Когда Никита  забрался на вершину очередного пологого  холма, его взгляд  замер на светящейся, быстро приближающейся зеленоватой точке. Невысоко над землею парила «глыба», она возвращалась к хозяину.

    Плюс ко всему исчез голод, а мышцы  загрузились непривычной мощью. Они гудели и, словно дикие мустанги, требовали ускорений и работы.

   Золотая  штуковина наполняла Никиту всем, что необходимо для полноценной жизни. Наполняла под самую завязку! И даже вернулся нудящий  побочный эротический эффект. Теперь Никита вынужден был  думать о том, кому из дамочек подарить свой первый взгляд.  Ведь его можно использовать в качестве оружия.

   Порабощенная внезапно нахлынувшими  желаниями женщина будет выполнять любую твою прихоть. И этой женщиной должна стать повелительница местных амазонок! Вроде бы… Марита.  Нет… Лучше Магда. 

  Но найти нужно Ольгу, ведь только она знала, как вернуться на Землю.

    Никита подпрыгнул к люку звездолета - знакомый всасывающий звук, и вокруг - мерцающие «малахитовые» стены кабины пилотов. На лобовом стекле  высвечивается карта воздушных маршрутов планеты.

    На глазок прикинув масштаб, Никита ткнул пальцем в точку, удаленную от мегаполиса километров на  двадцать. В ту сторону, куда убегала Магда.

  «Стелс», привычно накренившись, взял резкое ускорение.

***

 - Ты выбрал себе плохого попутчика. Многие уже пытались носить куб в кармане. Думали, что хотят жить вечно!

   Голос   отвлек Никиту от созерцания приближающейся лесополосы. На ее фоне высокие, одиноко стоящие деревянные ворота выглядели неуместно и смехотворно.

  - Почему раздумали?

  Возле подгнивших столбов, широко разинув рот от изумления, суетились лучницы. Семь смуглых молодых крепышек в одинаковых коротких серых платьях. Они  выскочили из-за ненадежного укрытия, чтобы увидеть огромную зеленую «птицу», быстро к ним приближающуюся.

   Их замешательство длилось недолго - град стрел остервенело застучал по лобовому минералу звездолета. Стреляли  метко. Да и промазать сложно: «глыба» зависла метрах в двадцати от покосившихся ворот.

 - Потому что … - откликнулся голос, - рядом с ним ты лишен самых сильных своих деструктивных начал. Почти полностью компенсирован. Такие в вашем мире долго не живут. Для жизни нужен вечный голод. Если его нет, создавай искусственно, чтобы жить. Обязательно нужны лишения…

 - Это же хорошо! – непонимающе улыбнулся Никита.

  Он внимательно разглядывал ощеренные лица лучниц. Те  злились: огромная птица ни в какую не хотела умирать. Еще и никуда не улетала!

 – Стану святым! Одену на себя рясу! Буду твоим единственным  сертифицированным представителем! – не без издевки пошутил Никита.

 - Самой жизни без этих начал не обойтись, - Голос не обратил внимания на иронию и замечание. -  Я лишь хотел предупредить того, кто снова рискнул быть со мною в попутчиках.  Это опаснее, чем ты думаешь. А от твоего выбора в итоге может зависеть судьба чело…

  Никиту не дослушал: его волновали  другие вопросы.

 - Если меня вдруг утыкают стрелами, я умру? Или буду ходить, как ежик?

 -  Порезы   затянутся.  Ты увидишь золотую нить. Она будет струится от куба к  ранам, но лишь в том случае, если поступки твои праведны. 

 - Любопытно… А смогу ли я кого-нибудь оживить?

 - Этот вопрос обычно не задают… Нет. Для этого ты должен расстаться с кубом. Должен его подарить. Навсегда.  И возможно, ты это сделаешь! Если сможешь…

 - Никогда!

  Никита все еще не решался спрыгнуть в люк, потому что расторопные девицы, побросав бесполезные луки, притащили из-за ворот короткие мечи. И теперь так усиленно ими размахивали, что  мурашки толпами носились по спине.

 - Я так думаю… никто из предыдущих твоих собеседников сам от куба не отказывался. Кто ж откажется от личного бессмертия?

    Никита ждал ответа и был в нем уверен. Он помнил свое детство. Мир создан для негодяев! Хорошим людям никогда не добраться до такой драгоценности. Предыдущий владелец пожертвовал сотнями человек экипажа ради немыслимых возможностей. Но все-таки, похоже, сдох! Интересно, на чем он «сломался»?

 - Тебе лучше не знать, - Голос тяжело вздохнул.

  Никита прыгнул в люк. Прямо под ноги агрессивным девицам.

   Серая семерка, не договариваясь, отскочила назад.  Мечи теперь указывали на грудь пришельца. Никита же помнил о главном: никому из них нельзя смотреть в глаза. Хотя и на ножки смотреть тоже нельзя…  Внутренности так и распирает от взбесившихся гормонов.

 - Я прошел весь мегаполис вдоль и поперек! – голос Никиты вначале охрип, но с каждым словом естественное волнение отступало. – Согласно законам, меня должны признать вашим Правителем. Я могу доказать свои слова! Опустите мечи!

   Мечи опустились. На лицах девушек - легкий испуг и крайнее изумление. Похоже, об этом законе все здесь наслышаны.

   Со  всех сторон Никиту окружили стройные смуглые ножки в коричневых сапогах.  В спину бесцеремонно  ткнули клинком.

 - Иди следом! – властный девичий голос принадлежал той, что стояла впереди. – Чего в глаза не смотришь? – Она ехидно хихикнула. – Правитель!!!

  Покосившиеся ворота и зависший над землею звездолет  остались позади. Окружив  пленника, стройные ножки уверенно вышагивали по узкой лесной дороге.

  Камни, стертые обувью коренья, сухие сучья – всё это будто специально навалено под ногами, чтобы громко хрустеть.  

    Вокруг  - приграничная территория. Но смотреть по сторонам Никита не мог:  не позволяли отвести от себя  взгляда  мягко трущиеся друг о друга широкие бедра впереди идущей девушки.  И это безусловное свойство собственного организма уже начало раздражать. Проклятье мужского пола!

 - А где Магда се?..  – вопрос Никита задал, не подумав о последствиях, и осекся на полуслове.

  Женские сапожки одновременно остановились.

 - Ты один из охотников? - Голос той, что шла впереди, изменился, он рокотал гневом и еле скрытой угрозой.

   Никита с трудом пересилил себя, чтобы не   посмотреть в глаза собеседнице.

 - Что случилось?

  Ноги начальницы охраны лихо развернулись и снова сделали шаг вперед  по хрустящей дороге.

 - Её схватили  на нейтральных землях!

   В спину Никиты в очередной раз больно ткнули мечом, указывая направление движения.

  – Наш разъезд видел  стычку на приграничных территориях.

 - Почему сейчас-то не спасаете? – Искренне удивился пленник, подчинившись грубому жесту.

 - Она убила не того, кого разрешено!

 Начальница грубым окриком нетерпеливо обрубила завязывающуюся  беседу. При быстрой ходьбе ее крупные ягодицы все так же плавно раскачивались под коротким платьем.  Но на этот раз  Никита смог  отвести взгляд в сторону.

 - Что-то плохо у вас соблюдаются законы! – Решил он докопаться до истины. –   Какого черта, на неё объявили охоту?!

 Начальница  караула внезапно остановилась.

 - У наших старших и у ваших межевателей - привилегии!

  С  разгону Никита ударился грудью о выпуклые девичьи прелести, но вовремя опустил  взгляд.

 – Не проявляй тупости! Их, согласно закону, убивать нельзя! Мы же обязаны Магду выдать мужчинам. Это приказ Мариты!

   Оказывается, здесь, как и везде, «мочить» можно было всех без разбору, а начальство - ни-ни! Божественная каста!

    Сейчас Никита  шел точно не в ту сторону! Девчонка нуждалась в его помощи. Ведь из-за него она покинула мегаполис -  свою зону жизни.

 - Ты должен знать, - Трубный голос в голове на этот раз здорово бил по перепонкам. – В тебе больше нет ни истинной злости, ни ярости. И вряд ли твоя рука в бою поднимется на врага. Теперь  всё придется решать словами. Это плата за жизнь рядом с кубом. Ты сможешь? 

 - Попробую! – ответил Никита вслух.

 - Конечно, попробуешь, но словами  ей сейчас не поможешь. Как и все предыдущие мои собеседники, ты загонишь себя в тупик. Оставь куб в городе, пока не поздно. Ты не знаешь всех обстоятельств происходящего здесь!

 Острый  клинок снова уперся в спину Никиты

 - Хватит разговаривать с самим собою, сумасшедший!  И шагай быстрее!

 Девушка, идущая за спиной, похоже, только и ждала случая, чтобы всадить лезвие своего меча между ненавистных мужских лопаток.

 - Отпустите меня!

  Пленник  остановился посреди лесной  дороги. И, кажется, даже птицы затихли, прислушиваясь к взволнованному мужскому голосу.

   Никита сам толком не понимал почему, но  известие о том, что Магде грозит казнь, заставило позабыть обо всем остальном.  Вспомнились её слова: «Я специально украла сумку, чтобы ты вернулся за мной. Ты мне с первого взгляда…»

   Отточенное железо  с разгону прорвало рубашку и слегка надрезало кожу между лопаток -  громко вскрикнула сзади идущая  девушка, словно  боль была доставлена именно ей.

  Не поднимая глаз, Никита  рассматривал острые носы женских, повернувшихся в его сторону сапог.  Ответ заранее был ясен. А из арсенала противодействия «крутым» пограничницам  у него остались лишь  бесполезные слова.

 – Я  успею ей помочь!

 - С ума сошел? – Недоуменно хмыкнула начальница  караула. – С каких это пор мужики стали печься о девушках? Или… это к тебе она спешила? Не может быть!

  Послышались   понимающие девичьи смешки, но они тут же, словно по команде, затихли.

 - Проиграл ей в поединке? И  тебе оставили жизнь? – начальница тоже перестала улыбаться. -  Чушь! Она не из тех!  Скажи, что это неправда, и посмотри наконец-то в глаза!

  Никита  рукой отвел обжигающе острый клинок, до этого упиравшийся ему в спину, и, не оглядываясь, пошагал назад, к нейтральным землям.

   Серая «семерка» в оторопи смотрела на быстро удаляющиеся  широкие плечи сумасшедшего незнакомца. Он подставлял им под выстрелы открытую, ничем не защищенную  спину.

   Закон здешних мест суров! Так поступают только самоубийцы!

 - Не стрелять! – начальница резким взмахом руки остановила свою длинноногую  напарницу, нехотя вытягивавшую последнюю  стрелу из колчана. – Он не врал! Откуда, по-вашему, взялся звездолет?!  И  хорошо, что ушел!  Думаете, не вижу, как заблестели ваши глазки! Вот паразит!!!  Поселил в голову надежду на невозможное! А вдруг он вернется и подтвердит свои слова! Что тут начнется?!!

   Со стороны могло показаться, что старшая караула разговаривала сама с собой.

   Лучница, облегченно вздохнув, разжала неестественно вспотевшую  ладонь со стрелой. 

   - Её точно вздернут на первом дереве! А его, если попытается помешать…  Кто знает?! Но если будет себя вести так, как сейчас,  долго не протянет!

   Еще вчера она, не раздумывая, всадила бы своему врагу каленое железо в самое сердце. Как того требовал закон пограничных территорий.

 - Она проклята!!! Ее нельзя спасать! – вслед  уходящему мужчине неожиданно крикнула лучница и тихо добавила. – Если хочешь остаться в живых…