Все, что происходило с Никитой после отключения сознания до самого момента пробуждения, стерлось из памяти, будто кто-то невидимой безжалостной рукой вырвал ненужные страницы из книги воспоминаний. Но… помнились все, с кем в деревне пришлось познакомиться.

    Очнулся Никита стоящим перед  прозрачными «лобовыми» пластинами-стеклами «треугольника». А за ними расстилалась  бескрайняя зеленая равнина, испещренная змеями глубоких оврагов. Беспощадные  лучи солнца, застывшего в зените, слепили глаза. Непривычная для городского жителя тишина  терзала ухо.  Изредка снизу, из люка, затянутого колышущейся «пленкой», доносился  шелест травы, да отголоски треска крыльев стай серых птиц, темными облаками проносившихся  в голубом бесконечном просторе и пикировавших вниз до самой земли.

   Жара! Градусов под тридцать.

   Чья-то женская  спина виднелась вдалеке, среди океана травяных просторов: девушка быстро бежала по одному из извилистых оврагов в сторону заходящего солнца.

  Никита оглянулся: «гроб» Ольги оказался пуст.

    Ставшие прозрачными лобовые минералы «треугольника»  позволяли следить за беглянкой до тех пор, пока ее  резко сужающийся книзу стан полностью не  скрылся в очередном глубоком овраге. 

  Бежать следом за ней, подобно собачонке, точно не стоило: Никита усвоил для себя несколько простых правил в отношениях с прекрасной половиной человечества, которые он даже смог бы сформулировать в нескольких предложениях…

  И в них было четко прописано: «Бегать за красивой девушкой нельзя! Бессмысленно и даже вредно».

   Похоже, Ольга получила, что хотела! Только вот нужно ли всё это было Никите? Артем же предупреждал!

      На крайнем правом лобовом «стекле»  высветился рисунок - обычная карта местности. Никита никак не мог вспомнить нанесенный на карту участок незнакомого маршрута. Внезапно скопление крошечных квадратиков, очень похожее на обозначение большого города, замигало - лобовые «стекла»  потемнели.

 «Треугольник» нехотя накренился – загудели невидимые двигатели, и Никита едва успел ухватиться за  серебристый поручень, выстреливший из боковой панели.

   То, что он уже куда-то летит, стало понятным по приличной перегрузке и красной черте, появившейся на карте. Она тоненькой полоской прочерчивала маршрут полета. И летел «треугольник»  в сторону, противоположную направлению движения Ольги. В направлении огромного города. 

   Взобравшись на очередную вершину пологого холма, остановилась бывшая попутчица: она внимательно и с опаской следила за полетом «малахитовой глыбы». 

 А  Никите в этот миг вдруг вспомнились слова из послания:  «Если вы открыли тайну механизмов «моста», отправляйтесь в путь, который уже многие безуспешно пытались пройти. Может быть, именно вам повезет!

  Но помните о том, что из застывшей навсегда формы исчезает её живая чувствительная суть, божественное подвижное содержание. Бесчувственное чудови…»      

    Похоже, новый  маршрут «треугольника» был задан самой Ольгой.  Или кем-то еще…

 ***

    «Глыба» зависла над ровной  площадкой метрах в пятистах от поросших обильной растительностью руин некогда огромного города. Его жуткий оскал с серо-зелеными  обломками домов-зубов возвышался над равниной, будто приготовившееся к нападению чудовище.

   Судя по изрядно потрепанному состоянию старых причудливых по форме каменных строений,  жители  оставили город  не меньше сотни лет назад. Они почему-то   сбежали,  предоставив город во власть ветрам и дождям. Картинка, застывшая перед глазами, здорово напоминала  воплотившийся в жизнь ночной кошмар.

   Никита  выпрыгнул в люк. 

   Внезапно сильно, как сошедший с ума метроном, застучало и заныло  сердце. Сами собою лентою из старого кинофильма перед глазами замелькали сцены из прошлого. Бессвязные воспоминания, путая сознание,  закопошились в голове. Мутная пелена начала застилать глаза.  Может быть, так же человек чувствует себя  перед смертью?

   Никита усилием воли попытался  отогнать  наваждение,  но ничем необъяснимый страх все сильнее сковывал руки и ноги. И они  становились мягкими, непослушными, бесчувственными.

 С трудом повернувшись спиною к  проклятому месту, Кот побежал. Ноги неуверенно хлопали, приминая траву.  С  каждым шагом становилось легче -  необъяснимый страх отступал, проваливался в случайно разбуженную темную часть сознания.  За спиною осталась зона земли, где человеку не подчинялось  собственное тело.

    «Глыба» все так же висела над головою: она неотступно сопровождала хозяина. Запрыгивать в неё не было никакого смысла. Управление этой штуковиной оставалось тайной за семью печатями!

   Никита давно уже так не боялся.  А ведь столько времени   потратил на то, чтобы убить в себе это чувство!

   Со злости сплюнув под ноги, Кот громко и старательно выругался. Не в его правилах отступать!  Но, похоже, все жители города когда-то  давно поступили так же, как он сам минуту назад.  И может быть, надо было последовать их примеру…

***

    Четкий контур человеческой фигуры, обозначившийся на заросшей кустами дороге, у первых каменных двухэтажных домишек, появился внезапно, будто вырос из-под земли.

   В мелькнувшем человеке Никита распознал молодую девушку.  Лет восемнадцати - двадцати, не более.

  Хотя он мог ошибаться, потому что видел перед собою  юное, очень даже милое лицо выпускницы школы, но уж слишком (не по годам)  развитое тело: высокую грудь, широкие сильные бедра, но при этом, на удивление, тонкую кость.   В  незнакомке чувствовалась здоровая, не изгаженная суетливой  городской жизнью порода.

   И девушка ничего не боялась. Уверенно шагала от руин  в сторону степи, хотя раскаленное  солнце слепило ей глаза, и возможно, она просто не видела случайного гостя, преградившего ей путь.

    Короткое серое платье выше колен; черные волнистые волосы, забранные в длинный хвост, неестественно блестят на солнце; на загорелых крепких стройных ножках – коричневые  сапожки до середины икры.

   К тому же девушка легко ходила там, где Никита   ползал!

   Наконец-таки уже можно было разглядеть выражение  лица  незнакомки. И это был страх. Так  реагируют только на опасных хищников.

  Девушка резко рванула с места, огибая Никиту широкой дугой.

   Синдром преследователя  всегда прячется где-то в глубинах мужского подсознания – Кот, не раздумывая, побежал следом,  нарушив одно из своих правил. 

  Раньше бы так не поступил…

    Пришлось мчаться по извилистым оврагам степи, огибая широкой дугой руины города, не меньше двух километров, пока девушка не выдохлась и не сбавила безумный темп тренированной спортсменки.

   Больше не полагаясь на собственные силы, Никита сделал ей совсем не джентльменскую  подсечку. Перевернувшись через голову, девушка кубарем пролетела  метра три и теперь, лежа в траве, злобно сверкала большими темными, затягивающими «в омут» глазищами.

   Взглянув  в них, Никита на мгновение потерялся, и ему вдруг подумалось, что так в твои глаза смотрит судьба.

 - Ты… зачем от… меня убегала? Мне нужно… просто поговорить!  - пытаясь выровнять сбившееся дыхание,  с трудом проговорил  он. – Из… вини за подсечку!

  В ответ получил недоуменное пожатие плечами, будто ничего из сказанного непонятно.

 - Зачем бежала? 

  В ответ – очередной удивленно–злобный взгляд. Вставать  с земли  беглянка не спешила; лежала, сжавшись в комок, словно змея перед броском.  Короткое платьице при падении высоко задралось, но его не спешили поправить.

  Никита  отвел взгляд в сторону: слишком уж откровенное и завораживающее  зрелище!

  - Я тебя не понимаю! На каком языке ты говоришь?  В твоем возрасте сюда уже нельзя приходить! Хотя… что я говорю! Мужлан неотесанный!  -  Движения губ  и  звуки  голоса   незнакомки вообще  не совпадали.

   Точно также дают недублированный перевод к  иностранным кинофильмам.  Только в данный момент переводчик сидел в собственной голове. 

   Никита протянул руку, чтобы помочь беглянке встать, но та  в испуге отшатнулась назад.

 - Да не сделаю я тебе ничего! Помочь хочу!

   И  снова, звуками не совпадая с открытием рта,  девушка затараторила:

 -  Оставь меня в покое! Лучше прогуляйся по мегаполису! Посмотрим, чего ты стоишь на самом деле! Все вы - страшные трусы! Если вернешься, вот тогда я подам тебе руку! Но ты же не сможешь без своего звездолета и шага ступить!

    Это был настоящий вызов! И кто его бросил? Обычная длинноногая  пигалица! Пусть и красивая!

  И кстати… о каком звездолете она бубнила?

  - Черт с тобою! – Никита тоже  отступил на пару шагов от сумасшедшей незнакомки. – Да пошла ты!

  Развернулся и пошагал в сторону заросших мхом и кустарником руин. Сделал это из злости! Пусть девчонка видит, что ему и море по колено!

   Раньше он был в состоянии контролировать свои эмоции, но задумываться над метаморфозами собственного сознания не хотелось!  Злоба и раздражение, неестественно взвинченные донельзя, готовы были выплеснуться через край!

    Где-то в самой глубине сознания появилась мысль, что сделал это ради того, чтобы девушка окликнула, ведь сам был во всём виноват.