Магда с силой дернула Никиту за рукав и заставила его посмотреть себе в глаза.

  - Что ты задумал?

  Для Никиты не существовало закрытых дверей, поэтому они стояли на самом краю крыши телецентра. Легкий влажный ветер заставлял их ежиться от холода и прижиматься друг к другу.

  Весь город как на ладони… Точнее, внизу в непроглядной черноте бесконечного пространства поблескивали огни родного города, будто елочная гирлянда в темную новогоднюю ночь мигала на огромной елке в собственной квартире.

    Захватывает дух и жутко, как в детстве в ожидании волшебства и чуда, когда ещё хочется верить в существование доброго деда Мороза.

   - Ты видела, как ко мне прикасался лейтенант?

  Вопрос  Никиты заставил Магду прижаться еще ближе. Мужские руки вот уже минут десять старательно обходили   открытые участки ее тела. Никита позволял себе лишь гладить складки красного пальто.

 - Да! И ему не было больно! А нам даже не поцеловаться!

  Магда завистливо вздохнула. А Никита совсем по-детски улыбнулся во весь рот.

 - Когда куб занят делом, я предоставлен самому себе. Нужно дать ему  работу. И лучше непосильную!

  Во взгляде девушки отразилось непонимание. Они уже долго обнимали друг друга и чувствовали, как под одеждой млеют тела в ожидании прикосновения. Это ощущение сводило с ума из-за невозможности  воплощения желания. 

  Никита подхватил девушку на руки и плотно прижал к себе. Она оказалась спиною к бездонному провалу. Всего в одном шаге от него…

 - Ты готова?

 - К чему? – во взгляде Магды на мгновение мелькнул страх и тут же исчез, словно камешек, брошенный в бездну.

 - Закрой, пожалуйста, глаза. И не открывай, пока не скажу.

  Девушка откинула голову назад и подчинилась.  Каскад  черных волос, разлетаясь по ветру, придал лицу Магды  демоническое очарование.

   Всего один шаг вперед… Никита  провалился в пустоту – воздух вокруг загустел, превратился в плотное, ничем не пробиваемое, прозрачное желе. Уши закладывало от свиста вращающегося куба.

    Магда почувствовала, как к её губам осторожно, почти незаметно прикоснулись  губы. Она вздрогнула в ожидании боли, но  тут же  обхватила ладонями невидимое  лицо и стала покрывать его поцелуями.

    Мужские и женские руки, ощутив долгожданную свободу, как сумасшедшие, расстегивали застежки, стягивали ткани. Убирали всё, что мешало чувствовать в полную силу.

   Дыхание превратилось в хрип и стон. Разгоряченные тела изо всех сил пытались измять, поглотить друг друга. Наконец девушка вскрикнула, словно признала поражение, и забилась в судорогах. И боль ей казалась нестерпимой и сладкой.

 -  Время закончилось.  Отпусти меня! – хриплый голос Никиты заставил Магду открыть глаза. Вокруг всё еще колыхалось непрозрачное желе застывшего воздуха. – Оденься... Будет холодно.

   Девушка торопливо застегивалась и поправляла на себе одежду. Раздался хлопок – воздушный «кокон» вокруг них лопнул, а остатки его испарились, как лед на раскаленной сковородке.

   Молодые люди оказались у основания высотки, прямо у первых, истертых гранитных ступенек, ведущих  в «святая святых»  местных телевизионщиков.

 - Все-таки ты сумасшедший! – Огромные, расширенные от пережитого волнения глаза Магды светились счастьем. – А я думала, что  одна такая! Значит,  мы снова вместе?

  Никита осторожно прикоснулся пальцем к руке девушки – она вздрогнула и побледнела.

 - Значит, опять больно… Да!  Мы вместе.

***

  Обнимающиеся молодые люди не видели черный длинный седан, небрежно припаркованный на другой стороне  дороги. 

  За затемненным стеклом его задней двери виднелось милое женское  лицо.  Молодая красивая женщина ревниво разглядывала счастливую соперницу.

 - Он не человек! – крепкий, коротко стриженный седой  мужчина в сером костюме, сидящий рядом с помрачневшей девушкой, небрежно кивнул в сторону счастливой парочки. – Вы сами видели, что вытворяет! Он и с нею так же, как с вами, поступит.  Уже многие женщины пострадали... Да чего говорить?! Очередную жертву  видите сами! Благодаря им он молодеет!

 - Но… он же мне ничего плохого не сделал… - Девушка сжала маленькие кулачки и с  ненавистью вспомнила подаренный ей букет роз. Вспомнила собственный прощальный поцелуй, после которого болью пронзило мозг. – Что вы от меня хотите?

   Её плечистый собеседник удрученно вздохнул и с  нескрываемым раздражение в голосе заговорил:

 - Мы уже говорили об этом!  Он представляет угрозу безопасности нашего государства. Повздорил тут месяц назад с местным криминалом, потом разошелся не на шутку и стал отбирать у всех подряд их законное имущество. Даже неделю  катался на машине губернатора!  Угонял у нашей элиты самолеты,  яхты.  Проникал туда, где хранятся тайны государственной важности. И его никто не смог остановить. Он никому не подвластен! Хорошо, хоть жен их не захотел!  Но и за этим, я думаю, по истечению времени дело не станет! Вы бы могли за него поручиться?

 -  Вы всегда в людях предполагаете худшее? Он же никого не убил! Думаю, что и заимствованные вещи вернул вашим богатеям.

 - Это сейчас никого не убил. Пройдет время, и он не выдержит прессинга, слежки. А мы не можем такого человека оставить без надзора. И он начнет огрызаться. Вы понимаете, о чем я говорю?

   Вопрос мужчины застал Алену врасплох: она не любила политики и всего, что с ней связано.

 - Нет, не понимаю.

  Собеседник  терпеливо улыбнулся.

 - Хорошо! Я объясню! Пройдет время, я умру, вы умрете. А он будет жить столько, сколько захочет. И настанет час, когда ему надоест быть в безызвестности.  И среди людей всегда найдутся те, кому такое решение не понравится.  А противостоять ему не сможет никто.  Но государевы люди вход пустят все средства, вплоть до ядерных боеголовок. Так уж принято… А это война!  У него же есть возможность противостоять любой армии.  В ряды его ополчения будет становиться всякий, кому он только прикажет.  В конце концов, он один может оказаться у руля государства. И каждое его слово будет восприниматься как закон! Никто из людей не сможет повлиять на его решения.  К тому же он будет вечно одинок, озлоблен… Эти супергерои только в кино добрые! А дальше…

 - Не надо так далеко уходить в своих рассуждениях! – Алена не хотела слушать философские измышления  пожилого человека. – Мне это не интересно. Вы, наверное, отрабатываете деньги обиженных и испуганных политиков, привыкших, что все им должны подчиняться.

 - Я всего лишь, как ни странно, выполняю приказы… - седой мужчина тяжело вздохнул. Его лицо вызывало доверие: на нем читался опыт принятия трудных и справедливых решений.  – Но с этим приказом я согласен. Таких, как он, среди людей быть не должно. Существование  Человечества не должно зависеть от настроения одного единственного человека. Такую власть можно сравнить только с властью дьявола! Скоро вокруг него начнут собираться люди. Поклонники и фанаты! Хотя и  не люблю мистики… Подождите,  и вы сами увидите!

   Алена не слушала: она  вглядывалась в мужской силуэт, стоявший  на другой стороне улицы. Никита стал еще моложе.  По виду  не дашь  больше двадцати пяти. И девчонку нашел себе под стать!  Лет девятнадцать пигалице.  И со спины здорово напоминает саму Алену, только моложе и красивее… Всё как обычно! Бросил, даже не объяснив причины! Кобель…

 - Предложите ему провести с вами ночь. И дайте нам ключи от вашей квартиры, - Сидящий на переднем сидении мужчина с граненым  лицом профессионального военного, успокоительно улыбнувшись, покровительственно прикоснулся к плечу девушки. –  Нужно, чтобы он заснул.  Остальное  мы сделаем сами. Согласны? Кто-то ведь должен это остановить? Или вам хочется  войны мирового масштаба?

  Алена бросила последний взгляд на прижавшихся друг к другу, удаляющихся молодых людей -  ревность  сжала сердце железной хваткой. И вдруг на мгновение возникло ощущение, что ей предоставили выбор, который уже тысячу лет не предоставлялся человечеству. В её слабых руках почему-то оказалась судьба всесильного, опасного, как многим казалось, существа.

 - Хорошо…  Я согласна.

  Приземистый крепыш открыл дверь и выскользнул в ночную прохладу улицы. Он привычно обернулся к водителю и жестким обыденным тоном приказал:

  - Девушку  -  домой!  Наблюдения не снимать! Операцию начинать только по команде!