Своими догадками Никита ни с кем делиться не собирался. Он  шел к молодому выпивохе, чтобы познакомиться и любым способом  добыть загадочную оконную  линзу.

    Мысль о возможном личном бессмертии и обладании неправдоподобной физической силой все сильнее и сильнее захватывала сознание. Об этом Никита  мечтал все свое сопливое детство. Побочный эффект с безотказным эротическим воздействием на женскую психику тоже мог пригодиться!

   Никита никогда не любил сантименты и долгие ухаживания. Подобная, требующая  времени чепуха мешала заниматься настоящим мужским  делом и ограничивала  личную свободу.

    Старая покосившаяся избушка молодого выпивохи  оказалась  распахнутой настежь.

  Полусгнившие половицы предательски скрипели под ногами, пока Никита ходил по пустой, в общем-то, нежилой избе. Весь домашний скарб ушастого паренька ограничивался уже знакомой железной кроватью.

  На проезжую часть  выходило два окна. Левое   еще вчера было разбито Никитой в порыве бешенства, а правое  и сейчас поблескивало одной своей уцелевшей половиной. Неприбранные осколки, словно порушенные сталактиты, отсвечивали по всему пустому залу.

    Никита выломал деревянные рейки, удерживавшие уцелевшую «пуленепробиваемую» защиту, от которой, как мячики, отскакивали камни, и вытащил  наружу прозрачное «сокровище», ничем не отличавшееся от обычного  оконного стекла. Через мгновение ценная «запчасть» барахталась в сумке между старыми письмами.

  Оставалось встретить закат на мельнице во всеоружии. Последовательность действий Никита знал из писем Фомы. Сердце тревожно застучало, как перед невыученным экзаменом.

***

   Уже у порога «своей» избушки за спиною прозвучал взволнованный голос Алины:

 - Подожди!

    Сегодня девушка решила  сменить наряд. Синие, обтягивающие  широкие бедра джинсы ей здорово шли. А розовая приталенная кофточка делала Алину похожей на недавнюю выпускницу школы. Этакий коктейль легкой наивности и телесного цветения.  В общем, приоделась так, будто на свидание собралась.

 - Чего случилось? – спросил Никита на ходу: задерживаться для ненужного разговора в его планы не входило.

 - Мне для тебя оставили записку.

 Пришлось все-таки остановиться.

 - Почему тебе, а не мне?

  Протянутая, слегка подрагивающая девичья  рука не предвещала ничего хорошего.

 - Не знаю.

   Никита взял мятый тетрадный лист в клеточку, но пробежал взглядом по соседним избам.  И только в единственном окне колыхнулась штора. В этой избе жила красотка Ольга. Ей единственной, похоже, до всего было дело!

  «Предназначено для прочтения  психованному соседу, выбившему все стекла в деревне.

  Если ты, парень, не поделишься со мной своими соображениями по поводу зашифрованной схемы (а они у тебя есть), то уже к завтрашнему утру твоя соседка Алина превратится в воспоминание.

   Изложи свои измышления на бумаге и оставь её на мельнице в той самой комнатке, до которой ты все-таки смог  добраться. Успехов тебе в нелегком деле!

 Да, кстати, чтобы не возникло сомнений в серьезности моих намерений, я помог навсегда  избавиться от алкогольной зависимости одному из ваших бестолковых соседей».

  Аккуратный почерк, скорее женский, чем мужской. Обычный шантаж.

  Никита скосил глаза - Алина бледнела и краснела попеременно: в том, что написавший записку выполнит свое обещание, девушка, видимо, ни капельки не сомневалась.

    Такого выбора никогда еще Никите не предоставляли. Но «бесовская» линза лежала в сумке. И если Фома-мельник не был идиотом, то...

  Хотя возникло сомнение: если бы Алина испугалась по-настоящему, то  не стала бы наряжаться и наводить макияж, будто собралась на танцы.

 - Что будешь делать? –  Тяжелым вздохом Алина прервала размышления Никиты. -  Скажи хоть что-нибудь!

 - Откуда я знаю, что это не ты   написала записку?

 - Совсем дурак? –  Щеки девушки вспыхнули ярким румянцем. – Лучше скажи, что тебе до меня и дела нет!

   Немного порывшись в сумке, Никита  извлек авторучку и листок. Он совсем не был настроен решать чужие проблемы.

 - Пиши то же самое и не бурчи лишнего.

   Это был приказ - девушка подчинилась, хотя её подрагивающая от волнения  рука  как будто бы говорила сама за себя. Но Никита встречал в своей жизни и классных «актрис».

  - Убедился?

 Почерки, естественно, не совпадали.

 - Да.

 Возможно, у Алины был сообщник.

 - Я могу идти? – Девушка  топталась рядом и не знала, на что решиться. – Ведь от меня теперь ничего не зависит?

 - Нет. Останешься, - заговорил наконец Никита. – Но сразу скажу, что такие, как ты, мне не нравятся.

 - И какие же это такие?

 Алина даже забыла об угрозе в записке. Нетерпеливый  высокомерный взгляд стал «наградой» Никите.

 - Вечно задирающие нос и считающие, что мир должен вертеться вокруг них. 

 Обычно Никита не сводил с девчонками счеты, но Алина стоила того, чтобы мужчины помнили об ее невнимании. Наконец-таки она будет вынуждена дослушать до конца всё, чтобы он ни сказал. Как аукнется, так и откликнется!

 - Решил мне отомстить за первую  встречу? – Девушка оказалась на редкость догадливой.  В ее голосе, несмотря на неподходящую для неё самой ситуацию, звучал вызов. - А ты думал, я перед тобою должна  на задних лапках ходить? Красавчик! Вел себя здесь как недоумок!

  Никита одобрительно ухмыльнулся, взял Алину за руку и потянул по пыльной дороге в сторону старой мельницы. Как ни странно, резкая отповедь говорила в пользу девушки.

 - Вот, и поговорили! Теперь   будет легче пережить твою скорую смерть. Привыкай к подобным ощущениям. Это делает жизнь более вкусной!

 - Ненормальный! – Она пыталась вырваться, но делала это без особого энтузиазма. – Я с первого взгляда  поняла, что ты ненормальный!

 - И теперь твоя жизнь зависит именно от такого.

   Можно было наслаждаться моментом, потому что Алина   без понуканий топала следом по витиеватой  лесной тропинке. А общество красивой незнакомки, чувствующей, что она в чём-то зависит от тебя, всё равно приятно.

   Никита любил подобные игры, потому что девушки в такие редкие моменты бывают искренними. Хотя, может быть,  к тому же ещё и злыми…

  Однако всё-таки существовал вариант сговора между Алиной и тем, кто написал записку. И имя симпатичной блондинки теперь  почему-то  казалось знакомым: оно  где-то уже недавно встречалось.

***

   Дверь в мельницу так и осталась приоткрытой.

   Природа вокруг молодых людей пышно цвела и благоухала. Медовый запах несся с поля и дурманил голову, а тихое однообразное журчанье реки наполняло душу неуместным умиротворением.

  - Заходи!

  Никита посторонился и запустил девушку внутрь крепкого строения.

 Алина ставила ногу осторожно, будто шла по хрусталю.  Ее поведение походило на повадки котенка, впервые попробовавшего воду лапкой.

 Оказавшись в комнатушке с единственным окном, она облегченно вздохнула. Видимо, ожидала увидеть нечто иное.

 - Зачем мы здесь?

 -  Будем близко знакомиться…

   Никита стоял возле окна и решал задачу, какое из двух его стекол нужно заменить  линзой. По логике вещей и высоте выезжавшего из пола ящика, выходило, что  верхнее.

  Пока расковыривал пазы ножом,  предложил:

 - Расскажи что-нибудь о себе!

 -  Зачем?

 - Сегодня ночью ты можешь внезапно захотеть близости со мною, - Кот всегда отличался странным чувством юмора, поэтому он, даже не улыбнувшись, продолжил. -  Не хотелось бы, чтобы, проснувшись утром, ты обнаружила, что спишь рядом с незнакомым  человеком.

  Поперхнувшись,  Алина замахала руками, будто хотела отбиться от назойливых комаров.

 - Почему такой дурак? Вначале даже понравился мне… немного.

 - Я  не шучу, - Никита бросил на девушку долгий оценивающий взгляд, и она слегка покраснела. – Даю слово! Если   выживем, то  сама захочешь отблагодарить меня. Просто сейчас не знаешь всех обстоятельств. В противном случае мы не выживем…

  Никите нравилось видеть замешательство девушки.  Доставляло удовольствие затрагивать ее самолюбие.

 - Ты… -  Алина замешкалась: видимо, подбирала и не могла найти достойного оскорбления.

   Рассматривая пухлые губы,   шевелившиеся в поисках подходящего слова, Никита вежливо ждал, но, наконец, не выдержал:

 - Я бы сказал так, чтобы продолжить наше знакомство. Ты красивая. Умная. И… воспитанная! 

 От  удивления Алина закрыла рот.  Обтягивающие дорогие джинсы и нежно-розовая кофточка все-таки ей здорово  шли.

   Никита поймал себя на мысли, что, возможно, он уже «попался на крючок». И проиграл девушке «раунд»! Она прекрасно знала, какой эффект ее внешность производит на мужчин. Стоило начать себя контролировать. Шестое чувство подсказывало Никите, что никому верить нельзя.