Литературная Газета 6248 ( № 44 2009)

Газета Литературка Газета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

 

Оборотная сторона стены

Первая полоса

Оборотная сторона стены

Сегодня ядерное противостояние перешло в сферу исторической политики. Именно так — не истории, а политики, построенной на истории. Вернее, на «правильном» её толковании. А так как политика руководствуется обычно сиюминутными и внеморальными интересами, прошлое теперь становится всё непредсказуемее. А значит, будущее тоже.

Уже слышны голоса, что Третья мировая война уже идёт — между историками. Если нынешним западным толкователям истории удастся добиться своего, то придётся пересматривать все итоги Второй мировой. Ведь они навязывают мнение, что не добро победило тогда зло, а всего лишь одно зло победило другое. А коли так, нет никакого подвига наших отцов и дедов, которым мы гордимся. А потомки тех, кто не сумел в той войне быть героями, сегодня очень комфортно устраиваются в роли жертв, перед которыми все виноваты и которым все должны. И деловито подсчитывают убытки, выставляют счета.

Рядом с ними новоявленные «историки», утверждающие, что на самом деле их интересует только правда, которую раньше скрывали. Но почему-то всегда оказывается, что обнаруженная ими «правда» отменяет уже общепризнанную. Непременно представляет историю огромной страны и великого народа в крайне неприглядном виде. Россия обретает вид опасного и неадекватного партнёра, чьи нынешние действия надо рассматривать сквозь искажённые исторические представления и делать соответствующие выводы.

По сути, их усилиями сейчас между Россией и Западом упорно возводится новая стена наподобие Берлинской.

В начале ноября будет отмечаться 20-летие падения этого сооружения, которое долгое время служило символом разделения между людьми и странами. Однако знаем ли мы обстоятельства и причины возведения стены в Берлине? Понимаем ли, чья политика привела к этим обстоятельствам и сделала появление стены фактически неизбежным? Что тогда это была самая настоящая, а не выдуманная граница между государствами с разной идеологией, разными целями, принадлежащими к противостоящим военным блокам? Со всеми вытекающими отсюда последствиями… И это правда, которую нельзя отменить новыми подробностями, сколь впечатляющими бы они ни были.

Продолжение темы:

Алексей СЛАВИН

Посреди холодной войны

Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ

Стенобитное орудие

 

Липки-9

Первая полоса

Липки-9

ФОРУМ

В девятый раз молодые писатели из России и стран ближнего зарубежья съехались в подмосковный пансионат «Липки» на ежегодный литературный форум, учреждённый Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ (СЭИП). Как сообщил президент фонда Сергей Филатов, в нынешнем году было отмечено рекордное количество участников слёта — 180 человек. Многие, по его словам, приезжают уже не в первый раз.

В течение шести дней начинающие авторы имели возможность общаться с маститыми литераторами, главными редакторами «толстых» журналов, посещать их творческие вечера и мастер-классы, принимать участие в дискуссиях. Проходили встречи с правозащитниками, экономистами, актёрами и режиссёрами театра и кино. Приветственные телеграммы участникам и гостям слёта направили президент РФ Дмитрий Медведев и президент Российского книжного союза, председатель Счётной палаты Сергей Степашин.

В день открытия было оглашено решение жюри конкурса «Магистр литературы», учреждённого Фондом СЭИП и издательством «Олимп». Лауреатами стали: в номинации «Большая проза»: Василий Авченко (Приморский край), в номинации «Малая проза»: Сулиман Мусаев (Чеченская Республика) и Алексей Полугрудов (Республика Коми). Специальную премию в номинации «Большая проза» получила Тамара Сон (Михеева) из Челябинской области.

По итогам работы форума в Министерство культуры РФ будут представлены соискатели для назначения им госстипендий по номинации «Молодые таланты России». Лучшие литературные работы будут рекомендоваться в журналы, газеты и издательства.

Следует отметить, что с 2001 года, когда был учреждён этот форум, поставивший своей задачей открытие новых имён в литературе, их поддержку и продвижение к читателю, через него прошли такие известные ныне авторы, как Андрей Нитченко, Денис Гуцко, Василина Орлова, Роман Сенчин, Сергей Шаргунов, Валерия Пустовая и многие другие.

Игорь ПАНИН

От редакции

Между тем при всех очевидных плюсах данного форума он высветил ряд негативных процессов, происходящих в современном писательском мире. Об этом читайте в одном из ближайших номеров «ЛГ».

Код для публикации в ЖЖ или блоге

30.10.2009 19:06:02 — Фролов Игнат пишет:

Пустое это дело

Я был в самых первых Липках… Пустота потрясающая! Невероятно: тот, кто самый пустой, над бредом которого смеялись, тот потом какую-то важную премию получил! Типа "за развитие новых путей в русской литературе"… Во как!

 

Подписка — 2010

Первая полоса

Подписка — 2010

Дорогие друзья!

Во всех почтовых отделениях продолжается подписка на «Литературную газету» на первое полугодие 2010 года.

Напоминаем наши основные индексы:

50067 — основной индекс для новых индивидуальных подписчиков;

34189 — льготный индекс для индивидуальных подписчиков, имеющих подписной абонемент на 2-е полугодие 2009 г., библиотек всех ведомств;

84874 — индекс для предприятий и организаций;

11717 — льготный индекс для ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны, тружеников тыла, бывших узников концлагерей, жертв незаконных политических репрессий, ветеранов и инвалидов боевых действий в Чечне и Афганистане.

Полную стоимость подписки в вашем регионе (с учётом доставки) можно уточнить по Объединённому каталогу «Пресса России» (зелёная обложка).

Справки по телефону : (499) 788-05-79

28.10.2009 11:53:09 — Ferapontych Starik пишет:

Шиворот-навыворот

Покупать товар оптом, да еще и с предварительной оплатой, всегда дешевле, чем в розницу и с расплатой на месте. Это аксиома. Подписка на любое издание, помимо прочего, должна быть экономически ВЫГОДНОЙ. Так было всегда и везде — хоть в России, хоть в СССР, хоть в любой другой стране. А вот конкретные цифры. В нашем городе «Литгазета» в киоске стоит 22 рубля. За полгода, как правило, выходит 25 номеров, а то и меньше. Значит, общая сумма за этот срок составит 550 рублей. Между тем, подписная цена на это издание на 1-е полугодие 2010 года у нас — 747 рублей 48 копеек! То есть ПЕРЕПЛАТА получается около 200 рублей. Опять все делаем шиворот-навыворот?

 

Информация

Первая полоса

Информация

Учредители: Российская государственная библиотека, «Литературная газета», Русский биографический институт.

Уведомляем о начале приёма книг и рекомендаций по выдвижению кандидатов. В сопроводительных материалах должны быть указаны почтовые адреса и телефоны издательств (авторов). Присылаются не менее двух экземпляров одного издания по разделам: проза, поэзия, политические исследования, биографии, история, религия, художественные издания, энциклопедии.

Читателям «Литературной газеты» предоставляется возможность определить на сайте www.lgz.ru приз читательских симпатий, выбрав из представленных на наших страницах наиболее интересные.

Приём книг и материалов — до 1.12.2009.

Принимаются издания, вышедшие не ранее ноября 2008 г.

Адрес оргкомитета: 119019, Москва, ул. Воздвиженка, 3/5, Российская государственная библиотека, с пометкой: «Книги года».

 

«ЛГ» — рейтинг

Литература

«ЛГ» — рейтинг

К. Лапин. Кто? Что? Где? Когда? в «Евгении Онегине» А.С. Пушкина . — М.: ТОРУС ПРЕСС, 2009. — 504 с.: ил.

Автор приводит слова известного пушкиниста Валентина Непомнящего о том, что «под каждой строкой у Пушкина колодец, глубиной иногда до центра Земли». Комментарий К. Лапина к одному из самых значительных произведений отечественной словесности в отличие от аналогичных работ Ю. Лотмана или В. Набокова адресован тем, кто будет читать роман в стихах впервые, т. е. школьникам. Но не только им: не каждый взрослый читатель легко ориентируется в жизненных и литературных реалиях, представленных в «энциклопедии русской жизни», не всякий помнит имена людей, бывшие на слуху в культурном сообществе России в первой трети XIX века, не говоря уж о намёках на те или иные ситуации и цитаты из популярных тогда произведений. Кроме путеводителя по «Евгению Онегину» в книге приводятся сведения о современниках поэта, так или иначе «причастных» к роману. Потому что, уверен автор, это — «особенные люди. Гений Пушкина не только осветил (высветил) их имена для читателей, но и как бы освятил их, предоставив им долгую жизнь в «Онегине». Этих людей, освещённых (освящённых) Пушкиным в «Онегине», надо знать».

Милорад Павич. Мушка : Три коротких нелинейных романа о любви / Перевод с сербского Н. Вагаповой, Л. Савельевой. — СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2009. — 224 с.

«С течением времени я всё меньше чувствую себя писателем написанных мною книг и всё больше — писателем других, будущих, которые, скорее всего, никогда не будут написаны», — признаётся отметивший недавно своё 80-летие автор знаменитых романов «Хазарский словарь», «Внутренняя сторона ветра», «Пейзаж, нарисованный чаем». Как и в этих многомерных произведениях, в предлагаемой книге Павич позволяет читателю самостоятельно выбирать порядок чтения. «Моя книга представляет собой не что иное, как упражнение, музыкальный этюд, предлагаемый читателю для того, чтобы отработать новый способ чтения». С другой стороны — это пособие по сочинению странных и страшных любовных посланий — в красках, камне, при помощи ключей и украденных вещей. «Так что в эту книгу любой читатель может загрузить собственную любовную историю».

Алексей Лидов. Иеротопия. Пространственные иконы и образы-парадигмы в византийской культуре. — М.: Феория: Дизайн. Информация. Картография: Троица, 2009. — 352 с.: ил.

Алексей Лидов — известный византолог, создатель нового направления в искусствоведении, автор терминов, вынесенных в заглавие книги. Иеротопия — особый вид творчества, создание сакральных пространств, где слиты воедино архитектура, иконописные изображения, утварь, облачения, обрядовые жесты, свет, запахи, смысл слов, пение и «воспоминания о произошедших на этом месте чудесах и знаковых событиях», а также иеротопия — «область исторических исследований, в которой выявляются и анализируются конкретные примеры данного творчества». Традиционное искусствоведение «предметоцентрично», а иеротопический подход позволяет изучить не совокупность предметов, а некий замысел, собравший эти предметы в конкретном месте и определённом порядке, замысел, отчасти повлиявший и на создание этих предметов, и на их облик. Иеротопический подход выявляет целый пласт художественной культуры, который ранее никогда не рассматривался искусствознанием.

 

Время юристов?

События и мнения

Время юристов?

ОЧЕВИДЕЦ

Дмитрий КАРАЛИС

Количество судебных процессов, идущих по телевизору, иной раз доходит до пяти в день. Работник прокуратуры в синем кителе стал восприниматься как неотъемлемая часть экрана. Может сложиться впечатление, что ещё немного юридического ликбеза, и все научатся уважать чужую собственность, деловую репутацию, права человека на жизнь, безопасную окружающую среду, неприкосновенность жилища, свободный труд и прочие основы правового демократического государства.

Но если незнание законов воистину не освобождает от ответственности за их несоблюдение, то знание законов ещё не гарантирует соблюдение ваших прав.

Вот пример: в квартире участника войны, одинокой женщины восьмидесяти четырёх лет, «колясочницы», прорвало вентиль на батарее парового отопления, и горячий пар несколько часов бушевал в квартире, превратив её в то, что называется чужая мать наплачется: вспучившийся паркет, сырая бахрома обоев, облезлая краска на рамах и дверях, испорченная мебель. От семейных портретов остались одни лохмотья. К счастью, хозяйка квартиры была в больнице, иначе в сводках происшествий одним погибшим могло быть больше.

Статья 40 Конституции РФ гласит: «Каждый имеет право на жилище».

И что? Исходя из этой нормы, бедную женщину мгновенно окружили вниманием и заботой социальные и правовые структуры? Ей предложили побыть в санатории до приведения в порядок её разрушенного жилища? Пообещали новую мебель, телевизор, постель с сухим бельём? Увы! Ни один мускул не дрогнул на лице бюрократическо-правовой системы. Сразу же после ЧП наступило «время юристов» — районное жилищное агентство принялось искать виновных, предполагая, что схалтурила фирма, производившая по договору ремонт и проверку отопительных сетей. А вы, уважаемая, поживите пока где-нибудь, делайте ремонт и храните квитанции — если виновный откажется компенсировать причинённый вам ущерб, у вас будет возможность обратиться в суд.

Подобных житейских историй у каждого из нас наберётся с избытком.

Три буквы как символ правового государства: суд! Туда посылают оспаривать результаты уже утверждённых выборов, жаловаться на решения чиновников, а иной раз и просто глумливо: «Идите вы в суд!»

Но где будет обитать человек, на какие средства сделает ремонт, а потом наймёт юриста, чтобы обратиться в суд, — на эти вопросы нет ответа ни в Конституции, ни в Гражданском кодексе РФ.

В последнем документе о возмещении вреда сказано так, что и продвинутая домохозяйка, не пропускающая передачи из серии «Встать, суд идёт!», без юриста не разберётся: «Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинён не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда».

Складывается ощущение, что в нашем Отечестве наступило время не правоведов, а суетливых толкователей законов — обладателей знаний, навыков и чиновничьих укладов, которых назвать юристами можно только с большой натяжкой.

Там рейдеры с помощью юридических уловок и подкупленных чиновников забрали завод. Здесь юристы нашли лазейку в законодательстве и вновь запустили игровые автоматы под другим названием. На городском рынке запретили продавать разливное молоко — юристы молочных заводов нашли угрозу нашему здоровью в натуральном продукте…

Хорошим юристом стал считаться тот, кто может доказать, что чёрное — это белое. Что сбитый на переходе старик с детства имел тупую неприязнь к сотрудникам правоохранительных органов и, завидев притормозивший автомобиль начальника милиции, разбежался и боднул головой лобовое стекло. Сидевший за рулём майор, чтобы оправиться от шока, немедленно выпил бутылку водки, после чего почувствовал себя дурно и вынужден был поехать к врачу…

Принцип «Друзьям — всё, врагам — закон!» ещё не вывешен в рамочке над столом каждого чиновника, но многими успешно соблюдается. Нет никакого секрета в том, что юрист в определённых обстоятельствах воспринимается как проводник взяток, посредник между прохиндеем-клиентом и чиновничьей кубышкой, в которую надо сунуть мзду, чтобы пройти по разряду «друзей». Замечено: чем больше вокруг организации крутится юристов, чем больше денег тратится на юридические консультации, тем в больших неладах с законом её руководство. Перефразируя Льва Толстого, размышлявшего о цели технического прогресса, зададимся вопросом: «Адвокат для чего?» Чтобы помочь попавшему в беду человеку? Чтобы восстановить поруганную справедливость? Или для тонкого, подчас филигранного обхождения закона?

В Румынии мне приходилось слышать, что адвокаты, дорожа своей репутацией, неохотно берутся защищать бандитов: юрист не врач, дававший клятву Гиппократа лечить любого. У нас адвокаты чуть ли не кичатся своей ангажированностью организованными преступными группировками.

Вся история приватизации в России (не путать с версией, изложенной в одноимённой книге) есть не что иное, как цепочка юридических казусов, результат которой укладывается в схему «Делили поровну, а получилось, как всегда». Обещание выдать на каждый ваучер автомобиль «Волга» обернулось «майбахами», яхтами и целыми отраслями промышленности у одних и потерявшими всякую ценность бумажками у других. Ай да юристы! Даже если бодрить себя присказкой «обещанного три года ждут», то владельцы, например, акций автомобильного концерна AVVA уже пятый раз разочарованы в своих трёхлетних ожиданиях. Собранные тогдашним руководством концерна ваучеры испарились в нужном, хорошо продуманном юристами направлении. АвтоВАЗ реформировали и переформатировали, ссужали деньгами из бюджета, но обещанного народного автомобиля ни держатели акций AVVA, ни остальные граждане так и не получили. Но что важно — не получили по закону! Абсолютно никаких юридических нарушений — всё сделано правильно, комар носа не подточит! Сейчас идут разговоры, а не объявить ли завод банкротом? Закон позволяет…

Если задать всезнающему Интернету вопрос: что делать с акциями других некогда гремевших компаний — «Дока-хлеб», «Пётр Великий», «Нефть-Алмаз-Инвест», «Концерн «Гермес», «Токур золото», «Olbi diplomat» и т. п., то ответы будут на удивление похожи: «предприятие ликвидировано, акции компании не имеют стоимости», «…фонд признан несостоятельным. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации требования кредиторов, не удовлетворённые из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными», «…исключено из Единого реестра юридических лиц. Компенсация не выплачивается»… Чётко, ясно, юридически безупречно. Сейчас грядёт новый этап приватизации. Возможно, он будет гораздо успешнее первого. Юристы, и так не сидевшие последние пятнадцать лет без работы, оживились.

Интересно, кто напишет об этом процессе новую книгу?

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Время юристов?

Количество судебных процессов, идущих по телевизору, иной раз доходит до пяти в день.

2009-10-28 / Дмитрий КАРАЛИС

открыть

КОД ССЫЛКИ:

29.10.2009 17:21:45 — Игорь Оськин пишет:

И снова приватизация

Путин до сих пор думает о том, как амнистировать ельцинскую приватизацию: «Подавляющее большинство членов общества в России считает, что это был несправедливый способ приватизации. Однако начать сейчас деприватизацию — значит нанести ущерб еще больший, чем ущерб от самой приватизации. Поэтому я против деприватизации… Нужно провести амнистию как бы самой приватизации, амнистию капиталов. Идея хорошая, правильная, вопрос только в том, как ее реализовать… Нужно, чтобы общество приняло этот способ и согласилось с таким решением. Почему нужно? Это нужно не только для общества, но и для самих людей, которые получили эту госсобственность, они должны после этого чувствовать себя в полном покое и безопасности. Это непростая задача. Думаем над этим. Если найдем такой вариант решения, мы это сделаем». Они — президент и нацлидер — думают о том, чтобы Абрамович, Дерипаска, Вексельберг, Фридман и прочие чувствовали себя в полном покое и безопасности.

28.10.2009 14:40:14 — Леонид Серафимович Татарин пишет:

ЮРИСТЫ…

В интернетбиблиотеке Максима Мошкова в разделе «САМИЗДАТ» есть автор Чуксин Н.Я., который интересно изложил излечение Руси от мздоимства во времена Ивана Грозного очень простым и эффектным способом — ОПРИЧНИКИ.

Факты, изложенные Дмитрием Николаевичем, вся история России, говорят, что с мздоимством и подлостью чиновников можно бороться только так, как это делали Иван Грозный и Сталин.

 

Бизнес, которого нет

События и мнения

Бизнес, которого нет

ОПРОС

Президент настойчиво призывает российских бизнесменов к активному участию в делах государства. Например, внести свои предложения по модернизации экономики, по выходу страны из финансового кризиса. Откликнется ли наша бизнес-элита на этот призыв?

Андрей БУНИЧ, президент Союза предпринимателей и арендаторов России:

— На мой взгляд, обращение президента к бизнесу ушло в пустоту. Наши крупные бизнесмены не думают не только о стране, но даже о своих прибылях. У них так много денег, что им даже не очень важно, сколько миллиардов будет на их банковских счетах. По сути, никакие это не бизнесмены. Они являются монополистами в своих областях и знают, что государство всегда им поможет. И тот финансовый результат, которого они достигнут, всё равно будет признан единственно возможным. Их главная задача — доказать, что других предпринимателей, способных лучше «ловить мышей», попросту не существует. На этом, кстати, сломалась советская власть. На её закате появился высший слой хозяйственных руководителей, которых мало интересовало состояние экономики. Они получали всевозможные привилегии, сидели в президиумах и были довольны жизнью. А если вдруг возникали на низовом уровне руководители, пытавшиеся что-то изменить, им тут же перекрывали кислород.

То же самое происходит и сейчас. Я знаю немало людей, которые являются предпринимателями по свойству своей натуры. Они постоянно генерируют новые идеи, пытаются внедрить инновации в производство. Но так называемые олигархи, которые на самом деле давно срослись с чиновничеством, никогда не дадут нам заниматься модернизацией экономики. Потому что любая инновация — это не только некое изобретение, но и в конечном счёте перераспределение финансовых потоков. Кто-то, кто работал по старинке, станет жить хуже.

Даже в странах с развитым капитализмом этот процесс происходит с немалым скрипом. В России же в принципе не созданы условия для продуктивной конкуренции. А ведь только при её наличии можно рассчитывать, что наш бизнес станет социально ответственным. Я не верю, что душеспасительными увещеваниями можно вырастить поколение «правильных» бизнесменов. Это очень похоже на воспитание человека будущего при коммунизме. Такие методы не срабатывают. Человек всегда должен быть настроен на то, чтобы делать своё дело лучше, чем другие. В этом и есть суть конкуренции. Вы посмотрите: на Западе даже меценатство стало инструментом успеха. Чем больше компания вкладывает в социальные программы, в экологию, тем больше у неё шансов создать положительный имидж и обойти конкурентов.

Только тогда, когда наше государство сумеет создать условия, при которых на вершине будут находиться наиболее эффективные предприниматели, оно сможет рассчитывать на их помощь.

Иван ГРАЧЁВ, депутат Госдумы:

— Не стоит весь российский бизнес грести под одну гребёнку. Менее всего заинтересованы в прогрессивном развитии экономики представители деловых кругов, работающие в сырьевом секторе. Они и без этого неплохо себя чувствуют. В то время как предприниматели, которые пытаются что-то сделать в сфере инноваций, вопреки всем красивым словам находятся в России на положении бедных родственников. Недавно, например, было опубликовано открытое письмо, авторы которого убедительно показали, что если единый социальный налог будет увеличен, как это хочет сделать Пенсионный фонд, о частных инновационных предприятиях в России можно будет забыть.

Людей, которые пытаются вывести нашу экономику в разряд передовых, немало. Их беда в том, что они плохо способны к объединению, к совместным действиям. Российский союз промышленников и предпринимателей — организация довольно влиятельная. Однако в неё входят в основном как раз представители сырьевого и металлургического бизнеса. Поэтому мы в Госдуме разрабатываем закон «Об инновационной деятельности» такого содержания, чтобы он способствовал объединению «прогрессивных» предпринимателей.

СУММА ПРОПИСЬЮ

Конечно, хочется верить в наличие у нас «прогрессивных» предпринимателей. Вот только когда они появятся и заявят о себе? Пока же от российского бизнеса слышно одно и то же: дайте, дайте, дайте…

О чём говорили бизнесмены на встрече с президентом? О судьбах отечества? О технологическом преображении нашей отсталой экономики? Как бы не так. У них другое на уме. Приватизация, акционирование, смягчение законов для их нарушителей, ненужность установления максимальных торговых наценок, чтобы хоть как-то ограничить неоправданный рост цен, отсрочка повышения страховых сборов… А когда речь зашла о том, что хорошо бы вкладывать капиталы, полученные внутри нашей страны, в нашу же экономику, а не гнать за рубеж и в офшоры, в ответ последовало дружное молчание.

Красноречие тратилось на другое. Например, было заявлено, что любая попытка как-то ограничить чрезмерную прибыль торговых сетей — путь к пустым прилавкам. Сразу в памяти всплыла «костлявая рука голода», которой пытались остановить надвигающуюся революцию в 1917 году, но только приблизили её…

А представители банковского сообщества объявили: они не врачи, чтобы лечить больные предприятия. Это говорили люди, получившие от государства, от налогоплательщиков триллионы, спасшие их от разорения, к которому они свои банки привели… Нужно относиться к банкам как к самодостаточному сектору, поучают нас банкиры. Где была эта самая самодостаточность, когда они выпрашивали деньги у государства?

Вот и решайте, граждане, спасёт ли такой бизнес нашу экономику?

31.10.2009 10:29:02 — АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ ДЕНИСОВ пишет:

КОЗЛЫ В ОГОРОДЕ!!!

Одному клерку из РСПП задали мой вопрос о том, что бы принять закон об ограничении рентабельности, это было что- то: тишина, потом не членораздельные звуки и он выдавил типа, ну зачем же, существуют же законы. Президент разговаривая с этими людьми и поручая подготовить предложения по кризису, это также можно пустить козла в огород и просить его, козла, выращивать капусту. Я БЫ ЗАДАЛ ВОПРОС ДЕЯТЕЛЯМ ЗАЛОГОВЫХ АУКЦИОНОВ, КАК ОНИ ОТНОСЯТСЯ К ТАКИМ ТИПАМ: ЛЕНИНГРАД, БЛОКАДА, НЕКОТОРЫЕ ТИПЫ ЗА КУСОК ХЛЕБА ВОЛОКУТ К СЕБЕ ЗОЛОТО И ДРУГИЕ ЦЕННОСТИ!

31.10.2009 01:08:43 — АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ ДЕНИСОВ пишет:

Очень грустно!

В начале семидесятых стало проявляться, что почти все руководители на низовых уровнях совершенно упустили из виду передовую технологию производства так, как этого не только не знали но и не умели знать. И всё это продолжалось до краха светского строя. Они его и подвели к краху. Королев был вынужден делать ракеты мощнее из-за утяжелённых электронных компонентов. Авто и авиастроение- итоги и сейчас видны. Организовать крупное производство, это практически пол дела, необходимо внедрить ещё ПЕРЕДОВУЮ или хотя бы современную технологию. Правительство являясь в советское время руководителями отраслей, показали себя практически не профессионалами своего дела. Современность. У одного директора завода, очередь на его продукцию расписана на много лет вперед., но компоненты из-за бугра. Его спросили, что делают похожие компоненты по электрическим параметрам за стеной. Он улыбнулся и ответил, что его изделие весит 0,5 кг. а из компонентов соседей будет весить 14(четырнадцать) кг. И задайте себе вопрос почему мы сидим на углеводородной игле.,? Почему мы покупаем кристаллический кремний за бугром, когда был у нас завод собственный?

30.10.2009 14:54:29 — Владимир Викторович Поваров пишет:

Очень верная статья. Пока не будет порядка дело на лад не пойдёт.

29.10.2009 19:11:18 — Леонид Семенлвич Агеев пишет:

Речь пойдет о наших депутатах, этой когорты «народных» прихлебателей. Говорят, не бойся врагов — бойся друзей. Друзей, которые продадут за брошенную барскую кость, за то, чтобы без очереди подойти к кормушке. Неужели они не понимают, что не может быть нормального положения в стране, когда одни имеют миллиардные доходы от труда миллионов соотечественников, другие получают столько, сколько только нужно, чтобы протянуть ноги и быть в силах работать на «благодетеля». Но наших депутатов это не волнует. Им позволили тоже хапать, хапать и хапать, и их лица лоснятся от довольства. Поэтому они боятся всякого изменения существующего положения, ибо при искоренении маразма, зарплата депутата будет равняться его труду. Но депутаты далеко не дураки и понимают, что они способны, при данной системе власти, только протирать штаны и пользы от их «деятельности» абсолютно никакой, пожалуй, больше вреда. Как говорил А.Райкин, для государственной пользы лучше, чтобы вы приносили мне зарплату на дом, а то я вам такого наделаю…Если только у наших депутатов осталось хоть капля совести, они должны выйти с предложением о проведении общенародного референдума по вопросу национализации предприятий общефедерального значения, ибо только народ, реальный собственник этих предприятий, должен распорядиться их судьбой. Только он и никто другой, как бы он не назывался. Кажется, люди, называюшие себя демократами, должны соблюсти принцип демократизма в этом случае в полной мере. Нет, ждать этого от них не приходится, ибо их демократизм, это ширма, за которой скрывается фарисейская нажитая сущность и трусость перед последними. Как говорится: с кем поведешься… Они хотя бы поняли простейшую истину, что страна, находящеяся в болоте низменности и подлости, нежизнеспособна и рано, или поздно, отомрет вместе со всеми властьпредержащими, которых народ проклянет во веки веков. И поделом!

29.10.2009 18:10:35 — Леонид Семенлвич Агеев пишет:

О предпринимателях и их покровителях

29.10.2009 17:13:52 — Игорь Оськин пишет:

Эффективные собственники, которых нет

Президента Союза предпринимателей правильно поругали в редакционной «сумме прописью». Добавляю. Бунич счита-ет, что советские менеджеры, довольные своими привилегиями и ничего не делавшие, сломали советскую экономику. Привилегии их были ничтожными по сравнению с нынешними. Они создали экономику, на которой теперь паразитируют новые русские. Ветераны с уважением вспоминают таких советских директоров как: Панфилов (ЛОМО), Музруков (Арзамас-16), Косыгин (фабрика «Октябрь»), Глуховской (Главзапстрой), Филатов («Светлана»), руководителей научных коллективов: Курчатов, Королев, Янгель, Челомей, Туполев, Исанин. Бунич издевательски говорит о воспитании людей в советской цивилизации. И требует от государства воспитать новых эффективных предпринимателей. Не полу-чится, г. Бунич. Слишком многое надо менять: и рыночно-криминальный строй, и предпринимателей от базара, и власть. ____________ Фу, славно, удержался от тех слов, которые хотелось откровенно сказать т. Буничу.

28.10.2009 10:24:45 — Владимир Павлович Козырьков пишет:

ТРОЙНОЕ МОЛЧАНИЕ

Очень даже симптоматичные рассуждения и оценки. «Бизнес, которого нет» — это оценка того общества, которое по идеологическим соображениям, точнее даже, в соответствии со страхом, который сидит в каждом предпринимателе за свой бизнес громко называется постсоветским. Иначе и быть не может, так никто еще теоретически не доказал, что возвращение капитализма возможно после социализма. А если теоретически не доказано, и нет никакого исторического опыта такого возврата, то вся эта политическая суета, все заверения в достигнутых успехах и победах, все это выглядит очень даже сомнительным делом. Такой возврат был чистой воды авантюрой, даже в большей степени, чем историческая авантюра, на которую вынужденно пошли большевики в 1917 году, понимая высокую степень риска в предпринимаемых шагах. Повторяю, шаги были вынужденными, но они стоили нашему народу больших жертв, которые до сих пор не могут быть забыты и служат одним из аргументов в необходимости возврата к капитализму. Но разве у нас нет понимания того, что современный зигзаг приводит и еще приведет к еще большим жертвам, оправданию которым нет причин ни идеологических (отсутствии самой идеологии, кроме клятвенного заверения, что власть будет либеральной и, одновременно, консервативной), ни исторических (нет войны), ни экономических (без централизованного государственного управления современная экономика функционировать не может). Разве не ясно, что бывшие партийные и комсомольские работники, красные директора и председатели колхозов и примкнувшие к ним криминальные авторитеты не могут быть новой социальной элитой, которая построит развитой капитализм. Не потому что они не хотят, а потому что не могут. Разумеется, не все не могут. Точно так же, как при переходе к капитализму были «новые дворяне» (Штольцы, по Гончарову), но основная масса дворян остались Обломовами, которые могут только проедать, принимать помощь слуги Захара (читай — государства) и получать маленькие удовольствия от жизни, которых они были лишены в советское время. Ох, как я их понимаю! И как их понимают все, кто долго жил при советском строе. Ведь они в глубине души понимают, что их калифатство, как любое иное в наше время, может быть только временным. И как нам ни внушают о наличии среди них «эффективных менеджеров», но нельзя быть эффективным менеджером, обладая капиталами, нажитыми нечестным путем. Родимое пятно их высокого социального статуса не смываемо, как ни пытаются его прикрыть разными правовыми примочками, политическими листочками и пиар акциями. Современные многочисленные факты убедительно показывают, что они научились только эффективно разрушать, делить и эффективно умыкать в глубокую норку утащенное. Ведь по своему психологическому и социальному типу это пресловутые «несуны», которых очень много расплодилось уже в советское время, и теперь они стали нести открыто. Так что я бы назвал наше время временем больших несунов. Образно это можно представить в виде огромного, разъевшегося хомяка, который может только лежать в глубокой норке и проедать накопленное. Правда, хомяк все добывает сам, и тем уже не хочется оскорблять хомяка. Наш же социальный хомяк научился эксплуатировать других. Поэтому вполне понятно поведение «цвета нашей социальной элиты, когда автор пишет: «О чём говорили бизнесмены на встрече с президентом? О судьбах отечества? О технологическом преображении нашей отсталой экономики? Как бы не так. У них другое на уме. Приватизация, акционирование, смягчение законов для их нарушителей, ненужность установления максимальных торговых наценок, чтобы хоть как-то ограничить неоправданный рост цен, отсрочка повышения страховых сборов… А когда речь зашла о том, что хорошо бы вкладывать капиталы, полученные внутри нашей страны, в нашу же экономику, а не гнать за рубеж и в офшоры, в ответ последовало дружное молчание». Но это ладно, проехали и не является открытием. Мне хочется задать другой вопрос: почему, несмотря на это грубое молчание олигархов, власть снова начинает новую волну приватизации госсобственности? Всем понятно, что на этот вопрос мы может получить снова молчание, но только самой власти. Молчит и народ…

 

«Мы уйдём сами…»

События и мнения

«Мы уйдём сами…»

ОТКЛИК

В материале «Китайская грамота» («ЛГ», № 43), где обсуждались последствия и опасности программы по освоению наших месторождений в Сибири и на Дальнем Востоке совместно с Китаем, ставился вопрос: «Соглашаясь на подобное сотрудничество, не расписываемся ли мы в неспособности оставаться хозяевами на своей земле?»

Среди множества откликов газета получила и своеобразное обращение к землякам — сибирякам из Красноярска. Автор его — Антон Нечаев, главный эксперт фонда Виктора Астафьева.

В нём, в частности, говорится следующее.

«В связи с последними соглашениями между Россией и КНР, по которым Сибирь и Дальний Восток отдаются Россией в аренду миллиардному китайскому государству… Что-либо подробно здесь объяснять бессмысленно — любой здравомыслящий человек понимает, что, отдавая национальные недра, фактически всё, что у нас есть, запуская на свою малонаселённую территорию несколько сотен тысяч граждан соседней страны, более крепкой экономически и демографически, мы наверняка эту территорию потеряем. Причём в самое ближайшее время. Здесь самая любимая российская присказка последних лет «на наш век хватит» уже не сработает. Не хватит. Русское население при таком раскладе будет вытеснено из Сибири и Дальнего Востока более жизнеспособными новыми поселенцами. Китаю даже воевать с нами не придётся. Мы сами уйдём, покорные и проигравшие…

Хотел бы я обратиться к сибирякам. Не к легкомысленным обитателям Сибири, никак с этой землёй не связанным, готовым в любой момент сорваться и лететь туда, где сытнее кормят, а к тем, кто врос в эту землю, кто любит эту страну — Сибирь, для которых побег из Сибири даже в европейскую часть РФ сродни эмиграции. Но, боюсь, таких у нас меньшинство. Единицы.

Пожалуй, только к этим трём—пяти—десяти сибирякам обращаться и стоит. Но что им сказать? Как мы, единицы, можем остановить лавину вранья и предательства, основа которых — неуёмная жажда роскоши и сверхприбыли правящей российской знати? Что нам остаётся: по-бабьи плакать или по-мужски взять? Вряд ли это поможет. Хотя и плакать хочется. И стрелять.

Плакать об уникальной сибирской культуре, безжалостно уничтожаемой, а с приходом в Сибирь Китая обречённой на бесследное исчезновение… Плакать о людях и языке, покидающем эту землю. О том, какой мы ничтожный народ, набравший в своё время земли и не могущий таким добром распорядиться. Народ с уникальной тягой к самоуничтожению. Вместо того чтобы поддерживать и воскрешать собственные производство, культуру, психическое и физическое здоровье, наконец, мы готовы отдаться первому встречному, чтобы он владел нами. Лишь бы ничего не делать самим, самим себе патологически не доверяя.

Вы, друзья, братья, сородичи, в Сибири живущие… Коли нет у нас сил и решимости встать, выйти, сказать, с бранью ли, с мордобоем ли, своё решительное нестыдное протестующее слово, кишка тонка или просто мало нас, запоминайте хотя бы эту природу, запоминайте нашу тайгу, тундру, реки. Наши красивые четырёхсотлетние города. Чтобы хотя бы в памяти нашей всё это осталось. Чтобы дети наши знали, где мы жили…»

Конечно, тут много эмоций, с перехлёстом. Однако подобные чувства и мысли — реальность, которую наша власть, сдаётся, не видит, не знает, не принимает во внимание. Раз за разом расписываясь в неумении делать что-либо, кроме продажи наших природных богатств за рубеж. Вот очередной пример.

Буквально на днях решено перенести обещанное повышение пошлин на круглый лес, чтобы сделать эти самые пошлины «заградительными». Его не будет в 2010 году, уже подумывают и о том, чтобы оставить всё как есть и в 2011-м… Значит, опять обещания наладить переработку древесины внутри нашей страны отложены в дальний ящик. Якобы мировой кризис помешал. Правда, гнать круглый лес на экспорт кризис почему-то не мешает. Более того, этот самый экспорт непрерывно растёт. Неужели даже пилить мы совсем разучились?

Отдел «ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА»

Код для вставки в блог или livejournal.com:

«Мы уйдём сами…»

Среди множества откликов газета получила и своеобразное обращение к землякам — сибирякам из Красноярска. Автор его — Антон Нечаев, главный эксперт фонда Виктора Астафьева.

/

открыть

КОД ССЫЛКИ:

30.10.2009 06:26:14 — Сергей Иванович Иванов пишет:

Нет — пусть вывезут!

Интересно — все вот эти люди, что жалеют отдавать Сибирь — сами-то где живут? Мне вот «повезло» родиться и жить в Восточной Сибири. Собственно жизнью здесь можно считать теплые полгода, когда погода мало отличается от широтной. Но зима здесь совершенно ужасна. Фактически приходится отбывать полугодовую отсидку. Чтобы выйти на улицу надо на себя надеть целый скафандр. Это так противно! Причем я живу в городе, здесь немного теплее из-за дыма машин. А в сельской местности чистый воздух зимой почти непригоден для дыхания — сжигает легкие и поэтому здесь очень много туберкулезных больных. Раньше у меня была астма, так я вообще не мог зимой на улице дышать. Поэтому я не думаю, что привыкшие к теплу китайцы здесь приживутся. На адаптацию нужно много времени. Дело в том, что в Сибири местность открыта северным ветрам и заботливо укрыта горами от южных теплых воздушных масс. Ко всем «прелестям» зимней сибирской жизни надо добавить страшную дороговизну овощей и фруктов — я сейчас вообще не знаю чем тут питаться. Все эти привычные русские «концентраты» уже просто "не лезут" — так бы и ел одни яблоки и бананы, но для этого надо жить совсем не в Сибири… И особенно обидно смотреть в мобильнике какая погода к примеру в Лондоне — там вся зима наш сентябрь… Вот это люди правильно выбрали место для жизни. А наших предков сюда видимо загнали… Да и зачем России иметь эту Сибирь? С такими правителями толку все равно не будет. Учиться жить надо у немцев. У них "каждый пфениг" на счету, зато и живут как люди. А у нас все сибирские шальные деньги про--ли на космос и на помощь черным. Противно, что в такой холодной стране много людей без нормального жилья, но при этом запустили этого придурка Гагарина и настроили атомных лодок, чем насмешили весь мир как обычно… Надо было не за Сталина воевать, а наладить с немцами дела — они бы научили правильно жить. А такая жизнь как сейчас — многим вообще уже не нужна. По суицидам впереди планеты всей… Уезжать отсюда сам не собираюсь — пусть власти вывозят.

28.10.2009 23:57:26 — Марина Ивановна Чебыкина пишет:

Наша власть похожа на недоросля, которому достался от отцов и дедов богатый дом с обширными землями, и он, не умея им управлять, распродает ценности, устраивая себе красивую жизнь с яхтами и заграничными турами. Вот уж хочется полдома продать — зачем такой большой? И сад — зачем такой запущенный? Лучше на эти деньги пошиковать. Кажется, всего еще на долгие годы хватит, так чего заморачиваться? Правда, из-за бугра уже ушлые дяденьки присматриваются: зачем деньги платить, когда добро можно под опеку забрать им задарма пользоваться? А недоросль и на задворках проживет

28.10.2009 14:56:00 — Леонид Серафимович Татарин пишет:

ПОЛИТИКА?

Автору, который спрятался за туманный "Отдел "ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА": Вы уж скажите прямо, что боитесь назвать вещи своими именами, боитесь, что сразу за вами придут серые личности из ФСБ…

А ведь Вы чётко изложили факт существования государственной программы Путина, Медведева и прочих сионистов по распродаже Рoссии.

28.10.2009 14:49:13 — Леонид Серафимович Татарин пишет:

ПОЛИТИКА… ЭКОНОМИКА…

 

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

По 31 октября в «Новом Манеже» Русский музей и фонд «Арт-линия» при поддержке АФК «Система» проводят выставку «Спорт в искусстве». Незамысловатое название скрывает по-настоящему мобилизационный проект, заставляющий по-иному взглянуть не только на наше революционное прошлое, но и на собственный антропологический статус. Работы, охватившие период с 20-х гг. ХХ века до наших дней, звучат гимном телесности в полотнах Дейнеки, Самохвалова, Луппова и Пахомова, иронизируют над физической немощью современника в бронзе более позднего периода, оставляя, правда, надежду на возрождение тела, духа и самой страны в скульптурах новейшего времени.

Захватывающее, мускулистое событие на фоне экзерсисов «современного искусства»!

На вернисаже собравшихся приветствовала первый заместитель мэра в правительстве Москвы Людмила Швецова.

По заказу Комитета по культурному наследию города Москвы ООО «Арт-реставрация» начало обследование памятника Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому, расположенного на Красной площади.

General Motors начинает сборку автомобилей Opel в Калининграде.

Модель Opel Astra, выпущенная на автозаводе «Автотор», красуется на смотровой площадке.

01.11.2009 13:52:44 — Юрий Александрович Чернецкий пишет:

Культура и экономика

Как жаль, что для большинства из нас — граждан других стран СНГ — частые (несколько раз в год…) поездки в Москву не по карману! Уверен, что многие, как и я, хотели бы посетить выставку "Спорт в искусстве". Есть непридуманная и совсем не зазорная ностальгия по великому советсткому спорту и тоска по большому (в лучших образцах — подлинно великому) реалистическому искусству прошлого века.

 

Неразумное устройство

Дискуссия

Неразумное устройство

ВЕХИ-2009

Валентин ТОЛСТЫХ, Институт философии РАН

Сначала общее внешнее впечатление от дискуссии, которая, на мой взгляд, состоялась.

Мы договорились, что, не «растекаясь мыслью по древу», сосредоточимся на вопросе, более всего волновавшем веховцев, — СУДЬБА РОССИИ. За сто лет после «Вех» страна трижды меняла свой облик и систему: была самодержавно-царской, советско-коллективистской и — теперь — рыночно-капиталистической. Ни в одном из образов не обрела себя «окончательно и бесповоротно», и никто не скажет, что в нынешнем её виде стала лучше прежних.

Да, дискуссия состоялась, но общий итог получился весьма скромным, как ни прискорбно это признавать. Знакомый читатель, человек серьёзный и искушённый, сказал мне при встрече: «Читать всё это, конечно, интересно, но идей-то нет?» Имея в виду идей выношенных и, что называется, прорывных, просчитанных на «лучшее будущее».

В чём тут дело? Почему при свободе «сполна высказаться» такая зажатость и скромность в предъявлении прозрений, «вперёдсмотрящих» идей и проектов? Неужели к тезису «умом Россию не понять» теперь добавится утрата надежды и веры в неё?

Как ответить на вопрос: почему мы, обладающие поистине несметными богатствами, продолжаем жить бедно, скудно, к тому же и скучно, несмотря на объявленную индивидную свободу?

«ПОРВАЛАСЬ СВЯЗЬ ВРЕМЁН…»

Среди причин, породивших ныне почти всеобщее уныние, которое никакими словесными внушениями, «приворотами» не скрыть, назову первую и главную. Воспользуюсь для этого старой, но не стареющей истиной: «Недостаточно, чтобы мысль стремилась к воплощению в действительность, сама действительность должна стремиться к мысли» (Маркс).

В том, что мы не преуспели в воплощении мысли в действительность, можно убедиться, внимательно всматриваясь в «рынок» и «демократию», которые воцарились сейчас в России. Увы, постсоветская Россия ещё не показала и не доказала, что сама стремится к мысли, не боясь честно увидеть и осознать себя такой, какая она есть.

Начать надо с отношения к прошлому, недавнему и далёкому, к советскому и всем прежним временам. Надеюсь, тем, кто числит себя в составе так называемой интеллектуальной элиты, нетрудно вспомнить былое, немного поднатужившись и хорошо подумав. И все знают и помнят авторитетные высказывания вроде того, что без прошлого у страны нет будущего, только тем, кто владеет прошлым, принадлежит будущее, и т. д.

Вот и президент Медведев в начале своей недавней статьи «Россия, вперёд!» говорит о наследии, которое мы получили, а затем и в конце статьи возвращается к этой теме, предлагая смотреть на наше прошлое трезво, с уважением, самокритично и прагматично.

Но, увы, не верю, что этот здравый призыв отрезвит тех, кто с упорством, достойным лучшего применения, вот уже четверть века беспардонно поносит Россию и сводит её историю к одной лишь несуразице, хаосу, непорядку и порокам. А весь советский период, не заметив здесь никаких завоеваний и светлых сторон, — к репрессиям, насилию и жестокости. И именует его не иначе как «тоталитарным»?!

Поношение и расправа с прошлым стали общим местом в статьях и книгах, посвящённых самым разным темам и проблемам. Приведу цитату из книги хорошего автора, которому вдруг ни с того ни с сего понадобилось лягнуть коммунизм, хотя речь шла, простите, о шарлатанстве Грабового, «поработителя невинных душ»: «Безумцы тех лет (советского времени), пообещав россиянам скорый коммунистический рай, погрузили страну в кровавый ужас Гражданской войны, в голодомор, в лихорадку массовых репрессий».

Представляя великую идею коммунизма как бездарную утопию и химеру, никто из «гробокопателей» даже не задумался, отчего это в разные времена идеей увлеклись совсем не глупые люди, такие возвышенные натуры, как Томас Мор, Томмазо Кампанелла, Карл Маркс, Фридрих Энгельс. И как эти «умники» ответят на вопрос любознательного юноши: «Чем же объяснить, что и сегодня в западных странах Маркс числится первым среди самых популярных авторов и мыслителей?»

Хулители социализма осмелели (обнаглели) настолько, что, представив историю Советского Союза сплошь кровавым ГУЛАГом, покушаются уже на самое светлое событие и чувство народа — День Победы над фашизмом. Чтобы его защитить, понадобилось образовать Комиссию по борьбе с фальсификацией собственной истории.

Находятся господа разных рангов и из разных ведомств, которые берутся доказывать, что нацизм и сталинизм — одно и то же, убеждают детей и внуков, что это не их отцы и деды победили фашизм, а «антигитлеровская коалиция». Уже надо объяснять, за что и за кого отдали свои жизни миллионы советских солдат, освобождая Польшу, прибалтийские страны и тех же немцев, доверившихся когда-то Гитлеру. А ведь только в войсках СС насчитывалось 20 дивизий (!) добровольцев — выходцев из европейских стран. Всего же в 1939–1945 годах вместе с немецкими нацистами с нами воевали полтора миллиона европейцев — сторонников фашистского «нового порядка».

Думаю, незачем вообще вести споры-разговоры с этими господами, которые сами были фашистами и под предлогом «борьбы с коммунизмом» пытались уже тогда уничтожить Россию как таковую. Эту цель преследовали и те, кому не терпелось развалить Советский Союз после нашей Победы. Мы, пусть с опозданием, поняли точность и справедливость известной зиновьевской формулы: «Целили в коммунизм, попали в Россию».

Гораздо полезнее сегодня заняться самочувствием собственного населения, особенно молодых поколений, формируя у них уважительное и признательное отношение к прошлому, к героизму и мужеству отцов и матерей, спасших страну от коричневой напасти. Первой должна продемонстрировать это власть, отдав должное уму, деловитости и дальновидности «распроклятых коммунистов», оставивших после себя не только «застой», но и две известные трубы, которые вот уже 20 лет нас содержат и кормят и на которых так удобно расположились нынешние олигархи. А ещё поблагодарить за Кузбасс, Магнитку и Днепрогэс, за вспаханную целину, за атомную и космическую промышленность, за те же «дырявые» шоссейные и железные дороги, без которых было бы совсем худо. Ибо за годы бурного «рыночного строительства» нынешние хозяева ничего толкового и внушительного ещё не создали, не соорудили (не считая, конечно, шикарных зданий офисов, офшорных и «рублёвских» зон).

Вспоминаю и говорю об этом вот почему.

Веховцы, как бы кто к ним не относился, по нынешней терминологии, были государственниками и патриотами, притом без монополии на патриотизм, что они подчёркивали, напрочь отвергая космополитизм пустоты. Ибо исповедовали здоровое национальное чувство причастности (С.Н. Булгаков). И были они правоверными монархистами, но не националистами и не либералами.

Конечно же, веховцы не одобряли крепостное право, помнили о том, какой ценой были оплачены краса и величие Петрова града на Неве, и вряд ли симпатизировали бунтам Степана Разина или Емельяна Пугачёва. Короче, отдавали себе отчёт в том, на каком фундаменте воздвигалась, расширялась и усиливалась имперская Россия.

Думаю, они бы согласились с тонким и беспощадным в своей неожиданности суждением Льва Толстого о трудах некоторых историков, в которых история России состоит сплошь из безобразий, правежа, грабежа, глупости… А как же в результате возникли великое государство и великая культура?

Мне надолго запомнилось высказывание женщины-гида, француженки русского происхождения, в декабре 90-го года, когда я был в Париже. «Что вы делаете? — изумлялась она. — Почему отказываетесь от Октябрьской революции? Разве её совершили не вы сами, не ваши отцы и деды? Наша революция тоже началась с насилия — с разрушения Бастилии, с гильотины, а потом был Термидор, с трибуналами и невинными жертвами… Но у нас есть и улица Робеспьера, и пантеон Наполеона, и мы уже двести лет собираемся у той же Бастилии, чтобы отметить наш национальный праздник. Как вы будете жить, оставив позади себя пустыню?!»

Ныне достославная наша интеллигенция пытается корпоративными усилиями соорудить духовный саркофаг, куда и поместить всю советскую эпоху (П. Сазонов, «ЛГ», № 38).

Первым и важным условием возрождения России (о чём, увы, без видимого успеха твердим себе уже четверть века) следует признать и назвать восстановление разорванной связи времён и поколений, по сути, реабилитацию ПРОШЛОГО.

Только так возможно сохранить нить тысячелетней российской истории, которая, кстати, ничуть не хуже историй других стран и цивилизаций. В свете сказанного требуется более бережно и осмысленно относиться к традициям, видя в них и кристаллизацию минувшего, музейную ценность, и одновременно такой же источник продолжения жизни, как и новации, на чём настаивал Борис Пастернак. Без тени ложного патриотизма можно сказать, что феномен Россия выдержит любой самый взыскательный подход и анализ, если будут соблюдены простые нормы объективности и справедливости в подаче фактов, событий и метаморфоз, которыми изобилует её сложная и интересная история.

Но разбираться придётся не только в прошлом, но и в настоящем, что, на мой взгляд, будет задачей очень непростой.

«КАКОЕ ВРЕМЯ НА ДВОРЕ…»

Никогда не был поклонником идеи особого пути России. Идеи сейчас поутихшей, но ещё живой. Мне по душе и уму мысль Пушкина — о европейской природе нашего Отечества, которому, однако, надо быть и всегда оставаться Россией. «Поймите же и то, что Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою, что история её требует другой мысли, другой формулы». Хорошо бы знать — какой мысли, какой формулы? Может быть, прав Чаадаев: «Мы живём на востоке Европы — это верно, тем не менее мы никогда не принадлежали Востоку… Мы просто северный народ и по идеям, и по климату…»

К двум цитатам добавлю третью, не менее авторитетную. Из письма Петра I английской королеве Анне: «Не для того я странствую, не для того я тружусь, чтобы исторгнуть Россию из России, но чтобы укрепить и вознести её в ней самой». Замечу при этом: император открывал в Европу окно, а не дверь.

Наверное, так оно было и есть: будучи другой Европой, Россия по-своему осваивала доставшиеся ей климатические условия и пространство, впитывала в себя этническое богатство и многообразие, по-своему выстраивала связь, общение с соседями и восточными народами и культурами.

При этом постоянно западничала — с ХVII века (после владычества Золотой Орды) пережила период полонизации, во времена Ивана III попала под влияние итальянцев и немцев, при Петре I — голландцев, англичан и тех же немцев. Екатерина II, Павел настойчиво укореняли немецкий стиль, порядок и т. д. Пожалуй, ни одна страна в мире не подвергалась такому массированному иностранному нашествию и воздействию, не будучи завоёванной или чьей-либо колонией.

Данное обстоятельство всегда надо иметь в виду — оно многое проясняет в поведении и судьбе России, доставляя ей самой немало хлопот и проблем. До сих пор остаётся загадкой настойчивое и упрямое стремление России сберечь и сохранить свою идентичность, при всех своих слабостях и изъянах, чем-то подкупающих иностранцев, в чём я лично не раз убеждался.

Столетие «Вех» — хороший случай и повод задуматься, из какого представления о России мы исходим, оценивая прошлое и предугадывая её будущее. Сами веховцы не сравнивали её ни с кем, не увлекались арифметическим подсчётом в ней «хорошего» и «дурного», «правильного» и «неправильного». Исходили из целостного образа страны, по-своему воспринимая и толкуя её историю, матрицу развития, национальный характер, своеобразие духовных и волевых качеств.

До сих пор одни Россию просто любят, принимают такой, какая она есть, и при этом бурчат, сетуют, возмущаются проявлениями несообразности, безобразия, непорядка. Эти люди живут и уживаются с нею, даже не помыслив, что где-то им было бы лучше, никогда не скажут «эта страна» и не будут выпячивать свой патриотизм.

Есть и такие, кто не любит, а то и презирает «эту страну», своего рода «внутренние эмигранты» — в отличие от гастарбайтеров, которых здесь ничего, кроме заработка, не держит. Наиболее бессовестные и бесстыдные не прочь выдать себя за «своих в доску» и вовсю проворачивают свои дела и делишки. Эту человеческую подоплёку в раскладе симпатий—антипатий постсоветской России тоже надо учитывать в серьёзном разговоре о России, её судьбе и будущем.

Как выяснилось, труднее разобраться не с прошлым, а с настоящим России. Это почти «квадратура круга», непосильная даже интеллектуалам.

В 90-х годах мы поменяли шило на мыло — казарменный социализм на дикий, олигархический, капитализм. Пожив в нём почти два десятилетия, многие застыли в недоумении: «Как же так?», «Что же получилось?»

Недоумение остаётся, но кое-что важное и проясняется. Оказывается, рухнул не только советский социализм, в коме очутился и неолиберальный капитализм. Взятый нами напрокат, он в реальности совсем не похож на тот, который известен нам по учебникам Адама Смита, Макса Вебера и Джона Кейнса.

И нынешний мировой кризис отнюдь не финансовый. Известный западный политик Жак Аттали в своей новой книге скажет: «Нынешняя ситуация напоминает эпоху падения Римской империи, которая продлилась более трёх столетий и повлекла за собой тысячелетие полного «мирового беспорядка»… В конце концов не является ли происходящее великолепным подтверждением описания, которое дал капитализму ещё Маркс, — торжествующий, планетарный и самоубийственный?»

Мы стали очевидцами и участниками ещё одного краха — посткоммунистического. Краха неолиберального проекта, с которым наши псевдореформаторы носились все 90-е годы как с писаной торбой, рекламируя рецепты аналитиков США и исполняя предписания экспертов Международного валютного фонда. Наша августовская катастрофа 98-го года, якобы финансовая, носила явно системный характер, подытожив результаты действий нашей правящей верхушки, погрязшей в коррупции и учинившей грабёж общенационального масштаба. Уничтоженными оказались целые отрасли экономики: сельское хозяйство, авиастроение, судостроение и т. д. Реформаторы 90-х разворовали страну и посадили её на все мыслимые и немыслимые иглы — сырьевую, финансовую, наркотическую, иглу безудержного потребления и повального пофигизма.

Происшедшее с нами вполне объяснимо, если увидеть себя со стороны, например, на фоне китайских реформ, начатых в 1979 году. Капитализация, внедрение рыночных принципов в экономике происходили в Китае без грабительской приватизации, вчера и сегодня находятся под неусыпным, жёстким общественным контролем.

В книге «Мир в движении» польского экономиста Гжегожа Колодко убедительно говорится о том, что Китай оказался мудрее многих, когда отказался от искуса неолиберальной модернизации, чему поддались Россия, многие страны Центральной и Восточной Европы, а также Латинской Америки, попавшие в плен некоего «вашингтонского консенсуса». В отличие от России Китай открывался миру не нараспашку, а постепенно, сверяя шаги модернизации с её обретениями и провалами. Итоги глупого и мудрого выбора модели поведения налицо: ельцинская вакханалия «политики реформ» завершилась тем, что только в 2007 году Россия вернулась к своему ВВП 1989 года, в то время как Китай за те же годы увеличил совокупный национальный доход в 6,2 раза…

Не требуется никакого особого пути. Всё гораздо проще. Китай сумел разглядеть и развести хорошее и плохое в западном мире, никого не догонял и не копировал и потому преуспел в собственном развитии. Россия же без оглядки и серьёзного размышления ринулась хватать и усваивать всё, что попадалось под руку, в основном плохое и дурное, тупо и бездарно проглядев преимущества американской хватки и деловитости, когда-то, кстати, успешно применённые Сталиным в период индустриализации Советского Союза.

Нынешний кризис стал и «палочкой-выручалочкой», проявив все наши беды и проблемы, с которыми мы свыклись, стерпелись.

Сегодня основное звено политики — в трезвом понимании и оценке общего состояния и готовности страны заняться жизнеустройством своего НАСТОЯЩЕГО. И это будет вторым важным шагом, который предстоит сделать политике и политикам сразу после того, как изменится к лучшему и станет мудрее наше отношение к собственному прошлому.

С ВЕРОЙ И С УМОМ — В БУДУЩЕЕ

В предисловии к сборнику «Вехи» авторы 100 лет назад отметили, что писали статьи в жгучей тревоге за будущее страны. Подвергли анализу и критике традиционные представления русской интеллигенции не ради того, чтобы осудить прошлое, сознавая его историческую неизбежность, а с целью поиска выхода страны из тупика, в который страна себя (тогда!) загоняла.

Веховцы беспокоились о будущем России, и тревога их была не праздной. Дальнейший ход событий в чём-то их опасения подтвердил, но провидцами их не назовёшь — особенно ясно это стало в наши дни. О такой ли России, какой она была в советские времена или сейчас, перешагнув в другой век, они мечтали? Можно представить себе, что бы они сказали, оказавшись на нашем месте, глядя на себя со стороны — строго и справедливо.

Участники дискуссии тоже заглянули в будущее. Что же они увидели на горизонте и за ним, в мыслимом будущем? В тезисной форме выделю такие идеи и мысли:

В эпоху безмыслия нет и не может быть сколько-нибудь крупных в историческом масштабе идей (В. Иорданский).

Будущее принадлежит культуре и высшим духовным ценностям, а не фетишам материального благополучия индустриальной эпохи (М. Маслин).

Нас спасёт монархо-коммунизм, где вертикаль державности соединится с идеей социальной справедливости (А. Казин).

Надо жить, не стесняясь места, где ты родился, в среде, где люди уважают и ценят друг друга (А. Глинчикова).

Хорошо бы выслушать всех, кто глубоко и профессионально размышляет о грядущей судьбе России (А. Салуцкий).

Из кризиса нужно выходить не за счёт народа, а за счёт банкиров и олигархов, породивших экономическую катастрофу (Б. Славин). Забыть само слово «революция», ибо противоречия можно преодолеть умной политикой, а не заклинаниями и закручиванием гаек (А. Кива).

Хотя ложь и насилие побеждают на коротких дистанциях, на длинных они непременно проигрывают

(В. Арсланов).

Всё верно, но…

Не хватает связи нашей реальности с темой будущности мира, впавшего в системный цивилизационный кризис. Оказывается, в эпоху глобализации капитализм меняет своё лицо, и, значит, прежде чем кого-то догонять, надо выяснить, куда идти, в каком сражаться стане и что нас там, впереди, ожидает. Что имел в виду французский президент Саркози, назвав современную мировую систему аморальной? А если так оно и есть, то в чём этот аморализм выражается? Если кризис есть следствие и продукт неолиберализма — «последней и высшей стадией капитализма», — то надо ли брать его себе в качестве образца модели развития?

Ответа нет, и никто не проявляет желания разобраться в этой амбивалентной ситуации. О будущем сегодня говорят скупо, неохотно, располагаясь где-то в амплитуде между осторожным оптимизмом и безнадёжным пессимизмом.

Новая реальность уже появилась — это цивилизация мирового хозяйства, мировых финансов, электронных денег, трансконтинентальных реактивных перелётов, эпохи Интернета и спутникового телевидения. Так что мы уже живём и действуем внутри нового мира, не осознав этого факта. Правда, не ясен вопрос о социальной модели развития этой достигшей своего пика цивилизации.

Говорят, что изменится сам человек, поскольку в мире будущего развитие его будет происходить не по вертикали привычной карьерной лестницы и потребления, а по горизонтали, путём глубокого духовного опыта и общения людей в мире природы и ценностей культуры.

Тут опять стоит вспомнить веховцев, настаивавших на приоритете духовной жизни над внешними формами общежития. До них Герцен и Мережковский более всего опасались, что верх одержит победоносное мещанство, представ совершеннолетием и пределом мировой цивилизации. Ещё раньше был Сократ, который, попав на афинский рынок, воскликнул: «Как много здесь ненужных мне вещей!»

Не имея ничего против здорового прагматизма, я бы всё-таки предложил начать обновление с возрождения духа нации, который в истории неоднократно выручал страну в самые трудные, крутые времена. Разумеется, определив сперва, какое благо и какое дело могут сегодня россиян соединить и объединить. Понятия эти исчезли из нашей Конституции, в то время как в основных законах ряда европейских государств они присутствуют.

Слышу возражение: а чем и как можно объединить людей, в 20–25 раз разъединённых в доходах и оплате своего труда?! Отвечу: мне не нравится теперешняя «полусоветская социальная система», но в соотношении доходов между правящей верхушкой и рядовыми тружениками я бы предпочёл именно советский опыт и стандарт (до появления более справедливых).

Сражаясь с марксистами, веховцы настаивали на том, что человек должен отличаться от другого человека по своим личным качествам, а не по-своему социальному положению, классовому или сословному. И охотно вступали в диалог по поводу социалистического идеала нового или совершенного человека.

В отличие от тех, кто сегодня иронизирует и посмеивается по этому поводу, они относились к данной идее вполне серьёзно. Хотя упрёк веховцев в адрес марксизма в том, что для него первофеноменом является не человек, а общество, неоснователен. Достаточно напомнить исходный социалистический тезис Маркса — всестороннее развитие каждого как условие всестороннего развития всех.

Попытку воплотить его авторы «Вех» видели в русской интеллигенции как особом культурном явлении, порождённом взаимодействием западного социализма с особенными условиями российского культурного, экономического и политического развития. До появления социализма, по мнению Петра Струве, русской интеллигенции не существовало, был лишь «образованный класс». С кризисом и разложением идеи социализма неизбежно начнутся кризис и разложение самой интеллигенции. Что ход истории и подтвердил.

Веховцы критиковали и отвергали социализм и делали это, что называется, с пониманием того, почему он так легко прививается на русской почве. Этого разумения явно не хватает нынешним (скороспелым) ниспровергателям социалистической идеи, которая их наверняка переживёт. И — кто знает? — может быть, ещё и восторжествует.

Сейчас входит в моду мысль, что мир движется к Новому Средневековью, подразумевая не былой феодализм со знакомыми всем признаками, а стремление человека и человечества к целостности и единству, без чего не удастся преодолеть воинствующий индивидуализм и эгоизм современного мира. Как верно заметил Пётр Струве: человек готов и достаточно созрел для лучшей жизни, и только неразумное общественное устройство мешает ему проявить уже имеющиеся налицо свойства и возможности.

За сто лет, прожитые после появления «Вех», человечеству так и не удалось, несмотря на великие достижения науки и техники, а также трагический опыт советского социализма, создать действительно разумное общественное устройство. Глубокий кризис современной мировой цивилизации лишь подтверждает, что цель и задача создать таковое остаются желанными и нетленными.

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Неразумное устройство

Сначала общее внешнее впечатление от дискуссии, которая, на мой взгляд, состоялась.

2009-10-28 / Валентин ТОЛСТЫХ

открыть

КОД ССЫЛКИ:

31.10.2009 17:22:36 — Валентин Иванович Колесов пишет:

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами

Как печально: столько единомышленников проявилось в дискуссии. Разумные люди поняли, куда и во что они попали вместе со страной. В. Толстой в ходе дискуссии не высказывался однозначно. И правильно. Зато в конце он выдал ше-девр. Сколько горькой правды, безнадежного отчаяния в его словах. Всё так. Понимаем и мало чего можем сделать. Про-гнозирую фифти-фифти: или возродимся или будем жить как греки. У них тоже была интеллигенция: Платоны, Сократы, Эзопы и еще многие. Теперь таковых нет, греки ублажают туристов. Так и мы: будем ублажать газом и нефтью. По последней колонке статьи — нет идей — хочу уточнить. Есть не то, чтобы идея, но похожий на правду прогноз: Андрей Фурсов в «Нашем современнике» 8-2009. Не повезло человечеству с эволюцией: понесло его вразнос. Переска-зать невозможно, советую не читать на ночь. Очень страшно. Автор надеется на Россию. В ней вдруг появлялись спаси-тели, пассионарии. Прекрасная концовка: «Крупнейший деятель 20 века говорил: Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

29.10.2009 15:23:11 — Владимир Павлович Козырьков пишет:

ДВОЙНАЯ НЕРАЗУМНАЯ РАЗУМНОСТЬ

Позвольте представить комментарий на статью нашего уважаемого ведущего дискуссию. Сразу скажу, что ее идейное содержание гораздо выше по уровню, чем «заводная» статья начала года. Одно это уже говорит о том, что дискуссия получилась. Большое спасибо за возможность участвовать в ней. А теперь позвольте ответить по пунктам. Вначале даю тезис, который высказывается автором, а затем его комментарий. 1. ДИСКУССИЯ ПОЛУЧИЛОСЬ Возможно, что и так, но можно удивляться тому, что дискуссия вообще получилась, что важнее, чем всякие «прорывные идеи». Находиться в течение года в гуще вопросов и ответов, которые будоражили «Вехи», это уже многого стоит для газеты, которая не может быть теоретическим изданием. Пусть уж теорией и прорывными идеями занимается ИФ РАН. Задачи газеты совсем иные. Дискуссия тянулась вяло, без должной остроты, без динамичного продолжения и развязки. Нередко идеи, поднятые авторами, уходили в песок и не получали должной оценки. Но для газеты такое состояние дискуссии вполне нормальное, так как каждый новый номер поднимал новую тему и прежние темы забывались. Газета есть газета. 2. НЕТ ПРОРЫВНЫХ ИДЕЙ. Наши прорывные идеи в нашем прошлом, от которого мы не ушли, а просто заблудились в нем. Новых идей не потому нет, что плохо люди дискутировали и выступали не талантливые участники дискуссии, а потому что наши прорывные идеи не хотят и не могут признать нынешняя социальная элита и выпестовавшая ее новая власть. Поэтому нам нужны не прорывные идеи, а прорывные действия. 3. РЕЗУЛЬТАТ ДИСКУССИИ СКРОМНЫЙ Итак, наши идеи остались в прошлом. Однако автор делает вывод о скромности полученных результатов. Какой же вывод нужно сделать из этого в признания скромности полученных результатов дискуссии? Во-первых, нужно признать, что все наши беды проистекают не из того, что мы не имеем прорывных идей, а из того, что такова социальная реальность. Наша реальность невосприимчива к идеям, для нее важны только силовые и финансовые факторы. Во-вторых, признание скромности результатов говорит о том, что у нас слабая интеллигенция, неспособная на выдвижение прорывных идей. Насчет прорывных идей я уже сказал: их надо искать в прошлом, а не впереди. Их вообще не надо искать, так как они давно уже найдены. Что касается слабой интеллигенции, то с этим тоже не соглашусь, так как не все, что посылалось, находило место на страницах газеты. Определенный идеологический уклон все же в дискуссии был. В-третьих, если это так, если, якобы, у нас нет прорывных идей и слаба интеллигенция, то, ДЕЛАЕМ ВЫВОД, вся надежда на выход из исторической ямы, в которой оказалась Россия, возлагается на олигархов и власть, которые без всяких идей и теорий выведут страну на светлую дорогу. Наши спасители за пределами ЛГ и вообще за пределами интеллектуальной досягаемости. Спрашивается: неужели очередные похороны отечественной интеллигенции нельзя было обойтись без организованной ЛГ дискуссии? 5. СТРАНА БОГАТАЯ, А ЖИВЕМ БЕДНО И СКУЧНО Действительно, сколько раз мы слышим это пафосное изречение от каждого политика. Казалось бы, ответ на этот вопрос очень простой: чтобы народ, проживающий на территории России, жил безбедно и весело, надо сделать так, чтобы эти ресурсы достались российскому народу, россиянам. Эта прорывная идея известна уже сотни лет, если не тысячи. Можно сделать это в разной форме и, опять-таки, эта идея тоже хорошо известна. То ли сделать как в Кувейте, то ли через высокую природную ренту, то ли вообще национализировать все и т. д. Нам же говорят, что все это невыполнимо, поэтому нужны «прорывные идеи». Что же они должны «прорвать»? нежелание реализовывать имеющиеся идеи? На этот счет тоже есть немало идей, которые позволяют заставить власть делать то, что она обязана делать. Но все эти, еще раз повторюсь, в прошлом, а нас сейчас зовут вперед и призывают к инновациям. Очень удобная позиция: не будем ничего делать лишь только потому, что нам, якобы, не предлагают новых идей. Какой-то сплошной культ модернизма в его профанной форме! Прав автор статьи в том, что наше государство не стремится к мысли, а бежит от нее. 6. «ПОНОШЕНИЕ И РАСПРАВА С ПРОШЛЫМ СТАЛИ ОБЩИМ МЕСТОМ» Почему стало общим местом? Ведь автор нам обещал назвать причины, породившие всеобщее уныние. Но что мы видим? В качестве причин нам называются лишь факторы в виде фраз: «осмелели (обнаглели)», «находятся господа разных рангов и из разных ведомств, которые берутся доказывать». А потом вообще заявляет, что «думаю, незачем вообще вести споры-разговоры с этими господами». Согласен, что нечего с ними вести дискуссии, но разве дискуссия была предназначена для них? Согласен и с мыслью, которую высказывали и А. Зиновьев, И А. Солженицын, но разве новые реформаторы только «попали в Россию», целясь в коммунизм? Они в нее не только «попали», а приобрели, завладев всеми богатствами. Впрочем, Гитлер тоже шел на Союз не только для разрушения коммунизма. Многие наши соседние государства, как известно, соблазняли и до сих пор соблазняют природные богатства нашей страны. Европа до сих пор вынашивает идею превращения этих богатств в «общее достояние». То есть построить из наших природных богатств «европейский коммунизм». А что с нами делать? Да это наши проблемы. Тем более что у нас, таких немощных интеллектом, и идей-то никаких прорывных нет. Чего с нами церемониться, если мы сами не знаем, что делать с нашими богатствами. 7. «СЛЕДУЕТ ПРИЗНАТЬ И НАЗВАТЬ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РАЗОРВАННОЙ СВЯЗИ ВРЕМЁН И ПОКОЛЕНИЙ, ПО СУТИ, РЕАБИЛИТАЦИЮ ПРОШЛОГО». Прекрасно! Но ведь тоже самое говорят другие авторы, представители многих других идеологических ориентаций: либералы и консерваторы, коммунисты и социалисты, зеленые и верующие и атеисты. Это только прагматики предпочитают жить «в нише сегодняшнего дня», ни не заботясь о дне завтрашнем. Автор призывает бережно и осмысленно относиться к традициям, но каким, не говорит. К тому же разве каждый идеолог не клянется тем, что его идеи имеют глубокие исторические корни? Сейчас у нас все традиционалисты. Но в этом месте своих рассуждений автор высказал такую мысль, которую я никак не смог осилить. Я имею в виду следующее место: «феномен Россия выдержит любой самый взыскательный подход и анализ, если будут соблюдены простые нормы объективности и справедливости в подаче фактов, событий и метаморфоз, которыми изобилует её сложная и интересная история». Мне показалось, что это призыв к плюрализму в познании истории, которым сейчас так богата отечественная историография. Ведь каждый новый пророк, обращенный в прошлое, божится, что он объективен и справедлив в подаче фактов, событий и метаморфоз. И даже очень взыскателен, настолько, что от прежних исторических взглядов не оставил и следа, предложив новую картину прошлого. Но зачем призывать к тому, что и так существует? 8. «ДО СИХ ПОР ОСТАЁТСЯ ЗАГАДКОЙ НАСТОЙЧИВОЕ И УПРЯМОЕ СТРЕМЛЕНИЕ РОССИИ СБЕРЕЧЬ И СОХРАНИТЬ СВОЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ, ПРИ ВСЕХ СВОИХ СЛАБОСТЯХ И ИЗЪЯНАХ, ЧЕМ-ТО ПОДКУПАЮЩИХ ИНОСТРАНЦЕВ, В ЧЁМ Я ЛИЧНО НЕ РАЗ УБЕЖДАЛСЯ». Да никакой загадки тут нет. Поэтому я согласен с В. Толстых: «Не требуется никакого особого пути. Всё гораздо проще». Загадка, разве, только в том, что трудно сказать, кому это нужно, чтобы Россия оставалась загадкой. Как уже было отмечено, кому-то выгодно, чтобы признать отсутствие у нас прорывных идей и наличие слабой интеллигенции. По этой же логике выгодно признать Россию загадкой. На этом же основании каждый политический авантюрист (не только из другой страны, но и свой) имеет право медитировать над разгадыванием России и совершать очередные эксперименты. Под предлогом облагодетельствования народа. Но еще древними замечено, что как только власть перестает экспериментировать и оставляет народ в покое, так возникают благостные для народа времена. России в этом случае не исключение. Иначе говоря, самые лучшие годы те, когда мы вообще не знаем, кто нами правит. Так что, то, что автор называет стремлением сохранить свою идентичность, есть на самом деле стремление народа сохранить самого себя, стремление такое порой отчаянное, что народ идет на всякие жертвы, на героические поступки, на лошадиное терпение. Видимо, сейчас народ уже утратил эту свою способность, так как ударился в беспробудное пьянство, наркоманию и распущенность. Способность «удивлять» мир своими загадками у народа иссякла. Я ставлю кавычки для того, чтобы подчеркнуть, что никакого такого желания удивлять на самом деле не было. Теперь уж точно нет. Но я все же отмечу еще раз, что все эти разговоры о «загадочной русской душе, о «матрице развития», о «национальном характере» и т. п. — все это имеет под собой причину, которая совсем не в реально-исторической и не в культурной плоскости. Все они в той плоскости, тайну которой раскрыл последний период нашего исторического развития, когда целый народ стали призывать каяться в совершенном и приклеили ярлыки «совок», «шариковы». Спрашивается, кто превозносит, с одной стороны, загадочность русского человека, а с другой — полное отсутствие этой загадочности, так как не может же быть загадкой пес Шариков? Обе эти оценки есть две стороны одной медали, которую повесили на шею русскому народу для разрушения его идентичности (как сейчас принято называть то, что раньше называли «национальным самосознанием»). Так что же это делает? Во-первых, делают одни и те же люди. Во-вторых, те, кто об этом и говорит. В-третьих, наконец, делают те самые шариковы и совки, но считающие себя таковыми. Но они так часто об этом говорят, что по сути дела все уже поняли, что они делают это для того, чтобы не дай бог кто-то догадается, что они сами и подпадают под те характеристики, которые сами и сочиняют по поводу советских людей. 9. «КАК ВЫЯСНИЛОСЬ, ТРУДНЕЕ РАЗОБРАТЬСЯ НЕ С ПРОШЛЫМ, А С НАСТОЯЩИМ РОССИИ. ЭТО ПОЧТИ «КВАДРАТУРА КРУГА», НЕПОСИЛЬНАЯ ДАЖЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛАМ». Утверждение из той же логической серии, что и предыдущие. С настоящим разобраться трудно потому, что мы не можем разобраться с прошлым, с которым нужно разбираться в силу того, что в нашем прошлом наше настоящее. Потому-то нас и тянет в прошлое, что мы оттуда вылезти не можем. Мы в нем остановились и не можем решить те проблемы, которые можно было решить в обществе, которое мы разрушили. Современное общество эти проблемы решить не в состоянии. Нас как преступников тянет на место преступления, которым для нас стало наше недавнее прошлое. Но, не разобравшись с настоящим- прошлым, мы не разберемся и с теми проблемами, которые ставит перед нами современность, которая определяется сейчас не нашей страной, а другими странами, развитием человечества в целом. 10. «ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ТАК И НЕ УДАЛОСЬ, НЕСМОТРЯ НА ВЕЛИКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ, А ТАКЖЕ ТРАГИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИЗМА, СОЗДАТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РАЗУМНОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО». Разумеется, это отсылка к Гегелю. Но нам уже давно известен ответ на вопрос, почему человечеству не удалось создать разумное устройство общества. Звучит он так: «Мы знаем теперь, что это царство разума было не чем иным, как идеализированным цар¬ством буржуазии, что вечная справедливость нашла свое осуществление в буржуазной юсти¬ции, что равенство свелось к гражданскому равенству перед законом, а одним из самых су¬щественных прав человека провозглашена была… буржуазная собственность. Государство разума, — общественный договор Руссо, — оказалось и могло оказаться на практике толь¬ко буржуазной демократической республикой». Эти слова принадлежат Ф. Энгельсу. Их нередко сейчас приводят, но больше для доказательства того, что разум немощен и стремление к разумному устройству приводят к провалу. Однако они означают, кроме всего прочего, и то, что на самом деле разумное устройство общество давно уже создано, но это разумное устройство соответствует разуму того общественного класса, который господствует. Но если кому-то такая разумность не нравится, то что же делать: таков наш господствующий российский общественный класс, другого нет. Как относиться к этому классу, простите, к социальной элите, — это другой вопрос, но важно отметить, что это наша социальная элита, которая рождена нашим обществом и нужно понять, каким образом это произошло, что мы имеем такую элиту, что создаваемое ее усилиями общество многие не хотят его признавать разумным с различных точек зрения. И все же это разумное устройство: каков разум, таково и устройство. Ясно, что с точки зрения этого нового господствующего разума все, что было создано в советские годы, совершенно неразумно и достойно только осмеяния. Так и живем в тисках этой двойной разумной неразумности или неразумной разумности. Видимо, в этом «нетленность» той исторической задачи, которую еще долго придется решать человечеству.

 

Посреди холодной войны

Настоящее прошлое

Посреди холодной войны

ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ

9 ноября 1989 года пала Берлинская стена

Алексей СЛАВИН, собкор «ЛГ», БЕРЛИН

Послевоенный Берлин был нарывом на теле Европы. Гнойником. Очагом болезней. Здесь схлестнулись все противоречия холодной войны. В феврале 1945-го союзники договорились о разделе бывшего рейха на оккупационные зоны по границам тогдашних германских земель. Берлин «как сердце агрессивного государства» тоже был разделён на секторы и выделен в особую административную единицу. Много позже Солженицын заметил, что западные союзники сами создали себе проблемы, променяв десятки тысяч квадратных километров в Тюрингии, Мекленбурге или Саксонии, которые они захватили во время боевых действий (ведь «встреча на Эльбе» была в глубине будущей советской зоны), на десяток берлинских районов. И в июле 1945 года союзники вошли в Западный Берлин.

С этого и началось.

Берлин, как и вся Германия, предполагались как единые территории под общим контролем союзников. Так не получилось. В 1949 году были созданы ФРГ и ГДР. Их государственные границы проходили по границам оккупационных зон. Зоны Берлина — по топографическим границам городских районов. Если для перехода из ГДР в ФРГ нужны были документы, то в Берлине их не требовалось, так как он де-юре оставался единым городом, где была единая инфраструктура — транспорт, связь, коммуникации.

Люди могли работать и жить в разных зонах. Никто не мог помешать гражданину ГДР приехать в свою столицу — Восточный Берлин, сесть в трамвай или электричку и оказаться в западном секторе (контроль на границах был чисто условный). А уж оттуда — на самолёт и — ауфвидерзеен, «первое в мире государство рабочих и крестьян на немецкой земле».

Таким образом, с 1949 по 1961 год на Запад ушло более 2,7 миллиона человек, главным образом молодёжи призывного возраста и квалифицированных специалистов. Только в июле 1961-го Восточный Берлин покинули 30 415 человек, за 12 дней августа — ещё более 40 тысяч.

Власти ГДР не раз поднимали вопрос о закрытии границ в Берлине. Но советское руководство на это не шло по политическим причинам: если пересмотреть статус города, то это может стать прецедентом для пересмотра всех соглашений по послевоенному устройству Европы.

15 июня 1961 года тогдашний глава ГДР Вальтер Ульбрихт заявил на пресс-конференции: «Никто не собирается строить никакой стены. Нам нужно много строителей, чтобы строить жильё».

Проснувшись поутру 13 августа, берлинцы обнаружили, что живут уже в другом мире. Автобусы, метро и городская электричка могут идти только до границы секторов, на которые после войны был разделён город, трамвайные, железнодорожные или подземные пути разобраны, улицы перегорожены колючей проволокой, телефон не работает… Подъезды домов, если они выходят на пограничные улицы, закрыты, к ним приставлена охрана, а в квартирах через некоторое время появились вооружённые люди с рабочими, которые тут же стали замуровывать окна. Иногда дома приходилось попросту делить, так как их подъезды находились в разных районах. Поперёк наиболее оживлённых трасс встали цепи солдат и местных дружинников (боевые группы рабочего класса), сзади них заняли позиции советские войска и военная техника…

Руководить возведением «антифашистского защитного вала» (так на гэдээровском новоязе называли стену) было поручено секретарю ЦК СЕПГ по вопросам безопасности Эриху Хонеккеру. «Вал» этот сначала состоял из обыкновенной «колючки». Однако уже через несколько дней строители стали круглосуточно складывать стену из шлакоблоков и всё той же «колючки» поверху. Потом стали сносить здания на «приграничной полосе», которая через некоторое время была закупорена с восточной стороны ещё одной стеной, — так получилась «полоса смерти», достигавшая в некоторых местах ширины в 400 метров. На этой полосе построили 302 одиннадцатиметровые сторожевые вышки, 127 километров контактно-сигнальных заборов, проволочные и металлические заграждения, бункеры с пулемётными гнёздами, прорыли 105 километров рвов, проложили контрольно-следовые полосы, установили противотанковые и противопехотные заграждения, мачты с мощными прожекторами, выпустили специально натасканных собак.

Подходить к «внутренней» стене ближе чем на 200 метров не разрешалось. Станции линий метро и городской электрички, проходивших через восточные секторы, были замурованы, и поезда проносились мимо, как освещённые призраки по «зоне».

Стена строилась непрерывно и пережила четыре реконструкции, превратившись в самую совершенную пограничную систему мира. Соорудили стену и вдоль особо сложных участков внешней границы ГДР с ФРГ, общая протяжённость которой составляла 1393 км.

Попытка преодолеть «защитный вал» по земле, воде или по воздуху была смертельно опасной (огонь вёлся на поражение — за каждого убитого или задержанного полагалась премия в 200 восточногерманских марок и повышение в звании) и стоила жизни 1117 человек. 174 из них утонули в Балтийском море.

У стены или в пограничной зоне были застрелены 20 подростков. Погибли и 27 пограничников, которые подорвались на собственных минах или были убиты в перестрелке с беглецами.

7октября 1989 года президент СССР Михаил Горбачёв в последний раз прилюдно поцеловал первого секретаря ЦК СЕПГ, председателя Госсовета ГДР Эриха Хонеккера. Праздновалось 40-летие «первого государства рабочих и крестьян на немецкой земле». Горбачёв стоял на трибуне и ласково махал рукой трудящимся и физкультурникам. Однако в своём приветствии советский президент проронил странную фразу: «Важно вовремя улавливать потребности и настроения людей. Кто опаздывает, того наказывает жизнь». Хонеккер на эту перестроечную риторику внимания не обратил. Ему вообще были не по душе перемены в СССР. Между тем экономическая да и политическая ситуация в Восточной Германии была отчаянная. И советское руководство об этом прекрасно знало.

9 октября в Лейпциге, в церкви Святого Николая, решилась судьба ГДР. В ней каждый понедельник пастор Кристиан Фюрер проводил «молитвы о мире», которые заканчивались мирными шествиями. В начале сентября в них участвовали 500 человек. 2 октября — уже 10 000. А в этот день к 18 часам у кирхи собираются 70 000 человек. Демонстранты зажигают свечи и идут к центру города. Войска не вмешались. Как, кто и почему отменил приказ из Берлина, так до сих пор и неясно. Ясно только одно: в Москве противились кровавому развитию событий…

4 ноября прошла самая крупная демонстрация в истории страны. Около миллиона человек на Александер-платц в Берлине требуют отставки правительства, свободы слова, печати, свободного выезда. Открыты границы Чехословакии и Западной Германии для граждан ГДР. Её сразу же переходят 25 000 человек. Лагеря беженцев переполнены.

6 ноября опубликован полный оговорок проект закона о выезде за границу. Он попадает под уничтожающую критику. Впервые на демонстрации прозвучало: «Нам не нужен закон — нужно убрать стену».

9ноября вечером народ стал прибывать на один из пограничных переходов на севере Берлина, в районе Борнхольмерштрассе. Люди просовывали сквозь решётки паспорта и требовали открыть ворота. Ситуация могла обернуться катастрофой. Пограничники не получили никакого приказа. По инструкции они в такой ситуации должны были стрелять. Не получило распоряжений и руководство армии и госбезопасности. Людей становилось всё больше. Причём с обеих сторон границы.

«Не стрелять» — вот единственный приказ, который офицеры на свой страх и риск отдали солдатам. В 22.30 первый шлагбаум был поднят. Через два часа были открыты все пограничные переходы в Западный Берлин. В них ринулись люди. Кто в «трабанте», кто пешком, кто в пижаме, кто на лошади… Безумие — вот было главное слово. Одна женщина так и заявила полицейским: «Добрый вечер, я схожу с ума».

То, что делалось в городе, описать невозможно. Всю ночь кнайпы и рестораны в западной части бесплатно поили народ пивом, шнапсом и немецким шампанским. Били витрины винных магазинов — никто не реагировал. До 1 декабря 1989 года 9 миллионов человек из 16 милионов населения ГДР посетили ФРГ…

Советский Союз об открытии границ в Берлине заранее проинформирован не был, но вскоре из Москвы пришла телеграмма, в которой немецких товарищей поздравляли со своевременным и «мужественным шагом».

Падение стены застало врасплох и правительство ФРГ. Гельмут Коль в этот момент пребывал в Польше. «Вы уверены?» — спросил ошеломлённый канцлер своего советника.

Снос стены начался 1 июля 1990 года. Разбирали её как-то судорожно и грубо. Возникли убогие мемориалы, никак не соответствовавшие масштабу этого символа противостояния гигантов.

Теперь почти 57 процентов населения нынешней Восточной Германии считают, что в ГДР было «всё-таки что-то хорошее»…

ДОВОДЫ

Анатолий УТКИН, директор Центра международных исследований Института США и Канады РАН:

— Я не считаю, что падение Берлинской стены было событием, несущим свободу странам Восточной Европы. Здесь всё гораздо сложнее. До сооружения стены ГДР несла ощутимые экономические и политические потери оттого, что граница с ФРГ оставалась «прозрачной». Например, немало молодых жителей восточного Берлина, получив бесплатное образование в своей стране, перебегали на Запад. Таким образом, ГДР фактически задаром готовила своим соседям высококвалифицированные кадры. Если бы и дальше так продолжалось, Восточная Германия была бы вынуждена исчезнуть с политической карты мира. Поэтому я считаю, что строительство Берлинской стены в той ситуации — обоснованный и рациональный шаг.

Кстати говоря, большинство жителей ГДР не так уж тяготились этим сооружением. Исторически сложилось, что восточные и западные немцы принадлежат к разным ментальным типам. Поэтому стена в какой-то мере отражала состояние германской нации.

Можно вспомнить, что наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции в Европе возражали против объединения Германии — возникновение новой мощной державы могло, по их мнению, привести к нежелательным последствиям.

Из невысокой, в общем-то, Берлинской стены западные политики и журналисты сделали зловещий символ. Однако почему-то сегодня никто не клеймит позором куда более мощные сооружения вроде стен между США и Мексикой, Израилем и Палестиной. А если вспомнить, что почти половине желающих не дают визы в «самую свободную страну», то можно говорить и о «визовой стене», которой американцы отгородились от остального мира.

Александр ДУГИН, политолог:

— Я считаю, что Берлинская стена была впечатляющим символом. В мире всё должно быть отделено: жизнь от смерти, добро от зла, восток от запада… Берлинская стена была сооружением того же типа, что возводили Александр Македонский и китайские императоры, защищая свои цивилизации от враждебных сил. Стена разделяла общество, ставившее перед собой высокие социальные задачи, от общества потребления.

Ещё в начале 50-х годов стало ясно, что возникший после Второй мировой войны раздел Европы на сферы влияния очень обременителен для Советского Союза. В экономическом, военном и других отношениях.

Ситуация была заморожена на несколько десятилетий, пока не осуществился самый худший сценарий — мы ушли из Европы, безвозмездно отказавшись от геополитических преимуществ, которые были завоёваны ценой десятков миллионов жизней наших соотечественников. Это, конечно, вина руководства СССР, и в первую очередь Горбачёва.

Юрий ЛИПАТОВ, координатор депутатской группы Государственной Думы по связям с парламентом ФРГ:

— Берлинская стена была устрашающим символом длившегося несколько десятилетий раздела одного города, разъединения немецкой нации. Воссоединение Германии было неизбежным. Вопрос был только в том, когда и как это произойдёт. Надо признать, немцы сумели достойно преодолеть последствия существования в двух, по сути, враждебных государствах.

Сегодня единая Германия — надёжный партнёр России в решении проблем глобальной и общеевропейской энергобезопасности. Депутатский корпус Госдумы сотрудничает с парламентом ФРГ по многим направлениям, и мы будем продолжать наше динамичное взаимодействие.

30.10.2009 11:00:35 — Александр Власов пишет:

Стена

Берлинская стена была материализованным символом того, что запад и мы — не только различны, но и НЕ СОВМЕСТИМЫ. Строить ее надо было по примеру китайцев — от Балтийского моря до Средиземного, и это быо бы логичным продолжением парада Победы. Еще не поздно, обняв Белоруссию, провести ее хотя бы по Днепру… и дальше, до соединения с Великой Китайской!

29.10.2009 04:22:46 — Вера Александровна данченкова пишет:

Разные стены свидетельствуют о разном. Берлинская — препятствие больше для желающих эмигрировать (из ГДР), чем для желающих купить продукты подешевле (из Западного Берлина). Её построение- позор для режима. Силой удерживал своих граждан и СССР: Карацупа говорил, что большинство им задержанных пытались пересечь границу не оттуда, а ТУДА. Вместо создания государства привлекательного для граждан, создавали стены… А комментарий депутата- образец чего-то: "воссоединение Германии было неизбежным", "Германия- надёжный партнёр России", "динамичное взаимодействие". Бедный Калининград, бедные США, бедный русский язык.

 

Стенобитное орудие

Настоящее прошлое

Стенобитное орудие

ПОЛИТПРОСВЕТ

Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ

Строительство стены и дальнейшее существование преподносятся ныне как подлость Советов, насильно разделивших немецкий народ, и страшное злодейство восточногерманской госбезопасности Штази, почём зря убивавшей тех, кто желал убежать за стену. Подлость и злодейство в самом деле — элементы геополитики. Но кто проявлял их больше?

Летом 1944 года Рузвельт начал просить Сталина о встрече. Затем о том же завёл песенку Черчилль. Первый переживал о послевоенных действиях на Дальнем Востоке. Второго мучило, что будет после окончания войны с Европой. Сговорились провести конференцию в феврале 1945-го, в Крыму.

Тогда уже мало кто сомневался, за кем будет победа. Сталин был хозяином положения и мог диктовать условия. Специалист по Второй мировой Л. Роуз писал: «Он мог бы выложить на стол конференции серию ультиматумов в отношении Восточной Европы, мог отказаться обсуждать планы вступления в войну против Японии, обсуждать вопрос о репарациях и вообще потребовать всё, что угодно… Но маршал брал на себя обязательства: он хотел, чтобы коалиция существовала и впредь».

На Ялтинской и затем на Потсдамской конференциях Сталин действительно при решении всех вопросов вёл открытую политику сохранения союзнических отношений. Не отказывался ни от чего, обещанного ранее, и не грозил ультиматумами. А западные державы тем временем втайне стряхивали пыль со своих старых антисоветских планов и снова ключевой страной в игре видели Германию. Но если в довоенный гитлеровский период её истории они просто науськивали эту страну на СССР, то теперь желали использовать её как свой плацдарм против того же СССР.

Итак: что было решено на упомянутых конференциях, как выполняли эти решения западные союзники и как вёл себя СССР — прежде всего по отношению к Берлину?

ПОДЛОСТЬ

Никакой военной необходимости в разделении Берлина на зоны оккупации не было. СССР пошёл на это, чтобы подчеркнуть единство союзников, желающих сохранить единую, мирную Германию. Для осуществления совместных действий по всей стране образовали Контрольный совет из трёх главнокомандующих. В Берлине создали межсоюзную комендатуру, а между зонами были открыты десятки пропускных пунктов. Проблем для граждан не было: ежедневно через «границу» передвигались от 300 до 500 тысяч человек, валюта, как и предусматривалось, была единой для всей страны.

И вот первая подлость: летом 1948 года западные державы без согласования с СССР ввели на своей территории Германии, а также и в своих зонах в Берлине новые денежные знаки. Это было явное, ничем не спровоцированное нарушение договорённостей, наносящее к тому же ущерб экономическим интересам СССР. Советская сторона, естественно, возразила, не получила достойного ответа и блокировала Западный Берлин, перекрыв все наземные и речные пути в город.

США и Великобритания организовали воздушное снабжение города. Понимая, что во избежание новой войны сбивать их самолёты нельзя, советская сторона предпочла искать компромисс. Это показывает, что утверждения об изначальной агрессивности Советов — просто ложь. Советский Союз настолько желал мира, что предложил вообще вывести из Германии все оккупационные войска.

И это предложение было отклонено!

Тогда наши дипломаты объявили, что раз уж западные державы отказываются от послевоенных соглашений, то и СССР не обязан соблюдать их со своей стороны, а потому Берлин, географически расположенный в центре советской зоны оккупации и освобождённый нами, должен полностью контролироваться советскими войсками. Но бывшие союзники и с этим не согласились.

Блокада была снята только в мае 1949 года. Советский Союз не добился каких-либо позитивных результатов для себя. В западной истории этот период стали изображать героическим сопротивлением коммунистической угрозе, а нашу сдержанность во время воздушных поставок в блокированный город почитали слабостью…

Летом того же года западные страны пошли на следующее нарушение: объявили о создании Федеративной Республики Германии. А ведь на Потсдамской конференции было решено, что центрального правительства у Германии в период оккупации союзными войсками не будет и о политическом разделе Германии речь тоже не шла!

Образование в октябре 1949-го Германской Демократической Республики на землях советской зоны стало только лишь ответом СССР.

Создав ФРГ, пошли и дальше: в декабре 1949 года Западный Берлин, будто он был субъектом международного права, включили в План Маршалла; в сентябре 1950-го город принял собственную конституцию; в январе 1952-го был объявлен частью ФРГ.

Вот, казалось бы, повод для Советского Союза оскалить наконец свои страшные коммунистические зубы и напасть на несчастную Европу! Но все ответные меры кроме чисто дипломатических свелись к разрыву телефонной связи между Восточным и Западным Берлином, да и то по инициативе ГДР. А СССР в ответ на беззаконные действия западных держав предложил им объединить Германию с условием, что она останется нейтральной. И они опять отказались.

Следующая подлость: создание в 1949-м военного блока НАТО. В конце войны говорили о необходимости снизить опасность развязывания новых войн. И — начали блоковую концентрацию военщины, повышая такую опасность.

В 1945-м три державы заявили о решимости разоружить и распустить все германские вооружённые силы и навсегда уничтожить германский генеральный штаб. А 9 мая 1955 года, в День нашей Победы, «демилитаризованная» ФРГ была принята в НАТО. Лишь затем, через шесть лет после появления НАТО, СССР и дружественные ему страны создали свою совместную военную организацию, заключив Варшавский договор, а ГДР будет принята в неё ещё позже.

В мае 1958-го страны Варшавского договора коллективно выдвинули предложение о признании двух Германий, и оно было отвергнуто Западом; США и их союзники соглашались лишь на один вариант: объединение страны под главенством ФРГ, что неизбежно повлекло бы за собой пересмотр границ в Восточной Европе. Не желали они признать наше участие и нашу Победу — будто мы были наняты ими для разгрома гитлеровской Германии в их интересах.

В ноябре 1958 года Н.С. Хрущёв опять обвинил западные державы в нарушении Потсдамских соглашений и объявил об отмене Советским Союзом международного статуса Берлина, потребовав вывести из города оккупационные войска западных держав. Но опять же армий в бой СССР не отправлял. Ограничились переговорами, которые, как всегда, закончились безрезультатно.

В июле 1961-го президент США Джон Кеннеди провозгласил «три фундаментальных условия», определяющих поведение западных держав по вопросу о Берлине. Все три противоречили и логике одержанной нами Победы, и букве Ялтинского и Потсдамского соглашений. В ответ на его ультиматум была возведена Берлинская стена.

ПОСТРОЙКА СТЕНЫ

Наличие этого странного политического образования — Западного Берлина, посередине никем, кроме соцстран, не признанной ГДР, порождало много трудностей. Многие предпочитали получить образование в ГДР, а за зарплатой ехали в ФРГ. Во-вторых, отсюда спецслужбы Запада вели работу по дестабилизации обстановки в ГДР. В-третьих, через Западный Берлин в советскую зону оккупации проникали шпионы (позже ЦРУ признало, что строительство стены расстроило функционирование структур, созданных американской разведкой, минимум на два года).

Требовали решения и политические проблемы. Мирный договор с Германией спустя столько лет после войны так и не был заключён, и новые западные границы СССР, Польши и Чехословакии не имели поэтому достаточного обоснования. Хрущёв предлагал подписать мирный договор с обоими немецкими государствами по факту их существования, а Западный Берлин объявить «вольным» городом, чью жизнь и внешние связи будут гарантировать великие державы. Но Запад отнёсся к этому предложению весьма неприязненно.

3 августа 1961 года СССР потребовал безотлагательного заключения мирного договора и урегулирования на его основе проблемы Западного Берлина. Это требование было проигнорировано, и 7 августа Хрущёв заявил, что ввиду опасности сложившегося положения Союзу, возможно, придётся увеличить численный состав вооружённых сил.

В Москве собралось Совещание стран Варшавского договора. За пять следующих дней с Запада не поступило сигналов о желании решать проблему, и 12 августа Совет министров ГДР принял постановление о закрытии границ с Западным Берлином и ФРГ.

В 1 час ночи 13 августа около 25 тысяч строителей под прикрытием частей восточногерманской и советской армий заняли линию границы с Западным Берлином, и к 15 августа легендарная стена была построена.

Вот тут-то на Западе и среагировали! Бурные протесты дипломатов; демонстрации граждан с криками «Откройте тюрьму! Откройте ворота!»; американские танки у стены (а с другой стороны — советские танки) — всё, что угодно. Стена быстро стала символом ужасной тирании, хотя была всего-навсего границей. Никто ведь не возражает против существования государственных границ, и ни в одной стране мира нет закона, чтобы пограничники кидали в нарушителей границы букеты цветов.

И как иначе, кроме строительства стены, можно устроить границу в городе?

Со временем, так же как мы смирились с беззаконным созданием ФРГ, и западным странам пришлось смириться со строгим пограничным контролем на границе с ГДР и с Берлинской стеной: в конце-то концов эти меры были в пределах компетенции ГДР.

Через два года, в декабре 1963-го, впервые был разрешён проход через Берлинскую стену жителям Западного Берлина для однодневного посещения родственников в восточном секторе города. А ещё через десять лет, в 1973-м, в Западном Берлине официально открылось генеральное консульство СССР, учреждённое в соответствии с четырёхсторонним соглашением по Западному Берлину от 1971 года.

ЗЛОДЕЙСТВО

Одним из ужасных злодейств социализма нынешние публицисты считают стрельбу пограничниками ГДР по беглецам, пытавшимся преодолеть стену. За 28 лет пять тысяч немцев убежали успешно, но 160 человек были убиты и 120 ранены. Да, любое убийство людей достойно сожаления. Однако если бы мы взяли на себя смелость подвести итоги всемирного чемпионата по злодействам, вместо «очков» учитывая число убитых, то в этом странном чемпионате советский блок проиграл бы западному вчистую.

В последние месяцы, даже недели войны англо-американская авиация выполняла ковровые бомбардировки городов Германии, целенаправленно уничтожая невоенные объекты. А ведь статьи 24–27 действовавшей на тот момент Гаагской конвенции прямо запрещали бомбардировки и обстрелы незащищённых городов, уничтожение культурных ценностей и частной собственности.

В результате бомбёжек погибли 600 тысяч мирных немецких граждан, из них 70 тысяч детей.

Как раз в те годы, когда шла возня вокруг Западного Берлина и была построена злополучная стена, французы в ходе алжирской войны убили от 200 тысяч (французская оценка) до миллиона алжирцев (алжирская оценка). А ведь французы убивали ещё и, например, в Тунисе. А также во Вьетнаме, пока не передали там «эстафету убийств» американцам. По официальным вьетнамским данным, погибли 1,1 млн. солдат Северного Вьетнама и партизан Вьетнама Южного, а также 2 млн. мирных жителей по всей стране.

Британцы с 1952 по 1956 год активно убивали повстанцев Кении, не желавших жить под английским владычеством (как и немцы, бежавшие на Запад, — под советским). Для начала стёрли с лица земли два пригорода Найроби, один на 7, другой на 8 тысяч жителей. Потом ввели «запретные зоны» и всякого появившегося в них расстреливали на месте. Потом на замену своих армии и авиации выпустили против инсургентов местных бандитов, которые шли в леса с ножами и вырезали вообще всех подряд. Так были убиты 11 500 человек.

В ночь на 15 апреля 1986-го, за три года до падения берлинского символа тирании, США бомбили Триполи и другие города Ливии. За одну ночь убили 40 мирных ливийцев — четверть от числа погибших у стены за 28 лет. А ещё Штаты вторгались в Лаос, Никарагуа, Гренаду и Ирак…

На протяжении десятилетий после Второй мировой страны Запада вели дело не в интересах некоей свободы, демократии или даже антикоммунизма и не в интересах Германии — они целенаправленно стремились лишить СССР его Победы, переиграть итоги войны. Сегодня мы рады сносу стены: и впрямь, зачем она, если Германия едина! Но мы должны помнить — и обязаны понимать! — что объединение произошло вопреки решениям, принятым в Ялте и Потсдаме. Результатом стало то, что наша собственная страна разрушена, разорена и унижена; военная машина НАТО дошла до наших границ и вползла в Азию…

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Стенобитное орудие

Строительство стены и дальнейшее существование преподносятся ныне как подлость Советов, насильно разделивших немецкий народ, и страшное злодейство восточногерманской госбезопасности Штази, почём зря убивавшей тех, кто желал убежать за стену.

2009-10-28 / Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ

открыть

КОД ССЫЛКИ:

01.11.2009 05:05:18 — николай завалишин пишет:

дрянь-статья

В мерзопакостном тоне написано. Идумаю — все переврано: недаром сказано, что "стиль — это человек"(в данном случае, Дм. Калюжный). Мысль, как всегда, они, на Западе — плохие, мы, на Востоке — хорошие. Давно уже и ежу понятно, что и у них есть хорошие, и у нас — плохие. Как можно писать про Запад, ничего не зная о нем (имею ввиду — не зная ни одного иностранного языка) и не прожив там хотя бы лет 7-10! (туристические впечатления не в счет).

31.10.2009 01:51:31 — вадим николаевич бочаров пишет:

исторический антисоветизм

Разве только от плохой жизни бегут, едут, повисают, летят и т. д.,?Стремятся, рвуться, наплевав на всё и даже иногда на себя, любимого, к иллюзиям. Поддавшиеся им, как правило, не расстаются с ними и на проволоке… Тем то и страшно зло Запада — пот и кровь, реальные, тёплые просто покупаются за дешёвый гламур. Так было всегда — Великие колониальные открытия, Америка с её рабством, английские опиумные войны, две Мировые бойни, дешёвая нефть или рабская сила остарбайтеров… Преступления Запада перед человечеством столь огромны и непростимы, что любая попытка хоть как-то оправдать их вызывает, по меньшей мере, сомнения в честности и уме оправдывающих. Аргументированно спорить с оппонентами, подобными Н Бережной. невозможно. Так же как с Любарскими, Ковалёвыми, Боннэр и пр. Лучшие лекарства для них — время и тимолептики. Возможно, физический труд на свежем воздухе… А если серьёзно — никак эта дурацкая аберрация восприятия «Свободы» и отсутствие скепсиса к себе и своим потребительским фантазиям не лечится. Хотя очень всем нам надо… Надо!

30.10.2009 23:56:14 — Наталья Бережная пишет:

Вдогонку

Разве люди от хорошей жизни бежали? Прорывались на грузовиках, прыгали из окон (да вы же, наверное, помните эту съемку? В самый первый день, когда в домах на границе баррикадировались и прыгали?) А как висел, умирая, на колючей проволоке тот парень? (уж это-то должны помнить, даже кино было смято, где эти кадры — как пролог к "побегу 54") Я видела. И уже не могу воспринимать этих людей как абстрактные величины — живые они, вы поймите!

30.10.2009 23:47:12 — Наталья Бережная пишет:

Ну что за изумительная логика!

Аргументация похоже на известный анекдот: "Сколько получает советский инженер? — А у вас, в Америке, негров линчуют!" Да, убивали и в Алжире, и в Триполи, и т. д. по всему земному шару. Но разве это оправдывает убийства в Берлине? Эти 1117 человек по вашему, не люди? У них не было матерей, невест, друзей?

30.10.2009 14:01:35 — Фролов Игнат пишет:

Всё верно!

Нас обманывали и будут обманывать. Запад ведь не распустил НАТО и никогда не рспустит, а будет только укрепляться. Враги для них всегда найдутся!

 

Дело далеко не частное

Литература

Дело далеко не частное

ДО 180-ЛЕТИЯ «ЛГ» — 64 ДНЯ

Михаил ЛОБАНОВ

Иногда нужна чья-то добрая заинтересованность в твоих воспоминаниях. Таковую я почувствовал на вечере «ЛГ» в Доме национальностей, когда главный редактор Юрий Поляков со сцены в ответ на мои слова об односторонности, преобладании праздничных реляций в освещении газетой своей деятельности в советский период предложил мне написать воспоминания, за что я благодарю его и предлагаю для заметки об истории своих взаимоотношений с нею, ибо это дело далеко не частное.

До середины 60-х годов я был вроде бы желанным автором «ЛГ». В конце 50-х — начале 60-х годов здесь были напечатаны несколько моих статей, в том числе «О «весёлых эскападах» на «критической арене» — об авторе эпатажной книги «Товарищ искусство», «Комментарий» В. Турбина с его интеллектуальной клоунадой. Ещё до этого в конце мая 1959 года рядом с материалом о 60-летии Л. Леонова «Литгазета» дала положительную рецензию Д. Старикова на мою книгу «Роман Л. Леонова «Русский лес»» под названием «Любовь критика». В своей книге

«Судьба России» Вадим Кожинов пишет, что «новое направление журнала «Молодая гвардия» начало складываться прежде всего в статьях Михаила Лобанова «Чтобы победило живое» (1965, № 12), «Внутренний и внешний человек» (1966, № 5), «Творческое и мёртвое» (1967, № 4) — но стало явным для всех позднее». Мои «молодогвардейские» статьи, вошедшие в книгу «Мужество человечности» (1969), и стали причиной «охлаждения» ко мне газеты. Моя статья «Интеллектуализм» и «надобность в понятиях» («ЛГ», 27 ноября 1968) — по своему почвенническому духу решительно не соответствовала тому, что печаталось в газете. Но, как я догадывался, шла речь о каких-то непонятных мне тактических соображениях главного редактора. А.Б. Чаковский в своём кабинете сидел за столом, вооружённый огромной шариковой ручкой, и что-то подчёркивал на газетной полосе; стоявшие у стола трое сотрудников следили почтительно за каждым движением шефа. «Здравствуйте, у меня к вашей статье есть некоторые замечания, — заговорил Чаковский и стал водить ручкой. — У вас здесь есть слово «тае», что за «тае»? — «Это не моё слово, я цитирую героя пьесы Толстого «Власть тьмы». — «Почему «тае-не-тае»?» Чаковский, как бы не слыша моего ответа, опять повторил шепеляво и с каким-то искривлением в губах: «Тае, Тае…» Я ждал, что будет дальше, но он перешёл к другим замечаниям, довольно мягким, которые не затрагивали существа статьи и были быстро улажены. Но и в этих замечаниях мне слышалось, что он не забыл «тае», хотя и не мог своей огромной шариковой ручкой вычеркнуть это нелепое и отвратительное для него слово, в котором сам Толстой усматривал нечто порядком выше, важнее голого интеллектуализма, а именно прямоту моральных оценок. В статье моей сказано: «Если за Акимом из толстовской драмы «Власть тьмы» и не признавать цивилизаторских заслуг, то всё равно не минешь его, когда речь идёт о русской культуре. И сам Аким с его крестьянским «не тае», смутно намекающим на существенное в жизни, и его творец Л. Толстой, высшее напряжение национальных творческих сил в искусстве, — всё это разные ступени нравственно-однородного сознания, всё это исходит из органической целостности национально-народного бытия».

Конечно же, не только Александра Борисовича Чаковского, но и его собратьев по «интеллектуализму» неслучайно раздражали эти дикости вроде «тае-не-тае», и не только в толстовском Акиме, но и в самом писателе, в почвенническом типе мышления тех же славянофилов Хомякова, Киреевского, К. Аксакова и т. д. Неслучайно в статье А. Дементьева «О традициях и народности» («Новый мир», 1969, № 4), которая послужила, по признанию А. Яковлева, сценарием для его статьи «Против антиисторизма» (их сходство и в общих выпадах против меня), славянофилы именуются мыслителями в кавычках. Сознание своего превосходства вдохновляло безъязычных умников на своеобразное «словотворчество». Так, Б. Полевой, главный редактор молодёжного журнала «Юность», именовал так называемых деревенских писателей гужеедами.

Характерна история моих статей, попавших в своё время под удар «Литературной газеты». Всё связанное с этим подробно изложено в моей книге «В сражении и любви» (2003), здесь же коснусь бегло главного — идеологических обвинений. От автора статьи «Против антиисторизма» А. Яковлева («ЛГ», 15 ноября 1972) мне досталось за «антипартийность», за слова о «самобытности России», за неприятие «буржуазной безликости», даже почему-то за непочтительность перед Великой французской революцией, за «мужика» и т. д. Обличал меня тот самый А. Яковлев, матёрый партократ, цековский идеолог, будущий «архитектор перестройки», который окажется при Андропове—Горбачёве на высотах власти, начнёт оголтело разрушать всё то, что восхвалял до этого, а уже при «демократах» обратится к «российской и мировой общественности» с призывом «возбудить преследование фашистско-большевистской идеологии и её носителей»!

Говорят сами за себя и названия других в мой адрес статей в «ЛГ». В одной из них «А было ли «тёмное царство»?» В. Кулешова (19 марта 1980 года) попало мне за «идеализацию» прошлого, за то, что не свёл художественный мир А. Островского исключительно к «тёмному царству», к «самодурству», а показал этот мир в полноте его, со сторонами не только тёмными, но и светлыми, в богатстве народных характеров, поэтичности образов («Снегурочка»), эпичности картин, героев в исторических пьесах и т. д. На посланную мною в редакцию в качестве ответа статью с просьбой опубликовать её я получил от А. Чаковского письмо (от 16 мая 1980 года) с отказом («дискуссия стала бы «топтаться на месте», не развиваясь») и заключительным укором, что в течение двенадцати лет я «не обращался с каким-нибудь предложением в редакцию… Одним словом, давайте смотреть вперёд».

Газета, не давшая мне ни слова для ответа, подала зато должный пример другим изданиям, в частности журналу «Вопросы литературы» (1980, № 9), где на круглом столе полудюжина удальцов с академическими и докторскими этикетками устроила мне головомойку с приговорами-прибаутками (заголовки выступлений): «Оспаривая Островского», «А как быть с исторической правдой?», «Когда надо защищать хрестоматийные истины» — и т. д.

Весьма примечательно, что статья В. Кулешова «А было ли «тёмное царство»?» была приурочена к состоявшемуся в тот же день в Доме литераторов отчётно-выборному собранию «творческого объединения критиков и литературоведов». В своём докладе на нём П. Николаев, ссылаясь на только что вышедшую статью В. Кулешова в «ЛГ», повторил всё сказанное в ней, добавив и собственную демагогию.

После всех выступлений (чаще в поддержку докладчика) приступили к обсуждению кандидатур в члены бюро объединения, в числе которых был и я, выдвинутый руководством Московской писательской организации. Несмотря на требования театрального критика А. Анастасьева отвести мою кандидатуру, всё же моя фамилия осталась в списке для голосования. Уже поздно, чуть ли не к полуночи, объявили результат. Против меня — подавляющее большинство голосов. Здесь, конечно, сыграла свою роль и «Литературная газета», запустившая специально к этому собранию увесистый булыжник — статью В. Кулешова.

В декабре 1982 года по команде генсека Ю. Андропова состоялось решение ЦК КПСС о моей статье «Освобождение» (журнал «Волга», 1982, № 10). С криком «Бей лежачего!» набросился на неё тот же П. Николаев в опусе, набранном вызывающе крупным шрифтом: «Освобождение»… от чего?» («ЛГ», 5 января, 1983). По поводу названия этой статьи автор романа «Драчуны» М. Алексеев (об этом романе идёт речь в моей статье) пишет в послесловии к своему трёхтомнику (1998), что «Лобанов первый указал, что может добиться писатель, освободившись от внутренней цензуры, раскрепостив и душу и перо своё, — это и только это продиктовало умному и честному критику и заголовок, и всё, что сказано под этим заголовком». И у меня в статье сказано: «Не решившийся до сих пор говорить об этом, только дававший иногда выход сдавленному в памяти тридцать третьему году упоминанием о нём, автор набрался наконец решимости освободиться от того, что десятилетиями точило душу, и выложить всё так, как это было». Вроде бы ясно, о каком освобождении идёт речь, но моему обличителю требуется политическая улика, и вот он «расшифровывает» заголовок как освобождение от всех социалистических основ, как неприятие коллективизации, индустриализации, марксистско-ленинской идеологии, классовой борьбы, «завоеваний советской литературы» и т. п.

Но вот в литературной среде, как и в идеологии, наступили «новые веяния». Ст. Лесневский писал в «ЛГ» (27 января, 1988): «У нас не прозвучало полного признания того, что мы совершили большую ошибку, учинив разгром памятной статьи М. Лобанова в «Волге». Между тем сейчас, перечитывая статью, мы находим в ней немало справедливого, точного. Не должна возникать такая ситуация, когда одно направление пытается доказать власти, что противоположное направление является врагом нашего строя. Эта ситуация находится и вне морали, и вне культуры». Но вне морали находится и перевёртничество тех, кто, как тот же «доктор филологических наук» В. Кулешов, громил меня в своей статье «А было ли «тёмное царство»?» за «идеализацию прошлого», «тёмного царства» с его «дикостью», религиозностью, а при «демократах» в предисловии к вышедшей под его редакцией книге «Русская литература и христианство» (изд. МГУ, 1997) как ни в чём не бывало объявляет строгий выговор своему вчерашнему кумиру — «вульгарно-социологическому схематизму и всякого рода идеологическому диктату», направляет «современное литературоведение» в «религиозную область», воркует о «гуманистической благодати (?) в русской литературе». Уж не та ли это «ничего общего не имеющая с русской литературой «благодать» того самого связанного с Просвещением гуманизма, заслуги которого в истории отмечены враждебностью, уничтожением всего, что не вписывается в рамки этого рационалистического, антихристианского представления о человеке, начиная с истребления индейцев, работорговли неграми до нынешнего навязывания народам мира американского жизнеустройства?

Перестроился в своём роде и другой «доктор филологических наук» — П. Николаев. Известный писатель Сергей Есин в своей «мистической повести» о Литинституте (ректором которого он был), описавший историю моих злоключений в этом институте в связи со статьями обо мне в «ЛГ», рассказал мне о Николаеве, которого хорошо знал. Тот уже в новое время признал ошибкой свою статью «Освобождение»… от чего?». И, кстати, и печатно поведал, что его сближает со мною любовь к деревне, ведь он в детстве был деревенским пастухом. Когда на нашем учёном совете Литинститута, где я работаю, зачитали эту исповедь, то все дружно захохотали, зная, с кем имеют дело.

Неожиданным было для меня то, что в декабре 1990 года на VII съезде писателей РСФСР С. Михалков принёс мне извинение за своё выступление на секретариате Союза писателей РСФСР в феврале 1983 года, когда подверглась разносу моя статья «Освобождение». Позднее международник, работник МИД Владимир Зимянин, автор книги о своём отце, бывшем секретаре ЦК КПСС М.В. Зимянине, передал мне его извинение. Под председательством Михаила Васильевича в ЦК было проведено в январе 1983 года экстренное совещание главных редакторов всех столичных изданий, где и было произведено судилище над моей статьёй «Освобождение». И вот уже во время перестройки, находясь на пенсии, бывший секретарь ЦК просит сына передать мне, чтобы я не обижался на него за то судилище, потому что «всё шло от Юры», как назвал он по старой комсомольской привычке Юрия Андропова, давшего ему добро на проработку (с соответствующим решением ЦК по этому же вопросу). Как-то странно мне было узнать об этом «покаянии»: «Как всё непросто в душе человека и вместе с тем неужели так непрочны были убеждения тех, кого мы знали в роли идеологических столпов великого государства».

Теперь в материалах «ЛГ» история её 60–80-х-годов выглядит как подспудное приуготовление эпохи перестройки, «демократии», либеральной власти в России. (Об этом прямо говорится в статье о главном редакторе «ЛГ» А. Чаковском, написанной его внучкой.) Видно, так и было, тогда чего стоила эта игра в партийность, коммунизм, советскую государственность? И эта фотография в юбилейном номере — стоящий в торжественной позе А. Чаковский со знаменем в руках, на которое некое высокое должностное лицо прикрепляет орден «Литгазете» «за выдающиеся заслуги в деле коммунистического воспитания трудящихся».

То, что было определяющим в литературе 60-х — начала 80-х годов минувшего столетия, живёт и сегодня. Остаётся всё то же самое противостояние сил национально-традиционных, почвеннических и, с другой стороны, либеральных, космополитических. И сама «ЛГ» напоминает об этом — хотя бы в статье А. Ципко (28 февраля 2007 г.). Именуя меня «основоположником красного патриотизма», он цитирует отрывки из моей статьи сорокалетней давности «Просвещённое мещанство» (1968) и делает довольно странные выводы. Вот цитата из моей статьи: «Нет более лютого врага для народа, чем искус буржуазного благополучия. Это равносильно параличу творческого гения народа». И по поводу этих моих слов А. Ципко пишет: «Красные патриоты защищали социализм не во имя Маркса и Ленина, а прежде всего как надёжный заслон от искуса буржуазного благополучия, защищающий, как они считали, Россию от морального и духовного разложения». Это правильно. Время показало, что с сокрушением социализма, с внедрением культа наживы, криминального беспредела в её средствах, «воровского разбоя» (этими словами определял жажду, власть денег Игнатий Брянчанинов) Россия в результате и оказалась жертвой морального и духовного разложения. Казалось бы, этой реальностью и объясняется главная причина нынешнего катастрофического состояния России. Однако виновниками этого автор объявляет тех же «красных патриотов», «красных славянофилов», которые, по его словам, «связали в своём мировоззрении духовность с аморализмом, с преступлением» (следует ссылка на пресловутый антисталинский фильм «Покаяние», а точнее сказать — огульное охаивание советской эпохи). Далее автор пишет: «Красный патриотизм… всеми своими ценностями, своими устремлениями находился в вопиющем противоречии с настроениями советских людей, и главное — с настроениями советской интеллигенции, которую перестройка вывела на политическую сцену». Что представляла собой «советская интеллигенция» в перестройку и кто был заводилами в ней, какие фигуры орудовали на политической сцене — слишком хорошо известно.

А. Ципко не увидел в «Просвещённом мещанстве» главного, того, о чём, например, «со своим интересом» писал диссидент-эмигрант А. Янов в своей вышедшей в Нью-Йорке, затем изданной в России книге «Русская идея и 2000 год»: «Лобанов неожиданно обнаружил червоточину в самом сердце первого в мире социалистического государства, причём в разгаре его триумфального перехода к коммунизму… Язва эта состояла, оказывается, в «духовном вырождении образованного человека». И моя статья — это разбор всего того, что составляет сущность этого духовного вырождения «образованного человека», так называемой интеллигенции.

Нынешние «демократы-интеллигенты» любят повторять ставшее расхожим словцо Солженицына «образованщина», хотя сам же он в своих мемуарах «Бодался телёнок с дубом», цитируя мою статью «Просвещённое мещанство», выводит именно из этого термина свою образованщину.

В современной ему России Солженицын не видел ничего, кроме ГУЛАГа, а тот же А. Янов считал, что автор «Просвещённого мещанства» «верил в потенциал советского режима». Заключая, хочу сказать, что эта статья, если хотите, была предчувствием того, что произошло в России. Речь шла о страшном тогда, в 60-годы, психологическом симптоме — назревании в обществе, стране духовного, социального кризиса, подспудного скопления разрушительных сил в лице той «советской интеллигенции», той самой, которая впоследствии с «перестройкой-революцией» уже в наше время, объявив себя «демократией», направила всю свою бесовскую энергию на уничтожение России, русского народа.

Суть происходящего ныне в России можно лучше понять из бессмертных слов Достоевского — о борьбе дьявола с Богом, где поле битвы — сердца людей. Так и в нашем сознании некуда деться от выбора: либерально-космополитическая антиРоссия или национально-самобытная, историческая Россия?

29.10.2009 15:44:38 — Николай Логинов пишет:

тае-тае

неужели так непрочны были убеждения тех, кого мы знали в роли идеологических столпов великого государства». Если бы прочны были, то не случалось бы то, что с ВАМИ случалось! Сдать такую идеологию — я не могу их назвать ни либералами, ни демократами, — этим перевёртышам, оборотням? Я думаю, что это предательство даст такие страшные плоды! Да и, пожалуй, даёт уже, если проанализировать события у нас и в мире. Тае-тае! Как ВЫ нашли это? От души «посмеяли» меня!

28.10.2009 20:50:17 — Татьяна Яковлева пишет:

Продолжение: Хорошо бы напомнить устами Яковлева, что [i][b]"для Советского государства характерна огромная забота о сохранении и приумножении духовного наследия. Государство отпускает огромные средства на реставрацию памятников архитектуры, произведений изобразительного искусства. Будем откровенны: ведь не на деньги новоявленных богоносцев реставрирован Тракайский замок под Вильнюсом, кремль в Ростове Великом, памятники архитектуры в Самарканде". [/b][/i] Актуальнейше прозвучали бы эти слова на фоне новодельных муляжей на Красной площади и спекуляций вокруг т. н. Храма Христа Спасителя, снесенного, что бы там ни говорили, по настоянию академиков архитектуры за его антихудожественные свойства. Обывателя ослепляет само наименование — Храм Христа Спасителя — но не о подобных ли явлениях сказал сам Христос: "Многие придут под именем моим"? (Впрочем, это тема для другого исследования). И вот за такую статью и отправили его в ссылку — послом в Канаду, страну суровую — Оттава и Монреаль на широте всего лишь Ялты. "Только отъявленные сталинисты полагают, что это не то же самое, что Туруханский край" (с) Жестокие были времена — не то, что теперь, когда должность посла дается в качестве платы за услуги — как Рябову, Костикову и прочим. Заключительные слова той забытой статьи должен повторять каждый — повторять, как противоядие: [i][b]"Воспитание патриотизма мы рассматриваем, прежде всего, как воспитание патриотизма советского, воспитание великой гордости за ту социальную реальность, которая создана трудом и борьбой поколений революционеров. Именно в марксизме-ленинизме, как революционном учении пролетариата, воплощены высочайшие человеческие ценности". [/b][/i] Сейчас за такие убеждения не ссылают. Сейчас за такие убеждения расстреливают. Из танков.

28.10.2009 20:48:49 — Татьяна Яковлева пишет:

Статья Михаила Лбанова напомнила круглое лицо вечного агитпропщика Яковлева, почтительно величаемого в прессе "Александром Николаевичем". Это уже не журналюга, платно обслуживающий власть, это голос самой тойвласти. Его-то что заставляло уже в 1987 г. провозглашать: [i][b]"Октябрь и революция — вечные святыни. А преданность революции и ленинизму, партийная совесть и честь — часовые у этих святынь" (доклад в ЦЭМИ АН СССР 17.04.87). [/b][/i] Нельзя забывать и его статью "Против антиисторизма" (ЛГ, 15.11.72), хотя вряд ли найдется страстотерпец, способный одолеть полный газетный разворот винегрета из упоминаний Зомбарта, Фрейда, Маркузе и прочая и прочая — и все это ради резюме: "В конечном счете, буржуазные теории активно спекулируют на новых явлениях в технико-экономической жизни капиталистических стран. Эти спекуляции направлены на дезориентацию революционного движения". Этой ценной информацией заканчивается первая часть статьи. Во второй части критикуется [b]М. Лобанов[/b], В. Кожинов, В. Овечкин, А. Ланщиков. Но эта критика, содержащая всего 5 цитат из В.И.Ленина, кажется теперь столь вялой, что, право, не стоит внимания. Ну, напомнил Яковлев Кожинову, [i][b]"с каким гневом писала русская литература о барском обжорстве, и с какой болью говорила она о русских деревнях, называвшихся Горелово, Неелово" [/b][/i]- так правильно напомнил! Сейчас бы такое напоминание!

28.10.2009 19:15:31 — кондратьев олег пишет:

Рад встрече с М.Лобановым. Хотелось бы чаще видить его на страницах ЛГ

 

Капля камень точит

Литература

Капля камень точит

МНОГОЯЗЫКАЯ ЛИРА РОССИИ

Юрий ЩЕРБАКОВ , АСТРАХАНЬ

Лауреатами Бунинской премии 2009 года за лучшие произведения в жанре художественной публицистики стали Александр Проханов (Большая премия и золотая медаль), Юрий Лощиц, Захар Прилепин и Алексей Пушков.

Диплома премии «За верность традициям русской словесности» удостоен астраханский писатель Юрий Щербаков. Поздравляем нашего постоянного автора и предлагаем вниманию читателей его очередную работу.

В двух, как модно говорить, знаковых литературных событиях довелось мне участвовать совсем недавно на Кубани и в Калмыкии.

«Диалог национальных литератур «Кавказ литературный: услышать мудрых пламенное слово…» Это была встреча людей, искренне заинтересованных в решении общей проблемы: возвращению интереса к чтению как действенному средству духовно-нравственного воспитания молодёжи. Воспитания в духе той самой толерантности, о которой на словах так печётся наше государство.

В 1991 году государство отказалось поддерживать литературу, перестав выполнять книгоиздательские и книготорговые функции. Сначала казалось, что моровое поветрие касается только русских писателей, но разрушительные процессы, хоть и с запозданием, дошли и до национальных литератур. Сегодня в непростом положении их творцы в Адыгее и Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Калмыкии, Северной Осетии — Алании и Чечне. Сегодня они громче терпеливых волгоградцев, ростовчан, ставропольцев и астраханцев вопиют о необходимости бюджетного финансирования настоящей литературы. Больше того, наши коллеги из республик Южного федерального округа без обиняков говорят о том, что падение интереса к русской литературе неизбежно ведёт к падению интереса к литературам национальным. Поэтому они кровно заинтересованы возможностью возвращения в «докапиталистические» времена.

Возможно ли это сегодня? Да, возможно. Если у власти появится политическая воля соблюдать национальные интересы России! А они в том, чтобы воспитывать сограждан патриотами своей великой Родины и родины малой со всей её самобытной культурой, — то, что и призвана творить настоящая литература.

Судя по громогласным заявлениям высших руководителей России, они понимают, что духовная деградация неизбежно ведёт к уничтожению народа. Следовательно, надо подталкивать их к тому, чтобы от слов переходили наконец к действию. Вот и краснодарский диалог литератур стал одним из таких толчков. А инициаторами его выступили работники краснодарской краевой юношеской библиотеки имени Ивана Вараввы во главе с её директором Людмилой Ивановной Филипповой. Они начали собирать материалы о литературе Южного федерального округа. За кропотливую работу получили грант президента РФ и решили на эти деньги провести межрегиональный форум. Начинание одобрили администрация края, его Департамент культуры. В результате в Краснодаре собрались писатели, библиотекари, филологи, общественные деятели всех 13 регионов ЮФО.

Всё то, о чём говорилось выше, стало предметом трёхдневного живого разговора и горячей полемики, в основе которой — общее желание соединить разорванное литературное пространство, вернуть совместными усилиями читателей, наладить с помощью государства нормальную творческую жизнь. Мы спорили друг с другом и соглашались, доказывая свою правоту стихами и прозой. И это было замечательно, потому что в душах царило желание слушать и слышать. Ощущался самый живой, искренний интерес к творчеству друг друга, к реалиям литературной жизни соседей. Общая наша беда — выйти за пределы своих регионов с художественными произведениями удаётся редко и далеко не всем. Особенно тяжело в этом смысле национальным писателям, поскольку рухнувшую в 1991 году переводческо-издательскую систему государство пока что восстанавливает только на словах. А на деле…

«Литературная газета» неоднократно писала как о долгожданном прорыве о грядущих изменениях в работе издательства «Художественная литература». Увы, время идёт — а подвижек не видно. Новый директор издательства Георгий Пряхин в недавнем интервью «ЛГ» ни словом не обмолвился о шагах в этом направлении. Классика, и только классика! Об этом с тревогой говорили участники диалога. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается? Дай-то бог (если это просто со скрипом и натугой проворачивается государственная машина) придут к всероссийскому читателю книги осетина Камала Ходова, ингуша Гирихана Гагиева, аварца Гамзата Изудинова, ногайца Иссы Капаева, чеченца Шарипа Суруева, балкарца Алана Глаша, кабардинца Арсена Гергова, русских поэтов волгоградца Валерия Белянского, элистинца Григория Кукареки, краснодарцев Светланы Макаровой, Кронида Обойщикова и Владимира Архипова, ростовчанина Сергея Сущего и множества других прекрасных литераторов, участвовавших и не участвовавших в краснодарском диалоге литератур. По крайней мере такое пожелание — помочь издательству «Художественная литература» в важном деле — вошло в обращение участников форума к президенту России и главам всех субъектов Южного федерального округа.

Чеченская делегация предложила провести следующую встречу на своей земле, заявив, что президент Кадыров поддержит любую здоровую инициативу, помогающую развитию культуры, нравственности, духовности, морали. Дорогого стоит такая вера в своего руководителя! Как верят, к примеру, краснодарцы губернатору Ткачёву. При его хозяйском догляде культура края цветёт, как пышные майские акации на улице Красной! Причём литература здесь — не просто часть культуры, а её краеугольный камень. Два литературных журнала и альманах, ежемесячная газета «Кубанский писатель», двадцатитомная «Кубанская библиотека», солидное субсидирование издательских и просветительских проектов Краснодарского отделения Союза писателей России — это сегодняшняя реальность, а не планы завтрашнего дня.

Как и различные мероприятия с участием писателей, регулярно проводимые на Кубани. Правда, у литначальников отношение к ним своеобразное. Организаторы форума с удивлением рассказывали о реакции председателя Союза писателей на просьбу командировать писателей (за счёт хозяев, разумеется) на одно из таких мероприятий.

— Ну нет у меня писателей! — развёл руками В.Н. Ганичев.

Может, он и прав. У него — нет, а в России — есть! В чём, надеюсь, убедились теперь и организаторы, и гости, чья общая цель — восстановить разорванное литературное пространство.

Это желание руководило и устроителями семинара молодых литераторов Калмыкии, который состоялся через неделю после краснодарского форума. Больше сорока человек представили свои рукописи для обсуждения. Оно было, как и положено, бурным и полезным. Кому-то из молодых и я, руководитель семинара, наверное, помог добрыми советами. Но главный итог в ином — в том единодушии, с которым калмыцкие литераторы — и опытные, и молодые — ратовали за единую российскую литературу, в которой найдётся место и представителям степной республики.

Уже который год они, что называется, варятся в собственном соку. Ушла из жизни плеяда знаменитых переводчиков, чьими трудами получили всесоюзную славу Давид Кугультинов, Алексей Балакаев, Тимофей Бембеев, Санджи Каляев. По заслугам недавно одна из центральных улиц Элисты названа именем Юлии Нейман. Сегодня здесь своих друзей переводят местные русскоязычные поэты Григорий Кукарека и Василий Чонгонов. Но их усилий, конечно, мало для того, чтобы вывести калмыцкую литературу из резервации, куда она нежданно-негаданно угодила в постсоветские времена.

По итогам семинара мы приняли совместное решение о проведении ежегодных Дней литературы в Астрахани и Элисте, об организации межрегиональных совещаний начинающих авторов, об учреждении совместной — Калмыкии и Астраханской области — литературной премии, которая будет носить имя Д.Н. Кугультинова.

Надеюсь, что начинания эти власти наших регионов поддержат. Но это будет только капля, которой высохшее море не заполнишь. Море непростое. Море культуры, море литературы, море дружбы. Только государство может дать ему новую жизнь. Конечно, при горячем желании людей. У библиотекарей и литераторов, как показали краснодарский и элистинский форумы, оно, безусловно, есть.

 

Некогда, на Талдомской земле

Литература

Некогда, на Талдомской земле

ФОРУМ

В Литературном институте им. А.М. Горького прошли Международные научно-литературные чтения «Жизнь и творчество Сергея Антоновича Клычкова (1889–1937)», посвящённые 120-летию со дня рождения выдающегося русского поэта, прозаика, переводчика.

Чтения, организованные кафедрой новейшей русской литературы при поддержке Российского гуманитарного научного фонда и Франко-российского центра гуманитарных и общественных наук в Москве, собрали учёных, литературоведов, писателей из России, Украины, США и Франции. География российских участников не ограничилась Москвой и Санкт-Петербургом, на чтениях были представлены Рязань, Киров, Омск, Ишим (Тюменская область), Нижний Новгород, Петрозаводск и родина поэта — подмосковный Талдом.

Перед началом чтений священник о. Владимир (Чугунов) отслужил заупокойную литию по невинноубиенному Сергию. Приветствие участникам форума от главы Талдомского района А.И. Белова огласила ведущий специалист администрации Л.К. Андреева.

Во вступительных словах ректора Литинститута Б.Н. Тарасова, учёного секретаря чтений Е.В. Дьячковой и заведующего кафедрой новейшей русской литературы В.П. Смирнова органично сочетались профессиональные филологические исследования, архивные изыскания, непосредственные читательские отклики. Всего с докладами и в дискуссиях выступили более 50 человек. В том числе Н.М. Солнцева, С.И. Субботин, Н.В. Корниенко, С.С. Лесневский, Ю.Б. Орлицкий, известные западные слависты Мишель Никё и Рональд Вроон, студенты, аспиранты, школьные учителя, краеведы, директор дома-музея поэта в Дубровках Т.А. Хлебянкина, поэт Светлана Сырнева.

Сергей ФЕДЯКИН

 

Кавалеры пушкинской

Литература

Кавалеры пушкинской

В Музее-квартире Пушкина на Арбате прошла Третья Ассамблея кавалеров пушкинской медали «Ревнителю просвещения». Встречу организовали Академия российской словесности, Государственный музей А.С. Пушкина и Общество ревнителей духовного единства народов.

Среди новых кавалеров пушкинской медали — народный артист СССР В.М. Зельдин, советник президента Российской Федерации Ю.К. Лаптев, генеральный секретарь ЕврАзЭСа Т.А. Мансуров (Казахстан), зам-председателя Высшего арбитражного суда, поэт и общественный деятель В.Н. Исайчев, заслуженный юрист РФ В.М. Наринян, профессор О.И. Видова (Казахстан).

Группе видных литераторов и учёных вручили дипломы действительных членов Академии российской словесности. Академиками АРС стали ректор Литературного института Б.Н. Тарасов, председатель Московской писательской организации В.И. Гусев, президент Международной ассоциации «Знание» Е.М. Малитиков, президент Международной ассоциации писателей и публицистов М.А. Каландаров (Латвия), президент Фонда единства православных народов В.А. Алексеев, директор Государственного музея А.С. Пушкина Е.А. Богатырёв, народный артист СССР В.С. Лано-вой.

Председателем Общества ревнителей духовного единства народов А.Г. Звягинцевым был представлен новый иллюстрированный журнал «Орден».

Председательствовали на ассамблее президент АРС Ю.А. Беляев и вице-президент АРС, советник председателя Совета Федерации РФ О.И. Карпухин.

Соб. инф.

 

Как Переверзин не стал Михалковым

Литература

Как Переверзин не стал Михалковым

ЗАКОН СУРОВ!

Министерство юстиции Российской Федерации направило в «ЛГ» письмо следующего содержания:

«…Сообщаем, что 2 октября 2009 г. Министерством юстиции Российской Федерации принято решение об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения, не связанных с внесением изменений в учредительные документы Международного союза общественных объединений «Международное сообщество писательских союзов» по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 23 Федерального закона от 19 мая 1995 г. «82-ФЗ «Об общественных объединениях» (представленные документы оформлены в ненадлежащем порядке)».

В переводе с канцелярита на русский это означает, что Иван Переверзин, поспешно избранный руководителем МСПС, не утверждён в этой должности Министерством юстиции. Фамилия Переверзина как руководителя МСПС не зарегистрирована и не внесена в Единый государственный реестр юридических лиц. Причина тому, как указано в письме, — непорядок в документации. Напоминаем, что 6 сентября Переверзин был объявлен председателем Исполкома МСПС. Эту должность занимал классик отечественной словесности С.В. Михалков, со дня смерти которого на тот момент не прошло даже девяти дней. Уверены, что главный непорядок в оформлении документации состоит в том, что избрание Переверзина происходило в основном по доверенностям членов исполкома, не пожелавших лично принять участие в этом спектакле. Между тем устав МЛФ предполагает как раз личное участие членов исполкома в его заседании и выборах. Голосование по доверенностям не предусмотрено. Видимо, на этот раз чиновники Министерства юстиции не решились проигнорировать устав Международного литературного фонда.

И правильно! Проводить такие выборы надо на съезде при максимальной явке и широком обсуждении альтернативных кандидатур.

Когда верстался номер, в редакцию пришёл ещё один юридический документ — «Решение Пресненского районного суда и Определение коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 23 июля 2009 г.». Решение гласит:

«Признать увольнение Кузнецова Феликса Феодосьевича с должности первого секретаря — заместителя председателя Исполкома Международного сообщества писательских союзов незаконным…

Взыскать с Международного сообщества писательских союзов в пользу Кузнецова Ф.Ф. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 64 252 рубля, а также расходы, связанные с оплатой юридических услуг в размере 30 000 рублей, почтовые расходы в размере 6018 рублей. Взыскать с МСПС в пользу Кузнецова Ф.Ф. в счёт компенсации морального вреда 10 000 рублей».

П. ХОХЛОВСКИЙ

 

Звезда Голявкина

Литература

Звезда Голявкина

ЭПОХА

В Писательском клубе при Центре современной литературы и книги Санкт-Петербурга прошёл вечер, посвящённый 80-летию прозаика и художника Виктора ГОЛЯВКИНА (1929–2001).

Вдова писателя — прозаик и критик Людмила Бубнова представила свою книгу «Стрела Голявкина», в которую вошли три романа о жизни, творчестве и бытовом пространстве одного из самых «независимых и независтливых» авторов Ленинграда-Петербурга. Состоялся видеопоказ юмористической книжной графики В. Голявкина к его собственным книгам. Были представлены отдельные живописные полотна из личного архива прозаика и художника.

Заслуженный артист России Юрий Соловьёв прочитал избранные рассказы писателя, среди которых была и знаменитая «Юбилейная речь» — её публикация в «Авроре» совпала с 75-летием Л.И. Брежнева и наделала много шума: номера журнала изъяли из библиотек, а самого автора отлучили от издательских планов на пять лет.

В начале 60-х годов после выхода первых книг Виктора Голявкина поднялась волна стихийного подражательства необычному для того времени автору. Короткие рассказы, написанные простым разговорным языком, напоминавшие раннего Зощенко, но с лёгкой тенью безвредного для власти абсурда, стали чуть ли не эталоном письма для многих начинающих в литературе. Кажущаяся простота текстов наводила на мысль, что такие забавные рассказы из своей жизни может написать каждый. Редакции газет и журналов того времени были завалены самотёчными рассказами, от которых у видавших виды редакторов пухли головы: «Голявкина начитались! Свободу почувствовали!» Короткая фраза, идущая от мысли, обыденность героев и лёгкий флёр обэриутской эксцентрики, абсурда стали общей собственностью многих совершенно разных по стилю писателей, начинавших в 60–70-е годы.

Несколько лет назад Андрей Битов признавался: «…единственный живой гений в прозе тех лет, соответственно и кумир, был Виктор Голявкин. Как он божественно краток! Я и сейчас полагаю, что Голявкин — гений, и лишь извечная московская несправедливость к Ленинграду привела к тому, что это сегодня не всем известно. Я писал короткие рассказы сотнями, пытаясь постичь его тайну, пока с огорчением не постиг, что гений — и есть тайна».

Об этом и многом другом, связанном с творчеством и личной жизнью прозаика и художника, говорили собравшиеся на вечере писатели, друзья и поклонники творчества Виктора Голявкина — П. Кожевников, С. Носов, Л. Бубнова, Л. Гладкая, А. Житинский, В. Попов, И. Данилов-Ивушкин, Д. Каралис, Н. Страшкова и др.

Сейчас Виктор Голявкин считается в первую очередь детским писателем. Если оценивать по количеству опубликованных для детей книг, так, наверное, и получится. Власть умело подвела «неформатного» писателя к этой проверенной дороге, и он пошёл по ней. Некоторые считают, что пошёл с радостью; кто-то уверен, что пошёл с показным смирением, имея в душе амбиции стать лучшим среди лучших прозаиков своего времени.

Тяжёлая болезнь, настигшая писателя и художника в расцвете творческих сил и замыслов, не сломала его, но сильно подкосила. О нём быстро стали забывать издатели и коллеги, некоторые, как он сам признавался, считали, что он уже умер.

Его наиболее известная автобиографическая повесть «Мой добрый папа» до сих пор читается и детьми и взрослыми, по ней снят художественный фильм. Издаются детские рассказы Голявкина — отдельно и в компании славных коллег: А. Гайдара, В. Драгунского, Б. Житкова, Л. Кассиля, Л. Пантелеева. Его произведения включены в школьные хрестоматии по литературе, в библиотеках по-прежнему спрашивают его книги.

Увы, в самой престижной интернет-библиотеке Мошкова произведений Голявкина не обнаружилось, хотя на книготорговых сайтах его книги присутствуют в изобилии. Возможно, это недоразумение чисто технического свойства и вскоре оно будет устранено.

До конца года на разных литературных площадках Петербурга состоится несколько вечеров памяти писателя, будет представлен фильм о талантливом прозаике и художнике, пройдёт показ живописных работ и станковой графики Виктора Голявкина, выпускника Ленинградской академии художеств.

Д.К.

 

Награда нашла поэта

Литература

Награда нашла поэта

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

В российском посольстве в Вашингтоне состоялся приём в честь поэта Евгения Евтушенко, которому вручили награду Фонда американо-российского культурного сотрудничества за значительный вклад в укрепление связей между нашими странами. До него эту награду получали Ван Клиберн, Мстислав Ростропович, Игорь Моисеев, Дэйв Брубек и другие. В Университете имени Джорджа Вашингтона прошёл творческий вечер поэта, а директор библиотеки Конгресса славист Дж. Биллингтон дал праздничный обед.

 

Его ещё предстоит открыть

Литература

Его ещё предстоит открыть

ПАМЯТЬ

В эти дни исполнилось 75 лет со дня рождения поэта Александра Аронова. Александр Аронов — один из самых значительных поэтов-шестидесятников, который долгое время оставался самым неизвестным из них. Это связано с тем, что его стихи никогда не следовали идеологическому вектору тех давних лет. По случаю 75-летней годовщины со дня рождения поэта в Мраморном зале Дома журналистов собрались его друзья. Среди них Павел Гутионтов, Анатолий Макаров, Сергей Мнацаканян, Олег Хлебников и другие. Во встрече приняли участие брат поэта и его вдова Татьяна Аронова-Суханова. На встрече, в частности, говорилось о том, что читающей России ещё предстоит открыть выдающегося поэта Александра Аронова, многим известного по песне «Если у вас нету дома», знаменитой строчке «Остановиться, оглянуться» и другим стихотворениям, которые получили широкую известность без упоминания имени автора.

Андрей ШИЛИН

 

Защитник Байкала

Литература

Защитник Байкала

ЭПИТАФИЯ

Ушёл из жизни Михаил ПОДГОРОДНИКОВ , журналист, писатель, литгазетовец. Он родился в 1930-м, окончил филфак МГУ, работал на телевидении, а затем с 1973 по 2001 год — в «Литгазете», в отделе экономики. Вёл полосу «Природа и мы», ездил с группой литгазетовцев на Байкал, где строился целлюлозно-бумажный комбинат, готовил громкие по тем временам публикации в защиту чистоты этого уникального озера, писал о проекте поворота северных рек.

Он был напорист и последователен в исполнении своей миссии: формируя своими статьями у читателей экологическое сознание, представлял разные точки зрения на проблему отношений человека и природы, следуя главному литгазетовскому принципу «многоголосья мнений».

А ещё он писал книги для детей и взрослых — «Восьмая муза», «Нам вольность первый прорицал», хроники «Коридор», «Обеды со Сталиным», ревизские сказки «Охота с биноклем». В книге «Слабый позвоночник», в документальном повествовании «Эх, вы-ии!» он рассказал о самом драматическом периоде жизни «Литгазеты» в 90-х, когда она, утратив на какое-то время своё «многоголосье», чуть было не утратила своего читателя.

Михаил Иосифович Подгородников останется в нашей памяти образцом честного, принципиального, душевно деликатного человека, до конца верного своему делу, которому посвятил жизнь.

Выражаем соболезнования родным и близким М.И. Подгородникова.

Литгазетовцы

 

«Мой герой, поэт и деспот»

Литература

«Мой герой, поэт и деспот»

ШТУДИИ

— Почему вы так назвали свою статью? — спросила студентка, увидев рукопись моего доклада для лермонтовской конференции. Такой вопрос может задать любой человек, хорошо знающий хрестоматийные, широко известные стихи Владимира Соколова, но незнакомый с его замечательным лермонтовским циклом. Ответ простой: это строчка из стихотворения Соколова о Лермонтове. Труднее было отвечать на вопросы участников конференции: почему именно так определил Соколов своё отношение к Лермонтову? Попробуем ответить. Это, собственно, не определение, а романтически-странное признание:

Я в бессмертно наплывающем

романтическом тумане

Ощутил его товарищем

и Сомненью и Тамаре. Тень героя…

И, учтя все эти данности,

заскользил я стёжкой детства

И пришёл ко мне из давности

мой герой, поэт и деспот.

«Мой поэт» — конечно, поэт, любимый с детства, родная, созвучная душа.

«Мой герой» — истинный герой, без иронии, не «герой нашего времени, составленный из пороков всего поколения», а герой, живущий по законам высшей красоты и правды, всю жизнь ищущий брата по духу и тоскующий по тому прекрасному месту, которое зовётся Домом.

А деспот… Мало кто лучше Соколова выразил странность, мучительность и блаженство деспотизма любви (даже взаимной). «Меня не томило тиранство, я думал, что это любовь». Да, любимые часто и есть деспоты наших душ (в первом значении этого слова — неограниченные властители). Об этом в стихотворении «Пицунда»: «Но время поставило точку — Я жить без тебя не могу».

Итак, соколовский цикл стихов о Лермонтове. Он называется «Я рассказать хотел о нём». Восемь стихотворений, 1971 год.

Оказывается, этими стихотворениями несколько раз открывались сборники статей по итогам лермонтовских конференций. Поистине, не прерывается «времён связующая нить»!

И мне хотелось с волнением и любовью рассказать о них, о Лермонтове и Соколове, в двадцатиминутном докладе на лермонтовской конференции в Ярославле в Центральной библиотеке им. Лермонтова. Ведь они явили миру звуки, коим «без волнения внимать невозможно». Главное, конечно, рассказал сам Соколов. О своей любви к Лермонтову, о том, что любит его «любовью странной», о том, «Как грозно бедствовал поэт…, Как свет в глазах его двоился…».

Я рассказать хотел о нём,

Храбрейшем среди всех

честнейших,

Честнейшем среди всех

храбрейших.

Я рассказать хотел о нём.

Любовь к Лермонтову Соколов выразил не только от своего имени, но и от имени своего поколения 50–60-х годов ХХ века, переживавшего лермонтовские чувства.

Сын века, гордость поколенья,

Мятеж, легенда во плоти.

Дух отрицанья, дух сомненья,

Нам с ним лишь было по пути.

Иногда образ любимого поэта в стихах Соколова так сплавлен с образом автора, что уже не знаешь, о ком он пишет — о Лермонтове или и о себе:

В который раз стихотворенье

По швам от страсти не рвалось.

Он думал: это постаренье!

А это зрелостью звалось.

Так вновь сдавалось вдохновенье

На милость разума его.

Он думал: это охлажденье,

А это было мастерство.

Глубочайшее проникновение Соколова в суть поэзии Лермонтова и его личности, яркий космизм их поэзии часто вызывали у современников Соколова определённые ассоциации, особенно после выхода в свет поэмы «Пришелец». Так же как и Лермонтов, Соколов мог бы сказать о себе: «Я на земле был только странник». Оба они постоянно всматриваются в туманную даль, в небо с его говорящими звёздами. В 1990 году, задолго до своей земной кончины, Соколов завершает поэму «Пришелец». Ему уже тогда открылся Путь. «Я в путь готов, я здесь оставил душу», — говорит герой поэмы. Он прощается со всем, что так дорого ему на Земле:

Звезда, я плачу, вспоминая лица,

Которых больше не увижу я.

Я послан был тобой на эту сушу,

Чтоб, позабыв о воле и крыле,

Бессмертную свою оставить душу

Всю, по частицам, на чужой земле.

Но на Земле Человек не понят, «не опознан», тем более «не опознан» истинный Поэт.

Откуда знать,

придумавшим ракеты,

Как устают пришельцы и поэты.

Бессмертная душа не понята на Земле — это знали и Лермонтов и Соколов.

Но я закон своей звезды нарушу.

Вы — гениальны. Это не секрет.

Вы умудрились

сделать смертной душу!

Нигде другой такой планеты нет.

Планетарная тоска переливается во властную думу о Родине, страстную, странную к ней любовь-благодарность, любовь-боль, любовь-тоску. (Вспомним лермонтовское «Люблю отчизну я, но странною любовью»). В одном из лучших стихотворений лермонтовского цикла Соколова «Тоска по Родине» мы опять не ощущаем разделяющей грани — чью душу, Лермонтова или Соколова, щемит эта надрывная тоска по Родине.

О Родина, твои ухабы,

Твои яремы и поля,

Когда бы, милая, когда бы

Была ты чуждая земля…

Но надо ж быть такой судьбине!

Под ливня скрученную плеть

На Родине, как на чужбине,

Тоской по Родине болеть.

И сейчас нашу душу щемит такая тоска по Родине. В завершение своего доклада я представила лермонтоведам замечательную песню Александра Васина на эти стихи Соколова, доносящую до нас лермонтовско-соколовскую тоску по Родине. Поневоле подумалось, что нельзя не согласиться с концовкой стихотворения Е. Евтушенко «На смерть Владимира Соколова»: «И скажет Лермонтов тебе у входа: вы меня поняли как никто».

Марианна РОГОВСКАЯ-СОКОЛОВА

 

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТПРЕМИИ

Французский историк литературы, давний автор «ЛГ» Ренэ Герра стал лауреатом Царскосельской художественной премии за 2009 год.

Главную испанскую литературную награду года (около 895 тысяч долларов), присуждаемую издательством Planeta писателям, издающимся на испанском языке, получила Анхелес Касо за роман «Против ветра».

ЛИТВСТРЕЧИ

В Екатеринбургском доме писателя прошёл творческий вечер прозаика и поэта Владимира Блинова, представившего три новые книги: «Посошок на дорогу» (короткая проза), «Избранное» (повести, эссе, стихотворения) и «Никонов» (повесть о старшем товарище).

В рамках Дней литературы Калининградской области в городе Балтийске высадился большой литературный десант: прозаики Виталий Шевцов (председатель правления региональной организации СП России), Виктор Геманов, Сергей Гуров, Дмитрий Воронин, Лидия Довыденко, Юрий Крупенич, поэты Анатолий Лунин, Пётр Затолочный, Светлана Супрунова.

В Кемеровской областной библиотеке для детей и юношества прошла ежегодная Неделя молодёжной книги. В числе мероприятий были: открытие выставки книг лауреатов литературных премий, книг — юбиляров 2009 года; обзоры книжных новинок для молодёжи; электронные презентации, посвящённые различным темам и датам; творческие встречи с молодыми кузбасскими писателями.

Белгородская государственная детская библиотека отметила Год молодёжи литературным конкурсом юных авторов «Родной земли очарованье», подведены его итоги, победители получили подарки — конечно же, книги.

В Гуманитарном институте Новгородского университета имени великого князя Ярослава Мудрого состоялись вторые Международные Мусатовские чтения, посвящённые 120-летию А.А. Ахматовой, 100-летию со дня смерти И.Ф. Анненского и 60-летию учёного-филолога, профессора В.В. Мусатова (1949–2003).

В шестой раз провели на Урале «Поэтический марафон» — за четыре дня к микрофону Екатеринбургского дома писателя подошли 350 поэтов, читавших стихи на русском, украинском, белорусском, молдавском, татарском, английском, монгольском, якутском и других языках России и зарубежья.

ЛИТПАМЯТЬ

В день 195-летия со дня рождения М.Ю. Лермонтова возглавляемая Ларисой Васильевой рабочая группа по художественной литературе и литературным СМИ Комиссии по культуре Общественного совета города Москвы провела в ТД «Библио-Глобус» лермонтовские слушания «Твой стих, как божий дух, носился над толпой» с участием Инны Ростовцевой, Валерия Дударева, Елены Исаевой, Виктора Кирюшина, Андрея Шацкова.

В сербской столице открыт памятник Александру Сергеевичу Пушкину — дар Белграду от Союза писателей РФ.

На Белгородчине состоялся ставший уже традиционным литературно-музыкальный праздник «Удеревский листопад», посвящённый 196-летию со дня рождения уроженца этих мест, поэта, философа, просветителя Н.В. Станкевича.

В Объединённом музее писателей Урала провели вечер памяти делегата Первого Всесоюзного съезда советских писателей (1934 г.), в начале 30-х годов — руководителя Уральской писательской организации Ивана Степановича Панова (1899–1942).

На Алтае в рамках президентской программы «Год молодёжи в России» прошли III краевые Гущинские чтения, посвящённые памяти Евгения Геннадьевича Гущина (1936–2005), руководителя Алтайской краевой писательской организации (1984–1986).

Архангельская область отметила 130-летний юбилей знаменитого северного писателя и художника Степана Григорьевича Писахова: в музее его имени в Архангельске прошёл фестиваль «Писаховские смотрины».

ЛИТФАКТ

В Воронеже торжественно открыт Дом литератора, расположившийся в здании, являющемся памятником истории и культуры, связанном с именем поэта И.С. Никитина. В Доме литератора разместятся организации Союза писателей России и Союза российских писателей.

ЛИТУТРАТЫ

На 81-м году жизни в Лондоне скончался известный российский философ, лингвист, культуролог Александр Пятигорский.

В станице Северская Краснодарского края на 72-м году жизни скончался поэт Олег Чухно.

 

Место встречи

Литература

Место встречи

Центральный Дом литераторов

Малый зал

29 октября — представление романа Анатолия Урванцева «Коелга» (в трёх книгах), ведущая — Марина Замотина, начало в 18.30;

семинар детских и юношеских писателей, руководители: Владимир Майоров и Александр Преображенский, начало в

17 часов (комната за сценой);

30 октября — Национальная литературная премия «Золотое перо Руси»: церемония награждения по итогам Международного конкурса 2009 года, начало в 14 часов;

31 октября «Лютня Ориолы» представляет…»: литературно-философский вечер «Эзотерика и Армагеддон», ведущий — Леонид Володарский, начало в 17 часов;

2 ноября — вечер памяти поэта Бориса Примерова «И нецелованным умру я», ведущий — Сергей Соколкин, начало в 18.30.

Центральная библиотека № 21

им. Н.Г. Чернышевского

ул. Б. Татарская, д.32.

29 октября — вечер памяти «Грустный и благородный образ», посвящённый

120-летию со дня смерти Н.Г. Чернышевского, начало в 14.15.

Государственный музей А.С. Пушкина

Пречистенка, 12/2

28 октября — юбилейный вечер Валентина Курбатова, начало в 18 часов.

 

Жизнь не кончается

Литература

Жизнь не кончается

ПОЭТОГРАД

Ольга ДЕРНОВА

ТРАПЕЦИЯ

Дождь, начинающий капать на улице,

в нашу квартиру забрался инкогнито.

И почему-то от жареной курицы

запах жасмина доносится в комнаты.

Надо, наверное, быть аккуратнее.

Надо точнее отмеривать специи.

Сыро. Предметы, обычно квадратные,

радостно приняли форму трапеции.

Катится свежесть по улицам лаковым.

Чуткое ухо старается выделить

ласковый шёпот из тысячи раковин,

с моря, лежащего где-то за тридевять.

Туча ползёт, как большая трапеция,

дождь моросит. Но не стоит печалиться.

Всё пролетает — победы и бедствия.

Жизнь не кончается.

***

На кухне наполняется солонка,

на кухне обновляется клеёнка,

и свет возобновляется везде.

Вот женщина: у ней внутри неонка,

в прозрачном животе.

А рядом ночь, как детская страшилка.

И женщине мерещится ошибка,

которую устроила она.

Во рту её печатная машинка

стрекочет допоздна.

А муж глядит и подмечает тонко,

что от терзаний никакого толка.

И между ними прыгает смешинка,

и женщина становится другой.

Из тела вычитаются неонка,

конфорка, скороварка, кофемолка.

И дрыгает печатная машинка

весёлой металлической ногой.

***

Скушай яблочко, запей его киселём.

Пирожок ржаной предлагает печь —

надкуси.

А иначе будешь мыкаться бобылём,

сиротой, калекою, кобелём.

Что поделать, так уж принято на Руси.

Угощают — выкобениваться не смей.

Посылают в баню париться — так иди.

И ложись на лавку между шипящих змей,

и молись, и руки складывай на груди.

Бабка ползает в огороде, копает хрен,

подоткнув повыше ситцевый свой подол.

Если будешь с ней обходителен и смирен,

попадёшь за стол. И только потом —

на стол.

ПРОПАЖА

…Когда-нибудь все липы подрастут.

И, проходя бульваром духоманным,

мы пропадём на несколько минут,

как пропадает мелочь по карманам.

Мелькнёт с изнанки чёрная дыра.

Душа качнётся, как воздушный шарик.

Но вряд ли, справедлива и добра,

рука Творца под липами зашарит.

Он оставляет нас наедине

с минутной жаждой гибели по Фрейду.

Он оставляет в лиственной стене

младенчески лепечущую флейту.

Он оставляет выход на себя.

А напоследок дарит нашей паре

все пушки и знамёна сентября

на нынешнем и будущем бульваре.

***

Снег бывает разный: то мельче он,

то крупней,

то пылит мукой,

то липнет серьгами длинными.

Но всегда похож на танец промеж теней,

на балет с холодными балеринами.

Вот на сцене суматоха и авангард:

балерины для Метелицы

стелют простыни.

А потом в оркестровой яме

стихает гвалт,

пляшут примы;

вспоминаются девяностые.

Но гораздо чаще вижу я, как в кино:

снегопад и мрак; к заутрене подморозило,

Пётр Ильич встаёт, выглядывает в окно

и взволнованно восклицает:

«Эврика, вот оно!

вот оно, лебединое моё озеро…»

АНТОНОВКА

Ночью зашаришь

по ставням захлопнутым,

в панике стиснешь реле:

это железные яблоки с грохотом

катятся по земле.

Капли дождя — лилипутские сабельки —

колют и мучают сад.

Вот и грохочут железные яблоки,

бравый воздушный десант.

В них растворённые пули да лезвия

сами, бывает, грызём.

Так и земля — вполовину железная,

твёрдый, скупой глинозём.

Эти тревоги — лишь малая толика

тех, что ждут впереди.

Не суетись.

Укрепит антоновка

стержень в твоей груди.

***

В каждой комнате с бабушкой

есть секретер, ковры,

колченогие стулья, несытая моль,

потёмки.

В хрустале закат купает свои миры,

золотые шары, оранжевые костры…

Как знакомы нам

эти пыльные комнатёнки!

Вместо внуков — шуба,

вместо детей — сервиз.

Сердце спит в шкафу,

а память стоит на полке.

Но когда-нибудь всё это поедет вниз,

превратится в сор, шелуху, осколки.

Обернувшись, видишь

(несколько лет — не срок),

что закат, не изменившийся ни на йоту,

оседает в город, плавится как сырок.

Да спешит вагон, шатающийся мирок,

сквозь лесную роту.

ОТДЫХ

Я верю, несмотря на прихотливый курс

и тягу ко всему недолговечному,

что каждый человек —

дикорастущий куст,

цветами покрывающийся к вечеру.

Он кулаки разжал и сумерками полн.

Хоть право быть кустом —

лишь часть его наследия,

но сотни раскрывающихся пор

на теле оживают, как соцветия.

Расслабленную кисть, похожую на гроздь

бутонов, обхвати,

как ненасытный жадина, —

и терпкий аромат пронзит тебя насквозь:

бестрепетный ответ

на крепкое пожатие.

СТРИЖ

Прежде жизнь была короче. Речную ткань

колыхал поток воды из публичных бань

с их дешёвым мылом и вечным срамом.

Стриж, который в сумерках верещал,

человека на мгновение превращал

в драгоценный мрамор.

Стриж как будто падал,

но вместе с тем парил

над узором выступов и перил,

над харизмой, что мерещится

в палаче нам.

Распахнув объятья, тихо ждала земля.

Человек стоял спокойно, не шевеля

ни единым членом.

Был он мучеником. Теплился, как свеча.

Вдалеке гроза работала, грохоча

молотом по нескольким наковальням.

Огибая сизой тучи сырой овал,

стриж летел в лучах — его не обуревал

ужас перед дальнейшим существованьем.

МОСКВА

31.10.2009 12:55:55 — Алексей Фёдорович Буряк пишет:

На стихи Ольге Дерновой

Мне не жалко поставить пять баллов. Я и поставил их. Другое дело сами стихи мне в большей степени показались ни о чём и вроде бы как и совершенно не нужными и не для печати особеннов "Литературной газете"… Единственное что запомнилось и понравилось из стихов — это последнее четверостишье в стихотворение «Трапеция»: Туча ползёт, как большая трапеция,/ дождь моросит. Но не стоит печалиться./ Всё пролетает — победы и бедствия./ Жизнь не кончается./ —- Но, если каждому читателю понравится хоть такое малое, то это уже очень и очень не мало… Алексей Буряк. Днепропетровск. [email protected]

29.10.2009 17:00:19 — Александр Васильевич Степанков пишет:

Сыро…Природа квадратная хмурится, туча-трапеция в небе плывёт. Запах жасмина от жареной курицы катится в женский прозрачный живот. Стелют постель балерины-метелицы, бабка, подол задрав, тянет за хрен…Но Человек не мычит и не телится, и у него не шевелится член.

 

Просто стало всё равно

Литература

Просто стало всё равно

ПОЭТОГРАД

Константин СВИРИДЕНКО

***

Знаешь ли ты,

женщина прошлых лет,

Что выцветает мир за моим окном?

Блеклый листочек —

некупленный мной билет

В город, что с этой осенью заодно…

Счёт не оплачен, а осень белит холсты,

Роща берёз всё прозрачнее, всё бледней,

Тщетно ищу сквозь неё я твои черты,

И в никуда спешит вереница дней…

***

Россия — не изнежена,

И — никуда не деться!

На перекрёстках — беженки,

Торгующие детством.

Укутанные шалями,

Не по размеру боты,

Морозами ужалены —

Такая вот работа…

У попрошаек маленьких,

Снующих меж машин,

Одна мечта — про валенки

Для мёрзнущей души…

***

В час печали, за плечами ночи чёрной

Мне из окон открывался

странный вид:

Там отчаянье качалось увлечённо

На качелях увядающей любви.

Рисовал его я. Получалось,

Так, что я не в силах рассказать…

А оно качалось и качалось,

По-собачьи глядя мне в глаза.

И стоял я молча, удручённо,

У черты, а может, за чертой,

А Оно качалось ночью чёрной,

А Она была совсем не той…

***

Очарованы ночью розовой

В сонном озере волны плещутся,

И шумит, и шумит берёзами

День полярный четыре месяца…

Нам — привычно. Кому — экзотика?

Всяк кулик про своё болото…

Жалко, летом нельзя без зонтика,

Да и холодно нынче что-то…

Очарованный ночью розовой,

Я стою. Тихо волны плещутся…

Вспоминаю зиму морозную,

Ночь полярную — восемь месяцев…

***

Облачком звёздочек бархатных

Ты прикорнёшь в ладонях,

Донельзя нежная, жаркая…

Карма моя — бездонная!

Я утону в этом облаке,

Волосы — нитями звёздными!

Войлок под плечи… Волоком

Баржу по суше. Поздно мне

Плыть по течению, радуясь:

Реки — в другую сторону!

Пусть я — бурлак, нарядное

Облачко мне… не вороны

Над головою кружатся:

Синь-синева! И — облачко…

Ты лишь — моя попутчица,

Ты лишь — моя неволюшка…

Ты в облачении бархатном,

Взгляд твой — чуть-чуть рассеянный,

Но пригодится баржа нам:

Вот та река — до севера!

Нас унесёт течение

В северный храм, с обрядами,

Облачко ты весеннее,

Как же я не нарадуюсь!

***

Так странно!

Птица заливалась трелью,

А осень нас дурманила ненастьем…

Тревожным,

сумасшедшим диссонансом

С верхушек веток обрывалось время.

И пролетали вороные кони

Своим, преград не знающим

аллюром…

Мне люба жизнь, но злая пуля-дура

Не даст укрыться

от шальной погони!

И я замолкну. Трепетно остыну,

Спиной вжимаясь и вживаясь в землю,

Чтоб показалось —

осень просто дремлет,

Пока сыны России лечат спины…

Ещё гремит безудержная полночь,

Пиковой мастью спутано ненастье…

Тревожным,

сумасшедшим диссонансом

С верхушек веток облетает горечь…

***

Мне просто холодно немножко!

Осенний день идёт к концу…

Я, прижимая шарф к лицу,

Смотрю в замёрзшее окошко.

Мелькают руки стылых сосен,

Молящие… Но вот — о чём?

Мне — не понять. Я — ни при чём,

Да и никто меня не просит!

Пью пиво, как немецкий бюргер,

И сквозь ноябрь плетётся в май

Мой заблудившийся трамвай

В вечернем Екатеринбурге…

***

Мне просто стало всё равно…

Не стоит, право!

Всё как в кино —

Да, пью вино:

Вот уж отрава!

Мне просто хочется тепла —

Вой вольным волком!

Весна была, весна прошла,

Да только — толку?

Мне просто надо тишины

Иль пониманья?

Не знаю…

Не было весны —

Одно названье!

***

Налетело, как пыль, отчаянье,

Жжёт — дотла!

Что тревожусь и что печалюсь я —

Всё — зола!

В старой «Вольво» мчу по Садовому

Меж реклам…

Ах, Москва! Всё в тебе по-новому!

Где ж я сам?

Я мечусь, словно пьяный маятник —

Съезд с моста.

Джип бандитский

вдруг заслоняет мне

Храм Христа…

И на старых кузьминских улочках

Мне не жить —

Я ведь рвался сюда из Мурманска

«Побомбить».

Я — таксист…

Я здесь — гость непрошеный,

Но — рулю!

Ненавижу Москву — по-хорошему! —

И люблю!

***

Не попытаюсь превозмочь —

Всё — волей случая!

Пью чёрную, тугую ночь —

Она тягучая!

Не для меня растёт трава

Под майской просинью —

Так зелена!

А я вот рвал

Полынь по осени…

Нетрудно…

Хочешь мне помочь?

Чего ж тут мучиться?

Пей чёрную, тугую ночь —

Она тягучая!

Не опьянеет голова —

Закуска лучшая:

Горька, горька полынь-трава,

И ночь тягучая!

Свердловская обл., с. СЫЛВА

31.10.2009 16:16:51 — Анна Аркан пишет:

Думать головой!

29.10.2009 13:23:47 — Светлана Михайловна Плешкова пишет: Позорище Позиционируя себя писателем, Анна Аркан бросает тень на всю русскую литературу созданием профайла Константина Свириденко на Удавкоме. У нее еще хватает совести заявиться на сайт ЛГ и высказывать свое мнение о поэзии… Позор! Света, а своей головой не пробовали думать? Вам же ясно Костя говорит: в пиаре и рекламе он поднаторел. Или вы его клон?:-)))))))) Тогда валяйте дальше.:-) Жаль, что даже из Литературной газеты вы пытаетесь сделать цирковое представление. "Поэт в России — больше, чем поэт…" Больше чего!?:-)

30.10.2009 15:46:37 — Николай Логинов пишет:

поэтоград

Наверно, я не знаю закулисную" борьбу! Но одна критик хорошо сказал(а), что это — стихи средние. Добавлю, именно на троечку и по мыслям(одна мечта про валенки…) и по мастерству, вернее, технике (В час печали, за плечами ночи чёрной!) Однако это лучше, чем стихи мэтров, где не за что зацепиться и приходится уважать. Тут хоть можно дать себе волю, как некоторые комментирующие, поступили, и….. Т.Е. в любом случае ЛГ поддерживаю!.Вытаскивайте глубинку! Какая есть!

30.10.2009 00:27:01 — Алексей Горишний пишет:

Константину Свириденко

КАКОВ ПОП — ТАКОВ И ПРИХОД… Умных к умным, а меня к табе (с) фольклор

30.10.2009 00:10:10 — Константин Свириденко пишет:

Алексею Горишнему

Извините, не понял вашего сообщения. Мне оно показалось бредом душевнобольного.

29.10.2009 22:01:02 — Алексей Горишний пишет:

Поздравляю Константина (к сожалению, не знаю отчества) Свириденко с ещё одним убитым кабанчиком, а также с другими зверушками, трупики которых пошли на прокорм многодетной семьи, но самое главное — с публикацией в ЛГ. Кабанчиков и зверушек много, а вот публикаций… Но ничего, ничего — всё еще впереди. Природа щедра наградила Вас, Константин, а плод таланта больно хорош. И с трепетом читаешь снова написанный ваш стих. Много не говорят, но даже и малость сказать, что стих интересен, говорит и том, что и победа заслуженная. Стих написан исключительно. Читаешь и получаешь удовольствие. Никакими словами не высказать неповторимость написанного и глубину стиха. Мастерство писать вдохновение читая — улыбка для всех.

29.10.2009 21:01:51 — Константин Свириденко пишет:

Для ЮлииВладимировой

Да ради бога, используйте понравившийся вам текст, если это согласуется с вашей концепцией. Кстати, считаю, что именно вот такие случайные встречи порой перерастают в какое-то литературное сотрудничество и в результате рождаются новые произведения, отчего только выигрывает наша, русская литература. Удачи вам, Юлия!

29.10.2009 20:54:35 — Александр Владимирович Рожков пишет:

СВЕТЛАНА СЕВРИКОВА

Жонглирует словами и при том Она — пародия, (пардон, но не искусная), Проделок вора "эй, держи!.." и скунса. Актриса сетевого шапито. _ я совершенно искренне считаю, что подборка Ольги и подборка Константина примерно равны по уровню — хорошие, зрелые поэты. А Вам, Светлана Васильевна, прежде чем обвинять в предвзятости или комплиментарности, не худо бы оглянуться на свою…

29.10.2009 17:12:39 — Татьяна Ненашева пишет:

Поздравление

Константин, я тебя от всей души, поздравляю с публикацией замечательных стихов, желаю творческих успехов, покорения и подъёма, счастья в личной жизни! С уважением, Ненашева Спасибо интернету, что могу написать, талантливому поэту!

29.10.2009 15:50:45 — Ольга Александровна Уваркина пишет:

Поэтоград

Костя! Поздравляю тебя с публикацией! Замечательная подборка стихов. Не верь клеветникам и завистникам. Ты заслужил признание. Я даже не знала об этой газете в виртуале. Прошла по твоей ссылке. С теплом. Ольга.

29.10.2009 15:36:35 — Юлия Владимирова пишет:

Затронуло

Уважаемый Константин. Ваше стихотворение «Россия не изнежена» затронуло до глубины души! Особенно слова: На перекрёстках — беженки, торгующие детством. Я сейчас работаю над повестью, в которой эти ваши стихи могли бы стать своеобразным лейб-мотивом, очень уж созвучны главной идее. Разрешите использовать? Естественно, укажу автора. Голосую — пятёрка! Берегите себя, не стоит обращать внимание на недоброжелателей, у каждого талантливого человека, они есть. Ознакомившись с творчеством автора удафкома, поняла, некоторые из высказавшихся, вам просто завидуют, в силу своей бездарности. Оттого примитивно преследуют. Увы, талант или есть или его нет. И никакая способность грамотно строить предложения, или находить удачную рифму, родить его не сможет. Безликость всегда завидует настоящему. Удачи вам и терпения!

29.10.2009 15:23:54 — Юлия Владимирова пишет:

Затронуло

Уважаемый Константин. Ваше стихотворение «Россия не изнежена» затронуло до глубины души! Особенно слова: На перекрёстках — беженки, торгующие детством. Я сейчас работаю над повестью, в которой эти ваши стихи могли бы стать своеобразным лейб-мотивом, очень уж созвучны главной идее. Разрешите использовать? Естественно, укажу автора. Голосую — пятёрка! Берегите себя, не стоит обращать внимание на недоброжелателей, у каждого талантливого человека, они есть. Ознакомившись с творчеством автора удафкома, поняла, некоторые из высказавшихся, вам просто завидуют, в силу своей бездарности. Оттого примитивно преследуют. Увы, талант или есть или его нет. И никакая способность грамотно строить предложения, или находить удачную рифму, родить его не сможет. Безликость всегда завидует настоящему. Удачи вам и терпения!

29.10.2009 14:43:17 — Анна Аркан пишет:

Хорошие стихи.

Кость, может, ты не заметил моё поздравление? Или хочешь, чтобы я ещё разок тебя похвалила? Мне не сложно. Поздравляю и желаю творческих успехов. А на моём имени не зацикливайся., дорогой. Не думаю, что своими высказываниями о желании расстреливать 10 000 000 москвичей и даже купить лицензию на отстрел, ты приобрёл больше друзей. Так что ищи врага прежде всего в себе. А клеветать такому поэту, как ты, просто не к лицу. Всегда помни: что посеешь, то и пожнёшь. Ещё раз мои поздравления и наилучшие пожелания. Анна Аркан.

29.10.2009 13:29:41 — Светлана Васильевна Севрикова пишет:

Интересно, есть ли на этой страничке хоть один негативный отзыв не от Костиных сетевых врагов, и хоть один искренне положительный отзыв не от Костиных защитников, но от простых читателей, которым на все эти звёздные войнушки — глубоко плевать, и важно не отомстить Костику иль подлизаться к нему, а просто сказать свое мнение о понравившейся (иль наоборот) поэзии?… Обидно, что даже такое замечательное событие, как публикация в серьёзной газете толпа сетевых скандалистов готова превратить в площадку для выяснения отношений. Интернет — гиблое место. И поэты, запутавшиеся в его сетях, если честно — не развиваются, а потихоньку деградируют. Игорь разместил стихи нашего Константина на одной полосе со стихами Ольги Дерновой. Я из любопытства решила сравнить. Увы, сравнение оказалось не в пользу «наших»! Если честно. А ведь Костя — не слабый поэт, отнюдь. Так в чем же дело? Почему же Ольгины стихи — на порядок выше, лучше, глубже?… Подумала… И поняла… Что наше ""сетевое творчество" — оно давно уже не творчество, а просто "публичная поха". И Костя последнее время озабочен не столько тем, чтобы в стихах как можно ясней и глубже раскрыться, выразить свое мировоззрение, а лишь тем, как создать интернет-образ бесшабашного русского гения… И что выходит? Карикатура. Вот мы на Причале сейчас и пытаемся решить эту проблему. Как сделать так, чтобы люди на литсайтах творчески росли, а не превращались в «тырнет-боевиков»? Что сделать, чтобы у талантливых людей, вроде Кости, в сети возникало желание ТВОРИТЬ, а не выпендриваться? А может быть опустить руки, и признать, что в литературной сети нет и не может быть истинной литературы?…

29.10.2009 13:23:47 — Светлана Михайловна Плешкова пишет:

Позорище

Позиционируя себя писателем, Анна Аркан бросает тень на всю русскую литературу созданием профайла Константина Свириденко на Удавкоме. У нее еще хватает совести заявиться на сайт ЛГ и высказывать свое мнение о поэзии… Позор!

29.10.2009 13:12:09 — Константин Свириденко пишет:

Огромная благодарность администратору удаффкома Анне Аркан

за создание на широкоизвестном сайте Удаффком профайла для меня, размещению фотографии и стихов. http://udaff.com/creo/102845.html#14904772 Ведите и дальше эту страничку, пропагандируя мою деятельность. Я сам на сайте Удаффком практически не появляюсь

29.10.2009 12:52:31 — Марина Петровна Игорева пишет:

"Тревожным, сумасшедшим диссонансом с верхушек веток облетает горечь…" Хорошие, добротные стихи. Необычные, незаштампованные. Достойная ЛГ публикация. Успехов Вам, Константин. *** И очень прошу, не поддавайтесь на дешёвые и неуклюжие провокации инвалидов ума! Это в них чёрная, непроходимая зависть ворочается и кипит, как будто дрожжи кинули (сами знаете куда):)

29.10.2009 11:35:10 — Константин Свириденко пишет:

Повторюсь:

Литературке — спасибо за публикацию, друзьям — спасибо за поддержку, врагам — спасибо за пиар!

29.10.2009 11:11:14 — fiatik fiatik пишет:

во народдд… ёлы…

имхо по стихам в целом, раз уж и тута склока не утихает… нехай меня обвинят в том, что вступаюсь за френда но — чессло, искренне высказываюсь в принципе, не увлекаюсь лирикой, разве что гражданской, так что из данной подборки меня наиболее затронули "валенки для мёрзнущей души" но это личные вкусы отдаю должное и остальным стихам не шаблонные, свежие строки и образы, не многим удается сохранить себя и своё мнение на фоне общепринятых, привитых и привычных взглядов узнаваемые, искренние и эмоциональные к стилю и технике придраться негде и, действительно, импрессионизм присутствует, причём в точно отмеренной пропорции, ни больше, ни меньше (тайна племени Бороро:-)) (в сторону) вот в чём слабость лицемеров, дык считают всех дураками… от имени клона — похаять, от своего — похвалить, ёлы…

29.10.2009 09:33:52 — Вик Старр пишет:

Привет от уроженца Карпинска! Хорошие стихи, Костя!

29.10.2009 09:19:45 — Вик Старр пишет:

Привет от уроженца Карпинска! Хорошие стихи, Костя!

29.10.2009 09:17:14 — Вик Старр пишет:

Привет от уроженца Карпинска! Хорошие стихи, Костя!

29.10.2009 09:08:29 — Светлана Михайловна Плешкова пишет:

Замечательные стихи

Благодарю редактора ЛГ за предоставленную возможность любителям настоящей поэзии ознакомиться с творчеством Константина Свириденко. Оцениваю представленные здесь стихи поэта наивысшим баллом. Очень жаль, что известная на весь Рунет своими многочисленными клонами и скандалами Светлана Севрикова и не менее известная хамством и пошлостью автор Удавкома Анна Аркан пытаются спровоцировать Константина Свириденко на очередной скандал даже здесь, на сайте ЛГ, и используют этот сайт для PR своего низкопробного творчества.

29.10.2009 08:30:04 — Александр Владимирович Рожков пишет:

Константин Игоревич, от всей своей мятущейся души — по-здрав-ля-ю!

Озвучу и здесь свое скромное имхо. Есть у Вас более сильные стихи, чем отобранные Игорем Викторовичем. Хотя и эти — вполне на уровне. Словом, рад, искренне рад за Вас.

29.10.2009 05:05:23 — Лариса Громова пишет:

О покровителях.

А кто же покровитель этого «поэта» в литературной газете? Наверняка, они-то знали о настроениях автора. Хотя могли и не знать…

29.10.2009 05:03:12 — Лариса Громова пишет:

Если это правда, то… это уже не шутки.

Уважаемый Олег Крамник, Вы действительно говорите правду? Хотелось бы взглянуть на скриншот. Это меняет дело. То есть поэт Свириденко действительно хотел бы отстреливать по лицензии москвичей? Мда… Однако…

29.10.2009 04:59:15 — Олег Крамник пишет:

О ненависти к Москве и москвичам "по-хорошему.".

Я думаю, «Литературной газете» к стихотворении о ненависти к Москве нужно было ещё привести слова поэта Константина Свириденко, который совсем недавно заявлял: «Кстати, 150 000 000 жителей России ненавидит (орфография соблюдена) 10 000 000 обитателей Московитянины… то есть — вас там — просто стрелять надо… я бы лицензию купил…» Для модераторов и правоохранительных органов есть скриншот соответствующий. Но эти высказывания не помешали «гениальному» поэту-охотнику публиковаться в уважаемой газете, редакция которой находится именно в Москве. Видимо, редакция не знает об экстремистских высказываниях сего поэта?

29.10.2009 03:57:40 — Светлана Васильевна Севрикова пишет:

Знаешь ли ты, женщина прошлых лет…

Ты не знаешь, знает ли она,/ Что пурпурный цвет поблек до бежа./ Блеклая кленовая депеша/ Осторожно кружит у окна./ Адресат случайной телеграммы — / Прошлых лет вздыхающий поклонник./ Пригласи листок на подоконник./ Отопри заклеенные рамы./ Боль души весеннего разлива/ За всю жизнь — допьётся ли до дна?/ Ты не знаешь, помнит ли она,/ Что не быть ей без тебя счастливой./

29.10.2009 02:37:21 — Лариса Громова пишет:

Агрессия автора.

Автор подборки какой-то слишком агрессивный. Господин Свириденко, Вы не прислушиваетесь к советам коллег? Вам же уже сказал Шувалов, что Ваше присутствие здесь неуместно. Ведите себя достойно. Не омрачайте своё творчество склоками.

29.10.2009 01:57:08 — Константин Свириденко пишет:

Дорогая Светлана!

Я еще вчера предпочел закрыть собственный аккаунт на вашем, абсолютно бесперспективном сайте Литпричал, и вернул к жизни авторскую страничку на Избе-читальне. Прекрасно понимаю, что и ваш Литпричал и Избушка- это один и тот же сайт, но в вашей комнате, извините уж, гости не по мне. Размещать собственные произведения рядом с авторами удаффкома считаю неприемлемым, простите меня грешного. Так что — о моем возвращении на Литпричал можете не беспокоиться.

29.10.2009 01:48:43 — Светлана Васильевна Севрикова пишет:

Дорогой Константин!

Вас, еще, кажется, на прошлой неделе модератор там забанил за нарушение Пользовательского Соглашения. Полагаю, срок прошёл достаточно большой, можно было бы и выпустить. Тем более, по случаю такой вот радости — что ж не дать амнистию-то?… Обещаю завтра похлопотать о Вашем освобождении!

29.10.2009 01:47:09 — Константин Свириденко пишет:

Извините, Светлана Васильевна

Не могу присоединиться к вашей радости по простой причине — я у вас на форуме, где ныне вы вдвоем поздравляете юного отпрыска Анны Аркан — забанен уже больше недели… не пускаете на сайт — так не глумились бы, владелица литературного причала для графоманов.

29.10.2009 01:41:25 — Константин Свириденко пишет:

Извините, Светлана Васильевна

Не могу присоединиться к вашей радости по простой причине — я у вас на форуме, где ныне вы вдвоем поздравляете юного отпрыска Анны Аркан — забанен уже больше недели… не пускаете на сайт — так не глумились бы, владелица литературного причала для графоманов.

29.10.2009 01:31:33 — Светлана Васильевна Севрикова пишет:

Благодарю!

Костя, большое тебе спасибо за предоставленные сведения по истории создания стихотворения, с которым ты однажды выступил у нас на форуме: http://www.litprichal.ru/commentary.php?id=676 Мне оно уже тогда очень понравилось. Я очень рада, что здесь мои литературные предпочтения совпали со вкусами редактора, составившего данную подборку. PS: Там тебя у нас на сайте уже поздравляют! Кстати, у нас сегодня еще одна хорошая новость, не могу не поделиться: только что вышла книга Миши Самарского "На качелях между холмами".

29.10.2009 01:00:49 — Константин Свириденко пишет:

Благодарю.

Активного и очень известного автора сайта Удаффком Анну Аркан http://udaff.com/cclub/97222/ за поздравления и несбыточные надежды, а также Владелицу глитературного причала над болотцем госпожу Севрикову за рекламу в этой теме. Стих, который вы по ошибке приняли за посвящение себе, уважаемая Светлана Васильевна, на самом деле написан на сайте коллективного творчества Писаки. ру http://pisaki.ru/poem/default/id/4122 и является всего-навсего частью общего произведения, хоть и написан мною лично.

29.10.2009 00:47:27 — Анна Аркан пишет:

Подборка хорошая.

Все знают моё отношение к этому человеку: грубиян, сплетник, хам. Но сейчас это вторично. Что касается стихов, на мой взгляд, подборка хорошая. Единственное коробят слова: "Ненавижу Москву — по-хорошему!" По-хорошему нельзя ненавидеть. По-хорошему можно только любить. В любом случае, поздравляю как автора достойных стихотворений. Надеюсь, хоть теперь как автор уважаемой газеты, Константин будет вести себя сдержаннее на просторах интернета и оправдывать звание поэта. Анна Аркан.

28.10.2009 23:55:49 — Елена Валериановна Усачёва пишет:

Бравушки, ага

В час печали, за плечами ночи чёрной (с) вот за это спасибо. нравится мне звукопись этого стихотворения, ага. и подборка вся шшшшшшшшуршаще-осенняя. в самый раз. за второй текст — отдельный респект. вот такие непафосные строки почему-то как раз самые острые. ага:)

28.10.2009 23:42:07 — Елена Валериановна Усачёва пишет:

Бравушки, ага

В час печали, за плечами ночи чёрной (с) вот за это спасибо. нравится мне звукопись этого стихотворения, ага. и подборка вся шшшшшшшшуршаще-осенняя. в самый раз. за второй текст — отдельный респект. вот такие непафосные строки почему-то как раз самые острые. ага:)

28.10.2009 23:24:05 — Светлана Васильевна Севрикова пишет:

От Причала к Литературке, от Литературки к Причалу!

Я Костю знаю несколько лет. Он является постоянным посетителем нашего «Литпричала» http://www.litprichal.ru/, поэтому я не могу оставаться равнодушной и не разделить Костину радость. А еще — в представленной здесь подборке на первом месте — стихотворение, про которое Костя написал в сети, что оно посвящается мне. Спасибо, Костя! До встречи на Причале!

28.10.2009 21:31:10 — Sorti As- пишет:

Лучшее с чем довелось ознакомится за последнее время.

Для меня всё-же важнее творчество в человеке, а не человек в творчестве. И что бы там не говорили, но таланту можно простить многое… As-Sorti:)) ник свой переврала, но я думаю узнаваемо?

28.10.2009 20:09:34 — Константин Свириденко пишет:

отозвавшимся.

Литературке — спасибо за публикацию, друзьям — спасибо за поддержку, врагам — спасибо за пиар!

28.10.2009 19:25:32 — Константин Свириденко пишет:

отозвавшимся.

Литературке — спасибо за публикацию, друзьям — спасибо за поддержку, врагам — спасибо за пиар!

28.10.2009 19:23:24 — Ирина Николаевна Гришина пишет:

Ольге Владимировне

Свириденко сложно упрекнуть в неприятии критики. Вероятно, Вы не осведомлены о виртуальных битвах, в которых участвует и Константин. Есть основания полагать, что недоброжелатели могли зарегистрироваться здесь под псевдонимами. В Интернете весьма часто ругают чужие стихи единственно с целью досадить автору…

28.10.2009 19:23:05 — Сергей Васильевич Родин пишет:

Полностью согласен с Шуваловым.

>>Пример: Если вы купили картину художника, это еще не означает, что >художник имеет права входить в ваш дом без стука. Полностью согласен с Вами, коллега. Поэт ведёт себя не подобающим образом. Я почему-то нутром почуял, что здесь что-то не так. И тут же убедился, что интуиция меня не подвела. Досадно, что в «ЛГ» стали появляться такие, с позволения сказать, «поэты». Весьма досадно.

28.10.2009 19:21:55 — Ирина Николаевна Гришина пишет:

Ольге Владимировне

Свириденко сложно упрекнуть в неприятии критики. Вероятно, Вы не осведомлены о виртуальных битвах, в которых участвует и Константин. Есть основания полагать, что недоброжелатели могли зарегистрироваться здесь под псевдонимами. В Интернете весьма часто ругают чужие стихи единственно с целью досадить автору…

28.10.2009 19:16:35 — Руслан Александрович Шувалов пишет:

При всем уважении к собравшимся: Любая публикация в серьезном издании подразумевает под собой объективный взгляд читателя. И чем больше читателей — знакомых выказываются в «защиту» или «супротив» издаваемого, тем менее нам известно настоящее мнение о творчестве автора. Ведь родственные, дружеские связи, иногда мешают воспринимать, понимать, видеть, чувствовать, слышать. Это, уж простите, унижает достоинство автора — когда он контролирует комментарии к собственной публикации. Константин, вы не должны здесь находиться, если желаете узнать о своем творчестве всю правду. Пример: Если вы купили картину художника, это еще не означает, что художник имеет права входить в ваш дом без стука. _____ С уважением

28.10.2009 19:12:51 — Ольга Владимировна Уварченко пишет:

Странно всё это.

А кого поэт Свириденко называет врагами? То есть, если мне стихи не нравятсяи не считаю это поэзинй, я автоматом числюсь у автора во врагах? Странно ведёте себя, автор. Очень даже странно. Не обольщайтесь хвалебными отзывами. Стихи действительно слабоваты. Если Вы претендуете на звание поэта и хотите дальше заниматься искусством, негоже разбрасываться такими «словями». Работайте над собой, а не записывайте читателей во враги. Будете писать хорошо, никто Вам нес кажет, что ваши стихи слабы. Я нашла Вас в рунете, почитала Ваши работы. И хочу заметить, что у Вас есть более сильные вещи. Подборка явно не совсем удачная. Три с минусом. Ольга.

28.10.2009 19:09:29 — Юрий Юрьевич Тарудько пишет:

шесть копеек

Спраедливости ради: 1) Автора терпеть не могу 2) Стихи у него хоршие, мне нравятся

28.10.2009 19:04:14 — Константин Свириденко пишет:

отозвавшимся.

Литературке — спасибо за публикацию, друзьям — спасибо за поддержку, врагам — спасибо за пиар!

28.10.2009 19:00:43 — Константин Свириденко пишет:

отозвавшимся.

28.10.2009 18:53:14 — Grig Grig пишет:

Респект

Стихи Константина Свириденко порой напоминают мне картины хорошего художника — импрессиониста. Его глаз примечает самое обычное и превращает в необычное яркими, сочными мазками, проникновенной органикой казалось бы каждодневно видимых нами образов. И везде ощущается личность автора. Спасибо за подборку.

28.10.2009 18:48:59 — Адольф Владимирович Гламундерфюрер пишет:

Нормальные стихи!

Хорошие стихи, однозначно. Про таксиста понравилось вопщемта. Жизненно. В Москве таксисты с некоторых пор — сплошь быдлоподобные «иностранцы» на раздолбанных жигулях. Пользоваться такси теперь просто опасно. Уж лучше действительно — сесть в древнюю «Вольву» русского водилы из каког-нибудь Мурманска. Пусть он Москву толком не знает и типа не любит, но зато хоть не будет грузить галимой хачь-музыкой из убогой кассетной магнитолы… И довезёт нормально вопщемта, да и незадорога. Короче — автор прав, пиши ещё. Однозначно вопщемта.

28.10.2009 18:45:33 — Адольф Владимирович Гламундерфюрер пишет:

Нормальные стихи!

Хорошие стихи, однозначно. Про таксиста понравилось вопщемта. Жизненно. В Москве таксисты с некоторых пор — сплошь быдлоподобные «иностранцы» на раздолбанных жигулях. Пользоваться такси теперь просто опасно. Уж лучше действительно — сесть в древнюю «Вольву» русского водилы из каког-нибудь Мурманска. Пусть он Москву толком не знает и типа не любит, но зато хоть не будет грузить галимой хачь-музыкой из убогой кассетной магнитолы… И довезёт нормально вопщемта, да и незадорога. Короче — автор прав, пиши ещё. Однозначно вопщемта.

28.10.2009 18:35:56 — Ирина Николаевна Гришина пишет:

Спасибо Константину — впервые купила «Литературку» и не пожалела:)

Я бы выделила "Мне просто стало всё равно…" и "Не попытаюсь превозмочь…". Второе нравится больше — люблю чередование мужской рифмы с дактилической… (Комментарий адресован Константину Свириденко.)

28.10.2009 18:33:01 — fiatik fiatik пишет:

ну, не знаю

Позволю себе не согласиться с предыдущими комментариями. Второй стих меня лично цепляет, о чём и ранее не раз заявлял. Забавна настойчивость уважаемого С.В.Р., повторяющего негативный комментарий.:-)

28.10.2009 17:52:35 — Сергей Васильевич Родин пишет:

Стихи Свириденко

Что-то неудачная подборка. Многое притянуто за уши. Стишки на троечку. Что случилось с ЛитГазетой? В былые времена всё-таки были и достойные публикации. Со Свириденко вы явно погорячились. Родин Сергей.

28.10.2009 17:48:09 — Валентина Шелест пишет:

Ещё один обиженный гастарбайтер?

Согласна полностью с предвдущим комментарием. Поэзии здесь маловато. Я ведь рвался сюда из Мурманска «Побомбить». Я — таксист… Я здесь — гость непрошеный, Но — рулю! Ненавижу Москву — по-хорошему! — И люблю! Ну да, и рулит, и «бабла» хотел нарубить и Москву он ненавидит. Что с тобой «Литературка»? Этот бред вы называете литературой? Не тот ли это поэт, который по пьяной лавчоке в интернете всех кроет матом? Жаль, что некогда любимая газета публикует бездарей.

28.10.2009 17:36:18 — Сергей Васильевич Родин пишет:

Стихи Свириденко

Что-то неудачная подборка. Многое притянуто за уши. Стишки на троечку. Что случилось с ЛитГазетой? В былые времена всё-таки были и достойные публикации. Со Свириденко вы явно погорячились. Родин Сергей.

 

Кокетливый бунтарь

Литература

Кокетливый бунтарь

ЛИТПРОЗЕКТОР

Ольга ШАТОХИНА

Захар Прилепин. Именины сердца : разговоры с русской литературой. — М.: АСТ: Астрель, 2009. — 412 с.

Было время, когда писатель, чувствуя, что ему нечего сказать миру, молчал. Мучился и терзался этим молчанием, пил, проигрывал в карты последний фамильный перстень, уходил наёмником на войну, послушником в монастырь или просто удирал от тоски и безмолвия, куда глядят глаза рулевого, на первой же каравелле. А может, и просто жил тихо-мирно, ожидая, пока лицо непредсказуемого божества снова обернётся к нему.

Но в наше время с этим ожиданием вдохновения и свежих мыслей стало тяжко. Попробуй помолчи тут — забудет капризная публика, бомбардируемая десятками новых имён, отвернутся издатели, и, когда новая книга наконец-то родится, всё придётся начинать почти с нуля. Халтурщикам, ваяющим ширпотреб быстрее, чем плодятся кролики, а то и вовсе ставящим свою громкую подпись под продукцией безвестных книггеров, проще. Конвейер, знаете ли, разогнался — не остановишь. Да и не вызывает, если честно, особого беспокойства их судьба.

А что делать тем, кто вошёл в литературу с книгой-двумя, явно и справедливо претендующими на серьёзное отношение? Если публика ждёт продолжения банкета, но ширпотребствовать неловко, а очутиться вне информационного поля страшно?

На эти мысли навела новая книга Захара Прилепина — сборник взятых им интервью. Сам этот жанр при кажущейся простоте — поговорил/записал, расшифровал, и все дела — имеет коварное свойство безжалостно выдавать неуверенность интервьюера, его желание прийтись по душе именитому собеседнику. Интервью, взятое восторженным фанатом той или иной знаменитости, всегда разительно отличается от материала, подготовленного уверенным в себе знатоком темы, даже если первый как бы задирается, а второй безукоризненно учтив.

И вот книга Прилепина, в которой записной бунтарь умудрился три с лишним десятка интервью взять с позиции самого что ни на есть трепещущего фана. Даже у тех, с кем на «ты».

Сам он пишет в предисловии так: «Мне, к слову, несколько раз говорили, что я слишком многих людей и слишком часто хвалю… Не то, чтоб я люблю говорить людям приятные вещи — пожалуй, нет; я просто людей люблю — вообще людей. А когда у людей ещё что-то получается, скажем, в литературе — тогда у меня немедленно наступают «именины сердца».

Это вовсе не означает, что мне нравятся все.

Я многих литераторов терпеть не могу за их книжки… Я нахожу самое существование в природе г-на Б., автора писаний о сложных судьбах выходцев с тёплых земель, недоразумением; о его сочинениях мне вовсе нечего сказать».

А может быть, надо было сказать как раз об этом? Короткие едкие эссе (был и такой сборник) удаются Захару Прилепину гораздо лучше, чем длинные интервью с преобладанием заискивающей интонации.

А в результате получился такой вот казус. Известный писатель беседует с другим известным писателем и хвалит, хвалит, хвалит.

Вот он представляет почтеннейшей публике Сергея Лукьяненко: «Все мыслимые и немыслимые премии, получаемые писателями-фантастами, культовый статус (не путать с элементарной известностью) не только в России, но и в нескольких европейских и азиатских странах…» — и начинает разговор с ним: «Сергей, ну ты очень популярен, очень, и сам это знаешь. Может быть, наряду с Акуниным ты самый известный в России, да и в мире, писатель».

Вот беседует с Алексеем Ивановым: «Вы простите, что я вас так хвалю, — но я радуюсь не за вас, а за русскую литературу… Насколько мне дано понять механизмы бытия, ваша объективно успешная работа характеризует не только ваш талант, но и очень правильное отношение к жизни, к писательству, к своей, быть может, судьбе…»

Собеседники, заливаемые патокой, в большинстве своём явно чувствуют себя неловко.

«Захар, у меня голова отвалится кланяться на каждый ваш комплимент…» — не выдерживает Алексей Иванов.

«Захар, после стольких комплиментов в мой адрес мне положено говорить что-то выдающееся по мудрости и оригинальности, а ничего такого я сказать не могу», — слегка иронизирует Леонид Юзефович.

Журналистов современных принято поругивать за поверхностность, за недостаток знаний по теме разговора. Журналисты, как и писатели, конечно, бывают всякие. Но читатель этой книги останется в недоумении, зачем писателю-журналисту, очень даже неплохо — если судить по другим книгам — владеющему словом, может понадобиться усердно рядиться в невежду.

Вот рассказывает о себе Михаил Тарковский:

«…хотел быть полевым орнитологом…

— Это?..

— Специалист по птицам…»

Как хотите, а трудно представить, чтобы известный писатель, человек с образованием, живущий отнюдь не на таёжной заимке, где умных слов вовеки не слыхивали, и впрямь не знал, кто такой орнитолог и чем он занимается. Получается, кокетничает наш герой?

Кокетничает, не иначе.

Вот он обращается к Александру Кабакову: «Давайте я вам пошлый вопрос задам…»

А вот объясняет Павлу Крусанову: «…понимаю, что пошлый вопрос».

Причём спрашивает-то не о том, плавки или семейники предпочитает носить опрашиваемый, не о пьянках с девочками — о смысле литературного труда и значении писательской известности, о судьбах страны и сущности русского народа.

О серьёзных вещах речь идёт! Михаил Тарковский говорит: «Всегда поругивал нынешнюю литературку за низкий средний уровень. За дурной вкус. За фамильярность интонации, разговорность, базарность. За то, что вместо того, чтобы тянуть жизнь вверх, литературу принижают до уровня помойки. Речь, конечно, про мирское расхожее чтиво, каким бы элитарным оно ни пыжилось-казалось, про тот дух, который моден и которому молодые дуралеи подражают, думая, что так и надо»

Послушать бы интервьюеру умного человека! Но нет, в той же книге красуется наипочтительнейшее интервью с Михаилом Елизаровым. Да-да, тем самым, который обменял «Библиотекаря», образчик чернушно-похабного жанра, который у любого нормального человека ассоциируется с вышеупомянутой помойкой, на «Русского Букера». Бывают странности в премиеприсужденческом процессе, самое время затеять острый и нелицеприятный разговор. Благо к одному поколению принадлежат собеседники, нет необходимости демонстрировать эдакое почтение ученика к учителю. Но где там…

«Ну что сказать: таких писателей я ещё не видел. Он — само оправдание невесёлого слова «писатель». Наверное, такими нас задумали в древние времена, в античности, но потом порода перевелась.

Это двухметровый, прекрасно организованный физически, наглядно сильный, очень здоровый мужчина. Нет, даже так — мужичина».

Опаньки, дождались! Оправдали нас, грешных, за все века и эпохи… за всех великих и гениальных. Дальше обсуждать физические кондиции создателя «Библиотекаря» как-то не хочется, ибо это куда ближе к пошлости, чем вопросы о том, «что будет с нами и с нашей землёй», которые Захар упорно именует «пошлыми» и «дурацкими».

В книгу добавлены интервью, взятые у самого Прилепина, — и разница сразу видна, хотя его интервьюировали отнюдь не литературные знаменитости, а те, кто помнит: задача интервьюера не в том состоит, чтобы любой ценой подольститься к собеседнику, а в том, чтобы собеседника этого сколь возможно достовернее показать.

«— А что значит быть современным писателем в России? Что для вас самое сложное, может быть, самое страшное?

— Ничего сложного и страшного нет. Я пишу тексты и пытаюсь добиться того, чтоб мне за них платили как можно больше. Сложное и страшное находится за пределами собственно литературы. Литература может иметь с этим дело, может не иметь. А пугаться самого писательского труда («…пишу, и горлом хлыщет кровь от боли…») — это какое-то нездоровое кокетство».

М-да… вот после этой фразы Захару всю свою будущую книгу заново перечитать бы и поразмыслить насчёт кокетства нездорового… Может, хоть вопросы переформулировать бы получилось.

А то вышло — четыре сотни страниц как доказательство им же сказанного: «Самые буйные бунтари часто оборачиваются самыми успешными прагматиками; ну и наоборот — из прагматиков получаются отличные бунтари».

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Кокетливый бунтарь

Было время, когда писатель, чувствуя, что ему нечего сказать миру, молчал.

2009-10-28 / Ольга ШАТОХИНА

открыть

КОД ССЫЛКИ:

 

Тарханы. Осень. Лермонтов

Литература

Тарханы. Осень. Лермонтов

ГЕНИЙ МЕСТА

Пензенские «Тарханы» готовятся стать центром празднования 200-летия со дня рождения Лермонтова.

Ощутить «минувших дней очарованье» смогли участники Всероссийской научно-практической конференции «М.Ю. Лермонтов в русской и зарубежной культуре ХIХ—ХХI веков», посвящённой 195-летию со дня рождения поэта.

Бал в духе лермонтовского времени был дан в «Тарханах» 15 октября, в день рождения поэта. Сложные па полонеза, мазурки, котильона пытались — и довольно успешно! — исполнять серьёзные учёные-лермонтоведы, собравшиеся на творческий отчёт на лермонтовской земле из Москвы, Саранска, Ставрополя, Новосибирска, Пензы…

А накануне в зале Пензенской областной филармонии также можно было окунуться в атмосферу лермонтовского времени, но с другой степенью глубины — научной, с деталями и подробностями событий и явлений, так или иначе связанных с жизнью и творчеством поэта.

«Лермонтов интересен в каждую эпоху, и в этом неиссякаемость гения. К нему сегодня тянется молодёжь в поисках ответов на вопросы, которые волновали и молодого поэта», — сказала заместитель председателя правительства Пензенской области Елена Столярова. По мнению вице-премьера регионального правительства, конференция, проходящая в честь 195-летия со дня рождения поэта — шаг к предстоящему в 2014 году 200-летию Лермонтова.

Директор музея-заповедника Тамара Мельникова считает, что «Тарханы» могут стать центром лермонтоведения в России. «У нас уникальная научная база, сильный научный коллектив, богатейшие фонды, — сказала она. — У нас разработана обширная программа как по научным направлениям, так и по собирательству, пропаганде лермонтовского наследия. В частности, музей приступил к публикации своих фондов через издание лермонтовских произведений. С оригинальными иллюстрациями из фондов музея изданы «Бородино», «Тамбовская казначейша». В настоящее время готовится уникальное издание о жизни и творчестве Лермонтова, основанное на материалах тарханских фондов. Кроме того, музей инициировал издание Полного научного собрания сочинений Лермонтова».

Мощным аккордом, завершившим Лермонтовские дни в Пензенской области, стал фестиваль «Лермонтов и музыка» с участием народного артиста России Алексея Мочалова (бас) и заслуженной артистки России, солистки Мариинского театра Галины Сидоренко (меццо-сопрано).

Надежда ПОТАПОВА, заместитель директора музея-заповедника «Тарханы»

 

«Книга — это повод поговорить»

Библиоман. Книжная дюжина

«Книга — это повод поговорить»

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

Издательство «ЭНАС» специализируется на выпуске учебно-методической и справочной литературы, а также научно-популярных и публицистических изданий. Сегодня у нас в гостях главный редактор издательской группы «ЭНАС» Галина ХОНДКАРИАН.

— Как давно существует издательство «ЭНАС» и сразу ли сложилась его специализация?

— Первые книги издательской группы «ЭНАС» увидели свет в 1995 году. Поскольку основатели издательства были выходцами из технической отрасли, главное направление издательской деятельности сформировалось сразу: мы начали с научных монографий и специализированной литературы. Затем спектр изданий постепенно расширился до границ, которые сегодня определяют книги Non-Fiction.

В настоящее время «ЭНАС» ставит перед собой широкие просветительские цели. Издавая научно-популярную литературу, мы ориентируемся на широкую читательскую аудиторию как в возрастном аспекте (от школьников и студентов до взрослого читателя преимущественно с высшим образованием), так и в области знаний (от естественнонаучной до гуманитарной).

Подчеркну, что популяризация не предполагает чрезмерного упрощения или выхолащивания материала. Мы по праву гордимся тем, что умеем излагать сложные вопросы и проблемы доступным языком. Девиз нашего интернет-сообщества в Живом Журнале «Книга — это повод поговорить».

— Какие, по вашему мнению, книги и книжные серии издательства представляют особый интерес?

— Прежде всего наши исторические серии. Например, серия «Человек и эпоха». Она посвящена общепризнанным и забытым знаковым фигурам Средневековья и Возрождения — героям, правителям и просветителям, в судьбах которых наиболее точно и ярко отразилась эпоха.

Серия «Persona Nota» («Известная личность») включает документальные биографические романы-исследования о жизни известных людей, оставивших заметный след в русской истории и культуре Нового времени. Например, в книге Паолы Педиконе и Александра Лаврина «Тарковские. Отец и сын в зеркале судьбы» собраны не только личные воспоминания авторов (Лаврин тесно общался, дружил со старшим Тарковским последние десять лет его жизни, а Педиконе помогала Андрею в «итальянский период» его жизни), но и устные рассказы и письменные свидетельства их родных и знакомых, статьи и дневники сына, различные документы и мемуары. Книга Елены Обойминой «Свет земной любви» — история жизни легендарной матери Марии (Елизаветы Кузьминой-Караваевой), участнице французского Сопротивления, замечательной поэтессе и художнице. В эпоху русского декаданса многие бездумно прожигали жизнь, а в характере героини книги уже тогда проявилось стремление к самопожертвованию, самоотречению. Впоследствии Николай Бердяев писал: «Она стремилась к новому типу монашества, не созерцательному, а активному, действующему в мире и отвечающему на мучительные запросы мира, на муку мира».

Книги серии «Другая история» повествуют о людях, чьи имена у всех на слуху, но кроме имён и краткой мифологизированной биографии о них мало что известно. Так, книга Юрия Стукалина «По закону револьвера. Дикий Запад и его герои» без прикрас рассказывает о реальном освоении Америки и о людях, ставших героями многочисленных легенд. И в действительности благородный Уайетт Эрп оказывается содержателем публичного дома и хвастливым лгуном; защитник простого народа Хоакин Мурьета — кровожадным палачом, убивающим бедняков всего за несколько монет; а знаменитый головорез Билли Кид — мальчишкой, который тщетно пытается жить честно.

Книга Валерия Чумакова «Русский капитал. От Демидовых до Нобелей» посвящена истории развития предпринимательства в России на протяжении XVIII–XIX веков. Это рассказ о таких славных династиях, как Демидовы, Третьяковы, Мамонтовы, Абрикосовы, и о многих других, чьи имена незаслуженно забыты или вспоминаются редко, хотя благодаря именно этим людям Россия уже в конце XIX — начале XX века оказалась в числе лидеров мирового рынка. Неслучайно Брокары, Нобели и другие европейцы стали заниматься бизнесом в России.

— Какие ещё издания можно отметить?

— Отдельно хочу рассказать о серии «О чём умолчали учебники», которая включает научно-познавательные книги для чтения в старших классах по различным областям знаний сверх школьной программы. Они призваны заинтересовать старшеклассников, помочь им по-новому взглянуть на материал школьной программы, открыть для себя увлекательнейшие науки, полные тайн и парадоксов. Уже вышли в свет книги по физике, химии, биологии, географии, археологии, палеонтологии, этимологии. Серия постоянно пополняется, и, как показала практика, интерес к ней проявляют не только школьники, но и взрослые читатели.

Сегодня актуальны книги, посвящённые русскому языку. В этой области интересны два относительно новых проекта. Серия «Русская речь» — уникальные словари-справочники, раскрывающие законы языка. Книги серии «Почему мы так говорим» — более популярные, рассчитанные на широкий читательский круг. Например, книга «От Адамова яблока до яблока раздора. Происхождение слов и выражений», автором которой является Вадим Храппа, рассказывает об истории возникновения многих слов и выражений, которые мы употребляем каждый день. Чтобы владеть тонкостями языка, вовсе не обязательно быть лингвистом, но каждый образованный человек должен знать, как появились и что означают распространённые обороты речи.

— Легко ли работать с авторами в вашей сфере?

— Авторы — народ сложный. Среди них встречаются и недоверчивые, напуганные рассказами о жуликах-издателях «новички», и амбициозные, страдающие завышенной самооценкой «опытные» персоны, и меркантильные прагматики, и законченные мизантропы. Конечно, бывает непросто.

К счастью, в просветительской области таких «сложных» случаев всё же меньшинство. Здесь работают, как правило, подвижники, которым важно довести до читателя свои знания, взгляд на мир. Такие авторы доверяют опыту издателя, с ними интересно и комфортно работать.

— Следите ли вы за тенденциями развития современной российской литературы?

— Эти тенденции должны бы определять профессиональные литературные критики. В XIX веке умами читающей публики правили Белинские и Писаревы. В XX веке критика тоже управляла литературным процессом, хотя иногда и несколько своеобразно. Сегодня этого нет, и каждый рядит на свой вкус.

Лично я отдаю предпочтение писателям, в творчестве которых прослеживается верность традициям русской классики. Такие, к счастью, есть, например Вячеслав Пьецух, чьи произведения мы регулярно выпускаем.

— Как повлияет мировой финансовый кризис на книжный рынок?

— Кризис по большому счёту на книжный рынок не повлияет. У этой отрасли свои проблемы, более системные, чем локальный во времени финансовый кризис.

Кризис книжного рынка — затяжной, глубокий и имеет более пессимистические перспективы. Причины этого известны: утрата интереса к чтению, радикальное изменение форм проведения досуга, развивающиеся интернет-технологии. С прогрессом не поспоришь. Предпринимать какие-либо действия по насильственному (финансовому, законодательному, воспитательному) поддержанию читательского интереса я считаю занятием бессмысленным. Издавайте хорошие книги — и их будут читать.

Беседу вёл Алекс ГРОМОВ

 

Читая петроглифы

Библиоман. Книжная дюжина

Читая петроглифы

Дмитрий Синеокий. Ожившие следы Гипербореи . — М.: Амрита-Русь, 2009. — 144 с.: ил.

«Так получилось, что на территории севера России более 20 тысяч лет назад могли жить очень разумные люди. Это не «виртуальная» идея, а результат археологических исследований». Эти слова Михаила Задорнова, сказанные об этом исследовании, заставляют отнестись с уважением даже к гипотезам, выходящим за узкие рамки академических представлений о наших предках.

Автор книги — учёный и геолог, более 20 лет занимающийся научными исследованиями и поисками исторических артефактов на Русском Севере. Издание рассказывает об особом виде наскального изобразительного искусства — карельских петроглифах, выбитых древними людьми на каменных плитах. Эти изображения зверей (среди онежских петроглифов преобладают фигуры плавающих птиц), людей и различных символов существуют несколько тысячелетий и, по мнению Синеокого (подкреплённому археологическими раскопками), могли быть сделаны ещё до наступления ледника. Автор подробно рассказывает о методике датировки. Книга проиллюстрирована многочисленными фотографиями петроглифов.

Помимо этого, один из разделов приложения содержит уникальный материал, собранный автором, — «Церкви и часовни Прионежья». В таблицу занесены время создания, первоначальный тип и подробные примечания, рассказывающие об их истории.

01.11.2009 04:55:12 — николай завалишин пишет:

renyxa, или чепуха

Не предполагал, что ЛГ способна предоставить свои полосы для освещения полубезумных а по-существу — неграмотных сочинений о неких гиперборейцах Русского Севера! Гиперборейцы — слово греческое и означает "живущие на севере", однако сама проблема ориентации древних людей (в частности, греков) по сторонам света остается еще малоиследованной и недостаточно ясной. ОБратились бы хотя бы к специалистам, например, к монографии А. В. Подосинова, посвященной вопросам ориентации в древних обществах или к публикациям Т. Н. Джаксон и др. (об ориентации северных народов в древности). Оба — известные в нашей отечественной науке историки, доктора наук, профессора. Вам же подавай безграмотную галиматью Д. Синеокого — так ведь «гламурнее»! Ей-Богу, не ожидал такого похабства от ЛГ.

 

К вящей славе России

Библиоман. Книжная дюжина

К вящей славе России

Николай Шахмагонов. Светлейший князь Потёмкин и Екатерина Великая в любви, супружестве, государственной деятельности . — М.: ЮниВестМедиа, 2008. — 432 с.; 8 л. ил.

О Екатерине Великой написано столько книг, строго научных и откровенно скандальных, придумано столько исторических анекдотов, что разобраться, какой она была на самом деле, — нелёгкая задача. Автор нынешней документальной книги рассматривает судьбу своей августейшей героини с той точки зрения, что бо’льшая часть негативных рассказов о ней была придумана врагами самой императрицы и недругами Российской империи. Он склонен считать, что государыня была честна, когда писала свои дневники, знаменитые «Записки», поэтому нет причин, скажем, обвинять её в смерти свергнутого Петра III, если сама она планировала отправить его в «хорошие и приличные комнаты в Шлиссельбурге». Автор пишет: «Обратим внимание на начало этого заявления: «Но Господь Бог расположил иначе». Каждый здравомыслящий человек, а именно к таковым все без исключения относят Екатерину Великую, может прибегнуть к подобным словам, лишь сознавая полную ответственность перед Богом за то, что собирается сказать далее… никто не имеет достаточно фактов, чтобы обвинить Екатерину в безверии».

 

Пора «стенных дятлов»

Библиоман. Книжная дюжина

Пора «стенных дятлов»

Минуя границы : Писатели из Восточной и Западной Германии вспоминают / Перевод с нем. — М.: Текст, 2009. — 288 с.

Погрузиться «в свои воспоминания» к 20-летию падения Берлинской стены попросила своих коллег писательница Юлия Франк. Необычную книгу составили 23 эссе, проза и стихи на тему «Что значила та граница в моей жизни?». Старинный саксонский город Кемниц 10 мая 1953 года решением правительства тогдашней ГДР был переименован в Карл-Маркс-Штадт. Спустя почти четыре десятка лет 23 апреля 1990 года три четверти жителей города проголосовали за то, чтобы вернуть ему старое название. Стало это возможным благодаря ещё одной дате — 9 ноября 1989 года пала Берлинская стена. И граница между Восточной и Западной Германией, растянувшаяся на 1378 километров, вдруг потеряла всякий смысл. Остались обломки. «Края бетонного кладбища были во власти зарослей ежевики. Она пускала усики во все щели… мы просто постояли, покурили перед бетонными завалами, погрузившись в свои размышления. А потом сели в машину и тронулись дальше», — пишет в своих воспоминаниях об отце «Пограничный патруль» Клаудия Руш, родившаяся в ГДР.

А Сара Хафнер определяла события того времени так: «Это была пора «стенных дятлов»: они стучали по Стене молотком и долотом, откалывая и выбивая кусочки бетона».

 

Когда цветёт луна

Библиоман. Книжная дюжина

Когда цветёт луна

Уильям Блейк. Песни Невинности и Опыта /Пер. с англ. Александра Матвеева. — Киев: НПП «Издательство «Наукова думка» НАН Украины, 2009. — 220 с.: ил.

В этом сборнике представлены новые переводы стихов выдающегося английского поэта Уильяма Блейка (1757–1827), а именно «Песни Невинности и Опыта».

Слушайте, —

бард вам поёт,

Прозревая

вселенскую даль,

Песня плывёт,

Слово живёт…

В этих произведениях автор стремился философски осмыслить два противоположных состояния человеческой души. Невинностью названо чистое восприятие мира и искренняя вера в Бога, а Опыт отражает жестокую реальность, сомнения и неверие. Написанные более двух веков назад строки можно свободно отнести и к нынешнему времени:

Себялюбие —

горе людей!

А в жестокости

прячется страх!

В книге приведены оригиналы всех стихов (а также репродукции гравюр Блейка к ним), подстрочники и собственно переводы, так что читател