Это только в сопливом детстве, на самых ранних его (почти младенческих) этапах,  Никита  Котов  думал, что всё   в этом мире создано  для хороших людей. А для плохих, мол, дом – тюрьма. Ничего подобного!

    Даже во дворовой  детской песочнице  всегда побеждал не тот, кто прав, а тот, кто сильнее.  Песочные замки легко рушились под крошечными ботинками самого злобного и здорового из мальчишек.  Остальная пацанва лишь робко  пыталась отстоять свои «игрушечные» права и пускала пузырями обильные слюни неудовольствия. Объединиться против самого сильного у них тоже не получалось. Боялись!

    Никита рос слабосильным.   Кровавые сопли после очередной драки или собственного избиения приходилось самому же вытирать из-под своего же разбитого конопатого носа.

    И никто почему-то Никиту жалеть не собирался. Хотя вроде бы и должны были! Говорят, ведь принято жалеть маленьких детей. Но этот закон упорно обходил вихрастого мальчишку стороной.

   Часто сидя в гордом одиночестве,  Никита много читал, и в каждой книге (ну, почти в каждой) добро побеждало зло.  Зло всегда получало по заслугам!

   А в жизни Котова зло почти всегда торжествовало. И тогда Никита понял, что, видимо,  ошибается, причисляя себя к добру. Он понял, что что-то с  ним не так, если  шишки и ссадины упорно покрывают собственное тело. Ведь за что-то жизнь его наказывает? Ведь она чему-то его учит!

    Поверить в то, что в книгах специально врут, рассказывая про необычайную силу добра, Котов очень долго отказывался.  Но однажды получил одной из подобных книг такую лихую затрещину,  что голова чуть не провалилась в школьный пиджак. А одноклассницы, видя эту сцену, так смеялись, что  на их безудержный хохот сбежалось чуть ли не полшколы.

   К тому же взрослые настойчиво запрещали своим детям дружить с Никитой. Родители одноклассников говорили им о том, что яблоко от яблони недалеко катится, намекая на неудавшуюся судьбину старшего Котова. А самого Никиту в лицо  называли волчонком, ведь он пытался доказать, что взрослые не смеют говорить вслух о том,  чего толком не знают.

  И   наконец шестиклассник Котов понял, что он совсем не представитель добра. Никита понял, что он зло! Ведь с ним упорно борются! Он понял, что должен перестать читать бред наивных писателей и должен стать тем, для кого и построен этот мир. А построен он явно не для добрых людей!

    В своих рассуждениях Котов пошел ещё   дальше.  Он понял, что на самом деле добро – это не добро,  а всего лишь слабость, помноженная на тихую трусость.  С того памятного дня Никита решил стать негодяем. Отпетым. Самым отпетым! Отпетым из всех отпетых!

     А для этого надо было расстаться с трусостью. И еще… стать сильным. И… умным.  И… коварным.  И… безжалостным. В общем, много еще каким. Работы предстояло проделать непочатый край!

   Никита мечтал расстаться с большинством из человеческих эмоций и стать таким же «кремнем», как герои из полюбившихся боевиков. Неожиданные всплески сильных чувств подводили мальчишку  в самые важные минуты жизни, заставляя принимать, как ему казалось, неверные решения.

    И все-таки собственная трусость досаждала Котову больше всего.  И он, наконец, решился: с большим трудом записался в секцию карате, куда его по видимой невооруженным глазом слабосильности брать упорно не хотели.

   Теперь ссадины и ушибы покрывали тело Никиты согласно графику тренировок и совсем не задевали собственное самолюбие. А драки, навязанные  более сильными  одноклассниками, стали  восприниматься как продолжение бесконечных спортивных баталий.

   Через  три года Котов, наконец, получил первую свою чего-то стоящую дворовую кличку. Она звучала, в общем-то, неплохо - «Кот». Потому что до этого его обзывали по-разному: «Кощей», «Кол», «Кости».  Ну, и ещё как-то там, о чем упоминать точно не стоит.

    К девятому классу Кот стал одеваться во все черное, набил себе приличные кентуса на кулаках и понял, что первый этап перехода в мир взрослых негодяев завершился.

   Трусить без очень серьезной причины Никита перестал. А для этого он долгое время ходил на городские дискотеки и с дрожью в коленях искал там самых отпетых задир-одногодок.  Точнее, на самом деле было не понятно, кто же  кого искал. Зато и Котов, и ему подобные в итоге находили жесткие приключения на свои ещё небольшие, излишне подвижные  зады.

   Первое время Кот часто здорово «огребал по соплям», но находил в себе силы возвращаться к своим должникам для продолжения кровавого  «банкета».  В итоге кличка «Кот» стала известна половине юного населения небольшого городка. И прославился он даже не тем, что  в итоге одерживал победы над своими врагами, а тем, что настырно не оставлял своих недругов в покое.  В родных кварталах слава теперь бежала впереди Кота. А его противниками становились ребята постарше и поувесистее.

   В один из июньских дней к Никите как обычно навеселе пришел отец. Он всегда, когда находился в большом подпитии, навещал некогда запуганную им до предела бывшую жену - маму Никиты. Приходил, чтобы показать, кто еще в давно оставленном доме хозяин.

   Прямо у крыльца небольшого финского домика батя в ответ на пьяные приставания к сыну получил в ухо молниеносный удар пяткой.

   Нокаутированный мужик минут десять сидел в траве и, как китайский болванчик, тряс парализованной нетрезвой головой.  Наконец, кое-как сфокусировавшись на дороге, он поплелся в обратном направлении.

  - Молодец, сын! Многого добьешься! – крикнул батя уже издалека.

 Чаще всего решительные поступки гораздо действеннее самых правильных в мире слов. Больше пьяным отец к матери  не приходил.

   В итоге к  концу десятого класса Никиту стали бояться. Опасались на всякий случай.  Потому что единственное, что его ещё могло остановить в достижении поставленных целей, наверное, -   только собственная смерть. Но Кот в смерть  не верил! Он знал, что теперь  живёт в строгом соответствии с законами этого мира. Знал, что его ждет очередной важный жизненный  этап. Нужно было срочно становиться  умным!

***

   И Кот внезапно перестал ходить по дискотекам, хотя спортзал не забросил.  Он засел за учебники. Оказалось, что упрямство, которое иногда называют настойчивостью, в определенном смысле, – хорошая черта применительно ко всему.

    К середине одиннадцатого класса Кот выбился в лучшие ученики.  Гранит науки он грыз с таким же ожесточением и остервенением, с каким «долбил» своих врагов на тренировках.

   Учителя радостно потирали руки: они, наконец-таки, смогли сделать из безнадежного Котова настоящего человека. Его прилежание и смышленость поразили всех членов небольшого педколлектива.

   Девочек же Кот   обходил стороной: он хорошо помнил, как они хохотали над ним в недалеком «облачном» детстве.

   А вообще… всякие отношения со слабым полом отнимали драгоценное время, предназначенное  для того, чтобы подготовиться к выходу в мир взрослых негодяев. Кот считал, учитывая в частности опыт своих бестолковых родителей, что слабому и сильному полу жить вместе нельзя.  И отношения полов воспринимал, как извечную борьбу, где побеждает скорее не сильнейший, а умнейший.

  Одноклассницы же теперь, наоборот,   шептались за его спиной и тяжело вздыхали, разглядывая крепкую спортивную  фигуру бывшего козла отпущения.

 К одиннадцатому классу   Кот точно знал, что у взрослых законы ещё хлеще, чем у детворы. Детвора хотя бы не скрывала своих истинных намерений.  И никто из дворовой мелюзги под добряков не «косил»!

  Взрослые же, как казалось Никите, здорово маскировали свои настоящие желания,  умели профессионально врать, вели двойную жизнь, беззастенчиво в личных интересах предавали тех, кто находился рядом. И  мастерски клеветали! И всегда запрещали делать детям то, что сами учиняли на каждом шагу!

   Кот тоже должен был этому научиться. Пришло время стать коварным.

***

   Никите не очень-то понравилась идея некоторых взрослых о том, что нужно окружить себя добрыми людьми и продолжать воспитывать их в том же духе, насаждая им идеалы добра и справедливости, а самим в  это же время позволять себе всё, что другим нельзя. Лишь бы всё  было шито крыто!

   Хотя идея была понятна: добряков и порядочных людей легче убирать с собственной дороги. Они в настоящем деле не могут быть опасными конкурентами: имеют слишком много моральных ограничений и принципов.

  Это главное правило «мудрых» взрослых людей Кот усвоил. Только вот этика боевых искусств здорово противоречила подобной жизненной позиции.  И тогда Кот для себя нашел компромисс: он решил стать негодяем, который всегда и в любой ситуации говорит ПРАВДУ.   По мнению почти всех выпускников школы, выходило, что хуже человека быть просто не может!  С таким ублюдком, по здравому размышлению,  связываться точно никто не станет. Ведь тот, кто всегда говорит правду, в любой момент может вывести на чистую воду другого не менее  «достойного», нашкодившего и решившего спрятаться за чужой спиной негодяя. Подобный поступок многими негодяями  назывался предательством. К таким предательствам Никита готовился! Он хотел противостоять всему миру.

   И главное!..  Кот понял, что настоящий негодяй не должен пить водку и курить сигареты.  Взрослые уверенно говорили о том, что любой нормальный человек должен пить водку. Не  пьют же водку только больные и последние сволочи, потому что им есть что скрывать от добрых, честных, порядочных людей!  А Кот хотел, чтобы ему тоже было что скрывать! Он не хотел быть простецким парнем, которого можно бесстрашно похлопать по  плечу и навешать лапши на уши.

   Кот хотел быть последней сволочью! А значит, ни под каким предлогом он не должен был взять в руки стакан спиртного и пачку сигарет.

   Хотя…  здорово хотелось попробовать! Уж больно счастливые рожи были у пьяных взрослых. Но если решился стать негодяем, то надо быть им до конца! Без всяких скидок на слабости и собственное «хочу»!

  И после того, как Кот стал известен любому мало-мальски взрослому пацану из собственного города, он понял, что всё делал правильно.

      ***

   И именно собственные достижения заставили Никиту осознать, что слабых лучше не защищать!  Иначе они становятся еще слабее. Начинают надеяться на других, а не на себя.

   На самом деле надо лишь дать им понять, в каком мире они живут.  Лишь правда способна помочь слабым встать с колен, а не поглаживание по голове и стенания по поводу окружающих их плохих людей. Ведь сплошное «сладкое» добро и всепоглощающая  жалость – мощная почва для роста настоящего безудержного зла.

  Никита так считал… И он сам был тому примером.

 Его  никто не жалел, и он перестал жалеть других и  самого себя.

   Последний урок школьной жизни был преподнесен  во время выпускных экзаменов.  Кот закончил школу с тремя четверками, потому что медаль ему давать не хотели. Не вышел, оказывается, родителями!

    Его личные успехи стали восприниматься преподавателями, тянувшими к вершинам знаний совсем других учеников, как вызов.

   Третью «четверку» намеренно поставили по математике, несмотря на то, что даже экзаменационная работа была выполнена без единой ошибки. Да и чего уж скрывать: Кот к этому времени учился лучше всех одноклассников.  Но у некоторых  взрослых были свои представления о справедливости. Медаль дали сыну…  учителя.

   Кот это запомнил. Он усвоил очередной урок:  женское преподавательское (да и вообще женское) сердце  не имеет преставления о настоящей справедливости. Оно, скорее, эмоционально. А потому рассчитывать на него нельзя. Не стоит! И «париться» по этому поводу тоже не рекомендуется! Может отразиться на личном здоровье!

    К этому времени Кот считал, что уже готов к тому, чтобы войти в «дверь», за которой начиналась новая жизнь. Жизнь среди взрослых, сильных, безжалостных негодяев.

***

    Во время службы в армии Никита наконец-то поверил в то, что все люди смертны и он сам в том числе.  А поскольку «за его спиной» не было тех, кто о нем мог бы побеспокоиться, то и служил он там, откуда тяжело вернуться живым и здоровым. Но Кот, вопреки всему, от месяца к месяцу становился  еще здоровее и циничнее.

   И теперь он спокойно смотрел на окружающий его мир  сквозь узкий прищур желтовато-зеленых недоверчивых глаз. Назидательный тон и откровенная грубость отцов-командиров не бесили парня: он многому у них научился.  И некоторым из них даже был благодарен. Они, в каком-то смысле, заменили ему отца, по ходу службы доказав простую и очевидную истину о том, что в этом мире человек человеку - волк. А против озверевшей стаи идти вредно и опасно для здоровья! Но… сильный волк-одиночка, тем не менее, всегда уважаем!

   В общем, к двадцати годам, вновь оказавшись на гражданке, Кот превратился в циничного, сильного, самоуверенного, умного, жесткого и бескомпромиссного конкурента для любого дееспособного мужика собственной планеты.  Обычно к двадцати годам такого с нормальными юношами не происходит. Кот стал исключением! Он шел по жизни с открытым забралом и разящим мечом в руке. А раны и ссадины воспринимал как очередной урок, который нужно усвоить.  Девушки же теперь инстинктивно побаивались  крепкого широкоплечего парня: чувствовали, что в его жизни есть дела важнее, чем они сами.

    И наконец-таки Кот понял, что пришло время получить власть в свои руки. Ведь без власти настоящий негодяй не стоит абсолютно НИЧЕГО!