Рашид хотел было сказать что-то, но заставил себя расслабиться и вернуться на свой стул, пытаясь сосредоточиться; Нюня продолжала говорить.

- Его застрелили из того же оружия, что и Акпера. Пистолет нашли рядом с телом кассира. Вроде кто-то обронил его там.

В голове Рашида проносилось множество мыслей, и он взволнованно воскликнул:

- Может, это и неплохо! Может, это подтвердит, что оружие не могло быть у меня. Если в то время я находился в тюрьме...

Она медленно покачала головой:

- Нет, Рашид. Все случилось той же ночью. Вскоре после убийства Акпера и до того, как полиция подобрала вас.

- Но это же нелепо! - Он рассердился. - Не может же полиция думать...

- Рашид! - Она подвинулась к нему со своим стулом и взяла его руку. Мгновение все было тихо, потом она медленно проговорила:

- Именно так они и думают. Хуже того, полиция считает, что вы убили кассира. И Акпера. Они оба застрелены из одного пистолета, и полиция выяснила его происхождение, - это ваш пистолет, Рашид.

Рашид замер на целую минуту, не в состоянии ничего сказать от изумления. Нюня же продолжала тихим голосом:

- Он.., кассир был здорово избит. Похоже на то, что он схватился с тем, кто убил его. В его правом кулаке полиция нашла пуговицу и установила, что она от вашего пиджака. Пиджак, кажется, все еще в участке. А под ногтями его правой руки нашли частицы кожи - он, похоже, оцарапал кого-то в драке.

Рашид медленно прикоснулся рукой к оцарапанной щеке, потом встал, прошел в холл и сел, спрятав лицо в ладонях.

Нюня подошла и села рядом с ним.

- Не раскисайте, Рашид. Понимаю, все выглядит очень плохо, но всегда же можно найти какой-то выход. Он взглянул на нее и криво усмехнулся:

- Я не жалею себя, если вы это имеете в виду. Я просто в бешенстве. Ваше сообщение вывело меня из себя, но только потому, что я не ожидал ничего подобного... В том-то и беда: я не ожидаю их следующего трюка. Да, я нашел точное определение. Трюк! - Он помолчал, потом произнес, не скрывая удивления:

- Кусочки кожи под его ногтями! Могу спорить, Нюня, кожа окажется моей!

- Рашид! - Она опять испуганно смотрела на него. Он поспешил заверить ее:

- Поймите меня правильно: я вам не лгал. Вчера утром в кафе Вадима вы.., догадались, откуда у меня это. - Он притронулся к отметинам на своей щеке. - И вы были правы. - Рашид поднялся и пошел на кухню за сигаретами: закурив, вернулся в комнату. - Теперь-то все ясно. Меня здорово подставили, бл...! Настоящие специалисты. Я уже размышлял над этим, но все казалось.., ну, все казалось просто глупым.

Нюня наблюдала за ним, не произнося ни звука.

- Ну, брат, шик! - Он вдруг перестал вышагивать по комнате. - Если бы я все еще оставался в кутузке, у меня не было бы ни малейшего шанса. Или если меня снова заберут. Единственная штука, которая не была предусмотрена в подтасовке дела против меня. - Он вздохнул. - Короче, пока я на свободе, у меня остается шанс.

- Рада, что вы так считаете, Рашид, - откликнулась Нюня. - И я вам помогу, если только смогу.

- Пожалуй, сможете. Самому мне информация мало доступна. - Он повернулся к ней. - Как они выяснили происхождение пистолета?

- По серийному номеру. Он был спилен, но в полиции его проявили. В газете об этом ничего нет, но я узнала у одного знакомого в полиции - когда вы сбежали. Я.., мне кажется, он стрелял в вас.

- Было дело. Я его хорошо запомнил. Она улыбнулась:

- Он с радостью рассказал мне все, что я хотела узнать. Похоже, он неравнодушен ко мне.

- У него губа не дура.

- О, Рашид бек! Это самое приятное из того, что вы мне сказали до сих пор. - Она даже рассмеялась.

- Вы правы, Нюня. Я.., не очень-то сообразителен иногда. - Он перебил самого себя:

- Так что пистолет?

Она продолжила:

- По серийному номеру они проследили его до вашего магазина в Ахмедлах, потом обнаружили, что вы заполнили какие-то бумаги, в соответствии с которыми вы как будто продали его, чтобы прикрыться - так, во всяком случае, считают в полиции.

- В бумагах говорится, что я продал его самому себе? В этом не было бы никакого смысла!

- Нет. Бумаги выписаны на имя некого Дырнаг Дырнагова, которого, похоже, нет в природе и который проживает по несуществующему адресу. Полиция полагает, что вы проделали все это для прикрытия на случай, если пистолет попадет в ее руки.

Рашид заскрипел зубами, потом медленно проговорил:

- Разумеется. В магазине все оружие записано по серийному номеру завода-изготовителя. Номера заносятся также и в список продаж. Кто-то тщательно все продумал. Но почему? - Он снова начал мерить комнату шагами. - Нюня, я должен выбраться отсюда. С самого начал не следовало приходить сюда - не хотелось бы, чтобы вы оказались замешанной.

- Глупости! Я уже замешана. К тому же я хочу быть замешанной. Я.., думаю о репортаже. Я же журналистка.

- Конечно. Но дело слишком уж крутое и станет, надо полагать, еще круче. Нет, мне нужно смываться.

- Рашид, будьте же благоразумны...

- В том то и дело, Нюня. Я обязан сделать что-то, найти что-то, что обелило бы меня, пока не поздно. Теперь, когда я сбежал, все выглядит еще хуже. Но если бы я оставался в каталажке, со мной было бы покончено. Полиция успела уже все расследовать и осудить меня. - Он помолчал, задумавшись. - Вы знаете, в какое время я дал ходу?

- Где-то около девяти... - Она бросила взгляд на часы... - Вчера вечером. Сейчас почти час.

Итак, за четыре часа он успел довольно далеко убежать, подремать в открытом поле и прийти сюда.

- Остается четыре-пять часов до рассвета. У вас есть какое-нибудь оружие?

- Нет. Что вы...

- Можете достать его?

- Я даже не знаю никого, у кого может быть оружие. Рашид, вам ни к чему оружие. Разве вам не хватает неприятностей?

- Хватает, но я не смогу ничего сделать, не поговорив кое с кем. И я не хочу, чтобы меня застрелили, как Акпера, и мертвым вручили ментуре. Мне нужно раздобыть оружие. - Он быстро принял решение. - Мне придется вернуться в охотничий магазин.

- Рашид, там наверняка будет засада!

- Знаю. Все же я попытаюсь проникнуть в магазин - там полно оружия.

- Но за ним, вероятно, установлено наблюдение.

- Может быть. Но там есть боковая дверь, скрытая кучей коробок. Сомневаюсь, чтобы менты знали о ней, и я смогу подобраться к ней с другой стороны. Но я поеду в Ахмедлы не только за пушкой. Я попытаюсь проникнуть в квартиру Акпера.

- К нему в квартиру? Но зачем?

- Акпер приехал в Баку в надежде, что всеке успокоится, ну...после этого громкого киднеппинга, когда выяснилось, сами полицейские замешаны в краже людей, в шантаже...Но мне не нравится этот Омал Бармагов. Мне кажется, это месть. Жертвы киднеппинга, те, которые платили деньги, пострадали, теперь хотят рассчитаться с родстьвенниками этих полицейских. А Акпер близкий родственник одного из арестованных киднепперов.

Видимо, расплата готовилась давно.

Нюня затрясла головой:

- Вы не понимаете, Рашид! Можно не сомневаться, что, узнав об убийстве Акпера, полиция обыскала его квартиру. И даже сейчас там может находиться полицейский пост.

Рашид согласно кивнул:

- Пожалуй, вы правы. - Он помолчал. - Все равно я поеду. Хотя бы только за оружием. У вас не найдется какой-нибудь отмычки? И мне понадобится острый нож.

- Не знаю. - Нюня нахмурилась. - Сейчас посмотрю. - Она на мгновение задумалась. - Кажется, есть какой-то ключ-отмычка в ящике для столовых приборов. Минутку! - Она вышла в кухню, вернулась с отмычкой и разделочным ножом и протянула их ему. - Рашид, до Ахмедлов далеко. Как вы туда доберетесь? Если бы у меня была машина...

- Не важно. Вы и так уже достаточно вляпались. - Он встал. - Спасибо, Нюня. Огромное спасибо. Я скоро вернусь.

Она приблизилась к нему.

- Да уж, возвращайтесь. Ну, если вам нужно уходить... - Она старалась казаться беззаботной, но голос выдал ее тревогу. - Поцелуйте меня на счастье.

Она обвила шею Рашид руками, притянула его голову к своему лицу и нежно поцеловала его в губы, потом отпустила и отступила назад.

- Будьте осторожны, Рашид.

Он шагнул было к ней, но удержался и сказал:

- Не беспокойтесь - я буду предельно осторожен.

Рашид подошел к двери, выглянул наружу и вышел. Оглядевшись, быстро пошагал по улице Хагани, пробуя ручки дверец припаркованных машин. Дверцы красной "шестерки" оказались незапертыми. Он скользнул внутрь, опустился на колени, ловко отрезал ножом провода зажигания и соединил их. Заведя двигатель, не спеша отъехал от тротуара, думая, как же до смешного легко увести незакрытую машину. На перекрестке он свернул направо и включил фары.

* * *

Доехав без происшествий до Ахмедлов, Рашид оставил машину на темной стоянке на углу Дарвина, у ресторана "Океан" и прошагал по последней длинный квартал, выведший его к школьному стадиону.

По дороге заглянул в витрину магазина и посмотрел на висящие на стене часы. Уже пробило два. Улицы были пустынны, но скоро из "Севил", "Наргиз", "Бакы" и других забегаловок выползут последние бродяги и припозднившиеся выпивохи.

Рашиду ни к чему были встречи - слишком многие жители этого района города знали его. Но позднее время и сгущавшийся над Баку смог работали на него.

Когда Рашид отвернулся от витрины, его взгляд упал на валявшуюся на асфальте местную газету "Вести". На его лице проступило удивление, когда он узнал свой портрет на первой полосе. Он быстро нагнулся и поднял газету. В глаза бросился заголовок: "Убит родственник осужденного киднеппера Акпер Ахундов!", а ниже - подзаголовок более мелким шрифтом: "Рашид Гатыгов задержан полицией Баку".

Он пробежал заметку при тусклом свете уличного фонаря. В ней подтверждалась догадка Нюни о том, что полиция обыскала квартиру Акпера сразу же по получении известия о его насильственной смерти. Но было и еще кое-что.

Полиция явилась слишком поздно: квартира уже была разграблена. Правда, разгром был обнаружен только в одной комнате, значит, вор нашел то, что искал, и тут же смылся. Власти намеревались допросить Рашида Гатыгова на этот счет.

Рашид выматерился про себя. Квартира Акпера наверняка охраняется, к тому же в ней вряд ли теперь найдешь нужные бумаги. Он продолжил чтение, пока его глаза не споткнулись на строчке почти в самом конце заметки: "...Гатыгов, который только вчера поместил в нашей газете объявление о продаже своего охотничьего магазина в Ахмедлах на улице Дарвина..."

О продаже!

Рашид прочел фразу еще раз, совершенно сбитый с толку, потом судорожно перелистал газету в поисках рекламы и объявлений. В правом нижнем углу шестой страницы он нашел нужное объявление. В нем говорилось, что хозяева решили быстро продать магазин, намереваясь открыть дело в Сумгаите.

Вырвав объявление из газеты и сунув его в карман, Рашид поспешил в сторону редакции "Вести". Благо, она находилась недалеко, он лично знал главного редактора газеты.

Обогнув здание и убедившись, что никто не видит его, он остановился у бокового окна и ножом, взятым у Нюни, отбил уголок стекла. Его осколки ссыпались, казалось, с оглушительным звоном на пол в комнате.

Рашид выждал целую минуту, прислушиваясь к любому звуку, который мог бы означать тревогу, потом просунул руку в образовавшееся отверстие, отпер задвижку и открыл окно. В следующее мгновение он оказался уже внутри и, прищурившись, пытался в сумраке восстановить в памяти расположение редакционного оборудования, которое он смутно помнил по своим прежним посещениям редакции. Осторожно пересек комнату, подошел к шкафчику с картотекой у дальней стены и нащупал в кармане спички. Удачно, что у него остался коробок, которым он пользовался дома у Нюни.

Открыв верхний ящичек, он зажег спичку и осмотрел его содержимое, потом занялся средним ящичком, в котором и нашел нужную ему картотеку с заявками на рекламу и объявления.

Рашид знал, что не помещал объявления, и был почти уверен, что и Акпер не делал этого; поэтому он предполагал, что заявка была сделана по почте. Отпечатанное на машинке письмо он нашел в самом начале картотеки.

Рашид зажег еще одну спичку и присмотрелся к нижней части письма. Оно было подписано "Рашид Гатыгов" отчетливым почерком, почти неотличимым от его собственного. Тряся головой, он таращился на подпись, пока огонь спички не обжег ему пальцы и он не уронил ее на пол. Сложив письмо, он спрятал его в карман.

Носовым платком он тщательно протер все места, где мог оставить отпечатки своих пальцев - почти бесполезное занятие, подумалось ему, - потом выскользнул в окно и прошагал обратно к "Океану". Туман увлажнил его лоб, а его каблуки отчетливо стучали по пустому тротуару.

Его глаза непрерывно рыскали вокруг, выискивая другого раннего пешехода и особенно темно-синие радиофицированные патрульные машины полицейского управления Баку. У него было немало друзей среди городских полицейских, но он понимал, что, обнаружив сбежавшего убийцу, они обязательно заберут его. И попади он только в кутузку, судя по всему, ему уже не выбраться оттуда. Невиновный в убийствах, которые ему инкриминировали, он был виновен теперь в угоне машины и в незаконном проникновении в редакцию "Вести". Великолепно, подумал он. Из огня да в полымя.

Он замедлил шаг, приблизившись к хорошо освещенному перекрестку. Его магазин находился в полуквартале справа, он выходил фасадом на сквер и тыльной стороной - на Супер маркет.

Рашид пересек улицу и хотел было повернуть направо, но остановился как вкопанный.

В нескольких шагах от охотничего магазина стояла полицейская машина.