Баку + Симона = ...

Гасанов Эльчин Гафар Оглы

 

Пролог.

На запыленной и вечно грязной улице Баку, столице Азербайджана рано утром седой дворник подметал улицу.

Фшик, фшик, фшик....

Он все сметал, весь мусор, который был собран кучей у бордюр.

Листья, обрывки газет, окурки сигар, мертвых птиц: чаек, ворон, удодов.

1.

Баку. 2565 год, август месяц.

Баку Сарайсою было 16 лет, он носил имя столицы Азербайджана, его так и звали: Баку, фамилия Сарайсой. Баку Али оглы Сарайсой. приземлился на своем желтом летающем автомобиле "Бэмри" у дворца "Колхоз".

Это был бывший дворец имени Гейдара Алиева, до этого дворец Республика.

Баку высоко роста, с большущим носом. Светленький, выхоленный, в рыжей курточке. Весь хрустел. Исключительный красавец. Его ждала девушка Симона, они учились в одном колледже в центре Баку.

Два слова о Симоне. Зеленого цвета волосы, большое тело с мальчишескими бедрами, привлекательная осанка, сдержанные движения, любила есть персики, это был ее собственный стиль.

Симона была какая то пушистая, резвая, носила вечно черные бархатные туфельки, надувала губки, переливалась ямочками.

Хотя центр уже находился не там, как это было принятом раньше, то есть, кинотеатр Низами или приморский бульвар.

Сейчас центр Баку находился в 9 микрорайоне.

Дома с американскими верандами, ступени белые, деревья красные.

Город Баку уже изменился, он носил форму булавы, большой иглы, чтоб отпугнуть неприятеля. Это были цель и значения главного города страны. До сих пор враги за рубежом хотят оккупировать земли Азербайджана.

Но столица Азербайджана в самом деле изменилась. Легковые машины и такси были воздушными, транспорт принципиально в небе. Белые автобусы пролетали мимо высотных зданий, еще выше летали легковушки и дорогие авто с крыльями.

По земле ходили люди только в парке, целовались молодые парочки, и бегали только собаки, да и они уже не лаяли, как двести лет назад. Они жалобно скулили.

Хотя в Баку был парк, там ходили старики, которые напрочь отказывались летать на машинах. Надоело им, хотят по земле ходить еще.

Каспийского моря уже не было, оно умерло, на его месте был огромный карьер, он пропах кислотой и краской.

Там был здоровенный ресторан, они присели за столик, стали ждать официанта. Черноусый официант подъехал на велосипеде, поглядел на гостей горилловыми глазами, распахнул длинный список напитков и яств.

- Красная маринованная капуста, соленые огурцы, красный перец, аджика, в маринаде баклажаны, помидоры, фаршированные чесноком. Проще говоря, все соленое, перченое. Такова нынче кухня Азербайджана.

Баку с Симоной кивнули головой, сели, стали слушать меню. Вдали был слышен странный отрывистый лай.

- А у вас есть квас? - спросила его Симона.

- Что? Квас? - в голосе официанта почувствовалось удивление, видать, тут не принято было заказывать квас.

Не получив ответа, он уехал, Симона заметила, что у него живот впалый.

- Ты любишь летучих рыбок? - спросил Баку внезапно.

Симона так посмотрела на Баку, словно ей неловко было сказать, что она действительно любит летучих рыбок.

- Да. А что?

- Да ничего! В общем, Симона, у меня идея, дикая идея!

- Какая же?

- Ты готова слушать?

- Да!

- Мы с тобой идем искать клад. Там много золота и бриллиантов. Платина, алмазы всякие, драгоценные камешки.

- А где это?

- В Гобустане, у старого моря. Моря же нет! Это приполярный район Апшерона. Вот там, у пятой параллели и зарыт клад.

- А ты откуда знаешь?

- Завещание нашел, это длинная история. Помни, что клад ищут только молодые, они всегда видят жизнь впереди, только совсем старые видят жизнь позади. Среднего возраста так заняты насущными делами, что ничего не видят. Теперь давай подкрепимся. Нас ждет длинный путь.

Через минуту появился официант на велосипеде, принес солено - перченое блюдо нашим героям.

Баку с Симоной начали уплетать, чавкать, есть острые и горькие кушанья с высокого стиля быстротой. Симона лобзала кончиками толстых пальцев, театрально оборачивалась, раскинув тяжелые косы. Они сидели одни, только мимо проезжал официант на велосипеде, посмотрел на них, скривил рот, исчез.

- Хочешь, анекдот расскажу, - предложил Баку.

- Хочу.

- Идут значит вечером девушка с парнем мимо ресторана, девушка оглядываясь говорит: 'Так приятно пахнет'. А парень предлагает: 'Да милая тебе понравилось, давай пройдём ещё раз'.

Симона ждала, она готова была посмеяться вместе с Баку, - только ждет, - чтобы тот пригласил. Она все еще готова посмеяться, и знает, что сейчас они вместе посмеются.

Симона озарила свое личико золотой улыбкой.

- Симона, давай сначала заедем кой - куда, это рядышком с зарытым кладом, предложил Баку.

Симона кивнула в знак согласия.

Они прилетели в село 'Бекали', что у игрушечного вокзальчика, приземлились у домика, напротив которого был прекрасный сад. Проголодались, не плохо бы поесть.

- Давай сюда зайдем, здесь кажется живет моя знакомая, - Баку трепетно постучался в дверь.

Домик - дощатый, беленый, ужасный, потускневший от старости, скорее серый, чем белый.

Слегка раскрыв дверь, показалось лицо темноволосой женщины. Потом дверь распахнулась шире, оттуда вышла девушка лет 20 со сросшимися бровями, с балаганной фигурой в темно красной блузке.

- Баку, ты? Господи!...

- Тшшш...

- Ты что? Как ты нашел?

- Да сам не знаю... Мемина здесь, да? - у Баку стал пениться рот. Этот вопрос дался ему нелегко Он - или боялся худого ответа, - или так изождался этого момента и так хотел знать хоть что-нибудь - он побледнел.

- Да, но она сейчас у горки, она не знает, что ты ее брат.

- Ясно.

Они вошли в дом. Прихожую украшали гроздь дверных колокольчиков, сероглазое деревянное чудище мексиканского производства для туристов. Прямо тут же у большого окна располагалась столовая. В комнате бы пунцовый полусвет, воланы абажуров отражались в стеклянных столиках.

- Не плохо пристроилась, Роза, - сказанул Баку.

- Но обещай, что ты ей ничего не скажешь. Понял? Иначе она пойдет с тобой, а я этого не хочу, я ей пять лет посвятила. Душу вложила! Не хочу, чтоб она с тобой связалась. Обещай, Баку! - кричала Роза.

- Обещаю! Ладно, Роза, знакомься, это моя подруга Симона.

Девушки познакомились, присели на коврик, в бархатном углу комнаты, стулья уже давно вышли из моды. Началась клоунская болтовня, стали тараторить о том, о сем.

Посреди стола тахта со скатертью с винными пятнами. Комната была обычная, на стене висел заветный портрет покойного отца Розы. На полу валялся резиновый змей, рядом сливовые косточки. Роза пристально глядела на Симону своими аквамариновыми глазами.

Она дружила с Баку, они дружили семьями, родители тесно общались, Роза с Баку встречались пару лет, далее Баку ушел от нее, не зная, что у него есть сестра, Мемина. Родители Мемины умерли от ветра. Роза приютила сестренку Баку, к этому ее обязывала старосветская учтивость.

Роза была высокая блондинка, с серыми глазами, белокурые волосы распущенные на плечи, глазки сыщика, вечно рыщут, выходило забавно. Она своим подвижным ртом рассказала Симоне, как Баку ушел в Испанию, так и не увидев свою сестру Мемину.

Роза глядела на Баку, боялась его позывов, Мемина вот - вот должна была появиться.

Голова у Розы кружилась от такого визита Баку, Симона успокаивала ее, как могла.

Роза зашагала по комнате, выбирала слова, остановилась у окна.

- Мемина идет, сказала она.

Баку - если бы за ним в это время наблюдать, - заволновался.

Привстал было, - чтобы посмотреть в окно, - сел, - взял пепельницу, - повертел в руках... положил. Взял было стакан, - посмотрел на него, - поставил на место. Уставился на дверь.

Дверь открылась со скрипом, на пороге стояла пятилетняя бледная девочка. Взгляд исподлобья, косички, розовое платьице, ночная сорочка, сандалии, но в ее внешности было нечто бесстыдное, соблазнительное.

- Мемина, это Баку приехал, мой старый знакомый, - дрожащим голосом представила Роза гостя.

Мемина сделала шаг в сторону Баку, тот подошел к ней вплотную, представился:

- Привет Мемина, я твой брат.

- Баку! - воскликнула Роза.

- Я нашел тебя, милая сестренка! - взял ее за руки Баку. Он чувствовал себя Наполеоном.

- Я ничего не понимаю,...- хлопала глазами Мемина. В ее интонации преобладал иностранный говор.

- Баку, ты жесток, ты ж обещал, - кричала Роза.

- Мемина, наконец - то я нашел тебя, девочка моя. Я ничего не хочу и не прошу, я просто счастлив, что нашел тебя..., - он говорил бережно и благоговейно.

- Мемина, он хулиган и вор..., - вставила Роза своим глуховатым голосом, - Не слушай его.

- Можно я тоже скажу, - заявила Мемина. Все обернулись на нее.

- Уходите отсюда, я не хочу вас видеть, - она смотрела на старшего брата.

Баку сник, плечи опустились.

- Зачем так, Мемина? - Баку посмотрел на сестру мутным взглядом, сдерживая дрожь в руке.

- Так надо, - гордо заявила сестренка, опустив лиловатые веки.

Все это время Симона молча наблюдала за этой сценой. В комнате стало тихо, птички пели, по небу летели легковые машины. В тусклом свете змеились цветы в коридоре, запахло мокры мехом.

Баку с Симоной молча и тихо вышли из дома, воздух хлестнул их по лбу. Погода стояла солнечная, ясная, они сели в свою машину, Симона за руль, Баку устроился рядом, взлетели в небо, оставив сзади пушистую бурю песка.

Пролетев немного, Симона сказала:

- За нами хвост, кажется это Роза.

Их обогнал серый 'Додж', виражировав перед ними, встал рядом, вместе полетели. За рулем была Мемина. Чуть в стороне летало много машин, они как будто состязались, летели наперегонки.

Баку оживился, через стекло Мемина сделала ей знак, чтоб они приземлились за горкой.

Симона так и сделала.

Они спустились на зеленую лужайку, Баку выпрыгнул из кабины.

Перед ним стояла Мемина. От волнения у нее плечи ходили.

- Почему ты меня прогнала? - обратился он к ней.

- Мне тебя стало жалко, ты стал каким - то чужим и холодным. Я не таким тебя представляла...

- Какая ты стала красивая, Мемина...- он потер переносицу, чтоб не заплакать.

- Кто это? - указала она в сторону Симоны.

- Это моя девушка, а что?

- Куда вы сейчас направляетесь? Только честно!

- Идем искать клад, Мемина.

- Что? Клад? Какой клад?

- Хочешь, поедем вместе?! - пробор Баку наклонился в сторону.

- Хочу! - вскрикнула так, что из кабины машины на них резко обернулась Симона.

- Поехали! - обнял Баку свою сестру за плечи, они почти вприпрыжку направились к 'Бэмри'.

- Только предупредим Розу, а то нехорошо как - то...

Через минуты две в небо метнулся желтый автомобиль, повернул обратно в сторону дома Розы.

Роза их встретила на пороге, она все поняла, учащенно вздыхала.

- Сядем на дорожку, - кинул ей Баку уже с порога.

Все вошли в комнату. В комнате почему - то запахло краской, кислой капустой. У окна на стене висела гитара. Все присели где попало, кто на диван, кто на стул. Роза глянула на Баку.

- Баку, возьми гитару, сыграй!

Баку взял гитару, присел на табуретку, склонил голову на плечо, ударил по струнам. Заиграл, и в теплую пустоту и сумрак домика полилась тихая светлая музыка далеких дней. И припомнились другие вечера, и хорошо и грустно сделалось, и подумалось о чем-то главном в жизни, но так, что не скажешь, что же есть это главное.

Роза всплакнула, она вспомнили младшего братика, который умер 10 лет назад в Америке.

Роза вытирала слезы:

- Баку, сыграй что нить о Магомете.

'Эх, Магомет, Магомет,

В Америке видимо страшно,

Там нет папы, нету брата,

Там очень страшно, очень, очень...'

Через пол часа Роза глядела в небо, провожая глазами желтый 'Бэмри', она плакала, краем рукава вытирала слезы.

2.

Желтый 'Бэмри' приземлился в районе Гобустана, Баку выскочил из машины. За ним повылезали Симона и Мемина.

Баку поглядел на чертеж, почесал затылок.

- Кажется, здесь зарыт клад, - сказал он, указав на подгорье вдоль песчаной полосы. Рядом находилась старая метеорологическая станция.

Разбили палатку, стали устраиваться. Мемина сидела между ними и ней, заявила:

- Баку, а что там конкретно зарыто?

- Многое чего. Бриллианты, золото, алмазы, сказал он, горделиво откинув голову назад.

В разговор вмешалась Симона.

- А я слышала, что эти драгоценности были в моде в 21 веке. Они стоили уйму денег. Как ты думаешь?

Баку мотнул головой, предложил уложить вещи в палатку, достал лопатку, кирку, обозначил круг у большой трубы.

Через час Симона подносила зеленый чай в термосе для Баку, а тот развязывал узлы на веревке, бил по твердой земле длинной киркой.

Мемина зевала от скуки.

Симона ласково глянула на нее, ей было жалко ее.

'Напрасно мы ее взяли с собой, скучает милая', подумала Симона.

Опустим все это. Так прошел день. Баку усиленно и торжественно копал, выгребал огромные пласты коричневой земли, из недр выходили темно синие окурки папирос, цветные бумаги, виднелась приглушенная струйка воды. Чего только не было в земле: на глаза попадались большие пуговицы, огромная вилка, сломанная шкатулка, полированный паркет, потертые фотографии.

И вдруг его ломик уперся о железный бочок. Он дико огляделся.

- Ну, наконец - то!

Симона беззвучно подошла к нему, помогла выкопать темно розовый бочонок.

И что же там было? Баку раскупорил отмычкой крышку, пошла одышка, обернулся по сторонам. Мемина беззаботно сидела у 'Бэмри', волосы ее почему то стали солнечные.

Из бочка, из серой парчовой ложи вышли засаленные письма в кожаном пакете, их было очень много. Рядом лежала карта, где зарыт клад. Баку внимательно рассмотрел пунктиры на карте, поманил Симону рукой.

- Глянь, Симона, это наш курсив, карта, по ней мы будем двигаться к месту, где очень много золота. Там золотые горы.

- А это что? - спросила Симона, указывая на пожелтевшие и влажные письма.

- Это письма, написанные в 21 веке. Сейчас посмотрим.

Баку с Симоной аккуратно разложили письма, стали читать.

Это были письма детей 21 века, дети обращались Богу.

Вот они.

....

- Здравствуй, Господи. Как у Тебя дела? Как живешь? Как здоровье? Ходеш, Москва.

- Когда кончатся издевания надо мной в классе? Омер, Баку. Если Ты устроишь конец света, кто ж на тебя будет молиться? Бдикат, Сумгаит.

- За что Ты наказываешь добрых людей? Фелисия, Ашхабад.

- Вообще-то я не верю в Тебя. Вот скажи, почему люди не видят Тебя? Бимур, Тифлис.

- Кто дует ветер? Шабат, Баку.

- Синее небо, Господи, это когда у Тебя хорошее настроение? Надежда, Астана.

- Куда уходит время? В седину? Сфират, Сочи.

- Люди так страдают на Земле, неужели в Твоем аду еще хуже? Седер, Тегеран.

- А другие страны Ты обслуживаешь? Эрец, Тель - Авив.

- Лимонад - это детская водка? Цахал, Баку.

- Ну, хорошо, Господи, меня родителям принес аист, а для него кто делает нас? Кохба, Уфа.

- Почему люди женятся и выходят замуж, если мы все братья и сестры? Славин, Баку.

- А какое у Тебя образование? Зайгон, Ростов.

- Как Ты полагаешь, что жалостливее: "Подайте ради Христа" или "Подайте ради Бога"? Моша, Ставрополь.

- Я понял, что Ты самый главный на Земле, хоть и живешь на небе. А Тебя не переизберут? Гиюр, 5 класс.

- Господи, а Ты маму слушал в детстве? Литвак, 6 класс, Баку.

- Что Ты делаешь, когда идет дождь? Мидраш, 7 класс, Ростов.

- А в детстве Ты дрался с ребятами или был тихоней? Шавуот, 5 класс, Москва.

- Я Тебя, конечно, люблю, но маму и папу больше. Это ничего? Дварим, 3 класс, Баку.

- Можно мне не умирать, а? Альбина, 5 класс, Ржевск.

- А вот свечи в церкви продают, - это Твой бизнес? Ваирка, 4 класс.

- А когда мама мне покупает что-то вкусненькое, это Ты ей подсказываешь? Галина, 3 класс.

- Когда будет конец света в Эстонии? Хизкий, 4 класс.

- Я прочитал, что Христос еврей, но он же Твой сын, так что - Ты тоже еврей? Абид, 3 класс.

- Господи, Ты хоть мой новый адрес знаешь? Ляля, 2 класс.

- С какого момента можно считать человека взрослым? Когда он не боится уколов или когда ему нравится Лейла? Фарик, 3 класс, Баку.

- Почему весной, когда вечером Ты включаешь на небе звезды и дуешь на Землю теплый ветер и вокруг тихо-тихо, мне иногда хочется плакать? Зарина, 3 класс.

- А демократия, это когда одни имеют все, а другие - все остальное? Гела, 9 класс.

- Как это: на все воля божья?! И на лето, и на мамину болезнь, и на войну? Марат, 8 класс.

- Все говорят, что в 2015-м году будет конец света. А что будет потом? Макс, 7 класс.

- Для чего мы живем? Алла, 2 кл.

- Вот когда человек умирает, кто решает, куда его отправить: в ад или в рай? Индра. 3 кл.

- Сколько Тебе лет, Господи? Валя, 2 кл.

- Ты бы хотел быть нашим? Сема, 3 кл.

- Тебе нравится, что творится на Земле? Андрей, 4 кл.

- У нас в парке подстригли деревья. Когда я спросил, зачем это сделали, мне объяснили, чтоб они лучше росли. Выходит, если я не буду ходить в парикмахерскую, то не буду расти, взрослеть, стареть и : не умру? Сережа,3 кл.

- Это точно, что все легенды о Тебе правда? Галя, 3 кл.

- У католиков один Бог, у мусульман - другой, у иудеев - третий, у лютерян - четвертый, у православных - пятый. Да сколько же вас там? Игорь, 4 кл.

- Ладно, Христос страдал ради людей, а ради чего страдают люди? Гриша, 4 кл.

- Господи, а где сейчас Христос, чем он занимается? Стелла, 2 кл.

- А когда на Земле стреляют, Ты что, не слышишь, Господи? Валера, 2 кл.

- Христос Твой сын. А Тебя он любит как папу? Рита, 3 кл.

- Почему люди вначале влюбляются, а потом тихо плачут? Андрей, 4 кл.

- Ну, хорошо, первую пару людей на Земле сотворил Ты. А как сделали третьего человека? Владик, 4 кл.

- Почему мир без нежности? Лена, 1 кл.

- У Тебя есть ум или Ты весь состоишь из души? Женя, 3 кл.

- А ведь первыми начали рожать мужчины - вспомни ребро Адама и Еву. Чем Тебе не понравилось это и ты взвалил такой труд на женщин? Зоя, 4 кл.

- Ты пишешь в Библии, что вначале было слово. Какое? Руслан, 1 кл.

- От какого существа появился кот? Лена, 3 кл.

- Ты не знаешь, помирятся ли мои родители? Катя, 2 кл.

- Тебе хорошо там? Артем, 1 кл.

- Что мне делать, мой организм никак не может долго отдыхать от пищи? Клавдий, 4 кл.

ГОСПОДИ, EСЛИ ТЫ УСТРОИШЬ КОНЕЦ СВЕТА, КТО Ж НА ТЕБЯ БУДЕТ МОЛИТСЯ?

- Чтоб Ты простил мне грех, надо вначале согрешить? Петя, 3 класс.

- Что первым делом сделал Христос, когда воскрес? Оля, 4 класс.

- Почему нищие просят милостыню около церкви, чтоб Ты отмечал, кто дает? Ира, 5 класс.

- Человеку нельзя есть мясо, а котлеты? Миша, 3 класс.

- Боженька, а душу Ты мне вложил мою или чью-то? Эмиль, 2 класс.

- Значит, если я правильно понял эволюцию, Ты создал Адама и Еву, а дальнейшие человек произошел от обезьяны? Михайло, 6 класс.

- Почему все люди должны любить Тебя? Ираклий, 7 класс.

- Почему Ты одним помогаешь, а мне нет? Филипп, 2 класс.

- А Твои ангелы ходят в школу? Васиф, 6 класс.

- Почему в мире существует зло? Лейла, 4 класс.

- Боженька, а если дал откусить "Сникерс" - это любовь? Рая, 3 класс.

- Зачем Тебе понадобилось выключать день? Наида, 7 класс.

- На сколько лет Ты старше Земли? Раиса, 8 класс.

- Ну, почему меня так легко провести? Яша, 5 класс.

- А откуда воздух поступает? Боря, 6 класс.

- А к другим планетам у Тебя нет раздражения? Ариф, 8 класс.

- Зачем мир круглый, а не квадратный? Фархад, 5 класс.

- Давай поговорим как мужчина с мужчиной. Тебе моя Аян нравится? Если 'нет', почему Ты сделал так, что я все время смотрю на нее, если 'да' - почему она на меня не смотрит? Рафик, 7 класс.

- О Аллах, а вообще-то ты есть? Фаик, 4 класс.

- Как Ты на небе живешь? Все ли у Тебя есть? Может, что надо? Фаина, 4 класс.

- А я есть на самом деле? Фуад, 6 класс.

- Чего Ты боишься показаться людям? Рима, 7 класс.

- Как там Тебе живется: хорошо, средне, плохо или хреново? Юля, 4 класс.

- Ну почему люди выпускают газы в атмосферу и портят небосклон? Альберт, 4 класс.

- Вот этот мир кончится и начнется другой? Агиль, 6 класс.

- Почему Ты живешь на небе, а не под землей? Алиса, 4 класс.

- Почему Ты такой - сначала плохой, а на другой день - замечательный? Ирэн, 5 класс.

- Ты не знаешь, где мой любимый папа? Диана, 4 класс.

- Ты что, воздуха невидимее? Рита, 6 класс.

- Аллах, что у меня было позади? Турал, 8 класс.

- До скольких лет я буду бояться грозы? Ася, 3 класс.

- Когда началась на Земле любовь? Амина, 8 класс.

- Ты можешь мне дать удачу и надувную лодку? Анзор, 5 класс.

- А какое Ты планировал будущее до нашей эры? Анастасия, 9 класс.

- Почему в школе не платят стипендию? Евгения, 7 класс.

- Ты создан на весь мир, или только на наш? Лала, 6 класс.

- Почему со мной никто не дружит? Это ты сделал так? Джахан, 7 класс.

- А как Ты появился на свет? Мурад, 4 класс.

- Как это, до того, когда еще ничего не было? Но что-то же было? Алена, 5 класс.

- Может, я могу Тебе чем-то помочь? Света, 3 класс.

- Скажи по секрету, любит меня кто-нибудь? Саша, 4 класс.

- Если Ты живешь на небе, почему солнце Тебя не сжигает? Марат, 5 класс.

- Откуда Ты за нами наблюдаешь? Руслан, 6 класс.

- А в Коране все правда? Ибрагим, 6 класс.

- А как Ты отличаешь женскую душу от мужской? По писькам? Вова, 1 класс.

- А что было сначала, Адам и Ева или динозавры? Яна, 6 класс

- Почему мы стареем? Томик, 6 класс.

- Что Тебе сделал мой папа, что ему так не везет? Зита, 8 класс.

- Почему Ты захотел создать Землю? Она тебе очень нужна? Джавад, 9 класс.

- Для чего Ты наблюдаешь за нами? Чтобы собирать информацию? Аскер, 8 класс.

- Ты добрый, но зачем надо, чтоб люди умоляли Тебя: сделай то, пошли это. Наталь, 8 класс.

- Знаешь, как стыдно быть ни за что бедным? Давид, 7 класс.

- А как Ты стал всемогущим? Кого - то убил? Зинаида, 4 класс.

- О Аллах, EСЛИ ТЫ УСТРОИШЬ КОНЕЦ СВЕТА, КТО Ж НА ТЕБЯ БУДЕТ МОЛИТСЯ? Ира, 5 класс.

- Всех людей Ты видишь? А может кого - то проморгал? Валек, 6 класс.

- Чего мне не хватает, чтоб Ты гордился мной? Алеша, 7 класс.

- Ну, а теперь Ты бы создал во второй раз человека? Эмиша, 6 класс.

- Я без вредных привычек. Что мне светит? Петр, 9 класс.

- Господи, давай дружить? Я боюсь тебя. Алеся, 4 класс.

- На Земле столько бед и страданий, чтоб людям не жалко было умирать? Микаэль, 9 класс.

- К Тебе ли идет наш мир? Может к кому - то еще мы направляемся? Адик, 9 класс.

- Какие бы Ты поставил мне оценки за жизнь? Замина, 5 класс.

- Это Ты высекаешь грозу? Чина, 4 класс.

- Болезни Ты дал людям для уколов? Гаджи, 6 класс.

- Куда уходят тени? Филон, 9 класс.

- Зачем Ты создал этот мир, Ты что, не понял, что будет такая заморочка? Мариша, 7 класс.

- Кто Тебя надоумил так себя вести с людьми? Сева, 5 класс.

- Как теперь живет мой папа? Сема, 4 класс.

- Почему у нас дома такая собачья жизнь, что ни одна кошка не приживается? Андрей, 4 класс.

- А у инопланетян тоже будет конец света? Лева, 6 класс.

- Пойду ли я когда-нибудь по тучам и облакам? Руфа, 5 класс.

- Почему у нас раны заживают, а у Тебя нет? Денис, 4 класс.

- Какое в жизни самое-самое последнее число? Света, 4 класс.

- Ну и почем фунт лиха? Анар, 8 класс.

- В разных книгах Тебя описывают по-разному. Где бы достать Твою фото карточку. Хоть допотопную? Стелла, 6 класс.

- А вот леший, Баба-Яга, домовой, феи - это из Твоего мира или из человеческого? Апо, 6 класс.

- Может, Вам там печально? Софа, 6 класс.

- Ну, вспомни, даже Змей беседовал с Евой. Ева, 6 класс.

- Зачем Ты сделал человека главным на Земле? Ниджат, 9 класс.

- Чужая душа потемки? Для Тебя тоже? Эльчин, 7 класс.

- Какая беда докричится до Тебя? Арзу, 7 класс.

- А атеисты у тебя что-нибудь просят? Борат, 10 класс.

- А мы не игрушки Твои? Ахад, 10 класс.

- Так кто же создал человека: труд или Ты? Мумик, 9 класс.

- Почему Ты людям все прощаешь, а учителя - нет? Лелик, 6 класс.

- За что мы стареем? Илья, 10 класс.

- Отец Всевышний, почему Ты ко многим людям, как отчим? Витя, 10 класс.

- Почему многие люди такие несолнечные? Алла, 8 класс.

Дети пишут Богу. М.Дымов

- Кто Тебя надоумил так вести себя с людьми? Кулик, 7 класс.

- Там у Тебя красиво или нет? Стоит к тебе придти? А? Галина, 6 класс.

- Как добывают деньги? Подскажи, а? Ляля, 8 класс.

- Какие лакомства Тебе нравятся? Айдын, 6 класс.

- На каком языке говорят души? Зюзя, 5 класс.

- А нельзя не рождаться? А то что - то я уже устал жить. Гамд, 9 класс.

- Что нужно сделать с животным, чтоб они попали в рай вместе с нами? Эгон, 7 класс.

- Если у меня что-то болит, это значит, Ты на меня сердишься? Гога, 8 класс.

- Почему луна такая рябая? Оксана, 9 класс.

- Какой марки у тебя машина? Божественная? Муса, 2 класс.

- Не вредны ли фрукты с кладбища? Замиг, 6 класс.

- Слава Тебе жить не мешает? Степа, 7 класс.

- Если человек во сне смеется, это с ним ангелы играют? Вафа, 5 класс.

- Не скучно Тебе быть всегда правильным? Отар, 7 класс.

- Сколько верующих среди верующих? Артур, 10 класс.

- Мама сказала, что я во сне плакал. Ты не помнишь, о чем мы с Тобой говорили? Валик, 5 класс.

- Правда, что для Тебя нет мертвых? Лада, 6 класс.

- Зачем Ты сотворил розы, а в них колючки? Может все прекрасное колется? Зина, 7 класс.

- Почему Ты сотворил мир таким, что когда мама порвет колготки, она плачет? Вита, 3 класс.

- Когда меня не будет, я себя буду видеть? Орхан 8 класс.

- Зачем Ты стираешь по утрам с неба звезды? Оля, 6 класс.

- Разве счастье положено не всем людям? Руслан, 8 класс.

- А луну Ты сделал, чтоб люди влюблялись? Павел, 6 класс.

- Вчера я прочитал, что умерла газета. Куда Ты направишь ее душу? Санек, 5 класс.

- Зачем Ты придумываешь нам нужду? Галина, 7 класс.

- Сколько нужно совершить на Земле подвигов, чтоб попасть в рай? Гриша, 8 класс.

- Как стать воспоминанием? Миша, 9 класс.

- Ты директор погоды? Нонна, 2 класс.

- Можно, я буду Тебе иногда сниться? Валера, 3 класс.

- Может ли хватить детства на всю жизнь? Марк, 2 класс.

- В каком виде Ты живешь? Эрик, 4 класс.

- Там у Тебя красиво или нет? Сархан, 2 класс.

- Время - это что? Нина, 3 класс.

- Какие лакомства Тебе нравятся? Зюба, 2 класс.

- На каком языке говорят души? Рая, 4 класс.

- Вот когда меня еще не было, Ты знал, что я буду? Леня, 4 класс.

- А нельзя не рождаться? Света, 9 класс.

- А не было с Тобой так: кто-то Тебе симпатичен, но он не смотрит в Твою сторону? Оля, 4 класс.

- Какой марки у тебя машина? Божественная? Кузя, 10 класс.

- За что я родилась некрасивой? Катя, 4 класс.

- Не скучно Тебе быть всегда правильным? Бахар, 7 класс.

- Сколько верующих среди верующих? Зоя, 4 класс.

- Мама сказала, что я во сне плакал. Ты не помнишь, о чем мы с Тобой говорили? Анар, 3 класс.

- Правда, что для Тебя нет мертвых? Лада, 4 класс.

- Зачем Ты сотворил розы, а в них колючки? Может все прекрасное колется? Зина, 3 класс.

- Где спят сны? Алик, 2 класс.

- Сделай, пожалуйста, так, чтоб и после смерти всей нашей семьи мы на том свете были вместе. Маме без нас и в раю будет ад. Саша, 4 класс.

- Включи, пожалуйста, солнце, а то у нас дома отключили отопление и бабушке холодно. Рая, 3 класс.

- Я хотела бы, чтоб Ты меня уважал Жанна, 6 класс.

- Сделай так, Господи, чтоб во всех подвалах и контейнерах бомжи были аккуратными. Ты что, не видишь их? Элеонора, 4 класс.

- Дорогой Бог, прошу Тебя, сделай так, чтоб, начиная от бабушки и кончая слонами, все были счастливы, сыты и обуты. Тоня, 2 класс.

- Боженька, пусть я буду жить столько, сколько хочет мама. Самира, 1 класс.

- Дай здоровья, счастья маме, бабушке, дяде Феде, дяде Саше, дяде Боре и другим моим папам. Никита, 2 класс.

- У меня недавно украли двадцать копеек. Сделай так, чтоб тот, кто их украл, потерял их, а я бы нашел. Он, конечно, взвоет, пожалуется Тебе на свою судьбу, и мы будем знать, кто вор. А потом мы с Тобой ему врежем за грех. Твой Амир, 4 класс.

- Господи, я Тебе благодарна за все, что Ты мне раньше делал. Но помоги мне сейчас. Моего папу посадили ни за что в тюрьму, и теперь он уже сидит 8 месяцев. Я жду его все время. Если бы у меня была возможность, то я бы его освободила. Я тебя очень прошу, помоги мне. Это самая большая просьба. Потом я беспокоить Тебя никогда не буду. Даже если случится умирать. Ира, 4 класс.

- Я бы попросила ума моим родителям, а то они меня совсем не понимают. Надя, 7 класс.

- Я бы хотел, чтоб Ты стал моим папой. Машину бы купили. 'Ниссан - Максима' Володя, 6 класс.

- Я бы попросил Тебя, наберись любви, терпения. Остап, 7 класс.

- Ну, пришли мне мешок денег. Ведь заповедь гласит: возлюби ближнего своего, оно тебе вернется во сто крат. Подсчитай, сколько Ты на этом заработаешь. Шурик, 4 класс.

- Дай мне палочку-выручалочку и я от Тебя отстану. Гарик, 8 класс.

- Сделай, чтоб у меня был хороший почерк, тогда я напишу нормально контрольную, да и Тебе же легче читать мои письма. Соня, 2 класс.

- Прошу Тебя, Боженька, сделай так, чтоб мама никогда не ела таблетки. Нармина, 3 класс.

- Я бы хотел, чтоб не было машин, автобусов и всех транспортов. И было всегда тепло, светло и чисто. Дима, 3 класс.

- Пожалуйста, сделай жизнь проще. Павел, 4 класс.

- Вообще-то я у Тебя хотел попросить много чего. Ну, например, не учится. Максим, 4 класс.

- Уважаемый Всевышний, сделай так, чтоб руки и ноги были вечно чистыми. Боря, 4 класс.

- Покажи мне тихонечко хоть одного ангела. Рая, 2 класс.

- Устрой, пожалуйста, чтоб мне до старости давали карманные деньги. Олег, 6 класс.

- Верни мне маму. Роман, 1 класс.

- Сделай так, чтоб во второй жизни я родилась во Франции мальчиком. Кира, 4 класс.

- Пусть меня полюбит та, кто мне нравится, а я за это на ней надолго женюсь. Вася, 8 класс.

- Господи, я хочу умереть не больно. Таня, 4 класс.

- Хорошо бы, чтоб у меня был бизнес-папа. Эдик, 5 класс.

- Милый Боженька, забери меня обратно, здесь так скучно. Вася, 2 класс.

- Отведи меня в рай. Женя, 7 класс.

- Умоляю, сделай так, чтоб мама всегда давала папе сдачу. Игорь, 5 класс.

- Чтобы я хотел попросить у Тебя? Да Ты сам все знаешь. Алик, 4 класс.

- Изуми меня, Господи. Артур, 3 класс.

- Говорят, что человек возвращается на землю в виде кого-то. Сделай, пожалуйста, так, чтоб я вернулся на землю в виде моей собаки, а она в виде меня, и мы опять будем вместе. Алеша, 4 класс.

- Устрой мне жизнь долгую и смешную. Ольга, 2 класс.

- Хочу на Землю которою сотворил Ты, а не люди. Андрей, 4 класс.

- Когда я умру, не хочу ни в рай, ни в ад. Хочу к Тебе. Вера, 8 класс.

- Испари мои грехи. Толик, 7 класс.

- Давай встретимся до смерти. Это же интереснее. Юра, 8 класс.

- Не для себя прошу, для человечества. Сделай, пожалуйста, так, чтобы все на свете жили хоть на 11 лет больше, чем полагается. Ахмед, 9 класс.

- Я бы хотел стать волшебником. Слабо? Афик, 8 класс.

- Покажи, как Ты меня любишь. Эрна, 3 класс.

- Хотел бы попасть к Тебе домой в гости. На недельку. Алена, 1 класс.

- Верни моих родителей в детство, я бы с мамой дружил, а отчима отметелил. Гоша, 4 класс.

- Я бы хотела, чтоб мой день рождения был не раз в году, а пять. Не из-за подарков. Просто больше раз я бы видела папу. Нора, 2 класс

- Хочу тихой спокойной старости. Юра, 8 класс.

- Когда я Тебя увижу в первый раз, Господи, то ничего просить не буду. Ты подумаешь, какой скромный мальчик, и подаришь мне 'Джип'. Паша, 4 класс.

- Ты обещал защищать слабых, обиженных, что-то я это не чувствую. Рома, 5 класс.

- Чтобы, когда я иду в магазин, мне там бы давали правильно сдачу. Сеня, 2 класс.

- Господи, подай ради Аллаха хоть чего-нибудь. Вахид, 4 класс.

- Сделай, чтоб у всех бедных была своя пекарня. Надя, 5 класс.

- Не засчитывай в жизнь время, потраченное на молитвы. Надо же соображать. Янис, 6 класс.

- Дай мне, пожалуйста, беременную куклу, тогда через 9 месяцев у меня будет кукла и куклята. Маша, 2 класс.

- Открой нам нас. Рустам, 4 класс.

- Раздай всем людям доброту. Катя, 2 класс.

- Я попросил бы у Тебя ботинки. Саша, 2 класс.

- Сделай так чтоб человеку при рождении выдавали запасные детали: ноги, руки, письки и другие жизненно важные органы. Юра, 3 класс.

- Спаси меня от Дня Суда. Миша, 2 класс.

- Хочу, чтоб Ты был у меня хороший. Настя, 2 класс.

- Хочу полежать на облаке. Вагиф, 2 класс.

- Хочу, чтоб Ты жил на Земле. Рауф, 3 класс.

- Хочу, чтоб у нас исчезли все долги, тогда можно будет одалживать. Олег, 6 класс.

- Давай договоримся, Господи, я верю в Тебя, Ты - в меня. Ляля, 2 класс.

- Спаси наши души от инвалидности. Изя, 4 класс.

- Помоги мне обуздать тягу к Наталье Николаевне. Ведь она старая. Ваган, 2 класс.

- Если Ты найдешь мою варежку, прошу вернуть. Только честно. Илаха, 3 класс.

- Усынови меня, а когда Ты будешь стареньким, я подам Тебе стакан воды. Яша, 2 класс.

- Следи за мной внимательнее, чтоб я чего-нибудь не вытворил. Бекир, 1 класс.

- Сделай из меня супермена. Только не говори, что надо тренироваться, ежедневно бегать, по утрам делать зарядку. Это все я каждый день слышу от отца. Моня, 4 класс.

- Дай мне личную молитву. Игорь, 3 класс.

- Мой папа работает моряком, пусть волны будут добрыми к нему. Катя, 3 класс.

- Ведь Ты же есть в каждом человеке, так что, пожалуйста, расскажи ей, как она мне нравится. Сам я стесняюсь. Коля, 5 класс.

- А можно, чтоб в классе каждый день был цирк? Юра, 2 класс.

- Отпусти меня на час в детство, там живет Катя из нашего садика. Артем, 2 класс.

- Я хотел бы, чтоб последние люди стали первыми. Толик, 2 класс.

- Два года назад Дед Мороз подарил велосипед, но я из него вырос, мне нужен побольше. Ты же богаче Деда Мороза. Роберт, 3 класс.

- Господи, а моя мама опять плодоносит. Игорь, 4 класс.

...

Баку с Симоной сидя на зеленой траве, долго рассматривали, изучали письма детей, мельком глядели друг на друга.

Наконец Баку привстал, отряхнулся, поглядев в небо, изрек:

- Знаешь, Симона: искони все люди обращаются к Богу, думают о Нем. Все свои поступки увязывают только и только с ним.

Когда побеждают, благодарят Бога, когда проигрывают, проклинают его, или же, жалуются ему. Все что ни случается с людьми, они приписывают Аллаху. Человек летал, плавал, ездил, влюблялся, работал, путешествовал, встречался, танцевал, рисовал, писал, мечтал, любил - и все это он делал ради Бога. Ради Аллаха держат пост, пытаются услужить Ему, творят добро те, кто верит, творят зло те, кто не верит. Всевышний же беззаботно, с улыбкой глядит сверху вниз на нас, говорит лишь два слова:

- О - о люди!

3.

Баку с Симоной были чрезвычайно поражены, рядом с кладом оказались письма детей, где были обращения к Богу.

Понурив голову, они прогуливались по кварцевой земле, по поросшему мху, вдыхая сухой ветер пустыни.

Впереди показалась высокая старая башня. Стены башни покрыты мхом, лианой, там никто не жил. Внутри башни винтовая лестница, она вела к самой вершине, к 30 этажу этого строения.

Наши путники приземлились у башни, дышали воздухом.

Мемине понравилась башня, она по несколько раз поднималась, спускалась на крышу башни, резвилась, кричала сверху Баку и Симоне.

Последние улыбались ей в ответ. Но скоро случилось непредвиденное. После трех дней привала на апшеронской земле начался ветер, его уже не было тут давно. Камыши и деревья рвались в разные стороны, ветер гудел как заводская труба.

Мемина почувствовала себя худо, скорбела, тихо жаловалась на головные боли, поднялась на верх, и оттуда прыгнула вниз, успев крикнуть Баку:

- Эх - эй!

Баку остолбенел, Симона замерла от ужаса. Мемина скончалась тут же, на месте.

Похоронной процессии не было. Ныне нигде не было кладбищ и надгробий. Такое положение наступило в 23 веке.

Баку помрачнел, по его телу бежали невыносимые мурашки. Симона сдержанно всхлипывала.

Раньше умерших закапывали, теперь же тело испарялось на глазах, превращаясь в белую птицу. Легко, как по маслу.

Но превращение тела в птицу было не сразу, вначале происходил небольшой взрыв, сверкала молния, раскачивались деревья, в небе метались странные тени и огни, повсюду дым. Лишь после этого наступало превращение.

Вот и Мемина преобразилась в беленькую чайку, взмахнула крыльями, упорхнула вверх.

- Это лучше, что было лет триста назад. Это душа, - горько выдавил из себя Баку, указав в синеве неба на чайку. - Такой смерти никто не побоится. Это лучше, чем гнить под землей.

Чайка в небе странно крякнула, описала дугу. Это была тень руки отца Баку. Баку и Симона до конца проводили взглядом чайку, надолго задумались. Они стояли перед белой стеной башни как призраки смерти. Баку достал плитку шоколада, рассмотрел ее, хотел было откусить, потом раздумал, убрал в карман.

- Да, Баку, для землян наступили хорошие дни. Теперь я смерти не боюсь, - подтвердила Симона с увлажненными глазами. - Лучше парить в воздухе, чем лежать в одиночестве.

- Ощущение смерти для червяка и великана одинаково. Человек не боится быть мертвым, но он боится умереть. Что будет через триста лет, нас не интересует, хотя мы прекрасно знаем, что нас не будет в живых. Но мы боимся перехода из жизни в смерть, а это продолжается всего лишь несколько секунд, - глаза его скользнули по губам Симоны.

Баку неохотно поплелся к машине. Симона последовала за ним.

- Хочу увидеть водопад, это на границе с Россией, у Дагестана, поедем? - любезно предложил Баку. Та кивнула головой взнак согласия.

Желтый 'Бэмри' метнулся в воздух, полетел на Север.

- Останови машину, - приказала Симона.

- Зачем?

- Приземлись, я хочу поцеловать тебя, - гордо скомандовала Симона.

Баку посмотрел на нее так, будто видел ее впервые.

Машина спустилась на землю, к розовым скалам, с грохотом притормозила. Они не вышли на воздух, сидели в кабинке машины.

Симона пристально глядела в глаза Баку, тот не отводил взгляд.

Они цепко всматривались друг другу в ротик, скользили глазами по щекам, издавая слабые стоны.

Они глазами затрагивали чувствительные струны низменной плоти. У Симоны была чудесная кожа, молочная, белая, без изъянов.

В современном мире целовались без контакта, на расстоянии.

Так продолжалось минут 10, потом наши герои продолжили свое путешествие на север страны.

4.

В 7 часов вечера они прибыли в район Закатала, тут же спустились к коричневому домику у высокого черного ската.

Во дворе домика верандовая качалка, колодец, рядом стояла белого цвета летучая машина 'Норд'. Из дверей дома пробивался слабый луч света.

Гостеприимство потеряло свое значение, все летели в гости к совершенно незнакомым людям без предупреждений.

Баку с Симоной вошли за калитку, двинулись во двор, прошли к дому. Веяло знойным душком, как бы морем, хотя моря не было вообще, тем более тут. Воздух в горах разжиженный, но этого не чувствовалось, тут во дворике было что - то не так.

Их встретил мохнатый мужик лет 40. Высокий, глаза хищника, глаза наполненные водой, будто из чистого горного озера. сутул, взгляд хоть и открыт, но чем - то был напуган. Физиономия напоминала лицо падающего коршуна с глубокой вмятиной на лбу. Это был индеец, пришелец из Южной Америки, из племени Буа - Чуа, ему нравился Азербайджан, решил он здесь пожить. По его мнению, легенда гласит, что мир начался вращаться именно отсюда, с этой, азербайджанской земли началась земля. Звали его Ариэль, известный в этой округе.

- Здравствуйте, милые мои! - он поздоровался с ними по английски, одним взмахом улыбки.

Баку улыбнулся на его приветствие, Симона, словно голубка, смотрела на свои ноги, робко утутюживая свою блузку, прикрывая пляжную изнанку.

- Колодезной воды, соленого чеснока, или зеленого чаю? - предложил им мужчина, скосив глаза.

- Нам бы переночевать, а завтра хотим к водопаду полететь, - ответил Баку, у него разболелся зуб.

- Без проблем, милые гости! Располагайтесь, дом к вашим услугам. А я пока займусь хозяйством, - сказал со смехом бородатый хозяин, прошел к задней части домика, где наши путники заметили белый сарай, построенный в готическом стиле.

Взошли и воссияли звезды. Ночь налилась тишиной.

Баку и Симона вышли на воздух поглядеть на луну. Услышали шорох за домиком, он донесся со стороны сарая. Потом стукнула рама, потом треск, гулкое дверное бухание. Они энергично прошлись к окну, прильнули лицом к стеклу.

В холодной полутемной комнате Ариэль в черном халате в рукавицах с профессиональной ловкостью подвешивал птиц на досчатой стене головой вниз. На большом железном столе был изрядный урожай мертвых птиц: чайки, голуби, воробьи, коршуны. Ариэль сбивал, стрелял птиц, убивал их, потом, собирая в мешок, приносил сюда, к себе домой, и тут он начинал проводить операции. С удовольствием выкорчевывал им печень, сердце, нутро, по полу разбросаны перья, на столе застывшая кровь. Он посветил фонариком нутро чайки, подошел к умывальнику, вымыл руки, присел на край стула пить чай. Потом издал звучный голос, выпустил пар, подошел к столу, стал обрабатывать коршуна.

Рядом на плите сковорода, он подошел к огню, с целлофана высыпал сердце и печень коршуна на сковороду, стал жарить потроха птиц. Готовился плотно и толково поесть.

Баку с Симоной были поражены увиденным. Сердце Симоны на миг

сжалось в острый комок; раздулось, бухнуло.

И в этот момент Баку вмесите с ней ворвался в комнату. В дымчато - розовом помещении пахло смрадом. В дальнем углу на стеклянных полках стояли ветхие книги, рядышком белый громоздкий ларец.

Увидев их, Ариэль чуть не свалился на пол.

- Что - о!...Вы тут?...- он медленно полуприсел.

- Да, мерзавец! - злостно вскрикнул Баку. - Ты значит убиваешь птиц, а ведь это души людей, ублюдок! Да как ты посмел, ванна поноса!

- Кто вам дал права заходить сюда...- пытался было возразить Ариэль.

- ...Ты сию же минуту уберешься из этих мест, иначе я сдам тебя в полицию! - неистово кричал Баку, подобрав с пола тесак. - Ты что, не боишься, что души этих несчастных птиц восстанут?! Ты же гореть будешь в аду!

- Перестаньте...

- Уберите всех птиц отсюда, закопайте где нибудь в стороне, - предложила Симона.

Баку стал кричать, его рот двигался, но он как бы охрип, губы двигались беззвучно. Симона прикусив нижнюю губу, поглядела на него, ее брови полезли вверх. Баку указал Ариэлю на дверь.

Ариэль кивнул головой в знак согласия, послушно собрал всех птиц в серый мешок, крадучись вышел из дома, будто повторял театральную сцену. С мерзким и жалким видом направился к выгребной яме за холмиком у сосняка. Был слышен его приглушенный смех.

Квартиранты проследили за ним, пока он не исчез за поворотом.

- Грустно как стало, Баку, - процедила сквозь зубы Симона.

- Н - да..., пошли спать, - фыркнув, ответил Баку.

Потом все смолкло, стало тихо. Баку с Симоной долго не могли заснуть, на столе с особым изяществом горели свечи. Рядом книжка - комикс Гасанова.

Под утро поднялась райская буря, метель, говорят, такого тут не было давно. Полил мощный ливень, потом град, ветер рвал деревья. Сущее тропическое начало, будто происходила ужасная катастрофа.

Лишь через три часа погода устаканилась, небо просияло, солнышко взглянуло.

Ариэль так и не появился.

Баку с Симоной стали собираться к водопаду, Баку искупался, но услышав крик Симоны, выбежал на веранду с мылом в ушах. Симона с растрепанными кудрями хлопала ресницами, показывала вверх, кричала. А там, на небе стаи птиц, они летели очень низко, почти касались головы людей. Они стукались друг об друга, перекрывая свои же движения, неслись дальше. Странно щебетали, кричали, птицы были разные: чайки, вороны, лебеди, орлы.

Лица птиц были отчетливо видны. И все они лицом напоминали Ариэля. У всех птиц одно и тоже лицо, одни и те же глаза, подбородок, надбровные дуги, и у всех на лбу вмятина. Все птицы лицом смахивали на Ариэля. Воздух был мускатным, деревья как бы погрузились в тайну. И небо стало каким - то малиновым, в клеточку. Это действовало волшебно.

- Этого не может быть, Баку! Смотри, они летят близко, как они похожи на этого гнусного Ариэля! Так не может быть! - кричала Симона, указывая на чайку, пролетевшего совсем близко. Она тряслась от липкого озноба.

- Почему не может?...Очень даже может, - ответил Баку.

5.

Когда Баку с Симоной прибыли на водопад на своем летающем 'Бэмри', их по пути на воздухе обогнал синий 'Хашат'.

За рулем сидел парень лет 18, он сделал жест Баку, означающий, 'спускайся, есть разговор'.

Симона хлопала ресницами, ничего не понимая.

Баку приземлился, выскочил из кабины на рыжий песок, за ним последовала Симона.

Перед ними синим блеском сверкал двукрылый 'Хашат'. Сзади красивый пейзаж водопада. Воздух свежий и прохладный. Брызги воды касались их лиц.

Хозяин 'Хашата', высокий блондин в узком жакете, гладкий, матовый парень аргентинского пошиба. Облик у него был легкий и стремительный, глаза яркие, в них летала усмешка. Крылом торчал испанский гребень в крутой волне волос - черных с атласным отливом.

Он вплотную, фасонисто подошел к Баку.

- Эй, мальчик, эта девочка мне нравится, давай, дуй отсюда! - нагло заявил парень, бросив на Симону холодный взгляд оценщика.

Баку с Симоной опешили от такого хамства.

- Зачем, к чему бы это..., - пытался возразить Баку.

В этот момент его соперник презрительно фыркнул, он был холоден как мрамор. Неожиданно мелькнули его снежные глаза, и он издал душераздирающий крик с сторону Баку, тот упал как палка.

Ныне мужчины дрались на расстоянии, как тибетские монахи.

Они уже не пускали в ход кулаки, стояли теперь друг против друга в метрах пяти, издавали крики, при этом выпуская энергию.

Баку привстал от сильного воздушного удара, подошел к Симоне, она дрожала как кукла - балерина:

- Девочка, иди к дому Ариэля, встретимся там, лады?

- Зачем? Пошли вместе. Я боюсь, пошли...

- Иди я сказал! - грозно топнул ногой Баку.

Симона взобралась в 'Бэмри', уселась за руль, завела мотор, понеслась в небо, испарилась в белых облаках, похожих на крем для бритья.

Баку с соперником проводили взглядом желтую машину, и вдруг Баку неожиданно сделав выпад рукой вперед, крикнул так резко, чуть не лопнула грудь:

- Яа - кха!

Соперник упал спиной на липкую землю, но быстро очухавшись, встал в позу боксера, зажмурившись, огненным ртом издал характерный крик каратиста:

- У -аа-а-а!

Замечу для читателя, что все эти магические крики происходили на расстоянии, без контактов, они даже пальцем не касались друг друга.

Аналогичные крики сотрясали гору. Минут 10 продолжалась эта крикливая драка, после чего высокий соперник Баку издал невероятный крик, Баку схватился за левый глаз, рухнул на влажную зеленую траву, начал биться в конвульсиях.

Его соперник отступил назад, хотел приблизиться, передумал, забежал в свой 'Хашат', улетел прочь. Больше его никто не видел.

Через пол часа Баку придя в себя, Баку ощутил боль в левом глазу. Он пощупал свой глаз, ужаснулся: его не было. Вместо глаза большая вмятина, ямка. Баку придерживая ладонью глаз, с одышкой подбежал к стоячей воде у белых камней, взглянул на свое отражение. Его передернуло, левого глаза не было, одна серая яма.

Внутриглазная жидкость и плазма крови вытекли полностью, хрусталика не было, роговица покрыта плотной соединительно-тканной оболочкой - склерой, глазодвигательные мышцы отсутствовали. Лишь веки рефлекторно сжимались.

Но глаз не болел, просто его не было, зрачок подергивал, лицо обезображено, что же делать? Страшная, ужасная, жуткая травма!

В таком состоянии показываться на глаза Симоне нельзя никак! Какой безжалостный мир! Внезапно знакомым

ужасом пахнула на него тишина. Кружева ветвей в эмалевом воздухе стыли, как в страшной сказке. Странными игрушками показались ему и деревья, и узорные тени.

Прикрыв платком глаз, стал он осторожно, но поспешно спускаться вниз, в поселок.

Проходя по извилистой дороге, заметил магазин, поспешил туда.

Его приветливо встретила накрашенная продавщица в белом, Баку заметил на витрине черные солнечные очки, купил их, аккуратно положив монету на прилавок.

Надев очки, он немного пришел в себя. Но в любом случае даже сейчас идти к Симоне не имело смысла.

Поэтому, не предупредив Симону, он направился на авиастоянку, сел в белый 'Тодд', подняв искристую пыль, улетел в столицу Азербайджана.

Дома он переоделся, но не умылся, просидел у себя дома целых два дня, скрывался от всех, его сотовый телефон размером в большую пуговицу гремел, звонила Симона, но он ей не ответил, рассматривал себя в зеркало. Он ощущал в теле ноющую ломоту. Ему почудилось, что бумажные ленты скользят у него по лицу. Тонко шуршат и рвутся.

Слабо щупал свою глазную вогнутую впадину, боялся даже ерошить волосы на голове. За вечер выкурил двадцать сигар, принял три таблетки 'Фэри' для успокоения. Иногда высовывался в окно.

- Да - а...ужасно, ужасно! Вот что я вляпался, черт бы побрал этого идиота на водопаде, - кричал он в комнате, ходя из угла в угол.

Потихоньку он заснул. Проснулся посреди комнаты - проснулся от чувства невыносимого ужаса. Ужас сшиб его с постели. Приснилось, что стена, у которой стоит кровать, стала медленно на него валиться - и вот он отскочил с судорожным выдохом.

Утром на следующий день пришла Симона. Глаза ее опухли, были болезненно - заплаканными, она прорыдала весь день. Она колотила его дверь, он, отпахнув дверь, впустил ее, сам же забежал в ванную.

- Что случилось?! Почему ты избегаешь меня? - кричала она в дверь ванной.

- Сейчас я выйду, потерпи пока. Завари мне чай, - ответил ей он через прочно закрытую дверь.

Через пол часа он вышел в черных очках, в красном халате, в шлепанцах.

Симона пристально глядела на него. Они сидели за длинным табльдотом друг против друга.

- Зачем ты надел очки?

- Только держись, не падай. Хорошо? Тебе не будет страшно? - спросил он, пригнув к столу плечо.

- Нет, говори!

Симона сидела в пуховом кресле, Баку присел перед ней на корточки.

- Симона, в один миг я стал несчастным...- просопел он.

- Что случилось? Ты мне можешь объяснить или нет?

- Я подрался с тем идиотом, помнишь его?...

- Да, да! Дальше?

- Дальше то....дальше то,.....

- И!?

- Глянь..., - Баку снял очки, показал изувеченный глаз, и тут же надел очки обратно.

Симона прищурилась.

- Что это у тебя? - спросила она непослушными губами.

- Это он меня ранил, этот гад! - Баку так неестественно крикнул, что окна задрожали. - Теперь я стал несчастным из всех живых существ на свете.

- И все? А я думала что - то серьезное, - облегченно вздохнула Симона.

Баку опешил, обернулся резко на нее.

- Ты в самом деле считаешь, что тут нет ничего серьезного? - его лаковые башмаки задрожали.

- Да конечно, милый! Ты что? А я то думала что - то стряслось. Не переживай.

После этих слов она поднялась, упруго опершись на спинку стула.

- Я пошла к себе. Машину твою я оставила у окна, она в целости и сохранности. Приехала на своей.

Симона направилась к выходу. Баку машинально пошел за ней, но он еще стеснялся своего увечья. Очки не снимал. Симона вышла на порог, спустилась вниз, Баку поравнялся с ней.

Так они прошли по туманной улице к ее машине, которую она оставила у каменного забора в метрах 30 от дома Баку. Это был черный 'Жук'. Она села в него, заурчал мотор, Симона сквозь стекло взглянула на Баку. Он стоял в красном халате, в черных очках, в лакированных башмаках, не причесанный, усталый.

Он прильнул к окну машины, спросил ее:

- Симона, гляди, а ведь так, с черными очками мое увечье не видно. Разве нет? - его затрясло.

Симона чуть приподнялась, высунула головку наружу, крикнула:

- Баку, родной! Я все равно вижу, что у тебя лишь один глаз. Очки тебе не помогут.

После этих слов машина раскачалась взад вперед, она рванула с места, поднялась пыль, машина взлетела в воздух, мигая красными фарами.

6.

Но вскоре Баку с Симоной помирились, и вновь затея о поиске клада объединила их крепко.

Через пару дней после описываемых событий, Баку подлетел на своем 'Бэмри' к дому Симоны, и они вместе полетели в село Золотоград, там сосредоточилось все золото мира. Имя не имеет значения.

Баку и Симона не планировали раздобыть это золото только ради наживы, вовсе нет.

Они хотели своими глазами увидеть золотые горы и леса, золотые лужи и озера. Это был молодежный и спортивный интерес.

Было уже за полдень, и вот они после четырех часов полета прибыли в Золотоград.

Все сверкало на солнце желтым блеском, Баку зажмурился, Симона закрыла руками лицо.

Внизу в золотом городке жили люди, они рассыпались по всему лагерю. Розово желтые магазины, парикмахерские, скверики, кинотеатры, памятники, обувной заводик, все это было из золота с алмазными камнями, и все это добро наши герои разглядывали через стекло своей машины.

Они не могли поверить своим глазам, зрели живое и двигающееся золото, живой клад.

'Ах вот о каком кладе идет речь?' - подумал Баку. 'Я то думал, что будет зарыт сундук с богатствами, на карте было начерчено именно так'.

Да уж....не галлюцинация ли это?

Они приземлившись, выскочили на улицу. И воздух, вдыхаемый ими, снабжался золотом, повсюду золотая пыльца кружилась в бесконечном вальсе.

По небу неслись машины, приземлялись, люди читали золотые газеты, дети игрались золотыми игрушкам, пацаны гоняли футбол золотым мячом.

Небеса золотые с алмазными камнями, голова кружилась от такого ослепительного вида, Симона чуть не упала, она была пьяна от такого золото - бриллиантового сказочного ВИДА.

Ярчайшие лучи драгоценностей направлены в их лица.

Внизу протекала золотая река, на противоположном берегу светло рыжий пляж, дети загорали, оголив свои бронзовые тела. Все люди веселые, бодрые, улыбаются, смеются. Все состояли из розы и меда, лица покрывали золотисто - коричневый загар.

Все движения в городе имели музыкальные тона.

Вот значит, куда они попали! Не сон ли это?

- Баку, у меня идея. Давай мы здесь состаримся и умрем. Понял, нет? Я хочу, чтоб старость мы встретили в этом городке, умереть, превратившись в птиц, виражировать над этим золотым и бриллиантовым городом. И небеса тут золотые, глянь! - подпрыгивала Симона на месте, сложила руки как в мольбе.

Баку задумался, сердце его заколотилось. Ему было относительно легче воспринять окружающий мир, он был в черных очках, на него этот блеск не так давил, как на Симону.

- Нет, Симона, у меня другая мысль. Есть идея.

- Какая еще идея? Ты что, Баку. Смотри, кругом бриллианты и золото! Мы в раю! В это можно влюбиться навеки! - выкрикивала с гоготом, хлопала в ладоши девушка.

- Дела обстоят не так просто, девочка. Я от тебя скрывал, милая. Но сама сейчас все увидишь. Так, где тут живет мэр?

Они прошлись по центральному парку, навели справку о мэре города.

Им указали на бриллиантовый трех этажный дом.

- Мэр сидит там, - кинул им парень телячьего вида с золотым рюкзаком на спине, отгоняя золотую муху.

Баку с Симоной прошлись к киоску, рассматривали витрины. Рядышком стояли паркованные машины, чуть в стороне белокаменные гаражи.

Обстановка приятно разжигала интерес. Баку попросил у продавца один журнал. Пробежал глазами содержание, стало ясно, что мэрия Золотограда продает это золото соседним городам, и все это добро уходит на вооружение.

- Ты поняла? Нет, ну ты поняла? - обратился он к Симоне.

- В чем дело? - Симона испуганно поглядела на него.

- А в том, что тут идет натуральная спекуляция, кстати, об этом я слышал, но не знал, что все до такой степени. Тут золото подается, за это золото воюют страны, проливается кровь, поняла? Смотри, куда улетают эти грузовики? Куда они везут золото? - он показал на фото в журнале. - И это надо остановить любым путем. И вот на этот вариант я запасся идеей. Пошли, пошли!...Все это вульгарная красота! У меня для этого города сюрприз!

Они в золотом сверкании поплыли по многолюдной улице в сторону городской мэрии. Скользнули в парадную.

- Проходите, пожалуйте, прошу вас - сказал лысоватый мэр бульдожьего типа с сизым подбородком, поудобнее усевшись в золотом кресле. На его столе из поддельного красного дерева с одним ящиком стояла золотая фляжка.

- Спасибо, - Баку сел, Симона стояла на его стороне стола.

- Садитесь, барышня, - обратился мэр дымным ртом к Симоне.

- Ничего, мы скоро уйдем, - бросил Баку пасмурным голосом.

- Я слушаю вас, - заговорил дружеским тоном мэр. Если хотите у нас остановиться, нет проблем. Мы вас устроим на работу, будете трудиться на благо нашего города.

У нас золотой город, причем золотой с бриллиантовым вкрапливанием.

Если хотите, устроим вас в отдел по перевозу золота в соседние страны? - поинтересовался мэр, прихлебывая чай с разрисованной чашки.

- Да нет, - ответил Баку.

- Так чего вы, собственно, хотите?

Баку поглядел в потолок, потер переносицу. Вена его головы вздулась.

- Я хочу жить без золота. Хочу, чтоб не было в мире золота, и алмазов. Хочу, чтоб все золото мира, все бриллианты

превратились в ржавчину, тем самым мотивация войны исчезла бы окончательно. Ведь люди воюют из за золота!

С секунду мэр сидел неподвижно. Затем медленно повернулся в кресле, положив локоть на его выгнутую спинку.

- Я тоже этого хочу, милейший, - произнес мэр, привстал. Руки в боки, уставился на Симону - Но сейчас оставьте эти идеалистические разговоры и скажите нам, что вы хотите? Можете выбрать любую работу, работы много.

Баку хладнокровно продолжал говорить, шевеля руками, приподнимая их и разглядывая пальцы:

- Что делали бы вы, мэрия, что делали бы мы, обычные граждане, что делал бы весь мир, если бы все мы завтра проснулись и драгоценности стали бы ненужными?

Мэру было теперь ясно, что с молодым человеком нужно обращаться по другому. Он спокойно улыбнулся.

- Это все конечно интересно. Это моя любимая теме. По-моему,

тогда возникла бы настоящая паника. Каждый народ подумал бы, что он один во всем мире лишился золота, и обвинил бы в этом несчастье своих врагов.

Начались бы массовые самоубийства, акции мгновенно упали бы, разыгралось бы множество трагедий.

- А потом? - спросил Баку. - Потом, когда все поняли бы, что это

правда, что золота и брилликов нет больше ни у кого, что больше никого не нужно бояться, что все мы равны и можем начать жизнь заново... Что было бы тогда?

- Все принялись бы опять поскорее воевать.

- А если бы им можно было в этом помешать?

- Тогда стали бы драться кулаками. На границах сходились бы толпы людей, вооруженных ножами; отнимите у них ножи, и они пустят в ход ногти и зубы, и ноги. Запретите им и это, и они станут плевать друг в друга. А если вырезать им языки и

заткнуть рты, они наполнят воздух такой ненавистью, что птицы попадают мертвыми с неба и все мухи и комары осыплются на землю.

- Значит вы думаете, что в этом вообще не было бы смысла? - продолжал Баку.

- Конечно, не было бы! Ведь это все равно, что отделит шипы от роз. Или же выпустить замок без ключей. Цивилизация задохнулась бы и умерла от шока.

Молодой человек покачал головой.

- Вы просто хотите убедить себя и меня, ведь работа у вас спокойная и удобная.

- Пусть даже это на девяносто процентов цинизм и только на десять - разумная оценка положения. Бросьте вы свою ржавчину и забудьте о ней.

Баку быстро поднял голову.

- Откуда вы знаете, что она у меня есть?

- Что у вас есть?

- Ну, эта ржавчина. Симона окаменело глядела на Баку сверху вниз.

- О чем вы говорите?

- Вы знаете, что я могу это сделать. Если бы я захотел, я мог бы

начать сегодня же.

Мэр улыбнулся:

- Я думаю, вы балагур?

- Нет, я серьезно. Я давно уже хотел это сделать.

Я рад, наконец, такая возможность представилась. Я работаю над этим изобретением уже пару лет. Мечтал о с детства. Оно основано на строении определенных атомов. Если бы вы изучали их, вы бы знали, что атомы состоят из элементарных частиц, нейтронов, протонов, электронов, но в состав атома не входит кварк. Посему кварк из ничего не состоит.

Добавив кварк в атом, я соединил гравитационное поле с электромагнитным, получится супер струн.

оружейной стали расположены в определенном порядке. Я усиленно изучал физику и металлургию...

Мне пришло в голову, что в воздухе струн создает вакуум, где структурная частица вызывает ржавчину: водяной пар. Нужно было найти способ вызывать у металла 'нервный шок'. И тогда водяные пары принялись бы за свое дело. Вот так, приятель!

Наша цивилизация основана на стали, и большинство ее творений мне не хотелось бы разрушать. Я хотел бы вывести из строя золота и бриллианты, чтобы все эти драгоценности превратились в прах.

Баку перевел дух, мэр заходил по кабинету. Симона замирая от нетерпения, ждала реакцию мэра Золотограда.

Мэр присел, достал мобильник, начал набирать номер. Перевел взгляд на Баку, начал говорить:

- Я хочу, чтобы вы сегодня же обратились к врачу, к доктору Ашхену.

Пусть он посмотрит, послушает вас, он хороший парапсихолог. Не обижайтесь, но мне кажется, вмешательство врача вам не помешает.

- Вы думаете, я придурок? - произнес Баку. - Нет, я говорю

правду. Мой прибор так мал, что поместился бы в спичечной коробке. Радиус его действия - три тысячи километров. Я мог бы вам настроить его на определенный вид золота, да хотя бы на эту флягу. Вы сами убедитесь, товарищ мэр! Это очень полезное открытие, товарищ мэр. Я полностью умертвил бы все драгоценности мира, и лафа! И премия мне не нужна, клянусь! Согласитесь, товарищ мэр! Мое открытие просто шикарное! Это почти равносильно водородной бомбе! Повторюсь: давно я искал этот город Золотоград, и вот он, передо мной.

Мне тоже интересно, что будет, если отколоть шипы от розы. А теперь мне все равно. Когда-то же надо решиться, сделать первый шаг! Необходим, чтоб воцарился мир, а при наличии золота и драг металлов мира не будет никогда.

- Так, милейший, от моего имени подойдите к доктору Ашхену, скажите я прислал вас, - подчеркнуто произнес

Мэр.

Баку встал.

- Значит, вы не верите мне?

- Нет, пока нет. Пусть решает доктор Ашхен.

- Я уже решил, - сказал Баку. - Через несколько минут я

уйду из Золотоградая. Я приехал сюда чтоб уничтожить все золото мира. Думайте сами, товарищ мэр.

- Послушайте, милейший, не берите это в голову.

Что вам до золота, у вас такая прекрасная подружка.

Симона опустила глаза, исподлобья глядела на Баку.

- Прощайте, - бросил Баку, у него был уже хулиганский вид.

Он открыл дверь кабинета и вышел, за ним волоча свои ноги на высоких каблуках, поплелась Симона.

Дверь закрылась, мэр остался один. С минуту он сидел в

нерешительности. Потом вздохнул и провел ладонью по лицу. Зазвонил его мобильник. Мэр рассеянно ответил

- Я послал его к вам. Посмотрите, в чем тут дело, мне кажется, интересный экземпляр. Как вы думаете, доктор? Интересно, нет? У него странные слова из физики. По-моему, насмотрелся военных фильмов.

Голос в трубке отвечал ему. Мэр слушал и кивал головой.

- Минутку, я запишу... - Он поискал свою авторучку. - Подождите у телефона, пожалуйста. Я ищу кое-что...

Он ощупал карманы.

- Ручка только что была тут. Подождите...

Он отложил телефон, оглядел стол, посмотрел в ящик. Потом окаменел, оцепенел. Золотая фляга превратилась в ржавое железо. Золотое кресло поблекло.

Медленно сунул руку в карман и пошарил в нем. Двумя пальцами вытащил щепотку чего-то. На промокательную бумагу на столе высыпалось немного желтовато-красной ржавчины.

Некоторое время мэр сидел, глядя перед собой. Потом взял

мобильник.

- Ашхен, - взволнованно и бессвязно пробормотал он, - положите трубку. - Он услышал щелчок и набрал другой номер на своем сотовом. - Алло, командир! Каждую минуту мимо вас может пройти

парень с девушкой, пока они не улетели, остановите его. Если

понадобится, застрелите их, ни о чем не спрашивая, убейте их обоих, ясно? Убейте! Говорит мэр. Да... убейте их...обоих.... вы слышите? Вы все поняли? - энергично кивая орал в телефон мэр.

- Но... позвольте... - возразил удивленный голос на другом конце, - я не могу... просто не могу!

- Что вы хотите сказать, о Аллах? Как так не можете? - истерично выкрикнул мэр.

- Потому что... - голос прервался. В аппарате слышалось взволнованное дыхание командира. Мэр потряс телефоном.

- Внимание, тревога, все к оружию!

- Я никого не смогу застрелить, - ответил седоусый командир.

Мэр тяжело сел, с полминуты задыхался и жмурился. Он ничего не видел и не слышал, но он знал, что там, за этими стенами, весь город превращался в ржавую массу. Золотые реки в один миг остановились, заржавели, золотые сверкающие строения превратились в убогие железные коробки. Буря поднялась, внезапно налетел ветер, ураган, люди закрывали лавки, бежали через дорогу. В один эпизод все перемешалось, все потеряли самообладание. Кругом паника, душевное онемение, все цеплялись друг за друга.

Золотые дороги в одну секунду превращались в металлические автобаны. Все рявкало, грохало. Золотоград осиротел.

- Господин... - завизжал командир, видевший все это. - Клянусь вам...Честно...

- Слушайте, слушайте меня! - закричал торопливо мэр. - Идите за ними, задержите их руками, задушите их, закопайте, убейте, остановите их! Остановите! Я сейчас буду у вас! - и он бросил трубку.

По привычке он выдвинул нижний ящик стола, чтобы взять револьвер. Кожаная кобура была наполнена бурой ржавчиной. Он с проклятием отскочил от стола, бешеным темпом отправился вниз, остановился на пол пути. Забежал в туалет, заперся, подошел к окну, взглянул в окно. Убитый горем, посмотрел на птицу, она смеялась, порхая крыльями.

- Ужасное положение! О - хо - хо - хо - хо!!!!! - стал рыдать со смеха мэр. - Бурлюм, топалах! Топалах! А - ха - ха - ха!

7.

После того, что произошло в Золотограде, Баку с Симоной решили обратно лететь в Азербайджан.

Золото мира исчезло, теперь войн не будет, можно возвращаться.

По пути Симона несколько раз пилила Баку.

- Почему ты мне не говорил о своих научных делах?

- Да времени не было все, - уклонился от ответа Баку.

Симона не видела его глаз, чтоб понять его искренность. Баку был в черных очках. Они целенаправленно летели над горами, лесами.

- За нами может быть погоня, Симона, так что будем осторожны, - он посмотрел на зеркало в салоне. - По моему погони нет.

Все вертелось перед лобовым стеклом, кружилось, подпрыгивало. Мимо пролетела машина воздушной полиции. Симона откинула голову на спинку сиденья. Она устала от пережитого потрясения, была удивлена широкими научными познаниями Баку.

Так они благополучно долетели до города Баку, вплотную подъехали к дому на гладком шоссе, со скрежетом остановили.

Выключив мотор, они просидели в салоне минут пять, глядя на квадратную площадь перед домиком Баку. Она была покрыта толстым слоем зеленой и розовой краски.

Лениво зашли в мертвенно - бледный дом, Баку от усталости плюхнулся в кресло, тяжело выдохнул. В его облике было нечто дикое, индейское, колдовское, мифическое.

Симона закрыла дверь, щелк, вошла в комнату. Потупила глаза, присела рядом с Баку. Хотя обстановка в комнате носила модерно - драматический характер, но царила унылость.

- Баку, а мама мне в детстве говорила, что ты с принцем будешь жить в золотом городе, как я ей поверила. Дура я! - динамично гримасничая воскликнула Симона.

- Все это сказки, милая, ты была ребенком, - он ее жалел в максимально большей степени, чем этого требовалось.

- Это ты все испортил своим первобытным экспериментом. Мы были у цели, как было все соблазнительно, а ты взял, да превратил все золото в железо, и все алмазы и золота почернели. Ну почему, почему нет счастья на земле?!

- У Аллаха счастья мало в запасе, в заначке, поэтому не все люди живут счастливо. Счастья не для всех поровну.

Симона отошла к окну, руки в карманах, поглядела на улицу. Стало очень тихо, устрашающе тихо. От такой тишины становилось неприятно, жутко.

Не слышно было даже мухи, комара, шмеля. Ничего! Комната напоминала склепоподобную темницу.

Кругом тоскливая тишина, тишина обволакивала, убаюкивала, затормаживала все желания. Беспокойство нарастало, герметическое уединение требовало плача. Внутри все обмирало, изнывало.

'Почему, почему мне в жизни не везет. Ну почему! А я так верила маме, думала, надеялась, что с принцем, с этим Баку надолго устроимся в золото - бриллиантовом городке. Мы уже были там. И вот, бац! - все коту под хвост.

В этот момент ее мобильный телефон зазвонил. Звонила ее мама. Она с заплаканными глазами крикнула в аппарат:

- Ты меня обманула мама! Сказок не бывает! Чуда тоже не бывает! Оно бывает лишь во сне!

8.

Баку с Симоной скучали, бродили молча, кушали пирожки с капустой. Усердно жевали.

Потом устраивали романтические полеты над городом, при лунном свете кружили над домами.

В 11 вечере, пролетая над старой эстакадой, Баку сбили старую черную машину 'Штампс', за рулем которой находился светленький мальчик. Машина опрокинулась влево, оглушительным ревом пошла вниз, ударилась о большой камень. Повалил густой дым.

Тут же Баку спустил свою тачку вниз, они с Симоной высвободили раненного пацана. Им оказался 14 летний юноша в белой майке с красными щеками, звали его Абок. У него были коститые колени,

Большой живот.

Он улыбнулся, подал руку. Так они и подружились. Абок появился в жизни Баку и Симоны неожиданно, как с неба свалился.

Он не имел семью, приехал в Азербайджан из Чили. Предварительно удостоверившись, что все нормально, ничего не сломано, не задето, Баку его приютил у себя дома, стали они жить вместе. Так и подружились.

Часто ходили к подножию горы подышать воздухом, поболтать.

Абок оказался очень разговорчивым малым, фонтан анекдотов, приколов.

Что примечательно, после появления в их доме Абока, прямо во дворе Баку стал цвести большой фикус.

Он цвел и цвел, как большое табачное дерево, распуская свои пампады.

- Гляди, странно как - то, - обратилась Симона к Баку. - Этого фикуса не было раньше.

- Да...я тоже это заметил. Может это случайность, - зевнул Баку.

Но однажды Баку с Симоной вернувшись домой, застали Абока без сознания, и вместо лица у него была... кровавая маска, на которой торчало совершенно обнаженное, не закрывающееся веком глазное яблоко. Позже выяснилось, что на несчастного ребенка напала обезьяна шимпанзе, которая сбежала с зоопарка. Но обезьяна 'напала и покусала'. Случилось нечто ужасное: животное сняло скальп с головы Абока, с его черепа и лица...

Вмешательство врачей мало что изменило: мальчик остался жив, но лица у него не было. Вместо лица - грубое нагромождение кое-как затянувшихся лицевых мышц.

Абок долго ходил с забинтованным лицом. Симона убрала из дома все зеркала. Но однажды она, придя домой, обнаружила, что тугая повязка на голове и лице Абока сидит неплотно. И когда в столе Симона обнаружила крохотное зеркальце, она всё поняла: Абок втайне от них разбинтовал лицо и разглядывал в зеркало свой нынешний облик. Затем молча заново обвязал себя. Он все понял.

День и ночь Симона с Баку дежурили у его изголовья, но Абок ходил по комнате, но на улицу выходить стеснялся. Но в том и дело, что как он таинственно появился, так и исчез. Следующим утром Баку обнаружил, что Абока дома нет, но он оставил записку.

'Не корите мня, друзья. Ухожу на войну. Вы же знаете, повсюду войны, а мне уже нечего терять. Прощайте!'

Баку с Симоной сконфузились, вспоминали Абока. Он им запомнился пацаном с какой то райской простодушностью.

Несколько раз Баку заявлял в полицию об исчезновении Абока, начались поиски, но все безуспешно. Абок исчез. Опять Баку с Симоной стали скучать, часто его вспоминая.

Симона в каждой пролетающей птице хотела узнать глаза Абока.

'Может, он уже умер, превратился вот в этого чирикающего воробья - думала Симона.

Через три месяца в дверь дома Баку постучался полицейский в красных погонах.

- Вы и есть Баку, с которым жил Абок Аджан? - спросил полицейский пошлым слогом

- Да, а что случилось?

- Его убили на фронте в Туполево. Сегодня утром. Он был великолепным снайпером, всегда любил ходить в маске. Поубивал примерно 40 вражеских солдат. Я прибыл сюда вас уведомить об этом.

После этого полицейский ушел, оставив Баку в оцепенении. Он тут же позвонил Симоне, та быстренько примчалась. Баку все ей рассказал.

Оба молча присели на лавочке перед домом. Симона медленно обернулась в сторону фикуса.

- Смотри Баку, фикус завял! - выкрикнула она, указав на понуривший зеленый стебель.

Фикус в самом деле упал на бок, полностью иссох, зачах, а к вечеру превратился в прах.

- Симона, останься сегодня у меня. Переночуй, хорошо?

- Боишься один оставаться?

- Не важно. Останешься?

- Хорошо.

Они зашли домой. Целый вечер просидели у камина, Баку не снимая черные очки, разглядывал цветной журнал, Симона задумчиво глядела на него.

Через час стали собираться спать.

9.

Однажды Баку прилетел на своем 'Бэмри' домой раньше обычного, приземлился у дома, выскочил из кабины, направился к порогу. У порога его встретил садовник Чечя, 30 летний пузатый мужчина.

Он сообщил Баку, что Симона дома держит большой сундук, а в сундуке спрятался ее любовник.

- Пока вас не было дома, трое рабочих притащили тот сундук к вам домой. Когда ушли рабочие, я заподозрил что - то неладное. Мне кажется, в сундуке кто - то есть.

Баку оцепенел, решил проверить слова Чечи.

Вошел в квартиру, устремился в комнату Симоны, увидел, как она сидит перед большим и очень красивым сундуком, протирает пыль с него. Деревянный сундук, расписанный лебедями, был с огромным вместилищем. Было ясно, что в таком большом сундуке может спрятаться человек.

- Симона, что в сундуке? - спросил Баку.

- Это?....я не знаю...- Симона растерялась.

- Как это не знаю, - исподлобья взглянул на нее Баку.

- Ключа нету, ключа! - воскликнула Симона.

- То есть как это?

- А вот так, - склонила голову, как бы размышляя.

- Ничего, я попытаюсь открыть, ты только выйди, - сказал он почти шепотом.

Симона выскочила из комнаты, Баку призвал на помощь Чечю.

Попросил его притащить с собой отмычку. Чечя принес отмычку, передал ее Баку. Баку встал перед сундуком, думал очень долго, не мог понять, в чем дело. Хотел употребить свой разум на поиск истины. Потом попросил Чечю позвать двоих рабочих. Ночью того же дня они не мешкая, вчетвером потащили сундук на улицу, в палисадник, закопали его в черную землю под тутовым деревом. Так и не открыли, не узнали, что в нем было.

- Так будет лучше, - вздохнул спокойно Баку.

О сундуке между ним и Симоной больше не было и речи.

10.

С тех пор прошло два года. Баку продолжал дружить с Симоной.

Однажды Баку проснулся среди ночи, ощутив у себя на

шее чьи-то пальцы.

В густой тьме он скорее угадал, нежели разглядел

невесомое тело, нависшее прямо над ним:

Симона пристраивалась так и этак, норовя трясущимися

руками сдавить ему горло.

Он широко раскрыл глаза. До него дошло, что она задумала.

Это было так нелепо, что он едва не расхохотался!

Симона отважилась на убийство!

От нее пахло апельсиновым соком. При этом она досадливо отдувалась, ее руки вспотели, и тут у нее вырвалось:

- Ну и?

'А может, взять да резко включить свет, чтобы застигнуть

ее врасплох? Дура - дурой, тупая курица, оседлала постылого парня,

а ему хоть бы что - вот смеху-то будет!' - думал про себя Баку.

Баку промычал что-то невнятное и зевнул.

- Симона?

Ее руки так и застыли у него на ключице.

- Ты уж, будь добра... - он повернулся на бок, словно

в полусне, - того... сделай одолжение... - еще один зевок,

- отодвинься... на свой край. Что? Ох, как хорошо-то.

Симона заворочалась в темноте. Он услышал, как звякнули

кубики льда. Это она нацедила очередную порцию текиллы.

Назавтра, в ясный теплый полдень, ожидавшие гостей старики

- Баку с Симоной - устроились на террасе и протянули друг

другу бокалы. Он предложил ей сироп, а она ему - чай.

Наступила пауза: каждый внимательно изучал напиток и

не торопился подносить его к губам. Когда Баку вертел свой

бокал в руках, у него на скрюченном пальце сверкнул и заиграл

крупный бриллиантовый перстень. Его передернуло, но в конце

концов он собрался с духом.

- Знаешь, Симона, - начал он, - а ведь ты уже одной ногой

в могиле.

Симона высунулась из-за букета нарциссов, стоявшего

в хрустальной вазе, и бросила взгляд на усохшего, как мумия,

Баку. У обоих затряслись руки, оба это заметили. Сегодня,

по случаю прихода гостей, она натянула густо-синее платье,

на которое ледяными нитями легло тяжелое колье, вдела в

уши искрящиеся шарики-серьги и ярко накрасила губы.

- Как странно, милый, просто уму непостижимо, - манерно

проскрипела Симона. - Не далее как минувшей ночью...

- Ты то же самое подумала обо мне?

- Надо бы кое-что обсудить.

- Вот и я о том же. - Подавшись вперед, он застыл в

кресле, как восковая фигура. - Дело не срочное. Но на тот

случай, если я тебя прикончу или ты - меня, нам нужно друг друга обезопасить, верно? И нечего на меня таращиться, милая. Думаешь, я не видел, как ты ночью надо мной суетилась? Примеривалась, как бы ловчее ухватить

за горло, звенела стаканами, уж не знаю, что еще.

- О Аллах. - Напудренные щечки Симоны вспыхнули. -

Выходит, ты не спал? Какой ужас. Извини, я должна прилечь.

- Потерпишь. - Баку преградил ей путь. - Случись мне

первым отправиться на тот свет, тебя нужно оградить от

подозрений, чтобы все было чики - пики. То же самое

нужно организовать и для меня - на случай твоей кончины. Какой

смысл планировать устранение другого, если за это

самому придется отвечать перед законом?

- Резонно, - согласилась она.

- Так вот, я предлагаю... как бы это сказать... время

от времени обмениваться любовными записочками. Не скупиться

на нежные слова в присутствии знакомых, делать друг другу

подарки, и так далее, и тому подобное.

- Надо признать, голова у тебя варит неплохо, - сказала

она.

- Если мы будем изображать безумную, проверенную временем

любовь, ни у кого не возникнет и тени подозрения.

- Положа руку на сердце, Баку, - устало произнесла

Симона, - мне совершенно все равно, кто из нас первым отправится

в мир иной. Ты мне никогда не нравился. Да, я была в тебя

влюблена - но то было в детстве. Но ты так и не стал мне другом.

- Не умничай, - перебил он. - Мы с тобой - вздорные юноши, нам нечего ловить, нам только и осталось, что устроить

похоронный балаган. Но игра со смертью будет куда

увлекательнее, если договориться о правилах и создать друг

другу равные условия. Кстати, давно ли ты надумала меня

укокошить?

Она заулыбалась.

- Помнишь, на прошлой неделе мы летели в горы на пейзаж? Но возвращался ты один, помнишь? И чуть не взорвался.

- Аллах - Аллах! - Он расхохотался. - Я-то подумал,

это произошло случайно.

- Нет милый, это отключила тормоза.

Его согнуло от смеха.

- Ну, ладно. Зато ты неделю назад грохнулась на пороге. А

ведь это я смазал порог лаком!

Она инстинктивно ахнула, пригубила текиллу и замерла.

Угадав ее мысли, он покосился на свою рюмку.

- Это, случаем, не отравлено? - он понюхал содержимое.

- Вот еще, - ответила она и, как ящерица, быстро и

боязливо тронула кончиком языка сладкий напиток. - При вскрытии

в желудке найдут следы яда. Ты лучше душ проверь. Я установила

предельную температуру, чтобы тебя хватил удар.

- В жизни не поверю! - фыркнул он.

- Ну, допустим, замышляла - призналась она.

В парадную дверь позвонили.

Симона просияла:

- Совсем вылетело из головы: у нас же сегодня гости! Это

Гасанчик с женой. Он, конечно, ужасный пошляк, но ты прояви

терпение. И надень очки.

- Да уж, надо бы. Очередная попытка меня поймать? Не намазала ли ты очки отравой?

- Жаль, не додумалась! Ну, шагом марш!

И они, взявшись под ручку, с фальшивым хохотом направились

к порогу встречать гостей, о которых чуть не забыли.

Начали с коктейлей. Баку с Симоной сидели рядышком,

держась за руки, как школьники, и натужно смеялись незатейливым

анекдотам Гасанчика. Сверкая фарфоровыми улыбками,

они приговаривали:

- Надо же, как смешно! И тут же - друг

другу на ухо:

- Какие есть задумки? - Электробритву в ванну?

- Неплохо, неплохо!

- А Гейдар ему и говорит... - рокотал Гасанчик.

Стараясь не шевелить губами, Баку прошептал Симоне:

- Знаешь, моя неприязнь к тебе уже бьет через край, как

первая любовь. А теперь, в довершение всего, ты склоняешь меня

к тяжкому преступлению. Как тебе это удается?

- Учись, пока я жива, - так же тихо ответила Симона.

В гостиной зазвучали раскаты смеха. Обстановка

разрядилась, стала непринужденной и даже легкомысленной.

- А Абуля ему и говорит: 'Сначала ты, потом я!

- торжествующе закончил Гасанчик.

- Ой, хохма! - раздался новый взрыв хохота.

- Ну-ка, дорогой мой, - Симона повернулась к Баку,

- теперь ты что-нибудь расскажи. Но прежде, - со значением

добавила она, - спустись в погреб, милый, принеси вина.

Гаснчик - сама любезность - вскочил с кресла.

- Позвольте, я схожу!

- Ах, что вы, Гасан, ни в коем случае! - Симона

отчаянно замахала руками.

Но Гасанчик уже выскочил из комнаты.

- О Аллах, - ужаснулась Симона.

В тот же миг из погреба донесся отчаянный вопль, а затем

- оглушительный грохот.

Симона засеменила на помощь, но через мгновение вернулась,

сдавив рукой горло.

- Бэлла, крепитесь, - простонала она. - Надо спуститься

и посмотреть. Кажется, Гасанчик упал с лестницы.

На следующее утро Баку, шаркая, переступил через

порог; он прижимал к груди обтянутый бархатом футляр размером

примерно метр на полтора, с закрепленными в гнездах

пистолетами.

- Вот и я! - прокричал он.

Ему навстречу, позвякивая браслетом, вышла Симона: в одной

руке она держала ром с содовой, а другой опиралась на

тросточку.

- Это еще что? - недовольно спросила она.

- Сначала ответь, как здоровье Гасанчика?

- Порвал связки. Жаль, что не голосовые.

- Надо же, как некстати подломилась эта верхняя ступенька.

- Он повесил футляр на свободный крючок. - К счастью, слазать

в погреб вызвался Гасанчик, а не я.

- Скорее к несчастью. - Симона залпом осушила бокал. -

Теперь объясни, что это значит.

- Я ведь коллекционирую старинное оружие. - Он указал

на пистолеты в кожаных гнездах.

- Ну и что?..

- Оно требует ухода. Пах - пах! - ухмыльнулся он.

- Коллекционер застрелил жену во время чистки дуэльного

пистолета. 'Я не знал, что он заряжен', - повторяет безутешный

вдовец.

- Один-ноль в твою пользу, - сказала Симона.

Через час он принялся чистить коллекционный револьвер и

едва не вышиб себе мозги.

Симона прибежала, застыла в дверях.

- Подумать только. Ничто тебя не берет.

- Заряжен, Аллах - Аллах! - Трясущейся рукой он поднял

револьвер. - Он же не был заряжен! Неужели...

- Неужели что?

Он выхватил три других экспоната.

- Все до единого заряжены! Это ты!

- Конечно я, - не стала отпираться Симона. - Пока ты

обедал. Наверно, чаю хочешь. Пошли.

В стене зияло пулевое отверстие.

- Какой, на фиг, чай? - взвился он. - Неси черное пиво.

Настал ее черед делать покупки.

- В доме завелись летучие тараканы. - Что-то со стуком

перекатывалось у нее в сумке. По всем комнатам без промедления

были расставлены ловушки для тараканов; на подоконники, на столах, кресле, в общем, везде.

- Теперь летучим тварям спасенья нет, - заявила она, щедрой

рукой рассыпая отраву на полках со съестными припасами.

- Роешь мне яму, - заметил Баку, - и сама же в нее

попадешь.

- Не дождешься. И вообще, жертве должно быть все равно,

как отдать концы. Все равно ведь превратимся в птицу. Нет разве?

- Но такой садизм - это уж слишком.

- Мелочь это. Чтобы тебя навеки перекосило, милый мой,

достаточно подмешать тебе в какао одну-единственную щепотку

мышьяка!

- Имей в виду, - выпалил он в ответ, - у меня есть рецепт

гремучей смеси, от которой тебя и вовсе разнесет в клочья!

Она присмирела.

- Ладно, Баку, не стану же я подсыпать тебе мышьяк!

Он поклонился:

- Тогда и я не стану подсыпать тебе гремучую смесь.

- Договорились, - сказала она.

Смертельные игры не прекращались. Он купил самые

большие крысоловки, чтобы расставить в закутках коридора.

- Привыкла расхаживать босиком - вот и получай: увечье

невелико, а заражение крови обеспечено!

Тогда она усеяла все диваны булавками для чехлов. Стоило

ему провести рукой по обивке, как из пальцев начинала сочиться

кровь.

- Ой блин! - Он зализывал ранки. - Это что, отравленные

стрелы из африканского Кельмаджаро?

- Нет, что ты: самые обычные ржавые иглы от

противостолбнячных инъекций.

- Ну и ну, - только и сказал он.

Несмотря на быстро подступающую немощь, Баку

оставался заядлым автомобилистом. Его частенько видели за

рулем, когда он с азартом гонял по небу свой желтый 'Бэмри', парил над холмами и равнинами.

Как-то вечером он позвонил из Сумгаита.

- Симона? Представляешь, я чуть не рухнул в пропасть.

Правое переднее крыло отлетело на ровном месте!

- Я рассчитывала, что это произойдет на пике!

- Ну, извини.

- В журнале 'Пассаж' показывали, как это делается: ослабляешь болты - и дело с концом.

- Ладно, я - козел, - сказал он. - А у тебя-то

что новенького?

- На лестнице оторвалась ковровая дорожка. Слуга Аким плечо вывихнул.

- Бедняга Аким!

- Я ведь теперь его всюду посылаю вперед. Скатился

кубарем, все ступеньки пересчитал. Его счастье, что не умер, лишь вывих.

- Неровен час, он по нашей милости отправится на тот

свет.

- Ты шутишь? Аким мне - как родной!

- В таком случае дай ему расчет, а сама подыскивай

нового слугу, или служанку. Окажись она между двух огней, ее, по крайней мере, будет не так жалко. Страшно подумать, что на Акима может упасть огромная люстра или, к примеру...

- Люстра, говоришь? - вскричала Симона. - А ведь ты возился

с хрустальной люстрой из Эрмитажа, что досталась мне

от бабушки! Вот что я вам скажу, господин хороший: руки прочь

от этой люстры!

- Молчу, молчу, - пробормотал он.

- Нет, надо же было додуматься! Этим хрустальным подвескам

нет цены! Да если они, упав, не укокошат меня на месте, я и

на одной ноге доскачу, чтобы прибить тебя, а потом

откачаю и еще раз прибью!

Как-то вечером, отужинав, Баку вышел на террасу

с сигарой. Вернувшись в комнату, он обвел глазами стол:

- А где же твой пирожок с кремом?

- Угостила новую горничную. Мне не хотелось сладкого.

- Ты соображаешь, что делаешь?

Она вперилась в него ненавидящим взглядом:

- Не хочешь ли ты сказать, что пирожок был отравлен?

В кухне что-то с грохотом обрушилось на пол.

Баку отправился посмотреть, в чем дело, и очень скоро

вернулся.

- Новая горничная свое отслужила, - сообщил он.

В течении двух мину тело новой горничной превратилось в бедую чайку, упорхнула в небо через открытое окно.

В доме что ни день толпились гости. Так задумала Симона. Обычно они вели уединенный образ жизни.

- Под шумок легче провернуть дело. Чем не стрельба

по движущейся мишени!

К ним опять зачастил Гасанчик, который сильно хромал

после падения с лестницы, хотя с той поры прошла не одна

неделя. Он все так же сыпал анекдотами и надсадно хохотал,

а однажды едва не отстрелил себе ухо из дуэльного пистолета.

Гости помирали со смеху, но сочли за благо убраться пораньше.

Гасанчик поклялся, что ноги его больше не будет в этом доме.

Потом вышел казус с одной девушкой Ирой, которая, оставшись у них ночевать, решила воспользоваться

феном Симоны и получила если не смертельный, то

поистине сокрушительный удар током. Унося ноги, она растирала

левое ухо. Иногда Баку тоже пользовался феном.

Баку после этого не прикасался к фену вообще.

Вскоре после этого пропал некий Иса Исахан. А вслед

за ним - доктор Устаев. В последний раз несчастных видели по

субботам в гостях у Баку и Симоны.

- В прятки играете? - подтрунивали знакомые, дружески

похлопывая Баку по спине. - Признайтесь, что вы с ними

сделали? Отравили мухоморами? Пустили на удобрение?

- Скажете тоже! - сдавленно посмеивался Баку. - Ха-ха,

при чем тут мухоморы! Один полез в холодильник за мороженым, не смог выбраться и за ночь сам превратился в эскимо. Только под утро отморозился, началось превращение в птицу, он стал синей птицей, улетел. Я кстати его видел утром, он сидел на ветке перед крыльцом, кричал и пел. Другой зацепился за иконостась и пробил головой стекло в оранжерее. Тут же он стал вороной, больше я его не видел.

- Превратился в эскимо! Пробил стекло! - подхватывали

гости. - Ну, Баку, вы и шутник!

- Это чистая правда! - настаивал Баку.

- Чего только люди не придумают!

- Нет, серьезно, куда запропастился доктор Устаев? А

этот прохиндей Иса?

- И в самом деле, куда подевались Иса и Устаев? -

спросила Симона через пару дней.

- Надо подумать. Историю с мороженым подстроил я сам. А

вот иконостась?.. Не ты ли подбросил ее в самое неподходящее

место, чтобы я споткнулся и угодил головой в стекло?

Симона застыла. Он попал в точку.

- Так-так, - сказал Баку, - значит, настало время кое о

чем потолковать. Пирушкам надо положить конец. Еще одна жертва

- и сюда примчится полиция с сиренами.

- Верно, - согласилась Симона. - Наши маневры рикошетом

ударят по нам самим. Что же касается иконостаси... Перед сном ты

всегда прогуливаешься по оранжерее. Но за каким чертом туда

понесло Устаев - в два часа ночи? Поделом этому болвану.

Долго он будет лететь над полями.

- Силы небесные! Отныне никаких гостей.

- Будем коротать время наедине - ты да я, да еще... гм...

люстра.

- Не дождешься! Я так запрятала стремянку - вовек не

отыщешь.

- Вот лакудра! - не сдержался Баку.

В тот вечер, сидя у камина, он наполнил несколько чашек зеленого чая. Стоило ему выйти

из комнаты, чтобы ответить на сотовый телефон, как она

бросила в свою собственную чашку щепоть белого порошка.

- Какая гадость, - пробормотала она. - Банально до

неприличия. Зато расспросов не будет.

С этими словами она - для верности - добавила еще

чуть-чуть смертоносного зелья. Тут вернулся Баку, опустился

в кресло и взял со стола чашку. Повертев ее перед глазами, он

с ухмылкой перевел взгляд на Симону:

- Шалишь!

- Ты о чем? - с невинным видом спросила она.

В камине уютно потрескивай поленья. На полке тикали часы.

- Не возражаешь, дорогуша, если мы поменяемся чашками?

- Уж не думаешь ли ты, что я подсыпала тебе яду, пока

ты говорил по телефону?

- Слишком банально. Но не исключено.

- Ох уж, бдительность-подозрительность. Ну, будь

по-твоему. Меняемся.

На его лице отразилось удивление, однако чашки перешли из

рук в руки.

- Чтоб тебе пусто было, - буркнули они в один голос и

даже рассмеялись.

Каждый с загадочной улыбкой опорожнил свою чашку.

С видом беспредельного блаженства они поудобнее устроились

в креслах, обратив к огню призрачно-бледные лица, и

наслаждались ощущением тепла, которое разливалось по их тонким,

если не сказать, паучьим жилам. Баку распрямил ноги и

протянул пальцы к тлеющим углям.

- Ах, - выдохнул он. - Что может быть лучше доброго

зеленого чая!

Симона склонила красивую головку, пожевала ярко накрашенные

губы и начала клевать носом, то и дело исподволь поглядывая

на Баку.

- Жалко горничную, - вдруг прошептала она.

- Да уж, - так же тихо отозвался он. - Горничную жалко.

Огонь разгорелся с новой силой, и Симона, помолчав,

добавила:

- Устаева тоже жалко.

- Нет слов. - Он подремал. - Да и Ису, между прочим,

тоже.

- И тебя, Баку, - после паузы медленно выговорила она,

хитро сощурившись. - Как самочувствие?

- В сон клонит.

- Сильно?

- Угу. - Он остановил на ней взгляд совершенно ясных глаз.

- А ты, дорогуша, сама-то как?

- Спать хочется, - ответила она, смежив веки. Тут

оба встрепенулись. - К чему эти расспросы?

- В самом деле, - насторожился он. - К чему это?

- Видишь ли... - Она долго разглядывала стены дома - я полагаю, хотя до конца не уверена, что у тебя скоро откажут желудочно-кишечный тракт и центральная нервная система.

Он еще немного посидел с сонным видом, безмятежно

поглядывая на огонь в камине, прислушиваясь к тиканью часов.

- Отравила? - дремотно произнес он, и тут неведомая

сила подбросила его с кресла. - Что ты сказала? - Упавшая на

пол чашка разлетелась вдребезги.

Симона подалась вперед, словно прорицательница.

- У меня хватило ума подсыпать яду в свою же порцию -

я знала: ты захочешь поменяться рюмками, чтобы себя

обезопасить. Вот и поменялись! - Она захихикала дребезжащим

смешком.

Откинувшись на спинку кресла, он схватился обеими руками

за лицо, словно боясь, как бы глаза не вылезли из орбит. Потом

вдруг что-то вспомнил и разразился неудержимым взрывом хохота.

- В чем дело? - вскричала Симона. - Что смешного?

- Да то, - задохнулся он, кривя рот в жуткой ухмылке и

не сдерживая слез, - что я тоже подсыпал яду в свою собственную

рюмку! Искал удобного случая, чтобы с тобой поменяться!

- Боже! - Улыбка исчезла с ее лица. - Что за нелепость?

Почему мне это не пришло в голову?

- Да потому, что мы с тобой слишком умные! - Он снова

откинулся назад, сдавленно хохотнув.

- Какой позор, какое непотребство, надо же так оплошать,

о, как я себя ненавижу!

- Да ладно..., - проскрипел он. - Лучше вспомни, как

ты ненавидишь меня.

- Всем истерзанным сердцем и душой. А ты?

- Прощенья тебе не дам и на смертном одре, Симона,

божий одуванчик, дурнушка. Не поминай лихом, - добавил

он совсем слабо, откуда-то издалека.

- Если надеешься и от меня услышать 'не поминай лихом', то

ты просто рехнулся. - Ее голова бессильно свесилась набок,

глаза уже не открывались, она едва ворочала языком. - А

впрочем, чего уж там? Не поминай ли...

- Жить охота....

У нее вырвался последний вздох. Поленья в камине сгорели

дотла, и одно лишь тиканье часов тревожило ночную тишину.

На следующий день почтальон заметил, как с их калитки две белые чайки метнулись ввысь. Они кружили над крышей дома, ворковали, крякали, целовались.

- Двойное самоубийство, - решили все. - Их любовь была

так сильна, что они просто не смогли уйти в небо

поодиночке.

- Смею надеяться, - произнес Гасанчик, опираясь

на костыли, - моя дражайшая половина, когда настанет срок,

тоже разделит со мной эту чашу.

 

ЭПИЛОГ.

На запыленной и вечно грязной улице Баку, столице Азербайджана рано утром седой дворник подметал улицу.

Фшик, фшик, фшик....

Он все сметал, весь мусор, который бы собран кучей у бордюр.

Листья, обрывки газет, окурки сигар, мертвых птиц: чаек, ворон, удодов.

Содержание