Драться на кулаках с бойцом, который килограммов на тридцать тяжелее тебя, сложно. Если не сказать, глупо! Поэтому Никита выбрал нож.  Противник не будет со всей своей нечеловеческой дури сжимать твои ребра, крушить могучим ударом челюсть и носиться следом, словно слон за мышью.

   Он будет фехтовать, тыкая ножом, и наслаждаться вседозволенностью и твоим страхом перед острым смертоносным железом.

   Вот, собственно, и все! Вряд ли пограничники научились  чему-то большему в борьбе с осатаневшими девчонками.  Мужики здесь привыкли рассчитывать на свою силу. Они избалованы!

   И все  же Никита помнил, что ему говорил голос. Носитель  куба лишен возможности бить другого человека! 

  Ограничения, наложенные  кубом, нужно научиться обходить. Иначе - смерть! Тебя быстро превратят в воду и землю. Удары запрещены, но тянуть-то к себе противника, словно лучшего друга, можно!  

   Не стоит марать о него свои кулаки! Так Никиту учили те, кто преподавали ему айкидо. А учителя  были на редкость безжалостными людьми. 

   Размашистый выпад противника Никита встретил разворотом своего тела. Ухватившись за руку с ножом, плавно сопроводил ее в сторону нанесения удара.  Не ударил, а помог нанесению удара!

  Когда становилось страшно, Никита делал не то, что хотел, а то, чему его учили,  и это всегда спасало.

    Гигант провалился вперед и, закручиваемый в воронку собственного движения, безвозвратно  потерял равновесие.  

   Нож  остался в руках у Никиты -   межеватель с помощью приданного  ускорения врезался   носом в пыль дороги.  Хрясь!!! 

      Громила, несмотря на свой  вес, резво вскочил.   Он не успел убить врага,  потерял оружие и побывал на земле.  Поединок длился несколько мгновений.

   Обиженное громкое сопение приходящего в себя  межевателя –  единственное, что  нарушало  тишину. И озадаченные увиденным пограничники больше не улыбались.

   Отбросив тесак в пыль дороги, Никита поднял руки над головой. Нож пришлось  выкинуть не по доброй воле. Руки не могли держать оружие, которое нестерпимо жгло  ладони. Куб, похоже, надежно заботился о формальной святости своего носителя.

 -  Отдайте мне девчонку. Все должно быть по закону! –  наконец справившись со сбившимся дыханием, выкрикнул Никита.

 - Так человеческий мозг обходит все барьеры и запреты, мною созданные, - Голос в его голове  выразил явное сожаление. – С этого мгновения  уже нет пути назад. Спираль катастрофических для тебя событий  начала раскручиваться. Твое упрямство…

 - Не надо меня пугать, - подумал Никита. –  Жизнь всегда приближает  смерть. Я это  знаю. И мне это не мешает жить.

 - Обернись!!!

  Крик Магды пронзил уши -  острая боль под левой лопаткой заставила  сжать зубы так, что они хрустнули.

   Удар в спину победителю –  вполне обычное дело для здешних мест. Ведь Магда же  предупреждала…

   Никита упал лицом в пыль -  грязь забила  рот и глаза.  Тяжелая нога межевателя с силой  прижала тело к земле. Еще мгновение, и второй сапог придавил затылок. Стало нечем дышать.

    Очередной всплеск жуткой боли заставил вскрикнуть -  нож вытащили из раны.

 - Он заслужил смерти! Я должен это сделать! Иначе мы все…

  Никита плохо слышал слова громилы, стоявшего на поверженном враге и размахивавшего перед толпой окровавленным ножом.

   В глазах мутнело, в ушах  нарастал шум. Быстро немели руку и ноги. Так к тебе приходит смерть.

  - Ты не умрешь, - Голос в голове своим появлением стер  мутную пленку с глаз. – Но теперь при расставании с кубом, простишься  с собственной жизнью.  Пока он рядом, ты жив.

 - Не поздно ли с предупреждениями? - прохрипел Никита.

 - Я не должен  отчитываться, - удивился голос. -   Ты всего лишь очередной человек, взявший чужое. Это ты подверг опасности всё сущее…

 - В общем, вор, - подумал Никита. – И тебе приходится со мною считаться, поскольку могу натворить дел. Учту на будущее!

   Боль в спине исчезла. Руки вновь загудели мощью гидравлического пресса. И вместе с этим вернулся страх.  

   Краем глаза Никита увидел Магду. Веревка все ещё висела на ее шее.

   Она плакала… без надрыва, скупо глотала слезы и закусывала губы, чтобы не показать, еще большую слабость. Шмыгая носом, старалась не смотреть на неподвижное тело защищавшего её мужчины.

    И ей изменило мужество…

 На этой чертовой планете у него все-таки есть друг! Или, может  быть, даже…  

   Никита зарычал и, напружившись, выстрелил руками в землю, пытаясь подняться.  Собственное тело, будто подброшенное катапультой, приняло вертикальное положение.   И  подкинутый вверх, двухметровый верзила с оглушительным треском врезался затылком о помост виселицы.  Скривив удивленное  лицо, он мгновенно вырубился.

 - Кто еще хочет меня убить? Давайте! 

  Никита  не стал добрее от того, что в кармане лежал проводник голоса Вселенной. Ярости не было, но легкое  желание всех без исключения (чисто в обучающих целях)  потыкать лицом в пыль дороги свербело в груди.

   Ожившего мертвеца испугались. Лица пограничников походили на мятые подушки, даже их цвет напоминал цвет наволочек.

 - Развяжите ей руки! 

  Теперь Никита не собирался никому подставлять свою спину. Он научился пользоваться тем оружием, которым располагал и арсенал которого становился все меньше.

  Веревки тяжело развязывать, если руки трясутся, поэтому пришлось долго ждать  легко подчинившегося охранника.

    В  затравленных глазах Магды блеснула искра надежды на жизнь. Но веры в то, что она видит перед собою живого человека, в них еще не было. Наконец срезанная веревка извивающеюся  змеёю  упала к  ногам.

 - Она уйдет со мною!

 Слова Никиты прозвучали как приказ - в два прыжка Магда оказалась за широкой спиною спасителя.

 - Ты с ума сошел? – Девичий шепот приятно щекотал ухо. – Зачем красовался? Нужно было сразу его убить! Доведешь меня своими смертями до могилы!

 - По-другому не получается.

 - Хвастун!

  Никита схватил девушку за руку и потащил ее в сторону нейтральных земель. Толпа расступилась. Мужчины пытались рассмотреть рану на спине пришельца, но видели лишь тонкую розовую полоску.

     Магда бежала рядом и  одаривала проносящиеся мимо бледные лица пограничников уничтожающе презрительными взглядами.  Ее ладонь так сильно сжимала Никите руку, что он перестал опасаться - Магда не отстанет и не потеряется.

  - Ты еще пожалеешь об этом! – крикнул кто-то из толпы вслед беглецам. -  Теперь смерть придет по наши и по твою  души!

  Когда приграничный форт остался далеко за холмом, Магда остановилась и вырвала ладонь.

 - Сегодня при всех я призналась тебе в любви! Не знаю, что на меня нашло! Не вообрази там себе бог весть что!

 Никита с трудом перевел дыхание. Девушка же еле держалась на ногах.

 - Жалеешь?

   Испуганно  пожав плечами, Магда  виновато отвела взгляд в сторону.

 - Не знаю… Ты заслужил. Вряд ли еще кто-то из мужчин услышит их от меня. Клянусь! – Она совсем  по-детски посмотрела в глаза Никите. - Мы теперь   будем вместе?

 - Всё будет только хуже, - Голос, прозвучавший в голове, заставил Никиту вздрогнуть. – Ты выбрал путь насилия. Как и все…