За спиною  послышался гулкий топот копыт. На вершину холма одинокий всадник взлетел галопом, но, увидев широкоплечего  незнакомца, резко вскинул коня на дыбы.

 - Эй! Браконьер! – грозный окрик  заставил Никиту оглянуться. Низкий раскатистый голос показался знакомым.

  Двухметровый гигант с необъятными плечами штангиста-тяжеловеса  умело спрыгнул со взмыленного гнедого. Прогоревшая, как решето, одежда и закопченное от дыма безбровое лицо  говорили о том, что   прискакал он из форта.

 - А-а-а!… это ты?! –  приглядевшись к  лицу Никиты, межеватель попятился. –  Это Ты во всем виноват!!!

   Он уже хотел было вскочить в седло, но конь, оглушительно заржав, взвился на дыбы.

 - Постой! -  Никита успел  вскинуть руку в успокаивающем жесте. –  Я тебе не враг! Скажи, что здесь творится?

   Будто высеченное из гранита,  обожженное лицо межевателя  исказила жестокая судорога – он с трудом  справился с собою. Пугающе огромные руки безвольно  висели вдоль тела, как плети.

 - Все… погибли. Превратились в кучки  грязи! - Подрагивающий голос пограничника в любой момент грозил сорваться на крик.

 Никита знал ответ на собственный вопрос, но все-таки его стоило задать. Он рискнул.

 - Кто их убил?

 - Девка, которой ТЫ спас жизнь! – Межеватель попытался стереть грязь с лица, но лишь размазал  сажу по щекам.

  Он уже не пятился назад, потому что бежать было некуда.

 - Как она смогла?

 - Привезла в форт шесть трупов и, как мусор, сбросила их  у виселицы,  - мертвый взгляд пограничника  продолжал блуждать по степи, будто за спиною Никиты стоял сам дьявол. – В неё стреляли из луков. Всё  вокруг вдруг полыхнуло ярким пламенем, а люди   рассыпались на части, как песочные домики.

 - Как  смог выжить?

  Горькая усмешка скривила лицо гиганта. Беспомощно махнув рукой, он взглянул Никите  в глаза.

 - Не знаю…  Должен был умереть первым. Если ты об этом…

  Никита вспомнил тот проклятый день, когда рухнула виселица, погрузив форт в бесконечное облако пыли.

 - Значит, все погибли?

   Межеватель бухнулся в траву на колени.  Похоже, ноги его не держали. Усталый гнедой с подпаленными боками терся у огромной спины хозяина, будто чего-то боялся.

    Во всем произошедшем, на первый, поверхностный взгляд, не было никакого смысла.  Похоже, истинных причин жутких событий Никита не знал.

 - Зачем было убивать девчонку?  Сами же виноваты!

 - Не знаешь предсказания? – искренне удивился обожженный здоровяк.

 - Нет! Поясни! Может, смогу помочь.

 Межеватель обреченно отмахнулся рукой, но все же заговорил:

  – Каждые сто лет поблизости с мегаполисом рождается та, что может  ходить по его улицам. Те, кто живут больше ста,  её узнают, потому что девушка не меняет лица!  В писании сказано, если она убьет в поединке старшего среди нас, её нужно казнить!  Или хотя бы… отрубить  правую руку. Если не исполнить указанного, девушка превратится в кару небесную!   И каждый ответит за свои грехи! Каждый!

   Никита недоверчиво ухмыльнулся. И здесь предрассудки правили людьми!

 - Четыреста лет назад  она жгла наши земли! – продолжил межеватель, видя ухмылку  незнакомца.  – С тех пор  никто  не пытается её спасти. Даже женщины! Ты откуда такой? Совсем темный…

 - А причем здесь её правая рука? – спросил Никита и тут же вспомнил золотой браслет на перламутровом запястье Магды.

 - Эта рука  превращает всех в землю. Я  видел!

   Оказалось, что Никита  помог исполниться  предсказанию…

  -  В чём же она виновата? 

  Пограничник огромной, как лопата, ладонью вытер пот со лба. Сейчас он совсем не походил на разбуженного тигра. Скорее на моряка, потерпевшего жестокое  кораблекрушение.

 - Думаешь, мне хотелось повесить девчонку? Я  исполнял волю своих людей!  Но есть одно «но»…  и ты, похоже, о нем не знаешь! –  Усталые глаза межевателя неожиданно сверкнули  злой решимостью. –  Мой предшественник во время   поединка хотел её убить.  Но сам сдох! Как только девочка с  проклятым лицом рождалась в здешних краях,  она уже была обречена. А когда красавице исполнялось восемнадцать лет, её убивал самый сильный из нас. Он не оставлял ей жизнь, хотя того требовал закон. По совету старейшин резал  её, как животное, во имя всеобщего спокойствия! На всякий случай!..

  Триста лет подряд это сходило нам с рук. Даже если погибал межеватель, следом вешали девушку.   Но  появился  ты…

 - Значит, она   защищала свою жизнь! – не вытерпел  Никита. – Я  так и думал.

 - А ты сам рискнул бы ответить за свои грехи?

    Никита промолчал.

  Всё встало на свои места.  У аборигенов  нет фотоаппаратов: цивилизация разрушена давно. А те из них, кто доживали до сотни лет, уже не могли помнить лица  девушки. Они вряд ли вообще чего-нибудь помнили, кроме самой легенды… Наверное…

    Ответ должен быть спрятан в прошлом этих людей, в их законах.

   Замкнутый круг!  Пограничники и пограничницы на всякий случай занимались жертвоприношением! Во имя всеобщего блага убивали  человеческое существо, вызвавшее и них подозрение!

   И очередная жертва  вдруг стала… 

   - У меня был шанс всё исправить, - сказал Никита и понял, что его уже не слышат.

   Межеватель  спал рядом с врагом, будто Никита стал его единственным другом. А может быть, именно так теперь и обстояли дела.

  А та, что внешне походила на Магду, шла теперь в сторону женского форта. Мужского же форта уже не существовало…

***

     Как ни странно, но, похоже, на Магду сделало ставку само Мироздание! Или  Никита чего-то не знал.  

   Когда-то в детстве он читал, что  выжить в подобной ситуации возможно, если идешь по дороге чести.

  По дороге чести Никита ещё не ходил.  А там, как на канате… Если дрогнул, ступил шаг влево  - смерть. Шаг вправо – смерть…

   Пришло время испробовать.

***

   Сколько прошло часов, Никита не знал:  сбилось привычное  восприятие мира.  Картина бескрайней степи перед глазами стала смазанной, будто потекла.

   Кромешная темнота мгновенно окутала окрестности -  в черном небе высветились тысячи светящихся дуг. Задул такой ветер, что пришлось пригнуться к земле, чтобы не упасть.

   Через пару минут из-за темного горизонта, как чертик из табакерки, выскочило Светило.  Мгновенно озарив  всё вокруг и ошеломляюще быстро  прочертив дневную дугу за какую-нибудь  минуту, оно  исчезло за пологими холмами равнины.

  Прошла очередная пара «темных» минут -  всё повторилось!

  В глазах начало рябить от мельканий местного Солнца.  Небо затянуло серым, мутным, дергано колышущимся  потоком несущихся, как истребители, облаков.

 - Просыпайся! – Никита  тряс главного пограничника за плечи, как погремушку. – Некогда спать! Тут такое творится!

  Тот с трудом разлепил глаза и на пошатывающихся, полусогнутых ногах побрел к своему гнедому. Шквальный ветер норовил сбить его с ног.

 - Зачем разбудил? Торопишься умереть?

 Голос гиганта был глух, словно шел из подземелья. На его коротко стриженой макушке торчал  клок седых волос.  Под ним - понурые плечи и потухший взгляд.

 - Ты поседел.

   Закинув ногу в стремя, межеватель обернулся.

 - Ты тоже. Весь…

  Времени на церемонии не осталось совсем. Никита рискнул обратиться с просьбой к бывшему  врагу.

 - Я должен с нею встретиться. Нужен  конь.

  Пограничник  бережно провел ладонью по растрепанному загривку  гнедого друга - тот скосил коричневый глаз и доверчиво потянулся  к хозяину.

 - Зачем?

 - Тебе лучше не знать.

  Никита поймал отрешенный взгляд. Глаза межевателя были пусты, будто ранее прятавшаяся за ними душа выгорела.

 - Я с тобою. Мне терять уже нечего.

 Сегодня он выглядел лет на сорок, не меньше. И это не  иллюзия…

   Жесткие складки появились у ощеренного рта, а между бровей обозначился глубокий зигзаг, придававший  лицу жутковатое   выражение.

 Никита потрогал  собственную, ставшую жесткой, как щетка, шевелюру.

 -  Сколько, по-твоему, мне лет?

 - Под сорок. Если не больше… - Помертвевший взгляд межевателя двигался следом за Светилом, снова «падающим» за горизонт. – Что происходит? Планета начала быстрее вращаться?

   Никита усмехнулся:

 - Вряд ли… Изменить законы Мироздания  не так-то просто.  Это иллюзия!

 -  Какая иллюзия? -  удивился пограничник. -  За прошедший день я только и успел, что подойти к коню!  

  Именно таких подарков Никита ожидал от Магды. Или не от неё? От того, кто стоял за её спиной… Так кто же стоял за ее спиной?

 - Нам пора!

 Могучий красавец гнедой  с трудом вынес двоих. С натягом  закусывая удила, он  бешеным галопом мчался к женскому форту.

***

    Пока под копытами коня пролетали  нейтральные земли, «озверевшее» Светило раз двадцать прочертило по небосклону.

    У лесополосы, перед прямой дорогой к форту,  не оказалось привычных  покосившихся ворот.  Их обугленные остатки валялись в глубоком кювете.

     Как только миновали лесную тропу, проложенную  для женского караула, и перед глазами открылась выкошенная  поляна с избушками, конь замер  в испуге. Он захрипел и попятился назад, едва не сбросив своих седоков.

     Никита соскочил с седла - ладонями прикрыл гнедому глаза.

  Светило в очередной раз выскочило из-за горизонта, предоставив взору поляну с полуразрушенными и сожженными избушками.

   Пара  десятков бешено вращающихся серых смерчей, не превышавших высотой человека, с немыслимой скоростью, словно молнии, разрезали на части пространство между домами. Их хаотичное движение заполняло собою всю поляну.

  С каждой секундой маленьких смерчей становилось всё больше.  В  итоге они слились в один общий ураган, который иногда с приглушенным свистом и писком  докатывался до  Никиты, даже прикасался к его плечу, но в долю мгновения отступал.  

   Мужчины стояли в оцепенении, не способные двинуть ни рукой, ни ногой. Казалось, если шевельнутся, их тут же засосет и сотрет в порошок.

   Как только стемнело, смерчи пропали. Разом! Через пару минут, после очередного восхода Светила, все повторилось. 

   За спиною осторожно кашлянул межеватель. Его рука, как тиски, сжала Никите плечо.

 -   Демоны? Почему нас не тронули? – он оглянулся на коня. – Пропало седло! Они его… сожрали!

  Ответ был на поверхности. Никита видел седло возле соседней избушки и  не спешил противоречить, потому что  ощутил вдруг  полную безысходность.

 - Мир живых стал для нас недоступным. Хотя он и продолжает жить своей привычной жизнью.  Эти демоны –  женщины…  Обычные  бабы!

   Пограничник все понял –  смачное ругательство разнеслось по степи.

 - Мы оказались в другом измерении времени! Но зачем?

 - Нас  лишили  возможности договариваться с людьми. Женщины пытались что-то рассказать. Даже прикасались к нам. Но мы два дня простояли перед ними деревянными истуканами.

  Светило вновь «упало» за горизонт, погрузив лес и поляну во мрак.

  -  Мы с тобою  растем как деревья! – внезапно улыбнулся межеватель. –  Если какая-нибудь из баб  простоит рядом  целый день, то сможем её увидеть!

  Никита отметил для себя слова «мы с тобою».

 - Вы можете увидеть меня! – за спинами мужчин раздался знакомый им обоим властный  голос.

   В кромешной темноте  виднелись лишь плавные  изгибы женской фигуры.

 -  Я хочу выяснить, кто из вас  заслуживает жизни, -  девушка подняла правую руку, и от нее, словно из фонаря, луч света выстрелил под ноги пограничнику. -  Решайте, кто будет рыть могилу, а кто в неё ляжет. Землекоп  получит  доступ в мир живых. Не выберете – окажетесь в могиле оба! Времени вам - до заката  звезды.

   Едкая ухмылка исказило красивое лицо. Так же бесстрастно  в ваши глаза может смотреть только смерть.

   Никита растерянно оглянулся на межевателя. Через минуту Светило должно было выскочить из-за горизонта.

  - Это загадка?

 - Не думаю… -  Обреченное выражение на лице здоровяка сменилось равнодушием. Он взглянул в темное небо и вдохнул могучей грудью свежего ночного воздуха.

 - Мы враги?  - спросил Никита.

 Ответ на этот вопрос сейчас казался самым  важным.

 - Не думаю… - Межеватель сел на колени и вытащил нож из сапога. – Держи! Теперь твоя очередь…

   Дневной свет вновь окрасил степь в желто-красные тона. Последний день  начал для  межевателя  свой бешеный бег.

 - Сразу сдался?  - Дрогнувший голос не скрыл  разочарования Магды. – Ты же больше всех ратовал за мою смерть! А оказался слабаком!

  Межеватель поднял голову и скользнул безразличным взглядом по  сгущавшейся темноте.

 - Не за твою… Тебя я не знаю.

 - Чего же тогда сам себя в землю зарываешь? Убей своего врага и живи!

 - Время мое пришло…

  Старший среди пограничников, похоже, не хотел ничего объяснять.

  Магда обернулась к Никите.  Её безразличный взгляд скользнул  по седой голове сорокалетнего мужчины.

   - Рой могилу! Отомсти за меня! Заработай себе жизнь среди живых! Ты должен был убить его ещё в прошлый раз!

 Никита усмехнулся своим мыслям и так же, как и межеватель минуту назад, вдохнул полную грудь свежего воздуха.

  - Не стану…

  Пограничник поднял удивленное лицо и неожиданно улыбнулся Никите.

 - Спасибо...  Жалею только, что с той девчонкой так вышло… Думал, во спасение…

 - Это твой шанс! –  Глаза без зрачков слились в одно целое с загоревшим  лицом Магды.  Она  смотрела на  Никиту в упор, не мигая. – Копай! Ты же  знаешь! Он заслужил!

 Никита понимающе кивнул головой и сквозь сжатые зубы процедил:

 - Да иди ты!

  Послышался  облегченный мужской вздох, словно тяжкий груз упал с  плеч пограничника.

   Светило в очередной раз исчезло за горизонтом, и время иссякло…

  Набежала ночь -  мужчины одновременно  закрыли глаза.

  Прекратив  бешеную гонку, остановились облака, засияли звезды на темном бесконечном  небосклоне - время замедлило свой безумный бег.