Несколько человек повернули голову в их сторону, но тут же утратили к ним интерес. Маша Балыгова пробежала кончиком красного языка по чувственной нижней губе.

Она сделала шаг к Рашиду, протянула свои белые нежные руки и схватила его бронзовые кисти.

- Рашид, милый! - задушевно прошептала она. - Как здорово! Как здорово снова увидеть тебя! - Она нежно пожала его руки.

У Рашида одеревенело лицо, но все же он ухитрился, хоть и несколько механически, представить ее, и через мгновение Маша уже сидела за их столиком, нежно сжимая пальцы правой руки Рашида. У него пересохло в горле, и голова пошла кругом от неожиданной встречи с ней.

- Вот так сюрприз, - проговорил он как автомат. - Я и не подозревал... Думал, что ты в Турции или где-то в Штатах.

- Я была там, милый. - Произнося "милый", она снова сжала его пальцы, и он почувствовал спазмы в желудке. - Я пела в ночном клубе в Стамбуле. Чудесный город, такой живой, энергичный. - Она повернулась к Нюне, словно только сейчас заметила присутствие другой женщины, и спросила:

- Кайф, а не город, не правда ли?

- Просто обалденный, дорогая, - сухо ответила Нюня. Улыбка Маши едва не погасла, но тут она снова обратилась к Рашиду, сверкая превосходными белыми зубами, особенно яркими на фоне ярко-красных губ.

- Я уже не Маша, а Марьям. Марьям гораздо лучше подходит певице. Начиная со следующего понедельника я буду петь здесь. Ты должен посмотреть мое выступление, меня это порадует.

- С удовольствием. - Рашид совершенно запутался, пытаясь примирить нынешнюю блестящую, вызывающе одетую Марьям с той Машей, образ которой он хранил в своей памяти. Краем глаза он заметил, что Нюня внимательно наблюдает за ними, и повернулся к ней:

- Вы, наверное, догадались, что мы старые приятели. Я очень давно знаю Машу... Марьям.

- Я догадалась, - ответила Нюня без намека на сарказм.

Марьям на несколько минут полностью завладела разговором. В конце концов она предложила:

- Пойдемте наверх - там веселее.

- А что там, наверху? - поинтересовался Рашид.

- Дорогой, разве ты не знаешь? Хм, я приехала только вчера и уже знаю тут все.

Нюня негромко кашлянула и промокнула губы салфеткой.

Марьям невозмутимо продолжила:

- Я осмотрела все заведение. - Ее глаза заметно расширились. - Здесь можно потерять немного денег, но можно и выиграть.

- Вот как? - удивился Рашид.

- Вот так.

Рашид бросил взгляд на Акпера. Тот кивнул и с ухмылкой сказал:

- Звучит привлекательно. Это должно быть забавно. Они прошли к скрытому за кулисами лифту. Марьям нажала черную кнопку, и он медленно поднялся на один этаж. Из лифта они попали в коридор, ограниченный слева закрытой дверью. Прямо перед собой они увидели арку с вельветовыми занавесками. Через нее все четверо вступили на богатый ковер зала, обставленного еще роскошнее, чем ресторан внизу, и не менее просторного.

Рашид прикинул, что здесь находилось человек пятьдесят, и, бросив взгляд на свои часы, отметил, что до восьми осталось несколько минут. В зале стояли две рулетки, столы для игры в кости, покер и очко, полный комплект символов легких денег - от "блек джек" до "одноруких бандитов".

Вдоль стены тянулся длинный ряд игральных автоматов, напомнивших Рашиду Монте Карло. У противоположной стены они увидели небольшой бар, здесь же были расставлены удобные кресла и диваны для уставших и разочарованных игроков.

Марьям не отпускала руку Рашида, и Нюня вполне естественно потянулась к Акперу, она выглядела крошечной рядом с его долговязой фигурой.

Акпер присвистнул сквозь зубы:

- Как вам это нравится, а? Центр игрового бизнеса. Я знал - тут есть что-то подобное, но даже не подозревал, что дело поставлено на такую широкую ногу. - Он с усмешкой посмотрел на Рашида:

- Строго же блюдется закон в Баку, а?

Рашид покачал головой:

- Да уж! Похоже на монетный двор. Ты доволен?

- Ага. Я.., б...!., был доволен. Похоже, мы будем удостоены особой чести.

- Как это?

- Здешний босс - большой человек. Похоже, нам окажет внимание сам Омар Бармагов.

Рашид проследил за взглядом друга и увидел высокого, широкоплечего мужчину, решительно пересекавшего зал по направлению к ним. Люди уважительно расступались перед ним, кивали ему, заговаривали с ним. Не обращая на них внимания, он двигался по прямой, убежденный, что никто не посмеет встать у него на пути. Самоуверенный, в прекрасно сшитом костюме, с сердечной улыбкой на красивом лице.

Остановившись перед ними, он негромко пророкотал:

- Ну и ну! Какой сюрприз! Рад вас видеть, Акпер бек. Я все думал, когда же вы навестите меня. - Он протянул руку с тщательно ухоженными ногтями.

Акпер ответил на рукопожатие и сказал:

- Случайность. Марьям ханум, - он кивнул на Марьям, - любезно...

- Вот и чудесно. Как поживаешь, дорогая? - Бармагов улыбнулся Марьям и продолжил:

- Марьям будет петь у нас в клубе.

Акпер представил Нюню и Рашида, потом польстил Бармагову:

- Отличное у вас заведение. И доходное, должно быть?

- Еще бы. Однако вы ошибаетесь, Акпер бек. Это не мое заведение. - Он вежливо улыбнулся. - Я иногда отдыхаю здесь, только и всего.

Акпер расхохотался.

Наблюдая за ними, прислушиваясь к их разговору, Рашид ощущал прямо-таки электрическое напряжение, возникшее между двумя мужчинами, хотя они обменивались самыми обычными фразами.

Бармагов был слишком самоуверенным, слишком елейным, на взгляд Рашида, которому совсем не понравилась его снисходительная манера.

- Меня можно считать новичком в игре, Омар бек, - сказал он. - Может, я выиграю целое состояние?

- Вполне вероятно. Новичкам везет. Вмешался Акпер:

- Неужели здесь можно выиграть, Омар бек?

- Разумеется, - рассмеялся тот. - Заведение довольствуется небольшим процентом. - Он помахал длинными пальцами. - А теперь оставляю вас во власти желтого дьявола. Удачи вам всем. - Он повернулся к Акперу и отрывисто проговорил:

- Мне пора, Акпер бек. Выпивка за счет заведения.

Не останавливаясь Бармагов повернул голову, вышел из казино.

- Бррр! - воскликнула Нюня, когда он исчез в арке. - Красивый мужик, но у меня от него мурашки.

- На многих он производит такое впечатление, - согласился Акпер. - Извините нас, ханум, мы на минутку. - Кивнув Рашиду, он вышел в арку.

Рашид поспешил за ним. В коридоре Акпер показал пальцем на дверь, на которую Рашид обратил внимание, выходя из лифта. Бармагов как раз входил в эту дверь, затворяя ее за собой. В комнате Рашид успел заметить кусок большого коричневого письменного стола и глубокое кресло рядом с ним.

- Видел, Рашид? - спросил Акпер. - Сукин сын уверяет, что никак не связан с клубом. Он просто живет здесь, вот и все. У него там две комнаты - кабинет и спальня. Здесь он работает и живет. - Помолчав, он добавил:

- Я даже знаю, что в кабинете у него нет сейфа, только крепкий письменный стол. Могу спорить, в нем хранятся важные бумаги. Сомневаюсь, чтобы он, подобно мне, держал все в голове. Уверен, многое у него зафиксировано черным по белому. Может, никакого криминала. Может, все зашифровано. Но этот парень запустил свои грязные лапы в такое количество темных делишек, что просто обязан вести учет. Он наверняка ведет соответствующие записи. Я бы отдал год жизни за возможность проникнуть в его кабинет и покопаться там часок.

- Это криминал, Акпер. Зачем тебе это? И так у тебя не спокойно, напряг. Акпер ухмыльнулся:

- На всякий случай. Ладно, вернемся, а то девчата рассердятся.

Как только они вошли в казино, Марьям схватила Рашида за руку:

- Пошли поиграем. - Она помахала Акперу и Нюне. - И вы попытайте счастья! Здесь забавно, не правда ли?

И она повела его от одного стола к другому. Они остались без мелочи после обхода "одноруких бандитов" и проиграли двадцатку в кости. Рашид вдруг обнаружил, что наслаждается всем этим: жужжанием голосов, щелканьем шарика на колесе рулетки, грохотом костей перед выкидыванием... Атмосфера напряженного ожидания заразительна, в ней ускоряется пульс. Потягивая коктейль и лениво перебрасываясь фразами с Марьям, Рашид наблюдал за мимолетными выражениями на лицах игроков.

Марьям все больше начинала походить на ту девушку, что Рашид знал давным-давно, и он чувствовал, как его грудь переполняется волнением, затрудняющим дыхание. Он попытался проанализировать свои эмоции, понять, какие чувства пробуждает в нем Марьям. Ему хотелось схватить ее за плечи и встряхнуть в отместку за то, что она заставила себя ждать так долго, так безнадежно.

Она снова была рядом. Случайное или кажущееся случайным прикосновение ее пальцев к его руке или щеке вызывало дрожь во всем теле. Ее шея была такой белой, обнаженная декольте грудь - так соблазнительна, что у него пересыхало во рту, ему трудно было говорить.

Они выпили еще по коктейлю и, снова наполнив стаканы, подошли к рулетке. Через несколько минут, беззаботно делая ставки, Рашид выиграл пару сотен. Он улыбнулся Марьям:

- Мне давно следовало попытать здесь счастья.

- Конечно же, милый. Ты многое потерял.

Он пристально посмотрел на нее и пробормотал:

- Это уж точно. Очень многое.

Она чуть выпятила губы и изобразила поцелуй, глядя при этом на рот Рашида. Он внезапно ощутил, как по коже пробежали тысячи иголочек, ее горячее дыхание опалило его.

Рашид забормотал скороговоркой:

- Давай уйдем отсюда, Марьям. Пошли. Мы должны поговорить, побыть наедине.

Она рассмеялась:

- Не сейчас, Рашид. Никогда не прекращай игры, пока выигрываешь. - И она снова повернулась к рулетке.

Пожав плечами, Рашид наобум разбросал свои фишки по столу. Через несколько минут он пересчитал их: восемь красных и пятнадцать белых - всего на пятьсот пятьдесят долларов. Собрав фишки в две горсти, он сказал:

- Хватит, Марьям. Давай обменяем их на деньги и начнем тратить.

Глядя на фишки, она поинтересовалась:

- Сколько?

- Пятьсот пятьдесят.

- Ладно, Рашид, не валяй дурака. Тебе же везет! - Ее глаза сузились. - У меня предчувствие. Красное! Цвет крови, цвет.., моих губ. Поставь все на красное. И, выиграешь или проиграешь, мы пойдем. Хорошо, милый?

Рашид колебался, и Марьям скривила губы:

- Ты боишься? Боишься рискнуть?

На челюстях Рашида вздулись и опали желваки. Он поставил все фишки на красное.

Крупье крутанул колесо и запустил шарик в предназначенную для него канавку. Рашиду было наплевать, выпадет ли красное или черное, да хоть фиолетовое! Наморщив лоб, он неотрывно следил за Марьям.

Шарик щелкнул и упал в одну из тридцати восьми ячеек. Крупье пробубнил скучным голосом:

- Номер семь, красное.

Марьям сильно сжала руку Рашида.

- Я же говорила! Ну как?

- Прекрасно.

Марьям собрала фишки и кивнула Рашиду:

- Пошли, счастливчик. - Она рассмеялась. - Сегодня твоя ночь.

Марьям вывалила фишки перед одним из трех кассиров и уступила место Рашиду, чтобы он мог получить наличные. Краснолицый кассир с длинной, откляченной нижней губой поднял глаза от блокнота, в который он заносил какие-то цифры, отложил ручку и, небрежно взглянув на Рашида, спросил:

- Ободрали казино, а?

Рашид хотел было ответить, но промолчал, нахмурив брови. У кассира оказался высокий гнусавый голос, и Рашид припомнил слова Акпера о том, что звонивший ему осведомитель говорил так, словно играл на банджо. Описание точно соответствовало голосу кассира. Рашид хотел было намекнуть на телефонный звонок, но передумал и беззаботно сказал:

- Да вот выиграл немного. Полагаю, не велика потеря для вашего заведения?

Кассир отсчитал новехонькие, хрустящие стодолларовые банкноты, словно только что с печатного станка.

- Одиннадцать сотен. Неплохо. - Он улыбнулся, и его нижняя губа отвисла еще более гротескно. - Даже для нашего заведения.

Рашид взял купюры и протянул шесть из них Марьям:

- Держи, ты заслужила по крайней мере половину. Ее лицо стало серьезным.

- Нет, Рашид. Это твои деньги, а я достаточно насладилась, наблюдая за игрой.

- Если бы не ты, у меня была бы только половина этой суммы. - Рашид обратился к кассиру:

- Что вы скажете о девице, отказывающейся от денег? Не попытаетесь ли переубедить ее?

Кассир покачал головой:

- Меня прошу не вмешивать.

Рашид повернулся к Марьям и опять протянул ей деньги:

- Не спорь и бери свою долю.

- Нет, мне не нужны твои деньги, Рашид. Я бы... - Она помолчала, ласково поглаживая длинными пальцами рукав своего платья. - Мне было бы неловко.., за все.

Рашид засунул банкноты в свой бумажник, взял Марьям за руку и потянул ее к лифту, но тут же остановился и сказал:

- Я не могу уйти просто так, Марьям. Нужно сказать им.., э... Акперу, что мы уходим.

Марьям надула губы, сразу став похожей на ту девочку, которой она была много лет назад, и запротестовала:

- Мне-то казалось, что ты торопишься.

- Все верно, Марьям. Но я не могу молча смыться. Подожди здесь, я сейчас вернусь. Она остановила его:

- Нет. Я подожду на стоянке. Так будет лучше... Потом я тебе объясню. Я буду в голубом двухместном "Хундае".

Она вошла в лифт. Рашид огляделся, заметил непокорные рыжие волосы Акпера среди голов, склонившихся над столом для игры в кости, протиснулся сквозь толпу и тронул его за локоть.

Некрасивое лицо Акпера осветилось улыбкой.

- Где ты пропал? Подходящее местечко для кандидата в конгрессмены, а? Мы даже выиграли полтинник. Похоже, здесь играют честно.

- Мужик с голосом банджо, - выпалил Рашид и в ответ на вопросительно поднятые брови Акпера кивнул в сторону кассы:

- Он там - тот краснолицый.

- Ты уверен?

- Судя по твоему описанию голоса, это именно он.

Акпер нахмурился:

- Странно. Ладно, проверим. Спасибо.

Тут только Рашид увидел Нюню в толпе, сгрудившейся вокруг стола.

- Привет! - воскликнула она. - Что новенького? Рашид пожевал губу, потом забормотал, с трудом подбирая слова:

- Гм... Я хотел сказать... Ну, в общем, я ухожу. То есть мы поехали проветриться.

Внимательно посмотрев на Рашида, Акпер негромко спросил:

- Все еще на крючке, а?

- Может быть. Не уверен. - Рашид взглянул на Нюню. - Насчет ужина...

- Не волнуйтесь, Рашид, - улыбнулась она. - Как-нибудь в другой раз.

- Конечно. Обязательно, Нюня, - откликнулся Рашид и повернулся к Акперу:

- Уже половина девятого. Ты хочешь, чтобы я остался до встречи с тем парнем?

- Зачем? Телохранитель мне ни к чему, - ухмыльнулся Акпер. - Да ты и не очень годишься на эту роль. А теперь проваливай, приятель.