Литературная Газета 6254 ( № 50 2009)

Газета Литературка Газета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

 

«Щепка» и лес русского театра

Первая полоса

«Щепка» и лес русского театра

Притом что возраст у юбиляра весьма и весьма почтенный, подавляющее большинство питомцев называют его не полным солидным именем, а прозвищем уменьшительно-ласкательным. Кто-то из непосвящённых, наверное, может даже расслышать в нём нотки некоего залихватского амикошонства или, чего доброго, сыновней непочтительности…

Но нет. Всякому, кому когда-либо доводилось общаться с выпускниками, не говоря уже о студентах, Высшего театрального училища (институт) имени Михаила Семёновича Щепкина при Государственном академическом Малом театре России – это официальное наименование, в домашнем же просторечии просто «Щепки», – знает, с какой искренней нежностью относятся они к своей alma mater. Щепкинцы, причём, кажется, все до единого, связаны между собой узами крепчайшего профессионального и духовного братства прямо-таки лицейского «закала». Но недаром ведь, наверное, два двухсотлетней давности указа Александра I об учреждении сначала Московского императорского театрального (будущего Щепкинского) училища и Царскосельского лицея разделяет всего каких-нибудь полгода. На это красноречивое обстоятельство обращает особое внимание в своём предъюбилейном интервью «ЛГ» сегодняшний ректор старейшей театральной школы Борис Любимов.

«Щепка» остаётся «Щепкой» ещё и потому, что умудрилась не растерять за два минувших столетия особый настрой подкупающей российской актёрской весёлости и остроумия. Сохранить в себе правильное отношение к делу – трепетно-уважительное, но при этом начисто лишённое унылого фанатизма. «Щепка» – вечно юный, а значит, и неизменно плодоносящий организм, подаривший нам целые плантации «могучих дубов» отечественной сцены. И вот уж подлинно её не вырубишь топором, как рождённую вследствие росчерка императорского пера.

Продолжение темы  

 

 

Перед премудростью Творенья

Первая полоса

Перед премудростью Творенья

СОБЫТИЕ

Вышла в свет антология русской поэзии «Круг лета Господня. Времена года. Православные праздники»

Первый издательский проект кафедрального соборного храма Христа Спасителя, подготовленный по благословению блаженно почившего Святейшего Патриарха Алексия II, представляет образ русской поэзии «как поэзии православного народа» и «небывалое доныне по объёму и охвату» – от Симеона Полоцкого до Иосифа Бродского, 94 автора и более 700 стихотворений. Научный консультант антологии – доктор филологических наук Валентин Непомнящий, автор-составитель Ольга Нерсесова. В художественном оформлении нет ни одного сантиметра белой бумаги на полторы тысячи страниц, а иллюстрации становятся фактурой книги, сливаясь с поэтическим текстом. Каждый из четырёх томов – «Осень», «Зима», «Весна», «Лето» – поделён на два раздела: «Времена года» и «Православные праздники».

«Времена года» не заключают в большинстве своём собственно религиозной тематики, но задают космический ритм жизни мира, задуманного Творцом. Создаётся образ грандиозного колеса годового цикла, полный красоты и благоговения перед премудростью Творения. Раздел иллюстрируют десятки картин лучших русских художников-пейзажистов, данных в полный разворот книги. А сотни увеличенных фрагментов, подобранных по сюжету и атмосфере к каждому из стихотворений, становятся фоном поэтических текстов.

«Православные праздники» посвящены отношению человека к Богу и с Богом и привязаны к датам православного календаря. В подробных комментариях изложена церковная традиция православных праздников. В художественном оформлении раздела использованы специально отреставрированные и впервые представленные читателю тысячи фрагментов Хлудовской и Киевской Псалтырей (IX и XIV вв.), а также редкие иконы из собрания Музея им. Андрея Рублёва.

«Приложение» к четырёхтомному изданию – методическое пособие по основам красноречия «Поэзия есть по природе своей звучащее слово». Изложение основных законов речевой культуры и верного произношения сопровождается в «Приложении» не только методикой устранения речевых недостатков, но и подборкой упражнений: русскими пословицами и поговорками, почерпнутыми из святоотеческой литературы и сокровищниц народной мудрости, глубинно связанной с мудростью евангельской. «Кто не работает, тот не ест» – «Ибо когда мы были у вас, то завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, то и не ешь» (Апостол Павел, 2 Фес. 3, 7–12). «Как аукнется, так и откликнется» – «Какою мерою мерите, такою же отмерится и вам» (Евангелие от Луки. 6, 38)…

«Публикуя антологию русской поэзии, – писал в своём послании Святейший Патриарх Алексий II, – мы надеемся на возрождение традиции семейного чтения, которая послужит не только делу укрепления семьи, но и приобщит молодёжь к нравственному опыту прежних поколений, а также будет способствовать формированию православного образа жизни. Мне хочется пожелать читателям духовной радости от соприкосновения с русской поэзией, являющейся бесценным сокровищем нашей национальной культуры».

Соб. инф.

 

Станьте автором юбилейного номера!

Первая полоса

Станьте автором юбилейного номера!

ТРИ ВЕКА «ЛГ»

Как известно, в январе будущего года старейшее культорологическое издание России – наша «Литературная газета» – отметит 180-летний юбилей. Приятно, что мы уже получаем от вас, уважаемые и дорогие наши читатели, поздравления с этой датой.

Юбилейный номер «ЛГ» поступит к читателям в среду, 20 января 2010 года. Разумеется, большинство материалов будет посвящено богатой на события истории газеты, её знаменитым главным редакторам и не менее известным сотрудникам.

У вас ещё есть время стать автором юбилейного номера. Если в вашем домашнем архиве имеются редкие фотоснимки, материалы, так или иначе связанные с работой редакции «ЛГ», мы их с удовольствием опубликуем. Надеемся на поддержку ветеранов-литгазетовцев, которых немало. Ждём ваших воспоминаний о работе в разные годы – и в эпоху Чаковского, и после неё.

Адрес электронной почты к[email protected] . ru.

Ждём! Заранее спасибо.

 

«ЛГ» - рейтинг

Литература

«ЛГ» - рейтинг

 Константин Случевский. Стихотворения, поэмы, переводы . – М.: ОГИ, 2009. – 544 с.

При жизни к Случевскому было двоякое отношение – одна часть критиков (в том числе и Аполлон Григорьев) превозносила его до небес, называя «королём» современной русской поэзии, другая же смотрела на него холодно или насмешливо; долгое время он являлся мишенью для пародистов. Между тем совершенно очевидно, что Случевский был поэтом достаточно самостоятельным. В отличие от многих стихотворцев своего времени он писал только о том, что сам пережил и осмыслил, у него практически нет перепевов и вольных переложений текстов западноевропейских авторов. Как переводчик он был точен, как поэт – оригинален. Мрачные настроения и образы, свойственные его лирике, часто отпугивали читателей, однако на рубеже ХIХ–ХХ веков, с приходом символизма, позиции Случевского заметно окрепли. Символисты, считавшие поэта своим предтечей, охотно печатали его в своих изданиях, отзывались о нём положительно. В настоящий сборник вошли избранные произведения Случевского, причём поэма «Он и Она» и драматическая картина «Поверженный Пушкин» впервые воспроизводятся по прижизненным журнальным публикациям.

 Михаил Тарковский. Тойота-креста : Книга прозы. – Новосибирск: ИД «Историческое наследие Сибири», 2009. – 384 с. c фото.

Ещё в процессе работы над повестью «Тойота-креста» автор предложил «ЛГ» отрывок из неё. А в интервью, предваряющем публикацию, заметил: «Главным должно быть испытанное, пережитое во время написания, а не факт публикации в том или ином престижном месте. Настоящее произведение тебя самого меняет, и ты знаешь, кому ты благодарен за это, понимаешь, что твоей заслуги в том нет, что ты всего лишь орудие – и вот это неощущение себя и есть главный результат». Михаил Тарковский отличим от многих писателей столичной тусовки именно не самолюбованием, а огромным желанием донести до читателя всю огромность и неброскую красоту нашей страны и её истории. Вот и место действия «Тойоты-кресты» – от Москвы до Курильских островов. И мощным аккордом звучат заключительные строки повести, исполненные в стихах: «Понимает язык Океана Только тот, кто стоит на краю».

 Кнут и Мария Гамсун. Под сенью золотого дождя : Сборник / Пер. с норв. Н. Будур, Т. Чесноковой. – СПб.: Издательская группа «Азбука-классика», 2009. – 320 с. – (Серия «Имена»).

Это уникальный издательский проект: впервые под одной обложкой выпущены мемуары нобелевского лауреата Кнута Гамсуна и его жены Марии, известной детской писательницы. Они повествуют о злоключениях супругов после окончания Второй мировой войны. За поддержку немецких оккупантов они были арестованы, Мария заключена в тюрьму, а Кнут – в психиатрическую клинику. Эта история подробно разбирается и в предисловии, написанном Наталией Будур. Среди причин, повлиявших на позицию Гамсуна, называется, например, любовь к Германии, благодаря которой он обрёл мировую известность как писатель. Но, главное, он верил, что Германия защитит маленькую Норвегию, не раз становившуюся жертвой происков Англии. Сказались и тяжёлый характер, и недостаточная информированность старого и абсолютно глухого писателя о происходящем в мире. «Ошибка критиков Гамсуна, – считает Н. Будур, – заключается в том, что они не верят в искренность его заблуждений. Они отметают в сторону имеющиеся многочисленные свидетельства об оказанной писателем помощи жертвам нацизма»… А ещё эта книга о великой любви двух незаурядных людей.

 

Знамя войны

События и мнения

Знамя войны

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Нобелевская речь президента Обамы была самокритичной, начиная с испытываемого лауреатом чувства «скромности», ведь премию мира принимает главком войсками страны, ведущей две войны. Но далее – обоснование ведения «справедливых» войн. И тут я не понял. Нет, не про Обаму, про премию. Так это премия «мира»? Или «справедливой войны»?

Обама, конечно, про «справедливые» войны всё обосновал, но тут же и прямо соврал: «США никогда не вели войну с демократическим государством!» Но по какому же критерию Сербия, разгромленная НАТО во главе с США, оказалась недемократической? А Иран, свергнувший шахский режим, разве оттого стал монархией или диктатурой? А что вместо американского Верховного или нашего Конституционного суда у них там совет стражей исламской революции, так это разве переводит в «недемократические»? Или тридцатилетней давности операция «Иран-контрас» – это так, забава, а не, пусть короткая и тайная, но всё же война?

По этим критериям и нынешние Китай и Вьетнам – тоже недемократические. Значит, следуя нобелевской речи, и в отношении этих государств тоже можно (применительно к Вьетнаму – можно опять) применять силу?

Более того, тут недавно ключевые советники нашего президента выступили с идеей «союзничества» с США. Но про нас нынешних (после октября 1993 года – дальше лишь развитие логики) мы сами-то все знаем, насколько мы «демократические». Значит, и по нам ударить во благо? И ещё одну «премию мира» дадут…

И показательно: Обама скромен и не может равнять себя с истинными титанами мира, ранее ставшими лауреатами. Четверых титанов он назвал, но только сразу после годовщины крушения Берлинской стены почему-то Горбачёва среди них не оказалось. Согласитесь, забыть не мог – только что у всех имя было на устах. Так в чём же дело? Не в том ли, что даже в своей нобелевской речи Обама обращался прежде всего к гражданам США. И никакой параллели с тем, кто так или иначе, но довёл крупнейшее государство мира до разрушения, он допустить не мог. Какими бы недостатками ни страдал в прошлом СССР и какими бы недостатками ни страдали поныне США, у Обамы и Америки – совсем другие планы…

В этих условиях, да ещё и после подтверждения правительством Японии претензии на Южные Курилы обращение нашего президента в Совет Федерации с запросом об авансировании согласия на использование войск РФ за рубежом уже не выглядит как лишь подстраховка. Мир вокруг накаляется, и наивные разговоры о том, что «никто с нами воевать не собирается», явно неуместны. Но вот ведь вопрос: какое отношение одно имеет к другому? Ни в конфликте с Японией (на чужую территорию нам посылать войска ни к чему), ни в защите Абхазии и Южной Осетии (где наши войска уже есть законно) этот аванс не требуется. А где требуется? Не хотелось бы однажды проснуться и узнать, что наше «партнёрство ради мира» с НАТО (и вожделенное отечественными советничками «союзничество» с США) стало таким крепким, что наши ребята погибают уже в Афганистане и Ираке…

С другой стороны, почему бы и нет? Если наш ЛУКОЙЛ вторично, теперь уже практически от оккупационной (контролируемой оккупационными войсками) администрации получил право на разработку «Западной Курны-2». А завтра выяснится, что порядок в Ираке должен обеспечивать тот, кто и добывает там нефть. ЛУКОЙЛу самому это делать накладно, так почему бы не обратиться к доброму государству? Тому самому, которому от лукойловского куска в Ираке ещё вопрос, будет ли вообще какая-то польза…

И как тут не вспомнить о ещё одной годовщине – пятнадцать лет назад началась первая чеченская война. Ельцин тогда так и не решился обратиться в Совет Федерации за согласием на введение чрезвычайного или военного положения. Почему же не решился? Известно: потому что Совет Федерации тот был ещё настоящий, выборный, причём ещё в основном честно выборный. И этот Совет Федерации запросил бы обоснование, потребовал бы расследования предыстории, а этого, в силу массы тёмных дел, совсем не хотелось. Сейчас Совет Федерации совсем другой. Но вот вопрос: даже если и такой Совет Федерации хотят обойти, то что же для нас готовят?

Да, умные ребята стоят за «миротворцем» Обамой. Как известно, самые лакомые куски иракской нефти получили американские и британские компании. Но какие-то крохи надо сбросить и этим русским – и тогда, как бы в их же собственных интересах, заманим их в коалицию, «обеспечивающую порядок» в Ираке. А потом, может быть, и в Афганистан. Благо, начало положено – воздушный коридор Россия открыла, а это значит, что афганцам уже есть за что России мстить. Любая провокация – например талибы возьмут на себя ответственность за очередной «Невский экспресс», – и вот уже пусть русские вновь вязнут в Афганистане…

И на этом фоне просачивается информация о планируемом очередном пире во время чумы: наш Сбербанк под мудрым чисто «либеральным» управлением планирует потратить чуть ли не 20 миллиардов рублей на «ребрендинг» – корректировку эмблемы и оттенков цветов на ней. Что ж, отмыть деньжат на подобную безделицу всегда славненько, а сейчас тем более – самое время. При этом всем тем, кто считает, что банкиры (особенно «либералы» на полугосударственном содержании) – это почти такие же люди, как мы, в поте лица трудом добывающие хлеб насущный, придётся напомнить, как наше государство, так рвущееся к «модернизации», осуществляет даже и оборонный заказ. Вместо того чтобы авансировать работы, заявляется, что оплачена будет только конечная продукция, а оборотные средства берите… в кредит у банков. Под какой процент – догадываетесь? И как после этого можно даже предлагать сравнивать французский вертолётоносец «Мистраль» с теми, что могут быть изготовлены у нас, ещё и по такому критерию, как цена? Вожделенная конкурентоспособность откуда возьмётся? А обороноспособность? «Булава»-то ведь в очередной раз не полетела…

А «миротворец» Обама в нобелевской речи заявляет прямо: «Америка должна стать знаменосцем войны». Понятно, с оговорками – речь о «справедливой» войне. Но только по её окончании кто будет решать, была ли она справедливой? Тот, у кого «булавы» летают.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Знамя войны

Нобелевская речь президента Обамы была самокритичной, начиная с испытываемого лауреатом чувства «скромности», ведь премию мира принимает главком войсками страны, ведущей две войны.

2009-12-16 / Юрий БОЛДЫРЕВ

открыть

КОД ССЫЛКИ:

18.12.2009 12:06:40 - Игорь Шибков пишет:

Булава

События последнего времени стремительно начинают быть в чем-то похожими на предвоенное время начала сороковых. Совместные военные действия, "оказание помощи", прочие "дружеские акции", заверения с улыбкой. НЕ НАДО СТРОИТЬ ИЛЛЮЗИЙ: сегодня снова дан отсчет предвоенному времени. Сколько у нас его осталосьдо начала оккупации ? год, два ? Действующая "наша" элита никогда не будет действовать в наших интересах, потому что "все, что нажито непосильным трудом" находится "там" на счетах в банках. Надеятся "на них" бессмысленно, нам нужно САМИМ сплачиваться вокруг неотложной проблемы обеспечения обороноспособности нашей страны (читай: обеспечить само право нашей жизни на на нашей земле) Нам необходимы собственные лидеры, не отягощенные "нажитым непосильным трудом" ! В стране есть немало честных и умных людей ! Давайте объединяться !

 

Основы «раздолбайства»

События и мнения

Основы «раздолбайства»

ОПРОС

После трагических событий в Перми президент Медведев ввёл в политический лексикон новое понятие – «раздолбайство».

Череда катастроф, несчастных случаев, аварий воскрешает в памяти восклицание гоголевского героя: «Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью!»

Может быть, дело действительно в «неисправимых» особенностях нашего народного характера?

Александр ДУГИН, философ:

– Коррупция, безответственность наших управленцев никакого отношения к национальному характеру не имеют. Это абсолютно рукотворные вещи. Они стали повсеместными в 90-х годах, когда олигархи-западники хотели приватизировать государство и создать в стране собственное правление.

Для этого они сознательно развращали и покупали чиновников, насаждали воинственный аморализм, культ наживы любой ценой. Это были люди, которые сегодня либо разыскиваются, либо сидят в тюрьме.

Достаточно приглядеться внимательно, чтобы заметить: странным образом за многими катастрофами, чрезвычайными ситуациями оказываются люди именно либерально-западнического толка.

Именно в их деятельности прослеживается сознательная тенденция к развалу, деградации, выгодная лишь для недоброжелателей России.

Поэтому они должны быть устранены из властных структур.

Владислав ИНОЗЕМЦЕВ, директор Центра исследований пост-индустриального общества:

– У потрясших страну катастроф последнего времени природа разная. Крушение «Невского экспресса» – очевидный промах силовых структур, не сумевших предотвратить теракт.

На Саяно-Шушенской ГЭС показал своё хищное лицо менеджмент, который пытался экономить на всём – ремонте станции, замене оборудования, но только не на своих зарплатах. Впрочем, так ведут себя управленцы практически во всех странах мира. Только там государство ставит эффективные преграды на пути неумеренного обогащения «белых воротничков», а у нас оно не обращает на это внимания. Пожар в Перми – показатель общего кризиса управления в России. Люди давно поняли, что главная цель тех же пожарных – не предотвращать беду, а брать взятки. Поэтому их предписания никем всерьёз не воспринимаются и не выполняются. Проще дать «на лапу».

А что касается национальных особенностей… Возьмите скоростные поезда. В Европе для такого типа железнодорожного транспорта вот уже лет тридцать существуют специальные, оснащённые современными системами наблюдения пути с обязательной полосой отчуждения. У нас же пускают хорошие поезда по плохим, неприспособленным для этого путям. Что тут – народный характер или безответственность, безграмотность исполнителей?

Во многих странах живёт немало русских людей. В подавляющем большинстве они ведут себя вполне законопослушно и разумно.

БЕС ПОНЯТИЯ

Конечно, чего уж там, знаменитые «авось» да «небось» родились на наших просторах. И раздолбаи со товарищи тоже. Однако, согласитесь, есть разница между сильно выпившим ухарем, который, сплюнув, плюхается в воду в неположенном месте, рискуя свернуть собственную шею, и начальником производства, на котором работают сотни или тысячи человек.

Во всяком случае, разница должна быть непременно. И между рыболовом-любителем в тулупе и валенках, прущим по весне на подтаявший лёд, и гражданами, ответственными за безопасность скоростных поездов, она тоже должна быть. А если её, этой разницы, нет, тогда нам только и остаётся, что причитать: если смерти, то мгновенной, если раны – небольшой…

Однако в том-то и дело, что разница есть. Разница изначальная, фундаментальная. Ухарь и любитель подлёдного лова рискуют собственной головой и никаких иных выгод и радостей от своих подвигов не имеют. А граждане начальники получают огромные деньги, почёт и уважение, чтобы свои «раздолбайские» замашки держать в узде.

И, естественно, если держать себя в узде должностных обязанностей и ответственности они не в силах, то должны немедленно быть лишены и денег, и почёта, и уважения. А при трагическом исходе – изолированы от мира, для которого они своим «раздолбайством» представляют громадную опасность. Дабы пришедшие им на смену знали о последствиях потакания своим неуместным на производстве слабостям.

Вышестоящие же граждане, которые таких мер вразумления и обуздания «раздолбаев» не применяют, как им по должности положено, сами проявляют означенное «раздолбайство».

К ним тоже должны быть применены законные меры воздействия.

Гр-н ЕДКОМЫСЛОВ, аналитик со стажем

18.12.2009 14:24:51 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

фанатичное антизападничество Дугиных тоже плохо

По-моему философ (это уже и такая должность появилась?) перегибает. Нужна этика ответственности, нужно всем на своём месте учиться быть ответственными за хранимую НАМИ страну, в том числе и у Запада. Тогда и полоса отчуждения будет нормальной, и пожнадзор не будет ожидать взятку, и вузы будут отвечать за КАЧЕСТВО выпускаемых специалистов, а не "алигархов". Пока многие приспособленцы-чиновники только и научились что дружно креститься и воровать у государства.

17.12.2009 18:14:45 - Игорь Оськин пишет:

Либералам вход запрещен

При всем моем уважении к Дугину впал в недоумение: он считает, что за многими катастрофами оказываются люди либерально-западнического толка, и они должны быть устранены из власти. Дело в том, что именно Путин и Медведев являются людьми такого толка. Они – за невмешательство государства в экономику, они против протекционизма, против национализации крупной промышленности, защитники нелегитимных собственников, олигархов, и т.д. и т.п. Такие у них убеждения. Я с этими взглядами несогласен, и всегда голосую против них, то есть за устранение их из власти. Демократия позволяет. Почему недоумение? Я не считал Дугина столь крайним антилибералом, может быть, он оговорился. Об оценке Путина см http : //lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/ _______ http://lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/

17.12.2009 14:46:35 - ВЛАДИМИР КУДРЯВЦЕВ пишет:

Основы "раздолбайства"

Crfkzh47 Полностью согласен с философом А.Дугиным.Только мне кажется что пора перестать называть этих "господ" красивыми словами , алигарх, либерал, западник и тд. А называть правильными словами САБОТАЖНИК, ДИВЕРСАНТ и тд. И наказывать соответствено!

 

Железный занавес для хромых лошадей

События и мнения

Железный занавес для хромых лошадей

ОЖОГ

Мы не заметили, как превратились в рабов наслаждений. Наслаждений любых – как изысканных, так и самых что ни на есть примитивных. Отринув Моральный кодекс строителя коммунизма, мы отринули вместе с ним мораль вообще и оказались на беспутье. И неумолимо становимся жертвами собственного дикарского потребительского гедонизма.

Так и будем гасить разум в сивухе и предаваться идиотскому гламуру? Так и будем покорным объектом массированной декультурации? Так и будем гореть в найтклабовских гееннах, а потом по себе же и траур устраивать? Так и будем, к удовольствию хамов и барыг, разваливать систему традиционных запретов и дозволений, наших нравственных гостов и снипов?

Случившееся в Перми – не повод для вольного морализаторства, риторического вопрошания, исторических аллюзий. И всё же. В конце XVIII века во Франции ещё при последнем Людовике от устроителей театральных зрелищ стали требовать обязательной установки железного занавеса в театре. Именно железного – без всяких кавычек. В театрах слишком часто случались пожары, во множестве гибли люди, а огонь, как правило, распространялся из-за кулис и со сцены.

К тому времени во многих европейских странах уже были законодательно введены детальные нормы и предписания, регулировавшие практику градостроения, застройку поселений. Многое делалось и с целью предотвращения пожаров. С буржуазной демократией стало сложнее: для неё на первом месте всегда были деньги, люди – на втором. Тем более во время первоначального накопления капитала и дележа собственности. Но там, где государство оставалось сильным и наследовало историческому гуманизму нации, всё обстояло относительно благополучно.

Россия горела и при царях, и при коммунистах, а в старину и массовые самосожжения устраивала, но всё же не гибла на пожарах и в катастрофах с таким самозабвением и беспечностью, как это происходит нынче. А при Советах проектировщики в своей деятельности опирались на строительные нормы и правила, которые имели силу закона и разрабатывались научно-исследовательскими институтами. И эти институты, что характерно, специализировались по определённым типам зданий и сооружений. Были даже НИИ зрелищных учреждений. Чем они занимались? Да многим: появлялись новые строительные практики и технологии, конструкции, материалы, новые виды противопожарной защиты. Всё это анализировалось и воплощалось в проектах.

Был, конечно же, и один существенный минус – это были типовые проекты, все на одно лицо – как пирожки с капустой. Но с другой стороны, в них учитывались все факторы риска для людей. Мне возразят – а Саяно-Шушенская ГЭС? Это что? Это чудовищное нагромождение ошибок и нарушение норм эксплуатации – на фоне неукротимого стремления к сверхприбыли, по существу – следствие обвальной приватизации отрасли.

Мало того, был, кажется, и НИИ, в котором разрабатывались противопожарные требования к планировке путей эвакуации, необходимого количества пожарных выходов и т.п. И всё это регламентировалось и отслеживалось в работе надзорными инстанциями. Специалисты говорят, что пожарный надзор исключительно строго и скрупулёзно относился к выбору отделки помещений, практически не допуская пластика – и особенно в местах массового скопления людей, путях эвакуации.

Аналогично обстояло дело и с общепитовскими заведениями, и с перепрофилированием зданий и помещений, проектировавшихся для иного назначения.

Теперь всё диктует денежный мешок. Его требования – либо «сделай мне по моему ндраву», либо «сделай мне дёшево». И на какие только ухищрения не идут архитектор, конструктор и строитель, чтобы угодить.

И когда разного рода бытовые пристройки перепрофилируют в развлекательные заведения (зачастую с массой нарушений), собственник вступает в коррупционный альянс с надзорным органом. А чего вы хотите от человека в капитанских погонах или в чиновничьем кресле? Он же не дурак, чтобы верить лицемерию больших начальников, ухвативших для себя самые жирные куски и толкующих о нравственности, справедливости и европейском идеале чиновника.

И министры лукавят, утверждая, что упразднение госконтроля и строительных регламентаций, случившееся в последние годы, связано с необходимостью снижения давления на малый бизнес. Прав тот, кто утверждает: это было связано с беспрецедентным лоббированием либерализации строительной практики со стороны олигархата и крупного бизнеса. В упоении своим могуществом собственник и совершил недавнюю «революцию» в строительстве. И здесь мы имеем дело с тем же безудержным гедонизмом, в который нас втянула новая мораль безудержного потребления.

Так что же делать? Да ставить железный занавес между бизнесом и государством, иначе толку не будет.

Искренне соболезную семьям погибших и всем пострадавшим.

Геннадий СТАРОСТЕНКО

17.12.2009 18:54:01 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

Аморализм - это тоже мораль...

Я - пессемист, я не верю в жизнеспособность этого государства. Какая у нашей страны перспектива? Московское княжество? Запустение души неизбежно приведет к распаду страны. Недоумки, запустившие в Беловежской Пуще развал Союза, одновременно запустили и механизм развала собственных стран. Дело в том, что и распад Союза (бескровный, как говорят "реформаторы", а сколько им ещё нужно крови? Чтобы захлебнуться?) и приватизация (а проще говоря - ограбление) не имели под собой никакой правовой основы, хотя был ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ путь выхода из состава СССР. Из семян посеянных нашими горе-реформаторами во главе с алкашом президентом не могло произрасти ничего, кроме коррупции и воровства на фоне всеобщей безответственности.

 

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

caption /

 

В Шелковском районе Чеченской Республики состоялось открытие двух музеев, которые носят имена классиков русской литературы – Льва Толстого и Михаила Лермонтова. На церемонии открытия одного из культурных учреждений побывал правнук выдающегося писателя Льва Толстого – Владимир Толстой, директор Музея-усадьбы «Ясная Поляна» в Тульской области. Владимир Ильич заявил: «Важно, что музей Толстого появился здесь, на этой земле, потому что весь его творческий путь пронизан Кавказом. Лев Толстой всегда красиво и достойно отзывался о чеченцах». Он сообщил, что чеченский музей получит в подарок некоторые значимые экспонаты, в частности одежду писателя, предметы мебели XIX века и копии личного оружия графа Толстого.

 

На состоявшихся в минувшую субботу президентских выборах в Абхазии победу одержал действующий глава республики Сергей Багапш. Среди пяти кандидатов в президенты он оказался самым популярным – за него отдали свои голоса 59,4%. Проигрыш оппозиции неудивителен. Каждый из кандидатов пытался в одиночку отобрать голоса у Багапша, но общество предпочло иметь дело со старым президентом.

 

Большой ажиотаж среди поклонников изобразительного искусства вызвала открывшаяся в московской галерее «Дом Нащокина» масштабная выставка «Обнажённая натура». В экспозиции, подготовленной с безупречным вкусом, можно увидеть редчайшие работы российских художников XX века – от Серебряковой и Серова до Зверева и Любарова.

 

Шинель Сталина

Новейшая история

Шинель Сталина

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Приближается 130-летняя годовщина со дня рождения И.В. Сталина. И значит, опять нас ждут непримиримые споры о его роли в истории страны, взаимные обвинения и обиды.  Почему его тень до сих пор тревожит души, смущает умы, разделяет людей на непримиримых врагов? Когда же Сталин станет персонажем нашей истории, а не действующим лицом современной жизни?

Чем хуже, тем больше

В 30-е годы социальные условия, в которых прежде существовала страна, претерпели такую глобальную ломку, что вся предшествующая российская история оказалась вне сознания последующих поколений. Преобладающим стало городское население, бывшие крестьяне забыли о своих корнях. Жизнь нации как бы началась с нуля.

В большинстве стран современное общество вырастает из традиционного. У нас же произошёл скороспелый слом всех устоявшихся общественных форм. И последствия этого слома мы ощущаем и сейчас. Например – нехватку институтов демократического общества, которые естественным образом зарождались и эволюционировали в других государствах.

С другой стороны, на памяти современных россиян Сталин – единственный руководитель страны, который успешно справился с исторической задачей модернизации России. Пусть и ценой неимоверных потерь и усилий. И хотя я считаю, что во многом успехи сталинской модернизации – это миф, но, надо признать, очень живучий. И чем хуже идут дела у современных властей, которые при помощи рыночных отношений никак не могут провести новую модернизацию, тем больше люди обращают внимание на фигуру Сталина. То же можно сказать и в отношении порядка. Либералы обещали навести его в начале 90-х годов, но провалились. И теперь россияне опять уповают не на демократию, а на «твёрдую руку».

Леонтий БЫЗОВ, социолог

Куда шагаем?

С именем Сталина связаны самые значимые и трагические страницы нашей истории. Индустриализация и коллективизация, культурный взлёт страны превратили её в одну из ведущих мировых держав. По образному выражению Черчилля, Сталин «принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой». В этих словах заключается ёмкая характеристика огромных свершений сталинского времени. Те, кто сегодня боится возрождения сильной, процветающей России, всячески пытаются очернить, принизить значимость этих достижений. И потому неудивительно, что имя Сталина так актуально до сих пор.

Всё больше жителей России задумываются: куда же так «бодро» мы шагаем? Для подавляющего большинства наших граждан – это дорога в тупик. За без малого 20 лет со времени установления антинародного режима Ельцина не построено ни одного крупного наукоёмкого предприятия, после проведения «реформ» на селе страна утратила способность самостоятельно прокормить себя.

Россия пользовалась плодами сталинских свершений до тех пор, пока к власти не пришли Горбачёвы, Яковлевы, Шеварднадзе – люди совершенно другой политической генерации, чуждой и враждебной интересам великой страны. Им удалось осуществить прямо противоположное тому, на что положил жизнь Сталин. Был предан забвению сталинский завет политикам: «Если славяне будут объединены и солидарны – никто в будущем пальцем не шевельнёт».

Геннадий ЗЮГАНОВ, политик

Мы должны сами разобраться

Я много раздумывал над этой темой. Сейчас пишу о войне и постоянно сталкиваюсь с проблемой Сталина. Какова роль Сталина, в чём она? И я понял, что убедительно ответить на эти вопросы не могу. Несмотря на то, что моя сознательная жизнь прошла при нём, мне не удаётся соединить всё плохое, ужасное, что связано со Сталиным, с тем, с чем я сталкивался в ходе войны.

Недавно я прочитал статью одного православного священника, в которой он вспоминает все преступления Сталина, связанные с уничтожением командного состава армии, с отношением к нашим военнопленным, с потерями в войсках… Священник говорит, что напрасно приписывают победу Сталину, победил народ, и победа была чудом. В чём-то мне эта точка зрения симпатична. Действительно, начало войны было ужасным. Наша дивизия народного ополчения сильно пострадала. Замечательные ребята с Выборгской стороны, с Кировского завода и Балтийского полегли, погибли… И погибли не потому, что плохо воевали, а потому, что были плохо вооружены, что у нас не было грамотных командиров – вместо них командовали наши заводские мастера, воевавшие ещё на Гражданской. Это одна сторона дела.

Но есть и другая правда. В конце сорок третьего я приехал в Челябинск, куда эвакуировался мой Кировский завод, получать новые танки – «ИС». То, что я увидел, никогда не забуду. Огромные цеха под крышами, а стен, по сути, нет. В незастеклённые окна летит снег, по углам сугробы. Работают голодные женщины и мальчики, тощие, не в силах поднять детали… Каким образом можно было эвакуировать Кировский завод из Ленинграда в Челябинск, и не только эвакуировать, но и развернуть там сложнейшее производство? Это невероятно! Да, были энтузиазм, подъём, осознание необходимости... Но было и другое – страх. Не перед немцами, а страх у руководства завода, у начальников цехов, он передавался по всей вертикали, этот страх поддерживался с первых дней войны, когда были расстреляны несколько командующих. Культ Сталина – хотим мы этого или не хотим – во многом помогал в 1941–1942 годах. Страх мешал людям, но и помогал. Такая вот диалектика. Серьёзные историки должны учитывать эту составляющую страха.

У нас до сих пор нет настоящего исторического исследования о Сталине. Но он продолжает пребывать в нашей жизни, идут споры, звучат проклятия и похвалы в его адрес. Но всё это неразборчиво, не просвечено историческим анализом, многое просто на уровне личных политических пристрастий – либералы говорят одно, нелибералы другое.

Ленинизма у нас уже нет, а сталинизм в виде страха остался. Он пребывает в нас – страх перед начальством, психология угодничества, лакейства и т.д. Стыдное наследие сталинских времён, от которого мы никак не можем отделаться.

Этот неосознанный страх присутствует во многих событиях нашей жизни. Страх, который нарастило в нас сталинское время – тяжелейшее наследие. И дело уже не столько в личности Сталина, не в том, сколько он посадил, сколько он уничтожил, как он умер – это всё известно. Дело в том, что осознание сталинского присутствия и сегодня мешает жить, по-прежнему душит нас.

Нам нужно осмысление сталинизма. Проклятий недостаточно. Защита – кощунственна перед памятью. Но нельзя допускать в историю ничего огульного. Любая политическая система может существовать только в том случае, если в ней есть позитив. Позитивные вещи в истории нашей советской жизни были. Не знаю, как они связаны со Сталиным, может быть, и неотделимы от его имени, но они не перекрывают и не отменяют преступлений, которые были совершены. Мы должны связать огромное число факторов, а не подводить под личность такого масштаба простую арифметику – плюсы, минусы…

Мы должны сами разобраться со своим наследием. Пока этого не произойдёт, имя Сталина будут использовать в партийных и групповых интересах. Поставить Сталина в музей исторических персонажей и успокоиться не удастся, пока существует сталинизм.

Даниил ГРАНИН, писатель

Два лагеря

Несомненно, что Сталин и поныне остаётся среди самых популярных российских политиков. Это обусловлено тем, что его преобразования задели практически всех жителей Советского Союза. И задели так сильно, что эмоции продолжают бурлить и среди потомков, тех, кто ощутил их на себе.

Россия в отношении Сталина поделена на два лагеря. В одном вспоминают об успехе индустриализации, о геополитической мощи страны, возникшей по итогам Второй мировой войны. В другом не могут забыть о миллионах репрессированных, о том, что многие люди в СССР были лишены всего – от человеческого достоинства до заработанных капиталов.

К негативным последствиям сталинской политики несомненно относится уничтожение в начале 30-х годов рынка, что не лучшим образом сказалось на нашем социально-экономическом и политическом развитии. А вот созданная при этом бесспорно выдающемся политике командно-административная система на определённом этапе была довольно эффективной. Однако в конце 70-х годов утратила жизнеспособность, что во многом предопределило развал Советского Союза.

Дмитрий ОРЛОВ, политолог

Духовный Сталинград

Главная заслуга Сталина в том, что он сумел выиграть «духовную Сталинградскую битву». Я имею в виду поворот, случившийся в начале 30-х годов. Тогда страна, православность которой разрушалась под напором революционной идеологии, начала понемногу возвращаться к традиционным для себя христианским ценностям. Снова стало культивироваться уважение к человеку труда, к воину-защитнику. И только благодаря этому десятилетие спустя мы смогли победить и в настоящем Сталинграде.

Конечно, если бы во главе государства тогда находилась более цельная православная личность, возвращение к корням происходило бы менее болезненно. Но откуда же такому деятелю было взяться среди тех, кто захватил власть в 1917 году?!

Сегодня происходит процесс, когда христианское мировоззрение россиян размывается разговорами о так называемых общечеловеческих ценностях. И тут схожесть духовной ситуации в обществе с той, что была на рубеже 20–30-х годов. Ещё тут боязнь земной расплаты многих из тех, кто устроил своё богатство на преступлениях и обмане после распада СССР. Это и приводит к тому, что имя Сталина постоянно на слуху.

Фёдор ЧЕРЕПАНОВ, поэт, социолог

Наше поколение забыть не может

Сталин – один из самых выдающихся деятелей за всю историю человечества. Ему выпала роль построить первое в мире справедливое государство. Простые люди веками ждали, что из самых низов явится человек, который поднимет их из темени, нищеты, рабства и сделает счастливыми. Не всё исполнилось. Но ведь другой человек, столкнувшись с новинами, с непростыми решениями, на месте Сталина натворил бы в десятки раз больше зла.

Сама судьба с юных лет готовила его к особому предназначению. Не раз она ставила его между жизнью и смертью.

И поэтому он обладал невиданной прозорливостью. В нём были какая-то внутренняя душевность и величественная гармония. И только такого человека народ мог называть своим отцом. Это название не было идеологическим штампом. Оно родилось из глубины души народной. Когда Сталин умер, плакала почти вся страна. Даже те, кто сидел в лагерях. И в моей школе, я помню, все девчонки плакали и учителя. Казалось, что солнце русской истории закатилось и не взойдёт больше – такое чувство охватило народ. Ни до, ни после ни об одном из царей или генеральных секретарей не скорбели так в России.

Сталин сумел впервые в истории сокрушить власть денег, поставить мамону на колени. Я однажды говорил с преуспевающими, богатыми людьми о Сталине, о социализме. Думал: уж они-то будут чернить советское прошлое. «Мы бы локтем перекрестились, чтобы вернулось время, когда не надо было рвать жилы ради денег», – отвечали они.

Сорок лет после Великой Отечественной войны покой у нас был в стране. И достигнуто это было благодаря Сталину. Как мы жили! Были уверены за себя и за будущее своих детей. А сегодня снова покорились власти денег. А ведь человек не для того, чтобы гнать деньгу, рождается.

Те, кто сегодня линчует Сталина, не понимают, что тем самым принижают себя. Ведь сразу люди сравнивают их со Сталиным, и возникает вопрос: «А сам-то кто такой? Ворона в павлиньих перьях». Нельзя бездумно вычёркивать страницы из своей истории.

Не может моё поколение забыть Сталина.

Владимир ЛИЧУТИН, писатель

Трудно быть ангелом

Я думаю, Сталин, как и Иван Грозный, навсегда останется двойственным образом в русской народной душе. С одной стороны – палач и беззаконный тиран, с другой – созидатель и хранитель государственности. Оба они – Грозный и Сталин – не оставили наследника, по следам царствования обоих пришла Смута. Сталинская империя продержалась немного больше.

Ну и главное, чтобы понять эту двойственность отношения к Сталину, надо понять, какие лидеры – большевистские и мировые – его окружали. Кровавые ленинские людоеды Троцкий, Свердлов и компания… Гитлер, Франко и Муссолини – с этими тоже всё ясно. Ну и наконец – Черчилль и Трумэн с ядерной дубиной… Трудно в таком окружении быть ангелом.

Алексей ШОРОХОВ, писатель

Мундир отечественного покроя

Имя Сталина связано с такими кардинальными социальными преобразованиями в стране, с созданием социалистического лагеря и стран народной демократии, раскинувшихся на всех континентах, что оно обречено остаться в мировой истории. Подобно другим создателям мировых империй: Кира Великого, Чингисхана, Тамерлана, Наполеона… Нравится это кому-то или не нравится.

На фоне нынешнего трагического развала, ограбления и унижения людей, предательства «элит» страны можно понять чувства тех, кто жаждет не утратить окончательно достоинства и поднимает портрет Сталина.

Но жить только чувствами нельзя. Абсолютизировать его личность как эталон чрезвычайно опасно. Власть должна быть сильной, но подконтрольной обществу. России нужна элита, способная противостоять современным угрозам. Власти, формируемой по клановому принципу, этого не дано. Власть должна вырастать «снизу», с местного самоуправления, проверяться в деле.

А сегодня выборы в органы власти по-прежнему в значительной мере определяются неподконтрольными со стороны общества деньгами, служебным положением претендентов, принадлежностью к властвующим кланам и купленными или зависимыми средствами массовой информации. Недопустимо, чтобы выход из кризиса вновь происходил за счёт ограбления народа и торжества пиар-технологий.

Иначе мы так и будем видеть на митингах портреты Сталина. На котором, кстати, не заморский костюмчик, а всегда мундир отечественного покроя и производства.

Евгений АНДРЮЩЕНКО, социолог

Пора бы знать

Сталин у нас всё-таки представляется крайне однобоко. Ведь если бы он в своё время не устранил Троцкого и не разогнал всю его банду, мы бы не получили советский строй. А именно в советское время полетел Гагарин – самый светлый день в моей жизни! Было построено множество заводов, грамотность значительно выросла, у нас появилась прекрасная образовательная школа, введена отметка «5», построены знаменитые московские высотки…

Половина интеллигенции, которую он посадил, бесила его своими взглядами. А меня бесят все эти депрессушные режиссёры, ставящие на наших сценах чёрт знает что! Сталин же дал нам фильмы о нашей Родине. Он лично прочитал «Тихий Дон» – иначе бы мы не увидели этого романа. Сталин писал стихи, которые гораздо лучше нынешних, которые пишут текстовики к песням разных «фабриканток» и «фабрикантов». Он говорил народам: «Дружите!» И дружили. И вовсе не по приказу. Он не уничтожал рабочих. Если бы не уничтожал ещё и крестьянство, я бы относился к нему неплохо. Но когда сейчас владельцы заводов мне говорят, что Сталин многое построил на крови, я отвечаю: а вы с этой крови имеете бабки!

То, что было в этой фигуре чудовищного, мы хорошо знаем. Пора изучить, что было в ней положительного, и не мазать одной краской.

Михаил ЗАДОРНОВ, писатель

Предельно допустимый приговор

Никто не любит убийц – где песни о Чикатило? Но всякий народ – аристократ, а не интеллигент: он предпочитает помнить о подвигах, а не об их цене. Ахматова назвала новой ложью главу «Так это было» поэмы Твардовского «За далью – даль», где Сталин предстаёт величественным и в свершениях, и в злодеяниях, она желала сохранить его в истории мерзким злобным карликом. Но здесь желания гуманистов приходят в столкновение с психологическими интересами не прагматической власти, как они ошибочно думают, но романтического народа.

Ибо история не только наука, но и, по Карамзину, священная книга, формирующая у народа возвышающий образ самого себя. Образ, без которого люди не захотят приносить своему народу даже самые малые жертвы, без коих невозможно выстоять в кризисные эпохи. Поэтому любой народ согласен видеть свою историю сколь угодно трагической, но величественной, а не презренной. Изобразить же величественной страну с карликом во главе было бы не под силу даже самому Шекспиру: приукрашивая Сталина, народ приукрашивает самого себя, и справиться с желанием народа видеть себя красивым не под силу всем гуманистам и моралистам мира.

Если человеку недостаёт возвышающей правды, он тянется к возвышающему обману. Видимо, концепция Твардовского и есть предельно допустимый народным сознанием приговор Сталину. Попытки зайти дальше будут приводить лишь к его реабилитации – не властью, народом. К которому власть вынуждена будет прислушаться, дабы не утратить собственной популярности. Что мы сегодня и наблюдаем.

Каким бы ни изображала Сталина научная история, история воодушевляющая почти наверняка оценит его как вождя, развернувшего Россию от интернациональной химеры к национальному государству или даже империи. Но заметит ли она, что, добиваясь абсолютного повиновения, Сталин уничтожил потенциальную имперскую аристократию, без которой все империи обречены на распад?

Александр МЕЛИХОВ, писатель

Я был антисталинистом

До перестройки я был ярым антисталинистом. Выросши в деревне, я видел бесправное положение крестьян, еле-еле сводивших концы с концами. Будучи максималистом, я не принимал разделения общества на обеспеченных, власть имущих, с одной стороны, и обездоленного большинства населения страны, с другой. Я считал такое положение несправедливым. Мне в те годы казалось, что в таком положении виноват Сталин. Вскоре стало достоянием общественности закрытое письмо о культе личности Сталина, что ещё более укрепило мой антисталинизм. В это время я принял самое непосредственное участие в снятии портретов вождя и надругательстве над ними. Вспоминая то время теперь, мне становится мучительно стыдно за своё детское неразумное поведение.

Конечно, я и в дурном сне не мог предположить, что наступит время, когда тогдашнее разделение общества будет приниматься как верх равноправия и справедливости.

Сейчас, читая о том времени, поражаешься тому, как быстро развивалась страна во всех областях народного хозяйства. А ведь во многих областях приходилось начинать буквально с нуля. Это было время невиданных свершений. Сталин принял страну не только с сохой, но и неграмотным в большинстве своём населением. Страна одновременно училась и строила. Выросла целая плеяда талантливых писателей, композиторов, художников, деятелей науки и искусства. И во всём была видна направляющая сталинская рука. Поражаешься его непреклонной воле вкупе с трудолюбием в деле построения нового строя на идее справедливости и благополучия трудящихся масс.

Несмотря на массированную идеологическую обработку населения страны, фарисеям не удалось достичь своей цели по искоренению в памяти народа образа вождя.

Л.С. АГЕЕВ, читатель

Мы бредим…

Мы загипнотизированы именем Сталина. Мы его до сих пор либо страстно проклинаем, либо не менее страстно боготворим. Наше сознание ставит и мучительно пытается решить бесконечную череду вопросов, связанных с этим до сих пор завораживающим нас именем. К подобным вопросам можно отнести, к примеру, такие: кто злее и хуже – Сталин или Гитлер? Какой тоталитарный режим был кровавее? Можно ли списать Сталину все «ошибки» за Победу в Великой войне? Что лучше: сталинская политическая хватка, дееспособность или нынешнее безволие власти? И т.д. и т.п. Совершенно очевидно, что ситуация приняла болезненные формы. И тут дело, разумеется, не в Сталине. Дело в нас самих. Мы очень серьёзно больны, может быть, уже неизлечимо. Иными словами, мы бредим именем Сталина. Мы комплексуем и мазохистски истязаем себя его величием.

Историческое сознание здесь совершенно ни при чём. Напротив, налицо глубочайший кризис исторического сознания. Мы не знаем и не хотим знать о себе ничего содержательно важного, мы боимся заглянуть внутрь себя. Русская традиция, духовная и культурная, судьба Русского мира, Русской земли, наша судьба – на эти темы нами наложено не писаное, но жёсткое табу.

В иной ситуации отечественное ТВ не эксплуатировало бы до бесконечности, до маразма кремлёвско-сталинскую тему. Никто, ни одна другая историческая личность из нашей тысячелетней истории не присутствует на экранах в таком объёме. В этой ситуации бессмысленно говорить о Сталине всерьёз, бессмысленно обсуждать те самые якобы злободневные сталинские вопросы. Нас устраивает только миф о Сталине – очень простой, даже примитивный, восходящий к созданному во время войны советскому гимну: «Нас вырастил Сталин на верность народу. На труд и на подвиги нас вдохновил…»

Но сегодня самое главное – это современный контекст советского мифа – потеря уважения и способности к труду, отсутствие вдохновения и полнейшее забвение интересов народа. По-настоящему мы к этому привыкнуть не можем, к тому же помним и знаем, что самыми ярыми и последовательными антисталинистами были и остаются бездарные и безнравственные застрельщики постсоветских метаморфоз.

Игнорировать эту ситуацию нельзя. Во всяком случае, заняться модернизацией и двинуть Россию вперёд «вместе со Сталиным» едва ли удастся.

Феликс РАЗУМОВСКИЙ, историк, телеведущий

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Шинель Сталина

Приближается 130-летняя годовщина со дня рождения И.В. Сталина.

2009-12-16 /

открыть

КОД ССЫЛКИ:

18.12.2009 19:47:25 - Игорь Оськин пишет:

Легенда гласит: Сталин оставил два посмертных письма, на первом: вскрыть, когда будет плохо. Хрущев вскрыл почти сразу, там написано: «Валите всё на меня». Он так и сделал. Тем более, что у него руки были по локоть в крови, отмывался от своего троцкистского прошлого, в 1937 устроил в Москве разгул репрессий, после войны курировал КГБ от политбюро (Берия был занят на атомном проекте). Брежнев не действовал по письмам, замалчивал прошлое. Зато Горбачев, выдвиженец Громыко, расширил и углубил так, что разрушил страну. В 1985 говорил: «пойду по ленинскому пути», в 1992: «моей целью было уничтожение коммунизма». Ельцин то же самое: метил в коммунизм, попал в Россию. По легенде на втором письме: вскрыть, когда будет очень плохо. Говорят, что там написано «Делайте как я». Авторы легенды имели в виду жесткость, сегодня ясно: делать надо великую державу. Потому то народ и выдвигает имя Сталина на первое место (на третье его загнали организаторы опроса, манипулируя одни процентом голосов). Надежды мало: народ опущен, страна повержена, верхушка коррумпирована. Свежее сообщение ВЦИОМ: треть россиян хотела бы видеть во главе страны Сталина. http : //lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/ http://lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/

18.12.2009 15:25:33 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

Спасибо ЛГ, мудрый метод и хорошая подборка

Малоинформативен и дипломатичен Зюганов. Наиболее интересен и конструктивен писатель Д. Гранин и историк Ф.Разумовский. А вот комментаторам полкану и Кудрявцеву хотелось бы пожелать писать без ошибок и читать хорошие и разные исторические книжки. В Великой Отечественной СССР победил, а Вторую мировую Сталин проиграл. Ценой 30 млн. русских жизней и своего лендлиза США вышли из войны геополитически победителями. Вспомните Бреттонвудс 1944 и 70% мировых запасов золота сконцентрированных в США после войны. Им удалось уничтожить национал-социализм Гитлера и ослабить интернационал-социализм СССР. А дальше - вопрос времени.

18.12.2009 10:14:54 - Александр Владимирович Елтышев пишет:

СОХИСТИКА

Особенно веселят адепты Черчилля, повторяющего его бред про соху. "Сталин принял страну с сохой..." В России не было Транссиба, построенного в удивительно короткий срок, что удивляет современных инженеров-путейцев? Не было великих научных открытий? Бурно не развивалась промышленность, не поражала мир русская культура? Не кормила Европу эта самая соха российской деревни, поставлявшая, благодаря разумной Столыпинской реформе, зерно на экспорт. Сегодня мы, вроде, в Канаде и Аргентине зерно покупаем. Неужели эта мазохистская тоска по "твёрдой руке" неискоренима?

18.12.2009 07:33:49 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Сталинских репрессий не было?

Так-таки и не было? Видно у параноика Джугашвили и последователи ненормальные... Мама была среди "раскулаченных" в Нарыме, так что знаю все "из первых рук"! Особенно обидно, что все зверства и "свершения советского народа" под руководством хунты параноиков были совершенно напрасны. Л.Троцкий еще в 30-е годы предсказал, что попытки построения "отдельного социалистического домика" ни к чему не приведут, все кончится буржуазной "перестройкой". Мы это видели сами... Только "мировая революция" и могла привести к победе. Командные высоты в мировой экономике удерживают "джентльмены" , они внимательно наблюдают за происходящим в России и ничего "великого" построить здесь не позволят. Дергаться бесполезно... Просто вышибут мозги, если нужно будет (Крымская война при Николае 1). Все дело в том, что у вас в Москве сейчас -30, а в Лондоне +10, и ничего с этим поделать невозможно... Все попытки русских сместиться южнее жестоко пресекли. Как бы еще Кубань не отобрали... Думаю надо не о величии думать, а об личном устройстве, и одним глазом присматривать за московскими "энтузиастами вставания с колен" - не затеяли бы очередную паранойю..

17.12.2009 17:15:46 - Валентин Иванович Колесов пишет:

Сталинских репрессий не было

В год смерти Сталина мне было 20 лет. Как и многие, я почитал Сталина. Но не плакал. Нет у русских такой религиозности, как у испанцев (см. Белинского). После Хрущева построил версию: слишком часто близкие предавали Сталина и революцию, он стал излишне подозрителен. После Кожинова, С.Кара-Мурзы, А.Елисеева, Панарина и особенно Ю.Жукова понял: не было сталинских репрессий. Как не было во Франции робеспьеровских и дантоновских репрессий. Была междоусобица в борьбе за свои убеждения. Сталин – против борцов за мировую революцию – Троцкого, Зиновьева и др. Рисковал жизнью, в 1936 был временно отстранен от власти. Сегодняшней олигархической власти в коррумпированном государстве при деградировавшем народе имя Сталина вредно, опасно. http : //lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/ http://lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/

16.12.2009 14:59:18 - полкан полканыч полкан пишет:

сталин

почему вокруг имени Сталина на протяжении многих лет происходит такая свистопляска. по той же причине по которой обливали грязью К. маркса и марксизм. страх буржуазии потерть собственность награбленную у народа. победа октябьской революции впервые нанесла смертельный удар по античеловеческому строю- капитализму. капитализм за время своего существования в войнах за захват собственности-начиная с колониальных- уничтожил сотни миллионов людей.военные и экономические и др. преступления капитализма не имеют аналогов в истории человечества.нет таких преступлений которые не совершил бы капиталист ради прибыли. и сегодня мы все это хорошо видим. цель человечества это сохранение жизни. цель капитализма это прибыль вопреки жизни. если люди их не остановят они уничтожат мир.

16.12.2009 11:44:26 - ВЛАДИМИР КУДРЯВЦЕВ пишет:

Шинель Сталина.

Crfkzh47 У меня, вопрос? Генадий Зюганов, автор одной из статей, председатель КПРФ , или однафомилец? А то, по тексту???

 

«Обамамания» и «день Икс»

Планетарий

«Обамамания» и «день Икс»

МИРОВОЗЗРЕНИЕ

Дмитрий РЮРИКОВ

Интересно узнать, что на самом деле думает президент США, когда он «рулит» в Америке или участвует в международных мероприятиях. Бывают моменты, когда кажется, будто он где-то далеко и думает о чём-то своём. О чём? Сегодня, когда предвыборные восторги и ожидания американцев сменяются разочарованием, а то и более сильными чувствами, всё чаще слышится: кто вы, мистер Обама? Он либерал, говорят встревоженные консерваторы, которые всё ещё считают себя «молчаливым большинством», солью американской земли и хозяевами страны. Доля истины в этом есть. Правда, либерализм в США понимается по-другому, чем в России, – считается, что либералы хотят лишить американцев конституционных свобод, превратить нынешнее государство – защитника прав личности – в тоталитарную машину, узаконив при этом вольности поведения и нравов. А некоторые говорят – он социалист, что, конечно же, не так. Равно как и то, что он – всего лишь исполнитель воли финансовой элиты Америки. Всё не так просто.

В сфере финансов Обама оправдал ожидания «хозяев колец» – администрация своё отработала. Кризис приглушён, финансовая система практически не изменилась, все, кто должен был укрепиться, укрепились. Это с точки зрения американской элиты главное. Миллионы безработных, лишившихся домов, рецессия, новые проблемы с финансами, нелады с реформой здравоохранения? Вопросы решаемые, солидных людей они не затрагивают. Есть два в принципе неприятных момента – грядущий аудит Федеральной резервной системы (добились-таки конгрессмены!) и иски инвесторов к рейтинговым фирмам (жульничали), но фигуранты вроде бы должны сами справиться – они все знают и умеют.

Дела мировые в общих чертах идут прежним курсом. Военная мощь наращивается, борьба с терроризмом продолжается, в Афганистане будет старая новая стратегия – едут дополнительные войска и воевать, и замирять. С Китаем нелегко, но финансовая взаимозависимость выручает, резких движений со стороны китайцев не будет. Европейцы поддерживают Америку по всем направлениям. Тональность разговора с Россией изменилась – улыбки, частые контакты, перезагрузка, переговоры по СНВ, комиссия по развитию отношений, – но и тут дела идут традиционно, преемственность сохраняется: с американской стороны – никаких значимых уступок. С Тегераном вообще всё идёт будто по сценарию Буша: Иран – очередное воплощение зла, цель – воевать и менять режим.

Но будем объективны: Обама – не Буш. Говорят, он внимательно слушает собеседников, настроен на креатив. Обама делал примирительные жесты в отношении Ирана, просил израильское руководство отказаться от постройки новых поселений на палестинской земле, долго колебался с направлением дополнительных войск в Афганистан и т.п. Интересная деталь по России – в начале декабря в преддверии нового договора по СНВ из Воткинска, где производятся наши стратегические ракеты, уехали американские контролёры, с 1995 г. следившие за выходом с предприятия каждой ракеты. Уезжать явно не хотелось, но, видать, из Вашингтона было велено. Это значит, что Обама способен учитывать интересы другой стороны и с ним можно работать. И нужно.

Гибкость президента, однако, компенсируется жёсткостью его окружения – политиков, военных, дипломатов. Серьёзных сдвигов в содержании пока не видно. Двойственность вызывает вопросы в Америке и за рубежом – где и в чём они, перемены? Как насчёт предвыборных клятв вернуть всех солдат домой? В американских и европейских газетах уже пошёл негатив – мол, обманул президент сторонников, изжил себя. Слабый он, безвольный. «Обамамания» кончилась.

В Америке так считают не все.

На устроенном в Вашингтоне американскими правозащитниками ужине с представителями LGBT community (сообщество лесбиянок, геев, би- и транссексуалов) президента США встретили такими аплодисментами, что он попросил: «Спасибо, хватит, а то я краснею». «Мы любим тебя, Барак!» – выкрикнул кто-то из зала. «А я люблю вас», – отвечал президент. Его долгая эмоциональная речь не оставляла в этом сомнений. «Вы увидите времена, когда мы как нация в конце концов признаем, что отношения между двумя мужчинами или двумя женщинами являются столь же подлинными и достойными восхищения, как отношения между мужчиной и женщиной (аплодисменты). Вы увидите нацию, которая ценит и лелеет такие семьи… Я предан этим целям. Моя администрация продолжит борьбу за это». Конечно, Обама не принадлежит к какой-либо из групп LGBT, просто он, афроамериканец, любит защищать меньшинства. В его команде помощников и советников много крутых цветных и «нетрадиционных» правозащитников, которые ранее сражались за права меньшинств, аборты и депопуляцию, а теперь курируют образование и политэкологию.

Однако увлечённость защитой прав LGBT вызывает растущее отторжение большинства населения страны. Вообще в последнее время как-то получается, что многое из того, что делает Обама, встречают без былого энтузиазма, а то и критически. Если раньше его сравнивали с легендарным Джоном Кеннеди, то теперь – с малопопулярным Картером. Обама это знает. Может, его отсутствующий взгляд на мероприятиях вызван неприятными мыслями – мол, всё это хорошо, но что дальше, как быть в оставшееся до выборов время, коли уже сейчас несладко? А впереди – новые волны кризиса, социальные проблемы, настроения…

Почему президентом такой страны, как США, стал именно неизвестный до самого недавнего времени молодой афроамериканец, чья неординарная, скажем так, биография сама по себе является для спонсоров «проекта Обама» фактором большого политического риска? Понятно – сработали мощные ресурсы, политтехнологии, лозунг «даёшь перемены!» довёл измученных Бушем избирателей до экстаза. Но в чём настоящая фишка? Кто давал реальные «наказы избирателей», какие гарантии дал молодой президент? Или всё уже просчитано, есть сценарии и хозяева мира в любом случае будут в выигрыше?

Например, один из сценариев внутренних дел. При ухудшении внутренней ситуации все беды будет легко списать на либерала-афро-американца. В конце президентского срока – бесславный уход в тень. Худший вариант – импичмент.

Другой вариант – «день Икс».

В 2008 г. за пару недель до выборов кандидат в вице-президенты США Байден случайно проговорился, что вскоре после избрания Обамы президентом произойдёт некий «сгенерированный кризис», есть, мол, разные сценарии, и тут Обама покажет себя несгибаемым бойцом. Американцам придётся затянуть пояса и «перепоясать чресла», т.е. быть готовыми к войне. Сначала этого не поймут, но через пару лет всем, мол, станет ясно, что администрация была права. Речь шла о крупной провокации, деле вопиющем, но это никого не смутило, «сгенерированный кризис» – традиционная политтехнология.

Со времён обмолвки Байдена ничего не произошло, что вовсе не означает отказа от самой идеи и сценариев. Может, они уже в работе? Может, где-то в Америке или за её пределами выбран объект и идёт подготовка события не менее впечатляющего, чем 11 сентября с последующим наказанием злодеев? Косвенные признаки такой разработки имеются.

В «день Икс», внутренний или внешний, станет ясным замысел «проекта Обама» и ответ на вопрос «кто вы, мистер Обама?». Президент должен будет сделать выбор: играть отведённую роль в сценарии хозяев мира или пойти наперекор их воле, проявить нечастую для американских президентов смелость и самостоятельность.

В первом случае исход ясен – вариант с почётным уходом в резерв, а то и с выходом на повторное избрание.

Второй путь – сопротивление, жестокая изматывающая борьба с многоликой элитой и все тяжкие последствия – вселенская травля, демонизация и прочее. Вполне реален импичмент, а то и покушение, как на Кеннеди, об этом уже писали. Пойдёт ли на это Обама с его непростой биографией и падающим уже сегодня рейтингом? Вряд ли, хотя исключать этого нельзя. События могут сделать его сильным политиком, некоторые предпосылки для этого есть.

Хорошо, если бы «дней Икс» и политэкстрима не было. Если они всё же случатся, вскоре, наверное, мы будем читать: «Президент США Байден…» Кто он, мистер Байден, мы знаем.

 

Акция уничтожения под пение национального гимна

Планетарий

Акция уничтожения под пение национального гимна

НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

Алексей СЛАВИН, собкор «ЛГ», МЮНХЕН–БЕРЛИН

Процесс в Мюнхене над украинцем Иваном Демьянюком, которого обвиняют в причастности к убийству десятков тысяч узников концлагеря Собибор, ещё раз показывает, что преступления нацистов были бы невозможны без пособничества населения оккупированных стран.

Что такое пособничество? Передать кому-либо пистолет, из которого потом застрелят полицейского, на новой родине Демьянюка в США означает почти стопроцентную возможность заработать смертельную инъекцию. А тут двадцать восемь тысяч убитых...

Их называли «травники» – по имени местечка в 30 километрах от Люблина. На территории бывшего сахарозавода располагался тренировочный лагерь для тех, кто соглашался работать  охранниками в концлагерях. Их обучали проводить облавы, конвоировать, нести караульную службу, правильно проводить расстрелы и т.д. Тренировались на живых людях. Возможностей было много.

«Травники» превратились в орудия уничтожения. Кстати, присягу они принимали именно на верность рейху, а не своей нации, как теперь принято говорить. Таких, как Демьянюк, было подготовлено примерно пять тысяч человек. В основном использовались они в лагерях смерти на оккупированных территориях, а в конце войны и в самой Германии.

Всего же по Европе в истреблении людей активно участвовало свыше 200 000 пособников из разных стран. Почти столько же, сколько самих немцев и австрийцев.

Немецкие историки теперь пишут, что если бы не эти помощники, то жертв «окончательного решения еврейского вопроса» было бы на сотни тысяч, если не на миллионы, меньше.

Вот воспоминания немецкого полковника, оказавшегося 27 июня 1941 года в литовском Каунасе. Он увидел толпу на площади. Люди радостно что-то кричали, хлопали в ладоши, матери поднимали детей, чтобы они могли лучше видеть то, что происходило. А происходило вот что: «Посреди площади стоял среднего роста блондин, устало оперевшись на  тяжёлую деревянную биту. У его ног лежали 15–20 убитых или умирающих людей. Из шланга текла вода, смывая кровь в канализационный люк. Недалеко, под охраной нескольких вооружённых гражданских лиц, ожидали казни ещё примерно 20 мужчин. Одного вытолкнули в середину круга, его тут же забили до смерти. Каждый удар сопровождался возбуждёнными выкриками зрителей. Наконец убили всех. Блондин взошёл на гору трупов и заиграл на гармошке. Зрители запели литовский гимн. Как будто эта смертельная оргия была событием национального значения».

Фотографию этого блондина можно увидеть во всех музеях холокоста.

И немецкий офицер восклицает: как это могло случиться? Ведь этих людей никто не заставлял убивать? Они делали это добровольно.

Свыше 220 тысяч человек, более 90 процентов еврейского населения, было уничтожено в трёхмиллионной Литве самими литовцами или  «с их помощью». Большая часть жертв пришлась на период до января 1942 года, то есть ещё до Ванзейской конференции в Берлине, когда был принят план «окончательного решения».

В соседней Латвии было убито 72 процента евреев – 95 тысяч человек, самое большое количество на «душу  населения» из всех стран Европы. Почти все евреи Хорватии погибли от рук самих хорватов. В Словакии – словаков.

Никто не заставлял румынского диктатора Иона Антонеску вывезти более трёхсот тысяч человек на территорию СССР и уничтожить их, как пишет немецкий историк Армин Хайнен, «по собственному побуждению».

Ему вторит гамбургский историк Михаэль Вильдт. Да, считает он, основная вина лежит на Гитлере, Гиммлере и нацистском руководстве как вдохновителях террора. Но также ясно, что немцы одни никогда бы не достигли таких масштабов убийств.

Существует миф, по которому Гиммлеру, однажды присутствовавшему при массовом расстреле в одном из концлагерей, стало дурно. И он решил «поберечь» своих людей. Миф – он и есть миф. Хотя и такой вариант не исключён.

В самом рейхе отлично функционировала административная система: всё было на учёте и человеку без посторонней помощи было почти невозможно скрыться. Иное дело – на чужой земле. Полиция, СС, вермахт просто не располагали персоналом для грандиозных акций по выявлению, транспортировке и умерщвлению миллионов жертв. И потому на каждого немецкого полицейского приходилось десять местных помощников. В том же лагере Собибор рядом с кучкой эсэсовцев зверствовали 120 «травников», истребивших 250 тысяч человек.

Ещё пример. В одной только «разъездной команде» оберштурмфюрера СС Иоахима Хаманна насчитывалось 50 литовцев, которые вместе с товарищами уничтожили 60 тысяч евреев.

Гитлер и его приспешники изначально рассчитывали на помощь местного населения. Так, глава службы безопасности рейха Рейнхард Гейдрих перед началом войны приказывал своим подчинённым всячески поощрять «самоочищение» на местах. Впрочем, не только самоочищение, но и самоорганизацию для этих целей.

Только в Львовской и соседних с ней областях в украинской охранной полиции служило свыше 20 тысяч добровольцев. В самом Львове, в котором украинцы составляли перед войной всего 15 процентов населения, но где проживали 100 000 евреев, штат местных полицейских формировался исключительно из местных помощников. И кто был первой жертвой, догадаться нетрудно. Именно здешние «дружинники» и головорезы из бандеровского батальона «Нахтигаль», одним из командиров которого был немецкий капитан и будущий вождь Украинской повстанческой армии Роман Шухевич, устроили резню 30 июня 1941-го, убив не менее 6000 человек, из них 4 тысячи евреев. Документы об этом имеются в израильском мемориальном комплексе «Яд Вашем».

Бандеровские  охранники сожгли в синагогах еврейское население Добромиля, Жолквы, Клевани и десятков других местечек. Они участвовали практически во всех крупных истребительных акциях на территории «Рейхскомиссариата Украина», таких как ликвидация Ровенского гетто или расстрелы в Бабьем Яру.

Масштабы коллаборационизма, особенно в западных от Киева областях, чудовищны. Только к концу осени 1941 года полицаи и национальные формирования приняли участие в уничтожении около 200 тысяч человек – евреев, цыган, поляков. И так до самого освобождения Украины Советской Армией. Чтобы убедиться в правдивости этих фактов, достаточно прочитать «Чёрную книгу» Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга, написанную по горячим от крови следам.

Примерно половина из полутора миллионов уничтоженных на Украине евреев погибли от рук местных палачей.

«Западный» и «восточный» коллаборационизм всё же значительно различаются. В первую очередь – степенью брутальности и демонстративности. На Западе больше внимания уделяли «оформлению», бюрократическим процедурам.

Возьмём Нидерланды, где погибли 110 тысяч (91 процент) евреев. Чиновники, что ведали учётом населения, составили для нацистов точнейший «еврейский регистр». Существовало целое ведомство, ведавшее распределением имущества депортированных. За каждый результативный донос выплачивалась премия в 7,5 гульдена. Только с марта по июнь 1943 года добровольными помощниками на смерть были отправлены 6800 человек. Никто, правда, вслух не произносил, что высланные будут убиты. Так, депортация на восток...

Во Франции, где согласно послевоенной мифологии почти все были «бойцами Сопротивления», также была назначена «премия» – 100 франков за каждую голову. При правительстве Виши без всякого давления немцев был введён «еврейский статус». Тех, кто не обладал французским паспортом, здешние полицейские выявляли, сгоняли в лагеря и безжалостно отправляли на восток, на смерть. Так же поступали и в Бельгии, где еврейских беженцев из Польши отсылали под видом «репатриации».

Могут сказать: в оккупированных немцами странах разговор шёл о выживании, потому и вели себя так. Но вот датчане спасли почти всех своих евреев и переправили их в Швецию. Немецким властям никто не доносил, кто и где прятался.

Берлинский историк Гётц Али уже несколько лет назад выдвинул такой тезис: холокост – это не столько немецкий, сколько европейский проект. И понять его только с точки зрения немецких реалий нельзя.

Ведь во Франции почти 96 процентов отнятых у евреев и «ариизированных» предприятий так и остались в руках французов. По мнению историка из Штутгарта Герхарда Хиршфельда, имущество и средства депортированных «пришлись очень кстати нидерландским банкам, торговцам, музеям, даже амстердамской бирже».

В Венгрии, как пишет журнал «Шпигель», на еврейские деньги «удалось создать пенсионную систему и затормозить инфляцию».

Экономическая составляющая холокоста – одна из малоизученных глав Второй мировой войны. Жестокий, но эффективный передел собственности. Кто и что за ним стояло?

Может быть, именно неприглядная история собственного коллаборационизма и заставляет некоторые европейские правительства так спокойно смотреть на марши бывших эсэсовцев в Риге, Вильнюсе, Таллине или Львове?

Никого не стесняясь и не боясь, президент Ющенко демонстративно присваивает звание «Героя Украины» Роману Шухевичу, кавалеру гитлеровского Железного креста, руководителю Украинской повстанческой армии, устраивавшей на втором этапе войны кровавые чистки «неукраинского населения».

В сентябре этого года областной совет Львова принял обращение к властям Украины с просьбой добиться освобождения Демьянюка. Суд, считают депутаты, – очередная провокация недругов Украины, козни России и ФСБ, подбрасывающих мировому общественному мнению факты с целью дискредитации «незалежной» страны...

Вопрос ответственности страны, нации – один из самых чувствительных и болезненных. Несколько лет назад острые дебаты в Германии вызвала книга американского социолога Даниэля Гольдхагена «Послушные исполнители Гитлера», где всему немецкому народу приписывалась вина в организации холокоста. Да, были праведники, но судьбу решает некая общая субстанция – народ, утверждал Гольдхаген. И приводил сотни примеров. Большинство немецких участников дискуссии согласились с такой оценкой.

В 1947 году в Мюнхене собрались немногие выжившие литовские евреи. И свою первую резолюцию озаглавили так: «О вине большей части литовского народа в истреблении евреев Литвы». Эти люди знали, кто виноват.

Я сейчас выскажу крамольную фразу, но никакя политкорректность не заставит меня от неё отказаться. Выборочные сталинские депортации литовского населения после войны кажутся мне «незначительными перегибами» по сравнению с гигантским и добровольным преступлением – убийством сотен тысяч ни в чём не повинных перед литовским народом людей, своих сограждан. И пением национального гимна над трупами убиенных.

Интересно, как сложилась судьба того блондина? Может, как и Демьянюк, эмигрировал в США? Или тихо прожил свой век на литовском хуторе?

Мне довелось посетить в Берлине выставку «Тысячелетие Литвы». Там один из разделов назывался «Между двумя оккупациями». То есть гитлеровское правление организаторам и сегодня видится как освобождение страны. Похоже, нынешние руководители прибалтийских государств, да и Украины, так до конца и не поняли, что же происходило на их территориях в период с 1941 по 1945 год.

Они так и не поняли, за что судят Демьянюка.

Напомним: за пособничество фашистам. Как выясняется, пособничество может растянуться на десятилетия и дожить до наших дней.

18.12.2009 15:48:00 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

Причины надо исследовать

Все всё прекрасно поняли, прибалты и Украина тоже понимают. Просто анализ причин - запретная тема, я даже несколько удивлён смелостью автора и ЛГ. Всё таки полезно пожить в Мюнхене и Берлине...

18.12.2009 11:32:56 - Галина Юрьевна Денисова пишет:

Тему надо продолжить

Отличная статья, молодец Славин! О фашистах известно много, а об их пособниках – так, отдельные факты. А тема важная, ведь те, кто построил свое счастье на чужой крови, сегодня живут и процветают: немецкий народ сполна рассчитался за грехи 3-го Рейха, покаялся, теперь их очередь. А почему нет? У этих преступлений нет срока давности. Тему надо продолжить. С уважением Галина Собакина, пенсионерка

17.12.2009 10:39:07 - АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ ДЕНИСОВ пишет:

ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ В ЛГ.

\ 17.12.2009 06:44:12 - Сергей Иванович Иванов \ Я уже это проходил с ЛГ. ЛГ ещё в 2006 поместила пару статей ещё худшего пошиба . Обратился в ЛГ , с предложением , давайте поместите отклики всех сторон. Был однозначный ответ : Н и з я я я я я я ........политкорректность ....понимаешь!!!! А, дело в другом , в ИЗРАИЛЬ поступает газета. Вдруг меньше купят , шекелей меньше поступит , вот такая политика которая по мнению ЛГ , весьма корректна.

17.12.2009 06:44:12 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Акция уничтожения или возмездия?

Статья написана совершенно в совковом стиле. Одностороняя как флюс... Вообще думается "Литературная газета" достаточно серьезное издание для того того, чтобы публиковать такие "агитки"! Надо бы - как в суде - дать слово не только прокурору, но и обвиняемым и адвокатам. А то все народы "плохие" - уничтожали якобы ни в чем не повинных людей... Автор весьма неуклюже обходит "неудобный аспект" дела - а что собственно этим евреям "вменялось"! Наверняка были и обвинения и речи, где они, уважаемый автор? Мы, знаете, и Гоголя читали и "перестройку" пережили, олигархи и их деятельность у всех перед глазами - может хватит уже "гоев" за лохов держать?!

16.12.2009 20:55:38 - АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ ДЕНИСОВ пишет:

ЗРИ В КОРЕНЬ !

\\ Берлинский историк Гётц Али уже несколько лет назад выдвинул такой тезис: холокост – это не столько немецкий, сколько европейский проект \\ ... И он совершенно прав. Теперь осталось за малым, выяснить ПРИЧИНУ возникновения этого проекта. Так же Израиль Мазус в ЛГ N49 от 2006г. тоже вопрошает " Как на оселке оттачивались на нас другие народы, которых мы учили ремеслам и наукам ,а когда они входили в силу , то быстро забывали о своих учителях и гнали нас прочь от себя, как прокажённых , пытаясь стереть из людской памяти само наше имя." Самое странное , что только один этнос попал в этот европейский проект.

 

«Неотступно думая…»

Планетарий

«Неотступно думая…»

КНИЖНЫЙ РЯД

Г.Е. Горелик. Андрей Сахаров. – М.: Молодая гвардия. 2010. – 447 с. (Жизнь замечательных людей: сер. Биограф.; вып.1207).

«Эта книга о том, как физик-теоретик, «отец советской водородной бомбы», стал правозащитником и первым в России лауреатом Нобелевской премии мира. Чтобы понять это невероятное превращение, надо разглядеть, как в судьбе Андрея Сахарова скрестилось несколько мощных сил» – так начинает своё повествование автор. И первой из этих мощных сил он называет «загадочный мир российской интеллигенции». Пожалуй, оно так и есть. Ведь недаром ещё в 1945 году сам Сахаров, заполняя «личный листок по учёту кадров» в графе «социальное происхождение», указал – «из разночинцев».

Как известно, роль, которую сыграли разночинцы в российской истории, смело можно назвать трагичной. Один пример приводит и автор книги – представители разночинцев, считавшие себя истинными освободителями России, убили царя-освободителя, а во время охоты на него убили и массу ни в чём не повинных людей, за свободу которых они боролись.

Путь Андрея Сахарова был в какой-то мере загадочен. Эксперт по стратегическому оружию сформулировал научно-гуманитарное открытие, рассчитанное на весь мир. Звучало оно так: «Мир, прогресс, права человека – эти три цели неразрывно связаны, нельзя достигнуть какой-либо одной из них, пренебрегая другими». Не меньшим откровением стала сама его жизнь, смыслом которой стало неприятие несвободы, поиск истины и отстаивание свободы, но осознанной и ответственной. «Не давая окончательного ответа, неотступно думая, советовать другим, как подсказывают разум и совесть», – писал он. А главное: «В противоречиях твёрдо держаться нравственных критериев, может быть, иногда ошибаться, но быть готовым подчинить свои действия нравственным общечеловеческим критериям».

Сегодня, когда исполнилось двадцать лет со дня смерти Андрея Сахарова, мы вынуждены констатировать, что многие из тех, кто считает себя его последователями и клянётся его именем, продемонстрировали, когда пришло время, полное пренебрежение именно «нравственными общечеловеческими критериями», вывели мораль за скобки правил, по которым они ринулись реформировать страну.

Не слишком радостной оказалась и судьба теоретического наследия Сахарова. «И капиталистический строй, и социалистический строй имеют возможности длительно развиваться, черпая друг у друга положительные черты (и фактически сближаясь в существенных отношениях», – считал он. Однако услышать и понять его не пожелали ни противники, ни друзья с учениками. Русскому интеллигенту трудно, практически невозможно избежать предначертаний судьбы.

Игорь ДМИТРИЕВ

 

Почему вождь выбрал Шолохова

Литература

Почему вождь выбрал Шолохова

 ЛИТПРОЗЕКТОР

Андрей ВОРОНЦОВ

Наконец-то стал известен человек, знавший, кто написал роман «Тихий Дон». Это – Иосиф Виссарионович Сталин. В книге Бенедикта Сарнова «Сталин и писатели» (том 3) читаем: «…он безусловно знал, что Шолохов не был автором «Тихого Дона». Ну если уж товарищ Сталин «безусловно знал», кто не является автором, то, без сомнений, знал и автора. А то так называемые антишолоховеды уже 85 лет не могут определиться с кандидатурой. В этом качестве предлагался даже неведомый литературный раб, много лет сидевший, как кот учёный, на цепи в подвале шолоховского дома. Антишолоховедам осталось уповать только на Лубянку: может быть, там в каких-то совсекретнейших анналах записано: «Имярек – подлинный автор «Тихого Дона». Отсюда понятно, что мы имеем дело с поисками, аналогичными поискам Буратино Поля чудес в Стране дураков.

Поэтому с понятным нетерпением листал толстый том Сарнова. Сталин всё-таки – надёжный источник, информированный был человек. Увы, опять меня ждало разочарование. На 276 страницах главы «Сталин и Шолохов» я так и не нашёл имени «подлинного» автора «Тихого Дона». Может быть, уста Бенедикта Сарнова запечатаны некой государственной тайной, которую ему сообщил лично Сталин, и раскрыть её он пока не может? Или он прилежно повторил все удивительные открытия антишолоховедов, смахивающие на открытия гоголевского Поприщина, для того чтобы сообщить нам: проблема авторства «Тихого Дона» была той «верёвочкой», на которой Сталин держал Шолохова? Полно, не смешите: Сталин умел покрепче верёвочки вить. Одно нахожу объяснение гигантским компилятивным трудам Сарнова – невероятное на первый взгляд, но полностью соответствующее поприщинской логике антишолоховедов: Сталин и есть автор «Тихого Дона». Да-да, именно Сталин, иначе зачем он «пресёк все «сплетни» о плагиате и «назначил» автором этой великой книги молодого Шолохова», как сказано в аннотации? Натурально затем, что несолидно было руководителю СССР выступать в качестве романиста, и нашёл он для этой роли статиста – мало кому тогда известного юного провинциального прозаика Михаила Шолохова. Роман-то получился «вполне антисоветский», а кто мог себе позволить написать и напечатать антисоветский роман, кроме самого Сталина? Да и Сталин, в общем, не мог себе этого позволить, поэтому и «назначил» другого автора. Ах, какое увлекательнейшее занятие антишолоховедение! Мир, где всё возможно! Игра, в которой нет ни правил, ни запретов!

Нет, не могу удержаться от соблазна! Брошу и свои пять копеек! Торжественно объявляю, что подлинный автор «Тихого Дона» – Михаил Стефанович Кузнецов, казак станицы Еланской!

Но о нём чуть позже.

В своё время я писал в «ЛГ», что найденная шолоховская рукопись первых двух книг «Тихого Дона» (далее – «ТД») ничегошеньки не изменит в позиции антишолоховедов. Предлагать им рукопись в качестве доказательства – это всё равно как сумасшедшим показывать справку, что они сумасшедшие. А на них действует, скажем, только лечение электричеством. Моё пессимистическое предположение полностью подтвердилось. Моментально забыв, что отсутствие рукописи многие годы было их главным аргументом, поприщины от литературоведения заявили, что рукопись здесь ни при чём, её любой дурак переписать может. Мне стыдно за наше «образованное общество», которое долгие годы воспринимало этих людей всерьёз, за телевизионное начальство, что широко открывало им двери ТВ. С точно таким же успехом можно было бы допустить до эфира «специалистов», утверждавших, что большинство романов Достоевского, начиная с «Игрока», написаны другим человеком. Ведь рукописей-то их нет, Достоевский диктовал эти романы жене-стенографистке!

Вот и Сарнов: он ни слова не написал в своей книге о найденной шолоховской рукописи, будто не существовало ни её поисков, ни многолетних спекуляций антишолоховедов по этому поводу! Сильно подозреваю, что глава «Сталин и Шолохов» написана Сарновым давно, до обнаружения рукописи, и подобные спекуляции в ней тоже имелись. Но теперь, по здравом размышлении, чтобы не попасть впросак, он, наверное, решил их выбросить, а о рукописи… просто не упоминать. Что и понятно – одно такое упоминание перечеркнуло бы все его 276 страниц, заполненных пересказом тяжёлого и осложнённого, как говорят психиатры, бреда антишолоховедов. В тех же редких случаях, когда Сарнов добавляет что-то «от себя», поражаешься только одному – его редкой некомпетентности.

«Нужен был писатель только с хорошей анкетой… Вот подоплёка того, что выбор пал на М.А. Шолохова… У М.А. Шолохова оказалась подходящая биография и анкета», – разъясняет нам Сарнов, почему Сталин «назначил» Шолохова автором «ТД». Очень сомневаюсь, что сам Сарнов читал эту анкету, написанную Шолоховым в апреле 1928 года, на съезде ВАППа – как раз тогда, когда печаталась первая книга «ТД» в журнале «Октябрь». Вот ответы Шолохова на политические вопросы анкеты: «Партийность (если член партии или ВЛКСМ – с какого года)» – «беспартийный»; «В каком профсоюзе состоите» – «не состою»; «Какую общественную нагрузку (кроме вапповской) несёте» – «никакой»; «Какую работу выполняете в организациях ВАППа» – «никакой». А за рамками этой анкеты остались более серьёзные, по советским меркам, вещи. Отец Шолохова, когда-то владевший паровой мельницей, был «лишенцем», а тесть, бывший станичный атаман, сидевший в тюрьме при советской власти, служил псаломщиком в церкви, самого Михаила Шолохова в августе 1922 года, в бытность продовольственным инспектором, осудили на год условно за уменьшение налоговых заданий голодающим казакам и исключили из комсомола… Конечно, всё это было известно «соответствующим органам», в поле зрения которых Шолохов попал ещё в 1926 году, когда ГПУ перехватило его письмо из Москвы Харлампию Ермакову, прототипу Григория Мелехова. «Подходящая» ли биография?

Надо представлять, и в каких условиях Сталин якобы «назначил» Шолохова автором «ТД». О своём решении публиковать роман в журнале «Октябрь» А.С. Серафимович объявил в ноябре 1927 года, на приёме в честь 10-летия Октябрьской революции. В ту пору достигла апогея борьба Сталина с троцкистско-зиновьевской оппозицией, которая 7 ноября вывела на улицы Москвы и Ленинграда контрдемонстрации, шла напряжённая подготовка XV съезда ВКП(б)… Только и дел Сталину было, что подыскивать автора для романа о донском казачестве!

Не знаю, на каком основании Сарнов делает и такой вывод: «Что же касается дискуссии об авторстве «Тихого Дона», то она появившимся в «Правде» в марте 1929 года «Письмом в редакцию» была закрыта напрочь и наглухо. И это может служить дополнительным подтверждением того, что закрыл тему не кто иной, как сам Сталин». Ну как же «напрочь и наглухо», когда так называемая голоушевская версия загуляла в начале следующего, 1930 года? Издательство «Федерация» выпустило тогда книгу «Реквием. Сборник памяти Леонида Андреева», включавшую напечатанное без комментариев письмо Л.Н. Андреева театральному критику С.С. Голоушеву, из которого следовало, что последний в сентябре 1917 года предлагал Андрееву для публикации в газете «Русская воля» некое произведение под названием «Тихий Дон», но Андреев его отклонил. Сплетни и пересуды возобновились с новой силой и продолжались несколько месяцев, пока не был обнаружен в газете «Народный вестник» от 24 сентября 1917 года очерк «С тихого Дона», напечатанный С. Голоушевым под псевдонимом «Сергей Глаголь». Одного абзаца из этого плохенького очерка было достаточно, чтобы понять, что Шолохов мог «переписать» его только под угрозой расстрела. Но сплетня есть сплетня, и «голоушевская версия» в различных интерпретациях гуляла до самой смерти Шолохова… А в 1934 году начальник Вёшенского отдела НКВД Меньшиков нашёл нового «автора» «Тихого Дона» – исключённого из ВКП(б) в 1929 году троцкиста Еланкина, даже завёл уголовное дело по этому поводу. Вот тебе «напрочь и наглухо»! В общем, опять Сарнов попал впросак со Сталиным.

Иконечно, не может Сарнов удержаться, чтобы не повторить «символ веры» антишолоховедов, из которого, правда, уже выпало упоминание о рукописи: «Шолохов же в «Тихом Доне» пишет о том, чего не знал и знать не мог, и при этом с редкостной этнографической точностью и художественной сочностью и мощью живописал колоритнейший быт довоенной казачьей станицы (сам – не казак, а иногородний), а потом – войну, и Первую мировую, и Гражданскую, ни в одной из которых по малолетству не мог участвовать».

Ну, во-первых, до восьми лет Шолохов числился именно казаком (казачьим сыном), а мать его – казачкой, и звали его тогда, между прочим, Михаил Стефанов сын Кузнецов, хотя казак станицы Еланской Стефан Кузнецов не был его родным отцом. «Иногородним» и одновременно Михаилом Александровичем Шолоховым будущий писатель стал в 1913 году, когда после кончины Стефана Кузнецова родной отец мальчика Александр Михайлович Шолохов получил разрешение обвенчаться церковным браком с его матерью – Анастасией Даниловной Кузнецовой (Черниковой).

Во-вторых, прототипами героев «ТД» были ближайшие родственники и «свойственники» Шолохова – в частности, его мать Анастасия Даниловна (Аксинья Астахова) и её первый муж казак-гвардеец Стефан Кузнецов (Степан Астахов). Никакой другой писатель, кроме Шолохова, их не знал и знать не мог, выражаясь словами Сарнова. И подобные сугубо личные детали, перешедшие в роман, куда важнее споров относительно рукописи, а также того, что Шолохов «знал» и чего он якобы «не знал». Существуют две лучшие, на мой взгляд, во всём шолоховедении книги – «Тихий Дон»: рассказы о прототипах» и «Михаил Шолохов. Страницы биографии» Г.Я. Сивоволова (изданные в Ростове-на-Дону соответственно в 1991 и 1995 годах), которые я широко использовал в работе над своим романом «Огонь в степи» («Шолохов»). Сивоволов, отставной полковник МВД, житель верхнедонской станицы Каргинская, в течение многих лет записывал рассказы живых прототипов героев «ТД», а также родственников и знакомых тех прототипов, которые уже умерли: Стефана Кузнецова, Харлампия Ермакова, Алексея Дроздова (другого прототипа Григория Мелехова), Павла Дроздова (Петра Мелехова), Анны, Дмитрия и Анастасии Поповых (Листницких), Павла Кудинова, Алексея Ковалёва (Алёшки Шамиля) и многих других. Всё это были люди, которые окружали Шолохова до 1922 года, когда он уехал с Дона. Кроме того, Сивоволов убедительно доказывает, что места, описанные в романе, и их названия прямо связаны с местами пребывания М. Шолохова на Верхнем Дону.

В-третьих, ответ на «козырной» вопрос антишолоховедов, заученно повторенный Сарновым: как мог Шолохов описывать войну – «и Первую мировую, и Гражданскую, ни в одной из которых по малолетству не мог участвовать», содержится отчасти в сохранившемся его письме Харлампию Ермакову, главному прототипу Григория Мелехова, от 6 апреля 1926 года. Шолохов спрашивает, не уезжает ли Ермаков из своего хутора в мае-июне, потому что ему необходимо получить от него «некоторые дополнительные сведения относительно эпохи 1919 года… Сведения эти касаются мелочей восстания В. – Донского». И действительно, в эти два месяца и позже, согласно Сивоволову, Шолохов часто бывал у Ермакова в Базках. Нет оснований сомневаться, что похожим образом он работал с другими прототипами героев-фронтовиков «ТД». Но я не знаю, какие ещё претенденты на авторство «ТД» могли бы получать аналогичные сведения у прототипов героев романа – разве что уже упомянутый Иосиф Сталин, который в принципе мог получить сведения у кого угодно. Скажем, у того же Харлампия Ермакова, когда его арестовало ГПУ.

Но больше всего меня поразил следующий пассаж Сарнова: «Шолохов… являл собой полную противоположность Бабелю. Он был сделан совсем из другого теста, и в этом качестве был так же уникален, как Бабель в своём. В своих взаимоотношениях с цензорами и редакторами он проявлял такую лакейскую готовность к компромиссу, что тут впору говорить уже не о компромиссе, а о полной и безоговорочной капитуляции».

Может быть, это сказано о трёхлетней титанической борьбе Шолохова с цензурой за опубликование третьей книги «ТД»? Шолохов дошёл до самого Сталина, но добился, чтобы она вышла без всяких изменений! А когда такие изменения явочным порядком были всё же сделаны (редакция журнала «Октябрь» изъяла рассказ старика-старовера о кровавом комиссаре Малкине), Шолохов настоял, чтобы этот кусок напечатали в конце следующего номера. Уникальный, между прочим, случай в советской литературе, другого такого я не знаю. Что же касается печально известного издания «ТД» 1953 года, в которое было внесено до 400 изменений, то оно никогда не переиздавалось и теперь его можно найти только в отдельных библиотеках и у коллекционеров. Между тем общий тираж романа ещё к 1946 году превысил пять миллионов экземпляров, он выходил полностью и отдельными частями 118 раз. С этой точки зрения изувеченное редакторами и цензорами издание «ТД» 1953 года, на которое Шолохов согласился из-за материальных проблем (к тому времени его книги четыре года не переиздавались), было каплей в море.

Многие герои трилогии «Сталин и писатели» – Горький, Маяковский, Зощенко, Демьян Бедный, Алексей Толстой, Пастернак, Эренбург, Пильняк и другие – куда чаще шли в жизни на подобные компромиссы, чем Шолохов (чего стоит одна «сталиниана» Пастернака!), но Сарнов их лакеями и капитулянтами не величает.

Я не знаю точно, как строил свои отношения с цензорами и редакторами Исаак Бабель, которого Сарнов противопоставил Шолохову. Знаю только, что до закрытия в середине 1918 года горьковской газеты «Новая жизнь» Бабель публиковал в ней довольно острые антибольшевистские очерки, а после закрытия газеты вдруг стал сотрудником ЧК и вплоть до самого своего ареста вдохновенно прославлял это ведомство. Я знаю также, что Шолохов в 30-х годах два раза отказывался ехать в составе советской делегации на международные писательские антифашистские конгрессы в знак протеста против массовых репрессий на Дону, а Бабель от заграничных поездок ни разу не отказывался, даже когда арестовывали его литературных друзей и соратников. Ещё я читал, что, попав на Лубянку, Бабель оговорил многих известных писателей, и в первую очередь – Шолохова, но мне неизвестен факт, чтобы Шолохов оговаривал Бабеля.

Мне скажут: так Шолохова и не сажали. Но его только потому, я полагаю, не посадили, что, узнав в октябре 1938 года от честного чекиста о готовящемся своём аресте, он не стал, стеная и заламывая руки, ждать, когда за ним придут, а с оружием в руках, обманув бдительность ростовских энкавэдэшников, поехал искать правду в Москву, к Сталину. Кстати, и Шолохов, и его спутник Пётр Луговой взяли с собой оружие не для устрашения, они без колебаний решили при попытке ареста пустить его в ход, потому что Луговой уже побывал в ежовских застенках и не собирался туда живым возвращаться, а Шолохов хорошо знал по рассказам Лугового, что это такое.

Эти люди были мужчинами и вели себя как настоящие мужчины. Разоблачив перед Сталиным Ежова и руководителей ростовского НКВД, они вовсе не удовлетворились этим и потребовали от Сталина освобождения сотен незаконно репрессированных людей на Дону. К сожалению, многих из них тогда уже не было в живых…

Я не могу с уверенностью утверждать, что Ежов был снят с поста наркома внутренних дел потому, что Шолохов, Погорелов и Луговой доказали на встрече со Сталиным и членами Политбюро, что «Вёшенское дело» сфабриковано НКВД. Но что именно «Вёшенское дело» было последней каплей, переполнившей чашу терпения Сталина по отношению к Ежову, – это абсолютно точно, потому что после встречи в Кремле с «донцами» Ежов пробыл наркомом внутренних дел только три недели и со Сталиным до дня отставки больше не встречался.

Хочу при этом отметить, что непосредственно за свою жизнь Шолохов боролся лишь в октябре 1938 года. А во время острейших конфликтов с ростовской партийной верхушкой и чекистами в 1932–1933 и 1936–1937 годах он в одном случае спасал своих земляков от голода и репрессий, а в другом – бескомпромиссно требовал освобождения арестованных друзей. И в обоих случаях добился своего. Он писал Сталину прямые, откровенные, отчаянно смелые письма, каких ему не писал никто, кроме Булгакова. Но Булгаков писал только о самом себе, а Шолохов – исключительно о других. Он был первым советским писателем (и, увы, последним), который прямо заявлял Сталину, что система следствия в НКВД недопустима не только по отношению к его арестованным родственникам и друзьям, но ко всем арестованным вообще: «Т. Сталин! Такой метод следствия, когда арестованный бесконтрольно отдаётся в руки следователей, глубоко порочен; этот метод приводил и неизбежно будет приводить к ошибкам. Тех, которым подчинены следователи, интересует только одно: дал ли подследственный показания, движется ли дело… Надо покончить с постыдной системой пыток, применяющихся к арестованным. Нельзя разрешать вести беспрерывные допросы по 5–10 суток».

В известном смысле Шолохов своим беспримерно стойким поведением в 30-е годы спасал репутацию советских писателей. И не удивительно ли, что именно этому человеку Бенедикт Сарнов приписал «лакейскую готовность к компромиссу», а также «полную и безоговорочную капитуляцию»? Я нахожу лишь два объяснения этому феномену: либо Сарнов испытывает по отношению к Шолохову какую-то лютую злобу явно не литературного характера, либо он валит, как говорят в народе, с больной головы на здоровую.

Что же касается вообще темы «Сталин и писатели», то вот что я хотел бы заметить. У Есенина в поэме «Анна Снегина» есть такие строки: «И каждый с улыбкой угрюмой Смотрел мне в лицо и в глаза…: «Скажи, Кто такое Ленин?» Я тихо ответил: «Он – вы». Я думаю, то же самое можно сказать и о Сталине, и даже с большим основанием. Сталин неслучайно руководил нашей страной в течение более 30 лет. Абсолютный властитель – это некое абсолютное зеркало. С точки зрения морали Сталин был таков, каковы были окружающие его люди. То есть если низменные инстинкты в них преобладали, то и Сталин вёл себя соответственно, подтверждая ту истину, что абсолютная власть развращает абсолютно. Но если люди в этих условиях имели смелость проявить свои лучшие чувства, то и он их проявлял. Он оценил смелость и благородство Булгакова. Он практически во всём шёл навстречу Шолохову (до 1949 года по крайней мере), хотя всякий раз для этого требовалось решение Политбюро.

А вот если бы Сталин точно знал, что не Шолохов – автор «Тихого Дона», то он бы его требований выполнять не стал, а сказал бы ему нечто вроде того, что сказал однажды своему сыну Василию: «Ты думаешь – ты Сталин?.. Это не ты, и даже не я!»

Ф. Шахмагонов, литературный секретарь Шолохова в 40–50-х годах, как-то спросил писателя, почему он столь независимо и даже неосторожно ведёт себя со Сталиным. Шолохов ответил коротко: «Пресмыкающихся не уважает!»

Может быть, в этом и есть тайна столь разного отношения Сталина к писателям, которую в своей книге тщится разгадать Бенедикт Сарнов.

Бенедикт Сарнов. Сталин и писатели : Книга третья. – М.: Эксмо, 2009. – 992 с.

17.12.2009 21:42:54 - Арий Ариевич Рус пишет:

после прихода троцкистов к власти ,ониначали создавать новый хазарский каганат,видом коммунистических лозунгов.они уничтожили элиту русских казачество.как сказал лев толстой история россии сделана казаками.а зато,чтошолохов описал это уничтожение в романе тихий дон приговорили его к уничтожению.шолохова спас сталин.они до сих пор мстят,не признавая авторство шолохова тихого дона.сарновы должны понять мне по барабану кто написал этот роман шолохов,крюков,иванов или петров.ГЛАВНОЕ что он есть.ИДИОТЫ.не могут понять этой простой вещи.

17.12.2009 21:28:42 - Арий Ариевич Рус пишет:

5

17.12.2009 21:28:13 - Арий Ариевич Рус пишет:

6

17.12.2009 21:25:48 - Арий Ариевич Рус пишет:

ват

17.12.2009 21:23:53 - Арий Ариевич Рус пишет:

17.12.2009 19:56:21 - Валентин Иосифович Алексеев пишет:

Почему вождь выбрал Шолохова

"Почему вождь выбрал Шолохова" — захотел и выбрал ! На то он и ВОЖДЬ !!! Бенедикт Сарнов — ПИСАКА (от слова пИсать). Андрей, а Сарнов ( и другие пустозвоны) тебе нужен? Шолохов — Гений — Аксиома. Пиши свою книгу о великом Михаиле Александровиче Шолохове, но не создавай пьедестал "геростратам" сарновым и пр. шалупони. С Уважением, Ваш читатель и почитатель.

16.12.2009 08:33:05 - Вера Александровна данченкова пишет:

"на них действует только лечение электричеством". хорошо сказано. Но пока уместнее их опусы игнорировать, а их просто не замечать. зачем тратить место на обсуждение дурно пахнущих опусов таких антируситов ? Они и Шолохова то ненавидят, независимо от того какой он был писатель. просто Они ненавидят всё русское. давно и непрерывно. и там и здесь.

 

Созидатели и разрушители

Литература

Созидатели и разрушители

СКАНДАЛ

Кто и как хочет уничтожить мемориальный Дом-музей нобелевского лауреата в Волгоградской области

Немало сил отдали добровольцы-энтузиасты созданию Музея М.А. Шолохова в городе Николаевске Волгоградской области – в доме, где в 1942 году проживал великий русский писатель с семьёй, выезжая то на фронт, то в Москву, то в родную станицу Вёшенскую. Тот год выдался для Михаила Александровича тяжёлым: зимой, возвращаясь в Николаевск с фронта, он получил травмы и контузию во время катастрофы бомбардировщика на Куйбышевском аэродроме. Несмотря на плохое самочувствие, он продолжал писать: в Николаевске из-под его пера вышел ряд статей, очерков, знаменитый рассказ «Наука ненависти».

Казалось бы, все без исключения волжане должны гордиться тем, что почти четыре военных года связали Михаила Шолохова с героической Сталинградской землёй, с Волгой. Но нет.

Один из ветеранов-педагогов опубликовал в местной печати сумасбродную статью, что Шолохов вовсе не Шолохов, а некий Попов…

Это подхватили и стали критиковать главу района А.И. Ткаченко – дескать, не музей надо реставрировать, а мостить дороги. Хотя было хорошо известно, что дом-музей реставрировало ООО «Лукойл-Нижневолжскнефть» своими силами.

Ёрничанье над домом-музеем длится на протяжении всех пяти лет его существования. «До конца дней своих не смогу понять, – упражнялся в умственных изысках автор статьи в местной газете, – зачем меценатский порыв нефтяников нужно было так бездарно использовать на Дом-музей им. Шолохова. Разве нельзя было обойтись мемориальной доской и разделом в экспозиции давно и успешно действующего краеведческого музея?»

Вот за такие глубокие мысли автор вышеприведённых строк недавно был возведён в чин главного редактора районной газеты «Заволжье» – рупора новой местной администрации. Теперь, надо полагать, он до конца дней своих будет стараться стереть с лица земли ненавистный ему музей.

Другой субъект, тоже одержимый болезненной страстью закрыть музей, объявился в самой Первопрестольной – уроженец города Николаевска Слава Сухнев. В период предвыборной кампании в местные органы власти он в четырёх изданиях умудрился опубликовать одну и ту же статью, полную клеветы на организаторов шолоховского музея.

«Вскоре в центре города, на улице Ленина, с беспощадной большевистской жертвенностью из лучшего в Николаевске детсада выбросили малолетних обитателей – помещение стали готовить под музей», – писал Сухнев в статье «Портфель для Щукаря», которая вскоре в гораздо большем объёме появилась в одной из столичных газет.

А как было на самом деле? Многие годы здание детского сада, где в годы войны проживал писатель с семьёй, было заброшенным, с выбитыми стёклами и дверьми. И вот произошло чудо: сегодня здесь дом-музей, тут же великолепный памятник писателю, благоустроенный двор. Но на душе у работников музея неспокойно.

И их можно понять. Накануне своего гарантированного избрания новый глава Николаевского муниципального района Ю.Ю. Чувашин неожиданно дал такую нелицеприятную оценку шолоховскому музею: «Разве можно назвать ценными экспонатами музея заказные картины, газетные публикации и фотографии его современных создателей, ширпотребные DVD-диски с фильмами? Одним словом, музейным делом должны заниматься профессионалы, которые по крупинкам, возможно, много лет будут создавать экспозицию».

Вот интересно, новый глава района хотя бы один раз побывал в шолоховском музее, познакомился с экспонатами, послушал экскурсоводов, почитал многочисленные отзывы известных и уважаемых в нашей стране людей, гостей из больших и малых городов, соседних районов? Придя к власти, он занялся не проблемами первостепенной важности, скажем, капитальным ремонтом единственной в городе Николаевске общественной бани, которая по ветхости своей второй год стоит заброшенной, а реорганизацией музейного дела.

А смотреть здесь есть на что: бронзовый памятник писателю-воину, мемориальная памятная доска, целая картинная галерея, посвящённая опять-таки Шолохову и созданная со-временными художниками – Геннадием Животовым, Николаем Колупаевым, Виктором Слатинским, чьи работы сегодня украшают многие музеи страны. Знает ли об этом господин Чувашин? Был ли он в Третьяковской галерее, где немалая часть выставленных ныне работ была в своё время создана по заказам известных меценатов, государственных служащих, просто граждан России?..

Первое, что сделала администрация района, – передала здание музея земельному комитету. Второй шаг: была сокращена одна из трёх должностей в штате музея. Третий: помещение со всеми фондами передаётся в ведение Николаевского краеведческого музея, а многие экспонаты теперь будут пылиться в запасниках.

И это происходит накануне 65-летия Великой Победы и 105-летия со дня рождения М.А. Шолохова!

Вообще-то отдают себе отчёт новые руководители Николаевского района, на что они покушаются? Или они руководствуются пассажами автора, который сладострастно скоморошничал: «Вернёмся к музею, на открытие которого пригласили эскадрон гостей из Волгограда, Ростова, Москвы и ближнего зарубежья. Приехали и писательские начальники, и депутаты разных уровней. Шума было много, как во время цыганского концерта на вокзале при подходе поезда».

Что же это был за «эскадрон гостей»? Оказывается, губернатор Волгоградской области Н.К. Максюта, генеральный директор ООО «Лукойл-Нижневолжскнефть» Н.М. Николаев, первый секретарь Союза писателей России Г.В. Иванов, секретарь Союза писателей России А.А. Парпара, заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом генерал-лейтенант Н.И. Егоров, депутаты Госдумы, партийные функционеры из «Единой России», КПРФ…

К слову сказать, шолоховский музей гости посещают практически каждый день. И вовсе не обязательно николаевцы. Здесь проходят внеклассные уроки школьников. В книге посетителей – масса восторженных откликов об увиденной экспозиции. В том числе от руководства Государственного музея-заповедника М.А. Шолохова, что в станице Вёшенской.

А чего стоит, например, медаль в честь 5-летия шолоховского музея в Николаевске, выпущенная в мае нынешнего года Санкт-Петербургским монетным двором по эскизам народного художника России, члена-корреспондента Российской академии художеств, главного художника дизайнерского центра Гознака Александра Бакланова – художника-медальера с мировым именем! Медаль выпущена трёх видов – из чистого золота, серебра и мельхиора. Все они есть в музее.

В библиотеке музея имеются книги с автографами Шолохова, факсимильное издание рукописи «Тихий Дон», дарственные книги Юрия Бондарева, Александра Проханова, Юрия Полякова и многих других. Кроме книг Славы Сухнева. Есть все фильмы с экранизацией шолоховских произведений, причём именно на коллекционных дисках. Всего в музее числится около полутора тысяч единиц хранения. Почти все они переданы москвичами в качестве бескорыстного дара городу Николаевску.

В помощь Дому-музею М.А. Шолохова создан общественный фонд «Волжский Шолоховский центр», цель которого – развитие материально-технической базы музея, пополнение его фондов раритетами, произведениями искусства и живописи, другими экспонатами.

Хотелось бы обратиться к руководителям Волгоградской области, в частности вице-губернатору В.И. Галушкину, курирующему вопросы культуры, с просьбой принять все меры к сохранению мемориального Дома-музея М.А. Шолохова в городе Николаевске как самостоятельного учреждения отечественной культуры. Музею должен быть придан статус областного, несмотря ни на какие формальные условия и требования. Можно же сделать исключение, чтобы почитатели таланта выдающегося писателя могли больше узнать о его пребывании на овеянной славой и беспримерным героизмом Сталинградской земле.

Анатолий СЕМЕНИХИН, специально для «ЛГ», НИКОЛАЕВСК

 

Карелия

Литература

Карелия

ЛИТЕРАТУРНАЯ КАРТА РОССИИ

Рунопевческий край Калевалы и былинное Заонежье – два главных источника литературных традиций нашей северной республики. Судьбы многих писателей связаны с этими заповедными местами.

Сегодня три творческие организации объединяют 70 литераторов Карелии. Самая крупная и старейшая из них – Карельское региональное отделение СП России, которое возглавляет поэт, главный редактор журнала «Север» Елена Пиетиляйнен. Поэт Марат Тарасов в начале 90-х создал альтернативный («демократический») Карельский союз писателей. Четыре года назад в Петрозаводске появилось представительство Союза российских писателей, которым руководит прозаик Надежда Васильева. Совсем недавно родилась ещё и четвёртая писательская организация – Союз молодых писателей. Думается, принципиальных творческих расхождений между ними нет. А разделение на четыре союза связано, скорее, с личными амбициями их руководителей – стремлением быть этакими «литературными начальниками». Между тем подобное разобщение литературных сил снижает авторитет союзов перед властью. В результате Карелия в сравнении с другими регионами не может похвастаться ни достаточным количеством литературных премий и наград, ни достойной материальной поддержкой писателей. В Орле, например, недавно создано государственное учреждение культуры «Орловский дом литераторов», у нас же Карельское региональное отделение СП России занимает за арендную плату лишь небольшую комнату в здании Карельской филармонии. Три же других союза бомжуют, не имея никаких помещений.

Существование нескольких писательских союзов приводит порой к весьма грустным курьёзам. 75-летие незабвенного, горячо любимого в Карелии поэта Владимира Морозова в 2007 году праздновалось союзами раздельно: один вечер был проведён Карельским региональным отделением СП России, а другой – Карельским СП. Неужели по такому-то поводу нельзя было собраться вместе? У многочисленных почитателей поэзии В. Морозова это вызвало недоумение: «Что же они Володю-то разделили?»

Ныне территорией согласия всё в большей степени становится журнал «Север», реально объединяющий литературные силы республики. Журнал на подъёме, растёт его популярность у читателей. И, что примечательно, у молодёжи. Презентация каждого номера проводится широко, при участии не только сотрудников редакции, но и авторов – прозаиков, поэтов, критиков, печатающихся на страницах издания.

Одна из главных литературных традиций края – праздник поэзии в Кондопоге. В разные годы его участниками были многие поэты страны – К. Симонов, Р. Рождественский, Е. Евтушенко, Н. Старшинов, Р. Казакова. В декабре 2008 года состоялся вечер, посвящённый 45-летию праздника.

Недавно родилась другая интересная традиция – республиканский фестиваль карельской национальной поэзии, который ежегодно проходит в Олонце, на родине Владимира Брендоева, писавшего свои стихи на ливвиковском диалекте.

В октябре 2008 года в Петрозаводске прошли традиционные Клюевские чтения и первый Всероссийский праздник поэзии Николая Клюева, судьба и творчество которого тесно связаны с Карелией.

Поэтический фестиваль в городе горняков Костомукше и праздник поэзии в Беломорске, ежегодный праздник памяти сказочника Матвея Коргуева в Поморе и литературно-фольклорный праздник на Родине карельского прозаика Ортье Степанова в деревне Хайколя в Калевале, традиционные Рябининские чтения, посвящённые великим сказителям Заонежья, и День Калевалы – все эти знаменательные встречи постоянно прописаны на литературной карте Карелии в последние годы. Обидно только, что большинство этих праздников проходит келейно, в них участвуют только местные литераторы. Писатели же из Петрозаводска и других городов республики из-за отсутствия командировочных средств лишены возможности приезжать в гости друг к другу.

Карелия стала местом проведения Международного конгресса финно-угорских писателей. К этому форуму было приурочено издание в Петрозаводске подготовленного поэтами Армасом Мишиным и Александром Волковым сборника их переводов стихов финно-угорских поэтов Венгрии, Финляндии, Эстонии и России на карельский, вепсский и финский языки – «От Югры до Балатона».

Событием стала недавняя премьера в Национальном театре Карелии музыкальной поэмы для детей «Здравствуй, «Калевала», созданной на русском языке по мотивам «Калевалы» Элиаса Леннрота поэтом Армасом Мишиным и написавшим музыку Евгением Шороховым.

Региональное отделение СП России – инициатор прошедших в последнее время юбилейных вечеров памяти поэтов Яакко Ругоева, Георгия Кикинова, Ильи Симаненкова, Ялмари Виртанена, Александра Иванова… Презентации своих новых книг и творческие вечера провели поэты Иван Костин, Александр Веденеев, Олег Мошников, Елена Сойни, прозаик Константин Гнетнев.

Готовят свои новые литературные программы студенческая поэтическая группа «Я», литературная студия «Свой голос» при представительстве Союза российских писателей. Успешно прошёл отметивший в этом году своё десятилетие республиканский конкурс юных поэтов «Северная лира – 2009», в котором участвовали 366 юных стихотворцев из 38 городов, посёлков, сёл и деревень Карелии. Трое из участников конкурса – Дмитрий Гальцин, Галина Смирнова и Кристина Коротких – уже выпустили свои первые поэтические сборники.

Министерством культуры и по связям с общественностью ежегодно проводятся республиканские конкурсы книгоиздания: в 2007 году вышли в свет 18 книг, в 2008-м – 12. Более сорока рукописей было представлено на очередной конкурс 2009 года. В числе рекомендованных к изданию – сборник стихов поэта Виталия Краскова, книга рассказов Ирины Львовой, антология поэзии Карелии «Дерево песен», в которой будут представлены стихи 75 поэтов нашего края.

Отрадно, что в последние годы наши прозаики и поэты стали лауреатами и финалистами многих российских и международных литературных конкурсов.

Но без читателя, как известно, нет писателя. Поэтому сегодня писателям помимо создания своих художественных произведений приходится заниматься организацией творческих встреч с читателями. Хотя думается, что это прерогатива, скорее, учреждений культуры. Поэтому хотелось бы большей их заинтересованности в литературной жизни Карелии.

Александр ВАЛЕНТИК

 

Убеждённый провинциал

Литература

Убеждённый провинциал

ПАМЯТЬ

Вот уже второй год день рождения Александра Исаевича отмечается без него. Но так же, как и при жизни писателя, 11 декабря в городах России, Эстонии, Франции, Германии, США вспоминают Солженицына прежде всего его друзья в домашнем кругу. И, конечно же, собираются коллеги по перу, учёные, общественные деятели на конференциях и коллоквиумах, пытаясь осмыслить творчество Солженицына в нашем быстротекущем времени…

В Москве, в Доме Русского Зарубежья, которому в этом году присвоено имя Солженицына, счастливо слились оба начала – атмосфера дружеского общения и серьёзный разговор об итогах издательской, исследовательской, методической работы по наследию Солженицына. И эта деятельность, как оказалось, год от года становится интенсивнее. Более 50 книг переизданий произведений Солженицына и новых публикаций увидели гости вечера на выставке, посвящённой дню рождения писателя. Здесь и «Красное колесо», изданное как однотомник, и биография Солженицына уже в классической серии «ЖЗЛ», здесь и аудиозаписи чтения Александром Исаевичем рассказов, фрагментов романов. И вышедший в издательстве «Русский путь» прямо к дню рождения писателя сборник памяти «Путь Солженицына в контексте Большого времени» (редактор и составитель Л. Сараскина). Сюда вошли материалы круглого стола, организованного в сентябре 2008 года на Московской международной книжной выставке-ярмарке, доклады на юбилейной конференции к 90-летию Солженицына, воспоминания и выступления соратников и друзей Александра Исаевича на панихиде в августе этого года. Тогда вдова писателя Наталия Дмитриевна попросила всех поделиться всем, что запомнилось от встреч, от работы с Александром Исаевичем. И вот уже опубликованы эти свидетельства живого общения с писателем, размышления о его роли в нашей жизни, которыми делились А. Битов, В. Успенский, о. Михаил Борисов, В. Штейн, В. Москвин, С. Мирошниченко, Б. Миронов и другие.

На днях в Доме Русского Зарубежья им. А. Солженицына были представлены и воспоминания об Александре Исаевиче, увидевшие свет в других изданиях, например в собрании сочинений Лидии Корнеевны Чуковской. Наталия Солженицына рассказала о подготовленном ею для школьной программы варианте «Архипелага ГУЛАГа», который с нового учебного года будет изучаться на уроках литературы. Вечер памяти писателя стал, по сути, и творческим отчётом, и горячим спором о том, как должно повлиять на концепцию отечественной истории творчество Солженицына с его главным императивом «жить не по лжи».

Именно об этом размышляли и участники конкурса методических разработок и ученических сочинений, посвящённого произведениям писателя. Конкурс проводился газетой «Литература» Издательского дома «Первое сентября» и Домом Русского Зарубежья им. А. Солженицына. В течение этого года было прислано 345 работ из 189 городов и посёлков России: Астрахани и Вологды, Татарстана и Чувашии, Ханты-Мансийского АО и даже российского посольства в Чили!

Их авторы – не только учащиеся школ и учителя литературы, истории, библиотекари, но даже математики. А преподаватель такой дисциплины, как ОБЖ, Е. Вирячев из Вологды на примере судьбы Ивана Денисовича раскрывает ученикам принципы выживания в экстремальных условиях, доказывая, что навыки защиты чести и достоинства – универсальны. В числе призёров конкурса оказались и кадет А. Фёдоров из Петергофа, и ученица 11-го класса А. Ушакова из Краснодарского края, написавшая сочинение по киносценарию Солженицына «Знают истину танки». Победителями конкурса стали и учителя из Сызрани, Новочебоксарска, Санкт-Петербурга.

Хотя в этом конкурсе не участвовали актёры театрального коллектива «Стратилат» (выпускники школы и студенты университета из Великого Новгорода), их тоже с полным правом можно назвать наследниками идей писателя «по прямой». Коллектив под руководством режиссёра и педагога Михаила Никандрова показал в Доме Русского Зарубежья «Крохотки» Солженицына.

Наталия Дмитриевна с удивлением и радостью принимала подарки, а благодарила всех и от имени Александра Исаевича. «Я думаю, – говорила она, – что вообще Александр Исаевич был бы рад этому конкурсу… и надеюсь, что он каким-то образом участвует в этом действе. Но я точно знаю, что он-то радовался бы больше всего географии участников конкурса. Дело в том, что Александр Исаевич был убеждённым провинциалом. Он не уставал повторять, что централизация всех видов духовной жизни – это уродство, что в прежних русских городах духовное и культурное насыщение было таково, что блестяще образованные люди с наслаждением могли там жить и не были вынуждены тесниться все в одной или двух миллионных столицах. Он полагал, что будет или не будет наша страна цветущей, решительно зависит не от Москвы или Петербурга, а от провинции, что ключ к жизнедеятельности страны, к яркости и живости её культуры зависит от того, укоренится ли по просторам страны несколько десятков (он обычно говорил 40) таких жизненных и цветущих для своих краёв центров, которые давали бы всему населению края полноценное духовное и культурное питание. А МОЛОДЁЖИ ДАВАЛИ БЫ КАЧЕСТВО ОБРАЗОВАНИЯ НЕ ХУЖЕ, ЧЕМ В СТОЛИЦАХ. Только так может большая страна развиваться органично и соразмерно».

Тамара ПРИХОДЬКО

 

За нашу и вашу свободу

Литература

За нашу и вашу свободу

ПОДНИМИТЕ МНЕ ВЕКИ

Лев ПИРОГОВ

Помнится, в Средние века суду не только взрослые и дети, но и животные подлежали. Вот правовое сознание было!

Я это к чему?

К тому, что сегодня у нас не на всех местах с правосознанием настолько же хорошо.

Не у всех работников искусств и культуры.

Скажем, в 49-м номере «Литгазеты» была опубликована заметка «Требуется перезагрузка» – об итогах четвёртого сезона премии «Большая книга».

Краткое содержание.

Четвёртый год кряду в финалистах премии за редчайшим исключением оказываются писатели из обеих столиц и всевозможнейших заграниц. А где остальные? Не доходят их книжки, может? Ну так мы готовы, если что, помочь-поднести…

Впрочем, дело, верно, не в этом. Просто у премиальных экспертов перед полезными знакомыми и другими замечательными людьми обязательств хватает, куда им ещё печься о бедных родственниках.

Поэтому (устремляет полёт фантазии автор заметки) стоило бы назначать хотя бы время от времени премиальными начальниками людей не столичных. С другими обязательствами, так сказать. Для премиальной евгеники.

Заметку эту прочитал бессменный председатель Совета экспертов премии Михаил Бутов. Испугался. «Копают!» Надо срочно действовать. Но как?

Ответить через дружественное СМИ – только лишнее внимание привлечёшь. Пойдут разговоры, дойдут до кого не нужно, кто не нужно разнервничается… Нет, нет.

Промолчать? Но это ж какие нервы иметь нужно!!!

И Михаил Владимирович облегчается отчётным докладом съезду в своём интернет-дневнике. Докладом замечательным, хоть и не без отдельных огрехов.

Скажем, в приветственном слове «Литературной газете» (я, дескать, её не читаю, а когда читаю, представляю себе такую картину: тёмный барак, лежат вповалку дурно пахнущие пьяные люди) писатель Бутов обнаруживает не вполне свободное владение родным словом. «Конъюнктивитные глаза» – по-русски это будет «закисшие». И водку наши люди закусывают не гамбургерами – её закусывают огурцом, редиской, ириской, занюхивают рукавом или запивают минеральной водичкой. Это, впрочем, не беда, всё равно талантливо вышло.

Особенно в тех местах, где матом.

Радуясь, что попал, Михаил Владимирович на секундочку расслабляется и проговаривается о том, о чём проговариваться не стоило бы. В ответ на вежливую просьбу «Литгазеты» обратить своё высокое внимание на нестоличную литературу рубит сплеча: «Нет такой литературы. И никогда не было».

К-хм. Нет, я-то вас понимаю, гражданин Бутов. Конечно, вы не это имели в виду. Вы хотели сказать, что писатели бывают значительные и незначительные независимо от места жительства. А так-то вы не против провинции, вы за. Вы даже и книжку из провинции читали какую-то. Только вот название забыли. Что? У вас друг провинциал? К-хм, Михаил Владимирович! Намекать на место жительство друга – это по меньшей мере… Вы разве не слыхали, что у нас преступность не имеет вкуса, цвета и запаха? В ГЛАЗА МНЕ СМОТРЕТЬ! Колчаку не служили в молодые годы? Колоски не воровали с полей?

Ладно, шучу… В общем, вы лишь хотели указать «Литгазете» на то, что писать надо не «в губернии», а хорошо. А как это – хорошо, не подскажете?

Не подскажете… Ну ладно. Вот ваши показания от 23 ноября сего года, место дачи – Интернет, адрес в протоколе записан. «Человек, который сегодня желает писать, как Шолохов или Достоевский, – идиот». Подпись – М. Бутов.

Да не зеленейте вы так. Опять не это в виду имели? Ну, знаете… Вот же вашей рукой: «Достоевский – идиот»… То есть даже ценностная ориентация на классическую традицию, по вашему убеждению, предосудительна… Нет? Да ну вас.

Елдырин, братец, уведи-ка подследственного.

Давайте теперь подумаем.

Любит ли Михаил Владимирович провинциальную жизнь? Нет, Михаил Владимирович не любит провинциальной жизни. Иначе откуда бы взяться его шуточкам про газеты «Марийский железнодорожник» и «Оленевод Таймыра», из которых поналезли в потерпевшую «Литгазету» её сотрудники?

И читателей этой газеты он недаром называет «какие-никакие, убогонькие». Помнит, поди, о том, что Потерпевшая как наиболее тиражное литературное периодическое издание доступнее всех других в нашей необъятной провинции.

Вывод неутешителен.

Был ли обвиняемый нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Он вдохновенно врал, когда хотел запутать следствие благоглупостями вроде «не место красит человека, а человек – место». Он прекрасно понимал: речь не о месте. Речь о культурных традициях русского народа, сохраняющихся вдали от столичной розы ветров. Именно эта традиция раздражает Михаила Владимировича. С чего бы?

Да всё с того же. Новаторство в культуре – дворовый друг: расскажет анекдот, даст покурить, потом постоять на стрёме. С ним весело. А традиционализм – постылый папаша: заставляет делать зарядку и ходить в школу. Не соображает ни в жизни, ни в нормальной музыке, как такого позовёшь к пацанам на беседку?

Носители демократической идеи, господа присяжные заседатели, боятся традиции. Они считают тоталитаризм сердцевиной народной жизни, порождением «российского рабства» и «азиатчины», хотя история свидетельствует об обратном: тоталитарные модели попадают в Россию с Запада и распространяются по пути «из города в деревню», из инновационных центров на традиционные окраины.

Нас, впрочем, эти тонкости не касаются. Пусть в них разберётся ОБХСС.

Мы же разберёмся с тем научным открытием, с помощью которого возглавляемая гражданином Бутовым преступная организация псевдодемократов рассчитывает увековечить себя в истории эстетической мысли. Дескать, художественная ценность литературного произведения определяется талантом писателя, а не его идеологической направленностью.

Будем ли мы оспаривать этот факт? Нет. Но заметим, что он не помешал самому гражданину Бутову удостоиться Букеровской премии. Правда, подсудимый – человек скромный, не стал злоупотреблять нечаянной приятностью, в шолоховы с достоевскими не лезет. Но опыт многих других писателей-лауреатов как-то не свидетельствует в пользу острой необходимости в литературном деле именно таланта…

С другой стороны, опыт проживающих за пределами премиальной черты оседлости граждан Зои Прокопьевой, Петра Краснова, Бориса Агеева, Сергея Щербакова, Веры Галактионовой и др. свидетельствует даже об обратном: чтобы члены группировки числили за тобой талант, нужно если не иметь правильной «направленности», то хотя бы уж не иметь неправильной.

Да, банальности трогают сердца обывателей. А на чьей стороне обыватель, с тем и сила. Обыватель не станет ломать голову, ему сунь в рот соску – «Пупкин неталантлив», он и уснёт спокойно. И того, что Пупкину отказано в таланте именно по идеологическим причинам, которые «значения не имеют», никогда не узнает. А ты потом допрыгивай объясняй, что разный жизненный материал требует разных способов и форм художественной выразительности, что от Романа Сенчина нельзя требовать, чтобы он писал языком Лены Этланг, что по демократическим нормам все эстетики равны перед электоратом… Поздно. Премиальный сезон закрыт.

Ладно, ваша взяла. В одну повозку впрячь не можно рукопожатного писателя и обезьяну в лаптях. Не будем пытаться влезть в суконный ряд да с холщовым рылом. Давайте освободим себя друг от друга. Вы нас от своего присутствия, а мы вас от нашего. Будем торговать свой товар по очереди.

Разве демократия не этому учит? Отсидел четырёхлетний президентский срок – слезай, не нервируй западную общественность. Так ведь?

А насчёт того, что нервная работа экспертного совета (35 тысяч одних курьеров) требует «надёжного Интернета» и не встречающегося больше в живой природе подвижничества, это вы, Михаил Владимирович, Гаагскому трибуналу на досуге расскажете.

Код для вставки в блог или livejournal.com:

За нашу и вашу свободу

Помнится, в Средние века суду не только взрослые и дети, но и животные подлежали.

2009-12-16 / Лев ПИРОГОВ

открыть

КОД ССЫЛКИ:

18.12.2009 16:04:43 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

Долго и нудно

И что мы узнали из этих многих слов? За кружкой пива такие разборки...

 

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТПАМЯТЬ

Благотворительный концерт по сбору средств на благоустройство и реконструкцию историко-культурного и литературного памятника «Ландшафтный сквер «Дворянское гнездо» с Домом Лизы Калитиной прошёл в Орловском академическом театре драмы имени Тургенева.

Губернатор Курской области Александр Михайлов подписал распоряжение о праздновании 85-летия со дня рождения выдающегося курского писателя-фронтовика Евгения Носова: праздничные мероприятия пройдут в январе 2010 года.

Памяти известного нижегородского поэта Юрия Адрианова, которому в 2009-м исполнилось бы

70 лет, в этом году посвящено немало праздничных мероприятий. Кульминацией стал вечер, подготовленный преподавателями и студентами Нижегородского государственного университета им. Лобачевского.

Комиссия Мосгордумы по монументальному искусству приняла решение установить памятник поэту Расулу Гамзатову (по предварительным планам – на углу Архангельского и Потаповского переулков), а бюст поэта Николая Некрасова перенести из Харитоньевского переулка на Яузский бульвар.

ЛИТВСТРЕЧИ

В Воронежском педуниверситете состоялся творческий вечер писателя, почётного профессора вуза Виктора Будакова с представлением книг В. Стручковой «Волны Великого Дона». Традиции и новаторство в творчестве Виктора Будакова», В. Баранова «Отчий край – реки родная речь». Заметки о творчестве писателя Виктора Будакова» и новой книги писателя «Родина и Вселенная», вышедшей с предисловием Валентина Распутина.

В Барнауле состоялась презентация книги «Забытый полк» (материалы к истории Барнаульского 3-го Сибирского полка) с предисловием писателя Александра Родионова. В сборнике опубликованы малоизвестные стихи поэтессы из Барнаула Марианны Колосовой, ушедшей в 1920 году с атаманом Анненковым в Западный Китай и умершей в Чили в 1954 году.

Главный редактор журнала «Москва» Сергей Сергеев представил собравшимся в редакции свою новую публицистическую книгу «Пришествие нации?».

ЛИТЮБИЛЕИ

В читальном зале Центральной библиотеки Мичуринска состоялся литературный вечер, посвящённый 75-летию поэта Евгения Николаевича Ишутина.

Литературная общественность Новокузнецка отметила 75-летие прозаика Анатолия Яброва.

Юбилейную дату отмечает в эти дни поэт Ольга Седакова.

ЛИТФАКТЫ

В Интернете начата выкладка альманахов и журналов, посвящённых изучению истории и культуры России. В рамках этого проекта читателям станут доступны дореволюционные журналы «Отечественные записки», «Русский архив», «Русская старина» и выходившее в конце XX – начале XXI века издание «Российский архив».

В Алтайском крае рассматривают возможность создания антологии произведений русских писателей, чьи имена связаны с регионом.

В Омском литературном музее им. Ф.М. Достоевского состоялась презентация юбилейного сборника «Откровение», посвящённого 65-летию Великой Победы и 65-летию основания Центрального административного округа города.

Литератор Юрий Анциферов выпустил книгу «От сердца к сердцу» – очерки о тех, кто удостоен звания «Почётный гражданин Белгородской области», которая в нынешнем году отметила 55-летие своего образования.

ЛИТПРЕМИИ

Названы лауреаты всероссийской литературной премии «Левша» им. Н.С. Лескова, учреждённой журналом «Приокские зори» за лучшие публикации в журнале в текущем году: проза – Николай Смирнов (Новомосковск); поэзия – Галина Дубинина (пос. Шексна Вологодской обл.); литературоведение – Борис Кобринский (Москва); публицистика – Игорь Карлов (Улан-Батор, Монголия).

Одним из лауреатов Международной премии Андрея Первозванного «За веру и верность» стал абхазский писатель Фазиль Искандер (за сохранение и приумножение лучших традиций российской многонациональной культуры).

ЛИТУТРАТЫ

Скончался известный драматург, прозаик и сценарист Юлиу Филиппович Эдлис (1929–2009).

 

Место встречи

Литература

Место встречи

Центральный Дом литераторов

Большой зал

17 декабря – литературно-музыкальная композиция «Ещё одно последнее сказанье...» с участием писателя, протоиерея Артемия Владимирова и композитора Ренары Ахундовой, начало в 19 часов.

Малый зал

17 декабря – встреча из цикла «Русская идея», ведущий – Пётр Калитин, начало в 19 часов;

18 декабря – творческий вечер Вадима Шуляковского, начало в 19 часов;

19 декабря «Лютня Ориолы» представляет…»: «7+7=ПОЭЗИЯ» (к 14-летию со дня образования ассоциации), ведущий – Леонид Володарский, начало в 17 часов;

20 декабря Дмитрий Быков представляет поэтическую книгу «Отчёт», начало в 17 часов;

21 декабря – «Клубу метафизического реализма ЦДЛ 5 лет», ведущий – председатель клуба Сергей Сибирцев, начало в 18.30;

22 декабря – литературно-художественный вечер «Всю смерть поправ» (русский мир поэзии Татьяны Глушковой), посвящённый 70-летию со дня рождения поэтессы, литературного критика и публициста, начало в 18.30.

Центральная библиотека № 21

им. Н.Г. Чернышевского ЦБС № 5 ЦАО Большая Татарская, 32

17 декабря – встреча с читателями «Посвящение Анатолию Преловскому» с участием писателей, представление новой книги «Мой верный стих, живи и здравствуй», начало в 14 часов.

Музей В. Маяковского

Лубянский пр., 3/6

22 декабря – творческий вечер писателя Т. Зульфикарова с участием певицы И. Дмитриевой-Ван, начало в 19 часов.

Литературный институт им. А.М. Горького

Тверской бульвар, 25

17–18 февраля 2010 года – четвёртая научно-практическая конференция «Юрий Кузнецов и Россия», посвящённая творческому наследию крупнейшего русского поэта рубежа XX и XXI веков, начало в 10 часов. Заявку на участие с указанием темы и краткой аннотацией присылать по электронной почте: [email protected] . Справки по телефонам: 8 (495) 625-00-50 (Бюро пропаганды художественной литературы), 8 (495) 694-11-57 (Литературный институт им. А.М. Горького), 8-916-674-76-87 (секретарь оргкомитета).

Дом учёных

Пречистенка, 16

18 декабря – литературно-музыкальный вечер с участием известных поэтов, на котором в исполнении певца и композитора Анатолия Шамардина будут звучать песни на их стихи, песни народов мира, начало в 18.30.

Выставочный зал федеральных архивов

Большая Пироговская, д. 17

17 декабря – открытие историко-документальной выставки «Чехов. Неоконченная пьеса», посвящённой 150-летию со дня рождения Антона Павловича Чехова, начало в 15 часов.

 

Подробности

Литература

Подробности

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                     

Константин ВАНШЕНКИН

* * *            

Сладостно липы

Пахнут порою ночной…

Скрипы и всхлипы

Вновь у меня за стеной.

В каменных недрах

Трепетной жизни костяк.

Только лишь недруг

Скажет, что это пустяк.

Мокрые липы.

Свет на холодной траве.

Старые клипы

Из молодого ТВ.

Вновь оглянуться

На продолжительный путь,

То есть проснуться,

Чтобы уже не заснуть.

В гостях у Луконина

Две пары боксёрских перчаток –

Сурового спорта печать.

Полно было тем непочатых,

Пока догадались начать.

Забавная с виду картинка:

За окнами шелест листвы,

А для самого поединка

Бойцы не особо трезвы.

Боксёрских перчаток две пары,

Нырки и уклоны судьбы,

Однако же сами удары

По совести слишком слабы.

А чем же окончится схватка?..

В похожих, наверное, снах

Поэты сопят уже сладко,

Боксёрских перчаток не сняв.

Футбольный класс

Футбольный класс – не позолота,

А самого футбола суть:

Удары с ходу или с лёта,

И гол забит – не обессудь.

Обманный финт, рывок по бровке,

Не огорчаться нипочём.

Наихитрейшие уловки

И есть владение мячом.

Профессионализму впору

Вы демонстрируете класс –

Поаплодировать партнёру

За безупречно точный пас.

Конец матча

Футболистов краткий сговор

Перед бьющимся штрафным.

Но удар был слишком скован,

Ничего не вышло с ним.

Опостылевшая сценка –

Огорчение твоё.

Снова выстроена «стенка»,

Снова мяч попал в неё.

Но опять себя неволишь,

Хоть и ноги, как свинец.

А добавлено всего лишь

Две минуты – и конец.

Момент успеха

Так спортсмен, победивший далече

От своей восхищённой страны,

Её флаг приспособив на плечи,

Видит в яви небесные сны.

Вереница

Оставляя зыбкий след,

Странно близок,

Шелестит прошедших лет

Длинный список.

Осторожно входят в сей

Поздний офис

Детство, юность, то есть всей

Жизни опись.

А прекрасных лиц каких

Вереница!..

Но уже всех помнить их

Стал лениться.

Памяти Симки

У каждого свой личный идеал,

Приправленный то сладостью,

то солью.

А ты в себе безмерно поощрял

Любовь и тягу к всякому застолью.

По жилам растекающийся яд,

Свеченье лиц, почти мгновенно милых.

Твои воспоминанья состоят

Из дней рождений, свадеб и поминок.

Выбор

Тяжело расставаться,

Но нельзя оставаться.

Что поделаешь тут,

Если там тебя ждут?

Был недавно, да выбыл…

Так жесток этот выбор,

Что порою сильней

Бедной жизни твоей.

* * *

Я – профессионал,

Собою не доволен,

И у меня канал,

Где сам я подневолен

И сам себе конвой

До зимнего рассвета.

А будет ли отбой –

Кто даст ответ на это?

Репетиция

Всё размечено в оркестре

С головы до пят.

На своём законном месте

Скрипочки скрипят.

Купание

Проявила снова прыть,

Чтоб до берега доплыть.

Накупалась нынче всласть,

Еле-еле добралась.

Я на цыпочках стою,

Дна почти не достаю.

А вода стоит у рта,

Как последняя черта.

* * *

Что за рот, что за стать!

Но ведь трудно застать.

Как осенний каприз,

Дождь стучит о карниз.

Что за стан, что за стать!

…А теперь будем спать.

* * *

Он любит одну женщину –

Изменила в свой срок.

Дать хотел ей затрещину,

Но решиться не смог.

А была эта женщина,

Говорящая: «да!»

Но что ею обещано –

Для неё ерунда.

Ревность

Говорят, что ревность

Часто на беду –

Не такая редкость

В жизни и в быту.

Вдруг в вагоне скором –

Только и всего? –

Потрясённым взором

Вперилась в него.

Ехали со свадьбы

Собственной! Пустяк?..

Миленькие, знать бы,

Что всё будет так!

Отрок

Был ли он смел,

Или робость замучила,

Долго смотрел

Как-то слишком задумчиво.

И вдруг легко,

Что не свойственно отроку,

Так высоко

Молча взял её под руку.

Умение

Подружка умела

Его подбодрить,

Свободно и смело

Про всё говорить.

«Целуешь порочно», –

Шепнуть напрямик,

Чтоб чувствовал прочно

Себя в этот миг.

Сквозь сон

Когда густела мгла

За окнами ночными,

Она сквозь сон могла

Шепнуть другое имя.

А он? Средь всей муры,

Где сновиденья хлипки,

Он только до поры

Не замечал ошибки.

Реклама на НТВ

Словно один продолжительный жест,

Множество суток

На НТВ существует сюжет-с

Про проституток.

В дождь и в морозно клубящийся пар

С птичками теми

На НТВ процветает пиар

В заданной теме.

Близ нескончаемой телестрельбы,

Прочего хлама

Действует в качестве главной судьбы

Эта реклама.

* * *

Заблудившийся пёс,

Потерявшийся кот.

Убиваться всерьёз –

Только лишний расход.

Всё бывает вокруг,

И нередко к тому ж.

Потерявшийся друг,

Заблудившийся муж.

Муж подруги

Пока они живут, не тужат,

И всё в их доме пополам,

Ты на подружкиного мужа

Заглядывалась по утрам,

Гостя у них. Ведь после ночи

Подруга всякий раз была

Переменившаяся очень –

Тиха, задумчива, мила.

                                                                                                             

Копны

Помню, вкусно пахли копны

В дымке гаснущего дня.

Только были неудобны,

Да и он ласкал меня.

Неудобно, как лежала,

Как колола кожу ость,

Или ногу отлежала

И не чувствовала кость?

Неудобно – в смысле стыдно?

Что уж речь об этом весть!..

Помню, копны пахли сытно,

Ведь хлеба на то и есть.

Причина

«Он жить бы без неё не смог!..»

Но умерла – женился снова

Через довольно краткий срок,

Проникновенно и сурово.

Я не судья чужих судьбин,

Однако же заметить смею:

Он просто жить не смог один –

Неважно, с нею ли, не с нею…

* * *

Эта женщина стара

Главным образом с утра.

Но порою вечерами,

Как портрет в старинной раме

Или в отблесках костра –

Моложава и остра.

Любовная кабала

Любовная кабала

И в юности, и под старость.

По-прежнему, как была,

Так, собственно, и осталась.

И он, добровольный раб,

Приемля её как благо,

Взбегает на этот трап

Всё так же к поднятью флага.

Недостаток

Не хватало ей в нужный момент

Непременного чувства отбора

И умения вымолвить: «нет»,

То есть проще – прямого отпора.

И теперь не готова опять

Для решения этой задачи,

Чтобы прямо в глаза отказать

Или как-нибудь сделать иначе.

Яблоко

А яблоня отягощена

Великолепными плодами.

Из-за забора крикнул: – На!.. –

Одной бубновой юной даме.

Была смешлива и смела,

А развлечений слишком мало –

Колени круглые свела

И ловко яблоко поймала.

Близость

Снова в летнюю ночь,

Переполнена пылом,

Обниматься не прочь

С лейтенантиком милым.

Ах, какие дела –

С лейтенантиком милым!

Это близость была

Между фронтом и тылом.

– Погоди, не спеши! –

Так ему лопотала.

А в непрочной тиши

Им война рокотала.

Первый налёт

Помнишь то время, дедуля,

Или поверим в молву?..

Двадцать второго июля

Первый налёт на Москву.

Будто открыта аллея

Выбранный путь не тяжёл.

Вроде у них юбилея –

Целый же месяц прошёл.

Против Тверской и Арбата,

Наглости хамской полна,

Пёрла ночная армада,

Шла за волною волна.

Как поведу свою речь я,

Если так больно болит!

Милое Замоскворечье

Слишком уж ярко горит.

Корчатся крыши, пылая,

Но уже видится мне

Тот истребитель Галлая,

Сбивший проклятый «Дорнье».

В сорок третьем

Строгие приказы были в силе,

И пробил касающийся нас.

Под Москвой в «телятник» погрузили

И спеша отправили в Донбасс.

Выпрыгнул из душного вагона

Среди ночи тёмной и густой

«Рекрут прошлогоднего пригона»,

Как назвал солдатика Толстой.

Покиданье временного крова,

Крупная холодная роса

Да в ушах звучащие сурово

Младших командиров голоса.

Из армейских запевал

По карнизу дождик тикал.

Спал задумчиво больной,

Получивший важный титул,

Присуждаемый войной.

Он, пройдя своей стезёю

Из армейских запевал,

Увлажнить глаза слезою

Очень многим успевал.

Инвалиды утром

Утром, в бритвенных порезах,

Что для них пустяк,

Инвалиды на протезах,

Как на запчастях.

Им подробность не чужая

И зубной протез.

А живут, не выражая

Хоть какой протест.

Движение боли

Не оттого ль наверняка,

Что за окошком снег стеною,

Болит то каждая рука,

То сердце вздрагивает, ноя?

Но происходит почему,

Задумываюсь поневоле,

Всю ночь по телу моему

Перемещенье этой боли?

Уход

Уход за больным…

Беззвучно, без кашля и стона,

Он спит, а над ним

Высокого жара истома.

Уход за больным,

С которым мы словно в разлуке,

Настолько родным,

Что вдруг опускаются руки.

Укол и компресс.

И клюквенный морс у постели.

А жизни – в обрез.

Неужто врачи не успели?

Таинственный код

Страданья. Изучен он, что ли?..

А следом уход

Больного – от жизни и боли.

Снятся люди…

Снятся люди, кого уже нет,

Но во сне они будто живые

И притом, сквозь сумятицу лет,

Появляются часто впервые.

Прибывают из бывших времён,

Но не самые близкие наши, –

Я не помню их даже имён,

Столь случайны сии персонажи.

Для чего-то являются мне,

Но находятся будто бы с краю.

Вспоминаю их только во сне,

А проснувшись, тотчас забываю.

Воспоминание о ВДВ

Мне дружок письмецо

Написал из больницы:

«Помнишь ветер в лицо?

Вообще наши лица!

Встряска душу бодрит,

Но смущает мгновенье:

Купол хоть и раскрыт,

Есть ещё приземленье.

А теперь на беду

Стали косточки ломки.

Знал бы где упаду,

Подстелил бы соломки».

Коллега

Он был настолько свой-пресвой,

Что иногда сказать хотелось:

– Немного смелости присвой,

Откуда эта мягкотелость?

Среди бесчисленных начал,

Готовых заново начаться,

Он на собраниях молчал,

Но в пользу всё-таки начальства.

Стихи во сне

Стихи во сне… Сказал: да ладно!..

Запомню… Утром запишу…

Отнёсся больно уж прохладно

К листочку и карандашу.

Вновь задремал, объятый ленью,

Утратив начисто запал.

Возможное стихотворенье

Так непростительно заспал.

Зоопарк и цирк

Испытывает злоключения

Зверьё, попавшее сюда, –

Пожизненное заключение

Не по решению суда.

Пожизненное заключение! –

Хоть не навязывают труд

Да за жратву и за лечение,

Спасибо, денег не берут.

А в цирке, там не станут баловать

За то, что просто на виду,

А в цирке, там извольте вкалывать

За минимальную еду.

Выгул

Попав в ответственности сети,

А не для собственных забав,

По скверу топчутся соседи,

Выгуливающие собак.

И всё дороже с каждым годом

Сквозь голубую пелену

Земля, под зимним небосводом

Выгуливающая Луну.

Воспоминание о декаде

Утром, поев,

Лезем в автобус.

Горный рельеф,

Поднятый тонус.

Вижу: в окне

Всадников пара.

Будто во сне –

Склон и отара.

Домиков ряд.

Кажется, шахта?

Грозно горят

Краски ландшафта.

Зеркало вод.

Солнце и парус.

Ровно ревёт

Новый «Икарус».

Буднично-свят

День над страною…

Дремлют и спят

Те, кто со мною.

Ветер в лесу

Затеяв грозную игру,

Ошеломляюще-упруго

На нестихающем ветру

Стволы заходят друг за друга.

На той зарядке роковой,

Себе ломая поясницы,

Они рискуют головой,

Но это позже прояснится.

Хотя б какой-нибудь навес!

Ещё чего! Не много ль чести, –

Когда кругом гудящий лес

Изображает бег на месте?

Закат в ельнике

Как пехотинец бедовый,

Сбросив недавний свой форс,

Под этот полог еловый

Свет по-пластунски прополз.

Много умеющий ратник,

Был он достаточно смел,

Но под нависнувший лапник

Дальше пролезть не сумел.

Там неподвижно стояла

Терпкая хмурая хмарь –

До середины подвала

Лишь добирался фонарь.

Дворянские места

Столкнёмся с озёрной ряскою,

С беседкой наверняка.

Ведь эти места – дворянские,

А рядом ещё река.

Хорошая рыбка удится

Средь вдумчивой тишины.

На этой же самой улице

Мы в гости приглашены.

Приятно, что пёс на привязи,

А ужин почти готов,

И в воздухе бродят примеси

То яств, то ночных цветов.

А небо горит, как лезвие,

Закат этот чист и прост.

И нам не понять впоследствии –

Откуда же столько звёзд?

Сны

Долго в берлоге он спал,

Сверху снежком занесён.

С тела существенно спал

За продолжительный сон.

Если б так было с людьми,

То сквозь неясные сны

Спал бы и я до восьми,

Как тот медведь до весны.

Жизнь гардероба

Переполнен зимой гардероб

Безусловно любого театра:

Шуб охапки, из шапок сугроб –

Тучей белка, песец и ондатра.

Но – весна! Тот уже без пальто,

Этот в куртке – апрельская проба…

И как будто бы что-то не то

В поредевшем лесу гардероба.

Дверь

Дверь запер мальчик изнутри.

Не осознав это как шалость.

Открыть пытался раза три,

Но ничего не получалось.

Отказывался понимать,

Уже не слушая и плача,

Про что ему толкует мать,

А также в чём его задача.

А на площадке, факту вслед,

Волнующиеся соседи,

Чтоб дать решительный совет

Или участвовать в беседе.

В своей сердечной простоте

Они здесь с самого начала…

А есть ли что-то на плите –

Мать всё ещё не сообщала.

Многодетные семьи

Под усадебной сенью,

Средь полей и полян,

Многодетные семьи

У дворян и крестьян.

И в фабричном бараке

Полно ребятни –

На свету и во мраке

Все вроде родни.

Уцелевшее семя,

Узнаваемый след.

Многодетные семьи

Незапамятных лет.

Общения

Жизнь у матери тяжела,

Распорядком своим ведома:

Просыпался – уже ушла,

Засыпал – ещё нету дома.

Дел у матери полон рот,

Для ребёнка два-три урывка.

Но дороже иных щедрот –

Воспитательная улыбка.

В детстве

Ничего не предрекая,

Опасений лишена,

Безупречная такая

Раздавалась тишина.

Но тревожили впервые,

Как предвестники потерь,

Иногда звонки ночные –

Телефонные и в дверь.

У воды

Сбросила возле воды сарафан

И распрямила задумчиво стан.

Выше колена заметен синяк.

Может, ударилась где-то в сенях?

Иль это пальцев настойчивых след?

Иль вообще объяснения нет.

18.12.2009 15:56:38 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

Помогает жизни

Как хорошо, что есть Константин Ваншенкин и есть Литературная газета! Давно уважаем этого поэта и с радостью читаем. Я пишу из Фрязина, возможно Константин тоже отсюда . Знаю многих людей, которым стихи и проза Константина Ваншенкина помогают и помогают жить. Спасибо!

17.12.2009 15:33:08 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

На стихи Константина Ваншенкина

Запомнились ваши "У воды" /Сбросила возле воды сарафан И распрямила задумчиво стан. Выше колена заметен синяк. Может, ударилась где-то в сенях? Иль это пальцев настойчивых след? Иль вообще объяснения нет./ Видна наблюдательность известного поэта... У нас частенько наблюдается безучастье и безразличие к увиденному... Об этом хочется написать, только что сочинённое "Главная заслуга": / Мы что-то болтаем, частенько и пишем,/ Друг другу суём не шедевр, чепуху./ Скулим про своё, а другого не слышим/, Не жалуясь на слепоту, глухоту.../ Не слышим соседа, приятеля, друга,/ Родную сестру, брата, маму, отца./ Вот в этом главнейшая наша заслуга, - / Не слышать, не видеть живого лица./ С уважением, Алексей Буряк, Днепропетровск. [email protected]

 

«Вся истинная культура пронизана светом Христовым»

Библиоман. Книжная дюжина

«Вся истинная культура пронизана светом Христовым»

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

Издательство Московского Сретенского монастыря занимается выпуском богослужебной, святоотеческой, апологетической, а также исторической и художественной литературы. Сегодня на наши вопросы отвечает руководитель издательства иеромонах СИМЕОН (Томачинский).

– Отец Симеон, как появилось издательство?

– В 1994 году на территории Сретенского монастыря было образовано Московское подворье Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Святейший Патриарх Алексий благословил насельникам подворья (с 1995 года – Сретенского ставропигиального монастыря) в качестве их главного послушания вести издательскую деятельность. Это, с одной стороны, важнейшая миссия просвещения, естественная для монастыря в центре столицы, а с другой – возможность самим зарабатывать себе на жизнь, кормить монастырь, содержать семинарию, поддерживать целый ряд социально значимых проектов.

– Какие книги у вас выходят?

– Вначале это были в основном репринтные, дореволюционные издания. Теперь же – большей частью книги современных авторов. Некоторые из них готовятся к печати много лет. Так, более пяти лет шла работа над энциклопедией «Русская православная церковь. ХХ век», вышедшей в 2008 году и получившей целый ряд книгоиздательских премий. Около 10 лет готовились к печати «Избранные жития святых для детей» в двух томах: текст принадлежит перу известного писателя Роберта Балакшина, над иллюстрациями работали несколько художников. Издательство разработало и выпустило ряд книжных серий: «Духовная сокровищница», «Христианский Запад», «Духовное наследие русского зарубежья», «Библиотека духовной прозы» (здесь вышли сборники Пушкина, Гоголя, Достоевского, Зайцева, Лескова, Чехова и многое другое) и т.д.

– По каким критериям вы отбираете книги для публикации?

– Всякая хорошая литература, которая свидетельствует о красоте Божьего мира, – православная по сути своей. Мне кажется, что если произведение служит возвышению человеческой души, то оно христианское, даже если там ни слова не говорится о Боге.

Конечно, у нашего издательства есть ограничения, если говорить о публикации художественных произведений. Поэтому совсем не обязательно думать, что если вещь нам не подошла, она не православная. Просто у нас очень высокие требования. Самое благочестивое содержание можно убить неудачной формой. «Зарифмованное благочестие» может только отпугнуть тех, кто вырос на классической поэзии. Поэтому стихи мы принципиально не печатаем, чтобы не связываться с валом псевдопоэзии, не способствовать графомании. Зато у нас есть серия «Современная православная проза», в которой опубликованы произведения Алексея Варламова, Юрия Казакова, Владимира Солоухина, о. Николая Агафонова.

Так уж случилось, что в нашем издательстве выходят книги самых читаемых авторов православного мира: например, архиепископа Илариона (Алфеева) – его труд «Православие» признан «лучшей духовно-нравственной книгой 2009 года», протоиерея Максима Козлова, чья книга «Западное христианство: взгляд с Востока» стала «лучшей учебной книгой 2009 года», протоиерея Владислава Цыпина, диакона Андрея Кураева и других авторов первого ряда.

– Есть ли у вас переводная литература?

– Мы стараемся отслеживать, что появляется в других странах на иных языках. Кризис этому, конечно, помешал – перевод и адаптация к русской традиции, научное редактирование требуют в разы больше усилий. Выпускаем серию «Православное богословие», в ней есть очень интересные произведения, переведённые, к примеру, с французского.

В серии «Христианский Запад» мы публикуем лучшие образцы классической западной литературы, например «Сила и слава» Грэма Грина, «Рождественская песнь» Диккенса. Стремимся готовить эти издания на высоком академическом уровне, с предисловием, плюс тщательный перевод, высокий уровень представления текста – целое маленькое исследование. Для нас важная миссия – воспитывать прихожан, в том числе на классической светской литературе, но хотелось бы, чтобы и светские читатели имели возможность приобщиться к вере через такую литературу.

– Как вы решаете проблему распространения изданий, охотно ли берут их книжные магазины?

– В церковной системе распространения у нас проблем нет, мы здесь являемся одним из лидеров продаж. Что касается светских магазинов, то они берут, но мало, к тому же литература идёт к ним через посредников, что увеличивает цену. Кроме того, в крупных магазинах не очень умеют работать с духовной литературой – всё автоматически идёт в раздел «Религиоведение». Поэтому у нас есть свой интернет-магазин, за много лет мы отладили систему распространения по епархиям, по регионам. Давно думаем, как найти выход к светскому читателю, чтобы цена книги не вырастала в три раза. Отчасти решаем проблему путём совместных проектов со светскими издательствами. Из-за кризиса пока катастрофического падения продаж не наблюдается, хотя есть некоторые настораживающие тенденции.

– Сотрудничаете ли вы с библиотеками?

– Какие-то книги обязательно должны быть в библиотеках, иначе мы обедняем свою культуру. Постоянной налаженной работы с библиотеками пока нет, и это обидно. Государство должно взять это на вооружение, ведь воспитательный потенциал хорошей книги очень велик. В библиотеках должна быть духовная литература, классика. Сейчас сами библиотекари часто жалуются, что к ним поступают ненужные книги. Нужна экспертная организация. Ассоциация книгоиздателей (АСКИ) могла бы взять на себя эту функцию.

Особенно это касается общественно значимых проектов, в частности таких, как 17-томное Полное собрание сочинений Гоголя. Это новое открытие известного писателя. Каждому поколению нужен свой Гоголь, и мы, преодолев мифы, созданные Белинским, открываем для себя настоящего Гоголя, который был верным сыном Церкви, стремился к монашеству, считал творчество служением Богу. В этом проекте предусмотрена публикация гоголевских текстов без цензурных сокращений, многие письма публикуются впервые вместе с ответами адресатов. Такие проекты нужны в первую очередь для библиотек – ведь не всякий человек может позволить себе купить подобное издание и держать его дома. Но если оно будет в библиотеке, то всякий интересующийся сможет прийти и прочитать. В подготовке этого издания проявилась замечательная симфония духовного и светского – проект вместе готовили Издательство Московской патриархии и светские учёные, люди Церкви и люди науки. Это пример подлинного просвещения, когда Церковь не замыкается на своих внутренних делах, а показывает, что вся истинная культура пронизана светом Христовым.

Страницу подготовила Ольга ШАТОХИНА

18.12.2009 17:04:31 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

Прекрасно, что такое содержательное, богатое издание

Но было бы хорошо если бы наряду с религиозной литературой издавалась и атеистическая. Атеизм это не вера наоборот, а иной стиль мышления. Государство у нас светское, но власть заигрывает с Церковью, светские газеты не осмеливаются публиковать атеистические статьи. Не нужно ленинского воинствующего атеизма, но всё таки дважды два четыре, и не креационизм научно состоятелен, а эволюционная теория. Вера - это состояние психики, души, если хотите. А наука - это поиск, сомнения, доказательство. эксперименты. Обе нужны, но не одновременно в одной голове.

 

Отречённые слова

Библиоман. Книжная дюжина

Отречённые слова

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Нина Ягодинцева. Иная мера : Стихотворения 2003–2009 годов. – Челябинск: Цицеро; Челябинская государственная академия культуры и искусств, 2009. – 80 с.

Прочтёшь. И вспомнишь: она же ведь ещё и профессиональный фотограф.

Владимир. Снег.

Пожаром памяти

Весь горизонт

заволокло.

Одна метель

стоит на паперти

И застит

рукавом чело.

«И фотоработы я тоже считаю книгой, потому что в основе каждого снимка – прочитанный мной сюжет мирозданья, его лирическое переживание», – признаётся Нина Ягодинцева.

А ещё вспомнишь, что в легендарном Литинституте она училась в семинаре очень требовательного критика Ал. Михайлова, большинство своих воспитанников именовавшего «стихотворцами». А слово «поэт» в его устах звучало как высший титул. Таковой прилагался к единицам: к Юрию Кузнецову, Николаю Рубцову. И к Нине Ягодинцевой.

Легко читать стихи,

не ведая искуса

Придумать для себя

иной именослов…

Слова придут потом. Придут –

и отрекутся.

И нас научат лгать. И отрекутся вновь.

«В наше время редко кто решается писать в классическом стиле, потому что работать в этом ключе, сохраняя свою образную самобытность, вдыхая жизнь в слово, ритм и даже рифму, в состоянии только большой поэт», – отмечает уже современник, Иван Андрощук. Новая книга Нины Ягодинцевой сказанное с достоинством подтверждает.

 

Смотри по сторонам внимательно

Библиоман. Книжная дюжина

Смотри по сторонам внимательно

Ян Левин. 100 деталей Ярославля . – Ярославль: Издатель Александр Рутман, 2009. – 212 с.: ил.

Эта книга находится в русле нарождающегося в современной краеведческой литературе направления, посвящённого внимательному рассматриванию, коллекционированию и толкованию значения обломков старины, которые не пылятся под стеклом в мало кем посещаемом музее, а находятся рядом с нами в повседневной жизни. Причём никакого конфликта с новейшими технологиями не происходит – проект поначалу существовал в Интернете, пока не оформился в виде книги. О прославленных монастырях и храмах Ярославля, о Волковском театре знают многие. «Но город – это не только шедевры зодчества. Город всегда был населён людьми, которые, построив свои дома, жили в них, обустраивали свой городской быт… Они делали город удобным, практичным с помощью мелочей», – пишет автор. Вот этим мелочам и посвящена книга. Уцелевшие на некоторых домах таблички дореволюционных страховых обществ; пулемёт «Максим», закреплённый на фасаде особнячка с мезонином; разнообразные маскароны и гербы; географическая карта в руках бронзового маршала Толбухина; табличка «Невский проспект, 186», украшающая один из домов по 2-й Краснохолмской улице; напоминающая о временах паровозов гидроколонка, «что чудом сохранилась при пересечении улицы Магистральной и старых железнодорожных путей, идущих от полустанка Всполье, а ныне вокзала Ярославль-Главный. А вот дом, украшенный резными фигурками персонажей русских сказок: «Перед человеком, с душой выпилившим и выточившим всё это, не пожалевшим недель, если не месяцев труда, можно только снять шляпу. Ну или что там сейчас носят». Важность сохранения примет старины автор поясняет просто: «Чтобы понимать своё место в жизни».

 

Одно из великих лиц

Библиоман. Книжная дюжина

Одно из великих лиц

Виталий Комин, Валерий Прищепа. Он пришёл в XXI век : Творческий путь Евгения Евтушенко. – Иркутск: ООО «Принт Лайн», 2009. – 430 с.

На излёте прошлого века Евгений Рейн писал: «Вдумаемся в последовательность: Державин-Пушкин-Лермонтов-Некрасов-Блок-Маяковский-Ахматова-Евтушенко. Это – один-единственный Великий поэт с разными лицами. Такова поэтическая судьба России». Но вот наступило новое столетие, а формула, кажется, продолжает работать. Хотя шестидесятничество, ярким представителем и идеологом которого являлся и является Евгений Александрович, из сферы текущей литературной критики переходит в область истории литературы, но продолжает принадлежать и истории современности. С точки зрения авторов книги, «творчество Е.А. Евтушенко – непрочитанная страница истории русской литературы второй половины ХХ века, вобравшая в себя полувековой опыт развития художественного и общественного сознания страны». Три монографии и докторское исследование В.П. Прищепы, публикации В.В. Комина – их совместные работы легли в основу историко-литературного издания, ставшего обобщающим трудом о творческом пути поэта, пророчески заявлявшим в своё время: «Я приду в двадцать первый век. Я понадоблюсь в нём, как в двадцатом…» А по прочтении книги отметившего, что она – «тот редкий случай, когда я сам для себя открывал многое, ранее неизвестное…».

 

А люди-то – живут

Библиоман. Книжная дюжина

А люди-то – живут

Борис Екимов. На хуторе : Повествование в рассказах. – 464 с. – Прощание с колхозом: Очерки разных лет. – 512 с. – М.: Время, 2010. – (Лауреат премии Александра Солженицына –  2008).

Премия Александра Солженицына вручалась в 2008 году замечательному русскому прозаику Борису Екимову с формулировкой: «За остроту и боль в описании потерянного состояния русской провинции и отражение неистребимого достоинства скромного человека; за бьющий в прозе писателя источник живого народного языка». Сказано предельно точно. Как всегда, предельно точно высказывается в своих произведениях и донской, из глубинки, мастер прозы. Полтора десятка рассказов и два десятка очерков, составивших двухтомник, не в каком-то далёком будущем, но уже в настоящем являют нам настоящий учебник истории. Истории человека на земле. На какой? Своей? Нашей? Колхозной? Меняются времена, а ответа всё нет. Остаётся лишь вопрос, таящийся в глазах, невысказанных словах и чаяниях, поступках героев произведений Екимова. Да и в названиях очерков: «Возле старых могил», «Люди и земля», «Надейся лишь на себя», «Новое начало, или На колу – мочало», «Оставленные хутора»… Безысходность? Да нет. «Надо и сено косить, и пасти, и ухаживать. Тут не поймёшь: нужда ли, привычка? Но работают». Живут люди, и другой жизни у них не будет. И великое счастье для нас, что есть мудрый летописец этой жизни – Борис Петрович Екимов.

 

Между жизнью и корыстью

Библиоман. Книжная дюжина

Между жизнью и корыстью

Лидия Ивченко. Благо проклятия . – М.: Фолиум, 2009. – 206 с.

Научно-фантастическое произведение, написанное с такой обстоятельностью – даже с обращением за консультацией к учёным и медикам, – которая в наше время редко встречается в этом жанре. О проблемах, связанных с восприятием фантастики читающей публикой, идёт речь и в предисловии Владимира Любицкого. Как распознать достойную внимания книгу? «Критерий здесь прозрачный, как родниковая вода. Его оставили нам в наследство всё те же мастера – основатели жанра. Критерий этот – гуманизм. Ведь неслучайно классическая фантастика нередко на человеческом веку предвосхищала изобретения и открытия, которые делали человека сильнее, богаче, счастливее». Роман выстроен по классическим канонам советской фантастики – молодой учёный делает важное открытие, находит средство против рака, а недруги стремятся помешать ему благополучно завершить исследования. Но место традиционной когда-то шпионской составляющей заняла вполне современная мотивировка: своими находками герой мешает тем, кто уже занял некое положение в медицине, а также представителям зарубежных фармацевтических концернов.

 

Превыше всего – доброе сердце

Библиоман. Книжная дюжина

Превыше всего – доброе сердце

Владимир Ковалевский. Сокровища горы Иль-Урун . – М.: ИД Мещерякова, 2010. – 112 с.: ил.

Красочная сказка в старинном восточном стиле, написанная современным автором. Юноша Хабиб по-доброму относится ко всем, даже для покалеченного скворца не пожалел воды и проса. Но однажды он решил принести еды бедным и измученным на вид путникам и случайно узнал, что они вовсе не мирные люди и строят коварные планы. Разумеется, юный храбрец вмешался и победил злодеев, и, как положено в сказке, спас прекрасную принцессу. Сюжет привычный, но автор добавил в него мотив мирного сосуществования разных религий и культур. Добрый мусульманин Хабиб в своих странствиях встречает надёжных друзей – европейца-христианина и африканца-язычника – и посрамляет разбойников, твердящих «Убей неверного!», произнося точную цитату из священной книги: «Убей неверного в себе».

 

Создатель «Русской правды»

Библиоман. Книжная дюжина

Создатель «Русской правды»

Алексей Карпов. Ярослав Мудрый . – М.: Молодая гвардия, 2010. – 583 с.: 16 л. ил. – (Жизнь замечательных людей: Сер. биогр.; вып. 1210).

Новое, существенно доработанное автором издание биографии одного из виднейших государственных деятелей Киевской Руси. Время его правления, 1019–1054 гг., в учебниках и летописях истории справедливо именуется «золотым веком», и Ярослав был едва ли не единственным из князей, кому народ дал прозвище Мудрый. Летописец сказал о нём: «…насеял книжными словесами сердца верных людей; а мы пожинаем, учение приемлюще книжное». Были в истории России и другие великие правители, другие славные времена. Но эпоха Ярослава замечательна ощущением незамутнённости. Крещёная его отцом Владимиром Русь ещё не потерпела поражения от монголо-татар, которое надолго покрыло чёрной тенью нашу историю. Какая бы ни была проявлена доблесть под стенами Рязани, Козельска, Владимира, Киева – и позже, на Куликовом поле, – неизбывной оставалась тоска о временах, когда битвы бывали проиграны или выиграны, но не было ещё роковых судьбоносных поражений.

Не стало больше

песен дивных,

Лежал в гробнице

Ярослав… –

так, говоря словами Николая Заболоцкого, закончилось время великой Древней Руси, которую надолго сменила «Русь горемычная». Хотя на самом деле от смерти Ярослава до завоевательных походов Чингисхана и его потомков прошло почти два века. Автор книги стремится совместить исторический романтизм, былинную сказочность древних свидетельств о Ярославе со строгой историчностью.

 

О богатырях и каликах

Библиоман. Книжная дюжина

О богатырях и каликах

Евгений Аничков. Язычество и Древняя Русь. – М.: Академический проект, 2009. – 538 с.: 16 л. ил. – (Технологии культуры).

Тема дохристианского периода русской истории и собственно славянского язычества сейчас необычайно популярна. Поиск корней, что тут скажешь. Видимо, все достижения технократической цивилизации не способны дать человеку ту опору, которую обеспечивают знания о предках. Классический, заново отредактированный труд Евгения Аничкова выгодно отличается глубиной и серьёзностью изложения материала. Это может потребовать от читателя немалых усилий по вниканию в текст, но результат того стоит. Кто-то, возможно, будет удивлён, что молодому тогда русскому христианству в книге уделяется ничуть не меньше внимания, чем древним верованиям. А может быть, даже и больше… «Хозяйственная, народная вера казалась отжившей, пока христианство распространяется лишь в высшем сословии. Оттого с ней борьбы пока что нет; она не позади, не за плечами, а напротив, эта борьба ещё предстоит. Она наступит. Тогда возникнут и те двоеверия, основанные на хозяйственных культах, обрядах и поверьях… Действительно, христианскими русские деревни станут лишь через несколько веков».

 

Последний алхимик

Библиоман. Книжная дюжина

Последний алхимик

Кеннет Райнер Джонсон. Феномен Фулканелли . Тайна алхимика XX века. – М.: Энигма, 2009. – 368 с.: ил.

Алхимики не только искали легендарный философский камень, способный превращать простые металлы в золото и исцелять от всех болезней, но совершили множество реальных научных открытий. О последнем из их бесчисленного племени – Фулканелли – написано множество статей, существует масса гипотез, кем он был на самом деле. Говорили, что на самом деле это Эжен Канселье, представлявшийся его учеником. Среди других кандидатов на «Фулканелли» были известные авторы Жан-Жюльен Шампань, Пьер Дюжоль, Рене Швалле де Любиц. По слухам, среди друзей алхимика были Фердинанд Лессепс, руководивший строительством Суэцкого канала, и физик Пьер Кюри. Две книги Фулканелли – «Тайны готических соборов» и «Философские обители» – до сих вызывают многочисленные споры, в них пытаются найти зашифрованные знания древних мастеров, столь актуальные в наш изменчивый век, когда вновь вспыхнул интерес к оккультизму. Фулканелли таинственно исчез в традиционной манере древних искателей истины, но есть те, кто до сих пор убеждён: последний алхимик ещё здравствует.

Даже спецслужбы после Второй мировой войны пробовали проверить правдивость слухов и найти Фулканелли, а заодно и якобы хранившуюся у него легендарную рукопись Роджера Бэкона, содержащую формулы деления ядер и ядерного синтеза. Нынешняя книга будет интересна и тем, кто, читая исторические романы, желает внятно представлять, что же скрывается за звучным термином «алхимия».

 

Окрошка из времён и судеб

Библиоман. Книжная дюжина

Окрошка из времён и судеб

Бернар Вербер. Рай на заказ . – М.: РИПОЛ классик, 2010. – 576 с.

В сборнике рассказов известного французского писателя-популяризатора в вольной форме пересекаются и старинное будущее, и вероятное прошлое, экзотические профессии и нестандартные ситуации. По словам самого Вербера, «каждый рассказ – это не великое и продолжительное кругосветное плавание, а короткая экзотическая прогулка».

Что же он предлагает читателям? Например, вернуться в прошлую жизнь, ту самую, где довелось испытать самую большую любовь… Что страшнее для человека – собственная смерть или то, что выставили на посмешище? Неужели лучше скука, чем безрассудная смелость?

Каково, оно, наше светлое будущее? О чём будут договариваться главы государств после окончания третьей мировой войны? Нужно жить дружно, а для этого необходима отмена всех религиозных учений и национальностей. Но почему национализм прорастает вновь, демонстрируя живучесть, достойную сорной травы? Неужели человечество действительно страдает регулярной потерей памяти? Ведь именно «прославление зверств закрепляет в памяти поколений имена «героев» и даты их «подвигов».

 

Бегущие, парящие, грызущие…

Библиоман. Книжная дюжина

Бегущие, парящие, грызущие…

Гааке В. Животный мир, его быт и среда. В 3 т. Т. 1: Животный мир Европы. Т. 2: Животный мир Азии, Америки и Австралии. Т. 3: Животный мир Африки. Животный мир моря. Домашние животные, паразиты и пещерные животные. – М.: Армада-Арбалет, 2010. – 656 с., 616 с., 504 с. с ил. 1.

Своеобразие этого огромного издания в том, что в отличие от «Иллюстрированной жизни животных» А. Брема и его многочисленных последователей, у которых материал расположен в порядке зоологической системы, по отрядам, классам и семействам, причём нить повествования постоянно перебрасывается из одной части света в другую, Гааке построил и расположил материал по другому, географическому принципу. В этом издании самое пристальное внимание обращается на географическое распространение животных, их тесную связь с окружающей средой. Автор рисует картины жизни обитающих в России благородного оленя, косули, белки, кабана, рыси, куницы; из птиц описывает вальдшнепа, дрозда, кукушку, тетерева, трясогузку; из рыб – карпов, карасей, форелей, щук. Несомненными достоинствами этого трёхтомника являются оформление, стилизованное под дореволюционный оригинал (вместо привычных фотографий – роскошные цветные картины и многочисленные мягкие, изящные политипажи в тексте), и оригинальный способ изложения. Увлекательный текст известного зоолога Гааке дополняется множеством наглядных иллюстраций художника Вильгельма Кунерта, наблюдавшего и рисовавшего животных по всему миру.

 

Грех непростительный

Библиоман. Книжная дюжина

Грех непростительный

Джон Уитборн. Рим, папы и призраки : Роман / Пер. с англ. Ю.Р. Соколова. – М.: Вече, 2009. – 288 с.

Исторический роман с элементами мистики. Бывают на свете люди, которым всё нипочём. Кто бы за ними ни охотился, тайные хозяева мира или ожившие мертвецы, герои-стоики живут в своё удовольствие. У доблестного пирата-адмирала Солово был быстроходный и оснащённый корабль, плавающий по морям-океанам. Но однажды, расправившись с просвещённым венецианцем, Солово привлёк к себе внимание загадочной и могущественной тайной организации, и та решила, что он является подходящим орудием для реализации её мировых планов. Пришлось Солово отправиться в погоню за кораблём халифа, сделаться доверенным лицом римского папы… Но своеобразный юмор автора, возможно, впечатлённого сравнительно недавними событиями со зловещим «белым порошком», который террористы рассылали в конвертах по американским офисам, породил некий чёрный порошок – квинтэссенцию отчаяния. Герой романа прошёл огонь и воду, но против самого страшного греха – уныния – оказался бессилен.

 

Истерика в двух часах

Искусство

Истерика в двух часах

ОТЗВУКИ

«Воццек» Берга–Курентзиса–Чернякова в Большом театре

Честное слово, отправляясь на просмотр нового спектакля Дмитрия Чернякова, я искренне надеялся похвалить наконец режиссёра. Не удалось – постановка оперы Альбана Берга оказалась откровенно слабой. Но и бранить этого сравнительно молодого возмутителя сценического спокойствия я тоже не стану. Мне интересны причины, по которым он в очередной раз не удовлетворил мои ожидания.

Чернякова ругают за смелость. Чернякова хвалят за смелость. Однако так ли он бесстрашен, как кажется невзыскательному зрителю? Утверждаю: нет. Более того: в «Воццеке» постановщик продемонстрировал откровенную интеллектуальную и эстетическую трусость. Как это произошло?

ПОСМОТРИМ

Основным приёмом Дмитрия Чернякова является анахронизм, против которого я ничего не имею. Одна беда: режиссёр с удивительным упорством умеет не угадать исторический контекст, в который переносит действие своего спектакля. Он следует своим построениям, совершенно не замечая реальности мира «здесь и сейчас». Получается плохо.

Попытаемся разобраться, что такое история Иоганна Христиана Войцека, убийцы, казнённого в Лейпциге в 1824 году.

В 1808 году Иоганн Готлиб Фихте издаёт свои «Речи к немецкой нации».

В 1813 году происходит сражение под Лейпцигом, в котором войска России, Пруссии, Австрии и Швеции наносят поражение армии Наполеона.

В 1867 году Отто фон Бисмарк объединяет Германию в Северо-Германский союз.

Воццек (будем называть прототип его сценическим именем) – ветеран победоносной войны. Вся немецкая нация находится на подъёме. Частный случай деклассированного неудачника вряд ли в это время можно было обобщить на всё общество.

Судя по всему, не делает это Бюхнер, которого история убийства интересует исключительно (осторожно: предположение!) с психиатрической точки зрения развития болезни отдельного человека. Впрочем, доподлинно мы этого никогда не узнаем: умерший в 1837 году драматург оставил лишь наброски пьесы. Однако общие закономерности развития этносов позволяют рассматривать моё предположение серьёзно.

Примерно через сто лет после казни Воццека свою оперу на материале Бюхнера пишет Альбан Берг. Кажется, параллелей с прошлым много, но! Место победы в немецком духе занимает военное поражение. Психологический климат диаметрально противоположен тому, который сложился после Наполеоновских войн. Количество деклассированных элементов просто зашкаливает. Берг, придавленный ситуацией, переносит современную ему тревогу Германии на сто лет назад. Ошибочно? Намеренно? Не знаю.

Знаю лишь то, что все: историю «маленького человека» Берг обобщает до вселенских масштабов, утверждая – такое может быть с каждым.

Это становится отправной точкой построений Чернякова. Он точно следует композитору, но нужна ли такая сервильность в данном случае?

Режиссёр переносит действие в наше время, ещё более подчёркивая универсальность мысли Альбана Берга. Но так уж она универсальна, как кажется?

Бюхнер не стал менять профессию и статус протагониста пьесы. Его Воццек – именно «не каждый», он уникален. Клинический случай не выдаётся за типический. Немудрено – Бюхнер видит наяву расцвет прусского юнкерского духа!

А аристократы свои проблемы решают культурно.

Аристократ аморален, но его аморальность имеет иную природу, нежели аморальность простолюдина. Дворянин – потомок рыцарей, воинов, свирепых и безжалостных хищников. Которые, дабы не поубивать друг друга, ввели сложнейший церемониал взаимоотношений.

Конрад Лоренц пишет, что внутривидовое убийство существует лишь в среде животных-вегетарианцев. Производителей биомассы, кормовой базы хищников.

Значит, на аристократию распространять случай Воццека некорректно.

Черняков и не распространяет. В его спектакле действует «офисный планктон», ибо крупный капитал решает сексуальные вопросы с помощью денег и киллеров. Одна беда: «офисный планктон» не есть всё общество, а роль «белых воротничков» в истории лишь кажется значительной из-за аберрации близости.

Но ведь и Альбан Берг потребовал выдать часть за целое!

Черняков выполнил задание композитора на пять баллов, ничуть не наморщив лоб, ни разу не поставив под сомнение Берга. И небесспорную мысль «Все вы такие!» выкрикнул в финале целых двенадцать раз.

И после этого кто-то скажет об интеллектуальной смелости? Истерика, как и было сказано!

Среда, в которой казус Воццека наиболее вероятен, всегда одна: деклассированная публика, подонки. Клерк, скорее, отойдёт от неверной женщины, чем замахнётся на неё ножом. Голуби «своих» забивают стаей, а нынешний европейский служащий разобщён. Нет, это не означает, что подобное убийство в данной среде невозможно, просто оно маловероятно.

Честный и смелый художник при переносе действия оперы в наши дни обратился бы, скорее, к социуму неевропейских гастарбайтеров, чем даже к рабочим мигрантам из Европы (Макс Вебер в своей «Протестантской этике и духе капитализма» отмечает, что польские рабочие, приезжая в Германию, «подтягиваются» до уровня отношений принимающей стороны).

Но присмотреться к условным туркам «не велит» не только политкорректность, это не позволяет сделать сам Альбан Берг, предрассудкам которого рабски следует Черняков.

Это горе искусства, это трагедия режиссёра, но он был посредственным всегда.

Гораздо интереснее разобрать, как звучала музыка. Чтобы это понять...

ПОСЛУШАЕМ

Что предложил нам Курентзис?

Начнём издалека. Кажется, дирижёр предельно сузил понятие, скрывающееся за термином «экспрессия». В его арсенале при исполнении «Воццека» осталось две краски: «громко» и «очень громко».

Но и греческого маэстро я не поспешу обругать. Конечно, наиболее выразительными (экспрессивными) являются армейские команды, которые принято произносить чётко и громко, но без излишних эмоций.

Выразительно и родное для раба Божия Теодора православное богослужение, которое предписывает предельную сухость в произнесении слов, монотонность в речи и запрет на артистизм. Отметим, что Божественная Литургия воздействует сильнее, чем приказ, – подтверждений этому в истории христианства более чем достаточно.

Значит, «громко» не всегда «эмоционально», «выразительно» и «правильно». Тем более что я слышал, как Курентзис умеет играть тихо.

Мог ли Теодор сыграть «Воццека» как-то по-иному? Боюсь, что нет. Курентзис тоже следовал Альбану Бергу. Концепции последнего о всеобщем помешательстве. Личные особенности дирижёра (к которому я отношусь вполне уважительно) не позволили, похоже, отстраниться от материала. Курентзис гиперэмоционален, но не всегда это уместно.

Не знаю, как можно было исполнить музыку Берга. Допускаю, что большая сдержанность и чёткость привели бы к потрясающему эффекту, но это всё – из области предположений. Вышло как вышло.

Увлечённость и (к сожалению!) эмоциональная торопливость Курентзиса породила некоторую «кашеобразность» музыки. Отдельные «слова» переставали иметь смысл, расшифровывать нужно было послание в целом.

Оказалось, что это нелегко.

Так бывает, когда вас пытается вовлечь во взаимодействие истеричная женщина. Она начинает говорить быстрее, громче, в её голосе появляются визгливые интонации. Мужчина, если может, убегает. Если нет, то, даже удержав себя от рукоприкладства, день или два ходит раздражённый.

Но... не есть ли это замысел Курентзиса? А что? Больной Берг показывает больное общество, дирижёр исполняет музыку так, что здоровый зритель уходит больным, а больной укрепляется в своём душевном недуге.

Правда, вспоминаю, что моё прошлое знакомство с музыкой Альбана Берга не порождало протеста, значит, клинически больным композитора можно признать только после существенных оговорок и соответствующей экспертизы.

К тому же относительно «больного общества» тоже есть сомнения. Но об этом я уже писал в параграфе «Посмотрим».

А вот в чём нет сомнений никаких, так это в робости режиссёра, дирижёра, зрителя. Той робости, которая не позволяет встать и громко, со всей возможной смелостью объявить о своём здоровье.

Так вот, я здоров. Поэтому заявляю: опыт постановки ценен, задача решена адекватно, произведение искусства дегенеративно.

Что никак не отменяет его право на существование. Лучше всего – под грифом «для служебного пользования».

Евгений МАЛИКОВ

 

Несмертельное сальто прогнувшись

Искусство

Несмертельное сальто прогнувшись

ПРЕМИАЛЬНОЕ

Прошлогодний скандал, поднявший премию Кандинского на недосягаемую для современного искусства нравственную высоту, к сожалению, оказался эпизодом в ещё недолгой жизни главного конкурса «актуального арта» страны. Этот год если и запомнится чем-то, то не столько даже компромиссностью шорт-листа премии, сколько эстетической несостоятельностью тех, кто в соответствии со своими вкусами определяет культурную ситуацию не только текущего момента, но и предполагаемого будущего.

Современное искусство, декларирующее неангажированность и смелость, оказалось в лице «властителей дискурса» неадекватным тем задачам, которые само же перед собой и ставит. О культуре вообще можно было бы промолчать, выполни свои обязанности «оценщики от совриска» перед ней, но ведь и от этого «спецы» уклонились!

В чём состоит долг тех, кто решает, «что такое хорошо» в искусстве? Единственно в том, чтобы (как бы ни высокопарно сие звучало) утверждать вечные ценности культуры, а не угождать той части почти равнодушной потребительской массы, которую называют ныне «экспертным сообществом». В котором зрителей нет, зато специалист – каждый.

Несомненный факт: в основе европейской культуры лежит антигуманистический миф, а европейская цивилизация создавалась насилием. Иными словами, история пишется железом и кровью, а кто пытается оспаривать это – враг и культуры, и цивилизации. Впрочем, это если мы говорим об аристократической культуре.

Главным и самым скандальным событием искусства этого года стал проект «Божественный ветер» анонимной группы Tanatos Banionis. Он же справедливо рассматривался и как основной претендент на Гран-при Кандинского. Прошлогодний выбор членами жюри Алексея Беляева-Гинтовта оставлял надежду на продолжающееся утверждение мужского принципа в среде актуальных художников. Однако скандал, поднятый год назад либеральной интеллигенцией, похоже, испугал фигурантов премиального процесса. Обвинение в фашизме – не шутка в обществе подавляющей толерантности. О каком воинском подвиге лётчиков-камикадзе, воспетом «Банионисами», тут размышлять? Если уж «национал-большевицкое» высказывание Гинтовта в рамках русского патриотизма вызвало истерику либералов, то что говорить об «интернациональном» принципе патриотизма, долга, верности, чести? Космополитизм у либералов торговый, а не аристократический. Им не понять, что Европа воинской доблести уважает равного соперника, а не уничтожает его.

Кстати, напомнили об этом уважении во Второй мировой именно японцы. Камикадзе не оперировали понятием «зона поражения», их интерес не распространялся на нонкомбатантов, они воевали только с армией. Остаётся лишь пожалеть, что англо-американские вооружённые силы смогли проявить себя лишь в искусстве «кучности бомбометания».

Против пилота-смертника – ковровые бомбёжки. Дрезден и Хиросима.

Испортилась культура, побеждённая фетишем количества. Она почти превратилась в «зону эстетической эквивалентности». Равенство достигается отрубанием ног, чтобы никто и ходить не смел – только ползком!

Поэтому «Божественный ветер» не допустили даже до короткого списка номинантов второстепенной категории медиапроектов.

Грустно. Ситуацию нужно менять. Менять регламент выдвижения номинантов, менять членов жюри, делать ставку на смелых. Иначе следующая премия Кандинского может стать последней из-за потери к ней интереса. Ибо зачем дублировать какую-нибудь Московскую бьеннале современного искусства?

Впрочем, оправдаться премия пока может.

В этом году она собрала сорок пять участников. В сорока трёх случаях выбор победителя мог быть хуже и лишь в одном (совершенно невероятном!) лучше. Поэтому, зная об отлучении «Божественного ветра» от премии, я всё же остался доволен решением жюри: Вадим Захаров со своим мебельным гарнитуром «Святой Себастьян» был на голову выше остальных участников. И по ремеслу, и по ценности высказывания, и по его серьёзности. Которую, правда, художник замаскировал релятивизмом в столкновении сакрального и профанного.

Не будь этой игры в поддавки, реальное моделирование в повседневности священного пространства русских икон вызвало бы не меньшее отторжение, чем подвиг камикадзе.

Е.М.

 

Неформат

Искусство

Неформат

КИНО

Вручены призы фестиваля «АртДокФест»

На эмблеме фестиваля «АртДокФест» – перечёркнутый знак телевизора в красной окружности. Это не означает, что «телевидению вход запрещён». Наоборот, ТВ не показывает фильмы, которые входят в программы фестиваля авторской документалистики, что проводится в Москве третий год. Нет, речь не о цензуре. Причина – неформат. Странное это словечко – род приговора. Оно подразумевает, что кино сделано не по лекалу, не на конвейере, к тому же – не дай бог – ещё и претендует на личный авторский взгляд. Короче, на фастфуд телевизионного бигмака не похоже, и потому зритель его не переварит, а переключится на другой канал.

Меж тем аудиторию, равно как и власть, не дают – её берут и создают. «АртДокФест» – юное создание по сравнению с фестивалями документального кино в Екатеринбурге («Россия»), Перми («Флаэрти-ана») и Петербурге («Послание к человеку») – подтверждает это убедительно. По крайней мере количество народа, что пришло на ночь в «Художественный» и «Пионер» посмотреть повтор конкурсной программы в режиме нон-стоп до 10 утра, доказывает, что фестиваль свою аудиторию создал.

Не менее сложно, чем аудиторию, найти свою нишу на фестивальной карте. «АртДокФест» демаркационную линию провёл не по географическим границам, а по фестивальным и языковым. На конкурс принимались только ленты, которые не были награждены на других фестивалях. Как ни странно, это не сузило возможностей выбора. Более того, фильм «Саня и Воробей» (режиссёр Андрей Грязев), который получил Гран-при и оказался одним из фаворитов и публики, и критиков, и жюри, прежде не был отобран ни одним фестивалем. Другое ограничение – рассматривалось документальное кино на русском языке, независимо от места прописки студии и автора. Как следствие – в фокусе внимания фестиваля оказывается ареал жизни русской культуры: от старого пирса под Севастополем до кладбища в Эстонии, куда перенесён памятник русскому солдату. В результате кроме гран-призёра в конкурсе оказалось сразу несколько блестящих премьер: «Алёша» (режиссёр Меелис Муху), «Борис Рыжий» (Алёна ван дер Хорст), «Главная роль» (Виталий Любецкий), «Пирс Аполлоновки» (Андрей Шварц), «Перестройка одной квартиры» (Кристиана Бюхнер), «Преодоление» (Мансур Юмагулов), «Северный свет» (Сергей Лозница), «Убийство девочек» (Дэвид Кинселла)… 10 из 21 конкурсной картины – впервые показаны в России. Мало того, конкурсная программа была не менее интересной, чем внеконкурсная. Если учесть, что в последней можно было посмотреть фильмы с других отечественных фестов, программу международного фестиваля в Амстердаме (IDFA), избранное из мировой документалистики, то это очень серьёзное достижение. Не всякому отечественному фестивалю игрового кино это удаётся.

Двойной принцип конкурсного отбора создаёт объёмную оптику, которая совмещает взгляд на нашу жизнь изнутри и взгляд со стороны. Оказалось, установки авторов «отсюда и оттуда» схожи. В силу профессии любой режиссёр, будь он хоть с Марса, хоть из Африки, ищет необычный материал. Тот, что может удивить, поразить воображение зрителей. Но вот что именно для автора становится таким материалом, определяется не в последнюю очередь привычным ему окружением.

Западные авторы рассматривают российскую повседневность как экстремальную ситуацию. Самый яркий тому пример – тонкий и изящный фильм Кристианы Бюхнер «Перестройка одной квартиры», где рассказывается история расселения питерской коммуналки. Причём не интерес к русской экзотике движет авторами, а желание лучше понять человеческую природу. Картина о молодом покончившем с собой поэте Борисе Рыжем Алёны ван дер Хорст или чудесное трагикомическое кино о каникулах на пирсе в Аполлоновке объединены пониманием трагичности жизни вообще.

Российские авторы в поисках экстремальной ситуации склонны двигаться к границам социума. Ещё лет пять назад это вело прямиком к чернухе – к жёсткости кадра, грубости лексики героев, беспросветности финала. Поначалу это кино достигало результата – шока, позже однообразие приелось. Сегодня ситуация изменилась. В поисках героя кино обращает внимание на человека из «нормального» общества, который не боится помочь аутсайдерам. Как, например, герой «Города Солнца», который пытается создать коммуну и братство из беспаспортных бродяг, или знаменитая уже доктор Лиза («Вокзал по средам»), лечащая бездомных на Павелецком вокзале, или физик-теоретик и чемпион страны по самбо, тренирующий ребят из детских домов («Преодоление»)…

Другой ход продемонстрирован в фильме-призёре «Саня и Воробей». На первый взгляд перед нами та самая классическая чернуха. С гастарбайтерами, которые работают на разгрузке вагонов с щебёнкой, с пьяными разговорами и признаниями в дружбе, с ожиданием зарплаты, которую не платят несколько месяцев… Но гастарбайтеры Саня и Воробей оказываются один из-под Тулы, другой – из Комсомольска-на-Амуре. Приехали мужики заработать и – «попали». Одному – 19, другому – 36. В промёрзшей бытовке они пытаются выжить – на 500 рублей в неделю, объясняясь и ругаясь с родными по телефону, попутно выясняя отношения между собой, а заодно между Москвой и всей остальной Россией. Шок в этой истории наступает, как ни странно, от хеппи-энда. Героям фильма повезло – их не кинули, они получили зарплату, пусть и не всю. Старший надевает только что купленные ботинки, куртку и отправляется домой. Младший же покупает… коньки. И в момент, когда он с детской улыбкой счастья скользит по льду катка, вдруг становится очевидной пронзительная истина. О каких маргиналах сегодня можно вести речь, когда в маргиналах – полстраны? О маргиналах можно говорить, когда есть благополучное большинство и есть крохотный процент аутсайдеров. А тут обычные люди, которые пытаются выжить. Люди, которые родились в месте, где работы меньше, чем в Москве. Люди, которые способны следовать призыву либералов быть «активными» и отправиться на заработки в столицу. Люди, которые не боятся работы. Да в любой стране таких граждан пестовали и поддерживали бы.

Итут возникает ещё один, очень существенный поворот в разговоре о маргинальности в социуме. Фильм «Саня и Воробей» обозначает его не декларативно, но очень внятно стилистически. Среди лучших кадров этого фильма, снятого Андреем Грязевым, картина текучей, зыбкой щебёнки – разбитого камня, который превратился в реку. Понятно, что это очень сильный образ «отколотых» от массива социума людей. Но не менее интересно другое: разгрузка вагонов, работа на конвейере, починка рельса железной дороги – все эти образы индустриального труда знакомы нам по многим советским картинам. В фильме они нигде не противопоставляются в лоб картинкам современного постиндустриального общества. Впрочем, для любого зрителя в зале кинотеатра контраст с его обыденной жизнью (с компьютерами, Интернетом и проч.) очевиден. Но персонажи фильма об этом, кажется, не подозревают, как не знают, похоже, о существовании пластиковых карточек и возможности восстановить потерянный паспорт.

Речь фактически идёт о том, что люди индустриального труда оказываются маргиналами в постиндустриальном обществе. Притом что необходимость этого труда не уменьшается – прежде всего в крупных городах. Мало того что как аутсайдеры воспринимаются рабочие, которые занимаются этим трудом. В роли аутсайдеров оказываются и те, кто не сумел получить образование, чтобы нормально ориентироваться в новом постиндустриальном мире. Современное образование оказывается «тонкой красной линией», разделяющей людей. Так что документальное кино при всём своём оптимистическом финале ставит очень точный и совсем не радужный социальный диагноз.

Жанна ВАСИЛЬЕВА

 

Время собирать камни

Искусство

Время собирать камни

КОНФЛИКТ

Вот уже в течение трёх лет «Литературная газета» информирует своих читателей о развитии конфликта на знаменитом фестивале авторской песни им. Валерия Грушина. Суть конфликта заключается в том, что несколько лет назад коммерческая фирма «Мета» из города Жигулёвска взяла в аренду фестивальную поляну в районе Мастрюковских озёр, на которой традиционно проводился Грушинский фестиваль. После этого фирма совместно с объединением «Самарские барды» и фондом, основанным дальним родственником погибшего при спасении детей Валерия Грушина, заявила свои исключительные права на проведение очередного, 34-го фестиваля. При этом в нарушение законодательства фонд зарегистрировал на себя особо значимые фестивальные атрибуты.

Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина, много лет проводивший фестиваль, был вытеснен на Фёдоровские луга, где и провёл 34-й фестиваль. Так в одно и то же время в десяти километрах друг от друга в течение трёх лет проходили два фестиваля с одноимёнными названиями и по одному и тому же сценарию. Но многолетние организаторы фестиваля не смирились с этой патовой ситуацией и обратились в судебные инстанции, поскольку иного выхода у них не было.

Самарский клуб авторской песни им. Валерия Грушина, возглавляемый Б. Кейльманом, за три года выиграл у самозваных организаторов фестиваля-двойника все судебные иски. Палата по патентным спорам Роспатента и Арбитражный суд г. Москвы признали правоту клуба. Охрана товарных знаков, зарегистрированных с нарушением законодательства фондом (руководитель Михаил Грушин), была прекращена полностью. В Роспатенте зарегистрированы товарные знаки на имя Самарского областного клуба авторской песни имени Валерия Грушина. Апелляционные жалобы Михаила Грушина и возглавляемого им фонда рассмотрены в Девятом арбитражном апелляционном суде г. Москвы и оставлены без удовлетворения, а судебные решения – без изменения. Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда г. Москвы вступили в законную силу.

Здесь можно поставить точку. Я бы так и сделал, но решил сначала зайти на официальный сайт ТО «Самарские барды». То, что я там прочитал, привело меня в замешательство. Цитирую: «ТО «Самарские барды» сообщает, что не будет выступать в качестве организатора фестиваля на Мастрюковских озёрах в первые выходные июля 2010 года. ТО «СБ» считает, что на Мастрюках должен проходить только Грушинский фестиваль, а его проведение блокировано патентными правами на товарные знаки СОКАПГ» и далее: «ТО «Самарские барды» и национальный парк «Самарская Лука» приступили к подготовке Первого Международного фестиваля «Мир бардов», который состоится 24–27 июня 2010 г.». Что же получается? А получается вот что: ТО «Самарские барды», после того как были вынесены судебные решения в пользу традиционных организаторов Грушинского фестиваля, бежит с корабля, на который сладкими песнями и подачками заманило уйму народа и оставило их теперь у разбитого корыта. Как оказалось, правомочные судебные решения – не что иное, как «блокировка» деятельности. Удивляет лёгкость, с которой это творческое объединение объявляет о начале нового проекта. А как же люди? Как себя теперь чувствуют те, кто перебежал с Грушинского фестиваля, на котором был много лет, на другой «настоящий» Грушинский фестиваль? А как теперь себя чувствуют Г. Гречко и Д. Сухарев, которые подписывали открытые письма в поддержку «истинного» Грушинского фестиваля? А как быть с тем, что новый Международный фестиваль «Мир бардов» запланирован в аккурат за неделю до начала очередного Грушинского фестиваля? А какими строительными материалами можно теперь замазать трещину в бардовском движении и в сердцах людей? А как быть с «олимпийцами», которые сидели и выжидали, да не просто выжидали, а делали высказывания. Ну, к примеру: «Я поеду на Грушинский фестиваль только тогда, когда там всё успокоится, и он будет в единственном числе!».

А ведь всего этого могло не быть. Это не должно было случиться. И всё-таки хочется надеяться, что администрация Самарской области поможет фестивалю залечить раны и он в следующем году будет снова радовать людей. Он ведь один в мире такой – Грушинский!

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

17.12.2009 13:29:51 - Игорь Арефьев пишет:

Шемшученко зря беспокоится

Как видно из текстов сообщений ТО СБ, оно, во-первых, выполняет требования закона, хотя и не считает патентные победы СОКАПГа торжеством справедливости. Во-вторых, ТО СБ намерено как раз ИСПОЛНИТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, взятые перед коллегами и поклонниками бардовской песни, начав новый оригинальный проект, по потенциалу превышающий фактически исчерпанные возможности формата Грушинского. В-третьих, никто в СБ не мешает любителям ПОЛЯНЫ у Мастрюковских озер собираться там и впредь. Мое мнение, что Шемшученко опять все передернул, публикация его инсинуаций на страницах некогда авторитетного издания - проблема газеты, но не людей, занимающихся БП.

17.12.2009 13:16:58 - Игорь Арефьев пишет:

Новый Международный

Творческое объединение "Самарские барды" и Национальный парк "Самарская Лука" приступили к подготовке Первого Международного фестиваля "Мир бардов"............................... ТО Самарские барды вместе с ФГУ Национальный парк Самарская Лука 24-27 июня 2010 года проведут Первый Международный фестиваль "Мир бардов". К участию в его организации и проведении приглашаются клубы и фестивали БП из Самары, регионов России и наши соотечественники – барды из ближнего и дальнего зарубежья. На этом фестивале получат продолжение проекты, начатые Самбардами прежде, и реализован ряд новых идей, что сделает его уникальным мероприятием в области жанра. Девизом фестиваля является кредо Самарских бардов: "Поэзия. Гитара. Голос."

17.12.2009 13:14:48 - Игорь Арефьев пишет:

Заявление ТО Самарские барды без купюр

Стало известно о создании нового песенного клуба – Союза бардов Самары. В качестве главной цели своей деятельности новое сообщество провозгласило продолжение бардовского фестиваля на Мастрюковских озерах. В некоторых комментариях по этому поводу прозвучала мысль о возможном соперничестве Творческого Объединения Самарские барды и вновь созданной организации. ТО Самарские барды положительно относится к созданию еще одного клуба авторов и исполнителей БП в Самаре. Тем более, что в него вошли и действующие члены ТО СБ. К попытке противопоставить Союз БС и Самбардов относимся с недоумением. Ни о каком противостоянии, аналогичном конфликту СОКАПГ и других бардовских объединений Самары, речи идти не может. Самарские барды являются независимым открытым объединением творческих людей, и их членство в любой организации никогда не было и не будет препятствием для участия в нашем Объединении. Тем более в клубах, созданных нашими коллегами и друзьями. Различаясь в деталях, наши общие цели остаются одинаковыми - развитие бардовской песни. ТО Самарские барды спокойно относится к тому, что Союз бардов Самары решил продолжать фестиваль на Мастрюковских озерах. Дискуссия в ТО на эту тему позволяла предположить, что такая попытка частью бардов будет предпринята. Мы желаем успеха новому клубу, хотя и не разделяем уверенность его членов, что проведение именно бардовского фестиваля на Мастрюках в дальнейшем будет возможно в заданном формате. Одновременно ТО Самарские барды сообщает, что не будет выступать в качестве организатора фестиваля на Мастрюковских озерах в первые выходные июля 2010 года. В ТО СБ считают, что на Мастрюках в эти сроки должен проходить только Грушинский, а его проведение блокировано патентными правами на товарные знаки СОКАПГ. ТО СБ хорошо известны планы владельца поляны по слиянию июльских мастрюковских фестивалей в один проект, и это, по нашему убеждению, делает проведение единого фестиваля в формате БП нереальным.

 

Солёная воля

ТелевЕдение

Солёная воля

ПИСАТЕЛЬ В ЯЩИКЕ

Герберт КЕМОКЛИДЗЕ,  ЯРОСЛАВЛЬ

Телепередачи о хороших поэтах, в том числе и на канале «Культура», появляются довольно редко, если поэты не входят в обойму, составляемую по вкусам, зависящим не только от значимости, но и от моды. Главным образом о поэтах вспоминают в юбилеи. Такое произошло и с Виктором Боковым, но после своего 95-летия он прожил всего лишь месяц, и фильм о нём показали вторично. Не новый фильм, пятилетней давности, но и на том спасибо. Вскоре был показан такой же давности фильм к юбилею другого замечательного поэта – Николая Старшинова.

И получилось – фильмы дополнили друг друга. Не только благодаря тому, что об обоих поэтах рассказали Лариса Васильева и Владимир Костров, но ещё и потому, что само творчество, да и вообще жизнь Виктора Бокова и Николая Старшинова, в сущности, неразрывны.

В фильме «Жизнь была и сладкой и солёной» Николай Старшинов в начале других своих стихов читает знаменитые: «И вот в свои семнадцать лет Я стал в солдатский строй. У всех шинелей серый цвет, У всех – один покрой…» Виктор Боков поначалу стоял в таком же строю: «Помню поход. Мы идём и молчим. Ротой форсируем гать с иван-чаем. Слышим команду: – Соль не мочить! – Есть не мочить! – Старшине отвечаем». Старшина и Старшинов. Но Николай Старшинов со своим строем попал в Спас-Деменскую мясорубку, а Виктора Бокова выдернули из его строя, чтобы этапировать в ГУЛАГ. С таким же успехом могло произойти и наоборот. У Николая Старшинова солёность жизнь – это отнюдь не нарушение её сладости, а заведомая человеческая неизбежность. И у Бокова так же: «Помню квадрат, С мёртвой хваткой прутья, Где мы истошно Кричали до боли: – Не приносите нам больше питья, Если нет воли, дайте нам соли!»

Тяжелораненый Старшинов вернулся с войны инвалидом, лечился от туберкулёза, бедствовал. И Виктора Бокова послелагерная жизнь встретила не распростёрто: «Я ходил месяцами с небритым лицом, вспоминал петербургские ночи Некрасова, я питался, как заяц, капустным листом, а меня покрывала и ржа и напраслина…» Постепенно у обоих пошли дела на поправку, вот уже книги, премии, награды. Это отразилось в стихах. У Бокова: «Жизнь – ужасная штука, если о ней помыслить: то захотят повесить, то захотят повысить…» У Старшинова: «Вроде жизнь наладилась сполна, Я ступил на ясную дорогу: Дочка вышла замуж И жена Тоже вышла замуж, слава богу».

И тут внезапная перемена, вызвавшая у обоих смятение. Об ушедшем времени Боков говорит: «Никому, не дай бог, вынести то, что я вынес». И вслед: «Плохого ничего не скажу. Время, которое уже ушло, сотворило меня поэтом. Тот, советский, отрезок истории сформировал меня. И для меня однозначным и непреклонным остаётся убеждение: советский строй лучше капитализма». Старшинов посчитал оскорбительным поздравительное письмо Ельцина к писателям-фронтовикам, содержавшее оговорку, что «ни наша литература, ни наше искусство не отразили всех тех трудностей, которые были на войне…» А кто же отразил? И почему та, его первая жена, которая «тоже вышла замуж», Юлия Друнина, вынесшая военный рукопашный, предпочла «не оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире» и заключила своё последнее письмо стихами: «Потому выбираю смерть. Как летит под откос Россия, не могу, не хочу смотреть!»?

Бокова и Старшинова в фильмах «То падаешь, а то летишь» и «Жизнь была и сладкой и солёной» роднит и ещё одна соль, спасающая от пресности жизни, – частушка. Литературоведы всё никак окончательно не определятся с этим уникальным явлением российской жизни, выворачивающим наизнанку парадную форму действительности, обнажающим её истинное нутро. Бокова и Старшинова не больно интересовали теоретические исследования жанра: оба были кропотливыми собирателями частушек, в том числе запредельно озорных. Виктор Боков видел в частушках «блеск и художественное мастерство», а Николай Старшинов дополнял его слова более пространно, говоря, что частушка, «как и анекдот, выжила благодаря своей оперативности, лаконичности, остроте сюжетов, сжатых до предела, благодаря необычайности ситуации, озорству, высокому мастерству, а нередко и умышленной нелепости, доведённой до полного абсурда и потому вызывающей широкую улыбку».

Как жаль, что телевизионщикам не пришло в своё время в голову пригласить в студию двух главных частушечников. Оба с медалями и орденами. Боков с неразлучной балалайкой, Старшинов с непременным баяном. И зазвучали бы истинно народные частушечки, и такие, и сякие, и острые, и солёные, что и не снились эстрадным сочинителям:

Боков:                                                                                                                                         

Пароход на мель наехал,

Капитан кричит: «Вперёд!»

Как такому раздолбаю

Доверяют пароход?

Старшинов:

Серебристый лайнер Ту

Развалился на лету,

Потому что фирма Ту

Выпускает хреноту.

Славный бы получился концерт. А как же по-иному – ведь обоим поэтам славы не занимать. Лучшие песни Бокова, такие, как «Оренбургский платок», многие считают народными. Разве не слава? Книга о Николае Старшинове вышла в молодогвардейской серии «Жизнь замечательных людей». Это ли не признание? Пришвин в своё время написал в письме к лагерному сидельцу Виктору Бокову: «Ты обязан выжить, такие таланты, как ты, рождаются раз в сто лет». Это же он мог написать на фронт Старшинову. Они тогда выжили. И, даст Бог, к столетию телевидение снимет о них новые фильмы. С участием тех талантов, которым они вспахали почву и освободили место.

18.12.2009 05:57:18 - Александр Владимирович Елтышев пишет:

Спасибо Вам, Герберт, за добрую и умную статью.

 

Неполная правда и полная ложь

ТелевЕдение

Неполная правда и полная ложь

ТЕЛЕВОЙНА 

Юрий ЖУКОВ, доктор исторических наук

Наше телевидение почему-то обошло вниманием очередную годовщину начала московской битвы. То ли сберегает силы для майских празднеств, то ли побоялось подпасть под указ Медведева о фальсификации истории Великой Отечественной войны.

Во всяком случае, лишь два канала вспомнили о славной дате. «Вести» дали, и именно 5 декабря, да ещё и в самое удобное время для зрителей, великолепную передачу. Михаил Ножкин своим характерным, чуть хрипловатым голосом рассказал пусть далеко не обо всём – всё сообщить о тех славных днях в одном фильме просто невозможно, – но самое главное. Поведал зрителям, которые теперь редко слышат правду о своём прошлом, о Москве в солдатской шинели. Построил свой рассказ, изредка прерываемый личными впечатлениями, так, что ни у кого не осталось вопросов: почему же Москва устояла. Не сдалась врагу, как Варшава и Копенгаген, Осло и Амстердам, Брюссель и Париж. Устояла и победила.