причине она почувствовала растерянность. Что он имел в виду? Сердце забилось от сладкого предчувствия. Но Сэди тут же одернула себя. Все гораздо проще: он будет сопровождать миссис Маклин во время ее визитов к Саммер. Но посмотреть на него сможет и она, Сэди.

Джесс стоял к ней вполоборота, и лучи заходящего солнца хорошо оттеняли на его бронзовом от загара лице высокие скулы и тонкий нос над мягким, но, казалось, совершенно неспособным улыбаться ртом. Это было самое суровое, самое непроницаемое лицо, которое ей когда-либо доводилось видеть. Он повернулся и посмотрел на нее сверху вниз, и ей вдруг показалось, что эти серые глаза видят ее насквозь.

— Это хорошее место для тебя. Ты здесь останешься?

— Мне бы хотелось, — произнесла она, чувствуя, что говорить ей почему-то стало легче. — Однако мне не хотелось бы быть обузой. Я стараюсь помогать по хозяйству.

— Это хорошее место для тебя, — повторил он.

Продолжая смотреть на Джесса, Сэди не могла не обратить внимания на то, как нежно он раскачивает на качелях Мэри и как доверчиво реагирует на это дочь. Сэди взглянула ему в глаза. О чем, интересно, он думает сейчас? Сможет ли он защитить ее от своего хозяина еще раз? И еще множество вопросов пронеслось в голове. Хотелось узнать, как он попал к Мак-линам. Как он жил до этого? Может ли, наконец, какая-нибудь женщина отбить его у миссис Маклин и какая это должна быть женщина? Сообразив вдруг, чем занята ее голова, Сэди ощутила неловкость. Какое ей в конце концов дело до того, что за человек этот управляющий! Наступит утро, он уедет, и она, может, больше его никогда не увидит. Как ни странно, последняя мысль вызвала у нее необъяснимую печаль. Удивившись этому, она опять с интересом посмотрела на Джесса. В нем явно не чувствовалось той злобы, которая исходила от Трэвиса. Но не было в нем и настоящей мягкости. Правда, в отношении его к Мэри чувствовалась истинная нежность. Да, быть рядом с таким человеком означало бы… означало бы…

— Ну и что ты думаешь обо мне? — неожиданно спросил он, останавливая качели и снимая Мэри.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты же стараешься понять, что я за человек и можно ли мне доверять.

Мэри подошла к нему поближе и потянула за руку. Джесс посмотрел вниз на озорное личико, присел на корточки и постучал пальцем по карману своей рубашки. Сначала робко, а потом все смелее и смелее девочка стала копаться в нем и, просияв, извлекла оттуда леденец. Она радостно запрокинула голову и благодарно посмотрела в глаза мужчине. Тот поднялся на ноги и погладил малышку по голове.

— Это как раз то, что мы оба так любим, да, маленькая?

Джесс, не отрывая глаз от девочки, достал сигарету, прикурил, чиркнув спичкой об ноготь, и перевел взгляд на Сэди. Перед ним была не какая-нибудь там девчонка, а настоящая женщина в полном расцвете сил и, надо отдать должное, весьма симпатичная. Джесс вынул изо рта сигарету. Похоже, что действительно безвыходное положение заставило ее пойти работать в танцевальный зал. Собственно, то, что она оказалась там случайно, он понял еще тогда, когда оттаскивал от нее Трэвиса. Сэди чувствовала, что вот-вот покраснеет под его взглядом, но не отворачивалась. Она же рассматривала его. Теперь очередь Джесса.

Становилось уже поздно. Сэди взяла Мэри за руку и направилась к дому. Проходя мимо Джесса, она замедлила шаг в нерешительности, понимая, что должна сказать что-то на прощание. Он повернулся, и Сэди остановилась.

— Мистер!

— Да, мэм?

— Благодарю вас за все. И большое спасибо за угощение для Мэри. — Как ни старалась Сэди говорить спокойно, голос ее дрогнул.

— Возвращайтесь в дом, — ответил Джесс, и Сэди могла поклясться, что голос его звучал ласково и добро. — Идите, а я послежу, чтобы все было нормально.

О, как это замечательно — идти, не испытывая страха, ощущая на себе взгляд сильного, готового прийти на помощь мужчины. Сэди чувствовала, что его глаза провожают ее, пока не вошла в боковую дверь дома. Она быстро помыла липкие от сладости руки и лицо дочки, раздела ее и уложила на койку. Затем задула лампу и сама легла рядом. Из комнаты Саммер доносился приглушенный голос Эллен Маклин, а наверху о чем-то шептались Джон Остин и Пудинг. О завтрашнем дне Сэди думала со смешанным чувством. С миссис Маклин она с радостью бы рассталась навсегда, с ее сыном тем более. Но мысль, что она может больше не увидеть Джесса Терстона, почему-то очень ее расстраивала.

Была почти полночь, когда Джек привязал лошадь к перилам и усталой походкой пересек построенную из камня веранду. Войдя в дом, он почувствовал запах свежесваренного кофе и отправился прямо на кухню. Слейтер жестом пригласил его за стол.

— Как нога?

— Лучше. Тереза сделала припарку, и она немного сияла боль.

— Как это ей удалось миновать Бульдога?

— Он был слишком занят — не спускал орлиного взора с Эллен, — усмехнулся Слейтер. Некоторое время они сидели молча.

— А парнишка-то сообразительный! — снова заговорил Джек.

Слейтер наполнил вторую чашку, вспоминая о весьма интересных часах, которые он провел с Джоном Остином.

— Думаю, ты прав. У этого парня есть мозги.

— А как он утер нос старине Пудингу! — хмыкнул Джек. — Нарисовал перед ним картинку, изображающую наш мир и крутящиеся вокруг Луну и Солнце. Пудинг сидел раскрыв рот. А мальчишка к тому же пообещал в следующий раз научить читать и писать его имя. Я думал, что у старины кишки лопнут от удивления, когда малыш заявил, что непростительно оставаться неграмотным теперь, когда он здесь. Да, смышленый парнишка. Но тебе следует еще многому его научить. Ведь во всем, кроме своих книжек, он еще глупыш. Сунулся прямо под моего скакуна. Говорит, что хотел посмотреть на копыта. Я сказал Пудингу, чтобы он глаз с него не спускал до тех пор, пока мы не научим его уму-разуму.

— Его сестра говорит, что он ничего не понимает в лошадях. Впрочем, она сама в этом и виновата. Слишком уж она его оберегает и все делает за него. Оттого парнишка и ведет себя так и думает только о себе. Ему требуется крепкая мужская рука.

— Трэвис приехал сюда, чтобы приударить за ней, Слейтер, — сказал Джек, опуская глаза и крутя чашку в своих больших мозолистых ладонях. — Он ведет себя как настоящий ухажер. Если он и его мамаша своего добьются, нам можно уже не думать ни о сестре, ни о брате.

Хотя Слейтер и сам понимал это, слова старого ковбоя его разозлили.

— Кто, черт побери, говорит, что они своего непременно добьются! Эта девушка совсем не дура. Я надеюсь, что она раскусит Эллен, да и этого мерзопакостного сукина сына тоже. — Слейтер оперся локтями о стол, потер кулаком лоб и тяжело вздохнул: — Черт возьми, Джек, мне следовало уже давно убить подонка и покончить с этим делом раз и навсегда.

— Временами и я так думаю, но иногда мне кажется, что не все так просто. Я не говорю, что ты не прав в своей уверенности. К убийству твоего отца он скорее всего имеет отношение. Но если ты пристрелишь его, не зная этого наверняка, тебе потом будет ой как трудно жить, поверь. Кроме того, не следует забывать о Джессе. Он может причинить серьезные неприятности.

— А что, Джек, Джесс все так же лижет пятки Эллен?

— Да. Но должен тебе сообщить кое-что интересное. Готов поставить последний доллар на то, что Джесс имеет зуб на Трэвиса. Он делает все, чтобы Эллен не узнала об этом. Но на сынка у него зуб, это уж точно. Он весь день следил за ним. А когда тот разговаривал с Армандо… Помнишь, это тот работник, которого мы наняли недавно? Так вот Джесс прямо-таки подкрался к ним бесшумно, а Трэвис, как только его заметил, сразу ушел. Я не удивлюсь, если этот парень что-то затевает против Трэвиса.

— Может, пойдешь и намекнешь сынку, чтобы улепетывал побыстрее?

— Нет, думаю, нам не помешает приглядеться к ним и разобраться, в чем дело.

— Джесс может просто приглядывать за Трэвисом на всякий случай.

— Все может быть.

Слейтер провел пальцем по шраму на лице, как он часто делал, когда о чем-то напряженно размышлял. Он сунул в рот сигару, раздраженно чиркнул спичкой о подошву ботинка и долго раскуривал свою любимую «черуту». Наконец в воздух поднялся легкий ароматный клуб дыма.

— А какие-нибудь признаки индейской угрозы Джесс заметил?

— Нет. Он сказал, что те, которые устроили на нас засаду, скорее всего принадлежат к боковой ветви здешних горных апачей. Эти племена живут дальше к югу и западу. У Джесса хорошее чутье на индейцев. Говорят, ему часто приходилось иметь с ними дело. Правда, сам о себе этот битюг не очень-то любит рассказывать.

— Надо отдать должное Джессу, он знает, как себя вести в разных обстоятельствах.

— Кроме одного.

— У каждого мужчины есть своя слабость, — хмуро произнес Слейтер. — У Джесса — это Эллен Маклин.

 

Глава 6

На рассвете следующего дня Джесс подогнал двуколку к фасаду дома.

— Нам действительно уже надо уезжать? — Эллен, одетая в серый дорожный костюм, положила ладонь на его запястье.

Джесс похлопал ее по руке.

— Ты же знаешь, что надо, — сказал он будто ребенку. — Пойди попрощайся со всеми и поедем.

— Я так мало погостила у Саммер, — надула она губки.

— Мы еще приедем, — пообещал Джесс.

Наблюдая за ними с порога, Сэди кляла себя за то, что допустила мысль, будто этот мужчина может ею заинтересоваться. Размечталась! Рядом с ним такая красивая и изысканная женщина, пусть и намного старше его. Скрестив руки на свежем фартуке, она ругала себя за то, что специально переоделась и потратила так много времени на укладку волос перед новой встречей с ним. Джесс даже не взглянул в ее сторону.

Саммер не очень жалела, что гости уже уезжают. Эллен ей понравилась, да и о Трэвисе у нее теперь сложилось гораздо лучшее впечатление, чем вчера. Но принимать гостей в новом доме, в котором она и сама еще толком не обжилась, было довольно непростым занятием.

Трэвис вел себя дружелюбно, но отнюдь не навязчиво. Манеры его можно было смело назвать безукоризненными. Прощаясь, он подошел и протянул руку.

— Спасибо за гостеприимство, мисс Кайкендал. Побывать у вас было истинным удовольствием. — Он по-мальчишески усмехнулся и кивнул головой в сторону матери. — Теперь с ней какое-то время будет полегче жить рядом.

Эллен звонким смехом нарушила утреннюю тишину.

— Не обращай внимания на слова этого шалопая, Саммер. Послушать их с Джессом, то получается, что я какая-то скучная ворчунья.

Она подошла к девушке и по-родственному поцеловала ее в щеку.

— Как хорошо было бы иметь такую дочь, как ты, дорогая. Но, — она подняла глаза к небу в притворном отчаянии, — Господь даровал мне этого несносного сыночка!

Потирая заспанные глаза, из дома вышел Джон Остин. За ним, придерживая ручками подол ночной рубашки, чтобы было легче идти, показалась Мэри. Девчушка, к неудовольствию Сэди, направилась прямо к Джессу и, дотронувшись до руки, заглянула ему в глаза. Непроницаемое лицо управляющего смягчилось. Он погладил малышку по рыжим кудряшкам и присел на корточки, чтобы она смогла дотянуться до его нагрудного кармана. Мэри уже знала, что там она наверняка найдет леденец.

Изменившееся лицо подруги вызвало у Саммер улыбку, которая, однако, исчезла, как только она перевела взгляд на Эллен. Женщина нахмурила брови и смотрела на Джесса так, будто он сделал нечто недостойное, затем подошла к нему и положила руку на плечо.

— Отлично, мама! — засмеялся, подразнивая ее, Трэвис. — Своего мужчину нужно держать в узде. Думаешь, он не шляется куда-нибудь на сторону?

— Заткнись, Трэвис! — рявкнул Джесс, беря Мэри на руки. — Садись в двуколку, — сказал он, повернувшись к Эллен, передал девочку Сэди и приложил руку к полям шляпы. — До свидания, мэм.

Эллен с сыном пошли к двуколке.

— Не слишком ли он, черт побери, вежлив со шлюхой!.. — не сдержался Трэвис, когда они отошли всего на несколько шагов.

— Веди себя прилично, Трэвис! — предостерегающе перебила его мать.

Трэвис снял шляпу, вроде бы приветствуя ее мудрость, и с важным видом подошел к своему коню. Запрыгнув в седло, он так резко дернул поводья, что животное нервно затанцевало среди готовых их сопровождать всадников.

— На этой рыжей кобыле ездило столько ребят, что ее уже тошнит от мужчин, Джесс. Неужели не можешь найти себе ничего получше? — Он наклонился к всадникам и сказал еще что-то чуть тише. Послышался дружный хохот. — Эй, Джесс, ты что, не слышишь? — Трэвис понял, что ему удалось привлечь к себе всеобщее внимание, и спешил воспользоваться этим. — Этой девке нужно еще несколько лет, чтобы оправиться. Неужели ты всерьез надеешься с ней порезвиться?

— Нет, Джесс! — крикнула, хватая своего управляющего за руку, Эллен. — Он просто шутит…

Джесс рывком освободил руку и в два прыжка оказался перед Трэвисом. Не успел молодой хозяин и глазом моргнуть, как сильная рука вырвала его из седла.

Трэвис упал на землю, но тут же вскочил на нога с искаженным злобой лицом.

— Будь ты проклят! — зарычал он. — Мне следовало тебя убить еще тогда, когда ты начал увиваться вокруг моей матери, вынюхивая, чем можно поживиться.

— Ну а как насчет того, чтобы сделать это сейчас? — совершенно спокойным тоном произнес Джесс.

Трэвис рванулся вперед, но наткнулся на кулак противника. Голова его откинулась назад, он рухнул на спину и, окончательно обезумев, потянулся к оружию. Его опередил один из спешившихся всадников. Он прижал ногой к земле руку Трэвиса и выхватил пистолет из его кобуры.

Трэвис медленно поднялся на ноги. Из его разбитых губ по подбородку стекала кровь. Глаза пылали ненавистью.

— Сволочь! Сукин сын!

Опущенные руки Трэвиса нервно подрагивали. Он метал злые взгляды то на Джесса, то на мать, которая замерла, прижав ко рту руку в серой перчатке.

— Джесс, пожалуйста, — взмолилась она.

Но огромный управляющий решительно двинулся вперед и резко ударил Трэвиса ладонью по одной щеке, и тут же, не разворачивая руку, по другой.

— Забирайся на свою лошадь! И радуйся тому, что я до смерти тебя не забил.

Трэвис, пошатываясь, попятился к коню. Ухватившись рукой за луку седла, он, не сводя глаз с Джесса, стал нащупывать ногой стремя.

— Как ты мог, Джесс? — воскликнула, заламывая руки, Эллен. — Как ты мог ударить его на виду у…

Джесс взглядом заставил ее замолчать, затем нежно взял под руку и усадил в двуколку. Подошедшую к ним Саммер немного удивило, что гостья как ни в чем не бывало улыбнулась и протянула ей руку.

— Мне искренне жаль, что наш визит закончился этой выходкой. Прости их, пожалуйста. Мужчины на Западе так вспыльчивы и грубы. Тебе, к сожалению, еще не раз придется убедиться в этом. Трэвис любит поддразнивать, а Джесс принимает все слишком близко к сердцу. Через несколько дней все забудется. — Она нервно засмеялась. — Ты приедешь к нам погостить? — Саммер кивнула. — И я скоро приеду навестить тебя еще раз. Очень скоро.

Джесс взобрался на двуколку и взял в руки поводья. Эллен на прощание помахала носовым платочком. Трэвис пришпорил коня, и повозка исчезла в клубах пыли. Сопровождающие последовали за ней.

Саммер и Сэди наблюдали за отъездом гостей молча. Сцена, свидетелями которой они только что стали, ошеломила обеих. Саммер была совершенно шокирована. Как мог Трэвис походя бросать такие оскорбления? А какую жестокость проявил Джесс! Казалось, что это был какой-то дурной сон.

Тишину неожиданно нарушил Джон Остин.

— Почему он назвал мистера Фарстона сыном шлюхи? Что он имел в виду, Саммер? А мистер Фарс-тон почему так рассвирепел?

— Никогда больше не произноси это слово! — набросилась на него сестра. — Ты понял меня, Джон Остин Кайкендал? Не смей повторять это гадкое слово!

— Я просто хотел узнать…

— Если и хочется знать такие вещи, то лучше помолчать об этом! — взорвалась Саммер.

— Почему ты такая злая сегодня? Ты ведь почти никогда не сердилась раньше.

Саммер смутилась. Ей действительно стало стыдно за неумение сдерживать свои чувства. Очевидно, виной тому слишком быстрая смена впечатлений, обрушившихся на нее за последние сутки. Сначала после встречи со Слейтером у нее сложилось некоторое предубеждение к гостям. Затем Эллен удалось рассеять его. Но почти тут же Джесс и Трэвис своей выходкой вернули прежние подозрения. Впрочем, брат в этом совершенно не виноват.

— Извини меня, Джон Остин, — притянула она его к себе. — Прошу у тебя прощения.

— Ничего страшного, Саммер. Мне кажется, что я и сам уже догадался, что это означает, — усмехнулся мальчик.

Саммер ужаснулась, но виду не подала.

— Иди-ка лучше позавтракай, — сказала она и пошла в дом.

Сев за покрытый клеенкой стол, она подперла подбородок ладонями и задумалась. На душе было грустно и тоскливо.

— Тебе не бывает здесь одиноко, Сэди? — неожиданно спросила она подругу.

— Одиноко? Мне? Что ты! Здесь так здорово! — Появившаяся было улыбка, однако, тут же сошла с лица. — Почему ты спрашиваешь? Разве тебе самой здесь не нравится? — В голосе зазвучали нотки тревоги.

— Конечно, нравится. Это же мой дом. — Произнеся это, Саммер заметила тень беспокойства, мелькнувшую на лице подруги. — И вы с Мэри можете жить здесь столько, сколько захотите.

В зеленых глазах Сэди блеснули слезы. Она с трудом проглотила подступивший к горлу комок.

— Я буду помогать тебе, обещаю…

— Ты и так уже помогаешь мне вовсю, Сэди. Тем более что готовишь ты намного лучше, чем я, — произнесла Саммер, вставая из-за стола.

Засиявшее лицо Сэди не оставляло сомнений в том, что она Польщена похвалой.

— Я люблю заниматься домашними делами. — Она кокетливо поправила фартук.

Саммер подошла к окну, чтобы посмотреть, чем занимается Джон Остин. Не выпускать его надолго из вида стало постоянной привычкой. Мальчик сидел на корточках в самой пыли, теребя в руках острую палочку. Вот кому, наверное, действительно одиноко. Помрачнев, Саммер опять повернулась к Сэди.

— Миссис Маклин почти не обращала внимания на Джона Остина, — произнесла она, как бы разговаривая сама с собой. — А как ты считаешь, она красивая?

— Да. Она, безусловно, красива, — ответила Сэди, отворачиваясь.

— А из-за Мэри мистер Фарстон, похоже, попал в настоящий переплет. — Саммер решила немного подразнить подругу.

— Никто не собирается отбирать его у нее, — тут же ответила Сэди, делая ударение на последнем слове и встряхивая головой.

Вызов, прозвучавший в этих словах, заставил Саммер слегка улыбнуться. Ей все больше нравилась ее симпатичная подруга с бронзовыми кудряшками и зелеными глазами. И особенно привлекали в ней задор и неунывающий характер.

— А что ты скажешь о самом мистере Фарстоне?

— То, что он по крайней мере лучше, чем Трэвис Маклин.

Лица Сэди Саммер не видела, но по напряжению в голосе при упоминании Трэвиса догадалась, что та не на шутку рассержена на него. Это показалось странным. Но прежде чем она успела что-то спросить, снова заговорила Сэди:

— Вообще не хочу говорить о них. Эта миссис Маклин смотрит на меня как на грязь.

— Ты ее совсем не знаешь, Сэди. Она славная. Просто всякий раз, когда мы к тебе подходили, ты куда-то убегала. А она очень хорошая.

Продолжению разговора домешала сидевшая на руках матери Мэри. Она неожиданно вывернулась и побежала к двери.

— Ты куда? Нельзя без платья! — бросилась за дочкой Сэди. — Ну что мне с тобой делать? Тебе не стыдно? — Она усадила девочку на койку и повернулась к Саммер. — Думаю, нам пора заняться, огородом. Сейчас самая подходящая для этого фаза луны. Моя мама всегда в это время сажала репу и другие корнеплоды. Они начинают расти вместе с прибавлением месяца.

Сэди явно пыталась отвлечь подругу от разговоров о миссис Маклин и ее управляющем со стальным взглядом. Хватит! Она этой ночью уже отдала дань дурацким мечтаниям о нем. Он все равно уехал, как только пришло утро! Работа в саду — неплохое лекарство в подобных случаях.

Эллен выказывала Джессу свое недовольство молчанием. Произошедшая перед отъездом сцена не могла пойти на пользу ее авторитету, и это ей совсем не нравилось. Тем более что случилось все на глазах у Саммер. Унизительно было уже то, что она не смогла остановить столкновение своего сына и Джесса. Богатырская сила Джесса всегда возбуждала ее, особенно когда использовалась ради ее интересов. Холодность и расчетливость, с помощью которых он одолевал своих противников, вызывали в ней гордость. Приятно ощущать, что такой мужчина абсолютно предан тебе. Но когда эта опасная, быстрая и всесокрушающая сила была направлена против Трэвиса, она вызывала уже совсем другие чувства.

Теперь миссис Маклин было необходимо обдумать тактику дальнейшего своего поведения. До этой омерзительной сцены не было сомнений, что Трэвис произвел хорошее впечатление на Саммер. Он, если захочет, и змею сможет очаровать, так что она скинет перед ним кожу. Подвело то, что он слишком увлекся в своем желании поддразнить Джесса. Воспользовался присутствием этой девицы из танцзала, только и всего. А Джесс? Он, черт бы его побрал, почти все испортил.

Они ехали по руслу пересохшей реки, затем у предгорья повернули на северо-запад. Местность вокруг была тихая и пустынная. Солнце палило нещадно. В двуколке было жарко как в печке. Это усиливало раздражение, вызванное обидой на Джесса. Эллен сидела в своем углу напряженная и молчаливая, не глядя на спутника. Впрочем, она и так могла представить его гордый профиль с нахмуренным лбом на фоне горизонта. Джесс с того момента, как сел с ней рядом и уперся одной ногой в перекладину, тоже не произнес ни единого слова.

— Я не понимаю тебя, Джесс, — наконец заговорила она. — Честное слово, не понимаю. То, как ты поступил с Трэвисом, просто ужасно! Ты его так унизил! Как ему теперь встречаться с Саммер? И все из-за какой-то девчонки.

Джесс повернулся и посмотрел ей в глаза.

— Ты слышала, что он говорил? Ему еще повезло, что я не сломал ему шею.

Спокойный голос, которым было это сказано, не соответствовал выражению лица Джесса. У Эллен внутри что-то дрогнуло. Действительно ли так хорошо она знает этого молчаливого, сильного и безжалостного человека?

— Он просто погорячился, Джесс. Хотел пошутить, как он любит, и увлекся. — Она посмотрела на него снизу вверх и неожиданно скривила губы в капризной улыбке: — А может, Джесс, ты правда бегаешь тайком в город и Трэвис прав? — Она мягко рассмеялась, как бы подчеркивая абсурдность этого предположения. Тяжелый взгляд Джесса заставил ее пожалеть о сказанном. — Я сказала что-то не то, дорогой. Уверена, что ты никогда бы не спутался с женщиной подобного рода.

— Какого рода? — спокойно спросил он.

— Ты знаешь, что я имела в виду, — медленно проговорила Эллен. — Эта девица из салуна… Она груба и вульгарна. Совершенно не понимаю, почему Саммер разрешила ей остаться у себя. Я собираюсь специально поговорить с ней об этом. Я даже не поверила сначала, когда Трэвис сказал мне, кто она такая. Он сказал, что она…

— Трэвис слишком много болтает, Эллен.

— Ты его просто недолюбливаешь, Джесс. Ведь правда? — Раздражение миссис Маклин явно нарастало. — Ты никогда не пытался стать ему другом, показать ему, как мужчина должен поддерживать свой авторитет. Ты постоянно унижаешь его, делаешь все, чтобы его обычные мальчишеские проделки выглядели хуже, чем они есть на самом деле. Я порой не понимаю тебя, Джесс. Ты уже не первый раз задаешь ему трепку. А сколько было случаев, о которых мне неизвестно?

— Несколько, — буркнул Джесс, глядя вперед поверх лошадиных голов.

У Эллен, когда она услышала этот спокойный ответ, перехватило дыхание.

— Как ты мог? Он же еще мальчишка и не может тягаться с тобой в силе!

Холодный взгляд Джесса заставил ее замолчать и тяжело вздохнуть.

— Он уже не мальчишка, Эллен, а двадцатипятилетний мужчина. А вот ведет он себя как избалованный ребенок, хватающий все, что ему захотелось. Подумай лучше, как удержать его подальше от ранчо Кип, иначе Слейтер убьет его. Слейтер по-прежнему уверен, что Трэвис замешан в убийстве Сэма, и не задумываясь спустит курок, если он будет болтаться около этой девушки.

— Ты же знаешь, что все эти обвинения смешны, — гневно вспыхнула Эллен. — Что касается Трэвиса, то могу согласиться, что он несколько вспыльчив. Но и это не совсем его вина. Скотт был буйным, как молодой олень, когда я вышла за него замуж. Трэвис унаследовал эту черту от него. Он остепенится, когда женится. А Слейтер — в Сэма. Тот был уравновешеннее брата, но и гораздо скучнее его, — закончила она пренебрежительно.

— У тебя есть на примете какая-нибудь девушка, которую бы ты хотела видеть женой Трэвиса?

— Конечно. Саммер. Большая удача, что она вернулась. Девушка из хорошей семьи и сможет стать идеальной женой моему сыну. К тому же она придет к нам не с пустыми руками. С прибавлением ее участка Рокин Эс станет одним из самых больших поместий в Техасе.

— Глупо полагать, что Слейтер забудет о своих обвинениях. — Грудной голос Джесса звучал немного отрывисто, Но спокойно. — Еще глупее думать, что он привез эту девушку сюда, чтобы потом спокойно отойти в сторону и смотреть, как она выйдет замуж за Трэвиса.

— Не вижу, как он может этому помешать.

— Он может сам на ней жениться, Эллен. Так что не советую настраиваться на ее брак с твоим сыном.

— В чем я уверена наверняка, Джесс, так это в том, что Слейтер никогда не будет мужем Саммер, — посмотрела она ему в глаза, загадочно улыбнувшись.

— В этом никто не может быть абсолютно уверен.

— А я уверена! — убежденно произнесла Эллен. — Слейтеру лучше заняться этой проституткой из танцзада. Что и говорить, женщин здесь не хватает. Да и ее может привлечь его грубый характер. — Она погладила Джесса ладонью по руке. — Я понимаю, ты поступил сегодня как рыцарь. Но в этом не было необходимости, дорогой. Женщины, подобные этой, привычны к таким вещам. — Она улыбнулась обезоруживающе нежной улыбкой. — И прости уж меня за маленькую сцену ревности и тот глупый вопрос. Просто… Просто ты мне очень нужен. Даже не знаю, что я бы делала без тебя, Джесс.

От таких слов, по расчетам Эллен, Джесс должен был тут же оттаять. Не было еще случая, чтобы он не отреагировал на подобное заигрывание. Но сейчас ее управляющий даже глазом не повел. Сидел будто каменный, ничем не выдавая своих чувств. Невозможно было понять, сердился ли он, раскаивался или вообще не расслышал сказанного.

Джесс слышал все, но не испытывал ни гнева, ни раскаяния. Чувствовал он нечто совсем иное и давно забытое — какую-то внутреннюю опустошенность. Вглядываясь в холмы, окружающие местность, по которой двигалась двуколка, он думал о своей жизни. В памяти возникали неясные и не очень приятные картины из детства, наполовину надуманные, наполовину реальные. Оно уже давно осталось позади, это его детство, но и сейчас, вспоминая о нем, он вновь переживал чувство одиночества и тоски. Именно этим состоянием и неосознанным стремлением к чему-то лучшему больше всего и запомнились ему детские годы, проведенные в доме, в котором он не чувствовал ни любви, ни заботы.

Это длилось долго, целую вечность, до тех пор, пока не появилась Эллен. Она была такой красивой, такой нежной и заботливой! Каменное лицо Джесса на мгновение смягчилось, но тут же вновь приняло прежнее выражение — память перенесла его в то время, когда он ушел из дому. Ох и нелегко ему тогда жилось! За каждую крошку хлеба расплачиваться приходилось грязной и тяжелой работой. А еще унижением. «Сделай-ка это, паренек, да поторапливайся!.. Черт бы побрал этого негодного мальчишку!» Эти и куда более резкие оклики до сих пор заставляют его вздрагивать. Но однажды он доказал, что перестал быть мальчишкой, и его уже не решались понукать.

Джесс повернулся к Эллен, и его глаза потеплели, в них читались теперь симпатия и признательность. Женщина улыбнулась. Лишь по легкой краске на лице и чуть дрожащим губам можно было угадать недовольство тем, что спутник ненадолго забыл о ней. Но сейчас он опять думал о своей Эллен. В этом она была уверена.

— Даже не знаю, что я бы делала без тебя, Джесс, — повторила миссис Маклин, и в глазах ее блеснули слезы.

Джесс накрыл ее руку своей ладонью.

Далеко впереди двуколки из оврага вынырнули два всадника. Впереди ехал Трэвис, следом — Том Трелор, коренастый человек с шапкой седых волос и заросшим щетиной лицом. Именно Том наступил Трэвису на руку и считал, что спас этим его жизнь. Он не сомневался, что Джесс убил бы хозяина, успей тот выхватить свой пистолет. Тот, кто хоть чуть-чуть знал управляющего, понимал, что подобная реакция была бы для него столь же естественной, как дыхание. Впрочем, Том почти не сомневался, что рано или поздно это все равно случится. Молодой глупец своими выходками давно переполнил чашу терпения никому не спускающего обид Джесса.

Горы уже отбрасывали длинные тени, но и до Рокин Эс оставалось всего несколько миль. Трэвис остановил коня, оглянулся на едущую по их следу двуколку и вытер с лица пот. Рубашка от жары прилипла к телу, и чувствовал он себя весьма неуютно. Тем более что боль в разбитых губах постоянно напоминала об унижении, которое ему пришлось пережить утром. Он подъехал поближе к Тому и впервые за всю дорогу заговорил:

— Если хочешь жить, Том, никогда больше не встревай в драку, в которой участвую я.

По бесстрастному лицу спутника невозможно было понять, возымела ли на него какое-либо действие угроза.

— Да он бы убил тебя. Ты бы и сморкнуться не успел. У тебя было самое невыгодное положение.

Довод был разумный, но Трэвис был слишком раздражен, чтобы признать это.

— Не такая уж у него быстрая реакция, как все вокруг болтают.

— Однако ему удалось стащить тебя на землю, — спокойно произнес Том.

Трэвису хватило ума понять, что Том прав, и злость на Джесса от этого еще больше усилилась. Управляющего он ненавидел с самого первого дня, когда тот восемнадцатилетним парнем, выглядевшим, впрочем, как вполне взрослый мужчина, появился рядом с матерью на ранчо. Поначалу Трэвис не понимал, какие отношения связывают мать с Джессом, стремительно прибирающим к рукам бразды правления в доме. Сейчас у него на этот счет сомнений не было. Что ж, если матери понадобился этот жеребец, это ее личное дело.

Она может раздвигать ноги для кого захочет. Трэвиса совсем не это волнует. Куда более неприятно то, например, что именно этот мужик по завещанию отца будет управлять ранчо вместе с матерью, пока ему самому не исполнится двадцать шесть лет. Лицо Трэвиса совсем помрачнело, губы скривились в презрительной усмешке. Ладно, теперь уже не так долго осталось ждать. Скоро он сможет указать Джессу его истинное место. Сердце Трэвиса на секунду замерло от сладостного предчувствия. Скоро все эти людишки узнают, кто здесь на самом деле главный. И тут же новая волна гнева прокатилась в его груди. Мешающая ему жить реальность пока оставалась реальностью, не давая уснуть ненависти. А может, Джесс и правда превосходит его?

— Нет! — свирепо пробормотал он.

Когда двуколка свернула на дорожку, ведущую к дому, солнце стояло над вершинами гор еще довольно высоко. Как бы вырастающее внезапно посреди безлюдных прерий, это двухэтажное, обнесенное белой изгородью здание являло собой великолепный образец архитектуры восемнадцатого века. Квадратный дом стоял на возвышенности, что позволяло даже небольшому ветерку доставлять прохладу в его помещения. Окружавшая дом веранда с белоснежными перилами была украшена изящными колоннами с искусной резьбой на капителях. Особенно эффектно выглядели яркие цветные витражи на дверях и узких длинных окнах обоих этажей. Вдоль ведущей прямо к широким ступенькам центрального входа аллеи были разбиты клумбы и газоны. Такой элегантный дом вполне бы мог стоять на самой респектабельной улице Нового Орлеана. Тем более поражал он воображение посреди диких техасских прерий.

Почувствовав близость родного стойла, лошади сами ускорили шаг и, быстро миновав последний изгиб аллеи, остановились у ворот. Джесс помог Эллен спуститься с двуколки. Появившийся на пороге темнокожий мужчина в белой рубашке и широких черных брюках поспешил вниз по ступенькам и немедленно занялся разгрузкой вещей госпожи.

— Привет, Джакоб.

— Как хорошо, что вы уже вернулись, миссис Эллен. — Черное лицо слуги, бросившегося отворять перед ней дверь, просияло белозубой улыбкой. — Здесь у нас остановились на привал военные. Кажется, их капитан хочет поговорить с массой Джессом.

— Военный отряд? Ты имеешь в. виду, что пришел отряд солдат, Джакоб?

— Да, мэм. Его привел капитан Слэйн.

— Спустись к ним и пригласи капитана на ужин, Джакоб. — Эллен тоже улыбнулась. Она пошла вверх по лестнице, но, сделав несколько шагов, остановилась: — Джакоб…

— Если я не ошибаюсь, вы почувствовали запах большой зажаренной индейки? А если ошибаюсь, значит, до вас дошел аромат ореховых пирожных, которые остужаются сейчас за дверью, — радостно ухмыльнулся, закатив глаза, негр.

Эллен с симпатией взглянула на слугу и тоже рассмеялась своим мягким, бархатным смехом.

— Я так и думала… Ты просто чудо, Джакоб, настоящее чудо! — Она сделала еще несколько шагов и опять обернулась: — Джакоб…

— Вода уже греется, миссис Эллен.

Все-таки человеку, когда он возвращается домой, всегда хорошо. Джесс тоже чувствовал удовлетворение от того, что скоро вновь очутится в этом тихом элегантном здании, которое успел полюбить. Приятно было знать, что скоро он сядет за покрытый белой скатертью стол с вкусной едой. Но это не его дом. Он всегда помнил об этом. Скоро хозяином станет Трэвис, и для Джесса здесь все закончится. Трэвис, пожалуй, и был самой его главной неудачей здесь. Больше всего Эллен хотела, чтобы он сделал из ее сына настоящего мужчину. Он, надо признать, не сумел. Ему не удалось даже отчасти изменить Трэвиса. Парень был прямо одержим каким-то демоном разрушения. После нескольких попыток как-то повлиять на него Джесс решил, что самым лучшим будет вообще не замечать молодого хозяина.

В этот вечер Эллен была просто великолепна в своем темно-фиолетовом платье с высоким воротничком, длинными узкими рукавами и кокетливо облегающим грудь лифом. Джесс с интересом наблюдал, как она очаровывает капитана. Бархатный голос хозяйки и блеск улыбки затмили даже великолепные блюда, которыми она угощала.

Капитан Кеннет Слэйн окончил военное училище в Вест-Пойнте десять лет назад и был направлен в группу офицеров, имевших задачу основать шесть пограничных фортов в Техасе. Форты, расположившиеся на шестидесятимильной линии между Рио-Гранде на северо-западе и рекой Тринити на северо-востоке, защищали поселенцев от индейских набегов с запада. Гамильтон располагался около одного из этих форпостов — форта Крогхен, прикрывающего столицу штата Остин с северо-запада. Капитан Слэйн командовал квартировавшей в Крогхене ротой А второго драгунского полка.

Разговор за ужином не выходил за рамки обычных малозначительных тем, которые к последнему блюду были почти полностью исчерпаны. Эллен одобрительно улыбнулась Джакобу, ожидавшему в дверях сигнала хозяйки, и тот подал десерт — ореховые пирожные, обильно сдобренные сливочным кремом и вишневым сиропом, и кофе. Когда разговор возобновился, Эллен перешла наконец к теме, которая мучила ее с того самого момента, как она узнала о появлении военных.

— Что бы вас ни привело к нам, капитан, мы весьма рады тому, что вы составили нам компанию. И все-таки, что заставило вас выступить из форта?

— Благодарю, мэм. Честно говоря, повод для выступления — не самая приятная тема для бесед с прекрасными дамами. Но раз вы хотите, я объясню. В связи с тем что техасские рейнджеры ушли, задачи по наведению порядка в округе возложены на армию. Дело в том, что за последние несколько месяцев почти сто человек были убиты и скальпированы между нашим районом и Фредериксбергом. Мои передовые разъезды и разведчики следят за несколькими группами апачей, замеченными в горах. Я намериваюсь блокировать их и определить, насколько они сильны.

— Слейтер Маклин столкнулся с горными апачами несколько дней назад, — сказал Джесс. Офицер немного смутился под его пристальным взглядом, из чего можно было сделать вывод, что о целях своей экспедиции он что-то недоговаривает. — Люди Слейтера убили полдюжины нападавших. Все они были в совершенно оборванной одежде. Слейтер считает, что это какая-то мелкая шайка, которой даже никто не руководит.

— О Боже! — воскликнула Эллен, переводя взгляд с Трэвиса на Джесса и обратно. — Почему вы ничего не сказали об этом мне? Я совсем забыла об опасности, которая исходит от индейцев.

— Тебе незачем было помнить о ней, — мягко ответил Джесс. — Трэвис и Том специально ехали впереди, а возле двуколки были наши люди.

— Ты заметил следы присутствия индейцев, Трэвис? — спросила Эллен, решившая воспользоваться удобным моментом, чтобы втянуть в разговор угрюмо молчавшего весь ужин сына.

— Ничего похожего. И вообще сомневаюсь, стоит ли гонять по прериям целую роту кавалеристов из-за полдюжины полуголодных апачей.

Капитан Слэйн слегка покраснел.

— Взвод, который составляет мой отряд, вряд ли можно назвать ротой.

Произнес он это подчеркнуто сухо, но когда повернулся к хозяйке, на лице его вновь читалась симпатия.

Эллен, торопясь загладить невежливость сына, подарила ему одну из своих самых обаятельных улыбок.

— Предлагаю вам, джентльмены, пройти на веранду. Там вас ожидают сигары и бренди.

Она подала руку капитану и позволила проводить себя через весь зал, задержавшись лишь на мгновение, чтобы бросить взгляд на Трэвиса. Тот молча, ни на кого не глядя, демонстративно направился к главному выходу.

— Вы должны извинить моего сына, капитан. Он в последнее время пребывает далеко не в лучшем настроении, — произнесла Эллен, и от взгляда офицера не ускользнуло, как побледнела при этом кожа вокруг ее напрягшихся губ.

Кеннет Слэйн уже имел возможность общаться с Трэвисом во время своих предыдущих визитов. Молодой хозяин Рокин Эс произвел на него впечатление ленивого и безответственного человека. Явно нелегко приходилось этой обаятельной и грациозной женщине с таким сыном. Хорошо хоть с управляющим ей повезло. Интересно, на самом ли деле Джесс — ее любовник? В том, что управляющему нравится хозяйка, капитан не сомневался и вовсе не винил его за это. Что тут удивительного? Эллен — очень красивая женщина и, как подсказывала интуиция капитана, весьма страстная.

Поговорить с Джессом наедине удалось лишь поздно, вечером, когда управляющий пошел проводить офицера до бивуака.

— Неделю назад был атакован армейский обоз. Только по чистой случайности нападавшим не удалось захватить фургон с оружием и жалованьем для солдат. Но фургоны с обмундированием и продуктами они разграбили полностью.

Новость была не из обычных. Однако Джесс инстинктивно чувствовал, что за ней последует продолжение.

— Выглядело все как налет апачей. На месте преступления был обнаружен труп индейца, а также несколько застреленных лошадей. Но в том-то и дело, что я никогда не слышал, чтобы апачи оставляли своих убитых сотоварищей или пристреливали лошадей без крайней на то нужды. А все животные, кстати, были застрелены весьма аккуратно, в голову.

— Не думаю, что это могли сделать апачи.

— Наши разведчики готовы поклясться в том, что напали не индейцы, но сам я предпочитаю до поры не спешить с выводами.

— Слейтер считает, что апачи, с которыми он столкнулся, просто хотели наполнить свои седельные сумки и убраться восвояси. Большинство из них он и его люди перестреляли. Если верить Слейтеру, члены шайки действовали вразнобой и, похоже, взбодрили себя перед нападением виски или нажевались своей «травки». Он говорит, что никого бы из них не стал убивать, оставь они ему выбор. — Джесс ненадолго смолк, прикуривая. — Слейтер — отличный мужик. С ним всегда можно договориться по-честному. А вот подлости он не прощает.

— Мне говорили об этом. Через несколько недель надеюсь встретиться с ним. Наш маршрут будет проходить вблизи от его ранчо. Может, и ты составишь нам компанию? Это бы пошло на пользу делу. Конечно, если миссис Маклин сможет обойтись без тебя какое-то время.

— С удовольствием поеду с вами. Спасибо за приглашение. В этом деле много неясного, необходимо во всем разобраться.

Они остановились на тропинке, прислушиваясь к знакомым им обоим с юности звукам: звону котелков, приглушенным мужским голосам, пыхтению и мягким ударам копыт стреноженных лошадей.

— Говорят, в ваши места приехала симпатичная леди и поселилась рядом с ранчо Кип. Слейтер выписал себе невесту? — спросил капитан.

— Ну дойдет ли дело до этого, я пока не знаю, — осторожно ответил Джесс. — Этой девушке и ее брату принадлежит участок, расположенный через овраг от дома Слейтера. Когда-то там жила ее мать, а затем его поддерживали Сэм и Слейтер. Это как раз та полоска земли, что расположена между Кип и Рокин Эс.

— Интересно, — медленно проговорил офицер. — Прямо не терпится познакомиться с этой леди. — Он хотел было сказать что-то еще, но не стал, лишь задумчиво посмотрел в темноту за спиной спутника. — До свидания, Джесс. Мы выступаем на рассвете. Спасибо за прекрасный вечер.

— Спокойной ночи, капитан. Сообщите, когда отправитесь на юг.

Джесс повернулся и увидел неподалеку серебристый отблеск пряжки чьего-то ремня. Похоже, что их с капитаном разговор подслушивал Трэвис. Настроение ухудшилось. Потушив пальцами сигарету, Джесс щелчком бросил ее в ту сторону, где в темноте скрывался невидимый наблюдатель, и зашагал к дому.

Все имеет свой срок. Это услышанное когда-то выражение то и дело всплывало в голове Джесса, когда он, запасшись бутылкой виски, решил посидеть немного на веранде. Подходит к концу и его жизнь в этом доме. Это очевидно. Пора подумать, что делать дальше, чтобы было лучше ему… и Эллен. Эллен? Но это ее дом, и она никогда из него не уедет. Джесс удивленно отметил, что мысль о возможности разлуки с ней уже не кажется такой нестерпимо ужасной, как несколько лет и даже месяцев назад. А ведь еще не так давно он мог бы убить Трэвиса ради того, чтобы остаться с Эллен. И убил бы совершенно хладнокровно, если бы эта проблема не стала терять для него свою остроту. Сейчас ему было ясно, что не так уж он и удовлетворен своей жизнью здесь.

Перед мысленным взором неожиданно всплыл образ другой женщины. Зеленые глаза, непокорные бронзовые кудри… Следы домогательств Трэвиса на губах, лице и шее. Отблески внутренней борьбы во взгляде, когда он приблизился к ней, сидящей на качелях, и подтолкнул слегка в спину. Медленно бледнеющие ее щеки, когда он ударил Трэвиса. Он видел все это с поразительной отчетливостью, стоило только закрыть глаза.

Джесс опустошил стакан и пошел к себе наверх, думая о том, что было бы правильно перевезти женщину и ее дочку на ранчо Кип. Там они будут в безопасности от Трэвиса. Мысли его были заняты Сэди и тогда, когда, он открыл дверь своей комнаты. Ему потребовалось некоторое время, чтобы осознать реальность представшей его взору картины. Стоявшая на секретере керосиновая лампа тускло освещала кровать, на которой в расслабленной позе лежала Эллен.

Джесс тщательно закрыл за собой дверь, а когда повернулся, женщина стояла уже рядом. На ней была только свободная тонкая ночная сорочка. Расчесанные на прямой пробор волосы были распущены и ниспадали светлыми волнами до самых бедер. В глазах безошибочно читались призыв и обещание наслаждений. Но он, к своему немалому удивлению, не испытал радостного сердцебиения и желания броситься к ней. Джесс, может быть впервые, посмотрел на Эллен критически и ощутил какую-то неловкость. Она была такой же красивой и притягательной. Но образ другой женщины, той, что жила возле ранчо Кип, разделял их непреодолимым барьером.

— Джесс, милый мой Джесс, — произнесла Эллен, и бархатный голос ее звучал, наверное, даже нежнее и мягче, чем обычно. — Я скучала по тебе.

— Ты же знала, где найти меня, — ответил он, не придумав ничего лучшего.

— Утащить тебя на глазах у посторонних было бы не совсем удобно, дорогой. Я бы была не я, если бы проявила нескромность.

Она коснулась его рта горячими, влажными, податливыми губами, прижимаясь мягкой грудью к его груди. Их бедра тоже соприкоснулись, и Эллен тут же начала совершать легкие ритмичные движения. Глаза ее закрылись.

— Я так люблю, когда ты касаешься моего тела, Джесс… — медленно прошептала она. — Твои прикосновения оживляют меня, Джесс… Будь хорошим мальчиком, Джесс. Люби меня… хоть немного!

На какое-то мгновение он застыл в нерешительности. Эллен вновь поцеловала его. Знакомый пьянящий запах заполнил ноздри. Еще несколько секунд — и он почувствовал, как возникший внутри маленький огонь желания разгорается все сильнее и сильнее под воздействием ее ласк, теплая волна страсти прокатывается по всему телу. Джесс приподнял светлые локоны и ткнулся лицом в грациозный изгиб между шеей и плечом женщины, ощутив жар ее щек и горячее дыхание возле уха. Он поднял голову и с жадностью поцеловал Эллен в губы. Большие сильные руки беспорядочно начали двигаться по ее спине, а потом сжали ее всю в страстных объятиях.

Тело Эллен слегка дрогнуло, как бы сопротивляясь. Джесс разжал руки, сделал шаг в сторону и покорно застыл на месте, позволяя Эллен самой снять с него рубашку и брюки. Это был раз и навсегда заведенный между ними ритуал. Приступая к нему, Эллен дотронулась пальцами до обнаженной груди Джесса и стала сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее поглаживать его живот, ощупывать выпуклые мышцы груди и спины. Ласковые прикосновения опытных рук возбуждали, вызывали трепет, заставляли Джесса делать то, что хочет она. Эллен любила эти моменты их интимных свиданий. Она наслаждалась своей властью, тем, что могла легкими движениями пальцев извлечь из этого сильного мужского тела прямо-таки животные стоны, заставить его дрожать и рваться к ней. И только тогда, когда его руки нервно сжались в кулаки, а лицо исказилось страстью и стало очевидно, что он вот-вот потеряет контроль над собой, Эллен позволила дотронуться до своего тела.

Джесс буквально сорвал с нее сорочку, неистово обхватил ее руками, в два прыжка достиг кровати и швырнул на нее женщину, опустившись следом. Теперь он не думал уже ни о чем. Им владела одна лишь безумная страсть. В затуманенном сознании промелькнула лишь мысль, что Эллен необходима ему как воздух. Он испытывал радость, чувствуя, что она рядом.

 

Глава 7

Саммер поднималась от речки с очередным ведром воды для полива огорода, когда тяжелый всплеск позади заставил ее оглянуться. На крупном вороном жеребце речку переезжал Слейтер. За ним бежала еще одна лошадь — гнедая, гораздо меньше первой. Девушка не видела хозяина ранчо Кип уже около недели, с того самого дня, когда она побывала у него в гостях и увидела на прощание его спину. Первым делом она вспомнила о своем только что намокшем платье, растрепанных волосах и, почувствовав, что краснеет, обругала себя за излишнюю чувствительность.

Вороной жеребец уже поравнялся с ней. Седло под Слейтером скрипнуло, и ведро с водой очутилось в его руке.

— Джон, — позвал он негромко, но тоном человека, привыкшего отдавать приказания.

Лежавший на животе прямо в пыли Джон Остин прыжком поднялся на ноги.

— Привет, Слейтер!

— Мужчина, который чего-нибудь стоит, никогда не будет сидеть без дела, когда его женщины работают, — сказал Слейтер, передавая мальчику ведро.

— Джек сказал, что это называется «праздновать лодыря».

— Как бы это ни называлось, нам вести себя подобным образом не пристало.

Саммер хотелось заступиться за брата. Она уже приготовилась объяснить, что это прежде всего ее вина, что мальчик такой, что это она не сумела приучить его работать. Вернее, не успела, поскольку, как только у нее появлялось время, брат буквально умолял научить его читать, писать и отвечать на его многочисленные вопросы. Однако лишь только Слейтер посмотрел ей в лицо, девушка поняла, что он и без всяких объяснений знает все, о чем она думает, и даже то, что она чувствует.

— Он помогает, когда я прошу его об этом, — просто сказала она, гордо подняв голову. — Просто порой он слишком увлекается своими мыслями.

— Вы делаете за него многое, с чем он бы вполне мог справиться сам, — ответил Слейтер. — Парнишка из-за этого слегка обленился.

— Неправда! — горячо возразила Саммер. — Он просто… просто задумчив.

Оставив без внимания ее слова, Слейтер повернулся к мальчику:

— У тебя когда-нибудь была своя лошадь?

Джон Остин отрицательно покачал головой.

— Теперь будет, — сказал Слейтер, передавая мальчику поводья низкорослой гнедой. — Держи! Она будет твоей, если ты будешь заботиться о ней. Ты сам должен все для нее делать. Не сестра, не Пудинг, а именно ты понял?

У Саммер даже сердце на мгновение замерло.

— О, я не уверена… Я хочу сказать, что он в этом ничего не понимает… Он никогда…

— Рано или поздно, но ему придется встать на собственные ноги, — улыбнувшись, произнес Слейтер.

— Вы меня неправильно поняли. Я просто опасаюсь, как бы мальчик с непривычки не повредил себе что-нибудь, пытаясь ездить верхом.

— Пару шишек он вполне переживет. Забирайся-ка на своего скакуна, сынок.

Саммер сделала было движение, чтобы помочь брату, но Слейтер поставил своего коня между ней и гнедой. Девушка протестующе вскинула голову. Конь Слейтера развернулся таким образом, что Саммер видела теперь его изуродованную щеку. Глядя на нее, девушка вдруг представила, какую боль довелось ему испытать в тот страшный день. От жалости перехватило дыхание. Однако Слейтер, обернувшись, расценил ее реакцию по-своему. Губы его напряглись, ноздри подрагивали. В глазах заметались какие-то странные огоньки.

— Уродливо, не правда ли? — спросил он, рассерженный ее замешательством, и взглянул на девушку так, что та невольно сделала шаг назад. — Конечно, я не так красив, как Трэвис Маклин. — Губы его скривились в язвительной усмешке. — Но я бы посоветовал вам никогда не оценивать человека по его внешности. Надежнее судить по делам.

— Что заставило вас подумать, что я оцениваю вас?

— То, как вы посмотрели на меня. У вас был такой взгляд, будто вы увидели вдруг самого дьявола.

— Вы ошибаетесь. Если честно, я подумала о боли, которую вы испытали в тот момент. Это было ужасно.

Он, продолжая пристально смотреть ей в глаза, медленно, как бы сомневаясь, покачал головой.

— Эта боль ничто по сравнению с другой болью. Моего отца убили трусливые подонки в масках. Я знаю, кто стоит за ними, но ничего не могу сделать этим мерзавцам. Вот что действительно страшно.

Глаза Саммер блеснули из-под черных бровей с любопытством. Она увидела Слейтера как бы в новом свете. Изуродованная щека, тяжелый взгляд темных глаз, резко очерченная линия рта, задиристая манера держать подбородок. Перед ней был человек, движимый одной лишь местью. Девушка медленно перевела взгляд на опоясывающий талию Слейтера ремень с патронташем, револьвер, будто приросший к его бедру. Оружие, похоже, было столь же привычно и необходимо ему, как и одежда.

Темно-синие глаза Слейтера были почти не видны под густыми длинными ресницами. Но Саммер чувствовала, что они неотрывно следят за ней. Каждый мускул его тела был напряжен и готов в любое мгновение к действию, будто перед ним была не беззащитная девушка, а вооруженный индеец. По спине Саммер пробежали мурашки, и она почувствовала, что слабеет. Бессознательно она поднесла ладонь ко лбу, как обычно делают очень уставшие люди.

— Если вам так необходим огород, я пророю канал и подведу воду сюда, — сказал Слейтер неожиданно мягким, ласковым голосом. — Но, поймите, нужды в этом нет. На ранчо Кип всего более чем достаточно. Хватит и для вас.

— Нет, Вы уже и так много для нас сделали. Мы не вправе рассчитывать на то, что вы будете еще и кормить нас.

Из-под сдвинутой на лоб широкополой шляпы Слейтера блеснули глаза, в которых одновременно читались жалость и раздражение.

— Вы слышали, что я сказал, — вспылил он. — Нет никакой необходимости вам мучить себя, таская воду для своего огорода. Сэм Маклин рассматривал ваши земли как часть ранчо Кип. Мы уже выращиваем пшеницу, кукурузу и овощи. Мы разводим скот, держим цыплят, у нас есть ульи. И сад имеется. Ваш участок — часть нашего хозяйства… Или, может быть, вы уже решили присоединить его к землям Трэвиса Маклина? — спросил он с горечью.

— Нет! — сам собой сорвался с губ Саммер протестующий вскрик.

Неожиданно ей стала до боли обидна его подозрительность. Как он отличается от того мальчика из детства, которого она обожала! К глазам Саммер подступили слезы.

— Я не знаю толком ни вас, ни их, — продолжила она. — Мне просто нужно место, где бы мог расти Джон Остин. — Губы девушки задрожали, и она заморгала, изо всех сил стараясь не разрыдаться. — Меньше всего мне бы хотелось встревать в ваши отношения с Трэвисом и Эллен. И… вот еще что… мне совсем не нужны эти земли. Если говорить откровенно, ни у меня, ни у моего брата нет на них никаких прав. Это ваш отец и вы превратили их в ценность, вам ими и распоряжаться. Единственное, чего я прошу, позволить Джону Остину иметь надежное жилье до тех пор, пока он сам не сможет позаботиться о себе.

Саммер смолкла. Наступила напряженная пауза. Слейтер смотрел на девушку, удивляясь твердости ее характера. Он и не полагал, что какая-либо женщина способна изменить его жизнь. Но именно это и случилось, как только она сошла с дилижанса в Гамильтоне. Вот и сейчас он не в силах отвести глаз от прекрасного профиля стоящей в гордой позе девушки, которая с большим трудом, но все-таки сдерживает наворачивающиеся на глаза слезы.

— Да, Вы не знаете меня. Это правда. Но обязательно узнаете, — произнес наконец он, чуть приподнимая шляпу. — А пока извините. Я скоро вернусь.

Сказав это, Слейтер оглянулся через плечо, тронул ногами своего коня и коротко свистнул. Уши гнедой вздрогнули, и она медленно пошла за вороным жеребцом в сторону речки. Сидящий верхом Джон Остин что есть силы сжал ногами ее бока и ухватился рукой за луку седла. Когда он проезжал мимо сестры, лицо его буквально сияло.

Не опасаясь посторонних глаз, Саммер вытерла рукой ставшие все-таки влажными от слез щеки и обругала себя за то, что позволила своим чувствам выйти из-под контроля. Да, приходится признать, она была сегодня не очень похожа на тот образ сдержанной, благоразумной и хорошо воспитанной женщины, к которому всегда стремилась.

— Давай-ка немного отдохнем, — услышала она голос Сэди.

— Давай, — ответила Саммер, взглянув на подругу.

Сиявшее вовсю солнце увеличило количество веснушек на носу Сэди. Ее бронзовые, слегка влажные от жары волосы свернулись в тугие колечки. Она внимательно посмотрела на Саммер, стараясь угадать, не являются ли полосы на ее пыльных щеках следами недавних слез.

— Кто этот мужчина? — спросила Сэди, когда они утолили жажду холодной водой.

— Слейтер Маклин.

— Помнится, я видела его в городе. Он как-то приходил в танцзал, но не веселился, а просто смотрел. Такое лицо трудно забыть. И не только из-за шрамов. Он совершенно не улыбался. Он приходил раза два, а до этого я его не встречала.

Зеленые глаза Сэди пристально посмотрели на Саммер сквозь золотистые ресницы. В своей короткой жизни молодая женщина знала мало любви, зато одиночества, несбыточных желаний и трудностей выпало на ее долю в избытке. Собственно, все ее юные годы были сплошной борьбой за выживание. Но в этой борьбе она кое-чему научилась, например, отлично распознавать характер мужчин.

— Я бы сказала, что он из тех, кто не будет долго мучиться сомнениями, если что-то решил. Я встречала таких. Им не приходится, как некоторым другим, болтаться в поисках острых ощущений. На их долю и так выпадает достаточно приключений. Такие мужчины, как говорил мой папаша, в огне не горят и в воде не тонут. Но всюду, где бы они ни появлялись, им приходится бороться и отстаивать свою позицию. Это для них обычное, повседневное дело, как для меня или тебя печь лепешки. В общем, с таким мужчиной я бы не задумываясь связала свою судьбу… если бы, конечно, представился случай.

Саммер отвела глаза.

— Мы знали друг друга, когда я была еще совсем маленькой девочкой, — произнесла она и, почувствовав облегчение, стала рассказывать о своей матери, Сэме Маклине и Слейтере. Не упомянула только о ненависти, которая осложняла отношения последнего с Эллен и Трэвисом. — Моя мама была так уверена, что Сэм Маклин обязательно позаботится о нас, что перед смертью взяла с меня слово приехать сюда. Слейтер всего лишь выполняет волю своего отца, но именно за это я ему очень благодарна. Однако мне бы не хотелось… не хотелось чувствовать себя слишком обязанной!

— Он тебе не понравился? — тихо спросила Сэди. — Да он в десять раз лучше любого щеголя, подобного Трэвису! — выпалила она, не дожидаясь ответа. — Поверь мне. Я даже ни разу не разговаривала с этим человеком, но и одного взгляда на него достаточно.

Горячность подруги вызвала у Саммер улыбку, но заговорила она вполне серьезно:

— Мы должны стараться все делать для себя сами, Сэди, и обращаться за помощью лишь в крайнем случае. А если сможем что-то сделать для них…

Саммер не договорила и, глубоко задумавшись, свела брови.

— Я знаю, что мы можем сделать! — Зеленые глаза Сэди озорно сверкнули. — Все ковбои больше всего на свете любят пончики. А я, да будет тебе известно, делаю пончики лучше всех во всем Техасе! Мы нажарим их целый таз. Вот это дело! Увидишь, ребята скоро начнут удивляться, как они могли жить здесь без нас! — Женщина поднялась со стула, — Я займусь этим прямо сейчас, Саммер. Только взгляну, проснулась ли Мэри и как она там. Она волнуется, когда рядом нет Джона Остина. Вбила себе в голову, что он самый лучший на свете, и то и дело говорит об этом.

— Я, кажется, так же относилась к Слейтеру, когда была маленькой. — Слова эти вырвались у Саммер непроизвольно, как отголосок ее мыслей. — А почему тебе не нравится Трэвис? — поспешила она изменить тему разговора. — Он что, был… недобр к тебе в танцзале?

— Недобр?! — почти выкрикнула Сэди. — Да это слишком мягко сказано в отношении такого негодяя, как Трэвис! Он делает куда более ужасные вещи. Запомни мои слова, Саммер, человек этот и плевка не стоит! — Сэди повернулась и пошла в глубь дома. — Мэри! — услышала Саммер ее голос. — Прекрати совать в рот червяков! Ты же не птичка, чтобы есть их!

Оставшись одна, Саммер совсем успокоилась и просто сидела, не думая ни о чем серьезном. Большой июньский жук, жужжа, бился об оконное стекло. Из-за дома доносилось ворчание Сэди, а возле речки заливался пересмешник. Затем она услышала приближающийся топот конских копыт и вскоре увидела Слейтера на крупной вороной лошади и Джона Остина на маленькой гнедой.

Мальчик проехал мимо, а Слейтер спешился и посмотрел ему вслед. В парнишке тоже чувствовались твердый характер и сила воли. Ему пришлось только что пройти через довольно суровое для его возраста испытание. И ничего. Пострел сидел на лошади будто приклеенный.

— Дай отдохнуть ей, Джон! — крикнул Слейтер. — Возьми ее за узду и поговори с ней. Пусть она поймет, что ты ее не боишься. Это первое, что лошадь должна знать о тебе. Тогда она скоро поймет, кто главный, и станет твоим лучшим другом. Не исключено, что когда-нибудь она спасет тебе жизнь. Заботься о ней, и она будет заботиться о тебе.

Слейтер говорил спокойно и доверительно и, подойдя ближе, стал показывать, как следует снимать седло и узду. После этого он отошел немного в сторону, наблюдая, как мальчик пытается самостоятельно справиться с лошадью, и помог отвести ее в загон.

— Ты еще не уезжаешь, Слейтер? Можно я поеду с тобой и посмотрю твои книги?

— Я дам тебе несколько книг, когда ты закончишь дела.

Они подошли к поленнице.

— Уложи-ка поаккуратнее вот эти поленья, а щепки собери в корзину и отнеси к боковой двери. Женщинам они пригодятся для растопки печки. — Слейтер нагнулся, поднял топор и взмахом руки воткнул лезвием в бревно. — Никогда не оставляй топор на земле, закончив работу, Джон. Обязательно воткни его в какой-нибудь пень, иначе он заржавеет. Позже я научу тебя работать топором, а сейчас покажу, как складывать поленья так, чтобы даже сильный дождь их не намочил.

Пока работал Слейтер, работал и мальчик. Когда мужчина прерывался и закуривал, Джон Остин тоже останавливался и не шевелился до тех пор, пока не получал команду продолжать.

Примерно через час они оба вошли в кухню. Слейтер, повесив шляпу на гвоздь, направился к умывальнику. Джон Остин, лицо которого было тоже покрыто потом вперемешку с пылью, первым делом подошел к столу и схватил с блюда только что обсыпанный сахаром пончик.

— Сначала умойся, Джон, — сказал стоявший у двери Слейтер.

К смущению Саммер, брат спокойно сел за стол и засунул в рот еще один теплый пончик. Пока она думала, как сделать замечание мальчику, вновь вмешался Слейтер.

— Встань, Джон! — прозвучала его резкая, будто удар кнута команда.

Паренек посмотрел на сестру и, продолжая сидеть, вытер руки о рубашку. Саммер даже покраснела от раздражения.

— Джон Остин! — прошипела она, готовая в этот момент шлепнуть брата.

— Ты слышал, что я сказал, Джон?

Слейтер уже был за спинкой стула, на котором сидел упрямец. Взглянув на Саммер, он увидел ее покрасневшее лицо и широко раскрытые глаза. Но голову девушка держала как обычно гордо поднятой.

— Он не всегда… — попыталась она что-то сказать.

Джон Остин нисколько не сомневался, что сестра заступится за него, как она всегда делала раньше. Он безразлично взглянул на Слейтера и потянулся за следующим пончиком. Неожиданно его рука чуть ли не полностью очутилась в огромной загорелой ладони, и через мгновение он уже не сидел на стуле, а стоял рядом с гостем.

— Похоже, что пора поучить тебя хорошим манерам и послушанию, парень. — Говоря это, Слейтер повел мальчика к двери.

Сердце Саммер сжалось, когда она увидела молящие о помощи глаза повернувшего к ней голову брата. Но она промолчала.

— Иди назад к поленнице и уложи оставшиеся дрова. Потом помоешь руки и извинишься перед сестрой и миссис Брэтчер. Все понял? — говорил между тем Слейтер.

Когда Джон Остин вышел, а хозяин ранчо Кип вернулся к столу, повисло напряженное молчание. Саммер, не произнося ни слова, посыпала сахарным песком пончики. Ей хотелось оправдать уже не столько брата, сколько себя.

— Что скажете? — произнес Слейтер, в глазах которого плясали сердитые огоньки. — Как можно было допустить, чтобы мальчик так распустился? Он же откровенно грубит вам. Неужели вы не учили его правилам поведения?

Правила поведения? Послушание? Разве может этот человек понять, что такое воспитывать мальчика, не имеющего отца! А знает ли он, каково нести ответственность одновременно за постоянно пребывающего в своих мыслях ребенка и больную мать? В мягком освещении кухни лицо девушки было похоже на туманное утреннее небо, на котором, как остывающие звезды, безразлично мерцали глаза. Она несколькими быстрыми, но столь же бесполезными, сколь грациозными движениями протерла скатерть. Что ответить, она так и не придумала. Все равно он не сможет понять! Чтобы понять, надо самому пройти через те же испытания, что и она.

Молчание нарушила подоспевшая на помощь подруге Сзди. Она налила чашку кофе и села за стол.

— Похоже, что и я сама забыла о правилах поведения, — натянуто улыбнулась Саммер. — Позвольте представить — моя подруга мисс Брэтчер.

Темно-синие глаза быстро, но с интересом оглядели молодую женщину.

— А это Слейтер Маклин.

— Вы любите сладости, мистер Маклин? — с ходу начала разговор Сэди, подвигая чашку новому знакомому.

— Не очень. Но пончики обожаю, — ответил тот, и неповрежденная часть его лица осветилась улыбкой.

Легкая неловкость, которую испытывала Сэди, мгновенно испарилась. Лицо ее просияло, и она тоже улыбнулась.

— Я так и думала. Мне еще не приходилось видеть ковбоя, который бы не был готов променять даже свой нож на сковородку пончиков. Вы в этом не слишком отличаетесь от других, мистер Маклин.

— Пожалуй, что так. Порой я бы многое отдал, чтобы отведать что-нибудь, кроме пережаренных бобов и маисовых лепешек.

Сэди захихикала. Гость тоже рассмеялся в ответ. Саммер тяжело вздохнула. У нее было такое чувство, будто она единственный на всем свете человек, которому совершенно не хочется есть. Зеленые, как у кошки, глаза Сэди скользнули по лицу подруги. Саммер была явно чем-то опечалена.

— Предлагаю попить кофе на крыльце, мистер Маклин. Здесь ужасно душно. Чашечку Саммер тоже можно отнести туда. А потом я принесу вам горячих пончиков из новой партии. — Сэди вскинула голову и еще раз улыбнулась. — Этот стол мне понадобится для готовки.

Слейтер понимающе, будто заговорщик, взглянул на нее. Сердце Саммер забилось чуть быстрее.

— В таком случае нам ничего не остается, как последовать вашему совету, — произнес Слейтер, беря в руки обе чашки.

Саммер побрела за ним. Ноги ее почему-то стали будто деревянные, и, оказавшись на крыльце, она тут же с облегчением опустилась на скамейку. Слейтер протянул ей чашку кофе и сел чуть в стороне. Лицо девушки казалось спокойным. Но это стоило ей немалых усилий. Она чувствовала себя усталой и даже беспомощной под его пронзительным взглядом, который вновь превращал ее в маленькую одинокую девочку.

— Вам не понравилось, что я попытался взять в руки вашего брата?

В голосе Слейтера угадывались нотки скрытого раздражения. Он говорил так, будто хотел обидеть ее за что-то, и девушка чувствовала, что виной тому совсем не плохое воспитание Джона Остина. Его раздражение было связано с чем-то личным, имеющим непосредственное отношение к ней. Не зная, что ответить, Саммер поджала губы и посмотрела на небо.

— Я прав? — настаивал он на ответе, уже почти не скрывая гнева. Даже желваки заходили на челюстях.

Не желая вызывать еще большего раздражения, Саммер посмотрела ему в лицо.

— Нет, это не то, что вы думаете, — ответила наконец она и, чувствуя гипнотическое воздействие его взгляда, прикрыла глаза. — Вы просто не можете понять, почему так все получилось с Джоном Остином.

— Полагаю все-таки, что могу, — произнес он уже гораздо более мягким тоном. — Мы попробуем теперь вместе исправить упущенное.

Глаза Саммер от удивления широко распахнулись.

Слейтер отвернулся и полез в карман за куревом. В полной тишине он прикурил сигарету и отбросил спичку. И вдруг он взял ее руки в свои, повернув ладонями вверх, и стал их внимательно разглядывать.

Это были маленькие девичьи ладони с нежной кожей, но имеющиеся мозоли свидетельствовали, что им пришлось уже немало потрудиться. Их взгляды встретились. Глаза Саммер были печальны, но Слейтер сумел разглядеть в них и зарождающуюся в глубине ее души надежду.

— Ты же затем и привезла брата сюда, Саммер, не правда ли? Ты хотела, чтобы мой отец помог сделать его более управляемым, приучил к порядку. Джон Остин — очень умный, я бы сказал, необычный ребенок… И характер у него твердый. Но ты слишком многое делаешь за него. Излишняя опека ослабляет мужчину. Больше я не позволю тебе так вести себя с ним.

Он поднял глаза, и головы их на мгновение соприкоснулись.

— Но ему еще так мало лет…

— Достаточно, чтобы понять, как можно управлять тобой. Сдается мне, что он лучше многих старших соображает, как извлечь пользу из женских слабостей. Он необычный мальчишка. Тем более его следует некоторое время подержать в твердых руках.

— Думаешь, я старалась спрятать его от жизни под своим фартуком?

Слейтер повернул голову так, что Саммер видела только здоровую часть его лица. Он разжал пальцы, но девушка не убрала свои руки, и ее маленькие ладони остались лежать на его больших.

— А это было необходимо. Не будь твоего фартука, неизвестно еще, был бы он сейчас здесь с тобой. Но наступает время, когда человек должен выйти из-под надзора!

— И сейчас это время наступило. Ты это хочешь сказать?

— Да. — Он вновь сжал ее руки. — Пришла пора, чтобы кто-то подумал и о тебе. Я возьму на себя заботу о вас обоих. Вы теперь мои.

Слейтер посмотрел на девушку ставшими вдруг похожими на раскаленные угли глазами. Саммер была ошеломлена, даже немного испугана. Он сказал, они принадлежат ему, и не было сомнений, что говорил он совершенно искренне. Что-то незаметно изменилось в этом мире и для нее, и для Слейтера. Они оба вдруг поняли это.

Девушка замерла. Она с трепетом ожидала, что будет дальше, и от ожидания этого жизнь как бы замедлила свой темп. Невообразимо медленно Слейтер поднес к губам сигарету. Полупрозрачный дымок долго стоял перед глазами, постепенно растворяясь в воздухе. Наконец он вновь посмотрел ей в лицо.

— Мы теперь вместе будем думать обо всем, разделим наши проблемы, — произнес Слейтер и, отбросив сигарету, взял из ее рук чашку с кофе.

И вдруг руки его обвились вокруг ее плеч и прижали к груди. Сквозь тонкий ситец платья девушка ощутила тепло его тела и даже рельеф тренированных мускулов. Это было незнакомое и неожиданно очень приятное ощущение. Горячая волна пробежала по всему телу, путая мысли. Саммер попыталась успокоиться, но это оказалось не так-то просто, тем более что она почувствовала нежное прикосновение его щеки. Теплые, ласковые губы пощекотали ухо. Мягкие ладони заскользили по плечам. Пугаясь чего-то сильного и незнакомого, что просыпалось в ней, Саммер встрепенулась. Из груди ее вырвался тихий протестующий вскрик.

— Тсс… Тсс. Успокойся, милая. Тсс… — прошептал Слейтер, прикасаясь губами к ее шее и нежно поглаживая руками спину.

Девушка вдруг услышала, как бешено стучит его сердце, и, поняв, что в том же ритме бьется и ее собственное, слегка вздрогнула.

— Неужели я напугал тебя? — тихо спросил он, щекоча губами ее щеку.

— Нет, — произнесла Саммер полушепотом.

Она уже не очень понимала, что с ней происходит. Рассудок настоятельно твердил, что следует противиться колдовству мужской ласки, но чувства отказывались подчиняться. Глаза сами собой закрылись, поток новых прекрасных ощущений вытеснил докучливые предостережения. И как только намерение сопротивляться было окончательно отброшено, на душе стало необычайно спокойно. Подчиняясь нарастающему желанию, она еще сильнее прижалась к нему. Это было похоже на безумие. Тело требовало чего-то большего. Она толком не понимала чего, но чувствовала, что чем ближе будет она к Слейтеру, тем приятнее и легче ей станет.

Продолжая обнимать ее одной рукой, он пальцами второй осторожно приподнял ее подбородок. Девушка открыла глаза.

— Ты не хочешь мне сказать что-нибудь?

Голос его звучал чуть хрипловато, что свидетельствовало о волнении. Но Саммер не заметила этого. Она вообще не замечала сейчас ничего. Обволакивающее тепло его тела и приятно пахнущее табаком дыхание — это было единственное, что связывало ее с реальностью.

— Я… я не знаю. Мне… Я должна подумать.

— Я всегда тверд в своих намерениях, — произнес Слейтер немного напряженным тоном.

Смелая уверенность и даже резкость этих слов отозвались в сердце Саммер приятным волнением. Сама себя не узнавая, она предприняла еще одну отчаянную попытку собраться с мыслями. Но в этот самый момент кончики его пальцев так нежно пощекотали ее подбородок и шею, что она вновь забыла обо всем.

— Не бойся, я не хочу торопить события, — прошептал Слейтер. — У нас есть время, чтобы получше узнать друг друга. — Он еще раз пристально взглянул ей в глаза и, резко опустив руки, замер. — Но как бы там ни было, прямо с сегодняшнего дня я займусь воспитанием твоего брата. Мы не должны допустить, чтобы из него вырос такой же мерзавец, как Трэвис!

Сказав это, Слейтер быстрой и уверенной походкой пошел к выходу. Перед лестницей он на мгновение остановился и, оглянувшись, ласково посмотрел на Саммер.

Девушка некоторое время сидела неподвижно, затем встала и, перегнувшись через перила, посмотрела на двор. Слейтер уже скрылся за углом дома, но думать сейчас она могла только о нем. То, что он говорил о Джоне Остине, без сомнения, было справедливо. В стремлении позаботиться о нем он был вполне искренен. Может, он вообще относится к ним как к младшим брату и сестре? Он же не говорил, что хочет жениться на ней… Саммер смутилась. Мысли начали путаться, глаза слегка потемнели. Но было и другое, при воспоминании о чем сердце забилось быстрее. Так, как он обнимал ее сегодня, не обнимают сестер. И слова его… Он говорил, что теперь они будут вместе… Вместе думать обо всем и делить проблемы… Она вернулась на скамью, чувствуя, как все быстрее и быстрее бьется ее пульс. Что произойдет, когда она увидит его в следующий раз?

 

Глава 8

Вскоре Саммер действительно узнала много нового и о ранчо Кип, и о его хозяине. Больше всего ее поразили немногословность Слейтера и его умение скрывать свои чувства. На ранчо жило и работало довольно много людей, и для всех них он был боссом, распоряжения которого выполнялись беспрекословно. Слейтер сам умел делать все, что поручал своим людям, и работал, если было нужно, не хуже любого из них. Это вызывало уважение. Люди относились к нему с почтением и дорожили его мнением. Саммер не приходилось еще встречать мужчин такого типа. Впрочем, говоря откровенно, она вообще мало что знала о мужчинах. Такая неопытность грозила многими ошибками, и это пугало Саммер больше всего.

Джон Остин не просто признал над собой власть хозяина ранчо Кип, но прямо-таки преклонялся перед ним. Девушку, относившуюся к брату с необычайной нежностью; порой шокировала резкость Слейтера. Не слишком ли большое испытание для чувств такого юного существа? Видела она, однако, и другое: мальчик получал от Слейтера не только выговоры и наставления, но и предметы своего вожделения — книги из имевшейся в Кип библиотеки. Слейтер никогда не забывал вовремя менять прочитанные на новые.

Однажды вечером, примерно через неделю после того как Джон Остин окончательно сдался на милость великодушного победителя, Слейтер появился перед их домом. Похоже было, что он только что принял ванну — тщательно выбритый, с еще влажными волосами, стянутыми на лбу белой ленточкой, в расстегнутом вороте свежей рубашки виднелась совершенно не запыленная загорелая шея. Впервые за все время он прямо сказал, что приехал ради Саммер, чтобы немного прогуляться с ней.

— Выдался свободный вечер, Саммер. Надеюсь, ты поймешь, Сэди. — С этими словами он сел на скамью и небрежно оперся спиной о свежеобструганные бревна крыльца.

Пока девушка, борясь со своими пришедшими в полное смятение мыслями, раздумывала, что ответить, маленькая Мэри выскользнула из рук матери и направилась прямиком к Слейтеру. Протиснувшись между коленями мужчины, она с удивлением посмотрела на его лицо. У Саммер перехватило дыхание: девочка вот-вот заговорит об изуродованной щеке. Как отнесется к этому гость?

В сгущающихся сумерках трудно было разобрать выражение лица Слейтера, но когда он заговорил, голос его звучал нежно и, как показалось Саммер, вполне искренно, отражая то, что действительно было на душе у этого сурового человека.

— А тебе разве еще не пора спать? — спросил он, сажая девчушку себе на колени и прикрывая своей ладонью ее босые ступни. — Мне кажется, что такой маленькой птичке в темноте лучше всего пристроиться в своем гнездышке и смотреть интересные сны.

Услышав голос наставника, на крыльцо вышел Джон Остин.

— Слейтер! — радостно воскликнул он.

— Привет, Джон, — бросил через плечо Слейтер и тут же вновь сосредоточил внимание на Мэри.

Та обняла его своими маленькими ручонками, и мужчина ласково хмыкнул. Звук этот отозвался в сердце Саммер каким-то чувством, дать название которому она бы не смогла и сама.

— А ты, я вижу, маленькая проказница! — крепче сжал в руках девочку Слейтер.

Женщины, замерев, смотрели на трогательную картину, а счастливая Мэри продолжала действовать сообразно своему детскому разумению. Ее ладошка вдруг притронулась к изуродованной щеке Слейтера, и она начала водить пальчиком по ужасным шрамам. У Саммер даже дыхание перехватило. Но Слейтер не пошевелился, продолжая все так же нежно смотреть на обращенное к нему крошечное личико. Через несколько минут, которые показались Саммер необычайно долгими, Мэри уронила кудрявую головку ему на плечо и, не разжимая объятий, закрыла глазки.

— Слейтер… — попытался вновь начать разговор сгоравший от нетерпения Джон Остин.

— Подожди минуту, Джон, — тихо проговорил Слейтер.

В наступившей тишине Саммер почувствовала гулкое биение собственного сердца. Ее мучил все тот же вопрос: какова цель сегодняшнего визита Слейтера? Он говорил, что всегда тверд в своих намерениях…

Наконец Слейтер поднялся и отдал девочку Сэди.

— Судя по дыханию, она уснула…

— Слейтер… — напомнил о себе ерзающий у двери мальчик.

Маклин ответил лишь тогда, когда Сэди скрылась внутри дома.

— В чем дело, Джон?

— Ты обещал научить меня играть в шахматы.

— И обязательно научу. Только не сегодня. Тебе уже пора спать.

— Но…

— Тебе пора спать, — повторил Слейтер. — Вечер — для нас с твоей сестрой. Должно же и у нас быть время на личные дела. Ты тоже можешь иногда провести с нами вечер, если мы тебя пригласим, но исключительно в этом случае.

Саммер едва заметно вздрогнула и тут же почувствовала, как сильная рука властно взяла ее под локоть.

— Пожелай спокойной ночи сестре, Джон, — продолжил Слейтер. — Веди себя как следует, не мешай спать Сэди и Мэри. Спокойной ночи.

— Дорогой… — попыталась что-то сказать мальчику Саммер.

— Но сестра всегда провожает меня и…

— Так больше не будет. Отныне ты будешь засыпать один.

— Пожалуйста, делай так, как он говорит, Джон Остин.

— Спокойной ночи, Джон, — еще раз сказал Слейтер, и в тоне его легко угадывалось предупреждение.

Джон Остин сделал несколько шагов к двери.

— Спокойной ночи, — произнес он сдавленным голосом. — А завтра ты приедешь? — с беспокойством спросил он тут же.

— Сразу после рассвета, — дружелюбно ответил Слейтер.

С этими словами он повернулся и под руку с Саммер пошел по ведущей к речке тропинке.

— Как тебе это удается? — чуть хрипловатым шепотом спросила девушка.

— Я делаю то, что могу. В принципе это не так трудно. Я просто направляю его на тот путь, который считаю нужным. Очень хорошо, что начал вовремя и, конечно, продолжу.

— Но порой ты… так резок… — Голос ее дрогнул. — Мальчик не привык к этому.

— Он непременно привыкнет.

Оба замолчали, не зная, о чем говорить дальше. Молча они пересекли двор и подошли к большому тополю, на котором были укреплены качели.

— Не может быть, чтобы это были те же самые! — воскликнула Саммер, слегка толкая их.

Слейтер отошел чуть в сторону и прислонился спиной к дереву.

Небольшой порыв ветра качнул тополь, и тот зашелестел листьями неожиданно громко на фоне ночной тишины. Но вскоре все опять стихло. В надежде понять, что думает Слейтер, Саммер попыталась разглядеть его лицо. Однако было уже слишком темно, и она могла видеть только очертания его фигуры. Вспыхнула спичка, и трепещущее пламя на несколько долгих секунд осветило зажатую в его губах сигару и изуродованную щеку.

— Человек на этой земле редко чувствует себя счастливым, Саммер. И я так же, как многие, живу трудной одинокой жизнью. Я знаю, что бываю порой груб. и раздражителен… Особенно после того как мой отец был убит, а сам я… ранен. Поэтому я хочу задать тебе вопрос до того, как наши отношения получат какое-то продолжение. Мне важно знать, не отталкивает ли тебя мое лицо или еще что-то во мне?

Девушка ожидала услышать, от него сейчас все что угодно, только не это. Совершенно сбитая с толку, она смотрела в ту сторону, где мерцал огонек сигареты, и не сразу сумела подобрать слова для ответа.

— Я уже говорила, что толком не знаю тебя. Но, похоже, ты знаешь меня еще хуже, коль задаешь такой вопрос.

— Это очень важный для меня вопрос, и ты должна ответить на него.

— Хорошо. Но… скажу честно, ты очень огорчил меня. Получается, что ты считаешь меня пустой девицей, которая может придавать столь большое значение какой-то царапине на лице человека! — Она на секунду смолкла, и лишь прерывистое дыхание выдавало ее волнение. — В этой связи и у меня есть несколько вопросов, Слейтер. Как далеко ты намерен зайти в наших отношениях? Ты ведешь речь о нашей дальнейшей жизни. Д раз так, я имею право знать, чего мне ждать.

Саммер уже почти не дышала, когда произносила последние слова, а сердце билось так, что казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди.

Слейтер резким движением бросил сигару и загасил ее каблуком.

— Я уже говорил о том, чего я бы хотел, и у тебя было несколько дней подумать над этим. Почему ты сейчас сердишься?

— Я не сержусь, — произнесла девушка, и это было абсолютной правдой. Раздражение и гнев испарились с удивительной быстротой. — Я смущена, сбита с толку, но не сержусь.

— Тогда ответь на мой вопрос. Пойми, мне необходимо знать, не вызывает ли отвращение у женщины, с которой я собрался разделить оставшуюся жизнь, моя внешность.

Сердце Саммер оборвалось, голова закружилась. Ошеломленная, она замерла, устремив взгляд на расплывчатую фигуру в тени дерева. Было что-то очень знакомое, даже родное в голосе, что перенес ее в прошлое. На мгновение показалось, что перед ней стоит не нынешний хозяин ранчо Кип, а тот высокий худой мальчик, который обещал приехать и увезти домой свою Девочку-Лето, когда она вырастет.

— Как ты можешь спрашивать такое? — произнесла она, чувствуя, что становится все труднее дышать, хотя воздух был чист и прохладен.

Слейтер молчал. И тогда, ощущая какую-то пустоту и бессилие, она почти закричала:

— Нет! При чем здесь отвращение! Ты думаешь, Что это может иметь для меня очень большое значение… Но это не так! Совсем не так!

— Тогда подойди ко мне поближе, — прошептал он чуть хрипловатым от волнения голосом.

Ни секунды не колеблясь, она сделала несколько шагов вперед. Он обнял ее за плечи, притягивая к себе. Девушка заглянула в его глаза и притронулась кончиками пальцев к шраму. Слейтер пристально вглядывался в ее лицо, будто хотел запомнить на всю жизнь эти милые, чуть вздрагивающие губы и мерцающие на длинных ресницах капельки слез. Он погладил ее руку и прижал к своей щеке.

— Это правда? — спросил он, и Саммер кивнула. — Ты абсолютно уверена?

— Да, абсолютно, — произнесла она, готовая разрыдаться от того, что он ей не верит.

Слейтер отпустил ее руку, но девушка продолжала нежно поглаживать неровную поверхность щеки, не отводя от Маклина пристального взгляда. Бледный свет луны оттенял шрамы. Густые ресницы веером прикрывали его глаза, и трудно было увидеть, что творится в их глубине. Прикосновения к его коже отзывались в Саммер каким-то неясным желанием. Обычно такое мягкое, ее тело сейчас напряглось в ожидании чего-то неведомого. И вместе с этим нарастало еще одно чувство: страстно хотелось освободить Слейтера от его тяжкого бремени, взять на себя часть его.

— Я хочу, чтобы тебе не было больно… никогда больше, — произнесла она тихим, дрогнувшим голосом и, почти не дыша, прильнула к нему.

— О моя Девочка-Лето! — чуть слышно выдохнул Слейтер, склоняясь к ней и с нежной благодарностью целуя в лоб. — Мне так нужно было услышать это, — прошептал он, уткнувшись в ее волосы.

От звучавших тихой музыкой слов и его рук, нежно поглаживающих спину, затрепетало сердце и по телу прокатилась теплая, зовущая волна.

Она обвила руками его шею, поднимая голову, чтобы лучше видеть глаза. Из груди Слейтера вырвался какой-то звук — не то вздох, не то тихий стон. Он сжал ее в своих объятиях.

— Ты тоже хочешь быть со мной! — воскликнул он, притрагиваясь пальцами к ее подбородку и жадно глядя в лицо.

В хрипловатом возгласе слышалось удивление и ликование. Лицо Слейтера сделалось спокойным и радостным. Они смотрели друг на друга. Все будто нарочно стихло в этот момент, даже само время, казалось, остановило свой бег. Медленно, даже нерешительно он склонил голову, и губы их соединились. Но и эта осторожная ласка необычайно взволновала Саммер. Это был первый поцелуй в ее жизни. Она почувствовала, что ей стало трудно дышать. Нежное прикосновение его губ отозвалось в ней вспышкой пламени, сладостная боль страсти разлилась по телу. Странное, не испытанное до сих пор чувство заполнило ее всю без остатка. От Слейтера пахло табаком, полевыми цветами и мускусом одновременно. Этот аромат защекотал ее ноздри, усиливая чары обнимающих ее рук. Мысли текли медленно, путаясь в голове. В этом полузабытьи она почему-то особенно отчетливо ощущала движение его ладоней. Они ласкали ее плечи, спину, бедра, стараясь, хотя это было почти невозможно, притянуть ее еще ближе к себе».

Она тоже сильнее сжала его плечи и шею, прильнула к груди в желании слиться с ним в одно целое. Она с трепетом шла навстречу его ласкам, отбросив сдержанность и забыв обо всем на свете. Губы их, на мгновение разъединившись, тут же вновь искали друг друга. Объятия становились все крепче. Страсть огненными вспышками раскаляла ее тело. Рассудок еще пытался напомнить о том, что неплохо бы проверить свои чувства к нему. Но сердце, уже принявшее Слейтера, мгновенно отбрасывало эти призывы, и желание находиться с ним рядом становилось еще сильнее. Они сейчас были как две части одного целого, наконец соединившиеся после долгой разлуки, и все, кроме них самих, в этот момент перестало для них существовать.

Слейтер чуть приподнял голову и посмотрел в ее пылающее лицо. Не было сомнений, что он первый мужчина, который держит в объятиях эту девушку. И она не боится разгорающейся страсти! Она не опасается его ласк и отвечает на них! От этой мысли сердце в груди заколотилось с неистовой силой, дыхание сделалось хрипловатым и прерывистым. Это было гораздо больше, чем то, на что он рассчитывал в самых смелых мечтах.

— То, что случилось с нами, — величайшее чудо! — прошептал Слейтер, щекоча ее губами.

Весь охваченный своими чувствами, он даже не заметил, с каким милым шотландским акцентом произнес он эту фразу. Саммер подумала, что наверняка так говорил Сэм Маклин.

— Да! — выдохнула она в ответ, чувствуя, как ликующе бьется в жилах кровь.

— Милая моя, чудесная Саммер!

Тепло губ, шепчущих эти нежные слова, она ощутила на своей щеке. Слейтер затрепетал и почувствовал сухость во рту, когда увидел полуприкрытые в чувственном порыве глаза девушки. Ему казалось, что он растворяется в этих черных омутах целиком. Будто загипнотизированный, он не отрываясь следил за кончиком ее языка, который сначала облизал нижнюю губу, а потом снова спрятался.

— Слейтер, я…

— Тсс… Не надо ничего говорить, — протестующе прошептал он. — Мы сказали сегодня друг другу самое главное!

Слейтер осторожно разнял ее руки, обнял за плечи, и, крепко прижавшись друг к другу, они пошли к дому.

— Спокойной ночи! — произнес он возле двери, быстро поцеловав девушку в лоб, и удалился.

Только оказавшись в темноте своей комнаты, Саммер начала что-то понимать. Имеющийся опыт не мог помочь разобраться в хаосе охвативших ее чувств. Собственно, ничего подобного в ее жизни никогда не было. Она чувствовала себя так, будто часть ее все еще оставалась у качелей со Слейтером. Сердце продолжало бешено колотиться, а губы еще трепетали, чувствуя жар его поцелуев. Да и приятное томление пониже живота не исчезало. Она даже нарочно надавила на это место ладонью, но и это не помогло. Подчиняясь многолетней привычке, девушка автоматически переоделась в ночную рубашку, вынула из волос заколки и заплела косу. Почему-то вспомнилась мама, то, как она с трудом забиралась в постель, и слова, которые она шептала в бреду перед смертью. «Какое чудесное лето… Какое великолепное…» — несколько раз произнесла она тогда.

Утром следующего дня подготовиться к встрече со Слейтером Саммер не успела. Когда он появился в дверях, они только что начали завтракать.

— Доброе утро.

От неожиданности она даже не смогла сразу что-либо ответить. Язык будто приклеился к небу, на щеках и шее выступил нежный румянец. Мгновенно заметившая смущение подруги Сэди поспешила прийти на помощь.

— Доброе утро, Слейтер! Ты уже завтракал? Да? — затараторила она, вскакивая со стула. — Ничего, уверена, что место для кофе и сладостей в твоем желудке найдется. — Она взяла со стола свою чашку. — Садись-ка на мое место. Мне все равно надо кое-что сделать. Джон Остин измучился, ожидая тебя. Мы не знаем, как с ним справиться. Он такой необычный.

Молодая женщина чувствовала, что говорит слишком много. Но надо было выиграть время, чтобы Сам-мер, которая сидела уставившись в тарелку, успела взять себя в руки.

— Ну а как наши обжоры? — продолжала щебетать Сэди. — Они все съели? За всю свою жизнь не видела мужчин, способных поглотить столько пончиков. Они проваливаются в них как в бездонную бочку.

Немного удивленный поначалу, Слейтер, взглянув на пунцовые щеки Саммер, сразу понял причину столь необычной болтливости ее рыжеволосой подруги и весело улыбнулся.

— В этом ты права, Сэди. Ребята отъедаются от души. Они думают, что вдруг наступили Рождество и День независимости, причем почему-то одновременно.

— Ну в таком случае полагаю, что мне пора замешивать тесто для следующей партии. Займусь этим немедленно, если нет какой-нибудь другой срочной работы.

Саммер наконец подняла глаза, но, встретившись взглядом со Слейтером, покраснела еще сильнее. Чтобы хоть как-то скрыть свое смущение, она отвернулась и обратилась к Сэди:

— По-моему, у нас с тобой на сегодня нет никаких срочных дел, которые не могли бы подождать. Но день обещает быть жарким, и тебе не стоит проводить его у печи.

— Саммер права, Сэди. Если ты и вправду готова печь пончики для работников ранчо Кип, мы по крайней мере должны сложить тебе печь на свежем воздухе.

Сэди, не веря собственным ушам, посмотрела на Саммер, потом на Слейтера, и глаза ее радостно заблестели.

— Печь на свежем воздухе! Вот это здорово, черт побери! — Сэди так озорно улыбнулась, что Саммер невольно позавидовала легкости, с которой ее подруга умела общаться с людьми. — Договорились, Слейтер, вы делаете для меня печку, а я обещаю обеспечивать вас пончиками… до тех самых пор, пока скот не пригонят домой!

Слейтер рассмеялся. Саммер, увидев, как потеплели при этом его глаза, сама немного повеселела.

— Я скажу Джеку, чтобы он в ближайшее время приступил к работе. Он большой мастер в таких делах. — Говоря это, Маклин повернулся к Саммер и взглянул прямо в ее засиявшие глаза. — Кстати, где же Джон?

Девушка едва расслышала обращенный к ней вопрос. Как только их со Слейтером взгляды встретились, сердце ее забилось в непонятном возбуждении, щеки вновь слегка порозовели, а фиалковые глаза сделались необыкновенно яркими и лучистыми. Мысли в голове заметались. На этот раз от необходимости что-то говорить избавил Джон Остин, вдруг возникший в дверях.

— Я здесь, Слейтер. Я уже оседлал Джорджиану, и никто мне не помогал. Я отвел ее в загон, как ты мне говорил.

— Джорджиану?

— Она же девочка, не так ли? И ты сказал, что я сам должен придумать, как ее назвать. Имя Джорджиана мне нравится.

Ощутив укол совести за то, что совсем забыла о брате, Саммер встала из-за стола. Разве можно так погружаться в свои переживания? Она даже не подумала о том, чем занимается Джон Остин. А ведь он мог оступиться… И лошадь бы его затоптала!

Перехватив ее встревоженный взгляд, Слейтер тоже поднялся и снял с крючка шляпу.

— Давай-ка пойдем и взглянем на то, как ты оседлал свою… Джорджиану, — сказал он и вышел вслед за мальчиком.

— У них все идет нормально, Саммер, — поспешила успокоить подругу появившаяся за спинкой стула Сэди. — Не волнуйся, Слейтер сделает из него настоящего мужчину.

Саммер повернулась и немного грустно посмотрела на нее. Сэди лукаво улыбнулась:

— Эх, если бы мне встретился такой мужчина и согласился взять меня с ребенком, я бы готова была каждый день чистить ему сапоги. — Зеленые глаза ее вдруг стали совсем серьезными. — Я стараюсь не завидовать тебе, Саммер… Клянусь Богом, я не буду завидовать.

— Он хочет жениться на мне, — неожиданно вырвалось у Саммер.

— Конечно, хочет. Только слепой этого не заметит. Он же не может глаз от тебя отвести.

— Как хорошо, что я встретила тебя, Сэди! — порывисто произнесла девушка, обнимая подругу. — Я так рада, что ты рядом.

— Ну а я и подавно. Не знаю, как и благодарить Бога за то, что он привел тебя в ту гостиницу. Если бы еще Господь направил ко мне какого-нибудь симпатичного сильного ковбоя, такого, как Слейтер… О, тогда бы я была счастлива до самой смерти.

— Но до тех пор пока этот ковбой объявится, — засмеялась Саммер, — ты, надеюсь, останешься здесь и успеешь прославиться на весь Техас как королева пончиков. Впрочем, у меня нет никаких сомнений, что ты встретишь своего героя до конца нынешнего лета.

— Что ж, посмотрим. Кое-кто уже имеется в нашем распоряжении: Бульдог, старый Енот, Пудинг и Джек. Последний всем хорош. Он действительно очень хороший, Саммер. Вот если бы и мои глаза при взгляде на него загорались так же, как твои, когда ты смотришь на Слейтера…

— Это так заметно? — встрепенулась Саммер, поднося ладони к вновь порозовевшим щекам.

— Не надо смущаться! — Сэди взяла ее руки в свои. — Я это вижу, потому что постоянно наблюдаю за вами. И Слейтер это видит. Сегодня он примчался к нам так рано, как только смог.

— О, я не смущаюсь. Но все это так необычно и ново для меня.

Глаза Саммер блеснули, губы сами собой разошлись в счастливой улыбке.

— Любовью такого мужчины может гордиться любая женщина, — мягко произнесла Сэди. — Я еще не встречала другого, который бы был так же заботлив. С ним ты сможешь чувствовать себя как за каменной стеной.

Девушка пристально посмотрела на подругу. Но та направилась к проснувшейся Мэри и уже помогала дочке встать с постели.

Новое непонятное чувство, бурлившее в душе Саммер, мешало ей сосредоточиться на чем-то одном. Убедившись, что волосы уложены как следует, а чистое платье сидит на ней безукоризненно, она не знала, что делать дальше. Уже несколько раз она подходила к двери и смотрела в сторону загона. Наконец во двор въехали Слейтер и Джон Остин. Вполне можно было сделать шаг назад и, оставаясь незамеченной, наблюдать за ними и дальше. Саммер вначале и хотела так поступить. Но потом почему-то пошла в свою комнату и принялась разбирать постельное белье, хранившееся в деревянном сундуке. Она добралась до какого-то лоскутного одеяла, когда услышала голос Слейтера, а через несколько секунд увидела в дверях и его самого. Сердце заколотилось, ноги сделались будто йатные. Его взгляд остановился на девушке, затем обежал помещение и вновь вернулся к ней.

— Мне всегда нравилось в этой комнате.

Саммер посмотрела ему в глаза, прижимая к себе одеяло и стараясь хоть чуть-чуть успокоить бьющееся в диком ритме сердце.

— Моя мама тоже ее любила, — сумела произнести она. — Она говорила, что с этой комнатой связаны лучшие годы ее жизни. Это отец, когда пришел с войны, решил вернуться в Пини-Вудс. Мама, мне кажется, хотела остаться здесь.

— Да, я тоже думаю, что она бы с удовольствием осталась, — медленно сказал Слейтер, подходя к сундуку и беря в руки небольшую резную шкатулку, принадлежавшую некогда Нэнни Кайкендал. Именно в ней Саммер нашла после ее смерти письмо Сэма Маклина. — Я помню эту вещицу. Твоя мама хранила в ней свои драгоценности. Там еще было маленькое колечко, которое она носила, когда была ребенком. И ты тоже носила его.

Саммер подошла к нему, раскрыла крышку шкатулки и извлекла из нее золотой кружочек. Колечко было тонким и таким маленьким, что ей с трудом удалось надеть его на кончик мизинца, чтобы показать Слейтеру. Он стоял теперь совсем рядом, так что от его дыхания шевелились прядки ее волос, упавшие на щеку. Она отступила на шаг и посмотрела ему в лицо. Их глаза встретились, и у Саммер перехватило дыхание. Быстрым движением она положила колечко на место, а из шкатулки достала небольшой пакет и открыла его. Внутри было сплетенное из волос ожерелье.

— Сколько я себя помню, эта вещь всегда была у мамы. Я никогда не видела, чтобы она надевала ее, но порой вынимала и долго рассматривала. Великолепная работа! Видимо, потребовались многие часы, чтобы сделать это. — Она показала ожерелье Слейтеру.

Волосы, искусно сплетенные в спираль с замысловатым узором, были черными блестящими и мягкими как шелк.

— Я не знаю, чьи это волосы, — она улыбнулась, — но они вполне могли бы быть твоими, Слейтер. Очень похожи.

— Или твоими, — ответил он, прикладывая вещицу к ее голове и сравнивая.

— Будь они моими, мама, думаю, сказала бы мне об этом. И точно не папины. Его волосы были светло-каштановыми…

Она завернула ожерелье и положила в шкатулку. Слейтер стоял не двигаясь, но она постоянно ощущала на себе его горящий взгляд. Девушка подняла голову и увидела его улыбку и сияющие нежностью и радостью глаза. Голос, которым он произнес последнюю фразу, показался таким родным и знакомым, что отозвался в груди ликованием. Казалось, она знала этого мужчину всегда! Само сердце, сама душа признавали это. У Саммер было такое ощущение, что он был частью ее, не соединившись с которой она никогда не будет до конца счастлива. Поглощенная этим новым чувством, она замерла, забыв обо всем. К реальности вернули пальцы Слейтера, ласково погладившие ее руку.

— Надень что-нибудь на голову. Я собираюсь прогуляться с тобой до ранчо Кип, — спокойным, но не терпящим возражений тоном произнес он.

Саммер надела шляпку, и они вышли во двор.

— Обязательно выбери место для своей новой печи, — обратился Слейтер к Сэди. — Я пришлю Джека с материалом для строительства. Он отличный каменщик и сумеет сложить плиту достаточно высокую, чтобы тебе не надо было без конца нагибаться.

— Да, это будет как раз то, что надо! — ответила женщина, лицо которой буквально засияло от удовольствия.

Джон Остин недоуменно посмотрел на Слейтера, потом на сестру. В его маленькой головке никак не укладывалось, почему это хозяин ранчо Кип предпочитает проводить время в компании Саммер, а не с ним.

— Твоя сестра отправляется со мной в Кип, Джон, — обратился к нему Слейтер. — А ты остаешься здесь охранять Сэди и Мэри. Если почувствуешь что-то неладное, подставь стул и сними то ружье, что лежит на полке. Оно заряжено, так что будь осторожен. Направь его вверх и нажми на курок. Имей в виду, у ружья сильная отдача. Оно лягается, как мул, и может даже сбить тебя с ног при выстреле. Но не пугайся: пока ты поднимешься, кто-нибудь уже подоспеет на помощь. Запомнил? Но ни в коем случае не прикасайся к оружию без надобности.

— Не буду, Слейтер. Я все сделаю как надо в ваше отсутствие.

Саммер взглянула на брата с некоторым удивлением. Ей показалось, что мальчик даже подрос на несколько футов, так необычно солидно он себя вел.

— Не сомневаюсь, Джон. Иначе я бы не оставил тебя здесь старшим.

Девушка направилась было к речке, но Слейтер взял ее под руку и повел к загону.

— Мы поедем в Кип верхом.

— О, но…

— Что еще за «но»? — засмеялся он.

— Я не могу скакать на лошади в такой одежде.

Губы Слейтера чуть дрогнули, в глазах мелькнули веселые искорки.

— Придется нам как-нибудь найти время и купить тебе несколько этих забавных юбок, которые разделены на две части, будто штаны. Седел для езды боком я никогда не любил. Они выглядят в наших местах совершенно нелепо.

Саммер растерянно посмотрела на высокого вороного мерина. Поняв, что чувствует девушка, Слейтер поднес руку к самой голове лошади, и та с трогательной доверчивостью ткнулась мордой в его ладонь.

— Эстрел — спокойное животное, только не терпит грубого обращения и не выносит колючих уздечек.

— Эстрел? Какое странное имя!

— Это от слова «Звезда». Когда я купил беднягу, его звали Эстерил, то есть кастрированный. Но я подумал, что нехорошо животному постоянно напоминать о том, как жестоко с ним обошлись.

Нежно коснувшись пальцами подбородка, он повернул ее голову к себе. При взгляде на чуть порозовевшее от смущения лицо девушки в его глазах заплясали озорные огоньки. Саммер почти физически ощутила, как разгорающийся в его душе огонь страсти обжигает и ее сердце. Почувствовав слабость в ногах, она инстинктивно попыталась отвернуться, но рука Слейтера нежным усилием предупредила это намерение.

— Единственное, что меня удерживает сейчас от поцелуя, это Джон Остин. Он наблюдает за нами с крыльца.

— Ты не станешь меня целовать?

— Сейчас нет, хотя и очень хочется.

Прежде чем она успела что-либо ответить, он поднял ее и усадил боком на седло. Затем, поставив ногу в стремя, мгновенно запрыгнул на Эстрела и, беря поводья, невольно обнял девушку. Саммер ничего не оставалось делать, как покрепче схватиться за луку седла. Животное тронулось с места, и в такт его шагам она невольно прижималась к Слейтеру. Избежать этих прикосновений не было возможности, да, честно говоря, и желания тоже. Под воздействием этих ритмичных прикосновений на душе Саммер стало легко. Было так приятно чувствовать спиной широкую мужскую грудь. Но сидела девушка в седле, как всегда, гордо выпрямившись.

На самой середине речки Эстрел неожиданно остановился.

— Зря я посоветовал тебе надеть эту чертову шляпку, — услышала она шепот склонившегося к ее уху Слейтера. — Сними-ка ее.

Девушка готова была послушаться, но пальцы, изо всех сил сжимавшие луку седла, не хотели повиноваться. Слейтер тихо засмеялся. Ей показалось, что приятнее звуков, чем этот смех, она никогда не слышала.

— Не бойся. Я ни за что не позволю тебе упасть, — произнес он, развязывая ленточки под ее подбородком и снимая шляпку. — Я так хочу видеть твое лицо, прикасаться к тебе. Кажется, что больше в жизни мне ничего и не надо.

Он прижал девушку к себе, чуть покачивая будто младенца. Саммер опустила голову ему на плечо, притронувшись щекой к шее. Все мысли вновь оказались лишними. Она зажмурила глаза, наслаждаясь сладостью его объятий. Слейтер прильнул к ней неповрежденной частью своего лица, а она гладила его изуродованную щеку, нежно ощупывая теплыми кончиками пальцев каждый изгиб и углубление. Эти шершавые шрамы тоже были Слейтером. И она тоже любила их! Любила даже больше всего остального. Ведь ему когда-то было так больно, и к женскому влечению при этих прикосновениях примешивалась еще и материнская жалость.

Слейтер чуть повернул голову, ища губами ее губы. Он целовал ее медленно, стараясь сполна насладиться мгновением. И каждое движение его губ отзывалось в ней вспышкой пламени. Она тоже поцеловала его, порывисто и жадно, отбросив за плечо мешавшие мягкие волосы. Ей было необычайно спокойно в его объятиях, и она с готовностью поддавалась волшебным чарам его поцелуев.

Пальцы Слейтера чуть приподняли ее подбородок, пощекотав мягкими подушечками нижнюю губу. Он заглянул в глубину ее глаз и снова поцеловал. Казалось, что само дыхание их стало на какое-то мгновение единым. Сильное влекущее к нему чувство переполняло Саммер, кровь в жилах, казалось, закипала, импульсы страсти то и дело молниями пробегали по телу. Все ее желания свелись к одному — сделать ему приятное, доставить как можно больше наслаждения.

Он порывисто обхватил ее голову, и губы девушки коснулись его шеи. Саммер почувствовала солоноватый дурманящий вкус его тела. Из груди Слейтера вырвался хрипловатый стон. Обмякшими руками он чуть отстранил девушку и посмотрел ей в лицо пылающими, полными любви глазами.

— Мы скоро станем мужем и женой, — произнес он чуть дрожащим от волнения голосом. — Я так долго ждал тебя… целую вечность.

Уставшая стоять лошадь потихоньку двинулась вперед. Но ни он, ни она даже не обратили на это внимания. Саммер подняла голову, чтобы лучше видеть лицо любимого, и не отрываясь смотрела на него.

— Все, как ты говорил. Я стала совсем взрослой и приехали домой… к тебе.

— Любимая моя… — прошептал Слейтер.

Его ладони ласково погладили ее руки, поднялись к плечам и вновь опустились, с трепетом коснувшись груди. Темные его глаза излучали необычайную нежность.

Девушка тоже не спускала глаз с лица любимого. Губы ее чуть подрагивали и тянулись к нему в страстном томлении.

— О Боже, я бы не выпускал тебя из объятий и целовал целыми днями! — выдохнул Слейтер, наклоняя голову.

Как бы ища более полного слияния, Слейтер осторожно раздвинул ее губы своими. Саммер прильнула к нему. Будто растаявшее от ласк, ее тело стало мягким и податливым, а поцелуй длился, казалось, бесконечно. Ни он, ни она не могли да и не хотели прерывать его.

— Саммер… — не то прошептал, не то простонал он, когда губы их наконец разъединились. — Саммер!..

— Слейтер!.. — с наслаждением произнесла она. — Кто-нибудь может прийти сюда, — добавила она, улыбнувшись.

— Да. Ты права, — согласился Слейтер, быстро и жадно целуя ее. — В конце концов, что значат для нас еще несколько часов? Но когда наступит вечер, девочка моя… — прошептал он, страшно расширяя глаза.

Саммер приложила палец к его губам.

— Вы пугаете меня, мистер Маклин? — спросила она. Ее глаза при этом весело сверкнули из-под длинных ресниц.

— Просто честно предупреждаю, мисс Кайкендал.

Шляпа Слейтера была сейчас вопреки обыкновению сдвинута на самый затылок, и Саммер могла видеть его лицо целиком. Его живые темные глаза казались серьезными, но в самых их уголках нетрудно было заметить пляшущие озорные огоньки. Странно, но этот спокойный, веселый мужчина почти ничем не походил на того хмурого, сердитого Маклина, которого она встретила на кухне его дома всего несколько недель назад. Совершенно исчезли и ее собственные смущение и неловкость. Обнаружив, что ее прическа слегка растрепалась, Саммер улыбнулась и принялась заправлять выбившиеся локоны обратно в косу.

— Надень-ка все-таки свою шляпку, Девочка-Лето. Мне совсем не хочется, чтобы солнце обожгло твой очаровательный носик.

Лошадь, почувствовав, что ей никто не мешает выбраться из надоевшей воды, резко выпрыгнула на берег. Слейтер, обнимавший Саммер, покачнулся и чуть не соскользнул вниз, но успел вовремя ухватиться за луку седла. Они оба рассмеялись. Вообще и он, и она чувствовали себя будто дети, возбужденные неожиданной свободой. Все кругом было новым и прекрасным.

Оказавшись в доме, девушка с интересом огляделась вокруг. От верховой прогулки, а еще больше от того, что произошло во время остановки, лицо ее раскраснелось, и Слейтеру она казалась еще прекраснее. В Саммер были душевная глубина и быстрота мысли, которые он так ценил в людях. И вместе с тем она была настоящей женщиной, умеющей понимать, заботиться и любить. Такой невестой мог гордиться любой мужчина!

— Ты — неотъемлемая часть всего этого, Саммер, — неожиданно для нее произнес Слейтер, снимая девушку с лошади. — Это твой дом.

Она взглянула ему в лицо. Слейтер ответил прямым, уверенным взглядом. Она посмотрела на освещенную солнцем лужайку, на тенистые заросли деревьев, обещающие столь желанную после верховой прогулки прохладу. Дом с его верандами и росшими вокруг огромными дубами, каждый из которых раскинул ветви не менее чем на пятьдесят футов, выглядел солидным и надежным. Слишком счастливая, чтобы заговорить, Саммер просто кивнула головой.

Слейтер, положив руку на плечо девушки, прижал ее к себе и улыбнулся.

— Пойдем. Ты должна все здесь осмотреть.

Ярдах в сорока к юго-западу от главного дома располагался сарай, в котором, судя по доносившемуся из него кудахтанью, находились куры. Выстроен он был из кирпича и имел широкие окна и двери, что обеспечивало хорошую вентиляцию. За ним стояло длинное приземистое здание из камня, служившее общежитием для сезонных рабочих. Миновав его, Саммер увидела примерно такой же длины барак, разделенный на множество небольших комнат. В них хранили и ремонтировали седла и прочую конскую сбрую, различный инструмент и другие необходимые в таком обширном хозяйстве вещи. Имелась даже кузница. За бараком виднелся еще один сарай, уже заполненный доверху сеном, и три просторных загона для скота.

Но больше всего поразил Саммер сад, разбитый у общежития. Занимал он где-то около двух акров. Более ухоженного и красивого участка земли ей видеть еще не приходилось. По границам его несколькими рядами стояли сверкающие изумрудной зеленью фруктовые деревья, а между ними весело струились по прямым рукотворным руслам прозрачные ручейки. Картина так потрясла девушку, что Слейтер, взглянув на ее лицо, невольно рассмеялся.

— У нас здесь работает множество людей. Теперь ты понимаешь, почему я говорил, что тебе нет необходимости мучиться с собственным огородом.

— Но… — Саммер запнулась. Глаза ее слегка сузились, придав лицу чуть хмурое выражение. — А зачем же тогда кто-то вспахал землю у нас на участке перед нашим приездом, подготовив его для посадок?

— Это старина Енот. Он у нас за садовника. Мужчина он ответственный. Без его разрешения никто и ногой не ступит в сад. Енот собрался выращивать арахис, а тот солнечный пятачок на вашем участке, на его взгляд, для этого весьма подходит. — Взглянув на помрачневшую Саммер, Слейтер улыбнулся и обнял ее. — Не расстраивайся. Все в порядке, любовь моя. Енот рад вашему приезду и лишь весело засмеялся, когда я сообщил ему, что он остается без арахисовой плантации.

Они уже пересекли сад и оказались в дальнем его углу, отгороженном аккуратно подстриженным кустарником. Здесь стояли грубо сколоченные столы, на которых были разложены для сортировки и просушки перед хранением выращенные в саду плоды. Неподалеку виднелся и погреб с распахнутой пока дощатой дверью.

— Неужели Енот справляется со всем этим один?

— Конечно, нет. Здесь у нас живет несколько мексиканских семей. Их мужчины пасут скот вместе с моими ковбоями. Но те, что уже в годах, а также женщины помогают Еноту. Они работают вместе и честно делят урожай. Но Енот здесь босс, ты уж об этом, пожалуйста, не забывай. — Слейтер засмеялся, но вскоре лицо его сделалось опять серьезным. — Я знаю, что некоторые до сих пор не могут забыть мексиканцам расстрел нашего гарнизона в Аламо во время войны. Но в Техасе живет очень много добрых и дружелюбных мексиканцев. Они так же, как и мы, любят своих детей и заботятся о чистоте и благоустройстве своих жилищ. Если ты с ними ведешь себя порядочно, они отвечают тебе тем же и никогда не навредят. Взгляни-ка, какие цветы они выращивают.

Саммер увидела группу стоящих чуть в стороне небольших аккуратных домиков, буквально утопавших в море цветов. Цветы обвивали изгороди, веранды и стены домов, издалека напоминавших разноцветные палитры художников. Во дворах резвились играющие дети, на кустах сушилась выстиранная одежда. Девушка подумала, что Кип Маклинов весьма походил на небольшой город.

— Когда папа приехал сюда, кругом были только холмы и дикие прерии, а население этих мест состояло из индейцев и скрывающихся от правосудия преступников, — сказал будто угадавший ее мысли Слейтер. — Но он решил, что раз уж он очутился в этой стране, то надо постараться привить ей самое лучшее из того, что он знал сам. И он сделал правильную ставку. Кип он успел превратить в симпатичный уголок. Причем обитатели ранчо в состоянии теперь сами обеспечить себя практически всем необходимым. Мы должны идти в том же направлении, чтобы сохранить созданное им для следующих поколений Маклинов.

Осмотр был закончен, и они, держась за руки, неторопливо пошли по пыльной дорожке к дому. Попадавшиеся по пути работники вежливо здоровались, снимая шляпы, а пропустив парочку, улыбались и понимающе подмигивали друг другу. Вот и веранда. Там на превращенном в стул и отполированном за много лет пне большого дерева восседал Бульдог, обстругивающий своим огромным ножом какую-то палочку. Когда старый ковбой увидел подошедших Саммер и Слейтера, губы его сначала вытянулись, а потом расползлись в стороны, и кончики их слегка дрогнули.

— Ну вот, — произнес он, разбрасывая ногой стружки по каменному полу. — Похоже, что в этом доме вообще никто не собирается работать. Ты где-то гуляешь, старый бездельник Джек намылил хвост и думает только о сооружении печки на дворе Малого ранчо, а здесь скоро все высохнет и зарастет бурьяном. И похоже, я единственный, кто задумывается об этом.

Бульдог поднялся со стула, отошел к перилам веранды, смачно сплюнул на землю коричневой слюной и вернулся на прежнее место.

Саммер, поежившись, взглянула на Слейтера, уверенная, что увидит помрачневшее лицо и сердитый взгляд. Слейтер сильно прищурил глаза, которые стали похожи на маленькие щелочки, но кончики его губ подрагивали. Он явно с трудом сдерживал улыбку.

— А что, позволь спросить, ты сам делаешь, старина? Просиживаешь задницу, переживая о том, что Тереза занята уборкой? Почему бы тебе самому не осмотреть хозяйство и не подбодрить работников?

— Но я не могу этого сделать сейчас, малыш! Кто-то же должен следить за тем, чтобы здесь все не растащили. Ведь некоторые в последнее время бродят будто слепые и ни на что не обращают внимание.

— Поэтому тебе как раз и следовало бы поездить по ранчо и посмотреть, что у нас делается, — сказал Слейтер, беря Саммер под руку и накрывая ее ладонь своей. — Только для того, чтобы удовлетворить твое любопытство и переместить твою задницу в седло, где ей и следует находиться, сообщу тебе, что здесь грядут большие изменения. Я женюсь. И смотри, как бы моя молодая супруга не взяла метлу и не вымела тебя отсюда за твою болтовню.

— Ха! — хмыкнул Бульдог, не глядя отщипнув ножом длинную щепку от своей палки. — Полагаю, что скорее я отшлепаю ее, как в свое время шлепал тебя.

Слейтер посмотрел на девушку. Лицо его приняло наигранно хмурую гримасу, но пляшущие в глазах искры говорили о том, что он совсем не сердится. Он обнял ее за плечи и повел к двери дома.

— Пойдем-ка, моя любовь. Пусть этот старый негодник остается здесь один. Не обращай на него внимания. Он упрям, как муха, крутящаяся у коровьего хвоста. Нет на свете таких аргументов, с помощью которых его можно было бы в чем-то переубедить. Он слышит только свой собственный голос.

Оставшись один, Бульдог почесал лезвием ножа седую щетину на подбородке и расплылся в улыбке. Затем он по-петушиному приподнял голову, прислушиваясь к доносившимся из кухни словам. Там разговаривали Слейтер, Саммер и Тереза. Слышно было плохо, да и все самое главное ковбой уже узнал. Он скинул ногой стружки с веранды и, насвистывая сквозь зубы какую-то мелодию, отправился в сторону общежития сезонных рабочих.

 

Глава 9

Дни летели быстро. Саммер жила среди техасских холмов уже два месяца. О Пини-Вудс она вспоминала все реже и реже. Наступил сезон напряженных сельскохозяйственных работ. Дел на ранчо Кип было по горло. Но, несмотря на это, Слейтер почти каждый вечер находил время, чтобы пересечь овраг и прогуляться с Саммер, хотя приезжал порой поздно вечером. В течение дня ему приходилось ездить далеко, к подножию холмов и вдоль обмелевших ручьев. Там сейчас была самая сочная и высокая трава. Косить в прохладных долинах можно будет после дождей, а их все очень ждали, поскольку работать приходилось в страшной жаре и пыли. В этих местах вообще от дождей многое зависело. Принесенная ими вода не только наполняла колодцы и ведра здешних жителей, но и гарантировала, что их основное богатство — скот — не останется без пищи.

Слейтер то и дело возвращался к мысли послать кого-нибудь в город за священником, который бы обвенчал его с Саммер. Но возможности освободить кого-то от работы для столь долгого путешествия не было, не говоря уж о том, чтобы ехать самому. В конце концов он решил, что они с Саммер отправятся в Гамильтон, а если потребуется и в Джорджтаун, когда сезон заготовки сена закончится.

Было позднее утро. Джон Остин читал Мэри какую-то книгу. Малышка явно не понимала ни слова, но ей нравилось сидеть рядом и следить за тем, как переворачиваются страницы. Саммер и Сэди стирали и развешивали белье на веревке, натянутой между углом дома и большим дубом. Когда вдалеке показался ехавший вдоль речки всадник, это их нисколько не встревожило. Слейтер периодически посылал к ним кого-нибудь из своих людей с короткими письмами. Случайные путешественники появлялись в этих местах крайне редко. Приезд каждого был целым событием, и, по неписаному правилу, принимали его со всей возможной сердечностью и гостеприимством. Но это был не путешественник и не посланец Слейтера. Первой узнала всадника Сэди.

— Это Трэвис Маклин! Трэвис, не сойти мне с этого места! — забормотала она, будто причитая.

Саммер удивленно взглянула на нее и рассмеялась. Ей никогда еще не приходилось видеть подругу в такой растерянности.

— Ой, не к добру это, — продолжала, понижая голос, Сэди. — Его появление здесь не сулит ничего хорошего, — добавила она совсем тихо.

— Да что ты, Сэди. Может, он просто везет нам письмо от Эллен.

— Если он что и привезет, то только неприятности, — проворчала молодая женщина.

Она подняла пустое корыто и с грохотом бросила его опять на землю рядом с чугунным баком, в котором кипела вода, и с каким-то остервенением принялась погружать в него белье.

Уже въехавший на двор Трэвис остановил коня, снял шляпу и вытер вспотевший лоб рукавом рубашки. Его светлые волосы блестели на солнце, а лицо украшали отросшие с момента их последней встречи усы. Он улыбнулся, обнажив ровный ряд безупречно белых зубов, и лицо его стало еще красивее. Улыбка была по-мальчишески искренней, так что Саммер невольно улыбнулась в ответ.

— Вы все так же прекрасны, мисс Саммер. Ей-богу, чтобы увидеть такую прелестную улыбку, стоило проскакать много миль по солнцепеку и пыли.

Саммер еще раз улыбнулась. Комплимент был слишком откровенен и даже немножко дерзок. Но в устах Трэвиса он прозвучал совершенно естественно и мило.

— Спешивайтесь, мистер Маклин. Вам необходимо выпить чего-нибудь холодного.

— Благодарю вас, мэм.

Трэвис спрыгнул с коня, привязал его к изгороди. Саммер распахнула боковую дверь, приглашая в дом, и проводила гостя к умывальнику. Войдя, Трэвис одарил девушку таким взглядом, что ей стало не по себе и захотелось, чтобы как можно скорее приехал Слейтер.

— Что мешает вам называть меня просто Трэвис… Саммер?

— Ничего, собственно… В самом деле ничего… Трэвис.

— Вот так-то лучше. Гораздо лучше, — произнес он, весело глядя ей в глаза.

— Вода должна быть холодной. Это ведро только что принесли.

Он опять улыбнулся и склонился к ней ближе. Саммер невольно отклонила голову.

— Мама просила меня заехать к вам и передать привет. Мы хотим собрать гостей в конце месяца. Она будет очень рада, если вы тоже почтите нас визитом. И не только она.

Последние слова Трэвис произнес, понизив голос до интимного шепота.

— Спасибо за приглашение. Я подумаю. Но скорее всего мне вряд ли удастся приехать. Однако передайте вашей маме, что я всегда рада видеть ее у себя.

Саммер чувствовала растерянность, не зная, что делать дальше. Пригласить Трэвиса к столу? Именно этого требуют законы гостеприимства. Но Слейтер, поступи она так, наверняка рассердится.

— Надеюсь, ваша мама здорова? — произнесла она только для того, чтобы затянуть время.

— Да. С ней все в порядке. Она увлечена подготовкой к предстоящему пиру, и это ее очень развлекает, — ответил Трэвис с улыбкой, которая не оставляла сомнений в том, что он все понимает и с интересом ожидает, как поступит собеседница.

— Мы собираемся немного перекусить, Трэвис, — сказала Саммер, решив наконец, что бьется над проблемой, которой на самом деле не существует. — Будем рады, если вы составите нам компанию.

— С большим удовольствием, если это вас не затруднит. Думаю, вы извините меня за то, что я удалюсь ненадолго и помою своего коня.

Саммер кивнула и направилась вглубь дома.

Встревоженную ее отсутствием Сэди пугало то, что подруга осталась наедине с Трэвисом и может, не дай Бог, пригласить его в дом. С самого появления этого человека ее то и дело посещало желание бросить все и убежать. Глупо, конечно. Трэвис вряд ли осмелится приблизиться к ней. Но, даже поняв это, женщина не избавилась от страха, неприятным комком подступившего к горлу. Отвлечься она постаралась прежним способом — непрерывно помешивая палкой белье в баке. Но когда она в очередной раз подняла глаза, то увидела, что ее опасения оказались ненапрасными. Трэвис остановился в двух шагах от нее, снял шляпу и поклонился в нарочито вежливом приветствии.

— Привет, вертихвостка. — Губы его слегка скривились в улыбке, но глаза остались холодными как лед. — Надеюсь, ты не думаешь, что я забыл о том, что случилось в то утро и кто в этом виноват, правда?

Сэди обошла бак и встала с противоположной стороны. Трэвис остался стоять на месте, и теперь она почти не видела его глаэ. Мысли в ее голове лихорадочно закружились, она вырабатывала план обороны. Если он сделает еще шаг, можно будет вытащить из кипящей воды тряпку и бросить ее в лицо негодяю.

— Не вздумай дотронуться до меня!

— А с чего ты взяла, что я собираюсь дотронуться до тебя? — произнес Трэвис спокойно, но побелевшие ноздри выдавали распиравшую его злость. — Дотронуться до тебя? Да, если я захочу, ты сама будешь молить меня об этом через мгновение. Так и будет, если я снизойду до того, что решу сделать приятное шлюхе.

— Скорее я умру, — натянуто рассмеялась Сэди.

— Я и это могу устроить. Но, пожалуй, я начну с твоего отродья, — улыбнулся он своей великолепной улыбкой.

— Только посмей! Если хоть один волос упадет с головы моей дочки, я выпущу наружу все твои вонючие кишки, — прошипела уже не на шутку встревоженная женщина.

Мысль о том, что он может причинить вред Мэри, ужасала. Затрепетав всем телом, Сэди сжала в руках свою палку.

— Ты — сумасшедший! — выдохнула она.

— Может быть. Но время покажет, кто из нас лучше соображает.

Трэвис засмеялся, приглаживая пальцами свою шевелюру. Саммер, выглянувшая в дверь, была в полной уверенности, что двое, стоявшие у бака, просто мило беседуют.

— Между прочим, одна из причин, заставивших меня совершить это не слишком приятное путешествие по жаре, непосредственно касается тебя. Я постоянно думаю о тебе с того злополучного утра. Насколько я понимаю, ты рассчитываешь на Джесса. — Трэвис опять засмеялся, на этот раз открыто издевательски. — Зря. Ты ни за что не вырвешь его у моей мамаши. Он может пресмыкаться перед тобой сколько ему угодно, ничего все равно не выйдет. Может, он уже и место приготовил, куда уехать с тобой? — угрожающе понизил голос Трэвис. — Короче, я не желаю, чтобы ты торчала здесь рядом с Саммер! А если ты хоть словом обмолвишься ей о том, что произошло между нами, то вообще не уедешь отсюда живой.

Сэди показалось, что горло ее сдавила чья-то невидимая рука. Ошеломленная, она слышала голос уже не скрывающего злости Трэвиса будто сквозь какую-то пелену.

— На этот раз тебя ничто не спасет. Готового броситься на помощь Джесса поблизости нет.

— Я ничего не скажу Саммер о вас и о том, что вы… сделали!

— Пошла ты к черту! Неужели ты думаешь, что я могу поверить словам какой-то суки? Убирайся отсюда! Я не хочу, чтобы ты мелькала перед глазами всякий раз, когда я приезжаю к Саммер.

Лицо Трэвиса побагровело от гнева, а в глазах, как показалось Сэди, вспыхнуло голубое пламя. Неожиданно он засмеялся зло и заносчиво, что вызвало у женщины чувство, похожее на брезгливость.

— В здешних горах человек, устроившись вон там, на вершине, — сказал он, кивнув головой в сторону холмов, — может подстрелить цыпленка в вашем дворе. А твоя девчонка будет куда побольше взрослой курицы.

— Я скажу мистеру Маклину… — вырвалось у теряющей над собой контроль Сэди.

Пожав плечами, Трэвис взглянул в сторону дома, а затем так посмотрел на нее, что женщина почувствовала себя совершенно беспомощной и униженной.

— Я быстро расправлюсь с тобой в этом случае. Но еще раньше расправлюсь с твоей девчонкой. Говорю это, чтобы ты знала, что тебя ждет. У меня в горах есть друзья, которые к тому же мне многим обязаны, — ухмыльнулся он. — Не думай, что я такой болван, чтобы отправиться сюда в одиночку.

— Сэди! — неожиданно раздался голос Сам-мер. — Неужели этот бак с бельем не может подождать до послеобеденного времени?

Женщина взглянула в злобное лицо Трэвиса и вдруг подумала, что у нее есть шанс избавиться от него прямо сейчас. Можно позвать Саммер, крикнуть, чтобы она сняла с полки оставленное Слейтером ружье и застрелила этого развратного мерзавца. Сэди представила себе это так наглядно, что осмелилась взглянуть в лицо Трэвису. Тот весь напрягся в ожидании ответа. Но храбрость так же быстро оставила Сэди, как и появилась. Она беспомощно опустила руки. Успокоенный этим жестом, Трэвис улыбнулся.

— Жди меня здесь, — шепотом, но четко выговаривая слова, приказал Трэвис. — Я быстро помою коня. В дом мы войдем вместе.

Он не торопясь отвязал лошадь и повел ее к находящемуся неподалеку резервуару с водой.

— Сейчас приду, Саммер! — крикнула Сэди, собрав все свои силы, чтобы не выдать голосом страха.

Нет, шансов справиться с таким негодяем, как Трэвис Маклин, у нее нет никаких. Он красив, богат и знает, что и как надо сказать. Даже если она успеет рассказать Саммер, что за разговор у них сейчас произошел, та вряд ли поверит. А если и поверит, то уж наверняка не так быстро, чтобы сразу начать действовать.

На кухню Сэди входила будто во сне. Сердце не хотело верить в реальность происходящего. Здесь, в этом месте, она прожила самые, пожалуй, счастливые дни своей жизни. И вот теперь здесь же этот входящий следом за ней мерзавец превратил ее жизнь в ад. Даже вспоминать страшно о том, что он говорил о Мэри. В памяти как последняя надежда всплыл образ Джесса Фарстона. Но Джесса сейчас отделял от нее целый мир, а Трэвис Маклин находился рядом с ней и ее дочкой.

Маленькая Мэри сидела на кровати и, ни о чем не подозревая, играла бумажными куклами, которые вырезал для нее Джон Остин. Сэди бросилась к дочке, взяла ее на руки, порывисто прижала к себе.

— Я поставлю для нее на стул ящик, Сэди, — сказала, снимая с плиты сковородку с кукурузными лепешками, Саммер, — и девочка сможет сидеть рядом с Джоном Остином.

— Ваша дочь почти такая же красивая, как и вы, миссис Брэтчер, — произнес Трэвис, разглядывая обеих с обворожительной улыбкой. — Такие же зеленые глаза, тот же великолепный цвет волос. Давненько я не держал на коленях такое прекрасное создание. Идите-ка сюда, юная мисс. Посмотрим, какая вы большая.

— Нет! — само собой вырвалось у Сэди. — Нет. Она… Девочка боится незнакомых.

Саммер подняла голову и недоуменно посмотрела на подругу. Джон Остин от удивления даже поднялся со стула. Стоявший спиной к другим Трэвис стрельнул в Сэди злым взглядом. Но когда он вновь заговорил с девочкой, голос его звучал ласково и льстиво:

— Но меня-то вы не боитесь, правда, юная мисс? Ну подойди скорее к дяде Трэвису. Для такой прелестной девчушки у него найдется большая блестящая монетка.

Он сделал шаг к девочке, и та с готовностью пошла ему навстречу. У Сэди сердце ушло в пятки от страха, к горлу подкатился тошнотворный комок. Чтобы успокоиться и взять себя в руки, она подошла к полке, взяла масленку и на секунду замерла.

— Вот ее место, Трэвис, — услышала она за спиной голос Саммер. — А вы можете сесть рядом, если хотите. А по другую руку у вас будет сидеть Джон Остин.

— С удовольствием, — ответил гость, усаживая Мэри на подставленный ящик. — Как поживаешь, Джон Остин? Что это у тебя в руках? Книжка с картинками?

— Нет, сэр. Это книга о войне за независимость. Слейтер дает мне читать свои книги. Их у него очень много. Эта — о Натане Хэйле, которого англичане расстреляли как шпиона. А затем я хочу почитать про маркиза Лафайета. Он был французом и…

— Когда ты научишься вести себя со взрослыми как полагается, Джон Остин? — не дала ему закончить мысль сестра.

— Но, Саммер, как же я могу не говорить?..

— Твоя сестра права. — На этот раз мальчика мягко перебил Трэвис. — Давай поедим, а потом уж отведем душу в хорошем долгом разговоре.

Обстановка за столом сложилась самая непринужденная. Трэвис намазал маслом хлеб для Мэри, сдобрил уксусом зелень в тарелке, успевая при этом переброситься несколькими словами с хозяйкой. Сэди, правда, сидела молча. Но Саммер отнесла это насчет застенчивости подруги. Трэвис оказался веселым и обаятельным собеседником. Дети слушали его рассказы, буквально раскрыв рот. Саммер почти не сомневалась, что сочинял он адресованные им маленькие истории прямо на ходу, особенно самую забавную из них — о пони, который почему-то предпочитал яблочный пирог сладкому клеверу. Джону Остину она очень понравилась.

— Знаешь, Трэвис, Слейтер дал мне лошадь. Ее зовут Джорджиана. Пожалуй, мне следует проверить, любит ли она пироги. А может, ей понравятся пончики? Это было бы здорово, потому что я бы мог дать ей их много. Сэди готовит очень вкусные пончики.

— Джорджиана? Ты сказал, что твою лошадь зовут Джорджиана? Неплохо. Но почему ты ее так назвал?

К концу трапезы дети были совершенно очарованы Трэвисом, а Саммер почти забыла о его столкновении с Джессом. Как бы там ни было; а сын Эллен Маклин по крайней мере умеет держать себя в обществе. Уж это оспорить не сможет никто.

После еды женщины принялись убирать со стола, а Трэвис с Джоном Остином отправились побеседовать на крыльцо. Мэри тоже пошла было с ними, но Сэди настояла, чтобы девочка осталась играть со своими куклами на кухне.

— Ты мечешься по дому, будто у нас пожар, Сэди. Зря ты так волнуешься. У нас еще добрых полдня на то, чтобы закончить стирку, — хотела пошутить Саммер, но, взглянув в лицо подруги, тут же нахмурилась. — Ты плохо себя чувствуешь? — дотронулась она до ее щеки. — Ты белая как мел! Видимо, слишком долго находилась на солнцепеке да еще возле бака с кипящей водой.

— Наверное, я перегрелась. Но ничего страшного. Просто надо немного посидеть в доме и отдохнуть.

Сэди с трудом произнесла эти несколько фраз. Еду за столом ей пришлось впихивать в себя насильно. Сейчас ее мутило, и она с трудом сдерживала приступы тошноты. Но не это ее занимало. Куда серьезнее был вставший перед ней вопрос о том, что делать дальше. Варианты ответа один за другим проносились в голове, но ни один из них не годился. Лучше всего, конечно, прямо сейчас достать с полки ружье, подкрасться сзади к этому мерзавцу и вышибить из него мозги! Но это почти наверняка означает смерть и для нее, и для Мэри. Его дружки непременно захотят отомстить. Застрели она Трэвиса, ни она сама, ни дочка не смогут спокойно выйти за дверь. За каждым углом их будут подстерегать убийцы. О Боже милосердный! Сэди чуть не упала из-за внезапной слабости в коленях. Что будет безопаснее для них — уехать или остаться здесь? Трэвис приказывает уехать… Но, уехав, они с Мэри вовсе лишатся какой-либо защиты!

Размышления прервало возвращение Трэвиса и Джона Остина.

— Я так рад, что ты приехал, Трэвис, — говорил мальчик. — Когда ты приедешь в следующий раз, я расскажу тебе о битве при Сан-Хасинто. В ней участвовал мой отец.

— Не сомневаюсь, что мне будет очень интересно, — ответил Трэвис, снимая с крючка шляпу. — Страшно не люблю уезжать сразу после еды, мисс Саммер, но моих людей может встревожить мое слишком долгое отсутствие. Мы решили немного поохотиться в этих холмах. На ранчо сейчас уже поспокойнее.

— Спасибо, что заехали. И поблагодарите, пожалуйста, вашу маму за любезное приглашение.

— Непременно, мисс Саммер, — сказал Трэвис и повернулся к бледной Сэди, которая стояла позади дочки и смотрела на него расширенными от переизбытка эмоций глазами. — А, вы здесь, миссис Брэтчер. — Он подошел поближе и погладил Мэри по головке. — Хорошенько приглядывайте за своей дочуркой. Она такая миленькая, что просто слов нет! — Сэди почувствовала, как внутри ее все похолодело под его пристальным взглядом. — Обещаю, что дядя Трэвис обязательно навестит тебя, как только окажется поблизости, — шепнул он девочке.

Сэди с трудом сдержала готовый уже вырваться из груди стон. Холодные мурашки страха пробежали по спине, ноги стали как ватные и отказывались слушаться. Убедившись, что жертва его доведена до крайнего отчаяния, Трэвис наконец отвернулся и направился к двери.

— Ну, пока до свидания, Джон Остин, — произнес он. — Еще раз спасибо за прием и вкусное угощение, мисс Саммер.

— До свидания, Трэвис.

Девушка остановилась в дверях, глядя на удаляющегося Трэвиса. Перед тем как покинуть двор, он наклонился в седле и на прощание снял шляпу. Она улыбнулась и помахала в ответ рукой. Ожидая, когда гость окончательно скроется из виду, Саммер испытывала довольно противоречивые чувства. С одной стороны, она была рада визиту Трэвиса, но с другой — еще больше тому, что тот уехал до прихода Слейтера. Конечно, она расскажет жениху о том, что к ним приезжал сын Эллен Маклин. Но Слейтера это сообщение наверняка рассердит. Неприятный разговор ей предстоит. Как ни крути, а приходится признать, что всем было бы лучше, если бы Трэвис не приезжал.

Сэди лежала на кровати, обняв задремавшую Мэри. Ей отчаянно хотелось плакать. Но слезы не появлялись. Внутри ее были только ненависть, страх и ужасающая пустота.

— По-моему, ты заболела, Сэди, — сказала Саммер, с беспокойством глядя на подругу. — Полежи в кровати. Я сама управлюсь со стиркой.

— Я отдохну совсем немного и приду помочь тебе, — вымученно улыбнулась Сэди. — Ты же знаешь, я не привыкла оставаться без дела.

Чувство благодарности к Саммер облегчило душу. Как только подруга вышла, губы Сэди задрожали, она уткнулась лицом в волосы дочки и беззвучно зарыдала.

По мере приближения сумерек сердце Саммер билось все чаще и чаще. На этот раз Сэди, с которой они обычно любили поболтать вечерами после того, как укладывали детей, ушла рано. Саммер приняла ванну, надела чистое платье, расчесала волосы и, собрав их на затылке, перевязала ленточкой. Затем она достала из шкатулки небольшой мешочек с лепестками роз и потерла им шею, лицо и руки.

Порой происходящее с ней, особенно то, что она ждет Слейтера, казалось каким-то сном. Она и не догадывалась, как это на самом деле чудесно — любить. Это чувство заполняло все ее сердце, и ничто не могло ему помешать. Оно и весь мир расцветило совершенно новыми красками, дав свободу ощущениям, которые она раньше обязательно бы подавила. Счастье переполняло ее в последние дни. Порой она ловила себя на том, что ей ни с того ни с сего вдруг хочется смеяться. Вспомнив об этом, девушка улыбнулась. Даже беспокойство о Сэди и предчувствие неприятного объяснения со Слейтером по поводу визита Трэвиса не могли омрачить сейчас ее настроения. Она любила и ждала любимого! Все остальное было менее важно.

Напряженно прислушивающиеся к ночным звукам уши сообщили о его приходе гораздо раньше, чем это сделали глаза. В нетерпении Саммер вскочила со скамейки и сбежала с крыльца. Сердце радостно затрепетало. Раздался скрип седла, еще мгновение — и она увидела Слейтера. Его светлая рубашка слегка поблескивала в лунном свете. Он был без шляпы, и черные волосы оттеняли лицо. Не в силах больше терпеть, она сбежала с крыльца. Он замер на месте, широко раскинув руки для объятий. Бросившаяся в объятия девушка почувствовала, что ноги отрываются от земли. Слейтер крепко прижал ее к себе и, приподняв, повернулся на каблуках.

— Любимая моя! Нежная моя Девочка-Лето! Никогда не привыкну, наверное, к тому, что ты ждешь меня, что ты выбегаешь мне навстречу, — произнес он хрипловатым, проникающим в самое сердце голосом, щекоча губами ее ухо. — Ты пахнешь сегодня как роза. Хочешь пленить сердечного дружка?

— Он уже здесь! — горячо прошептала Саммер, обвивая руками его шею. — Он уже со мной!

От ощущения ее близости и исходящего от нее тепла голова Слейтера кружилась. Руки, будто желая убедиться, что все это не сон, заскользили по ее телу, прижимая все ближе и ближе.

— Этот день показался мне длиннее чем год, — прошептал он, горячо целуя ее в губы.

Саммер поцеловала его в ответ не менее страстно и жадно. Знакомое томление внизу живота заставляло прижиматься к любимому еще сильнее. Груди буквально трепетали в предвкушении его ласк. Горячие ладони Слейтера уже гладили их медленно и нежно.

— Любимая моя! — Горячее дыхание обожгло лицо девушки. — Я не мог дождаться этого момента весь день. Мне становится все труднее и труднее жить без тебя.

От того, что это она так возбуждает его, что это от прикосновений к ней трепещет его большое, сильное тело и перехватывает дыхание у него в горле, Саммер почувствовала себя храброй. Ее ладонь опустилась и скользнула в разрез рубашки Слейтера, нежно гладя его грудь, заросшую жесткими волосами. Вдруг рука Саммер замерла, а губы, дрогнув, оторвались от его губ.

— Ты… Тебя ранили в это место!

— Не имеет значения. Вообще ничего не имеет значения, кроме того, что ты рядом со мной.

Он вновь принялся целовать ее, поддерживая запрокинувшуюся голову девушки ладонью, перебирая пальцами густые шелковистые волосы, собранные на затылке.

Саммер почти физически ощущала, как бушующие в них чувства соединяются в нечто единое. Больше всего на свете ей хотелось сейчас раствориться в нем, стать одним целым с этим мужчиной, ощущать все так же, как он.

Очень осторожно Слейтер расслабил ее объятия, положил руки на плечи и пристально посмотрел в глаза.

— Позволь мне перевезти тебя и Джона Остина в мой дом, любимая, — произнес он голосом, в котором явно слышалась тревога. — Мне хочется, чтобы ты была там. Я могу жить вместе с рабочими до тех пор, пока мы не поженимся, — добавил он, вновь прижимая ее к груди.

Удары собственного сердца гулким эхом отозвались в ушах Саммер. Искренняя забота, звучавшая в словах Слейтера, была столь трогательна, что она почувствовала себя вдруг маленькой и слабой. Она с большим трудом нашла в себе силы, чтобы ответить.

— Ждать осталось совсем немного, — прошептала девушка, покрывая поцелуями его подбородок. — До этого времени я поживу здесь. Тем более что ты можешь приходить сюда в любой момент. — Слегка отклонившись назад, она озорно улыбнулась. — Почему бы нам не остаться здесь вместе? Пойдем на крыльцо!

— Давай лучше прогуляемся к качелям, — предложил Слейтер.

Девушка кивнула. Он отвязал прикрепленное к седлу одеяло, и они, взявшись за руки, пошли вниз по тропинке. Саммер подумала, что сейчас самое время рассказать жениху о визите Трэвиса. Но пока она подбирала слова, они оказались рядом со своим любимым большим дубом, а Слейтер уже располагался на разложенном одеяле. Благоприятный момент для сообщения был упущен.

Облокотившись, Маклин смотрел и не мог насмотреться на Саммер. Нет, второй такой женщины в этом мире не сыскать! Кто еще сумел бы так легко, совершенно не стремясь к этому, пленить его целиком и без остатка? И как может хрупкое, будто бабочка, существо обладать такой волшебной силой? Сейчас, в серебряном свете луны, Саммер казалась совершенно неземным, чудесным явлением. Но она рядом, и он может притронуться к ней!

Слейтер приподнялся и обвил руками талию невесты. Она тут же опустилась возле него на колени.

— Неужели это на самом деле ты, Саммер, или все это сон? Чудесный сон… — прошептал он, сжимая ее запястья и покрывая горячими поцелуями мягкие, податливые губы.

Ответный порыв был не менее страстным. Рот девушки приоткрылся, и их языки соприкоснулись в поисках нового наслаждения.

— Любимый мой! — прошептала она, когда их губы на мгновение разомкнулись. — И самый чудесный сон не может быть столь прекрасен!

Не снимая рук с ее плеч, Слейтер опустился на спину. Из груди его вырвался радостный, умиротворенный вздох.

— Ты устал за день, — произнесла она, заботливо глядя ему в лицо.

В мягком колеблющемся свете луны кожа девушки казалась серебристо-бархатной, что делало ее еще прекраснее. Она будто излучала некое сияние, которое Слейтер не смог бы описать словами. Но он чувствовал, как под его воздействием все вокруг становится другим.

— Прекрасная моя Саммер! — прошептал он почти с благоговением. — В это невозможно поверить, но это так: ты становишься все красивее, и красивее. Не сказочная ли ты принцесса, любовь моя?

— Да. Она самая, — улыбнулась девушка. — И могу превратиться в зеленую лягушку, если ты меня не поцелуешь.

— О, не делай этого! — прошептал Слейтер, и в его хрипловатом шепоте угадывался настоящий страх.

Осторожно положив Саммер на спину, он прижал ее к одеялу своим телом, и губы их соединились. Это был горячий поцелуй, полный нежной страсти и любви, из тех, что способны заставить женщину забыть обо всем на свете. Каждое движение его губ возбуждало Саммер все больше и больше. Она закрыла глаза, отдаваясь во власть даримому им блаженству. Будто во сне она почувствовала, как губы его коснулись ее уха, обжигая жарким дыханием и прерывистыми, чуть хрипловатыми словами любви. В этом сладком сне было совершенно естественно, что оказавшиеся на ее груди пальцы Слейтера расстегнули пуговицы мешавшего платья. Ладони накрыли мягкие выпуклости, нежно лаская, погладили их, и к соскам что есть силы прижалась его обнаженная грудь. Сердца их бились теперь совсем рядом.

Не решаясь открыть глаза, Саммер вслепую нашла ртом его искалеченную щеку и стала ласкать ее губами, стараясь поцеловать каждое углубление и каждый выступ. Руки Слейтера продолжали гладить ее тело, с нежной жадностью исследуя его скрытые под платьем изгибы. Саммер почувствовала, как его пальцы расстегивают дальше пуговицы и крючки ее одежды. Она затрепетала, но не могла заставить себя остановить Слейтера, как Слейтер не мог остановиться.

Губы его медленно, то и дело замирая в поцелуе, двигались от рта к мочкам ушей девушки, касались глаз и вновь обжигали губы. Слейтер и сам весь трепетал. Он соскользнул вниз и стал целовать ее грудь, ласкать языком соски. Из груди девушки вырвался едва слышный звук, похожий на приглушенный стон и сдерживаемую мольбу. Она хотела продолжения! Ей хотелось лежать так и чувствовать эти ласковые мужские руки на своем теле! Она и представить раньше не могла, что ей может быть так приятно, что прикосновения могут так тревожить, возбуждать и приносить такие чудесные наслаждения.

— Я люблю тебя и очень тебя хочу! Но я понимаю, что это должно произойти… после свадьбы… Прикажи мне остановиться, любимая!

Слейтер произнес эти слова прерывисто, борясь сам с собой. Губы его целовали шею Саммер и постепенно спускались к груди. Одна рука приподняла спину девушки, другая ласкала ягодицы и бедра. Он уже не мог в одиночку справиться со страстным желанием прикоснуться к каждой частичке ее тела, разжечь ее, слиться с ней в одно целое.

— Или скажи, что ты хочешь того же, что и я, — продолжил он после некоторого перерыва. — Пожалуйста… Пожалуйста, скажи, что ты тоже хочешь!

Глядя на Слейтера полным любви взглядом, Саммер прижала ладони к его щекам и необычайно мягко, будто разговаривала с ребенком, произнесла:

— Да, мой любимый. Я хочу, чтобы это произошло. Несколько слов, которые скоро произнесет священник, не могут сделать меня более близкой тебе, чем сейчас.

Он склонился к ней и медленно, будто боясь спугнуть, дотронулся губами до ее губ. Язык слизнул сладкий нектар с их поверхности, а затем, приоткрыв их, проник вглубь. Еще одно долгое мгновение Слейтер, все еще не решаясь, неподвижно лежал, прикрыв ее тело своим, чуть раздвинув ей ноги и сильнее обняв рукой.

— Я должен предупредить, любовь моя… — прошептал он, щекоча губами ее щеку. — Это… может быть не совсем то, что ты ожидаешь… Может быть…

— Больно? Я знаю, знаю…

Руки Саммер нетерпеливым движением сняли с него рубашку, погладили жесткие кудрявые волосы на груди и скользнули вниз, гладя мускулистый живот. И вдруг он резко отстранился. Девушка вздрогнула и чуть было не запротестовала вслух. Но прежде чем она успела сделать это, Слейтер, уже обнаженный, был опять рядом, помог снять платье и прижался к ней, согревая теплом своего тела.

Она обняла его, будто боясь лишиться этой близости. Тело трепетало, ища еще более полного слияния. Слейтер непрерывно целовал ее, и с каждым поцелуем страстное желание разгоралось в ней все сильнее и сильнее. Голова его чуть склонилась, и горячие поцелуи обожгли налившуюся грудь. Руки волшебными пассами ласкали нежную кожу между бедрами и внизу живота. Вот пальцы прикоснулись к самому интимному ее месту и слегка углубились внутрь. Из груди Саммер вырвался приглушенный стон.

Он шептал что-то мягко и убедительно, хотя смысла слов она почти не понимала. А еще через мгновение Саммер вообще забыла обо всем. Ноги сами собой раздвинулись шире, приглашая его пальцы продолжить приносящие такое невыразимое удовольствие движения. Переполнявшее ее возбуждение заставляло все тело изгибаться навстречу этим движениям в поисках чего-то, чего она пока не знала.

— У нас еще будет тысяча ночей. Но сегодня мы впервые любим друг друга, дорогая, — прерывисто дыша, вымолвил Слейтер. — Мне хочется, чтобы и ты получила такое же удовольствие, как и я. Важно, чтобы ты сохранила о нашей первой ночи самые лучшие воспоминания.

— О да! Я знаю… Пожалуйста, — прошептала она.

Слейтер по-прежнему прижимал ее грудью к одеялу, его колени раздвинули бедра девушки. На какую-то секунду Саммер ощутила страх. Пальцы ее заскользили по его спине, судорожно сжимая и вновь отпуская вьтуклые мышцы. Еще мгновение — Слейтер чуть приподнялся, и девушка ощутила, как нечто большое, твердое и продолговатое вошло внутрь ее тела. Глядя ей в глаза и прерывисто дыша, он ненадолго замер, и вдруг резко продвинул часть своего тела глубже. Саммер вздрогнула не то от боли, не то от удивления. Губы приоткрылись, но он мгновенно запечатал их поцелуем, так и не дав вырваться зародившемуся уже в горле стону.

— Бесценная моя… Любимая… — шептал он нежные, успокаивающие слова.

Слейтер снова замер, но тела их уже окончательно слились в одно целое. Осознание случившегося теплой волной омыло сердце. Она обхватила любимого руками, прижимая к груди. Бедра сами сделали движение навстречу. В голове пульсировала лишь одна Мысль — этот момент никогда больше не повторится, отныне она стала уже другой.

Очень осторожно и медленно, стараясь не изгибать тела, он шевельнулся и посмотрел ей в глаза. Они светились счастьем и любовью. Он шевельнулся чуть резче и быстрее. В глазах любимой не было боли. Едва сдерживая радостный крик, Слейтер горячо поцеловал ее в губы. Тела их изогнулись, ища друг друга во встречном движении. Саммер ощутила внутри нечто похожее на удар молнии. Казалось, какая-то волшебная сила подхватила их обоих, унося на край света и еще дальше, куда-то, где были лишь они вдвоем, слившиеся в одно целое.

— Я люблю тебя, — пролепетала она, трепеща всем телом.

Сказочное, непередаваемое наслаждение волна за волной накатывалось на них, захватывая целиком. Они были существами, способными, соединившись, принести друг другу высшее счастье. Каждый из них с готовностью отдавал другому все, что мог, получая не меньше, а может, и больше в ответ. Саммер лишь догадывалась, что такая любовь, как у них, дана не всем. Слейтер знал это наверняка. Он был человеком, всей душой стремящимся к мирной жизни и простому человеческому теплу. И сейчас он обрел все это. Все, чего он так страстно желал, заключалось в этой маленькой женщине. Он чувствовал это, сливаясь с ней, и хотел отдать ей всего себя без остатка, вновь и вновь прижимаясь к ее груди.

Наконец вырвавшийся из его губ легкий стон возвестил об окончании акта любви. Они лежали рядом, не разжимая объятий. Сил у Саммер осталось ровно на то, чтобы отвечать на его поцелуи. Тело вдруг стало слабым и безжизненным, зато душа ликовала. Хотелось поделиться своим счастьем и с любимым.

— Это было просто чудесно! Ты… ты великолепен!

Слейтер, чувствуя, как по телу разливается приятная усталость, бережным движением поправил выбившиеся на лоб пряди волос Саммер. Сердце его ликовало. Он и в самых смелых мечтах не рассчитывал, что судьба пошлет ему такую женщину. И никогда еще он не чувствовал себя столь радостно и умиротворенно. Склонив голову, он с нежностью и благоговением поцеловал ее, затем откинулся на спину и взял в руку свою рубашку. Но не надел ее, а протер мягкой тканью грудь, живот и бедра Саммер, а затем аккуратно смахнул капельки пота с ее лица. Так поступить мог только по-настоящему любящий мужчина, и Саммер безошибочным женским чутьем угадала это.

Слейтер присел, и они пристально стали смотреть друг на друга, не в силах отвести глаз. Саммер впервые видела его мускулистое, чуть худощавое тело обнаженным, чувствуя, что и он наслаждается созерцанием ее наготы. Но и тени смущения, а тем более раздражения у нее не возникло.

— Я люблю тебя! — произнесла она мягким, слегка дрогнувшим голосом.

— И я люблю тебя! — ответил он. — Я так благодарен судьбе за посланное мне счастье.

Он быстро натянул на себя одежду и помог одеться Саммер.

— Если бы ты жила в моем доме, я бы не выпускал тебя из своих объятий все ночи напролет, — сказал Слейтер тихо немного шутливым тоном. — Но я понимаю причины, по которым ты не хочешь переезжать сейчас, — добавил он уже серьезно.

Утомленная, Саммер сидела неподвижно, предоставив Слейтеру позаботиться о своей ленточке для волос. Он нашел ее на одеяле и надел ей на шею, оставив волосы распущенными. Они снова посмотрели друг другу в глаза. То, что произошло между ними, было чудом. Продолжение обещало быть не менее прекрасным. Они уже не были чужими людьми, а стали близкими и родными, как муж и жена. Ее мягкость теперь добавилась к его непреклонности, а ей передалась часть его твердости. Совершилось обыкновенное и вечно новое чудо, наполнявшее обоих восторгом. Они были счастливы тем, что просто сидят рядом на мягком одеяле, а ночь дарит им уединение, отгораживая от остального мира.

— Я чувствую, что стала какой-то другой, новой, — прошептала Саммер. — То, что творится в моей душе, похоже на музыку.

— Поцелуй меня еще раз.

Их губы нашли друг друга в темноте и слились в поцелуе. Вышедшая из-за закрывавшей ее тучки луна пролила на них свой загадочный серебряный свет. Где-то далеко койот протяжным воем пожаловался небу на свое одиночество, сова пробормотала что-то в ответ, вспугнув зашумевшую в листве белку, и вновь все смолкло.

Они сидели неподвижно несколько минут, пока еще один почти неслышный далекий звук заставил Слейтера встрепенуться. Он настороженно прислушался. И хотя звук не повторился, он потянулся к своим мокасинам, и в руках его блеснул маленький револьвер. Обняв Саммер, он вновь стал вслушиваться в тишину, затем одним ловким движением поднялся вместе с ней на ноги.

— Что это? — спросила она шепотом.

— Олень спустился к реке, — спокойно сказал он, протягивая ей руку.

Саммер вложила свою ладонь в его, они вышли из тени своего любимого дерева и направились через двор к дому.

— Трэвис Маклин приезжал к нам сегодня, — поспешила выпалить она то, что не решалась сообщить весь вечер.

Они вошли на крыльцо. Слейтер не торопясь молча положил одеяло на скамейку. Девушка почувствовала себя неловко. В том, что он слышал ее последние слова, сомнений не было. Но и в том, что он не проронил в ответ ни звука, тоже.

— Слейтер, — снова окликнула она его, стараясь заглянуть в глаза. — Ты слышал, что я тебе сказала?

— Слышал.

Горечь, прозвучавшая в ответе, отозвалась болью в сердце Саммер.

— Почему ты мне не сказала об этом раньше? Что ему здесь понадобилось? — спросил Слейтер.

Казалось, что гнев, не умещаясь в нем, рвется наружу, заполняя ночную тьму и обжигая Саммер. Она невольно попятилась, но рука его лишь крепче сжала ее запястье.

— Он сказал, что охотится в горах. Эллен просила его передать мне приглашение на бал, если он окажется поблизости от нашего дома, — сказала она, с опаской глядя на Слейтера.

Она почти физически ощутила, как в нем все сильнее и сильнее разгораются злость и раздражение.

— Он охотился? На кого, интересно? Не на несчастных ли индейцев, чтобы обратить их в рабов или замучить пытками?

Если поначалу Саммер была лишь удивлена реакцией Слейтера, то теперь это обвинение, да еще произнесенное столь раздраженным тоном, вывело ее из себя.

— Он не сообщил мне, на кого охотится. Зато вел себя как джентльмен, и я, естественно, предложила ему сесть с нами за стол. А как, по-твоему, мне следовало поступить?

— Ты не знаешь, на что способны Трэвис Маклин и эта красивая притворщица Эллен!

Бесцеремонность, с которой Слейтер проигнорировал ее мнение, задела уже природную гордость Саммер.

— Возможно, — произнесла она с холодным спокойствием. — Но у меня нет никаких оснований считать их своими недругами. Эллен была так добра, что сразу же навестила меня, как только смогла. Она была подругой моей мамы и хочет дружить со мной тоже. Ты совершенно не прав, полагая, что они как-то связаны с убийством твоего отца. Эллен во время наших разговоров и о Сэме, и о тебе говорила только хорошее…

— Ах вот оно что! — резко, будто ударом хлыста, прервал ее Слейтер. — Ты думаешь, что она была подругой Нэнни? Да она презирала и ненавидела Нэнни, так же как ненавидела и презирала мою мать, меня, любого, кто, по ее мнению, стоял между ней и моим отцом. А когда Эллен окончательно поняла, что не добьется своего, она решила убить его и меня! В результате она получила бы хоть частицу отца — созданное им ранчо!

— Ты не можешь знать этого, Слейтер! — Из-за усиливающегося раздражения девушка не столько задумывалась над его словами, сколько искала аргументы для их опровержения. — Ты просто дал волю своим подозрениям и слишком строго судишь обо всем. Если у тебя имеются серьезные доказательства, то почему ты не прибегнешь к помощи закона?!

— Закона? Здесь нет власти закона, маленькая моя глупышка. Армия пытается делать кое-что. Но солдат мало, и разбросаны они по стране редко, как пятна на хвосте сойки. Думаешь, наше ранчо не привлекает внимание разного рода преступников и вставших на путь грабежей индейцев? Да здесь только потому и безопасно, что мои люди постоянно настороже. Каждый год я теряю одного, а то и двух отличных парней, чтобы хоть на моих землях поддержать порядок и этот самый закон.

Слова Слейтера произвели впечатление на Саммер, но ущемленное самолюбие все равно подталкивало к поиску новых доказательств собственной правоты.

— Как бы там ни было, у тебя нет доказательств того, что Эллен хотела тебя убить, чтобы завладеть ранчо. Она даже не могла знать, что получит эти земли в случае твоей смерти.

— Нет, она знала. Земли Маклинов всегда переходят по наследству кровным родственникам, а Трэвис, к сожалению, носит наше родовое имя. Он унаследовал его от дяди Скотта, хотя один Бог знает, как столь порядочный человек мог стать отцом такого извращенца.

Слейтер приподнял кончиками пальцами ее подбородок и пристально посмотрел ей в лицо, будто пытаясь гипнотическим воздействием сломить стремление к сопротивлению, читавшееся в ее глазах.

Гнев Саммер и вправду почти мгновенно испарился. Хотелось поплакать, но мешала гордость.

— Пожалуйста, Слейтер, постарайся понять.

— Понять? Что? Это ты должна решить наконец, чему верить — моим словам или тому, что говорит тебе Эллен. Я люблю тебя больше жизни, Саммер, и надеюсь… начал надеяться, что и ты любишь меня. А ведь основа любви — преданность и доверие.

— Как ты можешь сомневаться в том, что я люблю тебя? Неужели ты думаешь, что я бы… я бы могла?..

В голосе Саммер чувствовались обида и страшная усталость. Губы ее задрожали, глаза наполнились слезами. Несколько долгих секунд они молча смотрели друг на друга. И вдруг Саммер застенчиво и нерешительно обвила руками его шею и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в напряженные, неподатливые губы. Чуть не лишившийся дыхания, Слейтер сжал ее в объятиях, которые, казалось, не смогла бы разжать сейчас никакая сила. Теплые и влажные губы девушки с готовностью ответили на его поцелуй.

Но если Саммер ожидала, что после этого увидит лицо Маклина не таким хмурым, ее ждало разочарование. Он все так же молчал, пристально глядя ей в глаза. Она почувствовала, что не может больше сдерживать слез, которые вот-вот брызнут из ее глаз. Расплакаться сейчас перед ним — только этого еще и не хватало! Девушка попыталась вырваться из его объятий и спрятать лицо, но он лишь сильнее прижал ее к своей груди.

— Не надо плакать. Постарайся лучше внимательно выслушать меня, — сказал он каким-то незнакомым, лишенным всяких эмоций голосом. — Я знаю, что Трэвис сладкоречив и может быть обаятельным, если захочет. Но это лишь маска, и она не должна обмануть тебя. Когда представляется возможность, он ведет себя будто бешеный пес. Я знаю это точно, Саммер. — Слейтер еще сильнее сжал ее плечи. — Женщины для него не более чем инструмент для удовлетворения желаний. И я не хочу, чтобы он ошивался возле тебя. Если он прикоснется хотя бы к волоску на твоей голове, я убью его. Я застрелю его не задумываясь, как взбесившегося пса. Возможно, зная, чем занималась в Гамильтоне Сэди, он рассчитывает найти доступную игрушку в ее лице. Но коль скоро эта женщина оказалась на моей земле, она тоже находится под моей защитой. Мне удалось донести до тебя свои мысли, Саммер? Ты поняла?

— Да, я все поняла. Только… Он вел себя так мило сегодня. И не только со мной и Сэди, но и с детьми.

— Если он еще раз появится здесь, вам следует немедленно подать нам сигнал выстрелом из ружья. — Слейтер погладил Саммер по голове, и она опустила мокрое от слез лицо ему на плечо. — Сейчас не беспокойся. Я переночую у вас в сарае, хотя, честно говоря, с брльшим удовольствием провел бы эту ночь с тобой. — Он нежно поцеловал девушку. — А в дальнейшем мы, пожалуй, построим здесь еще один барак для сезонных рабочих, и Сэди не придется здесь жить одной после того, как ты переедешь ко мне. Ну а теперь иди и не забудь запереть двери на засов.

Войдя в дом, девушка задвинула засов и подошла к окну. Едва различимый в темноте, Слейтер отвязал своего коня и направился за дом. Она поспешила к другому окну. Отсюда было видно, как он напоил коня, снял с него седло и отвел в загон. Быстро вернувшись с винтовкой в руках, он обошел дом, останавливаясь и внимательно прислушиваясь к ночным звукам через каждые несколько шагов. Подойдя к сараю, он застыл еще на пару минут и, видимо; не найдя ничего подозрительного, скрылся за дверью.

Пожалуй, никогда еще до этой ночи Саммер не доводилось испытывать такого физического и эмоционального напряжения одновременно. Одно превращение, произошедшее прямо на глазах со Слейтером, было серьезным испытанием. Человек, которого она так страстно полюбила и который был с ней так мягок, нежен и внимателен, в одно мгновение сделался вдруг холодным, нетерпимым и вспыльчивым. И все-таки душа девушки была умиротворена. От неприятного разговора память все равно возвращала к тем минутам, когда она была полностью погружена в волшебный океан любви и наслаждений. Такого всепобеждающего чувства, такого полного удовлетворения ей не приходилось еще испытывать никогда. Даже сейчас, лежа в полной темноте в своей постели, при воспоминаниях о волшебстве этой ночи она ощутила приятную ломоту в теле. Слегка нахмурившись, Саммер дотронулась до низа живота и вдруг подумала о том, что в ней и сейчас находится семя Слейтера. Может ли она забеременеть? Вполне вероятно! И наверное, правильнее было бы сейчас испытывать раскаяние за совершенный грех. Но вместо этого на душе стало совсем легко и радостно, особенно когда воображение нарисовало маленького смугловатого мальчика с черными волосами, серьезным лицом и темно-синими глазами.

 

Глава 10

Саммер не удивило то, что Слейтер уехал рано утром, даже на секунду не задержавшись у дома. Девушка почти не сомневалась, что именно так он и поступит. И все-таки это ее огорчило. Сэди не могла не заметить настроения подруги и, естественно, захотела выяснить причину. К тому же она измучилась от любопытства, ломая голову над тем, почему это вдруг хозяин ранчо Кип решил провести ночь в их сарае.

— Джек сказал, что они последние несколько дней выкашивали траву между кустарниками, — начала она издалека. — Это тяжелая работа. Слейтер, как сказал Джек, трудился не меньше других. Коль скоро он после этого решил спать вне дома, то, видно, на то была какая-то серьезная причина, — добавила она вроде бы без особого интереса.

— Была. Он очень рассердился, когда узнал, что к нам приезжал Трэвис.

— Рассердился?

— Пожалуй, это слишком мягкое слово. Он был буквально взбешен. Он сказал, что если Трэвис снова приедет, мы должны дать им знать об этом выстрелом из ружья. — Саммер на секунду смолкла, стараясь справиться с дрожью в голосе. — О Сэди, Слейтер убьет его! Трэвис, как он сказал, очень плохо ведет себя с женщинами. Слейтер считает, что он не может приезжать к нам без какой-то задней мысли. А я, честно говоря, не могу поверить, что Трэвис способен причинить нам какой-то вред. Но Слейтер нисколько не сомневается в его дурных намерениях. До того уверен, что даже собирается ночевать у нас в сарае, пока не построит здесь новый барак для своих работников.

— И пусть бы он убил Трэвиса! — воскликнула женщина, лицо и голос которой выдавали душевное волнение.

— Сэди! Как ты можешь говорить такое! Неужели он?..

— Он очень плохой человек, Саммер. Просто отвратительный! Позволь Слейтеру убить этого подонка! Его даже человеком назвать трудно!

— Ты боишься его! Что он сказал тебе, когда вы были одни во дворе? Ты же вся дрожишь. Теперь я понимаю, что болезнь тут ни при чем.

Сэди с трудом сдержала желание рассказать подруге правду. Но если она расскажет об угрозах Трэвиса, тот наверняка убьет и ее, и Мэри. Всю прошедшую ночь она почти не спала, пытаясь решить, что ей следует делать дальше. Эх, если бы Слейтер убил Трэвиса… Тогда бы все разрешилось само собой.

— С какой стати я должна его бояться? Просто я думаю, что таких, как Трэвис, не грех застрелить. А причина моего плохого настроения, пожалуй, в том, что я скучаю по городу, — сказала Сэди, нарочито небрежно вскидывая голову, хотя щеки ее порозовели. — Я никогда раньше не уезжала из Гамильтона. Кто бы мог подумать, что мне будет его не хватать? — добавила она, задрав свой курносый нос, отчего лицо приняло дерзкое, нагловатое выражение.

Удивленно глядевшая на нее Саммер усилием воли подавила возникшую в душе обиду.

— Ты хочешь вернуться в Гамильтон? — озабоченно спросила она чуть дрогнувшим голосом, явно не веря тому, что только что услышала. — Ты же говорила, что тебе здесь очень нравится.

Сэди оказалось не под силу вынести устремленного на нее печального взгляда подруги, и она отвернулась.

— Мне здесь действительно нравится, и я не сказала, что хочу вернуться в город, — бросила она через плечо. — Просто возникает резонный вопрос о том, что я здесь буду делать, когда вы с Джоном Остином переедете к Слейтеру. Всякая нужда во мне отпадет. Я и сама не останусь, даже если Слейтер мне позволит. — Она вдруг густо покраснела, но тут же наигранно и как-то глумливо рассмеялась: — Мне необходимо найти себе мужчину, а здесь не слишком широкий выбор.

Опыт, приобретенный Сэди за последние годы, научил ее самому простому и верному способу преодоления трудностей: надо скрывать свои чувства, улыбаться, когда тебе больно, и притворяться, притворяться и притворяться. Его она и применяла сейчас. Но сердце протестовало против такого поведения с Саммер. Хотелось кричать, топать ногами, биться головой об стену. Но какой толк будет от всего этого? Конечно, никакого.

Возникла долгая, напряженная пауза. Щеки Саммер сделались почти такими же пунцовыми, как у подруги. Она пристально посмотрела в глаза Сэди, затем отвернулась.

— Вы с Мэри можете жить здесь столько, сколько захотите, даже если мы с Джоном Остином переедем. Все будут только рады этому, Сэди.

Саммер вновь посмотрела ей в лицо, и во взгляде этом читалось замешательство и беспокойство. Ее тревожило столь неожиданное изменение в поведении подруги. Она была такой веселой и жизнерадостной с тех пор, как они уехали из Гамильтона, и вдруг…

— О, да я и не собиралась пока никуда уезжать, Саммер, — произнесла Сэди с явным облегчением. — Просто мне хотелось узнать, какие у вас планы на будущее и нужна ли я буду, чтобы следить за хозяйством в этом доме. — Она нервно рассмеялась. — Кстати о работе. Не заняться ли нам изготовлением мыла? Золы у нас накопилось полно, а топленого жира я недавно обнаружила среди запасов целый кувшин.

Они вместе натаскали ведрами воды в большое корыто, в которое предварительно насыпали золу. Образовавшийся в результате раствор Сэди осторожно сцедила сквозь имеющееся в корыте маленькое отверстие в ведро. Убедившись в готовности раствора, она начала медленно вливать его в стоящий на огне котел, в котором Саммер растопила жир. Когда смесь превратилась в однородную массу, напоминающую круглую лепешку, они вылили ее в большой с широким горлом горшок и добавили немного соли, чтобы будущее мыло не ломалось. Полученное таким образом вещество имело острый и не совсем приятный запах, зато хорошо отстирывало. Одежда, выстиранная этим мылом в воде, а затем как следует прополощенная и высушенная на солнце, могла порадовать любую хозяйку.

Женщины работали молча, поглощенные каждая своими мыслями. Лишь время от времени Сэди ворчала на Мэри. Дочку она оставила в доме. Саммер это поначалу удивило, но затем она решила, что Сэди просто опасается подпускать ребенка к котлу с кипящим раствором. Оставшись одна, девочка нервничала и капризничала. В конце концов раздраженная Сэди насыпала ложку сахарного песка в тряпочку, туго стянула ее края и дала эту своеобразную сладость Мэри.

— Вообще-то мне не следовало бы делать этого, — пробормотала она. — Нельзя давать ей повод думать, будто ей положена сахарная соска всякий раз, когда она поднимает шум.

Они уже закончили работу и умывались, когда Джон Остин вдруг крикнул, что кто-то едет к ним. Женщины одновременно посмотрели в сторону реки и тропинки, ведущей к ранчо Кип. Там никого не было. Они повернули головы на север, откуда приезжали путники, следовавшие из Гамильтона. Но и та тропинка была дуста. Оставалось только южное направление с холмами, покрытыми кустарником и деревьями. Гостей с той стороны не ждали. Однако на этот раз именно с юга появились два всадника, которые уже успели миновать загон и практически въехали во двор, прежде чем их успели заметить.

Перцым ехал чернобородый мужчина в напоминавшей мексиканское сомбреро шляпе. В кулаке он сжимал уздечку коричневого с белыми пятнами пони, на котором с трудом сидел апачи с длинными прямыми черными волосами. Лоб индейца был обмотан запачканным кровью бинтом, а руки связаны сзади веревкой. Еще одна веревка стягивала его шею. Несчастный наклонился вперед, свесив голову на грудь.

Ошеломленная неожиданным появлением незнакомцев, Саммер застыла на месте. Сэди бросилась к дому, но видя, что подруга не двигается, остановилась у двери, ведущей на кухню.

Лошадь бородатого незнакомца остановилась всего в нескольких футах от Саммер.

— Ну и денек. Жарковато, не правда ли? — произнес всадник, снимая шляпу и вытирая лоб рукавом рубашки.

Его беспокойно бегающие глаза внимательно осмотрели загон, сарай, все видимое пространство двора и остановились на девушке, бесцеремонно ее разглядывая.

— Буду обязан, если мне дадут попить чего-нибудь холодненького, — ухмыльнулся он, блеснув из-под черной бороды белыми зубами.

— Можете взять сами, — кивнула головой в сторону ведра Саммер.

Мужчина привязал уздечку пони и конец стягивающей шею индейца веревки к луке седла и спрыгнул с лошади. Оказавшись на земле, он посмотрел на Сэди, затем снова на Саммер и взял из ведра ковш. Пил он жадно и неаккуратно. Вода стекала по бороде и рубашке. Саммер подумала, что ковш надо будет как следует прочистить, прежде чем вновь им пользоваться.

— Мистер Маклин здесь? — спросил чернобородый, возвращаясь к лошади и в очередной раз внимательно оглядывая при этом двор.

— Нет, — покачала головой Саммер, которая почему-то была уверена, что нежданного гостя прислал к ним Трэвис.

— Ничего, возможно, встречу его на обратном пути. Думаю, он наведается сюда, чтобы посмотреть, что здесь творится, — опять ухмыльнулся чернобородый, стреляя глазами в сторону то одной, то другой женщины.

Двусмысленные слова и бесцеремонные взгляды незнакомца начали сердить Саммер.

— Этому человеку тоже нужно попить, — кивнула она в сторону индейца. — Вы же не можете уехать, не дав ему хотя бы воды! — добавила она довольно резко.

Чернобородый смачно сплюнул под ноги.

— Не нужно ему никакой воды. Апачи вполне могут несколько дней не пить и не есть.

Окончательно рассерженная, Саммер сделала шаг к ведру. Во взгляде пристально посмотревшего на нее при этом незнакомца мелькнула угроза. Но ее сейчас больше занимал индеец. Несчастному явно было очень плохо. Кожа его лица приобрела какой-то зеленоватый оттенок, щеки ввалились, туго стягивающая шею веревка мешала дышать, и он, будто выброшенная на берег рыба, раскрывал рот, с трудом втягивая воздух в легкие. Затуманенные глаза казались безжизненными.

Отвлек девушку неожиданно раздавшийся за спиной шум. Как оказалось, это Сэди загородила собой дверь, не давая выскочить на улицу отчаянно стремившемуся это сделать Джону Остину.

— Можно мне взглянуть на индейца, Саммер? — закричал он, пытаясь проскочить под руками Сэди, но та успела поймать его и на этот раз.

— Оставайся в доме, Джон Остин, — резко приказала Саммер, затем наполнила ковш и, гордо выпрямившись, подошла к индейцу.

Тот жадно потянулся к воде губами. Но чернобородый быстрым движением выбил ковш из рук девушки.

— Держись от этого апачи подальше. Ему не положено пить!

— Ему необходима вода, и он ее здесь получит!

Сердце разгневанной Саммер забилось в бешеном ритме. Она подняла ковш с земли, вновь наполнила его и опять направилась к индейцу.

— Хочется показать гордость, да? — пробормотал мужчина и вдруг обхватил девушку руками, прижал к себе и грубо схватил ее за грудь. — Ничего, я люблю таких строптивых барышень, как ты.

Чуть не задохнувшаяся от гнева и исходящего от тела чернобородого зловонья, Саммер стукнула его ковшом по лицу. Но удар получился несильный, только вода расплескалась, не причинив негодяю никакого вреда. Он рассмеялся и, прижав ее сильнее, опять принялся шарить руками по лифу платья. Девушка почувствовала, что от страха и отвращения она вот-вот потеряет сознание.

— Отпусти ее! Отпусти мою сестру немедленно! — закричал Джон Остин и неожиданно бросился вперед, оказавшись между Саммер и чернобородым, и принялся колотить обидчика своими маленькими кулачками.

Тот опять громко рассмеялся и одним движением руки сбил мальчика с ног. Джон Остин кубарем покатился по пыльной земле. Это вывело из оцепенения Саммер. Не помня себя от страха и ярости, она бросилась на чернобородого, стараясь достать ногтями до глаз, и довольно сильно расцарапала щеку негодяя.

— Ах ты… сука! — прорычал тот и с силой ударил ее в лицо открытой ладонью.

Голова девушки резко дернулась. Она удержалась на ногах только лишь потому, что чернобородый продолжал держать ее за талию. Теряя сознание, Саммер смутно услышала стук копыт, а затем совсем рядом возбужденный юношеский голос.

— Убирайся прочь! Оставь ее в покое! — кричал Пудинг, спрыгивая с коня и бросаясь на негодяя.

Чернобородый коротким ударом повалил парнишку на землю. Пудинг, однако, тут же вскочил и вновь бросился с кулаками на коренастого незнакомца.

— Отойди, малыш! — угрожающе процедил тот сквозь зубы. — Больше предупреждать не буду.

От нового сильного толчка Пудинг отлетел в сторону и, сделав несколько нетвердых шагов, упал. Но и это не сделало его менее решительным. Паренек поднялся, наклонил голову и, собрав последние силы, двинулся на противника.

Чернобородый молниеносно выхватил пистолет и выстрелил. Пудинг зашатался и ткнулся лбом в землю. Саммер громко закричала. И в этот момент раздался еще один выстрел. Чернобородого отбросило назад. Он ударился спиной о своего коня, поэтому упал не сразу. Несколько мгновений он то пытался найти глазами стрелявшего, то удивленно смотрел на расплывавшееся на груди ярко-красное пятно. Сэди, крепко сжимая обеими руками дымящееся еще ружье, стояла в дверях дома и не сводила глаз с противника. Тот попытался поднять свое оружие, но пистолет выпал из ослабевших пальцев. Лишь только он пошевельнул рукой, кровь пошла у него изо рта. Он покачнулся, и безжизненное тело рухнуло на землю под копыта коня.

Испуганное животное дернулось, потянув стягивающую шею индейца веревку, и тот тоже повалился со своего пони на землю.

Саммер первым делом бросилась к лежащему неподвижно Пудингу, возле которого уже успела образоваться лужица крови, сочившейся из раны. Сэди, подоспевшая к парнишке на мгновение раньше, уже расстегивала на его груди рубашку. Затем она ловко оторвала от своей нижней юбки кусок материи и, приложив к пулевому отверстию, остановила кровь.

— Саммер! Индеец! — вывел из оцепенения наблюдавшую за этим девушку крик Джона Остина.

Оказывается, испуганный конь чернобородого, убыстряя темп, пошел со двора, волоча за собой привязанного за шею индейца. Петля затягивалась все сильнее, угрожая окончательно задушить несчастного. Саммер бросилась к животному, но конь резко развернулся, явно намереваясь пойти вскачь. Отчаянным броском девушке удалось все-таки ухватить волочащиеся по земле поводья и, потянув их изо всех сил, развернуть лошадь. Сама не зная как, она подобралась к седлу и отвязала веревку.

Апачи, когда Саммер опустилась возле него на колени, был без сознания и почти не дышал. Плача и ломая ногти, она попыталась ослабить тугой узел стягивающей его шею петли. Индеец шевельнулся и задергал ногами, затрудняя ее действия. Пришлось упереться ему коленом в грудь. Наконец она почувствовала, как под ее лихорадочно двигающимися пальцами петля ослабла. Индеец шевельнул головой, сделав жадный и глубокий глоток воздуха. Глаза его закатились, рот раскрылся, и из него вывалился язык.

— Скорее принеси воды! Смочи ему язык! — крикнула Саммер брату. — Аккуратнее. Только не лей в горло. Он может захлебнуться.

Убедившись, что Джон Остин делает все как надо, она вновь бросилась к тому месту, где лежал Пудинг.

— О Боже! Очень плохо? — обратилась она к склонившейся над парнишкой Сэди. — Скажи, что не совсем!

— Не знаю. Я боюсь теперь вынимать из раны этот тампон… Ой, кто-то едет. Скорее! Скорее!

Саммер оглянулась и увидела въезжавших на двор Бульдога и Енота. Резко остановив коней, они спрыгнули на землю. Старый ковбой быстрым опытным взглядом окинул сцену недавней битвы, задержав глаза на трупе незнакомца. И, лишь убедившись, что угрозы прямого нападения нет, опустился на колени рядом с Сэди.

— Так, дай-ка я взгляну.

— Он… он… — только и могла пролепетать с трудом сдерживающая рыдания Саммер.

Бульдог осторожно приподнял сделанный Сэди из куска юбки тампон, и рана медленно вновь покрылась кровью. Ковбой так же аккуратно вернул материю на прежнее место и поднялся на ноги.

— Все хорошо, Сэди. Ты сделала все как надо, девушка. Принеси какую-нибудь еще тряпку на случай, если кровотечение усилится, Саммер, и мы перенесем парня в постель, — Он перевел глаза на труп чернобородого. — А этого кто застрелил?

— Сэди, — всхлипнула Саммер. — Не выстрели она, не знаю даже, что он бы здесь натворил.

— Ты правильно поступила, Сэди. Ты хорошая и сильная женщина!

Такие слова в устах далеко не щедрого на похвалы ковбоя многого стоили. Но Сэди, казалось, не испытала особой гордости. Черты ее обычно озорного лица остались напряженными, глаза были холодными.

— Это было все равно что застрелить забравшуюся в курятник лисицу.

Саммер, которая не отрываясь смотрела на Пудинга, тяжело вздохнула. Легкий ветерок трепал светлые волосы паренька, лежащего в луже собственной крови.

— Он не… — начала было она, не в силах произнести страшного слова.

— Этого сейчас никто не скажет наверняка, — отрывисто произнес Бульдог. — Пошевеливайся, девушка. У нас нет времени на болтовню.

Пудинга осторожно перенесли в кухню и положили на кровать. Рану тщательно промыли и продезинфицировали с помощью виски, а затем перевязали чистым бинтом. Пуля, вошедшая сбоку и вышедшая из спины, не задела ни ребер, ни каких-либо внутренних органов, что было большой удачей, почти чудом. Парнишка по-прежнему был без сознания. Но, как сказал Бульдог, который производил впечатление знатока в области огнестрельных ранений, это было обычным результатом болевого шока и потери крови. Он же распорядился, чтобы Пудинга обязательно накрыли теплым одеялом и, как только он придет в себя, дали ему несколько ложек меда.

Саммер буквально не находила места, считая во всем виноватой именно себя. Приступ самобичевания прошел только с появлением Слейтера. Тот, выслушав сбивчивый рассказ о случившемся и задав несколько уточняющих вопросов, успокоил девушку, заверив, что предвидеть такой реакции чернобородого на желание помочь индейцу она совершенно не могла.

— Это я виноват, любовь моя, в том, что не прислал сюда людей для охраны. Но больше вы одни не останетесь.

Джек как приехал, так неотлучно и сидел возле Пудинга. Паренек открыл глаза лишь вечером.

— Мисс Саммер?.. — первым делом прошептал он.

— С ней все нормально. Со всеми все нормально, — поспешил успокоить его Джек мягким голосом.

— Он… он обидел ее?.. — тревожно спросил Пудинг. — Ранил… ее?

— Нет. Не беспокойся, малыш. Все обошлось.

— Я должен был… Нужно было взять ружье.

— Это не обязательно бы помогло. Ты вел себя молодцом. В самом деле. Ты защитил мисс Саммер.

— Что… Где… этот?

— Он мертв. Сэди застрелила его из того старого ружья, что оставалось здесь в качестве сигнального на случай тревоги.

— Сэди сделала это… Молодец.

— Да. Она тоже вела себя как надо.

Пудинг закрыл глаза, его беспокойно метавшиеся по одеялу руки успокоились. Джек дотронулся до покрытого легкой испариной лба паренька и, облегченно вздохнув, откинулся на спинку стула. Жар у раненого начал спадать, а это означало, что дело пошло на поправку.

А Джон Остин был буквально очарован индейцем, который так ослаб от жажды и голода, что остался сидеть, прислонившись к стене дома. Мальчик не отходил от апачи, принося ему воду и еду. Однако индеец сделал всего несколько глотков, а к еде и вовсе не притронулся. Это обстоятельство особенно удивляло Джона Остина.

— Его желудок сузился после долгого голодания, — объяснил Бульдог. — Ему можно сейчас есть лишь самую малость. Иначе все выйдет назад, и бедняге станет только хуже.

Сидя рядом, мальчик внимательно разглядывал все, что было на индейце: от мокасин и отделанных бахромой кожаных брюк до стягивающей волосы повязки. Через какое-то время он попытался заговорить с апачи, но тот не ответил ни на один вопрос и даже не пошевельнулся. Тогда Джон Остин взял палочку и принялся рисовать на земле. Индеец заинтересовался. Правда, выражение лица его практически не изменилось, но он посмотрел на рисунки, а когда мальчик поднял голову и улыбнулся, кивнул головой.

К вечеру силы начали возвращаться к апачи. Он несколько раз вставал, пробовал напрягать мышцы и даже немного ходил, довольно быстро, впрочем, возвращаясь к дому и усаживаясь на прежнем месте. Его пони и лошадь чернобородого отвели в загон. Труп убитого вынесли за ограду и закопали.

Когда стало смеркаться, снова приехал Слейтер. Он подошел к индейцу, сел, скрестив ноги, возле него и заговорил на языке апачи.

— Я тот, кого ваши люди называют Высокий Человек.

Индеец посмотрел на него, ни в коей мере, казалось, не удивившись.

— Меня зовут Бермага. Я знаю тебя, Высокий Человек, — ответил он.

— Здесь ты — среди друзей. Оставайся до тех пор, пока не наберешься сил.

Джон Остин переводил ошеломленный взгляд с одного собеседника на другого. Слейтер может говорить с индейцами на их языке! Непременно надо и ему этому научиться. В маленькой хитрой головке уже созрел план. Сейчас, конечно, он не станет докучать Слейтеру, но потом…

— Я останусь ненадолго, но скоро уеду, — сказал Бермага гортанным голосом. — Мои люди сейчас в горах. Белый человек напал на них и увел наших юношей и женщин. Я ищу мою сестру.

Он смотрел на Слейтера с безмолвной скорбью, когда сообщал это. Ни один мускул не дрогнул на его будто высеченном из дерева лице.

— Много ваших людей было похищено?

— Два воина и одна женщина, с тех пор как ушла одна луна.

— Те люди, которые напали на вас, — мои враги. Я не допущу, чтобы они разгуливали на моей земле. Я прослежу за этим. К тому же я должен обеспечить, безопасность наших женщин.

— Я не помню, как мы ехали сюда, — сказал индеец, наклонив голову так, что рассыпавшиеся волосы обнажили кровавый рубец. — Пони привез меня. — Он приложил ладонь к груди.

Слейтер понимающе кивнул.

— Я скажу моим людям, чтобы беспрепятственно пропустили тебя в горы, когда ты захочешь. Оставайся здесь, брат, до тех пор, пока не почувствуешь себя достаточно сильным, и обязательно скажи, когда соберешься уезжать. Я пошлю еды в подарок твоим соплеменникам. Кстати, ты должен взять коня твоего обидчика.

Индеец посмотрел на красавца скакуна, стоявшего в загоне рядом с его пони. Повернувшись опять к Слейтеру, он внимательно заглянул ему в глаза, затем кивнул:

— Твоей женщине, той, у которой глаза как горные цветы, я обязан жизнью. Я — ее должник.

— Если ей чего-то надо от тебя и твоих соплеменников, так это прежде всего дружбы, — серьезно сказал Слейтер.

Индеец снова кивнул головой и посмотрел в сторону уходящих за горизонт холмов.

Пудинг пролежал в кровати на кухне четыре недели. Первые дни кто-нибудь обязательно сидел возле него. Саммер настояла, чтобы Сэди с Мэри ночевали в ее комнате, а сама перебралась на чердак к Джону Остину. Джек, приехавший строить новое общежитие, жил пока в сарае. Втроем они дежурили у постели больного поочередно. Женщины всячески ублажали и баловали Пудинга. Сэди беспрестанно угощала парнишку его любимыми пудингами и куриным бульоном. Саммер в любую свободную минуту читала ему самые интересные книги. Больному все это страшно нравилось. Джек даже начал ворчать, что, дескать, тот уже больше притворяется больным, чтобы подольше поваляться в постели.

Настроение Сэди, когда она узнала, что Слейтер выделил людей для их охраны, заметно улучшилось. К тому же окружающие считали ее чуть ли не героиней, а мужчины подчеркивали свое восхищение и поддразнивали, показывая, что страшно боятся ее рассердить. В результате Сэди стала такой же жизнерадостной и веселой, какой была до визита Трэвиса. Она решила, что пора рассказать кому-нибудь об его угрозе и ждала только подходящего момента.

Слейтер тоже чувствовал себя гораздо спокойнее, зная, что на Малом ранчо находятся Джек, Бульдог или старый Енот. Весь день он работал не покладая рук. Но вечер его, как бы ни была сильна усталость, принадлежал Саммер. С наступлением темноты они удалялись к своему любимому дубу. И всякий раз, лишь только все посторонние оставались позади, девушка бросалась в его объятия.

— О Боже, как же ты прекрасна, — шептал Слейтер. — Ты само совершенство, моя Девочка-Лето.

Саммер была буквально переполнена любовью и страстью, и стоило только губам Слейтера прикоснуться к ней, она буквально впивалась в них в ответном поцелуе. Все в ней трепетало, все тянулось к нему, а сердце замирало при звуках голоса любимого.

— Я люблю тебя… люблю, — шептал он. — У меня не хватает слов, чтобы выразить чувства! Ты — моя жизнь… моя душа…

Ответных слов не требовалось. Ответом был ее порыв к нему. Этот сильный, закаленный опасностями человек, привыкший к суровым испытаниям, был так внимателен, так трогательно нежен с Саммер, что она всякий раз испытывала потрясение в его объятиях.

Не было ни одного дня в течение этих недель, прошедших с их первой ночи любви, который бы каждый из них не прожил, мечтая о предстоящем свидании под тем дубом. Они сливались в порыве страсти, становясь одним целым, и каждый раз словно умирали и рождались вновь. Каждый раз близость со Слейтером возбуждала Саммер так же, как в первый. Но появилось в ней и нечто новое. Теперь она дарила ему себя и свою любовь без стеснения, он был глубоко в ее сердце, свою жизнь без него она уже не представляла.

День летел за днем, неделя за неделей. Незаметно подошло и Четвертое июля — День независимости. Но в хлопотах у постели Пудинга и в горячей работе по шестнадцать часов в сутки и этот праздник прошел незаметно. Привычный ритм жизни несколько нарушился в первой половине августа появлением солдат. Эту новость Сэди и Саммер первым сообщил Джек, прискакавший в один из жарких дней к ним и сказавший, что отряд направляется к ранчо Кип.

Женщины перемалывали кукурузу. Один раз они уже произвели эту операцию, получив крупу. Но требовался еще и более тонкий помол, чтобы заготовить муку для выпечки хлеба. Сделать это было куда труднее, и обеим хотелось завершить работу поскорее. Они суетились у ручной мельницы с двумя рукоятками, установленной на пне в тени высокого дерева. В мельнице было еще полно зерна. Женщины были сплошь покрыты летевшими во все стороны пылью и мякиной, и отнюдь не горели желанием участвовать в приеме гостей. Об этом они первым делом и сказали Джеку.

— А сюда они не придут? — испуганно спросила Саммер, глядя на свои перепачканные мукой руки.

— Нет. По крайней мере никто об этом не говорил, — усмехнулся ее чисто женскому страху ковбой.

— Ты несносный парень, Джек! — заворчала на него Сэди. — Почему ты не приехал, чтобы сообщить нам эту новость раньше?

— Потому что раньше я сам об этом не знал, вот почему, — произнес он и, перебросив ногу через круп лошади, уселся в седле, как на стуле, весело поглядывая на женщин. — Но дергаться совершенно ни к чему. Солдаты устроят бивуак в долине. На ужин придут только капитан и Джесс. Насколько я понимаю, их уже пригласили.

— Джесс? — непроизвольно вырвалось у Сэди.

Глаза Джека сузились, и он с интересом посмотрел в побледневшее лицо женщины. Напряженная пауза продолжалась несколько секунд, пока Сэди, скривив губы, не тряхнула раздраженно головой.

— Да. Джесс Фарстон тоже приехал вместе с солдатами, — как бы оправдываясь, сказал ковбой.

— Ну так чего же ты не сказал об этом сразу, вместо того чтобы торчать здесь, как бородавка на хвосте у борова? — обожгла его Сэди сердитым взглядом своих зеленых глаз.

Саммер в очередной раз подумала о том, что подруга в последние недели стала весьма раздражительна. Она без конца ворчала на Мэри и часто несправедливо. Девочке теперь разрешалось играть во дворе лишь в том случае, если мать была рядом. И в этом случае Сэди почему-то то и дело беспокойно поглядывала в сторону холмов. Сначала Саммер объясняла беспокойство Сэди тем потрясением, которое испытала женщина, выстрелив в чернобородого негодяя. Но прошло уже довольно много времени, а подруга нервничала даже больше. Она часто сидела вечерами одна на крыльце, словно высматривая что-то вдали. Пару раз она говорила о том, что тоже уедет с ранчо, когда Саммер и Слейтер отправятся в город. Но работала Сэди даже больше, чем прежде. Вставала она до зари и делала не только ту работу, что закрепилась за ней, но и многие из обязанностей Саммер. Подругой Сэди была, бесспорно, хорошей. Но Саммер уже поняла, что она многое хранит в себе и принадлежит к тем людям, которые предпочитают ни с кем не делиться своими тайными мыслями. То, что Сэди не была до конца откровенной и с ней, немного омрачало радужное настроение, в котором пребывала Саммер в последнее время.

— Думаю, что Слейтер поручит накрывать на стол Терезе, — сказал Джек. — Кроме нее, скажу вам, никто не знает, откуда вытащить всякие старинные штучки-дрючки, которые только для таких случаев у нас и используются. А ваша задача только в том и заключается, чтобы украсить ужин собственным присутствием.

— Я не пойду, — резко ответила Сэди.

Вновь возникла неловкая пауза, и Саммер в очередной раз удивилась перемене в настроении своей подруги.

— Ну что ты! Конечно, мы пойдем, и ты, и я. Слейтер будет настаивать на этом.

— Не пойду. Это решено.

— Могу я узнать почему?

— Конечно, можешь, Саммер. Потому что я не могу присутствовать на званом ужине, тем более сидеть рядом с капитаном армии.

— Ах вот в чем дело! Не валяй дурака, Сэди Айрен Брэтчер! Как это ты не можешь? Если этот капитан считает себя столь важной птицей, что не захочет сидеть за одним столом с нашими друзьями, он будет ужинать со своими солдатами.

— О… это очень мило с твоей стороны, Саммер, так говорить. Но у меня даже нет приличного платья для такого случая. А потом… Он же мог видеть меня в танцзале. Как ты не понимаешь?

Сэди подняла голову и с вызовом посмотрела на Джека.

— Ладно, — засуетился тот. — Вы, дамы, тут уж разбирайтесь без меня. Я должен еще разыскать Слейтера.

Ковбой притронулся пальцами к полям шляпы и развернул коня.

Уговорить Сэди пойди на ранчо Кип так и не удалось. Но она погладила платье Саммер и сама настояла на том, чтобы помочь ей уложить волосы.

— Мы с детьми тут одни отлично справимся, Саммер. Скажи Джеку, что ему нет необходимости приезжать. Я знаю, что ему не терпится послушать, о чем будут говорить за столом. А старина Енот сказал, что с удовольствием останется с нами, если никто его не подменит. Так что и у нас тут будет отличная компания, — пошутила Сэди, заканчивая прическу и поднимая голову, и на ее лице появилась та вымученная грустная улыбка, которую Саммер видела уже не в первый раз за последнее время. — Боюсь только, что, когда ты там появишься такая красивая, они уже не смогут ни о чем разговаривать. Слейтер, уверена, будет горд и счастлив.

Приехавший позже за Саммер Слейтер почти что повторил слова Сэди. Увидев свою буквально светящуюся счастьем и красотой невесту, он замер на пороге комнаты, не в силах отвести от нее глаз. В легком его смехе звучали гордость и нежность.

— Я уж и не знаю, следует ли показывать тебя капитану Слэйну и Джессу. У них может появиться мысль похитить такую сказочную красавицу.

— Я все равно тут же вернусь к тебе, — прошептала Саммер, дотрагиваясь кончиками пальцев до его щек.

Слейтер тоже чувствовал себя абсолютно счастливым в последнее время. Даже морщинки на его лице разгладились, и он выглядел помолодевшим. А люди с ранчо Кип с удивлением отмечали, что он стал вести себя с ними не так строго, почти по-дружески. Он с наслаждением поднял Саммер и на руках вынес из дома. На дворе он усадил девушку на коня и сел с ней рядом.

— Подожди немного, — прошептал он с притворной угрозой. — Как только мы окажемся вне поля зрения любопытных глаз, наблюдающих за нами с крыльца, я собираюсь поцеловать тебя, а потом еще и еще раз.

— Ты испортишь мне прическу, над которой Сэди билась так долго.

Очень осторожно, стараясь не касаться ее платья и волос, Слейтер обнял ее и развернул коня в сторону своего ранчо.

— Не могу понять причины столь категоричного отказа Сэди, — сказал он, когда они чуть отъехали.

Вообще-то в последнее время храбрая подруга Саммер нравилась ему все больше и больше, но внезапные смены ее настроения порой раздражали.

— Я очень беспокоюсь за нее, — призналась Саммер. — Произошло что-то, из-за чего Сэди вдруг захотела вернуться в город. А ведь поначалу она была так счастлива здесь. Но сейчас она явно чем-то обеспокоена и… мне кажется, испугана.

— Джека она очень возбуждает.

Саммер повернула голову так, чтобы видеть лицо спутника.

— Ты имеешь в виду, что он в нее влюблен? — спросила она, радостно блеснув глазами. — Откуда ты знаешь?

— Я не сказал — влюблен. Я сказал, что она его возбуждает.

На лице девушки появилась легкая улыбка.

— О, я думала…

— Это не наше дело, дорогая моя, вмешиваться в их отношения. Они сами решат, быть ли им вместе, — произнес Слейтер, целуя ее в шею. — Не очень-то мне нравится, что приходится осторожничать. Что бы я сейчас сделал, если бы не твоя прическа…

Она тихо засмеялась и поцеловала его в губы.

— Это ты сделаешь чуть позже…

Капитан Кеннет Слэйн и Джесс Фарстон поджидали их на веранде в компании Джека и Бульдога. Слейтер подвел Саммер к ним, нежно поддерживая рукой за талию.

— Знакомьтесь, моя будущая жена мисс Саммер Кайкендал, — представил он. — Капитан Слэйн из форта Крогхан. А с Джессом ты уже знакома, дорогая. Глаза офицера восхищенно блеснули. Он щелкнул каблуками и элегантно склонился к протянутой Саммер руке.

— Должен поздравить вас, Слейтер, с великолепным выбором, — сказал он.

Офицер будто опьянел от вида этого прекрасного лица с тонким прямым носом, красиво изогнутыми бровями и черными пушистыми ресницами над лучистыми глазами, которые смотрели на него весело и открыто. Под его пристальным взглядом белоснежная кожа девушки слегка порозовела. Она повернулась к Джессу.

— Рада видеть вас снова, мистер Шарстон, — приветствовала его Саммер.

— Тоже очень рад, мэм, — ответил Джесс, пожимая протянутую руку и переводя взгляд своих серо-стальных глаз с Саммер на Слейтера.

— Надеюсь, джентльмены, вы извините меня за то, что я покину вас ненадолго, чтобы помочь Терезе с ужином.

Оказавшись одна в прохладной тишине дома, девушка остановилась, стараясь успокоиться. Быть в щентре внимания сразу нескольких мужчин оказалось с непривычки не так-то просто. Потребовалось не менее минуты, чтобы сердце вновь начало биться в нормальном ритме и она смогла пойти на кухню к Терезе. Ей все больше нравилась старая мексиканка, прожившая много-много лет на этом ранчо, хорошо знавшая мать Слейтера и ухаживавшая за ней, когда та заболела.

Джесс, впервые оказавшийся в доме владельцев ранчо Кип, с интересом приглядывался к его устройству. Строение он нашел надежным, прочным и, на его взгляд, гораздо более подводящим для здешних мест, чем слишком вычурная усадьба в Рокинг-Эс. Откровенно говоря, он надеялся на то, что вместе с Саммер сюда приедет и Сэди. Мысли об этой рыжеволосой женщине не давали ему покоя с их прошлой встречи, и ему очень хотелось увидеть ее вновь. Испуганное лицо Сэди то и дело вставало перед его мысленным взором, и Джесс каждый раз убеждал себя в том, что он просто жалеет ее как одну из жертв Трэвиса.

— Уверен, что индейцы не причастны к последним ограблениям и убийствам, — вывел его из задумчивости голос капитана, который излагал свои мысли, расхаживая по веранде, — именно потому, что каждый раз на месте преступления мы находим трупы апачей. Уж больно это смахивает на чью-то жестокую хитрость. Но хитрецы не слишком умны. Ведь хорошо известно, что апачи лишь в самой безвыходной ситуации оставляют своих убитых на месте схватки.

— Полностью согласен с вами, — поддержал его Слейтер и рассказал о мужчине, которого застрелила Сэди, и о его пленнике-индейце. — Как видно, эти негодяи стараются захватить индейцев живыми, а потом убивают их на месте своих преступлений. Более того, они уводят с собой и индейских женщин. Тот апачи, с которым я разговаривал, разыскивал свою сестру.

Капитан, слушая рассказ, даже прекратил ходить.

— Вы сказали, что мужчину, выстрелившего в мальчика, убила миссис Брэтчер?

— Да, она сделала это, — вступил в разговор Джек. — Он в момент стал мертвее, чем ржавый гвоздь.

Джесс чуть не рассмеялся вслух. Ну и храбра же рыжая бесовка, которую он спас от Трэвиса!

— Как выглядел тот негодяй? — спросил он.

— У него были черные волосы и борода. Передние зубы сломаны. Приехал он на гнедой лошади, имел винтовку и револьвер. Но, что интересно, запасов еды у него не было. Женщинам он сказал, что ищет мистера Маклина.

Джесс и капитан переглянулись.

— Такой обросший, но с заметной лысиной на затылке?

— Ага. Именно так.

— Это Черный Билли, один из тех, которые бежали в эти места, чтобы скрыться от закона. Мерзавец, который за доллар готов пойти на что угодно. Одно время он чем-то промышлял в Гамильтоне, потом появился в Рокинг-Эс и хотел наняться на работу. Я отправил его восвояси. Но, кажется, он нашел того, кто предложил ему работенку…

Джесс отчетливо вспомнил свою недавнюю встречу с Трэвисом, едущим рядом с чернобородым Билли. Теперь он окончательно уверился в том, что разыскивают они именно сыночка Эллен. Последние сомнения в этом исчезли и у капитана Слэйна.

— Мы намерены прочесать окрестные холмы, Слейтер, — сказал офицер, от внимания которого не ускользнуло, что хозяин ранчо и Джек тоже обменялись весьма многозначительными взглядами. — Будем признательны, если и вы присоединитесь к нам.

— Мне бы очень хотелось, капитан, но я вынужден отказаться. Необходимо завершить заготовку сена, — ответил Слейтер, слегка нахмурившись. — А как только это будет сделано, — он улыбнулся, и лицо его разгладилось, — мы с Саммер отправимся в город, чтобы обвенчаться. Если мы справимся с работой в срок, я сам прогуляюсь в горы. То, что на моих землях бродит эта шайка, мне совсем не по нраву.

— Ну уж лучше мы с Джеком съездим, — вмешался Бульдог. — А ты делай, что там положено, чтобы окончательно прицепить к себе свою зазнобу. Все равно ты ни на что не будешь годиться, пока это не произойдет.

Джесс почувствовал укол зависти. Далеко не у каждого хозяина ранчо в Техасе есть такие верные и преданные люди. И настоящую любовь Слейтер нашел. Даже Эллен, уверенная, что Саммер ни за что не выйдет за него, вынуждена будет признать это. Как бы там ни было, Джесс был искренне рад, что жизнь такой хорошей и скромной девушки, как Саммер, не превратится в ад из-за того, что она свяжет свою судьбу с Трэвисом. Но каждый раз, перехватывая нежные взгляды, которые бросали друг на друга Слейтер и Саммер, он ощущал нестерпимое одиночество. Невыносимая печаль сдавила сердце так, что оно, казалось, остановилось. Настоящая любовь, такая, в результате которой создаются семьи, ему уже недоступна! Он навсегда связан с Эллен. А после двенадцати лет, которые продолжается эта связь, Джесс лучше, чем кто-либо, знал, что Эллен не согласится делить его с кем бы то ни было, даже с собственным ребенком. К тому же она уже не в том возрасте, чтобы рожать. И вместе с тем прожитые с Эллен годы навсегда привязали его к ней. Сам он никогда не уйдет, и вся его жизнь была и останется не такой, как у всех людей. Его удел — пустое и безрадостное существование.

Окончательно измучивший себя размышлениями, Джесс подтянул подпругу седла и поскакал в сторону речки.

 

Глава 11

Какое-то смутное предчувствие поселилось в глубине души Сэди. Оно мучило ее на протяжении последних недель, подтачивая силы, не давая ни на минуту успокоиться и мешая сосредоточиться на чем-то. Это утомляло и приводило, как понимала сама Сэди, к тому, что она вела себя порой совсем неразумно. Здесь, на Малом ранчо, она впервые в своей жизни испытала, что значит быть счастливой. Впервые у нее и у ее Мэри было место для жилья, из которого не надо было ни убегать, как из отцовского дома, ни переезжать, как после замужества. Выходя замуж за Харма Брэтчера, она знала, что это за парень. Он был обычным сезонным рабочим — перекати-поле, ковбоем, думающим лишь о сегодняшнем дне, а не о будущем, к тому же любителем азартных игр. Но он по-своему любил ее, и ей с ним было не так уж плохо. По крайней мере Харм обращался с ней лучше, чем ее собственный отец, который вообще был убежден, что женщина существует лишь для того, чтобы работать в поле и рожать как можно больше новых работников.

На улице было жарко и душно. Слабые порывы ветерка не оживляли поблекшую траву и поникшие листья на огромном дубе. Раскаленная неподвижность воздуха говорила о возможном приближении грозы. Взгляд на небо, на котором вдали появились тяжелые тучи, подтвердил недоброе предчувствие Сэди и придал мыслям новое направление. Гроза бывает опасной, но она по крайней мере приближается открыто, и человек знает, чего ждать. Это тебе не Трэвис Маклин, который может прятаться на холме, высматривая беспомощную крошку. Да, он способен убить невинного ребенка, движимый ненавистью к его матери.

Приятное волнение, которое она испытала при известии о приезде в Кип Джесса Фарстона, уже прошло. Тревоги и переживания вытеснили ощущение близости, испытанное тогда возле качелей. Но она и сейчас помнила каждое произнесенное им слово, а ночь после их разговора и вовсе провела почти без сна. Ворочаясь на своей постели рядом с Мэри, она дала волю фантазии, представляя, как хорошо быть любимой таким мужчиной… стать его спутницей жизни. Он, конечно, будет требователен к жене, это несомненно. Но он при этом сумеет быть нежным и думать не только о собственных удовольствиях, но и о ней. Сэди почему-то нисколько не сомневалась в этом.

Когда во двор въехал всадник, она решила, что это вернулся Джек. Да и кому еще быть? Енот, должно быть, уже пошел спать. Приехавший привязал свою лошадь к забору и поднялся на крыльцо. Как раз в этот момент сверкнула молния, и Сэди поняла, что ошиблась. Узнав гостя, она застыла, не зная, что делать. Сердце забилось так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди.

Джесс, различив в темноте смутные очертания женской фигуры, снял шляпу, засунул руку в карман и извлек оттуда мятный леденец. Сэди будто во сне увидела протянутую к ней руку с едва заметным крошечным белым свертком.

— Добрый вечер, мэм, — произнес Джесс. — Думаю, вашей малютке не помешает еще одна конфетка. Она их так любит.

— Спасибо, — с трудом выговорила Сэди, принимая гостинец. — Садитесь, пожалуйста.

Появился отдувающийся Енот со стулом, который он взял у стены.

— Как дела, Джесс? — спросил он, протягивая руку.

— Хорошо. Все в полном порядке.

Енот сел, стараясь догадаться, зачем это Джессу понадобилось ехать сюда в то время, когда все важные разговоры ведутся в другом месте. Ждать объяснения пришлось недолги.

— Джек сказал, что тебе пришлось остаться здесь охранять миссис Брэтчер в компании того парнишки. Вот я и подумал, что вполне могу подменить тебя ненадолго, пока Джек не вернется, — сказал Джесс, умолчав о том, что ему удалось узнать из услышанного разговора Джека с Бульдогом.

— Да… Но… — пробормотал Енот и вдруг замолчал, сообразив наконец, что истинной причиной приезда гостя была Сэди. — Ты здорово придумал, Джесс. Спасибо. Признаюсь, я сгораю от любопытства. Я сгоняю в Кип и вернусь. Был рад увидеть тебя, Джесс.

— Я тоже, Енот. Кстати, судя по этим тучам, собирается гроза.

— Она непременно будет. И хорошо. Дождь нам сейчас очень нужен.

События развивались так стремительно, что у Сэди закружилась голова. Ей и хотелось и не хотелось, чтобы Енот оставил их с Джессом наедине. Что сейчас действительно требовалось, так это чтобы ее обезумевшее сердце перестало биться так сильно и не мешало ей сосредоточиться, иначе вполне можно совершить какую-нибудь глупость.

— Спасибо за то, что побыл с нами, Енот, — произнесла она, чтобы не молчать. — Передай Джеку, что у нас все нормально. Завтра утром я буду печь пончики. Приезжай, я приберегу для тебя целую тарелку.

— Ну конечно, я постараюсь приехать. Боюсь только, для этого придется перебираться вплавь. Похоже, что дождь уже наполняет горные ручейки. А раз так, то и наша речушка станет полноводной, не успеем мы и глазом моргнуть.

Енот поехал в сторону речки. На крыльце воцарилось молчание. Язык Сэди будто прилип к небу, и она молча смотрела то на темнеющие тучи, то на далекие стрелы молний, которые сверкали все ярче и ближе.

— Да, гроза приближается, — заговорил Джесс, — и, похоже, довольно сильная.

Будто в подтверждение его слов темноту рассекла яркая вспышка молнии. Сэди невольно повернула голову, и глаза их встретились. Пристальный взгляд Джесса смутил женщину. Она почувствовала, что краснеет и начинает дрожать. Чтобы взять себя в руки, Сэди прикусила верхнюю губу.

— Ты боишься грозы?

Опять эти знакомые интонации. Именно так говорил Джесс, когда у них, стоящих под высоким деревом, возникло на короткий момент ощущение близости и родства душ.

— Грозы — нет. Что меня действительно пугает, так это смерч, — ответила Сэди, преодолевая спазм в горле. — Я как-то оказалась неподалеку от одного, — добавила она, с удивлением отметив, что голос ее звучит вполне спокойно.

Молнии сверкали уже почти непрерывно, освещая небо каким-то загадочным заревом. Черные тучи наползали одна на другую, а ветер угрожающе завывал. Но разбушевавшаяся стихия почти не волновала Сэди. Непривычное чувство, рождавшееся от ощущения того, что она осталась наедине с Джессом Фарстоном, зачаровывало и отделяло от всего прочего.

— Я, как ты понимаешь, приехал не только для того, чтобы передать леденцы для Мэри, — прозвучал совсем рядом его голос. — Мне захотелось взглянуть, как ты здесь живешь.

— У меня все хорошо.

— По-прежнему рада, что приехала сюда?

— Да. Только…

— Только… что?

— Ничего. Сама не знаю, почему у меня это вырвалось.

— Мне приятно знать, что ты здесь, — произнес он медленно, четко выговаривая каждое слово.

Сэди внимательно посмотрела в сторону Джесса, пытаясь разглядеть сквозь тьму выражение его лица. Неожиданно ее ослепила вспышка ударившей где-то совсем рядом молнии, а ужасный раскат грома заставил зажать уши ладонями.

— О… дети могут проснуться и испугаться!

Джесс подошел к перилам крыльца и внимательно посмотрел на небо. Казалось, ветер только этого и дожидался — он загудел с новой силой, и на каменный пол упали первые крупные капли дождя. Сэди бросилась к ящику с цветущими ноготками и потянула его на себя. Джесс помог ей перенести цветы в безопасное место.

— Пойду поставлю коня под навес.

— Поторопись, а то вымокнешь насквозь.

Джесс шагнул в дождь. Увидев, как новый порыв ветра растрепал его волосы, Сэди вспомнила о забытой гостем на стуле шляпе и унесла ее в дом. Там она немедленно зажгла лампу и подошла к висящему у рукомойника зеркалу. Сердце ее так и пело. Быстро причесав растрепавшиеся кудри, она сняла перепачканный фартук, сунула его под кровать и задернула занавеску, отделявшую их с Мэри спальню от остальной части кухни. Немного сердясь на себя за то, что без конца глупо улыбается, она окинула придирчивым взглядом помещение и, убедившись, что все в порядке, направилась к плите. Еще несколько мгновений потребовалось на то, чтобы выгрести золу из печки, быстро раздуть угли и поставить кипятиться кофейник.

Когда Сэди посмотрела в окно, Джесс уже бежал к дому. Его было хорошо видно в свете молний. Она поспешно распахнула дверь, и он успел войти до того, как дождь обрушил на землю целый поток воды, а ветер задул с такой силой, что даже стены дома слегка задрожали. Сэди уже не могла сдерживать переполнявшее ее счастье и весело засмеялась. Джесс немного удивленно посмотрел на нее и тоже рассмеялся.

— Ты весь мокрый! Я принесу полотенце.

— Я бы вымок еще сильнее, не распахни ты вовремя дверь, — ответил он, не сводя с ее лица серых глаз.

Джесс вытер принесенным полотенцем лицо и голову и причесался висящей на стене расческой. Сэди с некоторым удивлением отметила, как мягки были его кажущиеся непокорными волосы, большая прядь которых тут же волной легла на лоб.

— Поразительно, что весь этот шум и грохот не разбудил детей. Впрочем, они сегодня так наигрались, что их, наверное, ничего не разбудит до самого утра. Знаешь ведь, какие они. Стоит им чем-то увлечься, и они забывают обо всем на свете. — Говоря это, Сэди быстро протерла стол, на котором валялись какие-то оставленные детьми безделицы, и поставила две чашки с дымящимся кофе. — Ужасная гроза, — произнесла она после очередного раската грома. — Правда, однажды я оказалась в такую же непогоду в закрытом фургоне посреди прерии. Вот тогда действительно было страшно. — Она наколола ножом пончик, проверяя его свежесть, и с сожалением отметила, что он был не совсем таким, каким бы ей хотелось угостить Джесса. — Жаль, что я не взялась за пончики сегодня, как собиралась. Они были бы куда лучше. Ох уж эти здешние мужчины! Черти не сравняются с ними в поедании пончиков. По-моему, они съедят их, даже если они проваляются целый месяц и станут черствыми как ботинок.

Сэди поставила тарелку на стол и посмотрела на Джесса. Лицо его было как всегда спокойным, но уголки губ чуть-чуть приподнялись и подрагивали. Он почти улыбался! А глаза!.. Как ей могло прийти в голову, что они холодные? Они прямо светились, излучая тепло и радость. Она почувствовала, как краска постепенно заливает ее шею и лицо, и поспешила прикрыть щеки ладонями.

— Кажется, я слишком много болтаю, — неожиданно пробормотала она.

Джесс тряхнул головой и громко рассмеялся. Затем поднялся, подошел к ней и взял за руки, раскрыв лицо.

— Я думал, ты никогда не остановишься. — Он выпустил ее ладони. — Садись, я налью кофе.

Сэди послушно опустилась на стул, глядя прямо перед собой. Лицо ее пылало, руки нервно сжимали колени. Угораздило же с ходу проявить себя такой бестолковой болтушкой!

Джесс покончил уже со вторым пончиком, а она все сидела молча, почти не двигаясь.

— А теперь ты решила вовсе больше не разговаривать, да? — весело спросил он.

Сэди нерешительно оторвала погрустневшие глаза от своей чашки и посмотрела ему в лицо.

— Мой язык иногда болтает сам собой, а голова даже не думает в этот момент.

— Зато пончики твои бесподобны, — снова засмеялся Джесс.

Смех был дружелюбным и искренним, не оставляющим сомнений, что он просто хотел немного подзадорить ее. Женщина успокоилась, и на лице ее появилась сияющая улыбка.

Гром на дворе продолжал грохотать, а подстегиваемый ветром дождь бросал на дом новые и новые потоки воды. У дверей начала образовываться лужица, и Сэди положила на нее половик, который быстро впитал влагу. Джесс в это время вновь наполнял чашки кофе, и она могла разглядывать его спокойно, не опасаясь ответного пронизывающего взгляда серых глаз. Он был высок, пожалуй, не уступал в росте даже Слейтеру, но при этом был гораздо плотнее его. Он был без шляпы, и Сэди впервые заметила седые волосы на висках. Похоже, что он был из тех мужчин, которые седеют задолго до того, как состарятся. Кофе уже был налит, и Джесс откинулся на спинку стула, вытянув ноги.

— Мама… пи-пи, — раздался вдруг голосок появившейся из-за занавески Мэри.

На малышке была старенькая ночная рубашонка чуть ниже колен, перешитая из материнской. Ее бронзовые кудрявые локоны, точно такие же, как у Сэди, спутались. Заспанное личико раскраснелось.

— Ты ничего не перепутала, Мэри? — быстрым шепотом спросила дочку Сэди.

— Пи-пи, — повторила девочка.

Сэди обреченно вздохнула. Ну что заставляет малышку заявлять о своей нужде во всеуслышание? Пройдя за занавеску, она извлекла из-под койки горшок и, задрав рубашонку, усадила на него девочку. Та спокойно сделала свое дело. А мама даже сжала зубы от смущения, понимая, что не только она, но и гость слышит шум бегущей струйки. Торопливо убрав горшок, Сэди уложила Мэри на кровать.

— Спи, маленькая, — поцеловала она девочку в щеку и, не обращая внимания на вопросительно смотревшие на нее зеленые глазенки, вышла на кухню.

Взглянув на Джесса, она торопливо отвела глаза и поднесла к губам чашку с кофе. Но не успела Сэди сделать и глотка, как Мэри снова появилась из-за занавески и направилась прямиком к гостю.

— Мэри!.. Крошка…

Договорить Сэди не успела. Девочка уже карабкалась на колени к Джессу. Он помог ей расположиться поудобнее. Мать подошла, чтобы водворить шалунью на место.

— Позволь ей остаться, — попросил Джесс, убирая с лица малышки сбившиеся локоны. — Мне не так часто доводится держать на коленях таких симпатичных девочек.

Сэди нерешительно потопталась возле стула, чувствуя, как до боли сжалось в груди ее бедное сердце. Ей так захотелось, чтобы и ее обняли, прижали к груди, защитили и взяли на себя часть ее бесконечных забот. Именно это обещал ей зовущий взгляд Джесса. Ноги стали как ватные, женщина опустилась на стул.

Джесс поднял Мэри повыше, прижимая к груди. Как приятно держать в руках этот крошечный теплый, живой комочек, ощущать дыхание доверчиво прильнувшего к тебе человеческого существа! Боже! Так вот как, наверное, чувствует себя мужчина, сжимающий собственного ребенка?

— А где ты жила до приезда в Гамильтон? — спросил он Сэди, чтобы услышать ее голос.

Ему нравился этот голос, звучавший в его ушах почти как музыка.

— Да где я только не жила! В Джорджтауне, Остине… даже в Уэйко. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Мой… муж был бродягой по натуре и часто переезжал с места на место.

— Ты любила его?

— Нет! — Голос ее звучал почти гневно. — Нет, но он был неплохим человеком, — добавила она, смягчившись.

— Почему же ты вышла за него?

Сэди только пожала плечами.

— Тебе было необходимо стать замужней женщиной? — настаивал Джесс.

Ноздри Сэди гневно задрожали. Глаза вспыхнули зеленым пламенем.

— Нет! — выпалила она, поджав губы. — Если хочешь знать истинную причину, то она в том, что у меня не было настоящего дома под родительским кровом! — Она тряхнула головой и пристально посмотрела ему в глаза. — А ты сам всегда знаешь, почему совершаешь тот или иной поступок?

Неожиданный вопрос смутил Джесса. Действительно, знает ли он, почему делал то или другое? Наверное, потому что искал свою нишу в жизни. И нашел. У него есть Эллен, хорошая работа, его уважают люди. Вполне достаточно для любого мужчины.

— Я совершаю тот или иной поступок потому, что хочу его совершить, — ответил он вслух, удивляясь тому, как хрипло звучит его голос.

Сэди почувствовала себя так, будто ей в лицо неожиданно плеснули холодной водой. Но у нее оказалось достаточно сил, чтобы не взорваться. Она пристально посмотрела в лицо собеседника, разглядывая его широкие густые брови, довольно длинный прямой нос, мужественный подбородок и резко очерченный волевой рот. Она посмотрела на его руки, сильные и настолько большие, что ее собственные по сравнению с его казались кукольными. Теперь она знала наверняка: руки эти никогда не обнимут ее, никогда не протянутся к ней, чтобы приласкать. Надеяться на это — все равно что надеяться на карты, как сказал бы ее покойный муж.

— Не стоит так нервничать, мистер Фарстон, — произнесла она совершенно бесстрастным тоном. — Мне от вас ничего не надо.

Яркая молния сверкнула за окном, осветив кухню. Сильнейший раскат грома сотряс дом еще до того, как погасли ее мерцающие серебряные отблески. Эхо повторяло его рокот, а небо уже перерезала новая огненная стрела. Сильнейший порыв ветра ударился в стены дома и, захлебнувшись от ярости, бросил в окна пригоршню огромных дождевых капель. Сэди стало по-настоящему страшно.

— Меня зовут Джесс, — спокойно произнес гость и пристально посмотрел ей в лицо, продолжая перебирать пальцами локоны Мэри.

Несколько долгих минут оба сидела молча, прислушиваясь к шуму грозы. Новая лужица воды образовалась у входа. Сэди встала и прикрыла ее другим половиком, затем зажгла свечу и пошла в комнату Саммер. Вода проникла и сюда. Пришлось срочно занавешивать ковриком окно и положить другой у двери. Когда она вернулась в кухню, Джесс стоял, держа Мэри на руках, причем так естественно, будто делал это всю жизнь. Лицо его светилось нежной улыбкой. Сердце каждой матери дрогнуло бы при виде такой трогательной картины. Сердце Сэди тем более.

— Девчушка уснула, — тихо сообщил он.

— Сейчас я уложу ее, — сказала она, стараясь за обыденностью тона скрыть охватившие ее чувства.

— Покажи куда, и я сделаю это сам.

Сэди отдернула занавеску. Джесс аккуратно положил спящую малышку на койку, прикрыл одеялом и застыл на несколько секунд, не в силах оторвать от нее взгляда. Перед глазами встала его собственная огромная кровать в Рокин-Эс с удобным пружинящим матрацем и мягкими, как пух, подушками. Взгляд скользнул по двум платьям, висевшим рядом с постелью, и стоявшей под ними потрепанной дорожной сумке. Заметив это, Сэди быстро задернула занавеску.

— Только не надо жалеть меня!

— Я понимаю. Ты из тех, кто предпочитает крепко стоять на собственных ногах. Так, Сэди?

Он весело посмотрел ей в глаза. Сердце под этим взглядом забилось сильнее, а раздражение и желание сопротивляться еще более поубавились. Губы Джесса дрогнули, разойдясь на мгновение в легкой улыбке. Коснувшись пальцами ее подбородка, он чуть приподнял его вверх.

— Недаром Господь одарил тебя такой огненной шевелюрой.

Тихий, с мягким юмором голос окончательно растопил сердце женщины. На душе стало тепло и легко. Пораженная тем, каким приятным и нежным может быть обычно бесстрастное лицо Джесса, она несколько мгновений смотрела ему в глаза, затем отвернулась, не желая показывать свое смущение.

— Джон Остин так крепко спит. Даже гроза его не разбудила, — окончательно преодолев раздражение, сказала она сроим обычным тоном. — Интересно, проснется ли он, когда кто-нибудь прискачет с ранчо Кип посмотреть, не паникуем ли мы здесь.

— Сегодня оттуда уже никто не приедет. Вода в реке поднялась и, думаю, залила половину дороги к этому дому. К тому же они знают, что я здесь, и не будут особенно волноваться. Займись-ка лучше делом. Надо выжать этот половик и положить на прежнее место. Впрочем, я сам лучше выжму его, а ты посвети мне лампой.

Быстро покончив с этим, они вновь сели за стол и начали говорить о последних событиях. Когда разговор зашел о предстоящей свадьбе Саммер и Слейтера, Джесс спросил, собирается ли Сэди после этого остаться в этом доме.

— Я… я не думаю, что мне следует остаться. Здесь нет для меня достаточно работы, чтобы оправдать мое пребывание.

— Ты могла бы выйти замуж. Кто-нибудь ухаживает за тобой?

— Вряд ли кто-нибудь может заинтересоваться мной. Да я и не думаю об этом. Все мои мысли заняты Мэри и ее будущим.

— Слейтер говорил что-нибудь по поводу твоего отъезда?

— Нет! Ни у него, ни у Саммер и в мыслях нет расстаться со мной. Скорее наоборот. Они самые хорошие люди из всех, которых мне довелось встретить в жизни. Просто я не могу здесь оставаться, и давай прекратим говорить об этом. И вообще, ты задаешь чертовски много вопросов.

Оба смолкли. Сэди, утомленная собственной вспышкой, откинула голову на спинку стула, постепенно успокаиваясь. Казалось, прошла целая вечность до того, как она вновь услышала грудной голос Джесса:

— Ты поступила очень решительно и смело, когда застрелила того человека.

Сэди повернула к нему слегка покрасневшее лицо.

— Я стреляла не в человека… Наглый стервятник, вот кем он был.

— Трэвис сказал тебе что-то неприятное, когда приезжал сюда?

Сэди вопреки сильному желанию рассказать обо всем отрицательно дернула плечами.

— Нет!

— Разве Трэвис не говорил тебе, что не хочет, чтобы ты была рядом с Саммер, и разве он не пытался угрозами заставить тебя уехать отсюда?

Она посмотрела на него широко распахнувшимися глазами, до боли прикусывая губу.

— Зачем ты спрашиваешь меня об этом? Ты, как и любой другой на твоем месте, все разно не поверишь, если я расскажу правду.

— Я поверю, Сэди. Я знаю Трэвиса, знаю, на что он способен, когда хочет чего-то добиться. Он не может простить тебе, что я избил его, не так ли? Трэвис страшно мстителен, а поскольку мужества для того, чтобы отомстить мне, у него не хватает, он обратил свою злость на тебя.

— Ты все равно ничем не сможешь мне помочь.

— Ты расскажи, а я уж сам решу, смогу или нет.

В голосе его чувствовалось искреннее участие. Серо-стальные глаза под светлыми ресницами ловили малейшее проявление эмоций на ее лице. Как ей хотелось рассказать ему все и снять с сердца непомерный груз страха! Но тут же перед мысленным взором появился образ Эллен, улыбающейся Джессу. И он сам, бережно, будто фарфоровую статуэтку, опускающий ее на сиденье двуколки. В душе что-то дрогнуло. Стало нестерпимо обидно за то, что она чуть было опять не поддалась напрасным мечтаниям. Когда она заговорила вновь, злость буквально бурлила в каждом произнесенном слове:

— Твоя… твоя дама сердца вряд ли обрадуется, если ты примешь мою сторону против ее дорогого сыночка! Ты же знаешь, что она думает обо мне. Она вряд ли одобрила бы твое участие в моей судьбе, так зачем же спрашивать? Мне никто не поможет, кроме меня самой. Вот что я скажу, мистер Джесс Фарстон. Если сын вашей очаровашки, этот низкий развратник приблизится к моему ребенку, я пристрелю его. Я сделаю это не задумываясь, потому что считаю его мерзавцем, и он таковым и является. Это не человек, а ядовитая, извивающаяся на брюхе змея. Он даже хуже змеи. Мерзкий безродный пожиратель трупов, вот он кто! — Зеленые глаза наполнились слезами. — Мне даже хочется, чтобы он побыстрее появился. Ружье у меня под руками… Я дам этой красавице настоящий повод смотреть на меня как на преступницу… Тогда уж ей не придется воображать то, чего никогда не было. А ты… О, ты не в состоянии помочь мне. Твоя решимость станет хрупкой, как яичная скорлупа, лишь только ты окажешься рядом с этой женщиной. Ты ее ручная собачка, вот ты кто!

Сэди поперхнулась. Слезы хлынули ручьем. И вдруг сильные руки подняли ее со стула и сжали в нежных объятиях, прижав к теплой широкой груди. Инстинктивно она уткнулась куда-то пониже его подбородка. От непривычного долгожданного ощущения твердой опоры и защищенности защемило сердце. Долго сдерживаемые рыдания вырвались наружу. Так, как сейчас, она плакала лишь много лет назад, когда была совсем маленькой девочкой.

Когда слезы иссякли, начавшая приходить в себя Сэди обнаружила, что находится на коленях Джесса. Сам он сидел на стуле, заботливо расправляя ее сбившиеся локоны точно так же, как совсем недавно у Мэри. Грудь его под подбородком была совершенно мокрая от ее слез. Надо было встать и вытереть лицо. Но так хотелось хоть еще немного побыть в этой позе, прижимаясь к надежной мужской груди. На его коленях она была слабой, будто котенок. Но кажется, еще никогда на душе не было так хорошо и мирно, никогда еще не чувствовала она себя в такой безопасности от всех жизненных невзгод.

— Тебе лучше? — услышала Сэди у самого уха его голос.

Она наклонила голову пониже, так, чтобы можно было вытереть лицо о подол юбки, затем слегка выпрямилась и попыталась встать на ноги. Сильные руки не позволили ей сделать это. Не разжимая объятий, Джесс прижал ее голову к своему плечу.

— Можешь воспользоваться моей рубашкой. Мне не так часто доводится держать на коленях таких симпатичных девочек… — Сэди почувствовала по легкой вибрации его груди, что он тихо засмеялся. — Честно говоря, мне и не приходилось держать более симпатичных.

Голова Сэди слегка закружилась. Было такое ощущение, что вместе со слезами она выплакала и все свои силы. Крепко закрыв глаза, она с какой-то непонятной радостью вдыхала запах его рубашки, прислушивалась к ударам его сердца.

— Сама не пойму, что это на меня нашло. Я вообще не имею привычки закатывать истерики, — тихо проговорила она. — Извини меня за то, что я наговорила о тебе и миссис Маклин. Мне нет никакого дела до ваших отношений.

Слова звучали глухо, потому что произносила она их, уткнувшись в его грудь. Было так приятно ощущать близость его тела, чувствовать, как поглаживают по голове его руки, что она про себя просила небо продлить эти мгновения. Пусть они подольше посидят так! Боже, пожалуйста, сделай так, чтобы он не отстранился от нее прямо сейчас.

— Все нормально, Сэди. Мне известно, что говорят о нас с Эллен.

— Все равно мне не следовало это повторять.

— Я хочу побольше узнать о тебе, — произнес он тихим, нежным голосом. — Мне бы хотелось знать о тебе все. Я думаю, наши судьбы чем-то похожи.

— Мне больше нечего рассказать о себе, Джесс, — сказала она. У нее и вправду было ощущение, будто они были знакомы уже целую вечность.

— И все-таки расскажи, — попросил он, прижимаясь щекой к ее лбу и нежно поглаживая ладонью спину.

Он мог чувствовать пальцами ее хрупкие ребра, чуть ли не каждую косточку ее миниатюрного тела, но при этом округлости ее бедер позавидовало бы немало женщин, а грудь была полной и соблазнительной.

Гроза почти прошла, лишь мелкий дождик упрямо барабанил в окно. На кухне при неярком свете лампы стало совсем уютно. Сэди, устроившись поудобнее на коленях мужчины, которого многие боялись и считали неуправляемым, начала долгую повесть о своей юности. Она рассказала все, что помнила с того времени, как ее сочли достаточно взрослой, чтобы рыхлить мотыгой землю на хлопковых плантациях и таскать воду, вплоть до того момента, когда она на муле за спиной Харма Брэтчера покинула грязную ферму, на которой родилась.

— На самом деле я была ему не нужна, точнее, нужна только для… Ну, в общем, ты понимаешь. Его интересовали только карты и выпивка. Мэри родилась в повозке где-то около Вако. Он даже как следует не взглянул на нее. Бедная крошка… — Сэди вздохнула, решив выговориться до конца. — Я не была в постели ни с одним мужчиной, кроме него. — Она подняла голову, чтобы видеть глаза Джесса. — После того как Харма убили, я работала не покладая рук, чтобы прокормить Мэри и себя. Но я не занималась тем, в чем меня обвиняет Трэвис. Я никогда не была шлюхой.

В зеленых глазах мелькнула мольба. Сэди сейчас было очень нужно, чтобы Джесс ей поверил.

— Я знаю, — произнес Джесс, прижимая ее голову к своему плечу. — А теперь расскажи мне о Трэвисе.

Еще не открыв рта, Сэди ощутила страх.

— Когда он сказал это… — начала она дрожащим голосом, — …что застрелит Мэри… я поняла, что он способен сделать это. Но Саммер бы мне не поверила. Она считает его порядочным человеком, к тому же мысли ее сейчас заняты Слейтером. Она опасалась, что он рассердится из-за приезда Трэвиса. Сначала я хотела рассказать Джеку, но побоялась, что он тут же погонится за Трэвисом. И если бы Трэвис остался жив, то наверняка подстерег бы нас и сделал бы что-нибудь нехорошее с девочкой. — Она прервалась, стараясь унять дрожащие губы. — Я не знаю, зачем я тебе все это говорю. Все равно ты не сможешь помочь, если и захочешь. Из-за миссис Маклин. Я тебя не виню. Но ты не можешь даже предупредить его, чтобы он от меня отвязался. Это все равно что дразнить зверя. Тогда он наверняка придет за нами.

— Я понимаю, Сэди, и, клянусь, не сделаю ничего, что могло бы принести вам еще больший вред.

Джесс сидел тихо, стараясь спокойно обдумать план защиты Сэди. Гнев, закипевший в нем, когда она рассказала об угрозе Трэвиса, удалось погасить, но размышлять с необходимой холодностью он все-таки не мог. Для этого надо было остаться одному. Эта женщина слишком волновала его. Ощущая тепло прильнувшего к нему тела и прислушиваясь к биению ее сердца, трудно было сосредоточиться. Он понял, что ее образ подспудно жил в его мыслях и сердце уже давно, именно Сэди стала для него той неясной, но сладкой мечтой, к которой он стремился с самого детства. Понял суровый Джесс Фарстон и то, что он не будет чувствовать себя спокойно до тех пор, пока снова не встретится с ней, не обнимет ее, как сейчас, не будет уверен, что она в безопасности и живет нормальной, спокойной жизнью. Он ощутил сильное желание как можно быстрее найти Трэвиса, вытащить его куда-нибудь подальше от дома и застрелить. Нет… Каким бы мерзавцем ни был Трэвис, он не сможет его убить. Эллен до безумия любит сына. Он является смыслом всей ее жизни. Нет, пока остается хоть один шанс из тысячи исправить ситуацию иным образом, Джесс не сможет его убить.

Прошло не менее получаса, а они все сидели в прежней позе. Джесс нежно гладил женщину по спине, мучительно ища решение. Молчание прервала сама Сэди.

— Я не прошу тебя что-либо предпринимать, — сказала она, приподняв голову так, чтобы видеть его лицо. — Я вовсе не собиралась перекладывать свои трудности на твои плечи. Просто мне надо было выговориться. Мне легче уже от одного этого. Больше я никому не расскажу о Трэвисе.

Джесса насторожило спокойствие, с которым это было произнесено. От Сэди же не скрылось выражение тревоги, мелькнувшее в его глазах. Она погладила ладонью его руку, и этот короткий жест успокоил. Необычайным уютом веяло от этой хрупкой женщины. Ему было хорошо уже от того, что она близко, что он может ощущать тепло ее кожи, смотреть, как сладостно подрагивают ее мягкие губы. Рядом с ней и с ее ребенком он почувствовал себя так, будто вернулся после долгих странствий домой. Джесс обвел взглядом ее лицо и посмотрел прямо в глаза. В них читалась озабоченность. Она беспокоилась о нем! Он порывисто обнял ее и медленно наклонил голову. Когда их губы были совсем рядом, Джесс на мгновение замер, давая Сэди возможность уклониться от его поцелуя, если она его не хочет.

Она чуть запрокинула голову, рот дрогнул и слегка приоткрылся. Их губы соединились. Блаженное ощущение счастья поглотило Сэди. Она полностью отдалась этому чувству, подхватившему ее, как песчинку волной прилива. Не было сомнений, что нечто подобное испытывает и Джесс. Женщина чувствовала это по тому, как вздрагивает его сильное тело, как жадно и горячо он целует ее. Его ответный порыв к ней пылал такой страстью, какую Сэди уже давно не надеялась вызвать в мужчине. Она прильнула к нему еще сильнее в неодолимом желании целиком раствориться в этом сильном теле, прислушиваясь к громким ударам его сердца и с наслаждением ощущая жар его дыхания.

Неожиданно Джесс опять замер. Сэди посмотрела в его глаза, и у нее даже закружилась голова от нежности, которой они светились. Душа ее пела, и все вокруг казалось прекрасным. Она ласково погладила рукой его щеку. Джесс чуть нахмурился, и на лбу его появились морщинки. Она коснулась их пальцами, и они разгладились как по волшебству. Он тоже неотрывно смотрел на нее, и глаза его излучали почти физически ощутимое тепло. Он снова поцеловал Сэди, на этот раз в лоб, будто ребенка, и нежно прижал ее голову к своему плечу.

— Ты останешься здесь на некоторое время, — твердо сказал он. — Здесь вы с Мэри будете в безопасности. Я уйду с солдатами на пару дней, может, на чуть более долгий срок, а когда вернусь, мы решим, что делать дальше. — Сэди протестующе покачала головой, но Джесс остановил этот жест, положив ладони на ее щеки. — Доверься мне. Я поговорю со Слейтером. Он проследит, чтобы ты не оставалась одна.

— Нет, не надо. Скоро должна состояться их свадьба. Это такое счастливое время для Саммер. А если она узнает о моей беде, она не захочет переезжать к Слейтеру. К тому же не думаю, что они поверят.

— Слейтер поверит, и Джек тоже. Оставайся, и я что-нибудь придумаю. Здесь вы с Мэри будете в безопасности до моего возвращения.

Сэди опустила голову, возвращаясь в жестокую реальность. Лишь после нескольких долгих секунд она заговорила вновь:

— Ты не вернешься. — В голосе ее чувствовались печальная уверенность и покорность судьбе, — Ты не вернешься, потому что тебе не позволит миссис Маклин. И я не собираюсь винить тебя за желание остаться с ней. Она красива, богата и воспитана как настоящая леди. — Сэди взглянула на него глазами маленькой зверюшки, попавшей в капкан и наверняка знающей, что из него ей не выбраться. — Миссис Маклин не позволит тебе вернуться, — повторила она. — Она никогда… никогда не отпустит тебя.

— Давай не будем сейчас говорить об Эллен. Лучше закрой глазки и поспи немного. Через пару часов рассветет, и, думаю, Джек найдет способ перебраться через речку. — Джесс коснулся пальцами ее щеки. — Ты очень красивая, Сэди. — Он нежно улыбнулся. — Очень красивая… и очень милая.

Ветер зло выкручивал ветви-руки огромных дубов на ранчо Кип и хлестал дождем в стекла окон. Но двоим, лежащим на кровати, тесно прижавшись друг к другу, не было никакого дела до бушующей на дворе непогоды.

Саммер удовлетворенно зевнула и поцеловала Слейтера в шею.

— Какая чудесная мягкая постель, — прошептала она. Рука ее нащупала в темноте лицо Слейтера, пальцы погладили его губы…

— А я думал, ты спишь, — тихо сказал он, наклоняясь к ней и прижимаясь к ее груди. — Ты лежала так тихо.

— Мне жаль терять время на сон, — игриво ответила Саммер. — И так уже скоро рассвет.

— Никогда не думал, что буду так благодарен нашей речке. Пожалуй, я назову ее Волшебной рекой за то чудо, которое оказалось в моих руках благодаря поднявшейся воде.

Саммер обвила его руками и закрыла глаза, отдаваясь во власть его поцелуев, обжигающих неистовой страстью. Ее грудь налилась, соски набухли, сердце бешено колотилось. Каждое прикосновение Слейтера отдавалось в ее теле страстным томлением. Подчиняясь ласковым, требовательным его движениям, она раздвинула ноги. Разливающееся блаженство заставило закинуть голову. Мягкие его пальцы дарили неописуемое удовольствие, возбуждая дрожь в ее теле и обещая еще большее наслаждение. Из груди вырвались чуть слышные звуки, напоминавшие рыдания. И тут же его возбужденная плоть, скользнув по бедрам, вошла в нее, опалив волшебным огнем, воспламенившим каждую частичку ее тела. Казалось, что оно целиком расплавилось под его воздействием. Наслаждение было почти невыносимым. Саммер судорожно сжала пальцами напрягшиеся мускулы его спины. С реальным миром ее связывали только обжигающее ухо дыхание Слейтера и слова любви, произносимые хрипловатым шепотом. Соединившись в огненной волне страсти, они вновь были как одно целое.

Ветер завыл еще сильнее, крупные дождевые капли непрестанно стучали в окно. Но утомленные бурей собственных страстей, Саммер и Слейтер чувствовали себя полностью умиротворенными. Их ноги, руки, даже пальцы сплелись в нежный узел любви, и, казалось, ничто уже не сможет нарушить их единства. Губы Слейтера нежно пощекотали мягкую кожу ее плеча, игриво захватили мочку уха и, опустившись, заскользили по шее. Саммер стало щекотно, она дернула головой и тихо засмеялась.

— Ты пытаешься пометить каждую частичку моего тела, которая попадается тебе на глаза?

— Каждая твоя частичка хочет стать моей.

— Слейтер, дорогой мой, милый! — прошептала девушка чуть подрагивающими губами. — Я люблю тебя!

Рука Слейтера нежно скользнула по густым шелковистым волосам Саммер. Он уткнулся в них лицом и блаженно замер, наслаждаясь сладостью их аромата.

— Мне кажется, я люблю тебя целую вечность.

Саммер прильнула к его груди.

— Этого не может быть. Ты не мог знать меня так долго, — сказала она смеясь. — Ты уверен, что никто не узнает о том, что я провела эту ночь в твоей постели? — вдруг серьезно спросила она шепотом.

Задумавшись, девушка пощекотала шрам на его щеке. Он поймал ее руку и опустил ее поближе к своему сердцу.

— Не беспокойся, любовь моя. Джек и Бульдог ушли в общежитие. Капитан устраивает своих солдат в кузнице. Енот — с Сэди, и, полагаю, Джесс тоже там. Он спрашивал о ней. Задал, правда, всего один вопрос, но для Джесса это не так мало. — Он засмеялся и поцеловал ее в лоб и в щеку. — Ты не должна чувствовать себя виноватой, Девочка-Лето. Мы любим друг друга. Главное, чтобы ты любила меня всегда.

Его губы осторожно и нежно притронулись к ее губам. Саммер ответила теплым, благодарным поцелуем. Слова Слейтера успокаивали. Хотя отнюдь не страхом перед людской молвой были вызваны ее беспокойства и переживания. Девушка испытывала некое душевное раздвоение. Она понимала, что совершила грех перед Богом, потеряв невинность не на брачном ложе. Но с другой стороны, у нее была странная уверенность в праведности содеянного, будто само провидение привело ее к этому. Да и невозможно было долго чувствовать по-другому, лежа рядом с самым любимым и дорогим ей человеком. Невеселые мысли быстро рассеялись. Она тихонько засмеялась и, подзадоривая Слейтера, сама взяла губами мочку его уха, пощекотав ее языком.

— До рассвета у нас есть еще несколько часов, любимая, — прошептал Слейтер, прижимая ее к себе.

 

Глава 12

Слейтер пришпорил коня и помчался в сторону холмов. Только примерно через полмили, когда уже невозможно было различить стоявшую во дворе и махавшую ему на прощание рукой Саммер, он перевел Эстрела на легкую рысь, а еще через некоторое время — на шаг.

Основные ежегодные работы на ранчо подходили к концу. Скот отогнали на пастбища в устье реки. Скоро его должны отправить на продажу. Каждое ранчо, включая Кип и Рокин-Эс, выделяло для этого людей в соответствии с размером своего стада. Они должны были обеспечить безопасность большого кочевья через дикие индейские территории до связанного с остальным миром железной дорогой Канзаса.

Слейтер проделывал этот путь почти каждый сезон с самого детства. Но в этом году у него была уважительная причина не делать этого. Его лицо потеплело, когда он подумал о том, какая именно — Саммер! Он даже не заметил, как произнес это имя вслух и погрузился в свое излюбленное занятие, появившееся в последнее время, — воспоминания о ней и мечты о новых встречах. Воспоминания о каждом ее жесте приносили ему радость. Вот она, размягченная и ждущая его поцелуя. А вот она за столом в видавшем виды платье разливает половником суп, но как горда и прекрасна! Она даже не знает, насколько глубоки его чувства к ней, как изменилось все с ее появлением. Ведь только благодаря ей он почувствовал радость жизни. Отцу она, без сомнений, тоже бы понравилась. Жаль, что ему не придется увидеть, как новое поколение Маклинов продолжит его дело на ранчо Кип.

Слейтер решил, что ему хватит трех дней, чтобы на всякий случай проверить обстановку вокруг своих владений. Собственно, все уже было сделано. Он выделил людей, которые присмотрят за стадами и хозяйственными постройками, направил толковых ребят охранять вход в долину, а нескольких парней, включая Джека, оставил на Малом ранчо.

Приближался вечер, когда Слейтер, сделав изрядный круг по своим владениям, направил Эстрела к тому месту на их границах, где обычно устраивал привал Сэм и где он был убит в ту злополучную ночь. Въехав на гребень невысокого холма, Слейтер по привычке огляделся, внимательно изучая взглядом местность. Ни единого облачка пыли не было заметно на тропе, по которой он ехал, не отметили тренированные глаза ничего подозрительного и поблизости от нее. Все вокруг было недвижно, если не считать солнца, которое уже успело уползти за вершины гор. Вечер настойчиво вступал в свои права, постепенно сгущая сумерки под росшими вдоль тропинки деревьями и делая воздух более прохладным.

Он спешился. Лошадь, озабоченная поиском укрытия на ночь, скрылась в кустах. Слейтер ей не мешал. Не теряя времени, он обогнул большой валун, надеясь устроить себе ночлег рядом с ним. Испуганная дикая индюшка, метнувшись в кусты, сердито залопотала, и все вновь смолкло. Тишину нарушали лишь мягкие удары копыт Эстрела. Слейтер глубоко вздохнул, с наслаждением наполняя легкие здоровым, освежающим, как глоток ключевой воды, горным воздухом. Неожиданно его чуткое ухо уловило далекий, но явно чуждый окружающей обстановке звук. Рука автоматически переместилась на рукоятку пистолета. Резко отступив в заросли мексиканских акаций, он замер прислушиваясь.

Тьма сгущалась. Лежащие вокруг валуны, кусты и возвышающиеся надо всем этим сосенки потеряли свои очертания и казались сгустками тени. Слейтер ощупал ногой мягкую, покрытую сосновыми иголками землю и мельком взглянул на загоревшиеся уже на небе звезды. Он терпеливо ждал, дюйм за дюймом прощупывая взглядом все деревья и кусты. Контуры каждого камня и углубления были изучены настолько, насколько это только было возможно при таком освещении. Подозрительные звуки не повторялись. Он медленно убрал руку с пояса, запрыгнул на подошедшего Эстрела и осторожно проехал немного дальше.

Лошадь несколько минут шла спокойно, но вдруг ее чуткие уши дернулись и выпрямились. Почти одновременно Слейтер уловил клацанье металла и различил чью-то тень среди мексиканских акаций. Он мгновенно пригнулся к шее лошади и в тот же момент ощутил, как что-то сильно ударило его в плечо, заставив выпустить из рук поводья. Нестерпимая боль разлилась по всему телу. Он инстинктивно оперся о луку седла, сжав ее мертвой хваткой. Позади раздался еще один выстрел. Слейтеру показалось, что его подняло над крупом лошади и закружило в становящейся все более непроницаемой бархатной мгле, а движения Эстрела сделались неестественно медленными и плавными. Единственной связывающей его с миром реальностью осталась только лука седла, которую сжимали пальцы. Невероятным усилием воли он попытался собраться и отогнать обволакивающую его сознание тьму. Новый выстрел сбил с головы шляпу. Но затем наступила тишина, которую нарушали лишь дыхание лошади и удары ее копыт о покрытую сосновыми иглами землю.

Казалось, прошла вечность, прежде чем он смог остановить лошадь. Собрав оставшиеся силы, чтобы не потерять сознание, Слейтер расслабил сжимавшие луку седла пальцы, рывком высвободил ноги из стремян, сполз с лошади и, не устояв, рухнул в оказавшийся поблизости кустарник. Последняя его мысль была о Саммер. Он не должен умереть… Ее нельзя оставить одну…

Когда сознание вернулось к Слейтеру, день был уже в самом разгаре. Слейтер лежал на спине. Ноги его оказались в кустах, верхняя часть туловища — на перине из подсохшей травы. Первое, что он увидел, — ярко-голубое небо, по которому лишь кое-где плыли небольшие пушистые облака. Шевельнуться он решился не сразу и довольно долго лежал без движения, прислушиваясь к мирному похрустыванью жующего траву Эстрела. Слейтер осторожно повернул голову в его сторону.

В памяти постепенно начали восстанавливаться события вчерашнего вечера, завершившиеся прозвучавшими в темноте выстрелами. Слейтер обругал себя безмозглым дураком. Позволил кому-то выследить и подстрелить себя из кустов! Хотя… как это могло произойти? Он нахмурился. Случайно такие вещи не удаются. Похоже, что сделал это тот, кто знал о его маршруте. Действительно, место нападения перед узким ущельем, которое он едва ли мог миновать, было выбрано более чем удачно. Тропки, по которым он обычно ездит, конечно, известны его людям, но чужих, которые могли это знать, можно пересчитать по пальцам.

С сознанием вернулась и боль. Две пули пробили левое плечо, пройдя под ключицей, третья прошла под мышкой. Если бы этот сукин сын, который стрелял в него, взял несколько дюймов ниже или правее, Слейтер бы был сейчас трупом. Хорошо, что он успел вцепиться в луку седла. Слейтер медленно повернулся, опираясь на правую руку, осторожно сел и, с трудом поворачивая задеревеневшую шею, огляделся по сторонам. От потери крови мысли текли вяло, перед глазами все расплывалось. Однако было ясно, что Эстрел увез его не так далеко от того места, где он собирался остановиться на ночь. Почувствовав слабость, он опять лег на спину, устремив взгляд в небо.

К новой попытке действовать его побудила мысль о том, что стрелявший может возобновить свои преследования. Слейтер опять сел, подождал, пока закачавшийся вокруг него мир встал на свое место, заставил себя подняться на ноги и сделал шаг по направлению к лошади. Подойти к ней удалось, но забраться в седло сил уже не хватило. В глазах поплыли огненные круги, голова чуть не взорвалась от боли. Слейтер медленно сполз на землю и вновь погрузился в сплошную тьму.

Снова он открыл глаза лишь на закате. Видимо, сказалась прохлада, которую принес с собой легкий ветерок. Он лежал ничком, уткнувшись лицом в траву. В голове стучали бесчисленные молоточки, левое плечо горело. Пролежав довольно долго без движения, Слейтер ощутил сильную жажду. Он ощупал правой рукой карман и, обнаружив фляжку с водой, мгновенно ее опустошил. Вспомнилось, что от потери крови раненым всегда страшно хочется пить. Слава Богу, что речка где-то неподалеку.

Тупая боль в голове и режущая в плече мешала думать. Но делать что-то надо. В седло он, конечно, не заберется, но достать привязанную к нему сумку с едой можно попробовать. Спазмы в желудке подтолкнули к действиям. Он подполз к Эстрелу и вытащил из седельной сумки несколько лепешек и кусок мяса и с жадностью съел их. Отвязывая одеяло, Слейтер вдруг подумал, что это будет уже вторая ночь с тех пор, как он уехал из дома. Или уже третья? Саммер скоро начнет волноваться. Просто необходимо собраться с силами и забраться на лошадь.

Стало совсем темно. Он сидел на траве, завернувшись в одеяло. Опыт подсказывал, что надо что-то делать с раненым плечом, пока не началась лихорадка. Ползком Слейтер добрался до речки, сделал нечто вроде компресса на раны из смоченной в воде лепешки, наполнил флягу и также ползком вернулся к одеялу. Каждый удар сердца отдавался мучительной болью в голове, а в плечо будто кто-то воткнул горящий факел. Он согнул и разогнул пальцы. Слава Богу, они сохранили достаточную гибкость. Шея затекла, но головой все же можно пошевелить. Это немного успокаивало. Иначе он не смог бы даже воспользоваться оружием, если вдруг возникнет такая необходимость.

Глаза снова закрылись, а когда открылись вновь, вовсю светило солнце. Судя по тому, как горела кожа лица и пересохло во рту, было за полдень. Слейтер напился из фляги и съел оставшийся кусок говядины, решив оставить хлеб для примочек. Подкрепившись, он завернулся в одеяло и проспал до глубокой ночи. Очнулся он в полной темноте от холода, который, казалось, пронизывал его до самых костей, несмотря на одеяло. Но он заставил себя опять доползти до ручья, где сменил примочку и напился. Холодная вода опьяняла и бодрила, как вино. До одеяла он дополз уже быстрее и вновь заснул, то и дело вздрагивая от нестерпимой боли в плече и голове. Поздним утром, когда солнце уже было над вершинами деревьев, он ненадолго проснулся и снова задремал до самых сумерек.

Первая мысль была о том, что он должен попытаться уехать отсюда, однако мышцы отказывались повиноваться. Боже, он совершенно ослаб! И все-таки необходимо забраться на лошадь… Он должен это сделать, иначе Саммер подумает, что он погиб. С его отъезда прошло уже несколько дней. Сколько точно, Слейтер теперь не знал. Собрав оставшиеся силы, он медленно поднялся сначала на колени, затем встал на ноги и оглянулся по сторонам. Эстрела рядом не было! Тревога острой иглой пронзила сердце. Слейтер свистнул, подождал немного и снова позвал лошадь. Будто гора свалилась с плеч, когда он услышал легкое ржание, а еще через несколько секунд увидел самого Эстрела.

— Хороший ты мой! Боже, какой же ты отличный парень!

Он ухватился правой рукой за шею животного и подтянул его к себе, чувствуя, как от напряжения пульсирует кровь в висках. Казалось, что прошли часы, прежде чем он снова собрался с силами и сунул ногу в стремя. Зато забраться в седло он смог гораздо быстрее, чем ожидал, хотя и это стоило невероятных усилий и времени.

Ночь в горах наступает быстро, и когда Слейтер наконец смог ехать, уже стемнело. Но главное было сделано!

— Едем домой, — прошептал он, дотрагиваясь каблуками до боков Эстрела.

Если бы кто-то увидел его сейчас, то мог подумать, что едет пьяный. Измученный до колик в животе предпринятыми усилиями, он едва держался в седле. Голова была тяжелая как свинец, а мысли текли сразу в двух независимых друг от друга направлениях. Как всегда, он думал о Саммер, но одновременно и о том, кто напал на него. Только мерзавец мог напасть сзади, и не просто напасть, а стрелять, явно рассчитывая убить!

Слейтер намеренно разжигал в себе злость. Гнев придаст ему сил! Это другие считали его очень спокойным. Сам-то он знал, каких усилий стоит ему сдерживать свой бешеный темперамент. Он делал это сознательно, с детства воспитывая характер, но сейчас не та ситуация!

К сожалению, чтобы добраться до ранчо, надо было проехать несколько миль вдоль границы его владений, и это увеличивало опасность, В теперешнем своем состоянии он представлял легкую добычу для врага. Но, с другой стороны, едва ли кому-либо придет в голову ездить по холмам в такое время. Да и оружие у него имеется. Слейтер пощупал револьвер на поясе и попробовал привстать в седле. Это удалось, и он еще раз возблагодарил небо за то, что Эстрел оказался таким умным конем.

Доехав до развилки реки, они благополучно перебрались на другой берег. Холода воды и свежести ночи Слейтер не чувствовал. Все его тело пылало как в огне. Похоже было, что рана начала нарывать. Это было ясно по тому, как нестерпимо дергало плечо при каждом ударе сердца.

Неожиданно Эстрел дернул ушами, прислушиваясь к чему-то. Слейтер инстинктивно потянул поводья и внутренне собрался, готовясь к встрече с опасностью. Сам он не слышал ничего подозрительного, но это еще ничего не значило. Постояв несколько секунд, он позволил Эстрелу двинуться вперед, но, проехав совсем немного, вновь остановился. Слейтер явственно почувствовал запах костра. Стараясь не шуметь, он медленно объехал огромный, не менее двадцати футов в высоту валун. За ним возвышался обломок скалы примерно таких же размеров и формы, но между ними имелся проход, через который мог вполне проехать всадник, оставаясь при этом совершенно невидимым со стороны. До слуха Слейтера донеслись голоса, один из которых показался странно знакомым. Он въехал в созданные природой ворота и узнал этот голос. Ошибиться было невозможно. Говорил Трэвис!

— Что за дела, малыш? Тебе наконец предлагают развлечься по-настоящему. А тебя выворачивает?

— Это не так, мистер Маклин, но… мне кажется, что с нее уже хватит.

— Им никогда не хватает, запомни, малыш. Что бы ты ни сделал женщине, ей все равно чего-то не хватает. А об индианках и говорить нечего! Они и плевка твоего не стоят. Ты сам убедишься в этом, если, конечно, собираешься оставаться в нашей компании. Мужчина — я имею в виду настоящего мужчину — должен получать удовольствие всегда, используя для этого любую возможность. Или ты вовсе не мужчина, а?

— Ну нет, я мужчина, мистер Маклин, но… — захрипел от волнения и запнулся молодой голос.

— Так чего же ты мучаешься? Иди и забирайся на нее поскорее. Или ты больше не можешь? — насмешливо спросил Трэвис.

— Я уже был на ней один раз…

— Один раз! Черт побери, мальчик, — сделал ударение на последнем слове Трэвис, — я был на ней уже три раза и могу забраться еще трижды. Давай же! Мне хочется посмотреть, как ты с ней управишься.

— Я… Мне кажется, что у меня может не получиться, мистер Маклин. По-моему, она без сознания или вовсе умерла.

— Нет, не умерла. Только притворяется. Сейчас я тебе это докажу.

Тишину ночи разорвал душераздирающий крик боли. Следом раздался громкий смех Трэвиса. Внутри Слейтера будто что-то оборвалось. Вне себя от ярости и боли он вынул револьвер и ударил каблуками бока Эстрела. Лошадь вышла из-за валуна и оказалась в освещенном костром светлом пятне. Слейтер сразу увидел обнаженную молодую индианку, неподвижно лежащую возле огня. Руки ее были связаны за головой, ноги раздвинуты. На искаженном от боли лице отчетливо виднелись следы пыток.

— Боже мой! Ты сошел с ума, Трэвис! — произнес, покачнувшись в седле, Слейтер.

Трэвис злорадно улыбнулся и нагло посмотрел ему в глаза. Вспыхнувшая в сердце ярость болезненным эхом отозвалась в голове Слейтера. Он выхватил револьвер, но другой, еще более болезненный удар чуть не расколол его голову и сбил с лошади, погрузив в тьму беспамятства.

Сознание возвращалось медленно, принеся с собой такую нестерпимую боль в плече, что захотелось вновь погрузиться в небытие. Сквозь застилавшую глаза пелену Слейтер увидел молодую индианку. Он лежал теперь с ней рядом, руки и ноги его были связаны. Голова горела и казалась такой тяжелой, будто в нее перетекла вся его кровь. Возле костра сидели трое мужчин: Трэвис, совсем молодой парень с жидкой бородкой и работающий на ранчо Кип мексиканец Армандо. Именно Армандо стрелял в Слейтера из кустов я выбил его выстрелом из седла в тот злополучный день. Мерзавец, должно быть, подслушивал, когда он сказал Джеку и Бульдогу о том, куда собирается ехать, опередил и спрятался в удобном месте.

Слейтер понял, что теперь его положение совершенно безнадежно. Самое ужасное, что он умрет, так и не обвенчавшись с Саммер. В результате владельцем Кип станет ближайший из родственников, имеющий в жилах кровь Маклинов, — Трэвис! Слейтер в отчаянии заскрежетал зубами.

— Что ты скажешь насчет того, чтобы приструнить обитателей ранчо Кип, Армандо? — говорил Трэвис. — Как только этот ублюдок сдохнет, ранчо станет моим. Понимаешь, что это означает? Я скоро стану самым крупным землевладельцем во всем Техасе! Мой старик, правда, так сочинил завещание, что Рокин-Эс я получу только в следующем году. Но Кип я могу теперь взять в любое время. Можно поехать хоть сейчас и вступить во владение. Солдаты ушли на восток. Джесс с ними. Собственно, об этом сукином сыне ты можешь забыть. Я пристрелю его, как только он еще раз попадется мне на глаза. Мамочке придется поискать себе другого парнишку! — Трэвис засмеялся, мотая головой. — Что нам сейчас надо сделать, так это поехать к Красной Бороде и взять его с ребятами с собой. Их присутствие не помешает. В Кип осталось совсем немного людей. Чересчур упрямых мы перестреляем, а остальные сами поднимут лапки, узнав, кто теперь хозяин. На ранчо имеются еще две вертихвостки. Одна, черненькая, воображает себя королевой. А другая — рыжая сука, с которой мне надо кое за что расквитаться. — И он с усмешкой добавил: — Так что у нас будет и пара телок для развлечения.

У Слейтера все перевернулось внутри от ярости, тело его дернулось. Вне всяких сомнений, Трэвис сумасшедший и может натворить чего угодно. Но сколько ни извивайся, как кабан на вертеле, помешать его ужасным планам он не сможет!

Мучительные судороги пленника не ускользнули от Трэвиса. Он взял палочку, вытащил из костра горящий уголек и подсунул его под ладонь Слейтера. Запахло паленым мясом. Было ужасно больно, но Слейтер ни малейшим стоном не показал это врагам. Он лишь крепче стиснул зубы и, дернув рукой, отбросил уголь. На склонившегося к нему Трэвиса глянули полные ненависти глаза.

Трэвис изобразил на своем лице очаровательную мальчишескую улыбку и ударил лежащего ногой по ребрам. Как обутая в сапог нога поднялась еще раз и опустилась между его связанными руками, Слейтер видел уже будто в тумане. Трэвис приподнял ногой его связанные руки и опустил их в огонь.

Ужасный крик боли и отчаяния вырвался из горла Слейтера. Он сам не узнал своего голоса. На мгновение он вообще забыл обо всем, кроме непереносимой боли и запаха собственной горящей плоти. Сквозь его затухающее сознание донеслись слова паренька:

— Мистер Маклин… нет!

— Будь мужчиной, Лонни, — ответил Трэвис. — В моем окружении нет места для мальчишек с цыплячьими печенками. Готовь лошадей, Армандо, и попытайся поймать черного мерина Слейтера. Мы не можем допустить, чтобы он приплелся в Кип раньше нас. Нам потребуется еще два-три дня, чтобы найти Красную Бороду и его ребят.

Слейтер опять погрузился в липкую, непроницаемую мглу, а когда вновь вернулся к реальности, у него уже не было сомнений в том, что жить осталось от силы несколько минут. Армандо подвел лошадей, хотя Эстрела, судя по всему, ему поймать не удалось. Трэвис подошел к огню и выплеснул в него остатки кофе. Костер сердито зашипел, взметнув вверх искры, и погас.

— Думаю поручить покончить с ними тебе, Лонни. Это надо сделать. До сих пор ты держался в стороне от таких дел, настала пора и тебе смочить руки в крови. Только в первый раз страшно убивать, потом для тебя это будет все равно что щелкнуть пальцами. — Трэвис вскочил на коня и натянул поводья заплясавшего под ним своенравного скакуна. — Пристрели их, Лонни. Кончай с этим, да поедем, — сказал он, отъехав.

Парнишка склонился над Слейтером и тут же отпрянул от его излучающего проклятие взгляда. Такие взгляды не забываются до самой смерти. Губы Лонни дрогнули, а в глазах мелькнула мольба о прощении. Слейтер смотрел так же пристально и сурово.

— Ты пристрелишь его… или собираешься засмотреть до смерти? — язвительно спросил Трэвис. Паренек судорожно открыл и закрыл рот, будто выброшенная на берег рыба, поднес дуло ружья к голове Слейтера и… незаметно опустив, выстрелил в землю. Слейтер при звуке выстрела дернулся всем телом и замер.

— Теперь девчонку.

— Кажется, она уже мертвая, мистер Маклин. Она даже не шевелится…

— Так всади ей пулю для верности.

Прогремел еще один выстрел, отозвавшийся эхом в холмах. Лонни торопливо пошел к лошади.

— А теперь не говори мне, что собираешься отойти в сторонку и поблевать, — продолжал дразнить его Трэвис. — Ты сделал это, малыш. А я сделал из тебя мужчину!

Несмотря на невыносимую боль, Слейтер почувствовал такое облегчение, что даже слезы выступили на глазах. Он остался жив! Он снова увидит Саммер! А что с индианкой? Слейтер почему-то был уверен, что если девушка и мертва, то скончалась она не от пули Лонни, а от пыток Трэвиса. Он лежал совершенно неподвижно, опасаясь, что Трэвис со своими спутниками отъехал еще недостаточно далеко. Бившая его дрожь усиливалась с каждой минутой. Через какое-то время зубы начали стучать так, что он не сразу поверил, что настороживший его звук издают именно они. К счастью, он лежал на правом, здоровом плече, а потому мог попробовать подползти к остаткам костра и немного согреться от пронизывающего до самых костей холода. Попытка стоила невероятных усилий. Преодолев несколько дюймов, Слейтер будто провалился в глубокую темную яму, наполненную демонами, которые пронзительно орали и тыкали в его тело горящими факелами и вилами.

Сколько времени длилась эта пытка, Слейтер не знал. Когда он смог наконец открыть глаза, то опять увидел горящий костер. Впрочем, голова работала слишком медленно, чтобы удивляться этому обстоятельству. Перед глазами дрожала туманная дымка. Своего тела он не чувствовал, но не было и боли. Может, он умер? Слейтер приподнял руки и увидел, что его ладони обмотаны какими-то тряпками. И холода не чувствовалось… Что случилось? Кто-то перевязал его и укрыл одеялом. Удивленный, он чуть скосил глаза в сторону и увидел трех индейцев, сидящих, скрестив ноги, у костра. Один из них встал, подошел к нему и присел рядом с ним на колени.

— Это я, Высокий Человек, Бермага.

Сознание Слейтера на мгновение прояснилось.

— Девушка? — чуть слышно прохрипел Слейтер.

— Это моя сестра. Она жива.

Веки раненого облегченно опустились и поднялись вновь лишь через несколько секунд. Индеец по-прежнему сидел рядом.

— Как? — сумел произнести Слейтер единственное слово. Но Бермага понял.

— Мы увидели лошадь. Мы знали, что она принадлежит Высокому Человеку, и пошли за ней.

— Слава Богу!

Теперь все стало на свои места, он мог даже объяснить отсутствие боли. Апачи дали ему какое-то обезболивающее снадобье. Индейцы умеют использовать жизненные силы природы. Им известны целебные свойства листьев и ягод, корней и разнообразных стручков, растущих на кустах. От лекарства смыкались глаза, но усилием воли Слейтер отогнал сон.

— Плохие белые люди пошли, чтобы захватить женщину, которая тебе помогла, — заговорил он, в очередной раз благодаря Бога за то, что выучил язык апачей. — Ты должен ехать на ранчо. Скажи моим людям, чтобы они последили за мексиканцем, который предал нас. Они знают, о ком идет речь. Возьми мою лошадь и скачи как можно быстрее. Ты сможешь опередить их на два дня.

Бермага с достоинством кивнул головой, затем повернулся и быстро заговорил, обращаясь к своим спутникам. Те вскочили на ноги и засуетились, что-то собирая. Но сил вникать в происходящее у Слейтера уже не было. Он закрыл глаза, и плотная тьма опять окутала его.

 

Глава 13

Саммер без улыбки встречала на крыльце въезжавшую во двор двуколку. Время для визита Эллен было явно не самое удачное. Слейтер отсутствовал уже на три дня больше, чем обещал. Девушка начала всерьез опасаться, что с ним что-то случилось, и нервы ее были на пределе.

Сопровождающие Эллен всадники свернули к загону. Запряженный в двуколку красавец конь пробежал еще несколько ярдов и остановился у изгороди, сооруженной у разбитых Саммер цветочных клумб. Пожилой кучер с целой шапкой седых волос проворно привязал поводья к столбу и помог Эллен выйти.

— Спасибо, Том. Ты отлично довез меня. Привет, Саммер. Немного удивлена, что видишь меня вновь? Но оставаться на ранчо одной мне оказалось не по силам. Джесс ушел с солдатами. Где Трэвис, один Бог знает. Он скорее проведет время в бараке с наемными пастухами, чем со своей мамой. — Переливающийся, будто колокольчик, мягкий, женственный ее смех на секунду прервал речь. — Вот я и решила навестить тебя. Ведь после Трэвиса и Джесса ты самый дорогой мне человек на этом свете.

— Очень мило, что вы решились преодолеть такое большое расстояние, да еще по жаре, чтобы навестить меня. Зайдете в дом? — ответила Саммер, стараясь придать голосу бодрость.

— Да уж, путешествие было долгим и пыльным. — Эллен сняла шляпку. — Но встреча с тобой вполне достаточное вознаграждение за неудобства.

Саммер, приняв у нее сумочку и шляпку, открыла дверь в спальню. Сэди в доме не было. Увидев, кто едет в гости, она вскрикнула, не дожидаясь появления Эллен, схватила Мэри в охапку и убежала в новый барак. Там она решила дождаться Джека, который инструктировал людей, отправляющихся на поиски Слейтера.

— А ведь я приехала, чтобы увезти тебя к себе. Только, пожалуйста, не отказывайся сразу. Эта мысль мне самой пришла в голову только вчера вечером. Я подумала, что если я сейчас не поеду в Кип и не уговорю тебя погостить у меня, то и лето пройдет. Время летит так быстро! Кажется, всего неделю назад я навещала твою мать… — Эллен поправила свою высокую прическу и грациозным жестом смахнула со лба пот кружевным носовым платком.

— Я принесу вам попить чего-нибудь холодненького, — перевела разговор в другое русло Саммер. — Хотите стакан нежирного молока?

— Молока? Это звучит заманчиво. Но не надо суетиться из-за меня. Мне хорошо уже оттого, что я здесь с тобой. Мы можем чудесно поболтать. Кстати, где твой братишка?

— Он почти все свое время проводит с Джеком и Пудингом, если, конечно, нет рядом Слейтера. Джон Остин столькому научился за это лето. Впервые в жизни я не опасаюсь оставлять его без присмотра.

На губах Эллен появилась сладкая улыбка, но глаза ее оставались холодными. Они скользили по Саммер, изучая ее от кончиков черных волос до подошв отделанных кружевом высоких башмаков. Эллен отметила про себя, что с момента появления здесь девушка сильно изменилась. Она повзрослела и выглядела настоящей женщиной. Господи, да она же влюблена! Неужели в Слейтера?! Не может этого быть! Ведь Трэвис сам говорил, что Саммер была с ним дружелюбна и даже обрадовалась его появлению на Малом ранчо. Он сказал, что не сомневается в своей способности завоевать ее сердце. Но в жизни всякое бывает. Что ж, если эта маленькая дурочка влюбилась в соседа, ей предстоит пережить несколько весьма неприятных минут. Эллен порадовалась тому, что догадалась в последний момент перед отъездом сунуть в сумочку письмо. Саммер вернулась со стаканом в руке.

— Вот свежее молоко. Холодное.

— Спасибо, дорогая. Посиди со мной. Мне почему-то кажется, что ты взволнована. Что-нибудь случилось? Тебе очень одиноко на ранчо? Я знаю, что некоторые женщины совершенно не могут смириться с одиночеством. Мать Слейтера, например, не могла.

— Нет, дело не в этом. Мне здесь нравится. Просто… я очень волнуюсь, Эллен! — неожиданно призналась Саммер. — Слейтер уехал к границам своих владений шесть дней назад. Он подумал, что преступники, которых ищут солдаты, могут скрываться в холмах где-то там, и решил поискать их следы, а заодно и встретить военных. Он непременно хотел сделать это, прежде чем мы поедем в Гамильтон и обвенчаемся. Еще три дня назад он должен был вернуться, Эллен. Я почти уверена, что с ним что-то случилось.

Глаза девушки наполнились слезами, губы задрожали.

Услышав новость, Эллен на несколько секунд лишилась дара речи. Но лицо ее оставалось совершенно бесстрастным. Собственно, особых чувств сообщение Саммер у нее и не вызвало. Просто случилось нечто, чего она никак не ожидала, и холодный рассудок этой женщины немедленно начал вырабатывать новый план действий.

— Слейтер вполне в состоянии позаботиться о себе, дорогая, Не надо так нервничать. Он выходил живым из самых страшных приключений.

Говоря это, Эллен думала совсем о другом. Чертовски здорово, если этот мерзавец погиб! Ранчо тогда перейдет к Трэвису, и не потребуется даже показывать ей письмо. Но если Слейтер жив, придется сказать…

— Бульдог уже уехал, чтобы договориться со священником, — сказала Саммер, и губы ее вновь задрожали. — Мы со Слейтером должны были ехать в город еще вчера. Он обязательно был бы здесь, если… если бы мог. Джек послал на его поиски людей. Он и сам бы поехал, но Слейтер строго-настрого наказал ему не покидать ранчо, что бы ни случилось. — Девушка вытерла носовым платком текущие по щекам слезы. — Мне бы убедиться в том, что он только ранен, Эллен… Он не может, не должен… умереть. Я не вынесу, если с ним что-то случится.

Эллен чуть наклонилась и взяла руки Саммер в свои ладони.

— А тебе не приходило в голову, что Слейтер может испугаться предстоящей женитьбы и попросту сбежать? С мужчинами такое бывает не так уж редко. — Саммер решительно затрясла головой, но Эллен продолжала: — Мужчины из семейства Маклинов — не исключение. Мой дорогой Скотт не упускал случая поразвлечься на стороне… Я, честнр говоря, не старалась держать его в ежовых рукавицах — знала, что он все равно вернется ко мне. А Сэм! Ох уж этот Сэм! У него всегда были любовницы. Либби в силу своего состояния просто не понимала этого. Кстати, это одна из причин, по которой… Ладно, об этом пока лучше не будем. Я говорю все это только для того, чтобы ты поняла, что Слейтер может просто задержаться в горах. Хотя бы для того, чтобы спокойно подумать… Ему надо решить, не слишком ли обременительны для него будут брачные узы.

— Это не похоже на Слейтера, — неожиданно спокойно и твердо сказала Саммер, убирая руки. — Вы ошибаетесь на его счет.

— Надеюсь, дорогая. О, мне очень хотелось бы верить, что я ошибаюсь!

Какое-то время обе сидели молча.

— Вы, наверное, не полдничали, Эллен? Собрать что-нибудь на стол? — наконец спросила Саммер.

— Пополдничать я, конечно, не успела. Но ничего страшного. Не стоит беспокоиться из-за меня. У тебя и так достаточно проблем.

— Ну что вы! Какое тут беспокойство! Домашние дела — единственное, что хоть как-то отвлекает меня. Хлеб мы недавно испекли. Есть тушеное мясо. И еще земляника.

— О, земляника — это соблазнительно. Кстати, Сэм тоже любил удивлять выращенными на собственном огороде яствами.

— Эта земляника дикая, но довольно вкусная, — сказала Саммер, неожиданно ощутив легкое раздражение. — А со сливками и сахаром она просто великолепна.

Через минуту Эллен, сидя за кухонным столом, уже лакомилась вкусными ягодами.

— Та женщина, которую ты привезла из города, все еще работает у тебя?

— Сэди не служанка, Эллен. Она — моя подруга. Даже не знаю, что бы я делала без нее в эти ужасные несколько дней.

— Да-да, понимаю, дорогая. В такие моменты очень важно, чтобы кто-то был рядом. Понятно и то, что в другое время ты была бы более разборчива в выборе подруг. А так, конечно, ты оказалась в Гамильтоне совсем одна и очень нуждалась в женской компании. А она как раз оказалась под рукой. Трэвис мне о ней кое-что рассказал. Честно говоря, я не всему поверила сначала, даже обратилась к Джессу. Джесс отлично разбирается в здешней жизни, и у него есть свои способы выяснить все, что необходимо. И он подтвердил, что сказанное Трэвисом о ней — чистая правда. Он очень сожалеет о той ужасной сцене, которую устроил во время нашего прошлого визита. Все из-за того, как он объяснил, что Трэвис затеял тот разговор в моем присутствии. Джесс так оберегает меня, иногда излишне. Он свирепеет при малейшем подозрении, что кто-то может меня обидеть. Меня порой пугает его реакция, — усмехнулась Эллен, стараясь заглянуть собеседнице в глаза.

Саммер, отводя взгляд, чуть повернулась к окну. Слова Эллен смущали и настораживали. Неужели Джесс мог сказать такое о Сэди? Вряд ли… Значит, Эллен говорит неправду? И сомнения в ее искренности приходят уже не в первый раз. Еще Слейтер предупреждал… О дорогой Слейтер! Как могла она не верить ему? Девушка вздохнула и посмотрела на гостью.

Ощутив изменение в настроении Саммер, Эллен застыла, не донеся ложку до рта. О Боже! Похоже, что она зашла дальше, чем следовало. Хозяйка явно не в том настроении, чтобы выслушивать какие бы то ни было упреки.

— Извини меня, дорогая, — поспешила исправить ошибку Эллен. — Мне не следовало пересказывать тебе сплетни. То, что с тобой рядом женщина, уже хорошо. По крайней мере она разделяет с тобой часть домашних забот.

— Да, она очень многое делает, — спокойно, но твердо сказала Саммер. — А до того, что о ней болтают, мне нет никакого дела. Сэди — хорошая, добрая женщина. Такой подругой я могу только гордиться.

Эллен не сумела скрыть недовольную гримасу.

— Саммер! Саммер! — неожиданно раздался на дворе встревоженный голос Джона Остина.

Девушка вскочила с места и выскочила во двор.

— Саммер! — кричал бегущий к дому брат. — Приехал тот индеец! Он привел лошадь Слейтера. Лютер навел на него ружье…

Событие это так взбудоражило воображение мальчика, что он не мог говорить ни о чем другом. Не обращая внимания на вопросы сестры, он пронесся мимо нее и побежал дальше, туда, где виднелся пятнистый пони.

— Привет, Бермага! Здравствуй! — закричал он на ходу. — Откуда у тебя конь Слейтера?

Саммер подумала, что ее сердце вот-вот разорвется. Самые худшие ее опасения подтвердились. Парализованная страхом, она не могла побежать вслед за Джоном Остином и лишь смотрела полными тревоги глазами то на индейца, то на коня Слейтера, то на сжимающего в руках винтовку Лютера. Она даже не заметила, как подошли Джек, Сэди и Эллен.

— Вижу, скачет этот апачи прямо на меня, Джек. Больно смелый, черт побери. — Лютер смачно сплюнул. — Чуть не пристрелил его, когда увидел коня Слейтера, но он начал лопотать. Явно пытается сообщить что-то, но я не настолько знаю их язык, чтобы разобрать. Понял только одно слово — «женщина» — и подумал, что…

Бермага спрыгнул со своего пони и сделал несколько шагов по направлению к Саммер. Он сильно изменился с тех пор, как она видела его в прошлый раз. Тогда он еле волочил ноги от слабости, лицо его было измождено, тусклые глаза казались почти безжизненными. Сейчас перед ней стоял сильный мужчина с гордо поднятой головой и ясным, острым взглядом. Он начал что-то медленно говорить, но, произнеся несколько слов, смолк.

— Что он сказал, Джек?

— Я не слишком хорошо знаю язык апачей, Саммер. Понял только то, что он говорит что-то о Слейтере.

Он сам попытался сказать несколько фраз по-индейски, но Бермага явно ничего не понял. Нахмурившись, он энергично покачал головой и произнес еще что-то, стараясь говорить совсем медленно.

Саммер стала всерьез опасаться, что с ней может вот-вот случиться истерика. Даже пальцы, сжимавшие руку Джона Остина, сами собой разжались. Мальчик посмотрел на индейца, затем на сестру, затем опять на Бермагу и быстро побежал к дому. Через несколько мгновений он вернулся, сжимая в кулаке две палочки.

— Бермага, — обратился он к неожиданному гостю, передавая ему одну палочку. — Слейтер научил меня нескольким индейским фразам, Саммер. Я смогу сказать ему, чтобы он нарисовал то, что хочет рассказать, — объяснил он удивленной сестре и произнес некое гортанное слово. — Высокий Человек… Высокий Человек, — добавил мальчик по-английски.

Индеец отошел чуть в сторону, где земля была помягче, наклонился и действительно начал рисовать, изобразив лежащего мужчину.

— Высокий Человек? — спросил Джон Остин.

Бермага кивнул. Мальчик изобразил на лице гримасу боли, пошатываясь, сделал несколько шагов и упал. Все остальные посмотрели на индейца, стараясь понять, ясен ли ему заданный таким образом вопрос. Тот снова кивнул и показал пальцами на свое плечо, на бок и тоже сморщился как бы от боли. Затем вытянул руки, поочередно коснувшись ладоней.

— Слейтер ранен, — перевел Джон Остин. — У него повреждены обе руки, плечо и бок.

— Насколько серьезно? Узнай у него, насколько серьезно ранен Слейтер, — со страхом попросила Саммер.

Джон Остин лег на землю и закрыл глаза, затем поднялся и замахал руками, будто взлетая. Индеец покачал головой и, развернув руку ладонью вверх, соединил вместе кончики большого и указательного пальцев.

— Он жив, но едва не погиб, — объявил мальчик.

— О Боже! Где же он? Выясни, где он сейчас.

Бермага нарисовал довольно неуклюжую, но вполне узнаваемую лошадь, провел от нее две прямые линии и что-то сказал Джону Остину.

— Травойс! — ликующе произнес тот понятое слово. — Травойс? Травос? — повторил он, стараясь подобрать вариант произношения наиболее близко соответствующий речи Бермаги. Тот кивнул. Джон Остин побежал к летней кухне и похлопал по деревянной стене. Индеец снова кивнул. — Они собираются привезти его на травойсе, Саммер. Это что-то вроде носилок, которые индейцы привязывают к лошади.

Наверное, еще никогда Саммер не была так благодарна своему младшему брату.

Бермага подошел к Джеку и дотронулся пальцем до его груди. Затем, взяв свою палочку, он нарисовал человечка, потом еще и еще одного. Показал на рисунок и пересчитал взад и вперед пальцы на руках. Джек, поняв, что речь идет о большом количестве людей, кивнул головой. Индеец отошел к кухне и так же, как недавно Джон Остин, постучал по стене, затем подошел к Саммер и как бы хватая слегка обнял ее за плечи.

— Много мужчин собираются приехать сюда, чтобы схватить Саммер, Джек. Вот что он говорит, — серьезно сказал мальчик, переводя взгляд с одного на другого.

— Этого не может быть, Джон Остин. Кому может понадобиться брать меня в плен? Попроси его объяснить еще раз.

— Это вполне может быть, Саммер, — медленно проговорил Джек. — Похищение женщин здесь не такая уж редкая вещь. Постарайся узнать, когда они могут появиться, Джон, если ему это известно.

Мальчик нарисовал прямую линию с домиком и деревьями на ней. Надо всем этим он изобразил солнце и нечто вроде небесного купола. Внимательно наблюдавший за Джоном Остином Бермага дождался, когда на рисунке появился еще один дом, и остановил его, постучав по плечу. Своей палочкой он провел две линии и тут же стер одну из них.

— Через два дня, но не исключено, что через один, Джек, — с гордостью сообщил Джон Остин, дотрагиваясь до руки Бермаги. — Слейтер говорил, что индейцы — очень хорошие люди. Этот мне очень нравится.

Бермага коснулся ладонью головы мальчика.

— Езжай и помоги индейцам привезти Слейтера, Лютер, — распорядился Джек. — И проследи, чтобы кто-нибудь, не дай Бог, в них не пальнул. А ты, Пудинг, скачи в Кип и расскажи обо всем Арни и Еноту. Передай им, чтобы держали ухо востро и были готовы к любым неожиданностям. Пусть выстрелят три раза, если что-то заметят.

Том Трелор, ковбой с ранчо Рокин-Эс, и трое его товарищей из эскорта Эллен подошли к ним поближе.

— Раз уж мы здесь, Джек, мы тоже хотим участвовать в этом деле. Мы готовы помочь. Скажи, что нам делать, — сказал Том, демонстративно поворачиваясь спиной к Эллен. — Не может быть и речи о том, чтобы мы уехали с миссис Маклин, до тех пор, пока все разрешится.

— Спасибо, Том. Раз так, то рассредоточьтесь здесь и охраняйте женщин. Я съезжу в Кип и соберу мексиканок. Тереза присмотрит за ними. Она знает, что делать.

Индеец запрыгнул на пятнистого пони и тронулся вслед за Лютером.

— Бермага! — окликнула Саммер. Он натянул поводья и подождал, пока она подбежит. — Спасибо тебе, спасибо! Я так благодарна тебе, — несколько раз повторила девушка слова благодарности, опасаясь, что индеец их не поймет.

Бермага пристально посмотрел в фиалковые глаза и, чуть наклонившись, Ласково прикоснулся к ее затылку точно так же, как недавно к голове Джона Остина, затем слегка ударил пони пятками и ускакал.

Сэди, крепко сжимающая руку дочери, подошла к подруге.

— Все теперь будет хорошо, милая, — сказала она, кладя ей ладонь на плечо. — Дела не так плохи, мы с Джеком ожидали худшего. Индейцы — прекрасные лекари.

— Я понимаю, Сэди. У меня гора свалилась с плеч, когда я узнала, что он жив, пусть и тяжело ранен. Спасибо Бермаге.

— Пойдем-ка. Мы теперь не можем отходить далеко от дома. Они приедут с той же стороны, что и индеец. Джек сказал, что мы не должны уходить дальше тополя. Но там мы можем посидеть. Если ты, конечно, не хочешь вернуться и ждать развития событий с… с ней.

Саммер, с появлением индейца совершенно забывшая о своей гостье, оглянулась. Эллен с невозмутимым видом сидела на крыльце.

— Пожалуй, лучше пройдемся, — решила Саммер.

Эллен во время разговора с Бермагой стояла в стороне, но все видела и слышала. Она поняла главное: Слейтер пока жив. Теперь остается только ждать. Предстоит убедиться, насколько серьезны его ранения, и в зависимости от этого решить, предъявить Саммер свой главный козырь немедленно или оставить его на потом. На нее из-за возникшей суматохи никто не обращал внимания. Это уязвляло ее женское самолюбие. Особенно раздражало поведение ее людей. Повернуться к ней спиной! Что ж, теперь им придется подыскать другую работу. Как только вернется Джесс, Том может отправляться восвояси. Она уволит его, несмотря на то что он проработал на ранчо Рокин-Эс, пожалуй, больше всех остальных. В появление шайки преступников в окрестностях Кип Эллен не верила. Откуда здесь взяться бандитам? Совершенно абсурдная идея! Если бы они объявились, Трэвис давно бы уже знал об этом и предупредил ее. А Саммер? Разнервничалась, дурочка, и отправилась гулять с этой девицей из танцзала, оставив ее в одиночестве! Ладно, и это она ей припомнит. Разрушить созданный этой влюбленной глупышкой воздушный замок теперь одно удовольствие. Впрочем, если Слейтер умрет, делать этого не стоит.

Сидящим под деревом Саммер и Сэди казалось, что они находятся здесь чуть ли не вечность. Как всегда, когда чего-нибудь ждешь, время тянулось крайне медленно. Саммер молчала, погруженная в свои мысли. Это было именно то место, где она и Слейтер в первый раз… Это могло быть место, где она бы сказала ему… Зря все-таки, что она не сообщила ему о своем подозрении. Ведь теперь она была почти уверена. Девушка представила, как, узнав новость, он слегка закинул бы голову и счастливо рассмеялся, как схватил бы ее потом на руки и закружил, говоря, что за их первенцем должна последовать еще как минимум дюжина детишек. О Боже, не допусти, чтобы он так и не узнал, что у них будет ребенок!

Когда вдали показалась лошадь, Саммер чуть не бросилась ей навстречу. Удержала Сэди.

— Джек сказал, что сам встретит. Побереги свои силы, милая.

Силы действительно пригодились. Увидев лежащего на индейских носилках — травойсе Слейтера, Саммер едва сдержала крик ужаса. Она с трудом узнала в раненом того, кто совсем недавно поцеловал ее на прощание, улыбнулся и сказал, что вернется через пару деньков. Глаза его глубоко запали, пересохшие губы судорожно подрагивали, ловя воздух, а щеки покрылись недельной щетиной. Он бредил и все время силился вытащить руки из-под одеяла, которым был привязан к травойсу. Голова его металась из стороны в сторону.

— Пожалуй, лучше отвезти его в Кип, — сказал Джек, и его четкий, уверенный голос немного успокоил Саммер.

Она повернулась в сторону дома и увидела стоящую на крыльце Эллен.

— Да. Лучше везите его домой, Джек.

Том и один из его людей взялись за края носилок.

— Мы поможем вам перебраться через речку, — сказал он.

Лошадь тронулась. Саммер нерешительно пошла рядом.

— Не волнуйся, я останусь здесь… с ней, — тихо сказала ей Сэди.

— Но… я знаю, как тебе трудно с Эллен. Может, лучше тоже пойдешь с нами?

— Нет. Я останусь здесь и присмотрю за детьми. Иди. У нас здесь будет все в порядке. И… у Слейтера тоже. — Она сжала подруге руку. — Я в этом абсолютно уверена.

Слезы выступили на глазах Саммер. Она споткнулась о какую-то кочку, но не упала, а пошла вперед.

В Кип их встретила взволнованная Тереза. Старая мексиканка относилась к Слейтеру как к сыну. О, сколько раз она не отходя сидела у его детской кроватки, когда мальчик болел, от скольких ушибов и ран вылечила этого милого ее сердцу гринго! И вот опять требуется ее помощь. Что ж, старая Тереза сделает все, что может. Она отдала какое-то приказание стоявшей рядом девочке и сказала, чтобы позвали ее зятя. Он тоже понадобится, поскольку знает язык апачей.

Слейтера внесли в его спальню и осторожно положили на кровать. Все, кроме Джека и Саммер, вышли, и мексиканка начала осматривать раненого. Девушка, бессильно опустив руки, наблюдала. Вскоре вошли две девочки-мексиканки. Одна принесла таз с горячей водой, у другой в руках был большой клубок свежих бинтов. Саммер поспешила на помощь Терезе. Они вместе промыли раны, смазали их какой-то пахучей целебной мазью и перевязали, затем начали обмывать другие части его тела. Саммер смочила полотенце и протерла губы раненого, стирая скопившуюся у рта кровь. Слейтер хрипло застонал, но в звуке этом угадывалось некое облегчение.

Вошли Бермага с зятем Терезы — Санти и встали у ног раненого.

— Бермага говорит, что у сеньора сильно обожжены руки. Нехорошие белые люди сунули их в огонь. — Саммер не смогла сдержать вскрик ужаса. — Больше всего пострадали кисти. Они смазали их мазью из целебного кактуса и перевязали. Бермага говорит, что не надо снимать повязки дня два, потом он даст еще мази. — Индеец произнес еще что-то. — Он говорит, что с руками сеньора будет все нормально, — перевел Санти.

— Я слышала о волшебной силе целебного кактуса, — одобрительно кивнула Тереза. — Скажи ему, что мне бы хотелось тоже иметь под рукой это растение.

Санти заговорил. Бермага выслушал, не сводя взгляда с неподвижно лежавшего Слейтера, затем медленно и спокойно ответил:

— Он называет тебя женщиной-знахаркой, мама, и говорит, что привезет тебе кактус. Еще индеец сказал, что у сеньора сломаны ребра и он их перевязал потуже.

— Он сделал совершенно правильно, — со знанием дела одобрила Тереза. — Мы бы поступили точно так же.

— Бермага даст порошок, который изгоняет боль и лихорадку.

Старая мексиканка взглянула на индейца с явным уважением и что-то быстро сказала зятю по-испански. Тот перевел ее слова и вместе с индейцем направился к выходу.

— Санти! — окликнула его Саммер. — Поблагодари Бермагу от меня. Скажи, что, если ему или его семье потребуется помощь, он всегда может рассчитывать на нас.

Санти, остановившись, произнес какие-то гортанные слова. Лицо Бермаги, как всегда, оставалось бесстрастным. Но, дослушав до конца, индеец в течение нескольких секунд как-то по-особому пристально смотрел в глаза стоявшей у кровати стройной девушке и лишь затем повернулся и вышел из комнаты. Санти и Тереза последовали за ним.

Саммер пододвинула стул к кровати и села. Из холла доносились чьи-то приглушенные голоса, и Слейтер нервно шевельнулся. Девушка склонилась над ним и поцеловала в лоб.

— Ты дома, дорогой, — попробовала она пробиться к его сознанию. — Все уже хорошо. Я буду заботиться о тебе. Лежи спокойно, милый. Я не оставлю тебя… никогда. Тебе надо лежать. — Саммер осторожно погладила раненого по руке и поправила его сбившиеся на лицо волосы, затем смочила в холодной воде полотенце и протерла его лоб. — Вот так, — произнесла она нараспев. — Немного лучше?

Казалось, что сам голос ее подействовал на Слейтера подобно лекарству. Он расслабился, и голова его перестала метаться по подушке. Саммер склонилась к самому его уху и зашептала:

— Я здесь, с тобой, дорогой мой. Твоя Девочка-Лето рядом. Я люблю тебя, сильно-сильно. Скоро ты поправишься, и я смогу сказать тебе одну чудесную новость. Она так обрадовала меня, и, уверена, ты тоже будешь рад. Ничего страшного, что мы не успели обвенчаться, любимый. Мы созданы друг для друга, это главное. Только выздоравливай побыстрее. Открой глаза и взгляни на меня. Ну пожалуйста! Мне так хочется, чтобы ты знал, что я рядом.

Вошла Тереза. Саммер помогла ей развести в воде данный Бермагой порошок и с помощью ложечки влила его в рот раненому. Лекарства, видимо, было очень горьким, потому что Слейтер попытался сжать губы. Он даже поперхнулся немного, испустив из горла какой-то клокочущий звук. Но Тереза была неумолима и разжимала его рот до тех пор, пока он не проглотил требуемую дозу. Снадобье успокоило Слейтера, но лихорадка усилилась. Саммер пришлось каждые несколько минут менять холодные компрессы, которые чуть ли не сразу высыхали на его горячем лбу, и беспрестанно протирать влажным носовым платком лицо. Молодые мексиканки принесли почти ледяную воду, взятую из самого глубокого колодца. Тереза сняла с раненого одеяла и вместе с Саммер обвязала смоченными в этой воде полотенцами его ноги и бедра.

Было уже далеко за полночь, когда Саммер заметила бисеринки пота на висках Слейтера. Это был признак того, что лихорадка отступила. Боясь поверить, девушка сняла с головы раненого очередной компресс и стала ждать. Лоб его довольно быстро стал опять влажным.

— Тереза, — радостно крикнула Саммер, — лихорадка отступила!

Старая мексиканка склонилась над кроватью и ощупала рукой голову и тело больного. На лице ее появилась улыбка.

— Bueno, Bueno! — воскликнула она от волнения по-испански. — Очень хорошо, сеньорита. Вы правы. Теперь ему надо поспать.

Быстрым движением она сняла полотенца и насухо вытерла ноги раненого.

— Теперь он пойдет на поправку, Тереза? — спросила Саммер и затаила дыхание в ожидании ответа.

— Молюсь Мадонне, чтобы было так. А вы бы тоже прилегли, сеньорита. Можете прямо здесь. Сеньор проснется и сразу увидит свою bella novia, свою дорогую невесту.

— Я лучше посижу с ним рядом. На стуле довольно удобно.

Саммер опустила подбородок на спинку стула. Большинство женщин с детьми, собранные в главном доме ранчо Кип, уже спали в разных комнатах. До спальни хозяина не доносилось почти ни единого звука. Молодая мексиканка принесла тарелку с какой-то едой и, застенчиво улыбнувшись, поставила ее на секретер. Но Саммер забыла о еде. Впервые за этот день она позволила себе думать о чем-то помимо несчастья со Слейтером и тут же вспомнила, что Сэди пришлось остаться с Эллен. Бедная Сэди! Она любит Джесса. Потому, и пообещала ему, что останется в Кип под защитой Слейтера, пока Джесс будет пытаться разрешить свои проблемы. Джесс долго разговаривал со Слейтером, перед тем как уехал с солдатами. Слейтер потом сказал только, что ей с Сэди в случае нового появления Трэвиса надо немедленно бежать в дом и как следует запереть двери. Саммер попыталась расспросить его подробнее, но он отвечал на каждый вопрос новым поцелуем, и разговор сам собой закончился.

Сэди, однако, проявила полную готовность последовать совету Слейтера. Это при том, что подруга в последние дни стала почти прежней Сэди, с веселым и легким характером. Подозрение Саммер насчет того, что ее продолжавшаяся несколько недель депрессия была связана с Трэвисом, еще больше усилилось. Вообще Сэди выглядела такой счастливой после той ночи, когда была гроза, что Саммер так и не решилась поведать ей о своих сомнениях. Вряд ли Сэди и Джесс удастся построить совместную жизнь. Невозможно представить, что Эллен отпустит его от себя. Эллен не из тех женщин, которые легко расстаются с тем, что считают своим, и у нее достаточно сил, чтобы удержать Джесса. Что ни говори, а узы, связывающие этих двух людей, были на редкость крепки. Саммер очень опасалась, что подругу скорее всего ждет очередное разочарование.

Мысли девушки перескочили на брата. Джоном Остином можно гордиться! Факт остается фактом — мальчик оказался единственным из всех, кто смог вступить в разговор с индейцем. О, Бермага теперь стал героем в его глазах! А вот она оказалась не на высоте. Она почти забыла о мальчике. Впрочем, Джек сказал, что присмотрит за ним. Он с ним справится лучше ее. Джек в иерархии Джона Остина занимает прочное второе место после Слейтера. Кстати, Джек сказал, что Бермага и его родственники могут, если захотят, прийти на ранчо и жить там столько, сколько захотят. Он сказал, что Слейтер бы отдал именно такое распоряжение. Хорошо, что Джек подумал и об индейцах.

Размышления вновь изменили направление. Если Слейтеру утром будет лучше, она непременно сходит на Малое ранчо. Необходимо переодеться и извиниться перед Эллен. Надо же появиться этим бандитам!

Бог спас Слейтера. Он каким-то образом вырвался от них, и индейцы подоспели вовремя. Но ей еще предстоит выяснить, как все это случилось.

За размышлениями незаметно прошло несколько часов. Саммер взглянула на раненого и вдруг поняла, что на какой-то момент задремала. Глаза Слейтера были открыты, и он, возможно уже давно, смотрел на нее.

— Слейтер! Дорогой! — воскликнула она, опускаясь возле кровати на колени. — Любимый мой, ты проснулся?

— Саммер… — чуть слышно прошептал он, — поцелуй меня.

— Поцеловать? О да, дорогой… Да, да, да!

Девушка, боясь, что ей только показалось, торопливо поцеловала его в губы, щеки, глаза.

— Я не брежу?

— Нет, милый, ты не бредишь. Ты дома и начинаешь поправляться.

— Я боялся, что уже никогда не увижу тебя снова.

Слезинка появилась в уголке его глаза и скатилась по виску на подушку. Саммер вновь поцеловала его в губы.

— Спи, дорогой мой, — прошептала она. — А когда проснешься, мы постараемся накормить тебя чем-нибудь вкусным. А может, ты сейчас чего-нибудь хочешь?

— Воды.

Саммер взяла ковш с водой и стала поить его с ложки. Сделав несколько глотков, Слейтер утомленно закрыл глаза.

— Спи, мой милый, — нежно, будто ребенку, сказала она. — Тебе будет намного лучше, когда ты проснешься.

Когда наступило утро, Слейтер все еще крепко спал. Осмотревшая его Тереза уже с полной уверенностью сказала, что болезнь отступает и сеньор поправится.

— Он теперь может проспать весь день, сеньорита, а когда проснется, будет голоден как волк.

Саммер вышла на веранду и увидела Санти. Она вспомнила, что на самом деле зятя Терезы зовут как-то по-другому, но имя его такое длинное, что мало кто может его произнести.

— Бермага еще здесь? — спросила она.

— Нет, сеньорита. Он уехал.

— Мне хотелось бы поговорить с ним, сделать что-нибудь для него.

— Он ничего не берет, только табак.

— Он так много для нас сделал. Даже не знаю, чем мы можем отплатить ему.

— Бермага сказал, что обязан жизнью сеньорите, у которой глаза как горный цветок. Он говорит, что всегда будет ее другом, а Высокому Человеку — братом.

Начинающийся день обещал быть ясным. Небо сверкало ослепительной голубизной, лишь несколько полупрозрачных белых облачков виднелось на горизонте. Солнечные зайчики весело играли в стоящих на веранде ведрах с водой, задорно жужжали пчелы, сойка на дереве стрекотала, стараясь перекричать далекую песню пересмешника и доносящиеся из-за дома озорные крики резвящихся детей. Нервное напряжение, в котором пребывала Саммер последние дни, ослабло. Все вокруг ей казалось прекрасным. Слейтер вернулся! Нависшая было над ней туча рассеялась бесследно. Она улыбнулась и посмотрела на Санти. Тот даже чуть зажмурился — такой теплый свет лучился из ее фиалковых глаз.

— Мне надо бы съездить на Малое ранчо.

Мексиканец расплылся в ответной улыбке и приподнял свое широкое сомбреро.

— Санти проводит сеньориту. Тереза сказала мне… — произнес он начало фразы и многозначительно округлил глаза.

Девушка еще раз улыбнулась, подумав, как хорошо иметь в качестве тещи или свекрови такую умеющую делать чуть ли не все на свете женщину, как Тереза.

Когда они ехали по тропинке к речке, Саммер увидела одного из работников ранчо Кип с винтовкой. Он стоял в стороне, вроде бы и не заметив их. Но было ясно, что чужой вряд ли бы смог беспрепятственно миновать это место. На возвышении возле края оврага, сжимая в руках ружье, неподвижно стоял еще один часовой. Его взгляд был устремлен на север. Их вид заставил Саммер вновь вспомнить о нависшей над ранчо угрозе.

— Они находятся там потому, что с этой стороны могут подъехать бандиты, Санти?

— Да, сеньорита. Мы наблюдаем. Мы ждем. Каждый из мужчин ранчо Кип знает свое место. Если негодяи сунутся, мы убьем их!

Необычная для этого добродушного человека злость, с которой прозвучали последние слова, заставила Саммер повернуться и взглянуть в его лицо. Оно выражало холодную решимость и готовность действовать.

 

Глава 14

Малое ранчо, когда они подъехали к нему, выглядело как обычно. Лишь у нового барака разговаривали о чем-то несколько мужчин с револьверами за поясом, а кое у кого были еще и винтовки. Санти повел лошадь спешившейся Саммер в загон. Сама она поспешила в дом. На кухне никого не было. Судя по доносившемуся сверху шуму, Сэди и дети находились в мансарде. Девушка позвала подругу, и та тут же появилась на лестнице.

— Я хочу взглянуть на Саммер, — раздался позади нее мальчишеский голос, и из люка высунулась голова Джона Остина.

— Оставайся хорошим парнем, Джон Остин. Побудь пока здесь и пригляди за Мэри. А потом, если все будет нормально, мы поиграем все вместе, — сказала ему Сэди. — Он вел себя отлично. Прямо не мальчик, а золото, — сообщила она Саммер. — Теперь я могу поклясться, что он может быть настоящим ангелом, когда захочет. Он взял Мэри к себе наверх и занимался с ней там целый день. Когда Джек сказал, что нам не следует выходить из дома, я думала, что сойду с ума, прежде чем смогу ее успокоить. А благодаря Джону Остину не было никаких хлопот.

Сэди подошла к Саммер, нервно теребя бусы, и с надеждой заглянула в глаза подруги.

— Джек сказал… Слейтер поправится?

— Тереза так считает. Мы пока не разбинтовывали его обожженные руки. Но она говорит, что ничего лучше не помогает от ожогов, чем кактусовая мазь, которую дал Бермага. О, я даже думать не могу без содрогания о том, что сделали с ним те мерзавцы!

— И не думай об этом, милая. Ты, должно быть, устала. Наверное, просидела возле него всю ночь?

— Я слишком счастлива, чтобы чувствовать усталость. Если ты одна здесь со всем управишься, я бы быстро переоделась и поехала назад в Кип. Эллен спит?

— Я не сплю, Саммер, — услышали они голос стоящей в дверях Эллен. — Ты сказала, что Слейтер пошел на поправку, правильно я поняла?

— О да! Это такое облегчение для меня. Видели бы вы, что они с ним сделали. — Девушка перевела взгляд на Эллен, и в глазах ее отразилась душевная боль. — Индеец спас ему жизнь. Прямо чудо, что он остался жив!

— Да, чудо, — без особого воодушевления согласилась гостья.

— Я хочу опять поехать к нему, Эллен. Понимаю, что это не слишком вежливо по отношению к вам. Но, надеюсь, вы понимаете меня. Вам хорошо спалось? Могу я что-нибудь сделать, чтобы ваше пребывание здесь стало более приятным?

— Приемлемым, ты хочешь сказать? — сухо уточнила Эллен. — Нам необходимо поговорить, Саммер, — добавила она, и в ее глазах появился интерес. — Это крайне важно. Я уеду немедленно, как только успокою Тома. Готова поклясться, что он почти лишился рассудка после разговоров с этим человеком… Джеком, кажется. По мне, все эти россказни о преступниках, шныряющих вокруг этого ранчо, — абсолютная нелепица. По дороге сюда мы не встретили ни одной живой души, если не считать этих болванов Слейтера, которые охраняют подступы к его землям, будто золотоносный рудник. Не понимаю, зачем вся эта суета. Трэвис сказал, что единственная имеющаяся поблизости банда орудует по ту сторону гор, да и то людей в ней гораздо меньше, чем о том говорят.

— Тем не менее было бы глупо не принять мер предосторожности, Эллен. Возможно, слухи преувеличивают опасность, но они могут оказаться и верными, — вежливо и спокойно произнесла Саммер, твердо решив, что никто и ничто не сможет вывести ее сегодня из равновесия. Забот и без того хватает.

— Пусть так. Но поговорить с тобой я хочу вовсе не о бандитах, — холодно ответила Эллен.

— Пойду наверх взгляну, как там дети, — сказала Сэди. — Мы увидимся еще, до того как ты уедешь, Саммер?

— Конечно.

Девушка и Эллен прошли в спальню, которая, собственно, являлась комнатой Саммер, а потому она рассчитывала здесь заодно умыться и переодеться в свежее белье и платье.

Но присевшая на кровать Эллен приглашающе похлопала ладонью о матрац рядом с собой.

— Присядь, дорогая, — произнесла она тоном, в котором не было и следа недавней холодности. — Скажи, ты уверена, что Слейтер поправится?

— Конечно, абсолютной уверенности нет. Но все признаки улучшения налицо. К тому же Слейтер очень сильный мужчина.

При последних словах Саммер гордо подняла голову.

— Что ж, в таком случае у меня действительно нет выбора, — печально покачала головой Эллен. — Как бы это ни было тяжело для меня, я должна… — Она сделала паузу, пристально посмотрев в глаза девушке. — Поверь, я бы никогда не сказала тебе этого, если бы… Ну, если бы… Слейтер умер.

Она тяжело вздохнула и достала из кармана юбки какой-то конверт с обтрепанными краями.

Саммер побледнела. Предчувствие чего-то недоброго породило страх, который будто ледяной рукой сжал ее сердце.

— Ты и представить себе не можешь, дорогая, как я ругаю себя за то, что не показала тебе это письмо раньше. Но я не могла себе и представить, что… что ты полюбишь Слейтера. Его ведь так изуродовали, и характер у него нелегкий. Ну да ладно, придется рассказать все с самого начала. Это письмо я получила около пяти лет назад. Какой-то офицер привез его из форта, ошибочно решив, что оно адресовано моему мужу Скотту. Видишь, имя на конверте смазано. Так что перепутать было нетрудно. Я сразу распечатала его и, лишь начав читать, поняла, что это письмо твоей матери Сэму. Хочешь, я его тебе прочитаю, дорогая, или просто пересказать главное из того, что в нем говорится?

Саммер проглотила подступивший к горлу колючий комок и, преодолевая заставляющий неистово колотиться сердце страх, тихо сказала:

— Я лучше сама прочту его, если можно.

Смертельно побледнев, она дрожащей рукой взяла протянутый Эллен конверт.

Письмо состояло из двух страниц. Саммер сразу узнала бумагу. Именно такая хранилась у них в доме для важных посланий. Знаком был и аккуратный, красивый почерк. Это был почерк ее матери. Отвернувшись от Эллен, девушка начала читать.

«Дорогой Сэм!

Прежде всего хочу сообщить тебе, что в результате несчастного случая Джей Эр погиб, а я повредила спину и теперь прикована к постели. Нет-нет, любимый, я пишу это вовсе не для того, чтобы просить помощи. Тебе ни к чему приезжать и брать на себя заботы обо мне. Пенсии нам вполне хватает. Нашему с Джей Эр сыну сейчас три года. Это смышленый и симпатичный мальчик, кстати, очень напоминающий мне Слейтера. Но это опять же не то, ради чего я взялась сегодня за перо. Все эти годы меня мучает один вопрос: правильно ли я поступила, не сказав тебе раньше то, о чем собираюсь сообщить сейчас. Но когда родилась Саммер, я ждала, что в любой день и час за мной может приехать Джей Эр. Я решила, что тебе будет легче пережить мой отъезд, если ты не будешь знать этого. Дело в том, Сэм, что у тебя есть прекрасная дочь. В том, что она твоя, нет ни малейшего сомнения. Я не была с Джей Эр больше месяца до того, как мы с Овали уехали на Запад. Тебе известно, что Овали вскоре был убит. Так что, если бы ты сумел успокоить и удержать меня тогда, наша любовь наверняка бы усилилась и мы бы никогда не расстались. Но судьбе было угодно распорядиться по-другому. Саммер родилась через девять месяцев после той нашей встречи, Сэм. Я вижу тебя каждый раз, когда смотрю на нее. У нее такие же черные волосы, как у тебя. Даже голову она держит так же, как ты. По-моему, Джей Эр подозревает правду, но вида не показывает. Он хороший отец и искренне любит Саммер. Да ее и нельзя не любить, Сэм. Она такая хорошая девочка. И очень красивая. Ты можешь гордиться дочерью, Сэм.

Я пишу все это тебе потому, что дни моей жизни подходят к концу. Саммер я ничего не скажу. Не хочу, чтобы ее мучила мысль о том, что мать ее была грешной женщиной. То наше лето, после которого она родилась, было волшебным и самым чудесным временем моей жизни. Не было, кажется, дня, чтобы я не вспоминала о нем и о тебе.

Молю Господа о том, чтобы Либби поправилась и вы бы с ней зажили счастливой, полнокровной жизнью. Пусть грех, совершенный мной в то дивное лето, уйдет вместе со мной в могилу и никому не причинит вреда. Не грусти слишком обо мне, дорогой Сэм. Радуйся тому, что на свете есть человек, в котором живут части меня и тебя, — наша дочь.

Да благословит тебя Бог!

Нэнни Кайкендал.

14 мая 1847 г.».

Саммер была буквально ошеломлена. Она попыталась вчитаться в письмо еще раз, но строчки перед глазами расплывались. Разум не хотел воспринимать страшный смысл того, о чем они сообщали.

— Это не может быть правдой, — пролепетала она.

— К сожалению, это правда, милая. И тебе придется принять ее, — услышала она как будто издалека голос Эллен. — Теперь ты понимаешь, почему я была так шокирована, услышав о тебе и Слейтере. Я думала, он знает, что ты — его сестра. Была в этом уверена. И, честно говоря, не могу понять, почему Нэнни не рассказала обо всем тебе.

Девушка посмотрела на нее невидящим взглядом. Лицо ее окаменело, тело била дрожь. Письмо выпало из потерявших чувствительность пальцев.

— Ты не можешь любить Слейтера как мужчину, моя дорогая, — добивал ее такой ненавистный теперь голос. — Он — твой брат, такой же как Джон Остин. — Прежде чем продолжить, Эллен сделала небольшую паузу. — Конечно, я должна была переслать это письмо Сэму. Но пока я искала кого-нибудь, кто бы мог его доставить, Сэм погиб. А Слейтер… Слейтер вел себя будто бешеная собака всякий раз, когда я оказывалась поблизости. Как бы там ни было, я рада, что сохранила письмо. По крайней мере это поможет тебе. Только представь, что бы могло произойти, выйди ты замуж за Слейтера! Ты ведь могла и ребенка от него иметь! — Саммер различила нотки ужаса, звучавшие в этих восклицаниях. — А ведь дети от подобных союзов рождаются всегда неполноценными, часто абсолютными идиотами… Видела таких, с непомерно большими головами? Как хорошо, что я вовремя приехала! Представляешь, от какого ужасного поступка я тебя оградила?

— Заткнитесь! Заткнитесь же наконец! — закричала Саммер, вскакивая на ноги, затем судорожно поднесла сомкнутые ладони ко рту, до хруста заламывая пальцы.

Душу ее разрывали гнев и ощущение непреодолимого горя. Не в силах выносить далее вид красивого и спокойного лица Эллен, девушка вскрикнула, рухнула на кровать, уткнувшись лицом в подушку, и забилась в рыданиях.

То, что она узнала, не может, не должно быть правдой… Это чудовищная ошибка! Но это правда. Подтверждение тому — не только письмо, но и слова, которые она слышала от мамы, и то, что та беспрестанно говорила о Сэме Маклине. Это ведь мама рассказывала, что Маклины всегда дают своим детям имена, начинающиеся с буквы «С». И ее назвали Саммер. Мама говорила, что это напоминает ей о чем-то очень хорошем. Голова девушки раскалывалась от невыносимой боли. Дрожало все ее тело, дрожала сама душа.

«Пожалуйста, пожалуйста, пусть все это будет ночным кошмаром, — молились она про себя. — Сделай так, Господи, чтобы я проснулась, и все было бы так, как раньше».

Но Саммер прекрасно знала, что это не сон, прежнего уже не вернуть, и рыдала от этого все сильнее и сильнее.

Одна и та же безжалостная мысль преследовала ее. Руки, которые так нежно ласкали ее, оказались… руками брата! Те губы, которые страстно целовали ее, заставляя в восторге забыть обо всем, были губами родного брата! Ребенок!.. О Боже! Ребенок, которого она носит под сердцем, зачат братом!

«Господи милосердный, — опять взмолилась она, — пошли мне смерть! Не дай мне жить жизнью, превратившейся в ад!»

Саммер плакала горько и безутешно. Плакала и не могла выплакать горе, стыд и отчаяние. Она изо всех сил прижимала руки к лицу, будто стараясь загнать вглубь свою боль или спрятаться от страшного удара, сильнее которого она не испытывала за всю жизнь.

Эллен, которая оставалась в комнате, какое-то время бесцеремонно наблюдала за ее страданиями, затем подошла и дотронулась до Саммер. Она начала трясти ее за плечо, сначала потихоньку, затем все сильнее и сильнее.

— Нельзя так убиваться, ты можешь довести себя до болезни. Ты должна взять себя в руки, подумать о планах на будущее. Слышишь меня, Саммер? Ты спала со Слейтером? Да? — Она еще сильнее потрясла ее. — Отвечай! — Девушка не ответила, но Эллен и так уже все поняла. — Ты спала с ним… Выходит, дела обстоят еще хуже, чем я думала. Ты хоть понимаешь, что это означает, Саммер? Это значит, что вы со Слейтером совершили кровосмешение! Упаси Господи от того, чтобы об этом кто-нибудь узнал! Не дай тебе Бог еще и оказаться беременной! Если о вашей связи узнают, Слейтера повесят! Это ясно как день, Саммер. Люди здесь знают лишь один способ наказания за подобные проступки. И их не остановит то, что он, возможно, не знал, что соблазняет сестру. Ты же не хочешь, чтобы Слейтера повесили?

Последние слова Эллен яркой вспышкой осветили затуманенное сознание Саммер. Девушка повернулась и села. Нет, она не должна допустить, чтобы пострадал еще и Слейтер. Он знал не более, чем она сама. Он думал, что она… Боже, ей надо уехать как можно быстрее, пока кто-нибудь не заподозрил. В этом Эллен права. Они с Джоном Остином немедленно должны уехать в Пини-Вудс. Нет, туда нельзя! Она должна уехать туда, где Слейтер не найдет ее. Надо найти такое убежище, где ему даже в голову не придет искать ее.

— По тому, как ты восприняла это известие, я сразу все поняла, Саммер, и кое-что придумала. Я помогу тебе. Нет никаких сомнений в том, что тебе придется уехать. Ты сама это понимаешь, дорогая, не правда ли? — Эллен пристально посмотрела в заплаканные глаза девушки. — Примерно в восьми милях от Гамильтона находится поселение мормонов. Я заказывала у них много мебели и неплохо знаю их руководителя. Он хороший человек и, уверена, заинтересован в дружбе со мной. Если я попрошу, он оставит тебя в своем поселении, а потом поможет перебраться в большую колонию мормонов в штат Юта. При всей своей набожности они в первую очередь купцы. Да, тебе потребуются деньги…

Эллен подошла к своей дорожной сумке и достала из нее кошелек.

— Нет! — произнесла охрипшим от рыданий голосом Саммер. — Нет…

— Да, дорогая. Возьми это, — твердо ответила Эллен, запуская пальцы в кошелек. — Считай, что я даю тебе в долг, если это тебя больше устраивает. Я хочу помочь тебе, Саммер, ради твоей матери и… из-за Слейтера. Мормоны увезут тебя в Юту, и ему не придется мучиться, узнав, что от него забеременела его же собственная сестра.

Саммер притронулась к кошельку, но тут же уронила его на пол. Эллен наклонилась, подняла его и письмо. Кошелек она положила на секретер, конверт — в свой карман.

— Я возьму письмо себе, — с горечью в голосе, но твердо произнесла Саммер. — Оно написано моей мамой, а вы вскрыли конверт и прочитали о ее тайне.

Девушка решительно протянула руку. Эллен, изображая безразличие, пожала плечами и отдала конверт.

— Что-нибудь случилось, Саммер? — услышали они голос вошедшей Сэди, которая нерешительно остановилась в дверях.

— Сэди! О… Сэди! — Саммер вскочила на ноги и бросилась к подруге так стремительно, что они обе чуть не упали. — О Сэди! О Сэди!

— Что случилось? Что она тебе сделала? — испуганно воскликнула Сэди, поддерживая рыдающую девушку и делая шаг назад, чтобы сохранить равновесие.

— Я ей ничего не сделала. В своих неприятностях она виновата сама, — произнесла Эллен своим обычным холодным, презрительным тоном. — Я только представила ей доказательства того, что она является сестрой Слейтера Маклина. Коль ты считаешь себя ее подругой, то помоги лучше ей собрать вещи, чтобы побыстрее уехать отсюда. Если тайна раскроется, она превратится в парию. От нее отвернутся все порядочные люди, а Слейтера повесят! Так что постарайся убедить ее в необходимости скрыться. Пойду пока на крыльцо. Мне необходимо глотнуть немного свежего воздуха.

Сбивчиво, не переставая плакать, Саммер рассказала Сэди о письме. Завершив рассказ, она бессильно опустилась на кровать, упав на спину и уставив в потолок застывший, невидящий взгляд. Сэди взяла влажную уже простыню, вытерла ее распухшее от слез лицо и принялась расчесывать спутавшиеся волосы.

— Я не верю во все это, — сказала она, присаживаясь на край кровати. Сжав руку подруги, Сэди изо всех сил старалась найти доказательства того, что услышанное только что было неправдой. — Такой, как Эллен, я никогда не встречала. Она смотрит на человека как на пустое место. Может, это она сама и написала это письмо?

— Нет. Оно написано на бумаге, которой пользовалась моя мама, да и почерк я узнала. — Фиалковые глаза, смотревшие из-под припухших век, были сухи, но в них явственно читалось сильнейшее душевное смятение. — К сожалению, на этот раз Эллен сказала правду, Сэди. Сколько ни говори, что это не так, ничего не изменится.

— Что же ты собираешься делать, Саммер? Слейтеру расскажешь?

— Я беременна, Сэди, — произнесла Саммер и замолчала на мгновение, взглянув на лицо оказавшейся не в силах скрыть ужаса и удивления подруги. Откровенно говоря, ей и самой только что произнесенные слова казались чудовищно неправдоподобными. — Я не хочу, чтобы Слейтер всю оставшуюся жизнь мучился от сознания того… того, что зачал ребенка с родной сестрой.

— О Саммер! Ах бедная ты, несчастная девочка! — произнесла Сэди, с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться самой.

— Я должна уехать, — приподнялась на локтях Саммер. — Эллен обещала помочь. — Она поймала рукой ладонь Сэди. — В данный момент меня больше всего беспокоит Джон Остин. Не могла бы ты взять на себя заботы о нем? Ради меня, Сэди. Я пришлю кого-нибудь за ним, как только смогу.

— Ну о брате можешь не волноваться. Но… но, может, ты возьмешь с собой нас всех… меня и Джона Остина с Мэри. Думаю, мы сумеем как-нибудь устроиться. Мы найдем подходящее место. Я буду работать. Прямо сейчас и начнем собираться. — Сэди озабоченно посмотрела в глаза подруге. — Меня пугает, что ты уезжаешь с Эллен. Она нехорошая женщина. В этом я убеждена!

— Я не собираюсь оставаться с Эллен. Ты должна пообещать мне, что побудешь пока здесь, позаботишься о Джоне Остине и никому не расскажешь о том, что случилось со мной.

— Конечно, я обещаю. Я сделаю все, как ты хочешь. Но что подумает Слейтер, когда узнает, что ты внезапно собралась и уехала?!

— Он еще слишком слаб, и я надеюсь, что ему об этом никто не расскажет. Потом, когда он узнает, это, безусловно, будет для него ударом. Но уж лучше так, чем как-то по-другому. В течение нескольких недель, может месяца, я уже окажусь достаточно далеко. Тогда ты и покажешь ему письмо. Думаю, он поймет меня.

— Даже не знаю, Саммер, получится ли. Он будет вне себя, когда узнает о твоем бегстве. Не уверена, что смогу скрывать правду целый месяц.

— Что ж, постарайся протянуть так долго, как сможешь. Даже если Слейтер сразу же узнает о моем исчезновении, все равно он будет не в состоянии пуститься в погоню.

Обе женщины, погруженные в свои мысли, смолкли, но продолжали крепко держать друг друга за руки. Эллен в нетерпении ходила взад и вперед по крыльцу, время от времени заглядывая в дверь спальни. Некая внутренняя сила, о существовании которой Саммер даже не подозревала, помогла ей собраться с мыслями. Теперь она была способна рассуждать спокойно.

«Пусть грех, совершенный мной в то дивное лето, уйдет вместе со мной в могилу…» — всплыли в памяти строчки из письма матери. «Все повторяется, — подумала она. — Все как у мамы. Только наказание за мой грех пришло почти сразу, а расплачиваться за него мне придется гораздо дольше».

Сэди, вздохнув, достала из-под кровати небольшой чемодан подруги и начала его укладывать. Не спрашивая, она засунула туда и лежавший на секретере кошелек, а затем шкатулку, в которой Саммер хранила свои украшения и деньги, которые дал Слейтер на приобретение свадебного наряда. Сумма была весьма значительной, Сэди и мечтать не могла о таких деньгах. Эта мысль была, пожалуй, единственной, которая хоть немного успокоила. По крайней мере со средствами у Саммер не будет на первых порах проблем.

Неожиданно в комнате появились спустившиеся из верхней комнаты дети.

— Мне надоело сидеть там, Саммер, — начал было жалобным тоном Джон Остин, но, увидев, чем занимается Сэди, осекся. — Зачем ты упаковываешь ее чемодан? — спросил он. — Слейтер не сможет сейчас поехать в город. Джек сказал, что он сам съездит за священником, если будет нужно… — запнулся он, взглянув на сестру. — Джек говорит, пусть его черти утащат, если он не…

— Джек сказал! Джек говорит! — нетерпеливо передразнила его Сэди. — Саммер уезжает с миссис Маклин. Слейтер все равно еще долго пробудет в постели, и твоя сестра вполне может погостить в это время у миссис Маклин, чтобы… чтобы та помогла сшить ей свадебное платье.

— А почему она лежит?

— Просто устала, вот почему. Она всю ночь была на ногах. И давай-ка кончай болтать. Лучше почитай или займись еще чем-нибудь. А ты, Мэри, посиди спокойно на полу. Будешь хорошо себя вести, я дам тебе примерить очки Саммер.

Сама Саммер лежала неподвижно, глядя в потолок. Сэди продолжила сборы, что-то рассказывая дочке. Но думала она о Саммер. Ее собственные проблемы после того, что обрушилось на подругу, отошли на задний план.

Когда в дверях вновь появился Джон Остин и сообщил, что приехал Джесс, новость эта обрадовала ее не так сильно, как могли бы несколько дней назад или даже еще вчера.

— Солдаты тоже вернулись. Я попрошу Джека, чтобы он разрешил мне выйти на улицу и поговорить с ними. Как ты думаешь, Сэди, он разрешит?

— Спроси у него, но только не сейчас. Джек сказал, чтобы мы оставались в доме, и мы должны его слушаться, — сказала Сэди, направляясь к двери.

Джесс стоял возле своей лошади на дворе. При виде его сердце молодой женщины невольно забилось быстрее. Джесс о чем-то разговаривал с Эллен. Та обняла его за талию, а он нежно похлопал ее по спине.

Картина эта вывела Сэди из равновесия. Сердилась она прежде всего на себя. Надо же быть такой дурой! С какой стати она решила, что у нее есть какие-то шансы привлечь его к себе? Стой вот теперь и смотри, как другая околдовывает его своими чарами! Эллен и в самом деле была в ударе. Она ласково потрепала Джесса по щеке, улыбнулась его словам, а затем и вовсе рассмеялась своим приятным смехом, не сводя глаз с его лица.

— Мужчины бывают покорнее овец, — пробормотала она, борясь с подступающими к глазам слезами, — и так же, как овцы, совершенно безмозглы!

Раздраженная, Сэди отвернулась и направилась в комнату Саммер, чтобы узнать, какое впечатление произвело на нее известие о возвращении военных. Но подруга все так же неподвижно лежала на кровати, устремив невидящий взгляд в потолок.

Джесс с Эллен уже вошли на крыльцо, и их голоса были слышны сквозь раскрытую дверь.

— Я собираюсь домой, Джесс.

— Нам лучше подождать немного, Эллен. Отряд капитана Слэйна не случайно пришел сюда. Они вспугнули бандитов и теперь хотят блокировать их. Я должен остаться здесь на случай, если кто-то из негодяев прорвется. Это очень опасная шайка, поверь мне, Эллен. Пожалуй, самая опасная из тех, что орудовали в этих краях когда-либо. Капитан Слэйн сейчас имеет все шансы покончить с ней. А нам всем следует помочь ему или по крайней мере сидеть спокойно, пока он не завершит операцию.

— Хорошо, что ты начал этот разговор, Джесс. Я как раз собиралась кое о чем поговорить в этой связи. Так вот, пока ты носишься по окрестностям с этим капитаном Слэйном, твои собственные люди фактически перешли в подчинение к помощникам Слейтера. Я имею в виду тех четверых наших работников, которые сейчас здесь. Том вообще, как только. мы сюда приехали, перестал обращать на меня внимание. Трэвис и раньше говорил, что этот парень слишком многое себе позволяет. Нынешнее поведение Тома убедило в этом и меня. Я хочу, чтобы ты его уволил, когда мы вернемся.

— Поговорим об этом потом, Эллен.

— Мы поговорим об этом сейчас.

— Потом, — твердо сказал Джесс. — Сейчас ты утомлена и напугана, — добавил он заботливо, более мягким тоном.

— Я не напугана! — повысила голос явно рассерженная Эллен. — Не смей говорить обо мне того, чего нет на самом деле! А потом тебе не следует забывать, что и ты тоже являешься моим работником. Ты работаешь на меня и Трэвиса.

Возникла напряженная пауза.

— Извини меня, дорогой, — мягко и даже льстиво заговорила вновь Эллен. — Я имела в виду совсем другое. Ты же знаешь, я не хотела обидеть тебя. Ты — моя опора. В тебе — моя сила. Я просто не хотела ехать домой без тебя. Ты же знаешь.

— Знаю. Все нормально. Мы уедем, как только…

Они отошли от окна, и конца фразы Сэди не расслышала. Но и без того у нее болезненно сжалось сердце. С мечтами о Джессе надо расстаться навсегда!

 

Глава 15

Появившегося в дверях Джесса Сэди встретила враждебным взглядом. Он прошел в комнату, взглянул на лежавшую на кровати и, казалось, никого и ничего не замечавшую Саммер, затем на раскрытый чемодан и вновь посмотрел на Сэди. Во взгляде его читался вопрос, но вслух его Джесс не произнес. К нему подбежала Мэри и обхватила ручонками ногу.

— Привет, малышка. Как дела? — приветствовал ее Джесс, подняв вверх и аккуратно вновь поставив на пол. — Не это ли, ты, случайно, ищешь?

Он вынул из кармана леденец, отряхнул его от табачных крошек и протянул восхищенно взирающей на него девочке. Сам Джесс, не зная с чего начать разговор, довольно долго молча смотрел на ее мать. Ему по-прежнему хотелось обнять ее, защитить от всех неприятностей. Но он видел, что Сэди намеренно игнорирует его, заставляя себя быть холодной с ним. Причина понятна — Эллен.

— Я пришел предупредить, что скоро должен приехать Трэвис, — произнес наконец он, сразу заметив, как замерла при этом сообщении Сэди и как расширились от страха ее зеленые глаза. — С ним Джек, Том и еще два каких-то незнакомца. Не бойся. Все будет нормально. Постарайся пока не попадаться ему на глаза и сделай так, чтобы Мэри и мальчик не подходили к дверям. — Он перевел взгляд на Саммер. — Она заболела?

— Нет, — отрицательно покачала головой Сэди. — Просто устала.

— А как ты? У тебя все нормально? — Конечно.

Сэди попыталась отвести глаза в сторону, но не смогла. Взгляд Джесса действовал на нее почти гипнотически. Но и сказать еще что-то она тоже была не в состоянии. Мешало нервное напряжение, от которого даже пересохло в горле.

Он тоже молчал. Так они и стояли, глядя друг на друга, пока со двора не донеслись какие-то громкие звуки. Джесс подошел к двери и выглянул на улицу. Выходить ему не хотелось. Он не собирался вступать в разговор с Трэвисом при людях. Для всех будет лучше, если они выяснят свои отношения наедине, когда уедет Эллен и разойдутся все остальные.

Приехавшие остановили своих коней у крыльца, стараясь держаться подальше от разбитого Саммер газона с цветами. Том и Джек держались чуть в стороне. Лица у всех были угрюмыми и напряженными, за исключением Трэвиса, который в отличие от остальных спешился как ни в чем не бывало.

— Трэвис, дорогой, — тут же окликнула его стоявшая на крыльце Эллен. — Ты специально приехал, чтобы отвезти домой свою маму?

Трэвис улыбнулся ей, но ничего не ответил. Небрежным движением он сдвинул шляпу на затылок, и лицо его приняло дьявольски самодовольное выражение — верный признак того, что он находится в приподнятом настроении и может выкинуть сейчас все что угодно. Поигрывая уздечкой идущего следом коня, он развязной походкой сделал несколько шагов вперед, затем остановился, широко расставил ноги и достал сигару.

Эллен, которая знала его как никто другой, сразу поняла, что эта демонстрация адресована ей, но не рассердилась. Она улыбнулась, заранее все прощая своему сыну. Разве она может сердиться на своего мальчика? Он так красив и мужествен! Именно он в один прекрасный день станет самым богатым человеком в Техасе.

— С чего тебе пришло в голову, что я приехал из-за тебя, мама? — произнес Трэвис, чиркнув спичкой о каблук и внимательно глядя на вспыхнувшее пламя. — Я даже не знал, что ты здесь.

Говорил он ленивым, безразличным тоном, а по самодовольному и уверенному виду можно было судить, что чувствует он себя здесь чуть ли не хозяином.

— Ну так теперь знаешь, — рассмеялась Эллен, затем перевела взгляд на двух спутников сына и слегка нахмурилась. Они были ей незнакомы и явно не принадлежали к тому кругу, из которого Трэвису следовало выбирать себе товарищей. Это слегка насторожило ее. — Том, — окликнула она одного из своих людей, — запрягай-ка мою двуколку. Трэвис с друзьями меня проводят. Здесь все городят какую-то чепуху. Якобы целая банда негодяев готовится напасть на это ранчо. Ты, случайно, не видел этих бандитов, а, Трэвис?

Тот бросил недокуренную сигару на землю и взглянул на двух своих спутников, молча восседавших на лошадях в выжидательных позах. Затем он скрестил руки на груди и с видом заговорщика покачался на каблуках.

— Да, видел, мама, — произнес Трэвис. — Но не думаю, что они сюда приедут. Им это совсем ни к чему. — Он сделал паузу и перевел взгляд с Эллен на Джека. — В этом мире часто происходят внезапные перемены. Пришла пора многому измениться и здесь. — Он вновь посмотрел на мать и широко улыбнулся. — Видишь ли, мама, ранчо Кип теперь принадлежит мне. — Трэвис ухмыльнулся на этот раз в сторону Джека. — Можешь ничего не говорить, — обратился он непосредственно к пожилому ковбою. — Я предоставляю тебе самому выбирать: убраться отсюда, сидя в седле, или твоя лошадь сама увезет тебя лежащим поперек его. Мне, честно говоря, все равно. Все молчали. Джек даже не пошевельнулся и, казалось, вообще не обратил внимания на сказанное. Эллен нервно вздохнула и обхватила рукой столб, у которого стояла. Слышавший все Джесс почувствовал, как непроизвольно напряглись его мышцы.

— Ну, может, все-таки скажешь что-нибудь, Джек? — вновь заговорил Трэвис. — Не хочешь узнать, почему я теперь являюсь хозяином Кип? Нет? А я все-таки расскажу.

Его торжествующий взгляд скользнул по лицу Эллен, прошелся по Тому и остановился на Джеке. Трэвис наслаждался этим мгновением. Он чувствовал сейчас такое же возбуждение, какое испытывал, когда заставлял покориться не желающую его и сопротивляющуюся, изо всех сил женщину. Даже сердце его забилось быстрее. Он чувствовал, как нарастает напряжение в окружающих, и намеренно тянул время. И вдруг расхохотался.

— Для тебя это плохая новость, Джек, зато для меня отличная. День или два назад мы случайно наткнулись в горах на окоченевший уже труп Слейтера. Апачи убили его. Судя по всему, он валялся там не менее суток. Стервятники уже выклевали ему глаза. — Трэвис на мгновение прервался и посмотрел на удивленное лицо Эллен. — Ты же знаешь, что это означает, мама? Земли Маклинов наследует ближайший родственник по крови. А у Слейтера, кроме меня, таковых вообще нет. Так что я теперь владелец Кип. Надеюсь, я ничего не перепутал, мама?

У смертельно побледневшей Эллен перехватило дыхание. Ноги подогнулись. Не упала она лишь потому, что инстинктивно обхватила руками столб.

«О Боже! — мысленно прошептала она, — О Трэвис, милый мой, бедный мальчик, ты так и не сумел довести дело до конца. Ты опять дал ему уйти!»

В голове шумело. Перед глазами все расплывалось. Эллен боялась, что в таком состоянии может произнести вслух то, о чем думает.

— Джесс! — позвала она. — Джесс! — закричала еще громче, неуверенно оглядываясь по сторонам. Только на Джесса сейчас и была ее надежда. Он всегда умел находить выход. Он знает, что надо делать, и сумеет исправить ситуацию!

Джесс появился в дверях практически в тот же момент. С искаженным страданием лицом Эллен бросилась к нему и обхватила руками.

— Джесс! Сделай же что-нибудь, Джесс! — простонала она.

Но Джесс сейчас видел только Трэвиса. Казалось, что сосуд, в котором многие годы копился гнев, лопнул, и ненависть разлилась по телу Джесса будто желчь. То, что Трэвис до мозга костей мерзавец, он знал уже давно, но никогда не думал, что этот негодяй когда-нибудь сам так выдаст себя и придет прямо к нему в руки. Отстранив Эллен, Д