Несмотря ни на что, Никита провел ночь вместе с Магдой. Он давно уже не был счастлив. Но не сегодня…

   Старенькая  дача давно умершего родного деда, построенная еще в прошлом веке в  пяти километрах от города, стала для них крышей от дождя и ветров. Таксист, привезший их к временному обиталищу, получил от Никиты триста рублей из последней, оставшейся тысячи.

      Полночи молодые люди не могли успокоиться: они вспоминали случившиеся с ними странные и страшные события, пытались разобраться в их сути. Заснули только под утро, не снимая одежды и основательно продрогнув в нетопленном сыром помещении.

      Ближе к полудню в рассохшиеся от времени окошки засветило яркое, почти летнее солнце -  Никита вскочил с кровати и выглянул в окно.

   Конец октября. Улица маленького дачного кооператива  пуста. Кругом – желто-серые листья и слегка подсохшая грязь. Голые черные стволы деревьев, как застывшие  часовые,  торчат по обочинам дороги - природа готовится к сну. На душе - печаль, смешанная с ощущением незыблемого  счастья от полноты бытия. 

   И где-то на самом дне души – предчувствие надвигающейся беды.

  Никита вышел на улицу и сполоснул лицо из алюминиевого умывальника.  Холодная свежесть воды взбодрила мысли и растопила ледок предчувствия.

 - Как дела? – Звонкий девичий голосок заставил оглянуться.

   В проеме входной двери, прижавшись к косяку, как к любимому мужчине, застыла Магда. В её глазах – свет и спокойствие.

 - Нормально. Нам нужно улетать отсюда. Земля больше  не мой дом. Так считают люди. Даже лейтенант…

  Никита, наконец-то, вслух произнес то, о чем позавчера боялся даже думать.  С лица Магды сошла счастливая улыбка.

 - Почему?

 - Меня все боятся.   Ждут  подвоха. Или того, что разойдусь не на шутку. Даже тебя убивали из-за меня! И еще раз попробуют! Я неплохо знаю людей. Они не остановятся.  Если что-то случится с  тобою, я…  убью каждого виноватого. Всех, кто попадется под руку и будет в твоей смерти замешан. Уже хотел это сделать…  Они правы…

 - Думала, хоть здесь будет спокойно! – девушка поежилась от холода и плотнее запахнула пальто.  – И куда мы теперь? Мне назад нельзя… Ты же знаешь!

 - Время есть. Решим. А сейчас я  съезжу к одной одинокой даме, чтобы извиниться.

   Лицо Магды мгновенно побледнело, утратило естественность, и  резко обозначились скулы.

 - Ты кого-то себе завел?... Я из-за тебя чуть не поубивала всех своих соплеменниц!

 - После того, как снова встретил тебя, понял, что нет. Просто она была здорово на тебя похожа. Со спины… А я с ума сошел от тоски и одиночества. И к тому же перестал тебе доверять. Даже боялся…

 - Не надо к ней ездить! – Магда спрыгнула с крыльца и подскочила к Никите. Крепко обхватила его поверх рубашки. – У меня нехорошие предчувствия!

 - Хочу напоследок посмотреть на родной город… Езжай в Железницу! Жди меня там. Дорогу ты знаешь. На  людях нам теперь  опасно быть рядом. Они убьют или тебя, или…

  Никита не договорил. Он схватил куртку с крыльца и, не оглядываясь, пошагал по узкой дороге в сторону загородной трассы.

 - Ты меня  любишь? -  смахнув слезу со щеки, крикнула девушка, но следом не побежала.

 Никита остановился. Он не оборачивался, будто чего-то боялся.

 - Деньги на такси оставил на столе…  Если бы не любил, я бы не стал с ними бороться.

  Магда поняла, что уговаривать бесполезно.

 - С кем?

 Рука Никиты указывала в небеса.

 - С НИМИ. Люди мне не враги…

***

   Никита шел по родному городу. По знакомым до боли улочкам. Почему-то подумалось, что за прошедший месяц он ничего не сделал для людей хорошего, хотя имел такие возможности. А ведь в собственном сопливом детстве  воспринимал всех власть имущих как дармоедов. А теперь, когда  у самого  в руках оказалась власть,  палец о палец не ударил… Развлекался, как мог.

   Напоследок захотелось оставить след… Может, потом кто-то помянет  добрым словом.

 Он стал приглядываться к прохожим. Вот худенькая  девушка с заношенным лицом катит коляску с крикливым ребенком и дымит, как паровоз. Никита поймал её быстротечный   взгляд.

 - Никогда не кури! На твоем здоровье кто-то зарабатывает миллионы. У тебя ребенок!

  Куб над плечом дал оборот – сигарета упала к острому носку красивого женского сапога.

 Следом из-за угла старой хрущевки показался толстый молодой увалень. Он, еле передвигая  ногами, озирал прохожих остекленевшим взглядом.

 - Займись спортом и перестань столько есть!

 Куб дал оборот – парень согласно кивнул. Он заметно прибавил шаг. Из-за его спины вынырнуло красно-коричневое лицо тридцатипятилетнего выпивохи. Тот явно чувствовал себя счастливым и никого не видел  вокруг. Мятые, давно не глаженные брюки, небритые с красными прожилками щеки, запах жесточайшего перегара…

 - Перестань пить водку!

 - Пошел ты на… -  состояние безоблачного счастья мигом выветрилось из глаз потрепанного мужичка.

   В сомнении он рассматривал свои, давно не чищенные ботинки. Договаривать свою любимую присказку  выпивоха не стал.

   Никита шел по городу и раздавал направо и налево приказы. Куб, как бешеный, раскручивался на плече. Но… против часовой стрелки.  Платить своим здоровьем за подобное, оказывается, было не нужно.

   Внезапно охватили сомнения…  Никита теперь   и сам не знал, как относиться к тому, что делал: он лишал людей свободы выбора.  Превращал их в механизмы… Хотя некоторые из прохожих даже внешне  уже не походили на людей. И это тоже было их выбором… Или они не выбирали? Может быть, кто-то выбирал за них? Травил всех  алкоголем, куревом, порнографией, делал женщин дешевыми и продажными. Подсаживал человечество на все эти наркотики, чтобы заработать миллионы, миллиарды. Никита мог пресечь вакханалию одним разом. Правда, внешне это походило почему-то на кастрацию…

   «Смысл жизни каждый должен выбирать сам», -  Никита вспомнил слова того, КТО не имел ИМЕНИ. Иначе все вокруг превратятся в мертвые механизмы. А значит, подобными лихими, скоротечными преобразованиями, как ни странно, заведовал его ПРОТИВНИК…  А тот в живом убивал всё живое.

  Тот же, КТО не имел ИМЕНИ, умел лишь объяснять, договариваться, предлагать выбор. ОН не приказывал!

  Но… ОН же САМ говорил, что больной человек думает и говорит совсем не то, что здоровый. Больным руководит болезнь. И договориться с ним очень сложно. Иногда не возможно.

  Вот и в чём здесь истина? Как вырваться из этого замкнутого круга? Может быть, никто в его помощи и не нуждается?

    Никита стоял на небольшой  площади, покрытой  потрескавшимся асфальтом, возле маленького обшарпанного кинотеатра «Спутник».

  Кто-то из прохожих, увидев человека с золотым «шмелем» над правым плечом, в испуге перебежал на другую сторону дороги.

  - Мне ничего говорить  не надо. Я сам со своей жизнью разберусь!  – молодой худощавый парень в очках, ровесник Никиты, нервно замахал руками и остановился, не дойдя  двух шагов. – Сам хоть понимаешь, как выглядит со стороны то, чем занимаешься?

 - И как же?

 - Не скажу. А то обидишься! И отправишь меня куда-нибудь на Колыму!

  Никита, не сдержавшись, улыбнулся в ответ.

 - Не отправлю.

 - Кто знает?  Лучше не лезь к людям со своими мерками! Самый правильный что ли? Или ошибок не  совершал?

 - Совершал. Похоже,  только что…

  Парень удовлетворенно кивнул и, уже сливаясь с проходящими мимо людьми, крикнул:

 - Тогда оставь всех в покое! Тоже мне Миссия нашелся! Достали уже праведники!

 Наверное, прохожий был прав. Но куб все-таки  крутился против часовой стрелки…

   - Послушай! – тридцатилетняя, фигуристая, симпатичная дама настойчиво дергала Никиту за рукав и шептала на ухо. – Прикажи мне, чтобы я так часто не влюблялась в мужчин. Мне дочку растить надо.

  Ее оттолкнул приблизившийся вплотную потертый сорокалетний мужик с нетрезвым лицом.

 - Не слушай ее!  Шалаву эту! Лезет со всякой ерундой!  Я  бросил бы пить, если бы мог.  Дай приказ!

  Здоровенный парень в черной куртке одним легким движением отпихнул от себя пьяницу.

 - Дай установку, чтобы я перестал бояться жить! Возглавь нас!

 - Не бойся! – не задумываясь, сказал Никита и тут же пожалел.

 Со всех сторон несся всё возрастающий гул  пожеланий.

 - С куревом не расстаться. Помоги!

 Вокруг  собиралась толпа, человек сто, не меньше.  А рядом, почти впритык, настойчиво терлись три молоденькие, ярко разукрашенные девицы в вызывающих мини-юбках, они доверчиво и бесстыдно заглядывали в глаза.   Никита на мгновенье растерялся…

 - Если отдашь пару  приказов нужным людям, хорошо заплачу!

   Шепелявый  голос,  нудивший в левом ухе, принадлежал  толстому мужчине в дорогом синем костюме. В глаза бросался  золотой глаз тяжеленного перстня  на согнутом пальце-сосиске.

  Люди хотели разного…

  Никита отвернулся от деляги и вспомнил, зачем сюда шел: за кинотеатром виднелась пятиэтажка Алены.