Последнее время Шевцову не везло. Началась нескончаемая черная полоса. В среде профессиональных вояк старлей всегда считался неуязвимым.  И каждый, кто с ним отправлялся на задание, знал, что вернется «со щитом».

  Но вдруг всё резко изменилось. И вроде выучки хватало лейтенанту и здоровья, но обстоятельства…

   Даже потерял лучших из своих пацанов!  Что-то не помнил лейтенант за собою таких непростительных промахов.

    Вот и сейчас…

 Возвращался после ранения в часть, а по дороге получил новое. Ерунда, конечно. Царапина. Ведь мог бы и подохнуть. А так… только плечо продырявили. Но теперь уже придется вернуться в родной город. Начальство настояло!

   Они тоже почувствовали, что от лейтенанта отвернулась удача. Не может же человеку везти годами? Решили дать Шевцову передышку. Похоже, все-таки ценили…

    В родной город лейтенант возвращаться не любил. И были для того причины. Какие могут быть причины у такого, как он? Только одна! Баба! Красивая здоровая девка…

   Бывшая жена. Нет… пока не бывшая.

  И причина, как всегда, проста.  Пока  он был в командировке, она где-то что-то праздновала. Напилась или напоили. Неважно! Изменила. Ну, хоть бы промолчала! Дура! Так нет же… совесть у неё взыграла! На коленях вымаливала прощения. Пыталась что-то объяснить!

  А Шевцов не из отходчивых. Да и простить невозможно. Хотя… перед тем как собрался сдохнуть в той долбанной засаде, вспомнил её. И пожалел, что не простил. Даже сам от себя такого не ожидал. И уже даже не казалось, что она дура…

  А когда понял, что прошла смерть стороной, только и думал, как крепко стиснет свою  Ксюху в объятиях. Как прижмет её к постели.

  Но не мог переломить себя Шевцов! И  жене не звонил. А ее настойчивые звонки пока сбрасывал.

 Но суть не в том. В родном городе лейтенант увидел Шестого.  Того самого. Нет… не совсем того. Второго, его напарника, который помоложе.   Видел издалека и догнать не успел. Тот сел в такси, пока лейтенант мчался к нему, безжалостно раздвигая плечами поток прохожих. А спасибо сказать  стоило! Хотя бы заглянуть в глаза этому парню…

  Ведь тогда на обстреливаемой развилке дорог было не до того. Думал совсем о другом -  о желторотых пацанах. Не до благодарности было…

    Но место встречи Шевцов запомнил. Тем более что оно - всего в двух кварталах от его пятиэтажки.

  И сегодня лейтенант решил прогуляться. А вдруг судьба снова столкнет с Шестым.

  Толкался у  молочного киоска часа три, пока не увидел его напарника. Хотел было окликнуть, но сдержался, потому что тот разговаривал с какой-то расфуфыренной фигуристой красоткой. И мешать им точно не стоило.

   Разговора лейтенант не слышал, но вот обратил внимание на странные детали в происходящем вокруг этой пары. То, что у парня над плечом что-то поблескивало, – это ладно.  Может, камера какая-нибудь установлена.  Техника сейчас идет вперед - не успеваешь и сообразить, что откуда берется.

  А вот то, что за парочкой следили, – этого Шевцов не мог не заметить. Привычный для таких дел глаз выцепил из толпы троих наблюдателей -  шустрых мужичков специфической наружности.  И напарник Шестого явно о слежке не знал. Был увлечен разговором или  выяснением отношений.

  Когда красотка ушла вместе с парнем, Шевцов решил пойти следом  за  «шустрыми».

    Похоже, обложили напарника Шестого конкретно. И серьезные люди… и не для того, чтобы поблагодарить, как сам Шевцов.  Такие ребята всегда ищут место, где можно аккуратно и без проблем вогнать тебя на два метра под землю.

  И черт дернул лейтенанта ввязаться… Хотя какой черт? Он всегда так поступал. А Шестому и этому  парню он был должен тем, что всё ещё топтал поверхность родной планеты.

  Шевцов долго петлял по родному городу следом за подвижными «ребятишками». И выяснил, что один из «шустрых» оказался из госструктуры, из силовиков.  А второй из кодлы Карташова.  Что за хрень? Когда это силовики объединялись с бандитами?

    Но  это ничего не меняло. Шестого стоило хотя бы предупредить. Долги нужно уметь отдавать!

  Поэтому Шевцов до вечера сидел на лавочке у знакомого уже подъезда. Наконец дверь скрипнула, и из нее вышел плечистый парень, приодетый во все черное. И джинсы, и рубашка, и куртка. Любитель «чернухи», с золотистой блесткой над правым плечом. Фокусник-иллюзионист! Смех да и только!  Итит твою мать!

    Лейтенант встал навстречу и улыбнулся во весь рот.  Парень «в черном» скользнул мимо безразличным взглядом и даже не притормозил. Размашистым шагом он спешил к центру города.

 - Постойте! – Шевцов бросился следом. – Вы меня не помните?

  Парень оглянулся и окинул крепкую фигуру лейтенанта цепким оценивающим взглядом.

 - Нет! Извините.

 - Я же… ну, помните засаду?  Вы и ваш напарник спасли мне жизнь!

 - Не было такого. Я не военный!

 Парень уверенно мотнул головой и поднял руку, показывая, что разговор закончен.

 - Понятно, - Шевцов преодолел последние, разделяющие их  метры и протянул бумажку с написанным на ней сотовым телефоном. – Возьмите. У вас скоро будут проблемы. Позвоните,  и я смогу отплатить. Другу своему скажите, что помнить его буду, пока жив. Удачи Вам!

  Оставив в руке парня записку, лейтенант поспешил домой.  Он весь день угробил, как оказалось, впустую.

  Вслед ему, не отрываясь, смотрел Никита.  Таких, как Шевцов, он встречал и во время срочной службы.  Такого, как лейтенант, хотелось иметь в братьях.  Или по крайне мере… выпить с ним по-простецки водочки. Но Никита не пил… А Шевцов заслуживал гораздо большего!

    И сближаться именно сейчас даже с понравившимися людьми Никита не стал бы…

***

  В кармане лежало письмо.  Кто-то сегодняшним утром опустил его в почтовый  ящик  Никиты. Без обратного адреса, без марки, без указания адресата. Чистый конверт с тонким листком внутри. С чтением анонимного  послания стоило повременить: Никита спешил  к Алене. У знакомого розового подъезда пришлось сделать вид, что забыл купить цветы.

     Всю дорогу до улицы Королева «Никиту» пасли. Теперь он в этом не сомневался. Два шустрых типа вели себя так, что не подкопаешься. Не допустили ни одной ошибки. Но Никита с недавних пор стал подозрительным. И их лица запомнил ещё с позавчерашнего дня. 

    Вспомнились слова лейтенанта: «У вас скоро будут проблемы». Тот как в воду глядел…

  Кто-то, но не Никита, должен был увезти Алену из города, не привлекая к себе внимания.

   Сотовый будто сам оказался в руке - лейтенант откликнулся сразу же.

 - С кем имею честь?

 - Я Шестой.

 В ответ голос лейтенанта дружелюбно  хмыкнул.

  – Буду на месте нашей встречи через десять минут.

  Шевцов оказался на редкость сообразительным.

 - Не на месте…  Пару кварталов в сторону моста. Улица Королева, дом шесть. В магазине цветов.

 - Хорошо. Через пятнадцать минут.

 В трубке пошли короткие гудки.

   Примерно такого поведения и ожидал Никита от старшего лейтенанта армейского спецназа.

***

    Крепыш среднего роста с плечами борца и заветренным, коричневым от солнца лицом показался возле дома номер шесть ровно через пятнадцать минут.   Хоть с секундомером время засекай.

       - Чего хмурый такой?  - На этот раз Никита встретил Шевцова  крепким рукопожатием.

  Лейтенант скорчил кривую гримасу, что обозначало: «Ерунда. Проехали».

 - Мне не нужен напарник с проблемами. Рассказывай!  Я не шучу!

  Лейтенант что-то ковырнул в ухе  и  сделал вид, что не расслышал предложения: он пришел сюда не свои проблемы решать.

 - Ответь мне! – настаивал Никита.

   Парой оборотов куб сопроводил приказ.

 - Жену никак не могу простить. И  не сплю ночами… Да и на службе все прахом пошло. Удача отвернулась, будто это я ей изменил, а не она мне.

 - Понятно! - Никита ждал чего-то подобного. – Она тебе сама призналась? Или вывел на чистую воду?

 - Сама…

 -  Это решающий фактор. Любишь, говоришь?

 - Ну… да, наверное…

 - Тогда поехали!

  Лейтенант сделал неуверенный  шаг назад, словно собрался сбежать.

 - Куда?

 - К ней! Она тебе звонит?

 - Каждый день.

 - Поехали!

 - Не поеду.

    Лейтенант вызвал симпатию -  прежде, чем попросить у него помощь, Никита решил довести и его дело до конца.

 - Поедешь! Помогу  узнать правду. У меня есть такая возможность.  И удача повернется к тебе лицом. Мне нужен удачливый парень. Иначе не прокатит…

   И  старший лейтенант армейского спецназа молча пошагал рядом с Никитой к выходу из магазина.

  А вокруг в огромных охапках благоухали розы, гвоздики, гладиолусы. От источаемых ароматов слегка кружилась голова.

   Проходя мимо прилавка, Никита остановился возле миленькой пышки продавщицы.

 - Дайте мне, пожалуйста, букет из… сколько ей лет? – Обернулся он к Шевцову.

 - Двадцать пять, - не задумываясь, ответил тот.

 - Из двадцати пяти роз.

  Угрюмый лейтенант зябко пожал плечами, но возражать не стал…

***

    Никита нажал на кнопку звонка.  За металлической гулкой дверью зашуршали легкие упругие шаги.

   Дверь открыла  среднего роста привлекательная шатенка с фигурой картинной  Данаи.  Короткий синий халатик еще больше подчеркивал упругие  формы жены лейтенанта. Конфетка!..

   Никита с пониманием оглянулся на Шевцова и подмигнул ему левым глазом. Букет лежал спрятанным за дверью тамбура. На всякий случай…

 Увидев мужа за спиною незнакомца, девушка ахнула и закрыла рот ладошкой.

 -  Вы сейчас расскажете друг другу всю правду, - приказал Никита и сделал шаг в сторону, оставляя Оксану перед внезапно раскрасневшимся Шевцовым. -  И не надо пытаться друг друга обидеть! 

   Куб пару раз крутанулся - Никита втолкнул замешкавшегося лейтенанта в открытую дверь и тут же захлопнул ее, увидев  развернувшееся назад растерянное лицо подопечного.

    Под дверью пришлось простоять целый час. Если бы Никита курил, то дело бы не обошлось одной сигаретой. Почему-то из-за Шевцова он сам неожиданно разволновался, как ребенок. Возможно, вместо благого дела сделал человека абсолютно несчастным.  В таких делах всё непредсказуемо!

   Наконец распахнулась дверь – кряжистый лейтенант заполнил собою весь дверной проем. Он…  улыбался во весь рот.

 -  Не в службу! Дай цветы!   И еще… пятнадцать минут. Я успею!

  За широкой спиною Шевцова мелькнул нетерпеливо- страстный  девичий взгляд.