Второй поход на лесную поляну, назло всем, должен  состояться прямо сейчас!  Надо было  лишь найти веревку.

    Почувствовав полную утрату интереса к своей утонченной персоне, Алина разочарованно вздохнула и пошагала к  избе.

   Кот даже не стал смотреть вслед умело покачивающимся  по-женски полным бедрам.   Ситуация грозила в любую минуту стать критической!

  Пятиметровая веревка  нашлась в шаткой пристройке для сена, прислонившейся к «собственной» избушке.

   Наспех  перекусив, Кот вскинул сумку на плечо и, ни от кого не скрываясь, пошагал по пыльной деревенской дороге в сторону заброшенной мельницы.

   Единственной провожатой торопливого путника оказалась однорогая корова. Она упорно  плелась  следом. Когда Кот  скрылся в лесу, по всей деревне разнеслось недовольное коровье мычание. Дерзкий гость чем-то приглянулся парнокопытной «девушке».

***

    Минут через десять ходьбы пришлось «сбросить обороты». За спиною звучно   хрустели ветки: тяжелый преследователь не считал нужным  скрываться.

     Из-за ближайшей разлапистой ели вразвалочку вышел сорокалетний сосед из четвертой избы. Огромные, круглые, как шары,   плечи, короткая мощная шея, квадратный каменный  подбородок и едкий прищур  насмешливый глаз – все это Кот уже видел. Синие затертые джинсы и закатанные до локтей рукава льняной белой рубашки завершали картину.

   Сила и опасность исподволь ощущаемыми подсознанием волнами исходили от могучего преследователя.

   Кот неосознанно размял шею и развернулся к здоровяку боком. Такая встреча на узкой тропинке могла закончиться чем угодно! К тому же весовые категории  разные!

   Однако квадратный сосед намеренно замер в пяти шагах и в примиряющем жесте поднял руку.

 - Я не жег твой мотоцикл! Делить нам пока нечего. Но уже есть смыл поговорить!

 - Зачем? – Никита не сменил положения тела и кулаков не расслабил.

 - Судя по всему, ты сжег настоящее письмо. А значит, точно не один из них. Мы можем договориться.  Меня Артемом звать!

 - Меня Никитой. Покажи свою ксерокопию!

   Просьба только на первый взгляд могла показаться смешной. Но если подумать…

   Артем успокаивающе поднял руку, запустил огромную пятерню в задний карман джинсов и вытянул сложенную вчетверо  бумагу.

 - Держи! Только ты заблуждаешься насчет клада. Если бы всё было так просто, избушку бы уже давно растащили на бревна. Дело здесь, по-моему, совсем в другом.

 - И в чем же?

  Кот поймал себя на ощущении, что здоровенный сосед  знает гораздо больше, чем говорит.

 -  Здесь чертовщина какая-то творится! Кстати, советую к моей женщине не подкатывать свои… Думаю, ты  молод и себе девицу ещё  найдешь!

   За прозвучавшими словами пророкотала  плохо скрытая  угроза.

 - Ты про Алину, что ли?

 - Нет. Мою Ольгой зовут. Дел тут натворила.  Пока её жизни учу. В общем, я на нее в обиде. А ты не лезь! Я здесь из-за нее!

   Никита и не думал претендовать на  знойную тридцатилетнюю красотку, предложившую, однако, ему разговор наедине. Намек Ольги  вроде бы и был похож на угрозу… Но Кот научился разбираться в нюансах человеческих интонаций. Девушка явно была бы не против того, чтобы свести с городским гостем знакомство поближе.

 - Без проблем. Люблю, когда на прямоту, -  согласно кивнул Никита.

  Мужчины уже с минуту  сверлили друг друга изучающими взглядами. Наконец Артем протянул огромную жесткую, как камень, ладонь.

 - Ну вот, и поговорили.

  Никита  даже не шевельнулся.

 - Руки не подам. Без обид! С такими повадками вполне можешь оказаться профессиональным борцом. Обойдемся без нежностей.

  Здоровяк понимающе осклабился и опустил руку.

 - Пусть будет по-твоему.

 Никита облегченно вздохнул: этот «раунд» он свел вничью. Хотя и никакой агрессии от Артема пока  не исходило.

***

   Мельница стояла на своем обычно месте. Солнце только начинало садиться за верхушки деревьев. Пахло медом и изредка обдавало свежим ветерком с реки. Тропинки, натоптанные Никитой во время первого похода,  помогли легко добраться  до заросшего мхом водного канала.

    - Я могу прокрутить колесо против часовой стрелки, но это  ничего не дает, - заговорил Артем, как только мужчины оказались напротив впускного проржавевшего шлюза.

 - Но все-таки что-то дает?

 - Внутри  комнатенки за  окном раздаются скрипы.  И это всё, чего я смог добиться за пару недель.

  Никита прильнул к стеклу единственного окна - «квадратный» сосед остался с противоположной стороны мельницы, там, где струилась река и в вековой неподвижности застыло  ржавое водяное  колесо.

 - Давай! – крикнул Кот.

  Послышались жуткие скрипы несмазанных подшипников  - в небольшой пустой комнатке (примерно три на три метра) заметно  задрожала  часть настила. 

    Из центра по виду  металлического пола поднимался  кованый прямоугольный ящик, усыпанный металлическими клепками. В его верхней части, ровно посредине, поблескивал стеклянный глаз размером с яйцо.  Этот глаз «смотрел» на единственный распил в стене, и вечерние солнечные лучи слегка освещали непонятное изделие.

  Скрип водяного колеса прекратился – устройство в комнатке застыло в крайнем верхнем положении как раз на высоте человеческого роста.

    Оказывается, время прохождения солнечных лучей через окно было ограниченным. В общей сложности - минут тридцать, не больше.  Что-то вроде подзарядки…

    Внутри комнатки громко щелкнуло - кованый ящик со знакомым с детства шумом работы гидравлических насосов ушел вниз. Через пару мгновений пол вновь стал идеально ровным.

  Из-за угла избушки показался взмокший Артем. Он старательно  стряхивал ржавчину с  огромных, вздувшихся от напряжения рук.

 - Что скажешь? Разве дело в сокровищах?

 - Не похоже, - Кот в раздумьях закусил губу по привычке. – Но что-то ценное там точно есть.

 - Ага! Пара скелетов и железный ящик вместо гроба для таких, как мы, придурков! Ладно бывай! Если буду нужен, заходи.

 Не оглядываясь, Артем уходил к лесной тропинке.  В том месте, где ступала его нога, трава уже не поднималась. Похоже, весил здоровенный  сосед не меньше ста двадцати килограммов.

   У самой опушки он махнул рукой, привлекая к себе внимание.

 -  Ни к кому ночью  в дом не стучись. Все, кто пытались объединиться,  пропали. Дают жить лишь одиночкам, желающим добраться до истины. Поэтому я с Ольгой не мирюсь. Кстати, убивают только мужчин! Может быть, убийца – женщина. Я бы никому из них доверять не стал! Даже Ольге!

   Но Никита  не доверял и Артему.