Совсем стемнело. Приложив палец к губам,   Ольга осторожно высвободилась из объятий.  Они лежали на каменистом склоне водного канала, укрытые от наблюдателя высокой травой.

 - Молчи, - прошептала девушка. – У тебя  нет друзей, кроме меня.  Никому нельзя доверять. Ему - тем более! Он стал обычным человеком. Наши планы его больше не интересуют.

     Никита бросил взгляд в сторону тропинки: высокий кряжистый силуэт, облаченный в длинный плащ с капюшоном, виднелся в тусклом свете луны возле крайней разлапистой ели.

 - Вроде  голос  Артема.

 - Все они здесь друг на друга похожи. А получилось только у тебя. Теперь нам никто не нужен! - Ольга  плотоядно облизала губы и оглянулась на мельницу. – Надо воду запустить в канал. Колесо должно крутиться. Забыл?

 Рядом с ее пышным телом соображалось плохо, но мозг все-таки производил робкие попытки возобладать над пагубными, навязанными извне эмоциями.

 - Зачем я тебе?

 - Ты? – Девушка удивленно приподняла аккуратно выщипанную бровь. –   Ты теперь здесь и бог, и судья!  Знаешь, что это обозначает?

 - Нет.

 - Правда? Обо всем забыл? – Недоверчиво хмыкнув, Ольга  на мгновение задумалась. Она совсем  не торопилась возобновить прерванный любовный поединок.  –    Тебе больше никто не указ. Полная свобода! Только не забывай о периодичности инициаций. И отвези меня домой.

 - Где твой дом?

   Простой с виду вопрос  насторожил девушку – она слегка отодвинулась от Никиты.

 - Я думала, ты хоть это помнишь…

 Всплеск гормонов, видимо, закончился: снова можно было свободно мыслить.  Только руки и ноги продолжали гудеть как высоковольтные провода.

   Ольга каким-то непонятным образом  это поняла. Во взгляде - очередное нескрываемое разочарование.

 - Ты не должен был смотреть ей в глаза! Должен был в мои! И тогда у нас все сложилось бы по-настоящему…

  Внезапно   вспомнились дневники Фомы.  В итоге счастливым тот не стал. А жизнь свою закончил и вовсе непонятно! Возникло первое робкое сомнение   в правильности совершенных поступков. Еще и слова Артема!  А тот совсем не походил на труса и завистника…

 - Значит, не судьба, - в задумчивости ответил Никита.

  Губы  Ольги сжались так плотно, что в темноте напоминали тонкую прямую нить.

 - Лучше скажи, почему   только тебя инициирует машина?  Что такого сделал?

  -  Наверное, я особенный.

  Сейчас Никита мог еще диктовать условия. Надо было срочно поменять стекла в мельнице. Никто не должен знать решения загадки! Иначе конец! 

  Плечистый силуэт человека в развевающемся на ветру плаще  растворился в темноте. Так и не дождавшись ответа, Артем возвращался в  Железницу.

 - Ушел!  - Ольга тут же придвинулась ближе, ее мягкие требовательные губы прикоснулись к щеке Никиты, но он отклонил голову. Однако никакой обиды за отклоненный поцелуй не последовало.

  - Почему он ушел?

 - Боится. Ведь от тебя не знаешь, чего и ждать! -  Горячее женское  тело прижималось всё ближе, обжигая Никиту.

 - Боится? Это вряд ли…

  Вдруг появилось ощущение, что только что была совершена крупная ошибка, из тех, что возвращаются, как бумеранг. Может быть, даже стоило догнать Артема и всё ему попытаться объяснить…

    И здоровяка точно следовало выкинуть из списка подозреваемых: он действовал в открытую и не представлял настоящей опасности. А вот две оставшихся красотки вызывали очень сильные подозрения. Правда, методы воздействия на Никиту они избрали прямо противоположные  друг другу. Так кто же из них? Или обе?

   Стоило попробовать задать прямой вопрос и посмотреть на реакцию…

 -   Кто убивал мужчин?

 - Не знаю… - Девушка  с лукавым подозрением уставилась в глаза. – Хватит притворяться! Пойдем, доделаем дело. Мельница ждет!

  Похоже, только это её на самом деле  и интересовало.

  Никита толком не понял, но, похоже, Ольга намекнула, что он сам и есть тот самый третий. Или она глупа, как пробка, или его обвели вокруг пальца!..

  Никита не знал, на что и решиться. Сердце в груди вдруг учащенно застучало и пересохло в глотке.

***

    Луна спряталась за облаками.  Темнота  не позволяла видеть дальше пяти шагов. Двигаться по  каналу приходилось почти на ощупь, постоянно натыкаясь на шагающие впереди широкие женские бедра.

   - Я открою выпускной шлюз. А ты иди к впускному!

   Командный  голос Ольги напоминал о необходимых действиях.  Ее легкие шаги удалялись в противоположную сторону.

  Никита затаил дыхание и прислушался, но, кроме шагов девушки, ни один звук не нарушал тишину. Возможно, совсем не следовало делать то, что не получилось сто лет назад у «леших». Неприятный холодок защекотал спину Никиты.

 - Слушай, я на самом деле забыл, зачем все это! – Вопрос сам вырвался из глотки.

 Ольга с ответом не торопилась, шуршание ее удаляющихся шагов наконец стихло.

 - Это путь к твоей безграничной власти! К твоей и моей  вечной жизни. Не надо меня проверять!

   В её сильных руках громко и безвозвратно  заскрипело железо ворота выпускного шлюза.

 «Почему нет?! – подумал Никита. -  О подобном многие мечтают. Такой шанс предоставляется одному из миллиарда. А может быть, вообще никому…  Если получится что-то совсем непотребное,  можно будет выйти из игры».

 Хотя волнение внезапно перехлестнуло через край. Даже руки на мгновение сделались ватными.

 - Чего  ждешь?

  Раздраженный  девичий голос заставил совершить последние десять шагов. Впускной ворот не работал много десятилетий. Но на этот раз он открылся, на удивление, легко, словно превратился в детскую игрушку.

   Нет, ворот остался прежним! Это руки  стали другими  -  в них гудела неуемная мощь гидравлической машины. Никита постепенно превращался в Фому-мельника…

   Два водных потока рванули навстречу друг другу – вода на мгновение вспенилась и подчинилась течению реки.  Мельничное колесо начало свое медленное тягучее вращение. По часовой стрелке!

   Громко  каркнув, с крыши мельницы  слетела  ворона. Следом за нею звучно захлопала крыльями сорвавшаяся с места стая.  Они в  спешке покидали насиженное место…

   Метрах в десяти от колодца, ближе к лесу, чем к мельнице, над землею вспыхнуло бледно-зеленое свечение, оно стелилось, словно туман, и очерчивало треугольник размером с небольшую детскую площадку.

  Оказывается,  Фома-мельник писал правду, потому что в зоне зеленого свечения дерн  дрожал. Он будто ожил и  всеми силами пытался вырваться из матушки- земли.

 - Не стой!

  Голос  Ольги внезапно, как выстрел, прозвучал   за спиною. Никита не удержался – как в далеком детстве,  вздрогнул всем телом.

   –  Это же не я все здесь замаскировала! Теперь сам разбирайся со своими секретами. Подзарядка  работает!

    В  колодце, на самом его дне, прятался люк с кольцом.  Когда-то давно мельник так и не решился спуститься в подводный тоннель. Он так и не сделал последний шаг, оставив его для Никиты.