Та часть  Никита, которая сама себя назвала Котом, требовала немедленного продолжения.  Другая же его часть упрашивала остановиться. Обычно, если время на принятия решения мало, побеждала более агрессивная составляющая.

 Никита решился:

 - Мне нужна веревка. Я  в сумке оставил.

 На самом деле нужно было срочно забрать из мельницы линзу, но Ольга не почувствовала подвоха. Ее интересовало совсем другое, а светящийся зеленый «треугольник» её нисколько не удивил.

 -  Что делать дальше? – Притопывая от нетерпения сильной ножкой, она ждала указаний.

 - Иди к колодцу. Там на дне люк.

 - Здорово придумал! – восхитилась девушка и тут же исчезла в темноте.

   Никита дернул дверь мельницы за кованую  ручку, но та даже не шелохнулась. Пришлось приложить усилие – ручка, издав  жалобный писк, оказалась в руках.  Скрытые гидравлические насосы крепко удерживали вход.

   Подсунув под дверь руки, Никита дернул изо всех сил. Насосы нехотя зашипели – образовалась небольшая щель.  Тусклый  свет зажигалки  помог не спотыкаться на каждом шагу.

   Кованый ящик давно  ушел под пол, а   Алина спала у окна, как ребенок, подложив себе под голову сумку с веревкой.  Ее ровное убаюкивающее дыхание успокоило даже разволновавшегося  Никиту.

   Вот у кого нервы, оказывается, просто железные!

  Через минуту линза была извлечена из паза. На ее месте вновь поблескивало обычное стекло.

 - Ты был прав! -  Сонный, тягучий голос девушки заставил Никиту обернуться.  – Все произошло именно так, как ты и говорил.

 - Что произошло?

 - Не скажу… Не оставляй меня здесь одну! Мне  страшно!

  Алина и сейчас всеми силами старалась сохранять дистанцию, хотя, по идее, должна была бы броситься на шею…

  Ее манеры все-таки  здорово отличались от  мужских повадок Ольги.  Тяжелый девичий вздох отвлек Никиту от невыгодных для сексуальной брюнетки  сопоставлений.

 -   Ольга  понравилась? –  полным сожаления  голосом спросила Алина.

 - Да нет…   Линза сыграла со мною злую шутку.

 - Какая линза?

  Вопрос  вроде бы прозвучал естественно, но Никита насторожился. Где-то все еще прятался третий, самый умный и безжалостный.

 -  Не обращай внимания…

 - Мне кажется, - Алине явно хотелось выговориться. В слабом свете зажигалки её улыбка казалась натянутой и жалкой, – что Артем хороший человек.  Подружись с ним. Вы вдвоем справитесь.

  Странным показалось, что девушка благоволила к  незнакомому мужику. Может быть, именно она и была  Глафирой. Для девушек  процесс перекрашивания волос не сложен! И тоже ведь  красотка!

 - С чем справимся? – Никита решил продолжить заинтересовавший разговор.

 - С чудовищем, которое убило моего  парня. И не только его! Убивают ведь только мужчин!

   Сумка наконец-таки оказалась на плече, Никита вздохнул  с облегчением - линза вновь лежала между истлевшими тетрадными листами.

 - Пойдем со мною. Тебе опасно здесь оставаться.

   Алина  вскочила с колен и взвизгнула от радости. Такое бурное изъявления чувств тоже показалось неестественным.

  Возможно, девушка радовалась совсем не тому, о чем  вначале подумалось. Может быть, она, как и все, стремилась к раскрытию тайны. Теперь любая чужая неестественно-сильная эмоция вызывала у Никиты подозрение.

 - Об Ольге что скажешь?

  По привлекательному лицу Алины скользнуло плохо скрытое желание   высказать о сопернице всё, что  думалось. Но девушка сжала зубы и  выдала Ольге почти комплимент:

 - Красивая… Даже слишком. Себе на уме. Ей никто не нужен. И меня почему-то боится!

 Никита крепко держал  холодную девичью ладонь и вел Алину по темному коридору к еле заметному  силуэту приоткрытой входной двери.

 - И это всё?

  - Нет, не всё! – Алину все-таки прорвало, и она рассерженно выдернула руку. – Что  хочешь от меня услышать? Мне кажется, что она настоящая тварь! Гадюка подколодная! Я думаю, это она убивала мужчин!

   Похоже, блондинка, наконец-таки, сказала, что думала. Правду! Вот и кому из них верить? Игроки попались достойные!

***

 - Ты зачем её притащил? – этими словами Ольга встретила вынырнувшую из темноты пару. – С ума сошел?  Тебе меня мало?

  Вопросы посыпались градом. В них звучала не злоба, а  недоумение.  Не слушая упреков, Никита торопливо привязывал веревку к покосившемуся срубу колодца. Яркий диск луны, наконец, выглянул из-за нескончаемой вереницы облаков, и стали видны хмурые настороженные лица привлекательных, стоящих друг друга соперниц.

 - Раздевайтесь! – приказал Никита и вытащил фонарь из сумки.

  Платье тут же упало к загорелым ножкам Ольги. И девушку ничуть не смущало отсутствие на себе  нижнего белья.  Картинно  опершись руками на сруб, она красиво изогнула спину. Правда, в тусклом свете луны виднелись лишь плавные  контуры женского тела.

    Идея предполагаемого эротического соревнования ничуть не смутила брюнетку. Она словно за что-то собиралась бороться!

 Алина сморщилась, глядя на неё, как от вида гадюки, и  отвернулась даже от   Никиты.

 - Я так не могу!

 Да, между ними - существенная разница! Будто специально подобрались.

 - В воду полезем, - слегка оторопев от увиденного, пояснил Никита. – Хотел, чтобы у вас осталась сухая одежда.

 - Она так во всем будет тормозить! Чем дальше, тем будет хуже. Оставь ее здесь!

  В голосе  Ольги зазвучало нескрываемое разочарование.  Ловко ухватившись за веревку и на мгновение сверкнув округлыми соблазнительными  телесами,  брюнетка исчезла в темноте колодца. Послышался громкий всплеск воды -  из глубины, будто эхо, донеслось:

 - Тут по щиколотку! Можно было не раздеваться.

  - Кран перекрой! – отдал очередной приказ Никита и включил фонарь.

   Сочное тело Ольги здорово отвлекало от дела. Оно действовало так же, как высвобожденный из обертки шоколад  притягивает к себе сладкоежку. Естественный, сложно преодолимый соблазн! И девушка пользовалась этим умело и бесстыдно, как оружием.

  Никита сбросил вниз голубое платье.

 - Оденься!

  Также послушно был исполнен и этот приказ.  Опасные  для любого нормального человека жители Железницы будто бы на самом деле  боялись городского гостя и  беспрекословно выполняли его  распоряжения. Даже некогда строптивая блондинка Алина доверчиво ждала  указаний.

   Никита начал входить в роль полководца -  страх тут же выветрился из сердца.

 « И мочалок командир!», - вспомнились не к месту слова из старого детского стиха. Теперь он уже и сам не знал, за кем остался этот «раунд».

  Потому что главный удар обычно наносят, когда ты не ждешь!