Соблазнение Адама

Гэбриел Кристин

Джози Синклер много и упорно трудилась, чтобы с отличием окончить колледж, получить степень магистра, устроиться на хорошую работу. Теперь, когда ей уже двадцать семь лет, пора подумать и о замужестве.

 

Глава первая

Затаив дыхание, Джози Синклер открыла дверь и поморщилась от скрипа дверных петель. Проскользнув внутрь, она прикрыла за собой дверь и вновь заперла ее, затем сунула ключ в карман, не рискуя включать свет. Нельзя делать ничего такого, что может предупредить Адама о ее приходе, пока она не будет готова.

Дорожка лунного света, льющегося сквозь высокое окно, убегала в гостиную. Резкое шипение нарушило тишину, и Джози порывисто прижала руку к груди. Но это был всего лишь Горацио, темпераментный сиамский кот ее приятеля. Со все еще колотящимся сердцем она наклонилась, чтобы погладить негодника. Ее реакция — это скорее нервы, нежели страх.

Горацио, похоже, почувствовал ее волнение и, отскочив от нее, забрался под диван. Джози сунула руку в сумку и достала список, который составила во время перелета из Темпа. Списки всегда придавали ей уверенности, и она начала понемногу успокаиваться, отыскав в сумке ручку, чтобы вычеркнуть пункт первый:

Войти в квартиру Адама.

Он уже давно дал ей ключ, но она все не решалась им воспользоваться. Во время долгой поездки из Денверского аэропорта ее одолевали сомнения, но теперь она была готова действовать. Почти готова. Во втором пункте плана стояло:

Раздеться.

Дрожащими пальцами она развязала шелковый шарф и бросила его в сумку. Тонкая порхающая ткань привлекла Горацио, который выскочил из-под дивана и тут же, играя, прыгнул на нее.

Девушка попыталась отнять шарф, но когти мертвой хваткой вцепились в материал. Махнув рукой на кота и его новую игрушку, Джози скинула туфли, затем сняла брюки и блузку. Все это она аккуратно положила в сумку, после чего вытащила прозрачное красное неглиже и, держа за узкие бретели, встряхнула, давая материи расправиться.

Тонкая прозрачная ткань и кукольный фасон практически не оставляли простора воображению, но продавец из бутика в Темпе уверяла, что против такой вещицы не устоять ни одному мужчине.

Возможно, было бы лучше ничего не надевать вообще.

Едва только эта мысль пришла ей в голову, как Джози тут же ее отбросила. Тело далеко от совершенства: среднестатистическая грудь и несколько полноватые бедра. Собственно, именно поэтому она собирается преподнести Адаму сюрприз в темноте. Неглиже, конечно, мало что прикрывает, но это определенно лучше, чем ничего.

Она надела неглиже, кайма скользнула по бедрам, и по обнаженной коже пробежал трепет. Чувствуя себя практически голой, Джози сделала глубокий вдох и, взяв ручку, вычеркнула второй пункт.

Она уехала из Денвера неделю назад, после того как Адам сказал, что хочет, чтобы их отношения перешли в новую стадию. Ей нужно было время обдумать это, взвесить в уме все «за» и «против», прежде чем принять окончательное решение. На своем опыте Джози убедилась, что, если действовать исключительно под влиянием эмоций, это неизбежно приведет к краху.

Горацио, которому уже надоело играть с шарфом, запрыгнул на стул и наблюдал за ней.

Третьим пунктом плана были духи.

Крошечный, но дорогой флакончик, купленный ею в Темпе, лежал на дне сумки. Она выяснила, что именно эти духи являются наиболее популярным брэндом на рынке. Джози помазала за ушами, коснулась точек пульса, и воздух наполнило нежное благоухание жасмина.

Кот принюхался, чихнул, затем спрыгнул со стула и исчез в кухне. Оставалось лишь надеяться, что духи не окажут такое же действие на Адама.

Они встречались три месяца, что было для нее почти рекордом. Большинство мужчин испарялись после первого же свидания, поняв, что она не собирается сразу же прыгать в постель.

Ее решение спать с Адамом основано не только на чувствах, но и на логике. Он ей нравится и, кажется, обладает именно теми качествами, которые она ищет в мужчине: стабильность, здравый смысл, приверженность нравственным принципам. Если выяснится, что они физически подходят друг другу, можно будет подумать о совместном будущем.

Дальше по списку значилось:

Защита.

Без сомнения, у Адама имеется запас презервативов, но она не собиралась полагаться на удачу, поэтому провела в аптеке двадцать минут, сравнивая различные брэнды, прежде чем в конце концов сделала покупку.

Вытащив коробочку из бокового кармашка сумки, Джози заколебалась, раздумывая, не напугает ли она своего приятеля, если притащит в спальню сразу две дюжины пакетиков. После секундного замешательства она взяла один и сунула его за пояс красных кружевных трусиков, а коробочку положила обратно в сумку.

Теперь, когда решающий момент наступил, ее стали терзать сомнения. А что, если Адам не любит сюрпризов? Что, если он не в романтическом настроении? Что, если она не доставит ему удовольствия? Или он ей?

Существовало много вариантов, над которыми она не властна, но единственная альтернатива — уйти, что она и делала не раз в прошлом. Однако ей уже двадцать семь, и в жизни хочется чего-то большего, чем просто карьера. Она много и упорно трудилась, чтобы окончить колледж с отличием, а затем получить степень магистра библиотечных наук. Теперь она намерена направить усилия на устройство личной жизни.

Джози двинулась в спальню, бесшумно ступая босыми ногами по толстому ковру. Когда она открыла дверь, мягкий лунный свет заструился из гостиной, слегка рассеивая темноту и позволяя распознать на двуспальной кровати очертания мужского тела.

Облизнув пересохшие губы, Джози прикрыла за собой дверь. Комнату окутала глубокая бархатная темнота. Девушка слепо двинулась к кровати, ориентируясь на тихое, равномерное дыхание Адама.

Когда пальцы ног ударились о спинку кровати, Джози поняла, что достигла цели. У нее вырвался тихий стон, и Адам шевельнулся.

Она застыла, что-то говорило ей, что, если он сейчас проснется и включит свет, она никогда не выполнит последнего и самого важного пункта своего плана:

Соблазнить Адама.

Адаму Делани снилась Индия. В летнем воздухе витал аромат жасмина, а его плот подпрыгивал на волнах реки Джамна. Величественные Гималаи упирались вершинами в кобальтовое небо, а он плыл по реке, и мягкое женское дыхание ласкало ему щеку.

Плот снова подпрыгнул, и сознание наконец вклинилось в сон. Адам проснулся, но глаз не открывал, надеясь вновь заснуть.

С тех пор как он был в Индии, прошло немало времени, но калейдоскоп людей, культур и пейзажей постоянно манил его. В точности как девушка из сна, которая завлекала его сейчас, нежно прикасаясь к его телу.

Но это не было сном.

Адам открыл глаза и почувствовал, как тонкие пальчики пробежались по плечу и вниз, по руке. Комнату окутывала полнейшая тьма. Он повернулся к лежавшей рядом женщине, и кроватные пружины скрипнули, когда ее едва прикрытое тело перекатилось на него. Она слабо ахнула, а у него в паху сразу же затвердело от неожиданности.

Он услышал, как она сглотнула, а затем прошептала:

— Сюрприз, Адам.

Это уж точно! Кто она? Адам не помнил, чтобы приводил вечером женщину. Правда, в баре познакомился с несколькими, но даже не мог вспомнить, как их зовут. Честно сказать, он вообще мало что помнил. Лишнее доказательство того, что в последнее время он слишком много пьет.

Но сейчас он трезв как стеклышко, его мозг и тело в состоянии полного бодрствования. Адам открыл было рот, чтобы спросить у женщины, как ее зовут, но она внезапно поцеловала его в губы. Ее грудь прижималась к нему через тонкую шелковую ткань. Он застонал от наслаждения, мысли разом вылетели из головы.

Ее поцелуй на вкус был сладким, невинным и слегка отчаянным. Адам мягко обхватил ее щеки ладонями, большими пальцами легонько погладил уголки рта, пока она наконец не расслабилась. Затем продолжил поцелуй.

И сразу понял, что никогда раньше не целовал эту женщину. Потому что если бы целовал, то уж точно не забыл бы. Но желание пересилило любопытство, органы чувств обострились до предела. Он трогал ее, пробовал на вкус, вдыхал необыкновенный запах — смесь сладкого жасмина и женщины, полной желания, — который пьянил сильнее, чем алкоголь.

Он мягко перевернул ее на спину и, продолжая целовать, неторопливо двинулся по неизведанной территории, Его язык кружил вокруг ее языка, а руки блуждали по просторам ее тела. Пальцы мягко пересекли выпуклости грудей, устремляясь к их вершинам. Там он несколько задержался, лаская соски сквозь тонкую ткань неглиже, пока с ее губ не сорвались низкие, жаждущие стоны.

Она крепче обхватила его за шею и перевернулась на бок, целуя его и лаская пальцами его небритую щеку. Затем ладони замедлили движение, исследуя ширину его груди. Кончики пальцев танцевали на коже, легчайшими, словно перышко, прикосновениями сводя его с ума, затем двинулись к ребрам и животу и, поиграв с эластичным поясом его трусов, так и не добрались туда, где он больше всего жаждал ее прикосновений.

Охваченный огнем, Адам крепко прижал ее к пылающему телу. В этот момент он хотел ее так, как ни одну женщину никогда раньше.

Его руки нетерпеливо скользнули под неглиже и завозились с трусиками. Он без особых усилий разорвал кружева и отбросил их прочь.

Стон заклокотал у него в горле, и он молча взмолился, чтобы она не передумала. Или, хуже того, чтобы все это на самом деле не оказалось сном. Женщина что-то вложила ему в ладонь.

— Я принесла вот это, — прошептала она.

Он с облегчением выдохнул, почувствовав знакомые очертания пакетика из фольги, и улыбнулся в темноту — его девушка из сна пришла подготовленной.

Адам сел на край кровати и разорвал пакетик. Через несколько секунд он повернулся к ней, прижимаясь нежными поцелуями к ее рту и шее. Она мягко выдохнула ему в ухо, потом застонала, откинувшись на подушки.

Его губы скользнули через ключицу к лифу неглиже, и язык подразнил сосок сквозь тонкую ткань. Адам приподнял голову, чтобы стащить неглиже, затем наклонился и нежно втянул сосок в рот.

— Пожалуйста, — взмолилась она, выгибаясь навстречу ему всем телом.

— Гмм, — пробормотал он, разделяя ее нетерпение, наслаждаясь горячей и влажной кожей, ароматом жасмина, необыкновенным вкусом ее поцелуев. Больше всего ему сейчас хотелось ее видеть.

Адам подвинулся, чтобы включить прикроватную лампу, но, прежде чем он успел сделать это, она схватила его за запястья и подняла его руки над головой.

Адам призвал на помощь всю свою силу воли, позволяя ей задавать темп. Черт, да он позволил бы ей что угодно, лишь бы она продолжала прикасаться к нему. Он не знал, в чем тут дело — в том ли, что он занимается любовью с незнакомкой в темноте, или в самой женщине, — но его пожирал огонь страсти.

Она подвела его к самому краю, и Адам уже не мог больше терпеть. Обхватив ее бедра, он проник в нее. Из его груди исторгся стон удовлетворения.

Адам закрыл глаза, почти оглушенный. Он не мог вспомнить, когда в последний раз испытывал такое — если вообще когда-либо испытывал. Его девушка-видение материализовалась в женщину, которая отдавалась ему с такой безудержностью, что разбивала вдребезги его самоконтроль. Он подстроился под ее ритм, и они вместе устремились к вершине, не в силах остановиться или даже замедлить движение.

— Адам, — выдохнула она, схватив его за плечи.

Он поддерживал ее бедра руками, вжимаясь в нее все глубже. От этого движения у нее перехватило дыхание. Затем голова у нее откинулась и она выкрикнула его имя…

Когда Адам снова пришел в себя, то обнаружил ее доверчиво свернувшейся у него на груди. Он обнял ее, и у него возникло такое ощущение, что соединились не только их тела, но и души.

Глупейшее чувство, поскольку Адам даже не помнит ее имени. Утром, без сомнения, он образумится, пока же насладится сном.

Джози проснулась с улыбкой.

Она лежала в объятиях Адама, прижимаясь спиной к его груди, его подбородок покоился у нее на макушке. Приглушенный свет просачивался сквозь шторы спальни, отбрасывая золотистые блики на постель. Наступило утро. Джози еще теснее прижалась к теплому обнаженному телу. Прошедшая ночь оказалась намного чудеснее, чем она представляла. Адам восхитительный любовник. Нежный. Отзывчивый. Чувственный.

Теплая краска залила ей лицо, когда она вспомнила все то, что он с ней делал. И все, что она делала с ним. Никогда еще она не вела себя так с мужчиной, не позволяла себе ничего подобного. Но теперь она получила ответ — они определенно совместимы.

Их совместная ночь дала ей почувствовать себя ближе к Адаму, чем когда-либо раньше. Достаточно близко, чтобы поведать ему все о своей жизни. Поделиться своей самой болезненной тайной. Но как найти правильные слова?

«Я отправила своего отца в тюрьму».

Адам должен знать правду. Как ее мать оставила мужа ради другого мужчины, забрав двенадцатилетнюю Джози с собой. Как ее отец, сломленный этой двойной потерей, пошел на крайность.

Вскоре после тяжелого развода Гленн Синклер взял дочь к себе на уикенд, попросив ее поехать с ним в большое путешествие. Она согласилась, готовая сделать все что угодно, лишь бы увидеть улыбку на его лице. Не понимая, что мать будет в отчаянии, когда она не вернется в назначенное время. Джози не знала, что маленькая девочка не в силах склеить разбитое сердце.

Следующие полтора месяца они путешествовали из штата в штат, не останавливаясь подолгу на одном месте. Отец называл их кочевую жизнь приключением, но Джози скучала по маме. Однако, когда она говорила об этом отцу, тот начинал плакать.

В конце концов Джози не удержалась и однажды вечером позвонила домой, просто чтобы услышать мамин голос и заверить ее, что с ней все в порядке.

Полиция проследила звонок и поймала их в Миссури. Их привезли назад в Колорадо, где, к ее ужасу, отца приговорили к году тюрьмы по обвинению в похищении ребенка. Их приключение закончилось большой бедой.

Джози закрыла глаза и проглотила вздох. Чем скорее она расскажет Адаму правду, тем скорее начнет устраивать собственную жизнь. Прошедшая ночь показала, что они созданы друг для друга.

Адам зашевелился, и Джози ощутила странную дрожь в животе и желание вновь заняться с ним любовью. Она не могла ждать. И, судя по его растущему возбуждению, он тоже.

Она повернулась, чтобы поцеловать его… и в ужасе вскрикнула. Соскочила с кровати и потянула за собой черное атласное покрывало, прижав его к груди с колотящимся, словно молот, сердцем.

— Кто вы?

Мужчина вскинул темную бровь и приподнялся на локте.

— Я собираюсь задать вам тот же вопрос.

Его, похоже, ничуть не волновало, что он совершенно голый. Мощные мускулы перекатывались на широких плечах. Она отвела глаза и снова покраснела.

Случилось что-то ужасное — этот мужчина не Адам. Ее приятель — блондин со светло-голубыми глазами, а у этого смуглого незнакомца густые каштановые волосы и проницательные карие глаза, которые, казалось, видят насквозь.

— В чем дело? — спросил он, озабоченно нахмурившись.

Она с шумом втянула воздух.

— Произошла ужасная ошибка.

Он заморгал, затем сел, повернулся к ней спиной и наклонился, чтобы поднять с пола темно-синие трусы.

— Не поздновато ли для сожалений?

Сожалений? Да он даже и близко не представляет, как она сожалеет о том, что произошло между ними ночью. Что она скажет своему другу? Он ни за что ей не поверит. Тем более что мужчины внешне такие разные.

Ночью было слишком темно, чтобы увидеть различия. Кроме того, она никогда не видела своего приятеля без одежды и, разумеется, не ожидала найти другого мужчину в его постели!

— Что вы здесь делаете?

Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— Я здесь живу.

— Здесь живет Адам Делани, — возразила Джози, заворачиваясь в покрывало. Она узнала тяжелую дубовую мебель спальни, и африканские маски на стенах, и пестрый персидский коврик на бежевом покрытии пола. Все здесь было ей знакомо — кроме него.

— Я и есть Адам Делани. — Он встретился с ее взглядом. — Разве вы не помните, как ночью выкрикивали мое имя?

— Вы не Адам. Не мой Адам, во всяком случае. Мне кажется, я все же знаю своего приятеля.

Человек поднялся на ноги. Он был на полголовы выше ее друга и значительно крупнее.

— Послушайте, леди, начал он, — я не знаю, в чем состоит ваша проблема, но я Адам Делани. Это моя квартира. Моя постель.

— Этого не может быть!

— Вам показать мое удостоверение личности? Он достал бумажник и вытащил водительские права и паспорт.

Там стояло его имя. Вместе с другими данными. Джози уставилась на его фотографию, гадая, не дурной ли все это сон. Затем резко развернулась и убежала в гостиную. Чувствуя легкое головокружение, вытащила из сумки слаксы и блузку.

Мужчина последовал за ней.

— А теперь скажите, кто вы и как попали в мою квартиру.

Она прижала подбородком покрывало и поспешно натянула одежду.

— Тут что-то не так, — сказала она скорее себе, чем ему. — Я знаю эту квартиру. Знаю Горацио. Знаю Адама Делани, и вы не он.

— Можете позвонить моей матери, если хотите, — предложил он. — Она подтвердит, что меня так зовут с того самого дня, как я родился тридцать лет назад. Она также скажет вам, что последние четыре месяца я был в Южной Америке на фотосъемках. Только вчера вернулся.

Наверняка он лжет. А вдруг он что-нибудь сделал с ее Адамом? Что-нибудь ужасное?

Он подошел к ней.

— Думаю, нам надо начать все сначала.

Что он имеет в виду? Схватив сумку, Джози бросилась к входной двери.

— Эй, постойте, — крикнул он.

Она услышала позади тяжелые шаги и чуть не упала, споткнувшись о кота, но добежала до двери, захлопнула ее за собой и понеслась к лифту в конце длинного коридора.

К счастью, двери лифта открылись, едва она нажала на кнопку. Джози ввалилась внутрь и, обернувшись, увидела, как незнакомец вышел в коридор. Он был по-прежнему в одних трусах. На красивом лице — озабоченное выражение.

Она наугад потыкала кнопки, не задумываясь о том, куда приедет, лишь бы убежать как можно дальше и напрочь вычеркнуть из памяти прошлую ночь.

Но когда их взгляды встретились в просвете между сдвигавшимися дверями лифта, она поняла, что забыть его будет нелегко — его прикосновения все еще жгли ей кожу, а их восхитительная ночь отпечаталась в памяти.

Ей просто надо свыкнуться с тем, что она больше никогда его не увидит.

 

Глава вторая

Адам еще долго смотрел на двери лифта, закрывшиеся у него перед носом. Его девушка-видение сбежала. Хуже того, он понял, что у нее, должно быть, не в порядке с головой. Еще он понял, что никогда раньше не встречал ее — ни в баре вчера вечером, ни где-либо еще.

У него профессиональная память на лица, а ее лицо необычно: широко посаженные зеленые глаза и высокие, красиво очерченные скулы. Красавицей ее не назовешь, хотя полные губы и слегка вздернутый носик добавляли привлекательности ее лицу, которое разожгло его интерес как фотографа.

А то, как она соблазнила его прошедшей ночью, разожгло его мужской интерес. Он хотел утром снова заняться с ней любовью, но выражение страха, которое он увидел в ее зеленых глазах, удержало его. Несмотря на свое пристрастие к опасным поискам, погоням и приключениям, Адам не преследовал не расположенных к нему женщин.

Со вздохом разочарования он вернулся в свою квартиру, чувствуя тупую боль в голове после чрезмерных возлияний накануне вечером. Горацио ждал возле двери, нетерпеливо колотя хвостом.

— Ты должен был меня предупредить, — укоризненно пробормотал Адам, направляясь в кухню. Однако он не жалел о том, что произошло. Таинственная незнакомка затронула не только его тело, но и душу — чего еще не удавалось ни одной женщине. И что он даже не считал возможным.

Он полез в шкаф за пакетом кошачьего корма и застыл — полки были забиты консервными банками с супами и овощами, коробками с овсяными и рисовыми хлопьями. Когда он уезжал четыре месяца назад, полки были почти пусты.

— Что за чертовщина!

Горацио ответил громким «мяу», вертясь перед своей пустой миской. Адам наполнил ее и поставил пакет обратно в шкаф. Как девушка-видение попала ночью к нему в квартиру? Откуда она знает, как зовут его кота? Откуда она знает, как зовут его самого?

Может, миссис Кланаган, которой он отдал запасной ключ от своей квартиры, сумеет что-нибудь объяснить…

Но дверь открыла не миссис Кланаган, а мужчина средних лет в рваной футболке и мешковатых красных шортах. Позади него по телевизору шло игровое шоу.

— Да? — Мужчина скорчил недовольную мину.

— Я ищу миссис Кланаган.

— Она здесь больше не живет.

— С каких это пор?

— С тех пор как упала и сломала бедро месяца три назад. У нее дочка во Флориде, она перевезла ее туда, а эту квартиру передала мне в субаренду.

— А вы?

— Клайд Бакли, — ответил человек с растущим нетерпением. Судя по тому, как он то и дело поглядывал через плечо, ему не терпелось вернуться к своему телешоу.

— Скажите, мистер Бакли, какие распоряжения давала миссис Кланаган относительно Горацио?

Бакли насупился.

— Что еще за Горацио?

— Это кот. Миссис Кланаган должна была кормить его, пока…

— А, да, — перебил его Бакли. — Это входило в субаренду. Но парень рано вернулся. Слава богу, потому что у меня аллергия на кошек.

По позвоночнику Адама холодком пробежало дурное предчувствие.

— Какой парень?

— Ну тот, который здесь живет. — Бакли почесал живот. — Делани. Он забрал ключ и даже дал мне двадцатку за хлопоты.

Адаму очень не хотелось верить этому малому, но Клайд Бакли не производил впечатления человека с воображением.

— А вы спросили у него какой-нибудь документ, удостоверяющий личность?

— С какой стати? — фыркнул Бакли. — Он же знал, как зовут этого чертова кота. А вообще, кто вы такой и почему задаете мне все эти вопросы? — Он скрипнул зубами.

— Дело в том, что это я Адам Делани. Вы отдали мой ключ постороннему человеку.

Бакли выпятил челюсть.

— В таком случае покажите свои документы.

Во второй раз за это утро Адам вытащил свой бумажник и раскрыл водительские права и паспорт.

Клайд Бакли наклонился, чтобы взглянуть поближе.

— Ну, хорошо, тут написано, что ваше имя Адам Делани. Но вы ни капли на него не похожи.

— Боюсь, это он не похож на меня.

— А?

— Расскажите мне, как он выглядит.

— А! — Бакли наморщил лоб. — Точно не помню. Я и видел-то его всего пару раз.

— Попытайтесь.

Мужчина пожал плечами.

— Ну, футов около шести. Тощий. Не мешало бы постричься.

— Что еще? Может, какие-нибудь особые приметы?.. Как насчет цвета волос? Глаз? На какой машине ездит? Какие-нибудь другие подробности…

Бакли фыркнул.

— Черт, да не знаю я. Не имею привычки совать нос в чужие дела.

— Вы ни разу не видели его с женщиной?

— Я уже сказал, что не лезу в чужие дела. — Бакли помолчал немного. — Какую-то бабенку я иногда видел у его двери, но не просите меня описать ее, потому что она не из тех, кого запоминаешь.

Значит, это не может быть его девушка-видение. Адам мысленно отругал себя за то, что позволил ей уйти. Она, вероятно, единственная, кто мог бы ответить на все его вопросы.

— Ну, я пошел, — проворчал Бакли. — А то скоро будут крутить большое колесо.

Адам вернулся к себе. Не было смысла отрицать очевидное: кто-то выдает себя за него. Но кто? И что за причина? Он тщательно осмотрел квартиру в надежде отыскать какой-нибудь намек на чужое присутствие. Он начал со спальни, но единственная найденная там вещь, которая ему не принадлежала, был черный носок под шторой.

В гостиной его взгляд упал на книжные полки. Его внимание привлекли две книги с ярлычками Денверской публичной библиотеки на каждом корешке. Книги, которых он не брал.

«Успех любой ценой», — пробормотал он и посмотрел на другую книгу. — «Как изменить жизнь раз и навсегда».

В маленькой темной комнате, где он проявлял фотографии, обнаружились новые улики. Кое-что из вещей было передвинуто, и исчезла одна из его старых камер.

Адам даже порылся в мусорных корзинах в ванной и на кухне. По количеству обнаруженного им мусора было ясно, что последнее время здесь кто-то жил.

Он прошел в кабинет и выдвинул ящик с файлами. Все его файлы аккуратно лежали на своих местах, но это еще не означало, что самозванец не рылся в его записях. В них в подробностях содержалась почти вся его жизнь: банковские счета и страховые полисы. Профессиональные контакты. Даже имена, адреса и телефоны членов его семьи и друзей в родном городе, Плезант-Вэлли, штат Колорадо.

Необходимо было выяснить, что мошенник сделал с этой информацией. Первым делом надо связаться с Коулом Рафферти, хорошим другом и местным частным детективом, чтобы узнать, насколько глубоко влез этот парень в его жизнь. Потом он позвонит редактору журнала «Искатель приключений» и скажет, что поездку в Новую Зеландию придется на время отложить. Он никуда не поедет, пока не разберется со всем этим.

В понедельник утром Джози влетела в главное здание Денверской публичной библиотеки за минуту до того, как ее двери открылись читателям. Сослуживцы удивленно воззрились на нее, всегда такую пунктуальную и высокопрофессиональную.

Устроившись за столом, она поправила табличку со своим именем и электрическую точилку, распутала телефонный провод. Необходимо вновь войти в отлаженную жизненную колею, но для этого надо получить ответы на кое-какие вопросы.

Как работник справочного отдела, она не имела себе равных в умении предоставить посетителям сведения на самые невероятные темы, но теперь в информации нуждается она сама. Холодные, жесткие факты об Адаме Делани подскажут ей, почему она обнаружила незнакомца в постели своего приятеля.

К концу утра она набрала материала на целую папку. В ней оказались номера журнала «Искатель приключений» с его снимками и распечатки газетных статей, которые она нашла на сайте его родного города, Плезант-Вэлли, штат Колорадо.

В расстройстве Джози еще раз просмотрела статьи «Плезант-Вэлли газетт». Еженедельное издание печатало в основном местные новости. Она обнаружила несколько статей о приключениях героев города, включая душещипательную историю о спасении Адамом сиамского кота в Египте.

В статье говорилось, что Адам вырос на ферме возле Плезант-Вэлли и с детства любил животных. Поэтому он привез кота с собой в Денвер. Все это Джози уже знала — Адам сам рассказывал ей эту историю, скромно умолчав о своей героической роли в спасении Горацио.

Вчера она целый день пыталась связаться со своим приятелем по электронной почте и по телефону, но по какой-то причине он не отвечал.

Или не мог ответить…

Она сдержала дрожь, боясь поверить в худшее. Неужели она занималась любовью с преступником? Джози тихонько застонала и спрятала лицо в ладонях.

Никогда она не позволяла себе опускаться до анонимной связи на одну ночь. Она предпочитала надежность и безопасность как в профессиональной, гак и в личной жизни.

Однако ночь, которую она провела в объятиях незнакомца, то и дело всплывала в памяти. Как он прикасался, целовал и дразнил… а потом она сама превратилась в незнакомку — грешную, распутную, умолявшую о сладостном освобождении. Горячая краска залила ей щеки, и она закрыла файл, недоумевая, как могла так себя вести. И как она объяснит случившееся своему приятелю.

Правда, сначала его надо найти.

Джози подняла глаза и увидела, как незнакомец, которого она хотела забыть, входит в двери.

Она схватила журнал и раскрыла его перед собой, надеясь, что он ее не увидит. Но надежда растаяла, когда Джози услышала приближавшиеся к ее столу шаги.

— Прошу прощения. — От знакомого бархатного голоса у нее по коже побежали мурашки.

— Да? — пискнула она из-за журнала. Слишком поздно до нее дошло, что это номер его журнала. Ее взгляд метнулся от захватывающей фотографии Большого каньона к маленькой надписи в низу страницы, поясняющей, что снимок сделан фотографом Адамом Делани в прыжке с парашютом.

— Надеюсь, вы сможете мне помочь.

Она медленно опустила журнал.

— Что вам нужно?

Он положил на стол две книги.

— Они были оставлены в моей квартире, и мне нужно знать, на кого эти книги записаны.

— Может, кто-нибудь другой вам поможет. — Джози перевела дух — кажется, он ее не узнал. Разумеется, когда он видел ее в прошлый раз, она была закутана в покрывало. Сейчас на ней светло-серый костюм, а волосы заплетены в аккуратную французскую косичку.

Он прищурился.

— Мы встречались?

Она взглянула на него, закрывая журналом половину лица.

— Не думаю.

Он уставился на нее.

— Это вы, моя девушка-видение.

— Едва ли. — Она опустила журнал. — Прошу прощения, но вам придется обратиться к кому-нибудь еще.

Но он намека не понял, наоборот, вытащил из кармана рубашки ее шелковый шарф.

— Разве вы не помните, что оставили у меня вот это?

Джози в ужасе выхватила шарф, заметив, что на них уже смотрят.

— Пожалуйста, говорите потише, тут не место и не время устраивать спектакль.

Уголок его рта приподняла кривая улыбка.

— Вы называете это спектаклем? Я только хочу поговорить с вами.

— Не здесь, — настойчиво повторила она.

— Тогда где? Я весь день свободен, — настаивал он.

— Я бы предпочла вообще не говорить об этом, — заявила она. — Мы оба знаем, что это была ужасная ошибка. Давайте же просто забудем, что произошло.

— Не выйдет. — Он наклонился вперед, положив обе ладони на стол. — Какой-то парень влез в мою квартиру и притворился мною. Теперь я хочу выяснить зачем, и, нравится вам это или нет, вы моя единственная связь с ним.

Он был так близко, что она видела золотистые крапинки в его карих глазах и маленький шрам над уголком рта. Того самого рта, который целовал ее. На мгновение Джози почувствовала, что ей нечем дышать.

— Тот Адам Делани, которого я знаю, никогда бы не сделал ничего подобного.

— Докажите это.

Она поднялась, готовая к сражению.

— Я не обязана вам ничего доказывать!

— Тогда мне остается пойти в полицию.

— В полицию? — переспросила она, уверенная, что ослышалась.

Он кивнул.

— Они, конечно, захотят узнать подробности той ночи… как вы проникли в мою квартиру…

— У меня был ключ, — запротестовала она.

— Как сняли с себя одежду, прежде чем залезть ко мне в постель, — продолжал он как ни в чем не бывало.

— Ладно, — прервала она, — я встречусь с вами. Где и когда?

Он взглянул на часы.

— За ленчем в закусочной на Беннок-стрит. Здесь недалеко.

— Прекрасно, там увидимся.

Он улыбнулся.

— Жду с нетерпением.

Она стиснула кулаки, глядя ему вслед. Как он посмел угрожать предать гласности самый постыдный поступок в ее жизни! Ее бесило, что он имеет над ней такую власть, и еще больше — что это, похоже, его забавляет.

Джози и сама хотела пойти в полицию, когда он заявил, что это он Адам Делани. Остановила ее именно та причина, о которой он упомянул: ей придется рассказать им о ночи, которую она провела в его постели.

Кроме того, хорошо бы вначале поговорить с Адамом. С ее Адамом. Должно же быть какое-то разумное объяснение всей этой путанице.

Она прерывисто вздохнула, услышав тихое перешептывание сотрудников за передним столом. Много ли они услышали? Никогда прежде Джози не повышала голоса на работе и всегда гордилась своей сдержанностью.

Теперь человек, назвавший себя Адамом Делани, заставил ее потерять самообладание, пригрозив рассказать об их распутной ночи. А этого Джози никак не может допустить.

 

Глава третья

Адам сидел за угловым столиком в «Спагли» и гадал, какая же из женщин сейчас придет — его девушка-видение или тот герметически закупоренный дракон из библиотеки. Он даже не сразу узнал ее. Пылкую и порывистую сторону своей натуры она спрятала под строгой прической и бесформенным костюмом. Ее отношение к нему тоже претерпело радикальные изменения.

Что его вполне устраивает. Не хватало еще воспылать страстью к подружке самозванца. К женщине по имени Джозефина Синклер, судя по табличке, которую он увидел на ее столе.

Адам откинулся на спинку стула. Вполне возможно, она участвует в махинации. Не исключено, что та ночь в его постели — часть замысла.

Правда, в воскресенье утром выглядела она потрясенной. Да и слова, что она произнесла, задели его: «Произошла ужасная ошибка».

В ошибки Адам не верил. Его философия заключалась в том, что каждый день — это приключение и плевать на последствия. Предаваться любви с Джозефиной Синклер было одним из самых захватывающих приключений в его жизни.

Жаль только, что она не смотрит на это так же.

Когда она появилась в кафе, Адам напомнил себе, что она, возможно, не так наивна, как кажется. Он наблюдал, как она идет к столику с высоко поднятой головой и румянцем негодования на щеках. Пожалуй, куда больше она нравится ему вообще без ничего.

Его взгляд опустился на покачивающиеся бедра и длинные ноги под серой юбкой. Те самые ноги, которые обвивались вокруг него субботней ночью.

— Вы пунктуальны, — сказал он, подвигая ей стул.

— Просто хочу поскорее покончить с этим.

Адам, напротив, намеревался действовать не спеша.

— По стакану вина для начала?

Она встретилась с его взглядом своими прекрасными зелеными глазами, полными ума и тревоги.

— Послушайте, мистер… Делани, я не знаю, чего вы от меня хотите, но я не считаю эту встречу светским событием.

— Адам, — сказал он ровно.

Она заморгала.

— Что?

— Я хочу, чтобы вы называли меня Адамом. В конце концов, мы не совсем чужие. А я буду называть вас Джо.

— Нет, не будете, — осадила она его, — потому что после сегодняшнего дня мы больше не увидимся.

Ее ледяная холодность интриговала его. Почему Джози чувствует необходимость скрываться за личиной строгой, чопорной Джозефины? Кого она пытается обмануть?

— А как называл вас самозванец? — поинтересовался он.

— Кто? — переспросила она, сузив глаза. — Если вы имеете в виду настоящего Адама, он называл меня Джози.

Он наклонился вперед, и аромат жасмина ударил ему в ноздри.

— Я настоящий Адам Делани. Поэтому, если вы не участвуете в этой махинации, вам придется это доказать.

— Как же я могу это сделать? Если вы действительно Адам Делани, значит, произошло что-то ужасное.

— Да, — согласился он, — ваш так называемый приятель обманывает вас.

Она вздернула подбородок.

— Подобную вероятность я рассматривать отказываюсь.

Интересно, что за мужчина смог внушить женщине подобную преданность?

Адам взял себе за правило сразу говорить женщинам, что он не ищет ничего, кроме приятного времяпровождения, но они почему-то никогда не воспринимали его слова всерьез. Каждая считала, что именно она окажется той, которая заставит его передумать и поведет к алтарю, ограничив его жизнь рамками правил и обязанностей. От которых он отказался три года назад, когда пренебрег шансом учиться в Йельской юридической школе.

Решение, о котором он ни разу не пожалел. Адам до сих пор помнит тот судьбоносный день, когда его сокурсник, сосед по комнате, рассказал ему о фотоконкурсе, спонсируемом журналом «Искатель приключений».

Фотография всегда была для Адама просто хобби, хота он и подрабатывал в университетской газете. Он должен был закончить Юридическую школу и со временем занять место отца, работавшего адвокатом в Плезант-Вэлли.

Но победа в том конкурсе все изменила. Вместе с денежным призом от журнала он получил выгодное предложение о работе в должности штатного фотографа. Ему потребовалось три дня, чтобы решить, какой карьерный путь избрать: безопасный, скучный мир юриспруденции или захватывающий, а порой и опасный мир ландшафтной фотографии.

В конце концов жажда приключений одержала верх.

Его редактор в журнале «Искатель приключений» любит его, потому что Адам с радостью готов поехать куда угодно и сделать что угодно в погоне за уникальным снимком, ради которого он способен висеть над обрывом в Непале или плыть на плоту по Амазонке.

Адам никогда не убегал от опасности. Даже мысль о преследовании самозванца давала ему приток адреналина. И не имело значения, гоняется он за львами в африканской саванне или за человеком. Он всегда принимает вызов.

— Зачем вы настояли на встрече со мной? — Джози прервала его размышления. — Я проверила те две книги, которые вы принесли. Они были взяты в библиотеке на имя Адама Делани. Так что я больше ничем не могу вам помочь.

Не можешь или не хочешь? — промелькнуло у него в голове. Он некоторое время смотрел на нее, гадая, как бы ей понравилась жизнь в саванне. С ее распущенными светлыми волосами, развевающимися на ветру. С кремовой кожей, позолоченной жарким солнцем. С полуночными купаниями в прохладной воде озера. Он подавил тоскливый вздох. Джо это понравилось бы, но Джозефине никогда.

— Ну? — нетерпеливо нахмурилась она. — Так зачем я здесь?

Он улыбнулся, отметив про себя, что дразнить Джозефину может быть не менее опасно, чем тыкать палкой в львицу.

— Возможно, мне просто не терпелось снова тебя увидеть.

— Это не смешно… Адам.

Он заметил, как ей тяжело было назвать его этим именем, и на какую-то долю секунды ощутил укол совести за то, что дразнит ее. Если самозванец на самом деле ее обманул, значит, они должны быть союзниками, а не врагами.

Но сначала ей надо заслужить его доверие.

— Расскажите мне о своем приятеле.

Она заколебалась.

— Что конкретно вы хотите знать?

— Все, но давайте начнем с основных фактов. Опишите его.

— Ну, на вас он совсем не похож, — начала она так, словно это был положительный момент, — он не такой высокий, не такой крупный, не так…

— …хорош в постели? — предположил он.

— Я собиралась сказать «груб», — парировала она, густо покраснев, — но не хотела вас обидеть. Похоже, напрасно.

Что-то в чопорной манере Джозефины провоцировало его. Адам обнаружил, что хочет ее раздразнить, чтобы увидеть хотя бы намек на пылкость под холодной внешностью. На ту женщину, о которой он чересчур много думает с субботней ночи.

— Продолжайте, — попросил он. — Что еще вы можете рассказать мне о мистере Идеал?

— Я никогда не говорила, что он идеален, — возразила она. — Но он очень ответственный и уравновешенный.

— Скучный, другими словами.

Она вздернула подбородок.

— Напротив, в моем Адаме есть все, что женщина может желать в мужчине.

— За исключением того факта, что ваш приятель последние несколько месяцев жил под моим именем, в моей квартире и с моим котом.

— Кроме ваших слов, у нас нет других доказательств.

Он пожал плечами.

— Чем еще я могу доказать, что говорю правду?

— Расскажите мне что-нибудь об Адаме Делани, — потребовала она. — Настоящем Адаме Делани. О его прошлом, работе, жизни. Потому что я предприняла кое-какое расследование сама и, возможно, знаю о жизни этого человека больше, чем вы.

Он усмехнулся.

— Я родился в Плезант-Вэлли, штат Колорадо, с населением пять тысяч человек. Мои родители — Лайла и Стивен Делани. Мама работает поваром в средней школе, отец занимается адвокатской практикой.

— Все эти факты можно найти в прессе. Как насчет чего-нибудь более специфического?

Теперь у него появилось чувство, что это в него тычут палкой.

— В одиннадцатом классе я сломал лодыжку, участвуя в состязании штата по баскетболу, но мы все равно выиграли. Я получил степень бакалавра по уголовному праву в Колорадском университете в Боулдере и был принят в Йельскую юридическую школу. Но вместо этого решил колесить по миру.

Она ничего не сказала, но краска от ее щек отхлынула.

— Я знаю, что вы мне верите, — мягко проговорил Адам, — даже если не хотите признаться в этом.

Она покачала головой.

— Я уже не знаю, чему верить. Все это вы могли прочитать в архивах «Плезант-Вэлли газетт».

— Как и тот самозванец, — ответил Адам, которому этот допрос начинал надоедать. — Послушайте, истина состоит в том, что этот парень надул нас обоих. И я не намерен спустить ему все это. Я планирую выследить его и хочу, чтобы вы мне помогли.

Ее зеленые глаза расширились.

— Но каким образом я могу вам помочь?

— Насколько я понимаю, самозванец — кто-то, кого я знаю, кому известно, что меня не было в стране несколько месяцев. Черт, он даже знал, что мой сосед по площадке должен был заботиться о Горацио, и взял у него ключ от квартиры.

— Тогда, может, стоит попросить о помощи соседа?

Он покачал головой.

— Уже пытался. Дохлый номер. Вы единственная, кто может мне помочь, Джо.

— Джози, — поправила она. — И все же мне бы не хотелось вмешиваться во все это.

— Слишком поздно. Вы вмешались в тот момент, когда залезли в мою постель.

Она встала.

— Момент, о котором я намереваюсь забыть. И вам предлагаю сделать то же самое.

Но он не собирался снова позволить ей уйти.

— Выбор за вами. Либо вы помогаете мне добровольно, либо я буду вынужден отыскивать сведения другими путями. Например, вести задушевные беседы с вашими сослуживцами, друзьями, членами семьи. Со всеми, кто мог видеть вас вдвоем.

Ноздри у нее раздулись.

— И что же вы им скажете? Что я встречалась с мошенником? Что мы с вами…

— Я сделаю все, что потребуется, чтобы узнать, кто вытворяет все это, — заявил он в надежде, что она не заметит, что он блефует.

В зеленых глазах вспыхнула ярость.

— Значит, вы меня шантажируете?

Он на мгновенье задумался.

— Да.

Она метнула в него полный презрения взгляд.

— Вы негодяй.

— Зато не зануда.

Джози развернулась и решительно зашагала из кафе, не сказав больше ни слова. Он последовал за ней. Без сомнения, она сожалеет о страстной ночи, которую они провели вместе, он же, напротив, никак не может перестать о ней думать. И это странно, поскольку Адам редко вспоминает о свиданиях на одну ночь.

Он нагнал ее на тротуаре.

— Я жду ответа.

Она продолжала идти.

— Весьма сожалею, но я должна вернуться на работу.

— А у меня задание, ожидающее меня на другом конце мира. Возможно, это создает нам обоим неудобства, но мне необходимо найти этого самозванца, чтобы продолжать спокойно жить. Вы мне поможете?

Она повернулась.

— Я не могу вам помочь. Я понятия не имею, где Адам. Мой Адам, я хочу сказать.

Почему-то это ее «мой Адам» его раздражало.

— Нам обоим нужны ответы. Поэтому нам лучше работать вместе, чтобы его найти.

Она скептически выгнула бровь.

— И как же вы предлагаете это делать?

— Просто. Я буду представлять вас моим здешним знакомым. Как я уже говорил, этот самозванец должен быть из тех, кто меня знает. Когда вы увидите своего друга, просто укажете мне на него.

Она медлила, явно прокручивая его план в голове.

— А что потом?

— А потом нам уже не нужно будет видеться.

— Прекрасно, — сказала она, наконец понимая, что у нее нет выбора. — Чем скорее мы покончим с этим, тем лучше.

Он улыбнулся.

— По-моему, вы слишком часто это повторяете.

— Это вам приснилось.

— Мои сны в последнее время довольно необычны.

Она не поняла, о чем он говорит, и не собиралась допытываться. В конце концов, возможно, ее парень в беде. Может, нуждается в ней. Она подняла глаза на человека, стоявшего перед ней.

— Ладно, я вам помогу.

— Правильный выбор, — последовал одобрительный кивок. — Мы начнем сегодня же вечером.

— Что начнем?

— Охоту.

Она заметила нетерпеливый блеск в темных глазах и подумала, что для него это всего лишь игра. Еще одно приключение, которое можно прибавить к своей обширной коллекции.

В детстве Джози пережила столько приключений, что хватит на всю оставшуюся жизнь. Теперь ей хочется только стабильности. Хорошую работу. Место, которое может назвать домом. Мужчину, за которым она будет как за каменной стеной. Она должна контролировать себя, как бы ее ни провоцировали.

— Встретимся у меня на квартире около семи, — предложил он. — Или вы хотите, чтобы я заехал за вами домой?

— Нет, — выпалила она поспешно. Надо держать его на расстоянии, даже если это означает вернуться в квартиру, свидетельницу ее самой большой ошибки. — Встретимся у вас в семь.

Она развернулась и шагнула с тротуара прямо в поток несущегося транспорта. Загудел клаксон, и кто-то резко дернул ее назад.

Мгновение спустя она уже была в объятиях Адама. Они стояли на краю тротуара, и он крепко прижимал ее к себе.

— Вы чуть не угодили под машину.

Наверно, он только что спас ей жизнь. Хотя именно из-за него она и шагнула на дорогу не глядя.

— Полагаю, мне следует поблагодарить вас.

— Не стоит. — Он озабоченно хмурился. — Боюсь, это моя вина.

— Да, — согласилась она, отвлекаемая мягким прикосновением его пальцев, ласкающих щеку. Хотелось закрыть глаза и наслаждаться ощущением, позволить ему развеять страх и неуверенность, дрожавшие внутри нее.

Джози поспешно высвободилась.

— Мне надо на работу.

— Вы уверены, что с вами все в порядке?

— Вполне, — солгала она, затем отвернулась от него и подождала, когда загорится зеленый свет. Оглядевшись по сторонам для пущей надежности, Джози зашагала через дорогу, спиной чувствуя взгляд Адама.

К тому времени, когда она села за свой стол, ее эмоции были вновь строго упорядочены. До тех пор, пока не подошла Эвелин Майерсон, старший библиотекарь.

Она шагнула поближе к столу и понизила голос:

— Вы выглядите сегодня несколько рассеянной. Надеюсь, все в порядке?

Старший библиотекарь всегда давала Джози наивысшую оценку за ее готовность выполнить любое порученное ей задание. Эвелин Майерсон терпеть не могла безалаберности в работе или неорганизованности. Для нее, бездетной вдовы, библиотека была ее жизнью.

— Все хорошо, — заверила Джози.

Эвелин вздохнула.

— Вы прекрасный работник, Джози, поэтому у меня нет к вам никаких претензий. Однако я вынуждена просить вас улаживать какие бы то ни было личные конфликты в свободное от работы время. Если вам нужно несколько дней отпуска, думаю, мы можем это устроить.

— В этом нет необходимости, — ответила Джози. — То, что произошло утром, больше не повторится.

Она попыталась вернуться к работе, но задача оказалась невыполнимой.

Начиная с сегодняшнего вечера ей надо полностью себя контролировать. Что бы Адам ни сказал и ни сделал, она не позволит ему вывести ее из себя. Субботняя ночь — это временное помрачение рассудка. Ошибка, которая больше не повторится. Как бы ни был велик соблазн.

 

Глава четвертая

Адам отнюдь не был уверен, что его девушка-видение придет, пока ровно в семь не зазвонил дверной звонок. Он поправил галстук и пошел к двери. Кого он там обнаружит? Строгую и чопорную Джозефину или пылкую, сексуальную Джо?

Противоречие между ними интриговало его, бросало вызов. Он поймал себя на том, что думает о ней больше, чем о проходимце, который обманом влез в его жизнь. Какой женщиной она была с тем, другим?

С этим не дающим ему покоя вопросом в голове он и открыл дверь. Джози стояла еще более надменная и отчужденная, чем днем. Серый костюм сменило темно-синее платье ниже колен. Платье, вполне уместное для похорон.

Но эта ее попытка скрыть свою сексуальность оказала на него противоположное действие. Он находил ее странно эротичной и гадал, что же может заставить ее потерять эту холодную сдержанность, вновь разжечь страсть, которая жарко пылала между ними.

— Можно войти? — спросила она, и только тут до него дошло, что он слишком долго глазеет на нее.

— Конечно. — Он открыл дверь пошире. Позади него возник Горацио. Кот подскочил к гостье и потерся о ее лодыжки.

Адам наблюдал, как она наклонилась и погладила кота. Горацио всегда был разборчив в отношении женщин и презрительно игнорировал большинство из них. А в этой женщине кота что-то явно привлекало.

Как и его хозяина.

— Хотите чего-нибудь выпить, прежде чем мы пойдем? — спросил он.

— Нет, благодарю. Куда мы идем?

— На вечеринку по случаю годовщины журнала. Ничего особенного. Десять лет назад в этот день вышел первый выпуск «Искателя приключений», так что это прекрасный повод выпить и поесть за счет компании.

— Как вы представите меня?

— Вы будете там как моя подруга.

Она нахмурилась.

— Разве я похожа на тех женщин, с которыми вы обычно встречаетесь?

— А с какими женщинами, по-вашему, я обычно встречаюсь?

— Куклы Барби, только с еще более пышным бюстом, — предположила она, подобравшись к истине ближе, чем ему хотелось бы.

Он приложил руку к сердцу.

— Я мужчина с утонченным вкусом. Мне нравятся любые женщины, если они стимулируют меня интеллектуально.

Она прищурилась.

— В самом деле?

— Нет, вообще-то вы угадали. Но это так хорошо звучит.

— Для вас все игра, да? — сказала она с укоризной. — Даже поиски вашего так называемого самозванца. Для вас это развлечение.

— Жизнь без развлечений ничего не стоит, — проговорил он, направляясь к двери и придерживая ее для нее. — Вы не согласны?

— Развлечения имеют свое место. Я всегда включаю развлечения в свое расписание недели.

— Расписание? — фыркнул он. — Развлечения должны быть спонтанными. Вроде того, когда вы забрались ко мне в постель в субботу ночью.

Она остановилась перед лифтом.

— Я бы попросила вас перестать напоминать мне об этом.

Двери лифта разъехались, и она шагнула внутрь.

— А я думаю, нам как раз стоит об этом поговорить, — возразил Адам, присоединяясь к ней. Двери закрылись, и лифт двинулся вниз. — Потому что та ночь, похоже, является для вас проблемой.

— Проблемой? — эхом отозвалась она. — А как насчет полнейшей катастрофы?

— Не согласен.

— Не помню, чтобы я спрашивала вашего мнения.

Он нажал кнопку «стоп» на панели, и лифт резко остановился.

— Значит, мне просто придется доказать вам это.

Джози, не мигая, уставилась на него, считая удары сердца. Раз, два, три.

— Что это вы делаете?

Он шагнул к ней.

— Вы меня боитесь?

— Разумеется, нет, — парировала она, всем телом ощущая его близость.

— Значит, боитесь себя.

— Это смешно!

— Разве? — Он протянул руку и прикоснулся пальцем к ее щеке. Услышав, как она резко втянула воздух, придвинулся еще ближе.

Она не хотела так реагировать, но каждая клеточка в ее теле напряглась, когда он опустил голову к ее рту. Спина ударилась о стенку лифта, и капля испарины щекотно скатилась между грудями.

Он не поцеловал ее, но воздух между ними накалился.

— Ты ведь чувствуешь это, правда, Джози? — прошептал он, глядя ей в глаза.

Она сглотнула, намереваясь сопротивляться, но тело запульсировало горячим желанием, жаркое тепло растеклось внизу живота, и на одно безумное мгновение у нее мелькнула мысль схватить его за воротник и поцеловать.

Закрыв глаза, она пыталась убедить себя, что он просто играет с ней. Такие мужчины, как Адам, используют страсть как оружие — оружие, которое вполне способно ее погубить.

Прозвучал звонок, сигнализирующий о том, что кто-то на другом этаже ждет лифт. Она открыла глаза и увидела, что Адам отошел на безопасное расстояние, словно этого момента между ними и не было. Черт бы его побрал! Она ему не игрушка.

Успокоившись, Джози встретилась с его взглядом и сказала:

— Если вы еще раз выкинете такой фортель, я не стану вам помогать.

Она не шутила. Внезапно разоблачение не показалось худшим из возможных последствий ее ночи с Адамом. Гораздо хуже будет потеря контроля над собственными эмоциями. Нельзя позволить такому мужчине, как Адам, разбить ей сердце просто ради забавы.

Несомненно, другие его женщины получали удовольствие от подобных любовных игр. Что-то сжалось у нее в желудке при мысли о женщинах, с которыми он делил постель, но потом она сказала себе, что ей нет до этого никакого дела.

Они молчали до самого пентхауса, где располагался офис журнала «Искатель приключений». Он находился в Лодо, престижном центральном районе Денвера, знаменитом модными ресторанами, клубами и барами.

Маленькая приемная была полна народу, и Адам легонько взял Джози за локоть, когда они вышли из лифта. Тело у нее напряглось, но она не могла вырвать руку, поскольку изображала его подружку.

— Адам! — Грудастая рыжая девица протолкалась к ним, держа по высокому запотевшему стакану в каждой руке. Она казалась весьма раздраженной тем, что Адам пришел на вечеринку не один.

— Привет, Шондра, — отозвался он.

Шондра подала ему стакан.

— С возвращением. Я приготовила прабабушкин чай со льдом как раз по этому случаю.

— Спасибо. — Он взял стакан и подал его Джози. — Это моя подруга Джози Синклер. Джо, это Шондра О'Коннер, художественный редактор журнала «Искатель приключений».

Джози улыбнулась, стиснув зубы, когда Адам обвил рукой ее талию.

— Приятно познакомиться.

— Взаимно, — ответила Шондра, уставившись на нее. — А когда вы начали встречаться?

Адам взглянул на Джози.

— Сразу после того, как я вернулся из командировки.

— Расскажи мне все о Рио, — попросила Шондра, переключив внимание на Адама и решительно исключая Джози из разговора.

Большинство присутствующих выглядели моложе ее и раскованнее. Вероятно, предположила она, все, кто работает в «Искателе приключений», не принимают жизнь слишком серьезно. Как Адам. В данный момент он как раз рассказывал о своем полете на дельтаплане в Бразилии, девчонка внимала каждому его слову, в ужасе охнув, когда он упомянул, что чуть не врезался в вершину скалы.

Джози гадала, сколько в его рассказе правды, а что он присочинил, чтобы произвести впечатление на девицу, но одно было удручающе очевидно: мужчина рядом с ней действительно Адам Делани. Все тут, похоже, его знают. Кто-то махал ему, кто-то приветственно вскидывал руку, проходя мимо.

А это означало, что ее приятель, который называл себя Адамом Делани и утверждал, что работает в журнале «Искатель приключений», все это время ей лгал.

Надо как можно скорее найти его.

Она выскользнула из объятий Адама и стала бродить по приемной. Некоторые бросали на нее любопытные взгляды. Несомненно, женщина, которую Адам привел на вечеринку, вызывает у них недоумение. Такой мужчина, как Адам, может заполучить любую. Это совершенно ясно после той ночи, которую она провела в его объятиях. Он знает, как сделать, чтобы женщина почувствовала себя желанной и сексуальной. Как прикасаться к ней одновременно пылко и с благоговением. Как заставить женщину поверить, что он хочет ее, и только ее одну.

Но все это было иллюзией, в ту ночь он занимался любовью с незнакомкой, не с Джози. Адам не знал о ней ничего, даже ее имени. Любая другая доставила бы ему удовольствие.

Джози изучала окружающую обстановку. Стены были оклеены фотообоями. Виды джунглей, гор, глубоких ущелий. Экзотические места, в которых, возможно, бывал и Адам в своих командировках. Места, о которых она только читала. Обходя помещение, она слышала разговоры о прыжках с парашютом и подводном плавании. О душераздирающем столкновении со взбесившимся слоном в Западной Бенгалии.

Эти люди, похоже, упиваются опасностью, тогда как она всегда старается избегать ее. Слушая их, Джози поневоле задумалась — ее жизнь казалась такой серой в сравнении с жизнью этих людей.

Она внезапно почувствовала себя старой и плохо одетой. Платье на ней больше подошло бы пожилой женщине, и она не знала никаких захватывающих историй. Если не считать того случая, когда однажды вечером ее чуть не ограбили прямо возле библиотеки. Она несла толстенный том «Истории человеческой цивилизации» и огрела напавшего по голове, оглушив его и успев убежать.

Она до сих пор помнила возбуждающий приток адреналина и радостное ощущение торжества, не оставлявшие ее еще несколько часов. Ощущение, которого она больше не испытывала — до той самой субботней ночи в постели Адама.

Возле лифта, где они расстались, его не было. Нахмурившись, Джози вглядывалась в толпу, надеясь, что он не бросил ее здесь. Шондра, похоже, тоже испарилась. Возможно, они ушли вместе.

— Привет, — услышала она голос позади себя. Она обернулась и увидела молодого человека с шокирующе оранжевыми волосами, торчавшими словно иголки у ежика. На нем были черные джинсы и тщательно отутюженная черная тенниска с черепом и скрещенными костями, вышитыми оранжевой нитью на кармане.

— Привет, — ответила она, поглядев в его зеленые глаза, яркие и добродушные.

— Я Пол Водески, но все называют меня Вуди.

— Джози Синклер, — сказала она, пожимая ему руку. — Приятно познакомиться.

— А где вы с Адамом познакомились?

Она отхлебнула чай.

— Мы… в некотором роде… наткнулись друг на друга.

— Класс, — отозвался Вуди, показав ямочки на обеих щеках. — Делани отличный парень. Правда, иногда бывает занудой, но черт, ему же недавно уже тридцатник стукнул. Мне и самому это грозит через несколько лет.

Джози заморгала — Адам Делани отнюдь не казался занудой. Она открыла было рот, чтобы защитить его, но передумала. Какое ей дело?

— Миленький фасон, — сказал парень, глядя на ее платье. — Настоящее ретро.

— Спасибо. — Она сделала еще один глоток. Ясно, что она выглядит здесь как чертополох среди ромашек. К тому же усталый чертополох. Она прислонилась к стене. — А чем вы здесь занимаетесь, Вуди?

— Исследованиями.

— А какие исследования вы проводите?

— Я работаю над историей галлюциногенов в местной культуре. Я нахожу этот предмет захватывающим, потому что галлюциногены для меня что-то вроде хобби. Есть в вашей библиотеке что-нибудь про это?

— Уверена, что смогу что-нибудь подыскать, — ответила она слегка заплетающимся языком.

— Класс, — воскликнул Вуди. — Может, как-нибудь загляну.

Она кивнула и оттолкнулась от стены. Колени почему-то подгибались, и она с трудом удержалась на ногах. Надо было перехватить что-нибудь на ужин по пути. Она целый день почти ничего не ела.

Пройдя к буфетному столу, Джози взяла горсть безобидного угощения — соленых крекеров. Медленно жуя их, она чувствовала, что язык как-то странно занемел; затем запила крекеры чаем со льдом.

Все еще чувствуя себя не совсем хорошо, Джози отправилась на поиски дамской комнаты.

Голова начала кружиться, когда она открывала дверь за дверью, находя пустые офисы вместо ванной. Дойдя до последней двери, она прислонилась к ней и закрыла глаза, делая глубокие вдохи.

Возможно, у нее начинается грипп, на работе у них ходит вирус. Надо найти Адама и убедить его, что они должны уйти.

Джози повернулась и открыла дверь, с разочарованием обнаружив еще один офис; но здесь в углу был фонтанчик, и она прошла к нему, рукой придерживаясь за стену. Затем опустилась на колени рядом с фонтаном и поплескала водой на свои горящие щеки. Это немного освежило ее.

Медленно поднявшись на ноги, она двинулась на балкон подышать свежим воздухом.

Двое стояли к ней спиной, склонив головы друг к другу. Рука Адама обнимала тонкую талию Шондры.

— Прошу прощения, — выпалила Джози. Она отвалилась от стены, выскочила из офиса и понеслась по коридору. Гнев и разочарование сдавили горло. Она не могла понять почему. Адам Делани ничего для нее не значит, так почему же она так реагирует?

Адам нагнал ее возле лифта.

— Куда ты идешь?

— Домой. Я просто хочу поехать домой. Моего Адама здесь нет.

— Хорошо, — мягко проговорил он, — я отвезу тебя.

— Я возьму такси, — ответила она, когда двери лифта наконец раскрылись. — Ты мне не нужен.

— Еще как нужен, — возразил он, обняв ее рукой за талию и помогая войти в лифт. — Ты едва держишься на ногах.

Она вырвалась.

— Я просто устала.

Улыбка вздернула кверху уголки его рта.

— Ты просто пьяна.

— Я не выпила ни капли спиртного. — Она тяжело привалилась к стене. — Только чай.

Он улыбнулся.

— Приготовленный с ирландским виски и мятным ликером. Это один из коронных напитков Шондры. Она подрабатывает в баре «Аллигатор» и гордится тем, что использует старые семейные рецепты.

Джози осторожно пощупала пальцами свои щеки и нос.

— Тогда понятно, почему мое лицо кажется занемевшим.

Ей совсем не нравилось это ощущение невозможности контролировать свое тело. Что, если ее вырвет или она потеряет сознание? Или хуже: Адам воспользуется ситуацией и соблазнит ее?

Хотя, с другой стороны, его же ждет Шондра. Возможно, ему не терпится избавиться от Джози, чтобы вернуться к ней.

— Я поеду домой на такси, — заявила она, расправляя плечи. — Ты, наверное, хочешь вернуться на вечеринку.

— Ты понятия не имеешь, чего я хочу, — хрипло проговорил он.

Она встретилась с его взглядом и снова почувствовала головокружение. Непреодолимый соблазн провести ладонью по едва наметившейся шершавой щетине оказался слишком велик, чтобы устоять. Адам не шелохнулся, когда ее пальцы пробежали по его лицу.

Какой великолепный мужчина.

— Великолепный, да? — подал он голос, давая ей понять, что она сказала это вслух.

— Когда мы остановились? — спросила она, выглядывая из лифта.

— Несколько минут назад. — Он взял ее за руку и вывел в гараж. — Можешь идти?

— Разумеется, — ответила она и едва не упала, споткнувшись о трещину в асфальте.

Адам со вздохом подхватил ее на руки.

— Ну ты и упрямица, Джо.

— Меня зовут Джози, — напомнила она, чувствуя, как голова еще сильнее пошла кругом. — И я настаиваю, чтобы ты поставил меня на ноги.

— Мне кажется, что ты не в том состоянии, чтобы на чем-то настаивать.

Он дошел до своей машины и усадил ее на пассажирское сиденье, затем схватил ремень безопасности и наклонился через нее, чтобы застегнуть.

Она вдохнула пряный аромат его крема после бритья. В памяти тут же вспыхнула их восхитительная ночь и как мужские губы сводили ее с ума.

Она откинула голову на сиденье и проглотила стон.

— Ты в порядке? — спросил Адам, озабоченно нахмурившись.

— Нет, — ответила она скорее себе, чем ему. — И по-моему, уже никогда не буду.

Он улыбнулся.

— Ирландский чай Шондры обычно именно так действует на человека. К счастью для тебя, у меня имеется секретное лекарство.

— Какое? — спросила она после того, как он захлопнул ее дверцу, обошел «камаро» и сел за руль.

— Просто доверься мне, — отозвался Адам, включая зажигание. Он вырулил со стоянки и направился к знаку выезда и вниз по длинному узкому спуску на такой скорости, что у нее захватило дух.

Как она может довериться ему, когда не знает, может ли доверять себе? Она прикрыла глаза, убеждая себя, что воздействие алкоголя скоро пройдет.

Если бы только она могла сказать то же самое о воздействии на нее Адама. Он хуже чая Шондры, потому что делает ее хмельной от желания. Она жаждала его прикосновений, хотя понимала, что, если уступит, это желание лишь возрастет.

 

Глава пятая

Адам отпер дверь, пока Джози стояла, тяжело прислонившись к стене.

— Лучше бы ты позволила мне отнести тебя наверх.

— Я в порядке, — упрямо повторила она, вваливаясь к нему в квартиру. Она доковыляла до дивана и рухнула на кожаные подушки.

Странно, что она все еще в сознании после трех стаканов мятного чая Шондры. Адам на своем опыте научился не злоупотреблять им, особенно за рулем. Теперь его мучила совесть за то, что заранее не предостерег Джози.

Она тихо застонала, затем подняла на него глаза.

— Никак не могу понять, почему ты не отвез меня домой или не позволил вызвать такси.

Адам присел на корточки рядом с ней и поправил подушку у нее под головой. Горацио лежал на спинке дивана и наблюдал за ними.

— Потому что ты не в том состоянии, чтобы оставаться одной. Кроме того, я же сказал, у меня есть секретное средство от похмелья и все ингредиенты на кухне.

— Только никакой мяты, — пробормотала она. Он улыбнулся, поднимаясь на ноги.

— Присмотри за ней, Горацио.

Кот моргнул, и Адам отправился в кухню. Утром он сменил дверной замок, но все равно на всякий случай внимательно осмотрелся.

По крайней мере самозванец не обчистил его. Предварительное расследование Коула Рафферти показало, что деньги Адама не тронуты и нет никаких иных угрожающих признаков, что самозванец пытался разорить его или навредить его карьере.

Но даже если он безвреден, тот факт, что Адам его не знает, беспокоил. Правда, теперь он может быть уверен, что это не кто-то из его коллег в журнале «Искатель приключений». Это не давало ему покоя, поскольку ясно, что мошеннику было известно его рабочее расписание. В противном случае парень не успел бы убраться из квартиры до возвращения Адама из командировки.

Однако самозванец оставил на кухне еду и книги на полке. Сделал ли он это намеренно? Может, это своего рода игра?

Множество других вопросов приходило ему в голову, пока он смешивал в стакане средство от похмелья. Вполне вероятно, что Джози знает больше, чем говорит. Сейчас идеальное время выяснить это, пока ее защита ослаблена.

Адам принес стакан в гостиную и обнаружил, что Джози спит, свернувшись калачиком на диване. Ее французская косичка расплелась, и шелковистые волосы рассыпались по диванной подушке. Она лежала, подложив под щеку ладони, слегка приоткрыв розовые губы. Расслабленная и ненастороженная, она напоминала ему ангела с полотна Боттичелли.

Он поставил стакан на стол и схватил свою камеру, испытывая непреодолимое желание сфотографировать ее. Ровное щелканье камеры не разбудило ее, позволив Адаму запечатлеть ее во всех ракурсах.

Впрочем, даже если она проснется и разозлится, он сфотографирует изумрудный огонь в ее зеленых глазах и прелестный розовый румянец на щеках.

Пленка закончилась, и Адам отложил камеру. Горацио грациозно спрыгнул с дивана на журнальный столик с намерением понюхать содержимое стакана, но Адам забрал стакан.

— Извини, приятель, это не для тебя.

При звуке его голоса Джози открыла свои зеленые глаза, пресекая его порыв перезарядить камеру. Прежде чем заговорить, она облизала сухие губы.

— Где ты был?

Он сел рядом с ней на диван и поднял стакан.

— Все великие изобретения требуют времени. Вот, выпей это.

Она села, с сомнением глядя на стакан в его руке.

— А что в нем?

Он заколебался.

— Думаю, тебе лучше этого не знать.

Она неуверенно взяла стакан.

— Что-нибудь безумно экзотическое. Вроде крокодиловых яиц и страусиных перьев.

Адам улыбнулся.

— Что-то вроде этого.

— Но без мяты?

— Без мяты, — заверил он. — И без алкоголя. И все натуральное.

— Значит, это сонное зелье.

— Никакого снотворного, обещаю, — ответил Адам. — Также обещаю, что, если ты выпьешь это сегодня, утром будешь чувствовать себя намного лучше.

Она встретилась с его взглядом, затем решительно вздохнула и поднесла стакан к губам. Начав пить, девушка поморщилась, но не останавливалась, пока не допила все до конца.

Адам был удивлен. Когда ему кто-то в первый раз сварганил это зелье из томатного сока, яйца и еще нескольких ингредиентов, первый глоток он выплюнул.

— Это было ужасно. — Джози передернуло, и она подала ему стакан. — Ладно, теперь я готова.

— К чему?

— Ехать домой.

Он покачал головой.

— Сегодня ты остаешься здесь.

— В этом нет необходимости, — упрямо сказала она, при этом снова тяжело откинувшись на подушку. — Я прекрасно могу сама о себе позаботиться.

— За исключением того, что ты едва передвигаешь ноги, не говоря уже о том, чтобы вести машину. Кроме того, что, если у тебя плохая реакция на крокодиловы яйца?

— Единственной плохой реакцией будет ноющая спина, если я всю ночь просплю на этом диване.

— Ты можешь спать на моей кровати.

Ее глаза вспыхнули.

— Больше никогда.

Это прозвучало скорее как вызов, чем отказ.

— Можешь спать одна. Я буду на диване.

— Нет, на диване буду я, — раздраженно сказала она, явно стремясь уступить в сражении, чтобы выиграть войну. — Мне здесь будет хорошо, можешь идти спать.

— Ладно, — согласился он, стаскивая покрывало со спинки и накрывая ее. — Но прежде, чем я пойду, хочу тебе сказать, что сегодня на балконе ты ничему не помешала. Мы с Шондрой просто друзья.

Краска поднялась вверх по ее шее.

— Твои отношения с Шондрой меня не касаются.

Он снял с нее туфли и подоткнул покрывало вокруг ног.

— Мне показалось, ты немного расстроилась, когда обнаружила нас вместе.

Она нахмурилась.

— С какой стати мне расстраиваться? Мне нет дела до того, кого ты соблазняешь, на балконе.

— Я успокаивал ее как друга, а вовсе не пытался соблазнить. Шондре хотелось поговорить с кем-нибудь о некоторых проблемах, которые возникли у нее с любовником. Вернее, с любовницей.

— И она обратилась к эксперту, — сухо заметила Джози.

Он сдержал улыбку.

— А теперь ты, похоже, ревнуешь.

Она встретилась с его взглядом.

— Давай проясним одну вещь. У меня есть Адам — мой Адам. Я не нуждаюсь ни в каком другом мужчине. Он идеально подходит мне во всех отношениях.

— За исключением того, что его здесь нет.

— Если б он был здесь, он бы не позволил мне напиться. И не отказался бы отвезти меня домой, если бы я попросила. И не заставил бы меня выпить какую-то гадость с крокодиловыми яйцами и еще бог знает чем.

— Если б твой ненаглядный возлюбленный был здесь, — вставил Адам, сжимая кулаки, — я бы дал ему по морде.

— И кто из нас ревнует? — мягко спросила она.

— Это тебе на пьяную голову померещилось, — проворчал он, затем наклонился над ней. — Спокойной ночи, Джо.

Она взглянула на него широко раскрытыми зелеными глазами. Адам резко втянул воздух и понял: она думала, что он собирается ее поцеловать.

И была права.

Его взгляд опустился на рот девушки, и его охватило непреодолимое желание еще раз попробовать эти губы на вкус. Усилием воли он сдержал порыв и приложился целомудренным поцелуем ко лбу.

— Приятных снов, — прошептал он, прежде чем отвернуться и направиться в свою спальню, уверенный, что и ему самому будут сниться сны.

Вода манила ее к себе почти так же, как Адам. Она стояла в нерешительности на песчаном берегу, и тихие волны плескались о ее босые ноги. Адам стоял посреди озера, протянув к ней руки. Он смеялся и подзадоривал ее присоединиться к нему.

Она двигалась ему навстречу, с каждым шагом погружаясь все глубже. Вода уже доходила ей до бедер, потом до плеч.

Никогда в жизни она не купалась голой, и восхитительное возбуждение пробежало по ней, когда она приблизилась к нему. Вода уже была ей по шею. Адам не шевелился, лишь улыбался и ждал, когда она придет к нему. Но ее ноги вдруг отяжелели, словно что-то тянуло их вниз.

Джози сделала еще шаг, но под ногами оказалась лишь вода. Она стала погружаться в нее, не в состоянии пошевелиться, чтобы вытолкнуть себя на поверхность. Погружаясь все глубже в теплую воду, Джози хотела позвать на помощь, но понимала, что это невозможно.

Она также знала, что Адам ее не видит и что она должна спасаться сама. Она продолжала тонуть, отчаянно махая руками в воде.

Джози резко села, сердце гулко колотилось в груди.

— Дурной сон, — заверила она себя. — Это был всего лишь дурной сон.

Однако он казался таким реальным, что ужас не отпускал ее. Джози отличная пловчиха, так почему же во сне не могла спасти себя? Она опустила взгляд на ноги и увидела спящего на них Горацио. Это объясняло странное ощущение неспособности пошевелить ногами.

Она переложила кота, заработав раздраженное урчание, затем свесила ноги на пол и сделала глубокий вдох. В окно светило солнце. Она пережила и эту ночь, и ночной кошмар.

— Доброе утро.

Девушка подняла глаза и увидела Адама в дверях спальни. На нем были фланелевые пижамные штаны, и он улыбнулся той же улыбкой, которую она видела во сне: вызывающей, манящей, опасной.

Джози поднялась.

— Который час?

— Почти восемь.

— Восемь? — как эхо отозвалась Джози, не желая этому верить. — Не может быть. Я всегда встаю в семь.

— Вчера ты поздно легла. — Он вошел в гостиную. — Да к тому же после трех стаканов ирландского чая Шондры. Удивляюсь, что ты вообще так рано проснулась.

Она пригладила пальцами волосы.

— К девяти мне надо быть в библиотеке. А еще нужно съездить домой принять душ и переодеться.

— Разве ты не можешь позвонить и сказать, что будешь немного позже? Или еще лучше, возьми выходной.

— Я прекрасно себя чувствую, — заявила она и с удивлением обнаружила, что это правда. Она чувствовала лишь легкое головокружение, но это скорее от голода. Таинственное средство Адама от похмелья помогло.

Все же остальное, связанное с ним, похоже, ведет к неприятностям. Теперь он хочет, чтобы она опоздала на работу или вовсе наплевала на нее. Старший библиотекарь и без того уже подозревает, что ее личная жизнь мешает работе.

— Я серьезно отношусь к своей работе, Адам. Она для меня не что-то вроде «забегу, когда будет желание».

— Тогда прими душ здесь, — предложил он. — Библиотека в нескольких кварталах отсюда. У тебя вполне хватит времени, чтобы собраться.

Она заколебалась, обдумывая его предложение. Затем взглянула на свое помятое платье.

— Я не могу пойти на работу вот так.

— Я поглажу тебе платье, — поступило новое предложение. — Глажка входит в число моих талантов.

Как бы ни претила Джози мысль принимать его помощь, все же опоздать на работу казалось еще хуже. Кроме того, Адам внес такой сумбур в ее жизнь в последнее время, что он ей должен.

— Полагаю, у меня нет выбора.

— Это означает «да»?

— Да.

Он повел ее по коридору к ванной.

— Чистые полотенца в шкафу, шампунь и мыло на полочке в душевой. Если понадобится что-то еще, крикни.

Джози зашла в ванную и заперлась.

Щеки у нее загорелись, когда она вспомнила, по какому случаю последний раз снимала здесь одежду.

Она открыла дверцу бельевого шкафчика и увидела аккуратную стопку сложенных полотенец, флакон дорогого одеколона, большой тюбик зубной пасты. Компактная коробка презервативов. Она поймала себя на мысли о том, сколько времени ему понадобится, чтобы все их использовать.

Стук в дверь заставил ее подпрыгнуть. Джози поспешно закрыла дверцу.

— Да?

— Мне нужно твое платье.

Она обернулась полотенцем, затем слегка приоткрыла дверь и подала платье.

Его взгляд скользнул по полотенцу.

— Если тебе нужна компания в душе, я к твоим услугам.

Она захлопнула дверь перед его носом и услышала его смешок. Похоже, Адаму доставляет удовольствие смущать ее. Что ж, в эту игру могут играть и двое. Она полезла в шкафчик и схватила его бритву, не чувствуя ни малейшего укора совести за то, что собирается побрить ею ноги.

Двадцать минут спустя она вышла из душа, чувствуя себя намного лучше. До тех пор, пока до нее не дошло, что ей нечего надеть, кроме кружевного белья. Она прополоскала его в раковине, затем высушила под сушилкой. Теперь она ругала себя за то, что вообще согласилась принимать здесь душ. А что, если Адам откажется вернуть ей платье?

Но когда она приоткрыла дверь ванной, то с удивлением обнаружила свое платье висящим на дверной ручке. Она схватила его и снова закрылась в ванной. Платье было аккуратно выглажено и даже издавало слабый, но приятный аромат лаванды.

Джози не любила тайн или, если точнее, неопределенности, которую они в себе несут. В том числе и поэтому ее тянуло к своему приятелю. Он казался таким… предсказуемым, и в этой предсказуемости были покой и надежность. По крайней мере до тех пор, пока она не обнаружила, что он выдает себя за другого человека.

Джози быстро оделась, нанесла немного косметики, которую всегда носила с собой в сумочке, затем закрутила волосы в свободный узел. Критически взглянув на свое отражение в зеркале, она задалась вопросом, что Адам о ней думает. Она, разумеется, не такая броская, как Шондра, и не такая модная, как большинство женщин на вечеринке.

— Какое мне дело, что он думает? — пробормотала она себе под нос, босиком выходя из ванной и направляясь в гостиную. Было еще только полдевятого, но она торопилась поскорее уйти от Адама. Нужно только взять туфли.

Вот только туфель нигде не было видно. Джози заглянула под диван, встала на колени на ковре в гостиной и еще раз оглядела пол.

В дверях появился Адам с кухонным полотенцем через плечо.

— Завтрак готов.

— Я не останусь на завтрак, — сообщила она, поднимаясь на ноги. — Но никак не могу найти своих туфель.

— Это потому, что я их спрятал.

Она ошеломленно уставилась на него.

— Что-что?

Его взгляд медленно окинул ее с головы до босых ног.

— Ты даешь мне то, что я хочу, Джози, а я отдаю тебе твои туфли.

 

Глава шестая

Джози не могла поверить своим ушам. Он вновь шантажирует ее.

— Мне нужны мои туфли, Адам, сию же минуту.

Он не шелохнулся.

— Меняю порцию омлета на пару синих туфель на шпильках.

Она видела чертенят, пляшущих в карих глазах, но отнюдь не находила это смешным.

— Ты украл мои туфли?

— Они нужны мне были как средство для достижения цели. Тебе надо поесть.

— Мне надо идти на работу.

Он взглянул на часы.

— Можешь выйти отсюда через двадцать минут и вполне успеешь.

— Но не босиком.

Он улыбнулся, затем повернулся и снова исчез в кухне.

Ей ничего не оставалось, как пойти за ним.

— Тебе никто не говорил, что у тебя с головой не все в порядке?

— Никто не идеален, — усмехнулся он, подходя к плите и снимая сковороду.

— Я серьезно, Адам. Сначала ты шантажом вынуждаешь меня помогать тебе найти моего парня, потом спаиваешь меня, а теперь крадешь мои туфли. Это становится опасной системой.

— Я тебя не спаивал, — возразил он, ставя сковороду на стол, на бронзовую подставку, и деля омлет на две части.

— Ты дал мне тот стакан с ирландским чаем и не потрудился предупредить, что там не только чай!

Он кивнул.

— Ладно, признаю, это была ошибка. Но я сделал это не для того, чтобы тебя споить. Я подумал, это поможет тебе немного расслабиться. Ты казалась напряженной.

— Мне не требовалось расслабляться, — процедила она сквозь зубы. — Ты пытался исправить то, что считаешь во мне неподходящим.

Он пристально посмотрел на нее через стол.

— Я никогда не говорил, что в тебе есть что-то неподходящее.

— Ой, ради бога, — фыркнула она, усаживаясь за стол. — Я совсем не твой тип. Так что не говори, что ничего не хотел бы во мне изменить.

— Ты права, — согласился он, выкладывая порцию омлета ей на тарелку. — Я бы хотел чаще видеть тебя улыбающейся. И очень хотел бы услышать твой смех. По-моему, я его еще ни разу не слышал.

Она взяла вилку.

— В последнее время причин для улыбок и смеха как-то не было. Кража моих туфель, определенно, меня не радует.

Адам сел напротив нее.

— Я сделал это только потому, что знал — ты уйдешь, ничего не поев, а тебе просто необходимо иметь что-то в желудке. Мне, конечно, следовало предупредить тебя насчет чая Шондры, поэтому теперь я чувствую себя ответственным.

Она вскинула бровь.

— Так ты исполняешь свой долг, используя туфли в качестве выкупа? Мило. Возможно, на «бис» ты мог бы сжечь мой дом. В конце концов, передние ступеньки крутоваты. Однажды я могу упасть и растянуть лодыжку.

Он улыбнулся.

— Всегда рад услужить.

Она съела кусочек омлета и чуть не застонала вслух от восхитительного сочетания яиц, сыра, овощей и трав. Но она не доставит ему удовольствия. Джози попыталась есть помедленнее, но прикончила половину своей порции, когда Адам еще даже и не приступил к своей.

— Хорошо? — спросил он с блеском в карих глазах.

— Я просто хочу свои туфли, — увильнула она. — Ты мог бы вывалить кучу палок мне на тарелку, и я бы съела их, если это единственный способ уйти отсюда.

— Палок у меня нет, — поддразнил он. — Но в холодильнике найдутся побеги бамбука, если ты питаешь слабость к съедобным деревьям.

Рот у нее дернулся, и она протянула руку за стаканом апельсинового сока. Ей хотелось сохранить свое праведное негодование, но это было трудно, когда он так мило старался поднять ей настроение.

— Кстати, о деревьях, — сказал он, посыпая солью свою порцию, — ты когда-нибудь бывала в отеле «Сосны» возле парка Красных скал?

— Нет, — настороженно ответила она. — А что?

— В следующий четверг там состоится банкет с вручением премии, и я бы хотел, чтобы ты пошла туда в качестве моей гостьи.

Джози уставилась на него. Неужели Адам Делани приглашает ее на свидание? Но потом здравый смысл возобладал.

— Ты думаешь, мой приятель будет там?

Он кивнул.

— Там будут все, работающие в этой отрасли. Вполне возможно, что он будет среди них. В особенности поскольку, полагаю, немало подилетантствовал в моей темной комнате.

Джози опустила глаза на свою тарелку.

— Мне очень жаль, но в четверг я не могу. У меня другие планы.

— Другие планы? — Тень разочарования легла на его лицо. — А ты не можешь их изменить? Что может быть важнее, чем найти моего самозванца?

— У меня есть и своя жизнь, Адам. — Она доела омлет и отодвинула тарелку. Гордость не позволила ей попросить добавки. — Вечер четверга у меня занят.

— Но банкет начинается только в восемь.

— А мой книжный клуб начинается в семь и, я уверена, продлится больше часа.

— Книжный клуб? Так ты отказываешь мне из-за какого-то книжного клуба?

— Это очень важно для меня, — сказала она, несколько оскорбленная его реакцией. — Я придумала и организовала этот книжный клуб для изучения английских авторов, и мы встречаемся каждый четверг после закрытия библиотеки. В этот четверг мы будем обсуждать «Гордость и предубеждение» Джейн Остин, это одна из моих любимых книг.

— Не читал, — сообщил он. — Но не могла бы ты перенести обсуждение на другой раз?

— Ни в коем случае.

Он положил свою вилку.

— Ты уверена, что нет другой причины, по которой ты не хочешь пойти со мной на банкет? Например, потому, что на самом деле не хочешь найти своего приятеля?

— Это чушь.

— Разве? — Адам наклонился вперед, словно что-то задумал. — Пока мой самозванец остается невидимым, ты можешь не думать о том, что парень тебе лгал. Наоборот, можешь продолжать делать вид, что существует какая-то разумная причина его поведения.

— Я хочу найти своего друга так же, как и ты, — ответила она. — Нет, даже больше, чем ты. Я… он мне дорог. Очень.

Мускул на челюсти Адама дернулся.

— Я этого не понимаю. Он обманывает тебя во всем, даже в имени, а ты по-прежнему предана ему.

— Просто я хочу дать ему шанс объяснить, прежде чем осудить его.

Он взял свою тарелку и отнес в раковину.

— Уже почти девять. Тебе пора.

Она поднялась, слегка удивившись тому, что он так легко сдается.

— Мне все еще нужны мои туфли.

Он открыл дверцу духовки.

— Вот.

Покачав головой, Джози взяла их, надела и пошла в гостиную. Горацио лежал на диване. Она полезла в сумочку и вытащила розовый шарф, который так понравился коту, когда она собиралась соблазнить своего приятеля. Джози категорически не желала никаких напоминаний о той ночи.

Она завязала шарф в узел и бросила коту, который стал играть с ним лапой. Затем она помедлила, раздумывая, стоит ли сказать Адаму «до свидания».

Решив, что безопасней будет уйти не прощаясь она пошла к входной двери.

Голос Адама донесся до нее прежде, чем она успела выйти в коридор:

— Мы еще увидимся, Джо.

Это прозвучало скорее как угроза, чем как обещание.

Джози подошла к своему рабочему столу в восемь пятьдесят девять. Она проигнорировала удивленные взгляды коллег, но не могла игнорировать Эвелин Майерсон, которая выразительно поглядела на настенные часы и прямиком направилась к ее столу.

— У меня для вас еще одно телефонное послание, — сказала она, поправляя очки.

Джози села за свой стол.

— Да?

Эвелин подала ей записку и стояла, пока Джози пробегала ее глазами. Там была всего лишь одна строчка:

«Пожалуйста, не отказывайся от меня».

Сердце екнуло в груди. Она подняла глаза на Эвелин.

— Это оно?

Эвелин кивнула.

— Я спросила мужчину, не хочет ли он назвать свое имя или, по крайней мере, номер телефона, по которому с ним можно связаться, но не успела закончить вопрос, как он повесил трубку.

Это был ее приятель, наверняка он.

— Какой у него был голос?

Директриса выгнула тонкую бровь.

— Я не эксперт по голосам. Но определенно кто-то мне незнакомый.

— Да, но кого он спросил — Джози, Джозефину или мисс Синклер? Был расстроен или напуган? — Ей позарез нужны были подробности о нем. Что-нибудь, что дало хотя бы намек на его местонахождение.

Эвелин наморщила лоб.

— Это был очень короткий звонок. А что, какая-то проблема, Джози?

— Нет, — поспешно ответила она, — ничего.

Но сосредоточиться на работе не удавалось. Ее друг в конце концов связался с ней, хотя его послание было коротким и озадачивающим.

«Пожалуйста, не отказывайся от меня».

Она не хотела отказываться от него или верить, что он мошенник, как заявлял Адам. Да, он обманул ее, но вот доказательство того, что он ее не бросил, на что Адам намекал. Если бы он только ей доверился, рассказал правду…

У висков зародилась головная боль, и она обхватила лоб ладонями.

«Пожалуйста, не отказывайся от меня».

Почему ее парень не позвонил ей домой? Она поговорила бы с ним. По крайней мере, узнала бы его настоящее имя. Джози вдруг поняла, что не может больше думать о нем как об Адаме, что настоящий Адам стоит у нее перед глазами.

Она опустила веки, вспоминая, как он выглядел этим утром с растрепанными после сна волосами и пробивающейся темной щетиной на щеках.

Она сделала резкий вдох и открыла глаза. Это ни к чему хорошему не приведет. Ее друг наконец подал весточку. Это добрый знак. Теперь ей остается ждать, когда он снова даст о себе знать. Если повезет, дома на автоответчике ее будет ожидать послание. Во время обеденного перерыва она проверит, а до тех пор надо выбросить своего приятеля, равно как и Адама Делани, из головы.

Пока они оба не свели ее с ума.

— У тебя крупные неприятности.

Это были первые слова, которые услышал Адам, войдя в редакцию. Шондра сидела в приемной, взгромоздившись на секретарский стол, и ела шоколадку.

— А где Люсинда? — спросил он, имея в виду секретаршу.

— Пошла перекусить, — ответила Шондра. — Я пока за нее.

— Так что там у меня за неприятности?

— Не спрашивай меня, спроси большого злого босса. Он велел передать, что хочет тебя видеть, как только ты появишься.

— Может, он собирается повысить мне зарплату. Или увеличить командировочные.

— Мечтать не вредно. — Она положила последний кусочек шоколада в рот и облизала пальцы. — Предупреждаю — Бен не в духе. Он даже не засмеялся на мою шутку про адвоката. — Шондра сердито уставилась на него. — А ты смеялся.

— Это просто потому, что я вежливый парень.

— Я бы на твоем месте поостереглась той женщины, которую ты приводил вчера на вечеринку. От нее жди беды.

— Вот как? — Адам был заинтригован. — Что заставляет тебя так думать?

— Считай это женской интуицией. — Шондра спрыгнула со стола. — Скажем прямо: у тебя всегда был не лучший вкус в отношении женщин. Как ты вообще, скажи на милость, подцепил такую?

— Это долгая история, — уклончиво ответил он. — И к твоему сведению, я прекрасно разбираюсь в женщинах.

Шондра рассмеялась.

— Сказала бы я тебе, что думаю о твоей личной жизни, да не хочу заводиться. Просто прими мой совет и держись пустоголовых рыжих красоток. С ними у тебя будет все в полном ажуре.

Он хотел было возразить, но в этот момент Бен Бергер, главный редактор журнала «Искатель приключений», вышел из своего кабинета.

— Люсинда, достань этого чертова Делани по телефону и… — Он увидел Адама, и на его лице отразилось явное облегчение. — Хорошо, что ты здесь. Мы можем поговорить, Адам?

— Конечно, — встревожено ответил тот. Бен не отличался любезностью. Если он хотел с кем-то поговорить, то обычно приказывал явиться к нему в кабинет. Беспокойство усилилось, когда Бен закрыл за ними дверь. — В чем проблема, Бен?

— Пожалуйста, садись.

Пожалуйста? Теперь уже Адам не сомневался, что грядут неприятности. Бен никогда не говорит «пожалуйста», в его лексиконе просто нет такого слова.

— Сигару? — спросил Бен, протягивая коробку своих кубинских.

— Нет, спасибо. — Адам привалился к спинке стула. Должно быть, он смертельно болен. Бен никогда не предлагает никому своих драгоценных сигар, по крайней мере сотрудникам.

— Не знаю, с чего начать. — Бен закрыл коробку и положил ее на край стола. — Я знаю, ты всегда был честен со мной, Адам, по крайней мере надеюсь, что это так. Но сегодня утром меня встревожил телефонный звонок.

— Предполагается, что я знаю, о чем идет речь?

Бен встретился с его взглядом.

— Ты — лучше, чем кто-либо.

Может, его начальник приложился к ирландскому чаю Шондры?

— Так что за звонок?

— Звонил Говард Уолтон из «Медиаимперии». Мы старые друзья, и он хотел уточнить кое-что из слухов, которые до него дошли.

Бен помолчал, явно рассчитывая, что Адам продолжит, но тот по-прежнему понятия не имел, о чем речь.

— И?.. — в конце концов подтолкнул Адам.

— И он сказал мне, что ты на рынке. — Бен наклонился вперед, положив на стол волосатые руки. — Хотел бы я, чтобы ты обсудил это со мной, прежде чем начать поиски работы. Если ты недоволен теперешним жалованьем или частыми командировками…

— Постой минуту, — прервал его Адам, вскинув руки. — Я не ищу другой работы, я вполне счастлив в «Искателе». Хотя против прибавки возражать бы не стал.

Бен насупился.

— Тогда что означают все эти слухи, что ты ищешь пастбища позеленее?

— Понятия не… — Слова замерли у него на губах. Самозванец. Этот шустрый малый рассылает его резюме! — Черт, — пробормотал Адам себе под нос.

— Судя по твоему виду, тебе надо выпить, — рассудительно заметил Бен, поднимаясь со стула и направляясь к бару.

— Нет, благодарю. — Сейчас ему нужна ясная голова. А еще он должен найти самозванца, пока мерзавец по-настоящему не испортил ему жизнь. — Мне нужно знать, откуда пошли эти слухи. Есть какие-нибудь зацепки?

Бен пожал плечами.

— Говард просто сказал мне, что твое резюме циркулирует в издательской сфере. Он хотел включиться в торг.

Это звучало не слишком опасно, но кто знает, как далеко зайдет этот молодчик. Неужели он в самом деле выдает себя перед всеми за Адама Делани?

— Скажи мне вот что, Бен, — попросил Адам, глядя, как его начальник наливает себе двойное виски. — В последнее время в редакции не крутился кто-нибудь посторонний? Скажем, последние месяца три?

— Ты имеешь в виду, кто-то не из сотрудников?

— Ну да. Может, кто-нибудь задавал вопросы обо мне и моих командировках?

Редактор покачал головой.

— Да вроде нет. А что?

— Просто интересно. — Он поднялся. — Послушай, мне надо идти.

— Правильно, — согласился Бен. — Тебе надо готовиться к фотосъемке в Новой Зеландии на следующей неделе.

Проклятье, он забыл сказать боссу, что поездка на некоторое время откладывается. По замыслу она должна продлиться по меньшей мере четыре недели, а он просто не может отсутствовать столько времени до тех пор, пока не обезвредит самозванца.

— Послушай, я собираюсь отложить поездку в Новую Зеландию.

Бен нахмурился.

— Она ведь уже давно запланирована. Мы рассчитываем поместить фотографии в сентябрьском номере.

— Знаю, но ничего не могу поделать.

На лице босса снова промелькнуло подозрение, но Адам не хотел посвящать его в историю с самозванцем. Пока он не узнает, кто это.

— Сколько времени тебе нужно?

— Точно не могу сказать. Неделя, может, две. Поверь мне, как только будет можно, я улечу первым же самолетом.

Бен покачал головой.

— Черт побери, Делани, надеюсь, у тебя имеется очень веская причина, чтобы откладывать эту поездку.

— Более чем, — ответил Адам, с облегчением увидев возвращение старого сварливого Бена. — Можно сказать, от этого зависит моя жизнь.

Прежде чем Бен успел попросить объяснений, Адам вышел из кабинета. Он прошел по коридору и ворвался к Вуди без стука.

— Как раз вовремя, — изрек тот. Он подал Адаму цифровую камеру. — Сфотографируй меня.

— Сейчас не совсем подходящее время. Что за срочность?

Парень улыбнулся.

— Я только что познакомился с клевой девчонкой по Интернету, и она хочет, чтобы я прислал ей фотографию.

— А что, если она из этих компьютерных террористок?

— Я люблю рисковать, да и ты тоже, судя по подружке, которую ты вчера приводил.

Вуди был уже вторым человеком, считающим, что его дружба с Джози — дело рискованное.

— Вижу, ты разговаривал с Шондрой.

— Не только с Шондрой, все тут обсуждают эту твою женщину. Я имею в виду, она не совсем твой тип.

— Нет у меня никакого типа.

Вуди широко улыбнулся.

— А теперь сними меня.

Адам вздохнул и поднес фотоаппарат к глазам.

— Не говори, что я тебя не предупреждал.

Вуди уселся за свой компьютер.

— Я почти уверен, что она нормальная девчонка. И несмотря на мнение Шондры, думаю, и Джози тоже. Черт, да уже одно то, что она пила этот ее кошмарный чай, делает ее куда храбрее меня.

Адам подумал то же самое, когда она залпом выпила его средство от похмелья. Кажется, она не боится никакого вызова.

— Мне нужна информация.

— Значит, ты обратился по адресу. — Вуди включил компьютер. — Какой вопрос?

— Искать ничего не нужно, — ответил Адам. — Я хочу знать, не появлялся ли кто-нибудь необычный здесь, в редакции, пока меня не было.

— Кое-кто может назвать необычным и меня. Не мог бы ты быть чуть поточнее?

— Ну, например, мужчина, задающий вопросы обо мне. Или моей работе.

Вуди задумался, затем покачал головой.

— Не могу никого вспомнить, кроме того страхового агента.

— Страхового агента?

— Да, он появился у нас сразу после твоего отъезда в Бразилию, пытался продать нам всем какую-то страховку на высокую степень риска. Я сказал ему, что ты здесь единственный, чья работа связана с риском, но тебя не будет еще по крайней мере три месяца.

Адам не мог поверить. Наконец-то он отыскал ниточку.

— А как он выглядел?

Вуди пожал плечами.

— Не знаю. Какая-то средняя внешность.

— Ну же, Вуд, ты должен снабдить меня какими-нибудь деталями: цвет волос, цвет глаз, рост. Видел ли ты парня когда-нибудь раньше.

Вуди задумчиво откинулся на спинку стула.

— Сказать по правде, Адам, он не из тех парней, которых замечаешь. Кажется, светлые волосы. Глаза то ли зеленые, то ли серые. И как я уже сказал, он просто обычный. Ни высокий, ни низкий, ни худой, ни толстый. Средний.

Адам разочарованно выдохнул. Это сужает круг приблизительно до миллиона. Но все же это начало. И еще раз подтверждает факт, что его самозванец не из сотрудников журнала.

— А в чем, собственно, дело? С чего это тебя так разобрало из-за какой-то страховки?

— Это долгая история. — Адам взглянул на часы. — Мне еще надо кое-что выяснить, и потом я как-нибудь тебе расскажу.

— Я увижу Джози с тобой в «Соснах» в четверг вечером?

Джози отвергла его приглашение на банкет, но теперь Адам больше, чем когда-либо, был полон решимости найти своего самозванца, а это значит, надо придумать, как заставить ее изменить решение.

— Можешь не сомневаться.

 

Глава седьмая

Джози не могла больше ждать. Собрание их книжного клуба должно было начаться пятнадцать минут назад, но занята только половина стульев. Это их третье заседание, и Джози боялась, что оно может оказаться последним.

— «Гордость и предубеждение», по мнению многих знатоков литературы, является лучшим произведением Джейн Остин, — начала она, нервно прокашлявшись.

По какой-то необъяснимой причине из членов ее книжного клуба никак не получалось слаженного коллектива.

Они начали с двенадцати членов и сократились до шести всего за три недели. С такими успехами ее клуб прикажет долго жить, даже не успев как следует начаться. А Джози не могла этого допустить. Этот проект — ее детище, шанс доказать свою способность реализовывать качественные программы.

Эвелин намекала, что, если ее книжный клуб окажется успешным, Джози сможет инициировать и другие программы. Она даже сможет попытаться получить должность программного директора, которую запланировано ввести через шесть месяцев. Это означает повышение зарплаты и престиж.

Но для начала ей надо найти какой-то способ сломить натянутый формализм, завладевший ее группой. Возможно, они уделяют слишком много времени анализу сюжетов и героев и мало делятся собственными впечатлениями.

— У меня идея, — объявила Джози. — Давайте сегодня начнем наше обсуждение с того, что каждый расскажет, какое место в книге ему больше всего понравилось.

Женщины скованно поглядывали друг на друга, никто не хотел начинать. Неожиданно дверь в читальный зал открылась, и все головы повернулись туда. Джози поднялась, готовая приветствовать еще одного кружковца, но, как только она увидела лицо Адама, слова приветствия застыли у нее на губах.

— Здравствуйте, — сказал он, подходя к группе и ослепительно улыбаясь. Для заседания клуба он был чересчур разодет. На нем был черный костюм и модный синий галстук.

— Что ты здесь делаешь? — выпалила Джози, от потрясения не сумев сдержаться.

— Надеюсь присоединиться к обсуждению «Гордости и предубеждения». — Он поставил пластиковый пакет. — Я что-нибудь пропустил?

Жизель, врач-стоматолог, похлопала по стулу рядом с собой.

— Мы только-только начали, пожалуйста, садитесь.

Адам уселся с ней рядом, улыбнувшись беременной Нэнси, которая сидела с другой стороны от него. Нэнси улыбнулась в ответ и тихонько представилась. Остальные члены группы последовали ее примеру, разговаривая при этом больше, чем на всех трех заседаниях вместе взятых.

Джози уставилась на Адама. Он собирается сорвать ей заседание? На любителя литературы он, определенно, не похож, скорее на таинственного и опасного героя какого-нибудь готического романа. Не удивительно, что женщины в группе прямо так и стелются вокруг него.

— Это Адам Делани, — натянуто проговорила она. — Он фотограф журнала «Искатель приключений».

— Как здорово! — воскликнула Тина. — Это один из моих любимых журналов.

Джози заметила, что молодая докторша-стоматолог придвинула стул поближе к Адаму.

— Адам, мы как раз начали рассказывать о своих любимых местах в книге. Поскольку ты новичок в группе, почему бы не начать с тебя?

Он заколебался.

— Не хотелось бы испортить впечатление на первом же собрании. Я бы предпочел вначале послушать, что скажут другие.

— Уверена, нам всем хочется услышать твою точку зрения, — настаивала Джози. — Ты путешествуешь по миру, фотографируешь разные места и людей. Ты привнесешь свежую струю в нашу дискуссию.

Адам оглядел кружковцев.

— Кто-нибудь желает начать?

Помощница электромонтера прокашлялась.

— Ну, лично мне очень нравятся места с мистером Коллинзом. Не могу поверить, что мать Элизабет хотела выдать ее за это ничтожество.

— Он ужасный, — согласилась учительница математики.

— А что ты думаешь, Адам? — поинтересовалась Джози.

Адам кивнул.

— Мистер Коллинз тот еще тип.

Джози стиснула челюсти. Похоже, он чувствует себя совершенно свободно и выглядит вполне довольным своей попыткой вывести ее из равновесия. И у него это прекрасно получается.

— Моя любимая сцена — это когда Элизабет прошла три мили по грязи, чтобы навестить свою больную сестру в доме мистера Бингли, — сказала Джози. — Думаю, это был поворотный момент для Дарси. После того он начал ценить ее, даже несмотря на крайнее неодобрение сестер Бингли.

— Хотя Элизабет потребовалось значительно больше времени, чтобы оценить Дарси, не так ли? — изрек Адам.

Она удивленно взглянула на него — он явно прочел книгу или по крайней мере посмотрел фильм.

— Я имею в виду, что она была слишком увлечена мистером Уикхэмом, чтобы дать Дарси шанс, — продолжал Адам. — Уикхэм был еще большим ничтожеством, чем мистер Коллинз, но она не желала этого видеть.

— Вначале у нее были веские причины испытывать неприязнь к мистеру Дарси, — заметила беременная домохозяйка. — Он унизил ее на балу, сказав, что она недостаточно хорошенькая для него.

— Нельзя судить о человеке по первому впечатлению, — сказал Адам, не сводя взгляда с Джози. — Элизабет совершила эту ошибку дважды: с Дарси и с Уикхэмом.

Она прочистила горло.

— Послушать тебя, так Дарси вел себя безупречно при всех их встречах. Но как он сделал ей предложение! Он оскорбил ее семью и, по существу, сказал ей, что влюбился в нее против собственной воли.

— Правильно, — согласился Адам, — но она отказала ему, потому что все еще хранила верность Уикхэму. — Он покачал головой. — Я просто не понимаю, как такая умная женщина могла не разглядеть его обмана?

Что-то подсказывало Джози, что они больше не говорят о «Гордости и предубеждении», но она была слишком захвачена этой дискуссией, чтобы остановиться.

— Потому что на том этапе у нее не было причин не верить Уикхэму. Когда она узнала всю правду о нем, тогда взглянула на него по-другому. По-твоему, женщина должна отказаться от мужчины, не выяснив до конца всей истории?

У него на челюсти дернулся мускул.

— Думаю, некоторые мужчины не стоят подобной преданности. Уикхэм точно не стоил. Он с самого начала обманывал Элизабет, скрыв от нее, кто он на самом деле.

— И она дорого заплатила за это, — мягко проговорила Джози. — Эта ошибка привела к тому, что ее сестра убежала с Уикхэмом, что едва не погубило их семью.

— И тогда Дарси пришел на помощь, — вклинилась юрисконсульт Хелен. Она откинулась на спинку стула со счастливым вздохом. — Это мое любимое место в книге. Когда Дарси платит Уикхэму, чтобы тот женился на Лидии, и спасает Беннетов от позора.

— Это был такой романтический и такой чудесный сюрприз, — сказала учительница математики. — Ведь Элизабет считала, что Дарси еще сильнее стал презирать ее семью.

Джози вдруг поняла, что увлечена дискуссией. Из всех заседаний книжного клуба это было самым оживленным.

— Думаю, это был сюрприз, потому что Остин написала книгу с точки зрения Элизабет, — заметила Джози. — Нам так и неизвестно, что на самом деле думает Дарси. Мы можем судить о нем только по его словам и поступкам.

— И по мнению Элизабет о нем, — присовокупила учительница математики, — которое кардинально меняется с течением времени.

— По-вашему, такое может случиться в реальной жизни? — спросил Адам, не сводя глаз с Джози.

Легкий румянец залил ей щеки. Неужели ему хочется, чтобы ее мнение о нем изменилось? Если так, у него забавный способ показать это.

— В реальной жизни редко все бывает так четко и ясно, как в художественном произведении.

— Но неразбериха может быть забавной, — возразил он. — Особенно когда не знаешь, что будет дальше. — Он поднялся. — Собственно, у меня тоже есть сюрприз.

— Адам, — предостерегла Джози, чувствуя очередной подвох.

Он не обратил на нее внимания, взял пакет, стоявший возле стула, и вытащил из него черное платье для коктейля, без рукавов, с расшитым бусинами лифом, элегантное в своей простоте.

— Какая прелесть, — выдохнула учительница-пенсионерка. — Прямо как у кинозвезды.

— Надеюсь, Джози наденет его сегодня и пойдет со мной на банкет по случаю вручения наград. Она так предана вашему книжному клубу, что не хотела пропускать это заседание, но может, вы не будете возражать, если мы закончим сегодня чуть пораньше?

— Разумеется, нет! — воскликнула Нэнси, не успела Джози даже рта раскрыть. Остальные члены группы хором поддержали ее. Все считали, что Джози должна пойти с Адамом на банкет.

Он поставил ее в безвыходное положение, и прекрасно знал это. Адам очаровал всю группу в течение нескольких минут. Он вдохнул новую жизнь в их книжный клуб, превратив его в живое, открытое обсуждение. Если она откажется, то будет выглядеть грубой и мелочной. Более того, это может стать смертельным ударом для проекта, с которым она так отчаянно желает преуспеть.

Но он ей заплатит!

— Я пойду, если Адам пообещает, что будет и в дальнейшем посещать каждое заседание нашего клуба.

Он чуть заметно вздрогнул, но быстро взял себя в руки.

— Буду делать это с огромным удовольствием.

— Хорошо, — проговорила она, мило улыбаясь, но кипя от злости внутри. — На следующей неделе мы обсуждаем «Грозовой перевал» Эмили Бронте. Не могу дождаться твоего мнения.

— А я не дождусь твоего, — ответил он, подавая ей платье.

— О, ты его услышишь, — пообещала она. — Непременно услышишь.

— Это был подлый трюк, — негодующе выпалила Джози, появляясь из комнаты для персонала. Она пошла туда переодеться. Члены книжного клуба уже разошлись, и они с Адамом были в здании одни.

Адам открыл было рот, чтобы ответить, но слова замерли у него на губах. Она выглядела потрясающе. Платье облегало фигуру, предлагая взору щедрые выпуклости и изгибы, которые она так упорно скрывала под бесформенными костюмами.

— Ух ты! — выдохнул он.

Она опустила глаза на платье.

— Оно слишком узкое.

— Оно идеальное. — Он был не в силах оторвать взгляд от глубокого выреза.

— Как ты узнал мой размер?

— Когда я гладил твое платье, то обратил внимание на размер на этикетке.

— Значит, глажка моего платья была не простым актом доброты, — сказала она, нахмурившись. — У тебя имелись скрытые мотивы.

— Тогда нет, — честно ответил он.

— Зато сегодня у тебя явно были скрытые мотивы. — Она промаршировала к центральной двери. — Ты же знал, что я не смогу отказаться перед своими кружковцами.

— Я просто надеялся, что ты изменишь свое решение, — возразил он, выходя следом за ней.

— Как будто у меня был выбор! — Она нетерпеливо дожидалась, когда он выйдет, затем протянула руку и щелкнула последним выключателем. Здание библиотеки окутала темнота. Джози закрыла дверь и повернула ключ в тяжелом замке.

Адам поймал себя на том, что получает удовольствие от ее гневной тирады почти такое же, как от ее вида в этом платье.

— Ты меня слушаешь? — возмутилась она, уперев руки в бока.

— Каждое слово, — клятвенно заверил Адам. — Я знаю, что ты недовольна, но и у меня есть основания быть недовольным, поскольку твой приятель, похоже, вознамерился испортить мне жизнь.

Его слова, кажется, рассеяли часть ее гнева.

— Что ты имеешь в виду?

— Вчера мой босс вызвал меня в кабинет и сказал, что кто-то занимается поиском работы под моим именем. Угадай с трех раз, кто бы это мог быть.

Она облизнула губы, явно пытаясь придумать какое-нибудь заслуживающее доверия оправдание.

— Я бы не сказала, что это звучит угрожающе, — пробормотала она наконец. — Возможно, это просто какое-то недоразумение.

— Ты слишком умна, чтобы прикидываться дурочкой, — отрезал Адам. — Похоже, маскарад твоего дружка был не просто шуткой. Он продолжает выдавать себя за меня. Я хочу знать зачем и хочу остановить его, пока он не нанес какой-нибудь действительно ощутимый урон.

— Любой ценой?

Они все еще стояли на переднем крыльце библиотеки, и теплый весенний ветерок шевелил завитки волос Джози.

Проклятье, он хочет поцеловать ее.

В зеленых глазах сиял изумрудный огонь. Она даже не представляет, как желанна и как сильно он хочет, чтобы она узнала-таки правду о своем так называемом приятеле.

— Любой, — бросил он, развернулся и направился к своему «камаро». Лучше бы ему никогда ее не встречать. С той ночи, когда она забралась к нему в постель, все в его жизни пошло наперекосяк.

— Вот что, Адам, — сказала она, следуя за ним по тротуару. — В последний раз я позволяю тебе тащить меня туда, куда я идти не хочу.

— Почему? — вызывающе поинтересовался он, открывая для нее пассажирскую дверцу машины. — Боишься?

— Разумеется, нет.

— Уверена? Тогда, значит, боишься узнать правду о своем приятеле. Или боишься меня

Она стояла возле машины, положив руку на открытую дверцу. Ее губы были так близко, что он мог бы наклониться и поцеловать ее прежде, чем она успела бы опомниться. Но он не сторонник вылазок исподтишка, хотя его появление в книжном клубе сегодня можно расценить именно так.

— Я не боюсь тебя, — выдохнула она, хотя глаза говорили о другом. Он увидел в них намек на панику. И возбуждение. Кажется, она не так уж зла на него, как хочет показать.

— Хорошо, — ответил он, с удивлением обнаружив, как сильно хочет, чтобы это было правдой. Как сильно он хочет ее. — Потому что я ни к чему не собираюсь тебя принуждать. Можешь уйти, если хочешь. Я сам найду твоего пройдоху приятеля.

Она заколебалась, и на короткое мгновение он испугался, что она так и сделает. Наконец девушка покачала головой.

— Раз уж я зашла так далеко, то дойду до конца. Я не меньше тебя хочу найти своего парня.

Это было совсем не то, что он хотел услышать. А что, если, найдя своего самозванца, он потеряет Джози? Если она действительно вернется к этому ничтожеству?

При одной лишь мысли о ней в объятиях другого мужчины у него свело кишки. Странно, ревнивым он не был никогда.

Пожалуй, с этим пора что-то делать. Ведь завоевал же Дарси Элизабет.

Но для начала надо выработать идеальный план.

Отель «Сосны» приютился у подножия Скалистых гор рядом с парком Красных скал в пятнадцати милях от Денвера. Красные скалы, естественные монолиты красного песчаника, окружавшие отель, взмывали к небу, образуя открытый амфитеатр с великолепной акустикой, что делало Красные скалы излюбленным местом проведения концертов на открытом воздухе. Так что отель «Сосны» всегда был заполнен музыкантами и артистами со всего мира. Джози показалось, что она попала в иной мир, когда вошла в великолепный бальный зал под руку с Адамом. Теперь она жалела, что не уделила больше времени прическе и макияжу.

— Ну вот, — сказал Адам, — самая грандиозная тусовка года для представителей пишущей братии. — Он наклонил к ней голову. — Я говорил тебе, как потрясающе ты выглядишь в этом платье?

— Всего лишь пару-тройку раз.

Он улыбнулся.

— Поверь мне, это стоит того, чтобы повторять снова и снова.

Джози хотелось продолжать сердиться на него — он так разозлил ее сегодня, что она даже не сказала ему о телефонном послании, которое получила в библиотеке. Но сейчас она наслаждалась вечером. Они отыскали столик, зарезервированный для сотрудников журнала «Искатель приключений». Кроме них, пока еще никого не было.

— Принести чего-нибудь выпить? — Адам стоял с ней возле столика, и она ощущала тепло его ладони на талии.

— Неплохо бы, — ответила она. — Что угодно, кроме ирландского чая со льдом.

Он хмыкнул.

— Как насчет бокала вина?

— Отлично.

— Какого? — поинтересовался он. — Может, шардонэ?

— Удиви меня.

Он вскинул брови.

— А я думал, ты не любишь сюрпризов.

Она встретилась с ним взглядом, и неожиданная волна предвкушения накрыла ее с головой.

— Не хочу оставлять тебя одну.

— Не беспокойся обо мне, — сказала она. — Я пока немного осмотрюсь. Никогда раньше не бывала в «Соснах».

Он кивнул.

— Значит, встретимся здесь через несколько минут?

— Хорошо. — Она проследила взглядом, как он направился к бару. Где-то на полпути его перехватила группа молодых людей. Все здесь, похоже, его знали, что означало, что до бара он доберется не скоро.

А следовательно, у нее есть немного времени.

Джози вышла из бального зала и поспешила в гостиничный магазин. Выложив несусветную сумму за крошечную баночку геля для укладки, она отыскала дамскую комнату и нанесла тушь, румяна и помаду. Затем распустила волосы и расчесала их. Зачерпнув геля из баночки, она растерла его в ладонях и провела пальцами по волосам.

Взглянув в зеркало, она увидела, что ее натуральные светлые локоны ожили. Дорогой гель придал ей сексуальный, несколько взъерошенный вид, что прекрасно соответствовало обстановке.

Теперь она готова присоединиться к вечеринке.

Выйдя из дамской комнаты, она остановилась, чтобы сориентироваться, затем направилась обратно к бальному залу. Джози постояла на верхней ступеньке, ища Адама. За столиком его еще не было, но она увидела там Шондру с какой-то женщиной.

Джози медленно окидывала взглядом бальный зал, и вдруг ее внимание привлекла мужская спина в черном смокинге. Мужчина был ниже Адама, и плечи у него были не такими широкими, однако что-то в нем показалось ей знакомым. Он повернулся, и она узнала своего приятеля.

 

Глава восьмая

Адам не мог найти свою спутницу.

Он пробирался через толпу бального зала, рассеянно здороваясь с друзьями и знакомыми. Подождал возле столика, но церемония вот-вот должна была начаться, и он отправился на ее поиски.

Неужели она ушла домой? Поделом ему будет за то, что обманом вынудил ее прийти на этот вечер. Но, с другой стороны, какой у него был выбор? Он должен разоблачить самозванца и положить конец всей этой неразберихе. Трое редакторов общенациональных журналов оставили сообщения на его автоответчике за последние два дня, изъявляя желание взять его на работу.

Адам отказал им, но боялся, что на этом дело не кончится. Самозванец уже нарушил его расписание командировок. В конце концов, не может же Адам уехать в Новую Зеландию и позволить этому малому снова влезть в его жизнь.

— Эй, Делани, — позвал кто-то у него за спиной. Он обернулся и увидел Луи Бейли, владельца самого крупного фотомагазина в Денвере. Бейли спонсировал несколько выставок, в которых Адам принимал участие. Они были старыми друзьями.

— Рад тебя видеть, — сказал Адам, протягивая руку.

Луи не взял ее.

— Хотел бы я сказать то же самое. Но я все еще жду, когда ты заплатишь за двухтысячедолларовую камеру, которую взял в долг в моем магазине вместе с другим оборудованием.

— Я не покупал… — Голос у него оборвался. Опять проклятый самозванец.

— Послушай, — продолжил Бейли, стараясь говорить рассудительно, хотя в голосе зазвучали гневные нотки. — Я предложил тебе кредит в своем магазине только потому, что считал тебя человеком слова, но я, черт побери, не банкир. Мне самому приходится оплачивать свои счета.

— Разве ты не понял, что это был не я? — удивился Адам, гадая, не является ли его самозванец еще и мастером перевоплощения плюс ко всему. Джози утверждает, что внешне они ничуть не похожи.

— Не ты? — набычился Бейли. — Ты пришел в магазин с талоном на кредит, который я выписал на твое имя. Меня самого не было, но, уверен, мой работник подтвердит его подлинность.

Значит, самозванец все-таки проник в его файлы. И воспользовался кредитным талоном, который Бейли дал ему просто на всякий непредвиденный случай.

— Не волнуйся, Луи, я оплачу все просроченные счета, — клятвенно заверил Адам. — Прошу прощения за путаницу, этого больше не повторится.

— Надеюсь. У тебя хорошая репутация в этом городе, Делани, не хотелось бы, чтобы ты ее подмочил.

Бейли скрылся в толпе раньше, чем Адам успел ответить. Он оглядел бальный зал, гадая, скольким еще должен. Проблема росла как снежный ком. Если он не найдет чертова самозванца, то всю оставшуюся жизнь будет исправлять ущерб, нанесенный его карьере.

Если она вообще у него еще есть.

Свет в зале стал приглушеннее, и суета на сцене свидетельствовала о том, что церемония вот-вот начнется. А он по-прежнему понятия не имел, куда подевалась его спутница. Адам направился к столику, удрученный как никогда.

Он не может найти самозванца, а теперь, вдобавок, потерял и Джози. Однако интуиция подсказывала ему, что она в конце концов появится. Равно как и то, что он может ей доверять.

Оставалось лишь надеяться, что он не наделает глупостей.

Джози подошла к мужчине. В левой руке он держал поднос и, не замечая ее, убирал со стола пустые стаканы.

Затем повернулся и увидел ее.

Поднос накренился, стаканы угрожающе заскользили к краю. Он выровнял поднос как раз вовремя и заморгал, уставившись на нее, кадык заходил вверх-вниз.

— Джози?

— Где ты был? — Она обрела наконец голос.

— Ух ты! — Он оглядел ее с головы до ног. — Выглядишь потрясающе.

— Ты не ответил на мой вопрос. — Джози хотелось схватить его за лацканы униформы официанта и хорошенько встряхнуть. Чтобы успокоиться, она сделала глубокий вдох.

Он медленно покачал головой.

— Это прямо какой-то шок.

— Для нас обоих.

Он придвинулся ближе, понизив голос до хриплого шепота.

— Я жутко скучал по тебе.

— Тогда почему ты не позвонил? Не написал? — Она повышала голос с каждым словом. — Не прислал хотя бы электронного письма? Оставил только то таинственное послание в библиотеке.

Он заколебался, затем мягко взял ее за локоть.

— Идем со мной, я все объясню.

Она послушно пошла за ним через зал в кухню, где кипела работа. Повара и официанты недоуменно уставились на них. Он завел ее в большую кладовую и закрыл дверь. Внутри были прохлада и полумрак, голые лампочки отбрасывали вокруг них тени.

Он поставил поднос на пустую полку и притянул ее к себе.

— Я так рад снова видеть тебя, Джози. Ты выглядишь умопомрачительно.

Она позволила ему обнять ее, свободно держа руки на его узких плечах. Разница в габаритах между ее приятелем и Адамом снова заставила ее недоумевать, как могла она спутать их, даже в темноте. Но сейчас не время размышлять над этим, ей нужен был ответ.

Когда его объятия стали настойчивее, Джози вырвалась.

— Что происходит?

Он тяжело вздохнул.

— Мне так много нужно тебе рассказать. Даже не знаю, с чего начать.

— Давай начнем с твоего настоящего имени.

— Ланс, — робко сказал он, беря ее за руки. — Ланс Голька.

— Почему ты лгал мне, Ланс?

Он закрыл глаза, легонько сжав ее ладони.

— Ах, Джози, я наделал столько ошибок! И худшая — не рассказал тебе правду с самого начала.

Она понимала, что должна испытывать облегчение от его очевидного раскаяния. Мысль, что она могла так в нем ошибиться, была нестерпима. Но ведь это был тот же человек, которого она знала раньше. Вот только теперь девушка недоумевала, что она в нем нашла.

— Тогда расскажи, в чем дело, — сказала она. — Я хочу знать все.

— Мы с Адамом давно знакомы, жили в одной комнате, когда учились в Колорадском университете. Оба фотографировали для университетского журнала. Только его профилирующей дисциплиной было право, а моей — английский.

Джози не могла представить Адама скучным юристом, хотя, очевидно, с помощью своего обаяния он мог бы найти выход из любой ситуации. У Ланса не было такого обаяния, но по крайней мере он казался искренним.

Дверь кладовой распахнулась, и главный официант раздраженно напомнил:

— Сейчас еще не перерыв, Голька.

— Да, сэр, я буду через минуту.

Главный официант взглянул на Джози, поправил галстук и снова скрылся в кухне.

— В общем, — продолжал Ланс, — на старших курсах я начал сомневаться, правильный ли я сделал выбор. Я любил фотографию, но как-то не думал, что этим можно прилично зарабатывать. Правда, никто не потрудился мне сказать, что за филологами работодатели тоже не выстраиваются в очередь.

— И какое отношение все это имеет к Адаму? — спросила она.

— Адам должен был пойти в юридическую школу, — ответил Ланс. — Он уже был принят в Иель. И тогда я рассказал ему о фотоконкурсе, в котором собирался участвовать. Главным призом была тысяча долларов и шанс получить работу в самых престижных журналах страны.

— Значит, Адам сам принял участие в конкурсе и выиграл приз, который, по твоему мнению, заслуживал ты, — высказала догадку Джози.

— И да, и нет, — ответил Ланс. — Видишь ли, я не участвовал в конкурсе. Я считал, что все равно не выиграю, следовательно, незачем и пытаться. — Его лицо потемнело. — Но я бы никогда не подумал, что Адам решит участвовать. Его жизнь была уже спланирована.

— Я не понимаю, — сказала сбитая с толку Джози. — Все это случилось много лет назад. Какое это имеет отношение к тому, что ты сейчас выдаешь себя за Адама?

— Потому что жизнь Адама сложилась именно так, как должна бы была сложиться моя, если б я не струсил! — В голубых глазах Ланса отразилось страдание. — Полгода назад меня уволили с работы. Торговля подержанными автомобилями. Представляешь, я даже не смог справиться с обязанностями агента по продаже подержанных машин! — Он покачал головой, выражая презрение к самому себе. — Тогда-то я и стал думать об Адаме. О том, как замечательно сложилась его жизнь благодаря тому конкурсу. Парень осуществил мою мечту.

— Ох, Ланс, — проговорила Джози, и его имя показалось ей совершенно чужим. И сам он чужой. Она испытывала лишь жалость и разочарование, ни любовь, ни даже влечение к мужчине, которому была готова отдать сердце.

— Ты, наверно, считаешь, что это безумие, — сказал Ланс, отпуская ее руки, — но я проследил за каждым шагом карьеры Адама Делани после колледжа. Я знаю о нем все. Поэтому я просто хотел посмотреть, каково это — быть им. Чуть-чуть пожить его жизнью. Ничего страшного не случилось.

— Хотела бы я, чтобы это было так, — прошептала Джози, подумав о той ночи, которую она провела с Адамом. Ланс понятия не имеет, какие последствия имели его действия. Он вздохнул.

— Ты права, я обидел тебя. Я так сожалею, Джози. Я пытался набраться смелости и все тебе рассказать, но ты уехала в Темп. А потом Адам вернулся раньше, чем я ожидал, и все рухнуло. Я едва успел вовремя убраться из его квартиры.

— Ты должен был найти способ предупредить меня, что тебя там нет, — упрекнула она.

— Пожалуйста, скажи, что прощаешь меня, Джози, — взмолился Ланс, придвигаясь к ней ближе. — Что дашь мне еще один шанс. Да, я солгал, кто я такой, но никогда не лгал о своих чувствах к тебе. Ты единственное хорошее, что вышло из всей этой неразберихи.

— Ланс, я…

Старший официант просунул голову в дверь.

— Время вышло, Голька.

— Хорошо, сейчас буду. — Он повернулся к Джози. — Ну?

Она не знала, что ответить.

— Адам ищет самозванца, и я единственная, кто может его опознать. Именно поэтому он привел меня сюда.

Ланс побелел.

— Ты хочешь сказать, Адам знает, что я здесь?

— Нет, — ответила она. — Он даже не знает, что это именно ты. Но считает, что это кто-то из его знакомых. Поэтому ищет его в том числе и здесь. Но среди гостей, а не официантов.

— Он прав, — угрюмо пробормотал Лапе. — Теперь я знаю, чего хочу. Потому и нанялся сюда сегодня — надеюсь установить кое-какие контакты.

— Возможно, Адам мог бы тебе помочь, — предложила она, хотя сомневалась, что тот будет настолько великодушен.

— Скорее, он засадит меня в кутузку, — усмехнулся Ланс. — Послушай, мне нужно все ему объяснить, в свое время и по-своему, исправить ошибки. Но я смогу это сделать, только если…

— Если что?

— …если ты сохранишь мой секрет.

Адам облегченно вздохнул, когда Джози наконец появилась у их столика. Он встал, чтобы выдвинуть для нее стул, все еще встревоженный разговором с Бейли. Чем больше он думал о самозванце, тем больше нервничал.

Он наклонился к ее уху, почти не слыша ведущего на сцене, объявлявшего номинацию «лучший редактор».

— Где ты была? Я уже подумал, что ты заблудилась или…

— Ушла? — подсказала она.

Он сел рядом с ней.

— Признаюсь, эта мысль приходила мне в голову. Но я ее отбросил.

— Хорошо. — Она потянулась за бокалом вина. — Прошу прощения, что задержалась. Решила немного подправить макияж и сделать что-нибудь со своими волосами.

— Выглядишь восхитительно, — сказал он.

Ее немного растрепанные волосы напомнили ему, как она выглядела в то утро, когда он занимался с ней любовью, — вся такая взъерошенная, сексуальная и прелестная.

Когда объявили номинацию за лучшую компьютерную графику, Адам наклонился и прошептал Джози на ухо:

— Надеюсь, тебе не слишком скучно.

— Вовсе нет, — ответила она. — Никогда раньше не была на таком мероприятии.

Он вздохнул.

— А вот мне совсем не весело.

Она нахмурилась.

— Что-нибудь случилось?

— Весь этот кошмар с самозванцем уже достал меня. Когда узнаю, кто он, сверну ему шею.

Она вздрогнула, затем снова перевела взгляд на сцену. Адам наблюдал, как она откинулась на спинку бархатного стула, вновь восхитившись, как хорошо она выглядит. Но не только внешность влекла его к ней. У него было немало красивых женщин, но в Джози было нечто большее.

Она обладала проницательным умом, который одновременно бросал ему вызов и забавлял его. На нее, похоже, не производили впечатления его достижения — освежающее разнообразие после женщин, с которыми он обычно встречался.

Ему было интересно как можно больше узнать о настоящей Джо, о ее интересах и увлечениях, друзьях и семье. Он уже знает одну из ее любимых книг. Что еще она любит?

Джози повернулась к нему, не замечая его пристального разглядывания, и указала пальцем на какой-то пункт в программке.

— Ты не говорил мне, что тоже представлен к награде.

Он пожал плечами, не в силах оторвать глаз от ее лица.

— Наверное, забыл.

Она выгнула светлую бровь.

— А что значит «Приз за безумие»?

Вуди рассмеялся над ее вопросом.

— «Искатель» каждый год неизменно получает эту награду благодаря Адаму.

— Так что же это такое? — спросила она снова. Шондра ответила прежде, чем Адам успел раскрыть рот:

— Это приз фотографу или репортеру, который идет на огромный риск, чтобы сделать фотографию или написать статью.

— Риск какого рода?

— Ну, вот смотри, — пустился в объяснения Вуди, потирая подбородок. — Однажды Адам плавал с аквалангом в кишащей крокодилами реке, чтобы сделать подводный снимок.

— А один раз полетел на дельтаплане над Сахарой на закате, — присовокупила Шондра. — Потрясный получился снимок.

— Моя любимая фотография — с вершины Эвереста, — заметил Бен. — Ты знал, что двадцать процентов тех, кто пытается взобраться на вершину Эвереста, не возвращаются?

— Любой профессионал поступил бы точно так же, — смущенно проговорил Адам. Еще подумает, что он специально это устроил, чтобы произвести на нее впечатление.

Шондра закатила глаза.

— Точно. И любой другой профессионал, скорее всего, погиб бы при этом. Поэтому ты лучший.

— Так за какую из этих фотографий ты номинирован на «Приз за безумие»? — поинтересовалась Джози.

— Это были победительницы прошлых лет, — объяснил Вуди, ухмыляясь. — Расскажи ей о снимке этого года, Адам.

— Это обычный снимок моста, — ответил Адам.

— И?.. — подбодрила Шондра. Он нахмурился.

— Мне необходим был хороший угол обзора, поэтому я использовал подвесную веревку.

— Он не говорит, — вклинился Бен, — что сам висел на этой веревке. Над пропастью в милю глубиной.

Джози побледнела.

— Это безумие.

— Отсюда и название приза, — просиял Вуди. — И потому Адам его неизменный фаворит.

Девушка повернулась и посмотрела на него.

— Ни одна карьера не стоит такого риска.

— Эй, — ворчливо вклинился Бен, — давайте-ка без этих разговоров.

— Я делаю это не ради карьеры, — ответил Адам. — Я ищу безупречный по своей красоте и уникальности снимок. Снимок, который бы уловил… величие самой жизни. Пока я его еще не нашел. А может, и никогда не найду.

— Или умрешь в попытке найти его, — мягко проговорила Джози.

Адама тронула ее забота.

— Я не собираюсь умирать, — заверил он. — Я всегда принимаю все необходимые меры безопасности.

Она наклонилась ближе и с интересом спросила:

— И каково это — висеть над пропастью?

— Неописуемое ощущение, — ответил он. — Вот почему я не представляю, как бы мог заниматься чем-нибудь другим. Каждый день — это новое приключение.

— Значит, у тебя нет сожалений по поводу своей жизни?

— Сожалений? — отозвался он. — Нет. С какой стати?

Она чуть заметно пожала плечами.

— Не все способны идти за своей мечтой, многие избирают безопасный путь, а потом мучаются от мысли, что могло бы быть.

— А у тебя есть сожаления? — спросил он с искренней заинтересованностью. Какие у Джози Синклер тайные желания? Что дает ей стимул вставать по утрам? Что снится по ночам? Адам вдруг подумал, что хотел бы заполнить собой каждый ее сон.

— Иногда, — ответила она. — Я люблю свою работу, но мне бы хотелось посмотреть мир. Но вообще-то я думала сейчас… не о себе. — Ее голос смолк, и она подняла глаза на приближавшегося официанта.

Адам тоже посмотрел на него.

— Ланс? Ланс Голька?

Его бывший сосед по комнате усмехнулся.

— К вашим услугам.

 

Глава девятая

Джози уставилась на Ланса, пораженная его наглостью. Она, скорее, ожидала, что он сбежит отсюда, узнав, что Адам здесь.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Адам, поднимаясь и энергично тряся Лансу руку.

Взгляд последнего переместился к Джози, затем обратно к Адаму.

— Вижу, ты по-прежнему работаешь в «Искателе приключений».

— Пока еще меня не уволили, — с усмешкой ответил Адам. — А как у тебя дела? Сто лет тебя не видел.

— Занимаюсь всем понемногу, — ответил Ланс. — Работаю над книгой.

— Той самой, которую начал еще в школе? — поинтересовался Адам.

Ланс кивнул.

— Совершенно верно — мой «магнум опус». Он медленно продвигается, но с великими произведениями всегда так.

Адам повернулся к Джози.

— Это Ланс Голька, мой сосед по комнате в Колорадском университете. Ланс, это моя подруга Джози Синклер.

Джози поднялась, колени у нее дрожали. Настало время все прояснить, сказать Адаму, что его самозванец стоит перед ним. Но в глазах Ланса стояли испуг и безмолвная мольба.

— Приятно познакомиться. — Ланс протянул руку.

Она пожала ее, чувствуя на себе взгляд Адама.

— Взаимно, мистер Голька.

Он улыбнулся.

— Самая красивая девушка на вечеринке непременно у Адама. У тебя всегда был прекрасный вкус.

Джози вспыхнула. Интересно, он похвалил вкус Адама или свой собственный?

— Спасибо.

— Мне, пожалуй, пора вернуться к работе. — Ланс сунул пустой поднос под мышку. — Так здорово было повидаться с тобой, Адам. Надо нам как-нибудь встретиться и выпить пивка. — Он перевел взгляд на Джози. — Хочу рассказать тебе, чем я занимался в последнее время.

— Прекрасная мысль. — Адам полез в карман и достал свою визитку. — Позвони мне.

— Обязательно, — пообещал Ланс, затем одними губами проговорил «спасибо» Джози, повернулся и ушел.

Она снова села, не зная, правильно ли поступила, пообещав не выдавать его. Впрочем, это сделать никогда не поздно. Она сможет разоблачить Ланса как самозванца в любой момент. Так почему бы не дать ему возможность исправить ошибки? И самому рассказать Адаму правду?

— Что это за малый? — спросил Вуди.

— Бывший однокашник, сосед по комнате, — ответил Адам. — Ланс Голька. Если бы не он, меня бы здесь сегодня не было.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Шондра. — Парень спас тебе жизнь?

— Почти. — Адам взял свой бокал с вином. — Именно он рассказал мне о фотоконкурсе, который круто изменил мою жизнь и привел к карьере фотографа. Если бы не он, я был бы сейчас юристом.

Джози не слышала остальной части разговора. Она была слишком поглощена собственными переживаниями. Почему у нее такое чувство, словно она предает Адама? Человека, который ничего для нее не значит.

В сущности, он постоянно раздражает ее с того самого утра, когда она проснулась в его постели. Он, определенно, не испытывает ни малейших угрызений совести, манипулируя ею в собственных целях. Угроза шантажа. Кража туфель. Его появление в книжном клубе этим вечером.

Теперь у нее есть шанс отыграться. В первый раз Джози оказалась хозяйкой положения. Она улыбнулась про себя.

Объявление со сцены нарушило ее размышления:

— И «Приз за безумие» отправляется к… — барабанная дробь зазвучала вместе с голосом ведущего, — Адаму Делани из журнала «Искатель приключений».

Зал взорвался аплодисментами. Адам поднялся, затем импульсивно наклонился и поцеловал ее. Все произошло так быстро, что она и опомниться не успела, а секунду спустя уже смотрела, как он идет к сцене. Джози поднесла пальцы ко рту, губы все еще покалывало, сердце заколотилось как бешеное. Пожалуй, не настолько уж она владеет ситуацией, как бы ей хотелось.

Слушая, как он произносит короткую ответную речь, Джози поняла, что если не будет осторожна, то может совершить ошибку и влюбиться в Адама. Риск, достойный приза за безумие. Риск, на который она идти не желает.

— Ну вот и еще один пролет, — сказал Адам, поднимаясь по пожарной лестнице позади Джози.

— Я говорила, что боюсь высоты? — спросила она, крепко держась за железный поручень. Церемония награждения закончилась пятнадцать минут назад, и начались танцы. Джози не любила танцевать, и, к ее удивлению, Адам тоже. Поэтому взамен он предложил ей приключение. Ей бы следовало отказаться, но после того поцелуя у нее плохо работала голова. — На каком мы сейчас этаже? — спросила она, слегка запыхавшись.

— На двадцать пятом. — Он оказался рядом с ней на узкой лестнице. — Осталось преодолеть всего лишь три пролета.

Она скинула туфли на высоких каблуках и зашагала дальше, не желая признаваться, что у нее уже нет сил. Но с завтрашнего дня она возобновит занятия в спортивном центре.

Наконец они добрались до верха лестницы. Адам немного повоевал с толстой стальной дверью, и в конце концов она подалась. Они вышли на крышу.

Джози взглянула на панораму Денвера, и у нее захватило дух. Огни города сияли в бархатной темноте ночи, словно миллионы звезд. Это стоило того, чтобы подняться сюда.

— Нравится? — спросил он, вставая рядом.

— Потрясающе.

— Ты тоже. — Он повернул ее к себе. — Я весь вечер ждал, чтобы сказать тебе это.

Она еще острее почувствовала свою вину за то, что скрывает тайну Ланса. Может, все-таки нарушить обещание? Джози была в растерянности.

— А почему пожарная лестница ведет на крышу?

Он поморгал в замешательстве, затем оглянулся на лестницу.

— Вероятно, на случай, если пожар блокирует выходы на нижние этажи. Здесь есть площадка для посадки, так что может быть использован спасательный вертолет.

Она поежилась от пугающей мысли оказаться в огненной ловушке.

— Замерзла? — спросил он.

Она покачала головой, но он все равно снял пиджак и накинул ей на плечи. Пиджак еще хранил тепло его тела, и она поплотнее укуталась в него, вдыхая неповторимый запах. Ветер взъерошил ему волосы, и она не могла не заметить, как великолепно он выглядит в лунном свете.

Никогда Лансу Гольке не стать Адамом. И как бы сильно ни влекло ее к Адаму, ей никогда не стать частью его жизни. Они вращаются в разных мирах. Она не может обманывать себя, как Ланс, как бы велик ни был соблазн.

Руки Адама легли ей на плечи.

— Спасибо, что пришла со мной сегодня. — Его теплое дыхание ворвалось ей в ухо, отчего все тело зазвенело от предвкушения.

— На крышу? — переспросила она, чувствуя, как его руки слегка массируют ей плечи. — Или на церемонию награждения?

— И туда и сюда.

— Пожалуйста. — Вот подходящий момент сказать ему правду о Лансе. После чего они пойдут каждый своей дорогой. Ей больше не нужно будет с ним видеться.

Повернувшись, она взглянула на него, сделала глубокий вдох… но он остановил ее поцелуем, и слова, которые она должна была сказать, замерли на ее губах. Адам обнял ее за талию и крепче прижал к себе, словно боясь, что она сбежит. Но Джози еще теснее прижалась к нему, говоря себе, что это ее последний шанс его поцеловать. Правда откроется, и у них больше не будет причин быть вместе.

Она страстно ответила на его поцелуй.

Адам издал низкий стон, его губы сделались нежными. Он поднял руки к ее лицу, ласково обхватив щеки. Затем прошептал:

— Я хочу тебя, Джо. Ты нужна мне.

И Джози забыла обо всем.

Тело пульсировало, и она знала, что больше не выдержит, что только он может погасить пожар, разраставшийся внутри нее…

Звук голосов на лестнице проник сквозь пелену их желания. Они оторвались друг от друга, тяжело и прерывисто дыша, торопливо поправляя одежду.

Не было никаких сомнений, что еще несколько мгновений — и они бы занялись любовью прямо на крыше.

Дверь на пожарную лестницу открылась, и вошли две пары. Они взглянули на Адама с Джози, захихикали и направились на другую сторону крыши.

— Надо найти какое-нибудь более уединенное место, — прошептал Адам, обнимая ее за талию. — И чем скорее, тем лучше.

Ланс Голька никогда не вызывал в ней такого отклика. Как, впрочем, и никакой другой мужчина. Но это всего лишь плотское желание или нечто большее?

Она хочет Адама так отчаянно, что это ее пугает. А она видела, что такого рода отчаяние делает с людьми, насколько губительным оно может быть.

«Иди к нему, — говорило ей сердце. Рискни». Такой человек, как Адам, не создан для постоянства. Разве в тот вечер он не сказал ей, что его жизнь — это его работа?

Она не может отдать ему свое тело, не отдав сердца. Сердца, которого он не просил и которого, возможно, и не желает. А это значит, что она не пойдет по тому же разрушительному пути, что и ее родители. Не позволит страсти управлять собой.

— Думаю, мне надо взять такси, — поспешила сказать Джози.

Он нахмурился, большим пальцем поглаживая ей щеку.

— Что случилось?

Его нежное прикосновение едва не остановило ее. Она отстранилась.

— Мне пора.

Она резко повернулась и направилась к лестнице, не давая себе возможности передумать. Но Адам схватил ее за руку и остановил.

— Постой, я могу отвезти тебя — если ты этого действительно хочешь.

Она взглянула ему в глаза, боясь, что ее хрупкая воля рассыплется, если только он еще раз ее поцелует.

— Лучше я возьму такси. Не надо мне было приходить сюда сегодня, это была ошибка.

— Твой поцелуй не был ошибкой. — Его пальцы легли ей на талию. — Ты не можешь просто взять и уйти.

Она с трудом сглотнула, подыскивая слова, которые заставят его ее отпустить. Даже если придется солгать.

— Я не должна ни с кем целоваться, Адам, у меня уже есть друг.

Он побелел, потом отдернул руку, словно обжегся. Она повернулась и заспешила к двери, ведущей на лестницу. Перепрыгивая через две ступеньки, она неслась вниз, рукой скользя по перилам, чтобы удерживать равновесие. Но ей не нужно было спешить: Адам не последовал за ней.

Когда Джози наконец выскочила на тротуар и помахала такси, до нее дошло, что она без туфель. Они остались на двадцать пятом этаже, где она сняла их по дороге на крышу.

Такси затормозило у тротуара, и она заколебалась, не вернуться ли за ними. Туфли не дешевые, но ничто на свете не заставит ее снова встретиться с Адамом — ведь она так отчетливо помнит выражение его лица, когда она сказала о своем друге.

— К черту туфли, — пробормотала Джози, забираясь на заднее сиденье такси. — К черту Адама. К черту все.

 

Глава десятая

На следующий день все сотрудники журнала «Искатель приключений» поняли, что от Адама лучше держаться подальше. Все, за исключением Вуди — тот был тошнотворно веселым.

— Я влюблен, — объявил он, входя в кабинет Адама вальсирующей походкой. — Погляди, правда, она обалденная?

Адам поднял взгляд от разобранной камеры на своем столе и увидел размытый снимок девушки, еще не просохший от принтерной краски.

— Трудно сказать.

— Она обалденная, — не унимался Вуди, любовно взирая на фотографию. — И умница, и красавица, и без ума от меня.

— Или просто без ума, — пробормотал Адам, осторожно протирая линзы. — А откуда ты вообще знаешь, что это ее настоящее фото?

— Я и не знаю, — с усмешкой признался Вуди. — Но скоро узнаю. Завтра вечером у нас свидание.

Адам поглядел на него.

— Она живет в Денвере?

— Скотсблафф, Небраска, — сообщил Вуди. — Она работает там медсестрой в больнице, но берет отгулы, чтобы приехать сюда и встретиться со мной.

— Что ж, удачи, — пожелал Адам. Лично он проведет предстоящий уикенд с Горацио. Его кот — единственная компания, которую он в данный момент в состоянии выдержать. По крайней мере Горацио не будет то и дело напоминать о Джози, как Бен, его практикантка и даже Шондра, которые все утро знай себе талдычили, как она им понравилась, когда они узнали ее получше.

Адам, напротив, сомневался, что вообще знал ее. Прошлым вечером на крыше он был настолько глуп, что поверил, что они наконец-то соединились — не только физически, но и эмоционально. Он уже был готов объявить победу, когда она сказала о своем друге — том самозванце.

Что, черт возьми, на нее нашло? А на него? Почему все утро он думает о женщине, которая любит человека, пытающегося испортить ему жизнь?

Да потому что он полюбил ее.

Этот ответ пришел непрошеным, и Адам быстренько задвинул его обратно. Адам Делани не влюбляется, у него нет времени, единственная его любовь — его работа. В его жизни просто нет места ни для чего и ни для кого еще.

— Эй, Адам, вернись на землю.

Он поднял глаза и увидел Вуди по другую сторону стола.

— А, ты еще здесь…

— Я-то здесь, а вот где был ты? — Вуди вскинул руки с ухмылкой на лице. — Нет, дай я угадаю. Ты блуждал по планете Джози.

— Ошибаешься, — огрызнулся Адам, вновь возвращаясь к чистке фотокамеры.

— Думаю, нет, — не унимался Вуди, усевшись на угол стола. — Это объясняет твое дурное настроение сегодня утром. Когда я уходил из зала, ты был в баре и держал виски в одной руке и туфли Джози в другой. А что случилось с ней?

— Она ушла домой.

— Домой? — Вуди наморщил лоб. — Одна? И без туфель?

— Не проси меня объяснять женские поступки, — проворчал Адам, жалея, что не воздержался вчера от виски, — в голове запульсировала боль.

— Но ты же знаток женщин. Поэтому я и пришел к тебе за романтическим советом.

— Ну да, я настоящий эксперт.

Вуди рассмеялся.

— По женщинам ты, может, и специалист, зато я дока в любви, а у тебя в наличии все классические симптомы.

Адам фыркнул.

— Ты, друг милый, случайно не напробовался этих своих галлюциногенов?

— Это я-то? — возмутился Вуди. — Да я еще никогда не видел тебя в таком настроении. Чтобы ты так смотрел на женщину, как вчера на Джози? И в последнее время ты почти ничего не пил — ну, пока она не убежала от тебя, как Золушка с бала.

— Собираюсь сегодня вечером в бар «Аллигатор». Айда со мной?

Вуди игнорировал приглашение.

— Еще один классический симптом — топить свои печали в вине. Вот ответь: ты ловишь себя на том, что постоянно думаешь о ней? Перебираешь в уме все, что она сказала, и что ты сказал, и что это значит? Всякие мелочи постоянно напоминают тебе о ней?

— Ничего похожего, — солгал Адам.

Вуди пожал худыми плечами.

— Ну, может, я и ошибаюсь.

— Ясное дело. — Адам уже понимал, что лжет не только Вуди, но и самому себе. Все, что парень сказал, правда — он втюрился в Джози. Он понял это вчера вечером, когда она сказала, что у нее есть друг. Ревность, слепая и горячая, всколыхнулась сейчас вновь.

А почему, собственно, он так сопротивляется самой мысли влюбиться в нее? Он еще никогда не отступал перед вызовом, а отношения с Джози могут оказаться самым большим приключением в его жизни. Ни одна женщина не зажигала в нем такого огня, и ни с одной ему не было так интересно.

Теперь только остается убедить ее, что они должны быть вместе. А также убрать с дороги ее дружка-самозванца раз и навсегда.

Пришла пора сменить стратегию.

К утру понедельника Джози все еще не была убеждена, что поступила правильно, решив не рассказывать Адаму про Ланса. Однако она не жалела, что оставила его на крыше. Тем вечером она потеряла голову, захваченная романтикой интимной интерлюдии под звездами.

Теперь, при свете дня, она сознавала, что это была иллюзия. Единственная причина, по которой она нужна Адаму, — это отыскать его самозванца. Тот поцелуй не значил для него ничего особенного. Он же мужчина, а какой мужчина откажется, когда женщина сама предлагает себя? Та ночь, которую она провела в его постели, — яркое тому доказательство.

Джози потеряла туфли, но сохранила сердце, и теперь чувствует себя сильнее. Безопаснее. Она устояла перед неотразимым обаянием Адама и опасным влечением собственной страсти.

Она вернулась к работе, увлекшись поисками материалов о древнем народе майя. До тех пор, пока ее не окутал аромат жасмина. Подняв глаза, она увидела у своего стола посыльного, державшего в руках растение в горшке.

— Джозефина Синклер? — спросил он.

Она отложила ручку.

— Да.

— Это для вас. — Он поставил горшок на пустой угол стола, вытащил карточку из растения и подал ей. — Приятного дня.

— Спасибо, — пробормотала она автоматически, опуская глаза на напечатанный на карточке текст.

«Джо, аромат жасмина всегда будет напоминать мне о тебе. Спасибо, что помогла в поисках самозванца. Единственное, о чем я прошу, — это еще одно совместное приключение — поездка в мой родной город, Плезант-Вэлли, на ежегодный городской пикник. Если моего самозванца там нет, я буду готов двигаться по жизни дальше. Пожалуйста, скажи, что поедешь. Адам».

Джози прочла карточку еще раз, нежно провела пальцем по его имени. Ей двадцать семь лет, и ни один мужчина не присылал ей цветов.

Похоже, Ланс еще не признался. Она знала, что Адам не найдет своего самозванца на ежегодном городском пикнике. Еще одна, последняя уступка бесшабашной стороне своей натуры, и она вернется к спокойной, размеренной жизни.

О чем она думает? Джози положила карточку на стол и взялась за телефон с твердым намерением отказаться от приглашения.

Он ответил после первого звонка, и при звуке его голоса ее непоколебимость дрогнула.

— Джо?

— Как ты узнал, что это я?

— У меня стоит определитель номера по Денверу. Он показывает городскую публичную библиотеку.

Она улыбнулась.

— Спасибо за жасмин. Он прелесть.

— Не за что.

Нервно скручивая в руке телефонный провод, она сказала:

— Насчет этого уикенда…

— Я думаю, будет очень весело, — прервал Адам. — Хорошая еда и хорошие люди.

Она заколебалась: стоит ли рискнуть? Хотя, с другой стороны, каким еще способом проверить свой иммунитет к нему? Это, возможно, единственный путь оставить Адама в прошлом и жить дальше. А если Ланс к тому времени не признается, она расскажет ему правду, и он тоже сможет продолжать жить своей жизнью.

— Звучит заманчиво, — ответила она наконец. — Тогда я еду.

— Отлично, — воскликнул Адам. — Я заеду за тобой в субботу в десять утра, мы как раз успеем к ленчу.

Она не хотела вешать трубку, но больше сказать было нечего.

— Ну, тогда до встречи.

— Я буду с нетерпением ждать ее.

Повесив трубку, девушка с удивлением обнаружила, что у нее вспотели ладони. Ощущение опасности, казалось, повисло в воздухе, которым она дышала. Устоять против Адама один раз было дьявольски трудно, но дважды — может оказаться невозможным.

Правда, он не делал ей каких-то романтических намеков во время телефонного разговора, в их беседе не было никакой сексуальной подоплеки. Возможно, он в конце концов сдался. Или обратил свое внимание на кого-то другого.

Эта мысль заставила ее задуматься. Она нужна ему лишь для того, чтобы обнаружить самозванца. Она просто-напросто преувеличивает значение его приглашения, даже несмотря на жасмин.

Старший библиотекарь подошла к ее столу и остановилась, любуясь жасмином.

— Где вы нашли это прелестное растение?

— Один друг прислал, — уклончиво ответила Джози.

Директриса выгнула бровь.

— Должна сказать, у него прекрасный вкус. Это ведь мужчина, да?

— Да, — призналась Джози. — Его зовут Адам. Адам Делани.

— Адам Делани, — повторила Эвелин, слегка нахмурившись. — Это имя определенно мне знакомо. Он не из наших постоянных читателей?

— Нет, Адам — фотограф журнала «Искатель приключений».

Библиотекарша кивнула.

— Точно. В наших архивах есть несколько номеров этого журнала. — Она прищурилась. — Это тот самый мужчина, который кричал на вас на прошлой неделе?

— Он, в общем-то, не кричал, но да, это был Адам.

— Гм. — Эвелин оторвала засохший листик у основания растения. — Вижу, он пытается искупить свою вину. Что ж, хорошее начало. Он совсем недавно получил какую-то награду, верно? Мне кажется, я что-то читала об этом в выходные.

— Приз за безумие, — сказала Джози с нотками гордости в голосе. — За самые рискованные снимки.

Эвелин поежилась.

— Я видела некоторые из них в «Искателе». В последнем номере напечатаны его фотографии из центральноамериканских джунглей. Просто чудо, что этот человек еще жив.

Джози не хотелось даже думать о риске, на который постоянно идет Адам. Как только он узнает, что Ланс Голька и есть его самозванец, он сразу же отправится в очередную опасную командировку. Она закусила губу: может, лучше не говорить ему и тем самым сохранить его целым и невредимым?

— Что-нибудь случилось? — спросила Эвелин. — Вы выглядите встревоженной.

Джози тряхнула головой.

— Нет, все прекрасно. Я подумала, нельзя ли изменить график работы? Я дежурю в субботу, но мне нужно уехать.

Эвелин на секунду задумалась.

— Думаю, с этим проблем не будет, если вы не против отработать в следующую субботу.

— Конечно, — согласилась Джози. — Спасибо, Эвелин, я вам очень благодарна.

Начальница наклонилась понюхать жасмин, на миг прикрыв глаза от густого аромата.

— Вам надо научиться ухаживать за жасмином. Колорадо — не его естественная среда обитания.

Джози кивнула.

— Да, конечно.

Директриса пошла было, затем приостановилась и после минутного колебания снова обернулась к Джози.

— Я знаю, что ваша личная жизнь — это ваше дело, но…

— Да? — Джози никогда не видела, чтобы Эвелин не находила нужных слов.

Женщина расправила плечи.

— Но и мир таких людей, как Адам Делани, не является естественной средой для библиотекарш. Пожалуйста, будьте осмотрительны.

Джози кивнула, принимая совет.

— Я всегда осмотрительна.

 

Глава одиннадцатая

Надежды Джози провести идиллический субботний день на пикнике с Адамом разбились вдребезги, когда он заехал за ней утром.

— Кажется, я его вычислил, — сказал Адам, едва они сели в его «камаро» и отправились в путь.

— Кого вычислил?

— Своего самозванца. — Он проскочил на желтый свет на перекрестке и свернул на магистраль, ведущую на юг из Денвера.

Неужели он узнал про Ланса? Тогда зачем они едут в Плезант-Вэлли? И разве он не спросил бы ее, почему она не указала на Ланса на церемонии?

Адам улыбнулся сексуальной улыбкой, окинув взглядом ее красный сарафан.

— Ты чудесно выглядишь.

— Спасибо, — ответила она, разглаживая на коленях юбку. Этот сарафан она обнаружила сегодня утром у себя в шкафу, задвинутым к задней стенке. Она купила его пару лет назад, но так ни разу и не надела.

— А кого ты подозреваешь?

Адам вздохнул, положив запястья на руль.

— Его зовут Картер Хейвуд, мы с ним вместе росли. Он жил почти по соседству с нашим домом, через дорогу.

Джози перевела дух: тайна Ланса пока не раскрыта — как и ее роль в ней.

— А с какой стати этому Картеру Хейвуду лезть в твою жизнь?

Адам пожал плечами.

— Желание отыграться, полагаю. В школе мы были соперниками. Он считал, будто я увел у него девчонку.

— А ты увел?

— Нет, но он никогда в это не поверит. Он был влюблен в Лайзу Дьюган с младших классов. Я знал об этом и, когда она однажды летом пришла ко мне, как можно мягче отказался с ней встречаться. Но Лайза не из тех, кто принимает отказ достойно. Она разозлилась и отомстила мне, сказав Хейвуду, что я занимался с ней любовью.

— И он поверил?

Адам не отводил взгляда от длинной ленты дороги, простиравшейся перед ними.

— Порой любовь сводит людей с ума.

Принимая во внимание прошлое своей семьи, Джози не могла с этим спорить. Даже сейчас она сомневалась в собственном здравомыслии.

— Погоди-ка. — Она все еще пыталась осмыслить его подозрения. — Это случилось сколько лет назад?

— Почти двенадцать.

— Двенадцать лет? — Она покачала головой. — Никто не станет таить обиду так долго. Картер Хейвуд не самозванец.

— Для тебя и для меня это, может, и большой срок, но, уверен, в памяти Картера все это еще свежо. Не далее как прошлым летом, на встрече одноклассников, он даже ударил меня. Правда, мы оба изрядно накачались пивом, и, пьяный, он поклялся когда-нибудь отомстить мне.

Джози сглотнула: и эта драка не последняя, если Адам обвинит Хейвуда в самозванстве. И уж это она может предотвратить.

— Я посмотрю на него и скажу, он ли это.

Адам покачал головой.

— Видишь ли, тут такая проблема. В настоящее время Картер — владелец крупного ранчо. Он по нескольку месяцев не появляется в городе. Но у него вполне хватит денег, чтоб нанять кого-нибудь на эту работу.

— Ты действительно считаешь, что он мог пойти на такие крайности, чтобы отомстить? В конце концов, это же было просто глупое школьное увлечение.

Адам взглянул на нее.

— Думаешь, мне хочется, чтобы это был Картер? От одной мысли мне становится плохо. Он вообще-то порядочный парень. Проблема в том, что я просто ума не приложу, кто бы еще это мог быть. Кто еще мог затаить на меня обиду.

Джози подумала, что Ланс, скорее всего, обиделся на себя за то, что не решился претворить свою мечту в жизнь.

— Поверь, — продолжал Адам, — я ночами не спал, пытаясь в этом разобраться. Картер единственный, кто, по идее, может иметь на меня зуб.

— Но ты не знаешь наверняка, — напомнила она. — Пожалуй, лучше оставить все как есть.

— Ни за что. Я должен знать правду и должен знать, действительно ли он предал меня.

— И что тогда? — мягко поинтересовалась она.

— Тогда я буду знать точно, что доверять ему нельзя. По крайней мере моя жизнь будет снова принадлежать мне.

Впереди показался знак, предупреждающий о сужении дороги.

— Черт, — пробормотал Адам, нажимая на тормоза, — надо было ехать по другой дороге. Я сказал отцу, что мы будем к полудню.

— А ты рассказал своей семье о самозванце? Они знают, что именно поэтому я еду с тобой на пикник?

Он покачал головой.

— Не хотел их волновать.

— Тогда как же ты объяснишь мое присутствие?

Он сверкнул улыбкой.

— Очень просто: ты моя подружка на пикник.

Хотелось бы Джози, чтобы это было так просто.

Ее обещание сохранить тайну Ланса все больше усложняло ей жизнь. Она не могла позволить Адаму обвинить в лицо Картера Хейвуда, но как это сделать, не открыв правды?

Вероятно, приоткрыв частицу собственного прошлого.

— Это замечательно, что вы с родителями так близки, — начала она, отвернувшись к окну. — Я не видела своего отца больше пяти лет.

— Почему так долго?

— Потому что он не простил меня за то, что из-за меня попал в тюрьму.

Адам резко ударил по тормозам, чуть не врезавшись в идущую впереди машину. Затем повернулся и уставился на нее.

— Ты отправила отца в тюрьму?

— Не нарочно. — Это была та часть ее прошлого, которую она предпочитала забыть, но если это удержит Адама от обвинения невиновного человека, значит, она заплатит эту цену. — Родители развелись, когда мне было двенадцать, — объяснила Джози, — после того, как мама полюбила другого. Она взяла полную опеку надо мной, а отцу разрешалось навещать меня каждые две недели по выходным. Однажды он не вернул меня. Мы отсутствовали целый месяц.

— Он тебя похитил?

Джози кивнула.

— Это не было… злонамеренно. Просто он пытался достучаться до мамы. Он все еще любил ее и хотел, чтобы мы снова стали одной семьей. И я тоже. Только я не понимала, что то, что он делает, незаконно.

Адам слушал очень внимательно.

— Так что же произошло?

Рассказывать оказалось труднее, чем она представляла, хотя прошло уже пятнадцать лет.

— Я позвонила маме из мотеля в Сент-Луисе, просто чтобы дать ей знать, что со мной все хорошо и что папа обещал скоро привезти меня домой. Я не знала, что полиция поставила мамин телефон на прослушку. Мой звонок привел к его аресту.

Адам нахмурился.

— Тебе же было всего двенадцать. Откуда ты могла знать?

Джози покачала головой.

— Для папы это не имело значения, он все равно считал, что я предала его.

— Черт те что. — Он стиснул в руках руль. — До некоторых родителей просто не доходит, что они делают.

— Уж до моих точно, — тихо проговорила Джози. — Они были слишком поглощены своими распрями, чтобы замечать, что делают со мной. Они просто дали волю своим эмоциям.

Адам повернулся и посмотрел на нее, и на мгновение Джози показалось, что он хочет обнять ее и утешить.

— Тебе не нужно меня опасаться, ты же знаешь, — сказал он. — Я не причиню тебе боли.

Если бы! Она слишком хорошо знала, как легко этому человеку разбить ей сердце, как уязвима она перед ним.

— Твои обвинения могут причинить боль другим людям, — заметила она напряженным голосом. — Твои родители живут в этом городе, они ведь видятся с Картером время от времени.

Адам задумчиво и в то же время расстроено кивнул.

— Да, никаких реальных, доказательств у меня нет.

Она облегченно вздохнула.

— Когда ты найдешь своего самозванца, а я уверена, это будет очень скоро, ты удивишься, обнаружив, что его причины не были злонамеренными. Возможно, у него имеется какое-нибудь разумное объяснение своим поступкам.

— Ну вот, ты опять его защищаешь, — сказал Адам с кислой миной. — Ну скажи, что разумного в том, чтобы выдавать себя за другого человека в течение трех месяцев? Использовать в своих целях мое имя, мою квартиру, мои документы?

Джози вновь почувствовала себя на твердой почве. С логикой она справится, эмоции — вот ее проблема.

— Может, нам его поступки и не кажутся разумными, — продолжала она, — но это еще не значит, что он преступник. Возьми хотя бы моего отца. Да, он похитил меня, да, мама страдала из-за этого, только до нее, похоже, не доходило, что папа тоже страдает.

— Ты хочешь сказать, что мой самозванец мог пойти на это от отчаяния?

— Не знаю. — Джози не хотелось начинать анализировать поведение Ланса. Она не могла понять, почему тот до сих пор не признался Адаму. Никак не наберется смелости? И стоит ли дать ему еще несколько дней, прежде чем она нарушит свое обещание хранить тайну?

Если ей удастся убедить Адама не обвинять Картера Хейвуда, она может подождать.

— Единственное, что я знаю, — продолжала она, — это что маме важнее была месть, чем примирение. Она убедила окружного прокурора выдвинуть обвинения против отца по полной программе.

— А он обвинил тебя?

Джози кивнула, чувствуя, как к горлу подступают слезы.

— Это несправедливо, — рассерженно высказался Адам. — В том, что произошло между родителями, нет твоей вины.

— Может, и нет. — Она проглотила ком в горле, стараясь успокоиться. — Отец никогда открыто и не винил меня, но я знаю, что очень сильно его обидела. Я же видела, как он был разочарован, узнав, что я предпочла маму ему. Наши отношения уже никогда не были прежними.

Адам накрыл ее ладонь своей.

— Это его потеря.

У Джози перехватило дыхание. Она повернулась и посмотрела на Адама. Он наклонился ближе, обхватив пальцами ее ладонь, и его взгляд остановился на ее губах. Она закрыла глаза в ожидании поцелуя… но автомобильный гудок позади разрушил волшебство момента. Адам отпустил ее руку и нажал на сцепление, длинный ряд автомобилей медленно двинулся вперед.

Джози не сразу пришла в себя. Слова Адама «Это его потеря» эхом звучали в голове и согревали сердце. Адам повторил лишь то, что она и сама не раз себе говорила, но почему-то услышать это от него оказалось совсем другим делом.

Адам лежал на одеяле, любуясь очертаниями гор на фоне яркого лазурного неба, и думал, что уже давно не испытывал такого ощущения покоя и умиротворенности. Джози сидела рядом, доедая последний кусок морковного кекса.

— Неужели ты сам это испек? — Она слизнула с пальцев крошки.

— Теперь ты попробовала шедевры моего кулинарного искусства — омлет и морковный кекс.

Луг был усеян одеялами. Казалось, все жители Плезант-Вэлли пришли на ежегодный городской пикник. Адам внес свой вклад в организацию стола в складчину и дал попробовал свои блюда Джози. Она съела совсем немного буйволиного вяленого мяса и картофельного салата, зато налегла на морковный кекс.

Джози со стоном растянулась рядом с ним, подложив руку под голову.

— Я объелась.

— Тогда спешу тебя обрадовать, что ежегодный городской пикник сопровождается ежегодным городским сном.

Она тихо рассмеялась, обведя взглядом дремлющих людей.

— Выглядит очень соблазнительно.

Он повернулся к ней лицом.

— Ты тоже.

Солнечный свет золотил ее скрученные в узел светлые волосы. Адам протянул руку и освободил их, вытащив шпильки.

— Эй, — запротестовала она, пытаясь остановить падающий на лицо каскад.

Он дразняще улыбнулся.

— Разве я не говорил тебе, что всякие штуковины для волос запрещены на общественных мероприятиях в Плезант-Вэлли? И все из-за прискорбного события с металлическим обручем. Мэр наступил на него на последнем пикнике и едва не лишился большого пальца на ноге.

— И ты считаешь, я куплюсь на это?

Он кивнул.

— Это постановление городского муниципалитета, утвержденное в прошлом году. Если не веришь, можешь спросить у моего отца.

Джози взглянула на его родителей.

— Похоже, они задремали. Уж чего бы мне не хотелось, так это нарушать закон. — Она стащила эластичную ленту, стягивающую волосы, и слегка распушила их пальцами. Затем легла на одеяло и устремила взгляд в небо. — Кстати, ты здорово поправишься, если и дальше будешь так есть. Сколько кусков жареной курицы ты съел — четыре или пять?

— Шесть, — признался он. — Мамина жареная курочка — одна из моих слабостей.

— А я-то думала, ты идеален. Расскажи-ка мне о других своих слабостях.

— Пирог с лимонными меренгами, — начал он, глядя на нее и вдыхая аромат жасмина. Это были те же духи, которыми она пахла в ту ночь, когда они занимались любовью, и это пробуждало воспоминания, от которых тело наполнилось желанием. — Строгие глаза библиотекарши, — сказал он.

Она укоризненно взглянула на него.

— Ты опять меня дразнишь.

— Это я-то? — прошептал он, наклоняясь вперед. Несколько дюймов, и он сможет поцеловать этот манящий рот. Но он отодвинулся, как и в машине, напомнив себе, что сегодня должен вести себя как джентльмен. Он хочет ухаживать за ней. Убедить ее, что его интересует не только секс.

Осталось убедить в этом также свое пульсирующее тело.

— Как насчет того, чтобы увидеть мою самую большую слабость? — спросил Адам.

— Гмм, — сонно пробормотала она, — звучит интригующе.

Он протянул руку.

— Идем, покажу.

Она позволила ему поднять ее на ноги и пошла за ним по пыльной тропинке.

— Куда мы идем?

— Увидишь. — Он пропустил ее вперед и снова взял за руку. Она не отняла. Прогресс, подумал Адам и улыбнулся про себя. Он занимался с этой женщиной любовью, а теперь приходит в восторг оттого, что она позволяет держать ее за руку.

Они шли по тропинке, все дальше углубляясь в каменистую местность предгорья. Снег покрывал высокие вершины гор, но здесь, на петляющей тропинке, было тепло.

— Еще далеко до этой твоей слабости? — спросила Джози, слегка запыхавшись.

— Уже почти пришли.

Наконец они вышли на плато. Разноцветные одеяла, расстеленные на лугу внизу, походили на крошечные квадратики. Джози села на плоский камень перевести дух и полюбоваться видом.

— Сомневаюсь, что смогу подняться выше.

— Да и не нужно, мы уже на месте. — Он указал рукой на расщелину в скале. — Вон там. Я называю ее Пещерой Делани. Она была моим тайным убежищем, когда я был мальчишкой. Только несколько человек знают о ее существовании.

— Пещера? Темная, узкая и страшная?

Он засмеялся.

— Ну, это как посмотреть. Мне она кажется уютной и укромной. Хочешь взглянуть?

— Не уверена, — нерешительно проговорила она. — Это, возможно, очень милая пещера, но…

— Ты не любительница пещер?

— Вообще-то я никогда в них не была, — призналась она. — И не уверена, что хочу побывать там сейчас.

— Где же твое стремление к новизне?

Она вскинула бровь.

— Мне кажется, ты говоришь не с той девушкой.

Он протянул руку.

— Я бросаю тебе вызов.

Джози понимала, что не должна брать наживку, но что-то в его тоне заставило ее подняться на ноги.

— Ладно, идем.

Он повел ее к узкому проходу в скале.

— Смотри под ноги, тут могут быть змеи.

— Змеи? — Джози резко остановилась, и Адам врезался в нее. Он ухватил ее за талию, чтобы не дать упасть.

— Маленькие змейки, — поспешил он добавить. — Совершенно безобидные. — Он готов был откусить свой глупый язык. — И хорошая новость состоит в том, что, если мы войдем, они убегут. Змеи недолюбливают людей так же, как и мы их.

Джози обернулась.

— У меня нет ни малейшего желания выживать змей из их уютной пещеры.

Адам стоял прямо перед ней, его руки все еще были у нее на талии. Он притянул ее ближе, губы девушки приоткрылись, когда их взгляды встретились.

И вновь Джози почувствовала, что он хочет ее поцеловать. Все, что ему нужно, — это наклониться вперед и прикоснуться к ее губам…

Фантазия закончилась, когда Адам убрал руки и обошел ее, чтобы войти в пещеру.

— Я пойду вперед и проверю, — сказал он. — Если пещера свободна от змей, я дам сигнал «все чисто».

Джози смотрела, как он скрылся в пещере. Почему он ее не поцеловал? Или она ждет слишком многого? Флирт дается Адаму легко, как дыхание, он ничего для него не значит. Она ничего для него не значит.

Джози плюхнулась на камень, вдруг почувствовав усталость и злость. Адам пригласил ее на пикник только затем, чтобы опознать самозванца. К счастью, он решил не обвинять Картера.

Итак, необходимость в ней отпала, но Адам явно слишком хорошо воспитан, чтобы ее игнорировать. И слишком джентльмен, чтобы подавать ей ложные надежды.

Джози убрала с лица волосы, жалея, что оставила резинку на одеяле. Что вообще приехала сюда.

Через несколько минут из пещеры появился Адам. Лицо его покрывала пыль, и он вытирал руки о джинсы.

— Пещера свободна от змей и готова к экскурсии.

— Я не пойду на экскурсию, — холодно отозвалась она. Хватит иллюзий. — И вообще я хочу, чтобы ты отвез меня домой, мне нехорошо.

Он нахмурился.

— Что такое?

Она покачала головой, не собираясь открывать ему истинную причину.

— Точно не знаю, наверное, что-нибудь съела. Пожалуйста, поехали домой.

— Конечно. — Он протянул ей руку, но она сделала вид, что не заметила ее.

Всю обратную дорогу до луга она ругала себя за доверчивость, за то, что неправильно истолковывала слова и поступки Адама. Что ее страсть к нему затмила ей разум.

Ошибка, которую она не позволит себе повторить.

На лугу Адам собрал одеяло и корзинку для пикника, а Джози тем временем вежливо попрощалась с его родителями. Они были приятные люди, что, по какой-то непонятной причине, расстроило ее еще больше.

Когда они подошли к «камаро», Адам положил корзинку и одеяло в багажник, а Джози забралась на пассажирское сиденье. Она сдержалась и не хлопнула дверцей, но злость в ней продолжала накапливаться — злость на Адама за то, что втянул ее в свою жизнь, и на себя за то, что так сильно захотела стать ее частью.

Когда он сел за руль, она повернулась к нему.

— Мне жаль, что мы не нашли сегодня твоего самозванца. Уверена, ты очень скоро его найдешь, но я больше не могу тебе помогать.

Адам завел мотор.

— Поговорим об этом позже, когда почувствуешь себя лучше.

— Хорошо. — Она закрыла глаза и откинулась на подголовник, чтобы избавить себя от разговора. Позже они не будут об этом говорить, потому что она больше не собирается видеться с Адамом Делани. Никогда.

 

Глава двенадцатая

Джози остановилась у входа в читальный зал, не веря своим глазам: Адам Делани собственной персоной сидел среди членов ее книжного клуба с томом «Грозового перевала» на коленях.

С их поездки в Плезант-Вэлли прошло пять дней. Он несколько раз звонил, но она не брала трубку и не ответила ни на одно из его телефонных посланий. Джози полагала, что намек понятен, но, очевидно, ошиблась. Что делать? Удрать с заседания или предстать перед ним с высоко поднятой головой?

Расправив плечи, она вошла в зал. Вчера Ланс заходил к ней в библиотеку, дал свой новый адрес и заверил, что планирует все рассказать Адаму в этот уикенд. Он уже подкопил денег, чтобы заплатить ему за кое-какое фотооборудование, что он использовал в темной комнате Адама.

Ланс даже намекнул на возобновление отношений с ней, но Джози мягко ответила, что между ними все кончено. Ей нужен мужчина посмелее Ланса. Мужчина, который не боится рисковать.

Садясь на свое место, она упорно избегала взгляда Адама.

— Добрый вечер. Очень рада, что все сегодня пришли.

— Я с трудом осилила эту книгу, — пожаловалась беременная домохозяйка. — Уж очень тягостная.

— «Грозовой перевал» — классический готический роман, — сообщила Джози. Интересно, прочитал ли книгу Адам? В ней определенно содержится несколько уроков, которые ему необходимо усвоить. — Кэти и Хитклиф показывают нам, как столкновение сильных страстей может погубить людей.

— Это потому, что они были идиотами, — прокомментировал Адам.

Она заморгала, опешив от его прямолинейности.

— Идиотами?

Он кивнул.

— Ну, смотрите, они были влюблены, но вместо того, чтобы попытаться найти решение своих проблем, только еще больше осложняли ситуацию.

— Тогда было другое время, — высказала мнение Тина, парикмахер. — Другое общество. Посмотрите, как точно Бронте демонстрирует огромную разницу между классами.

— А я не уверена, что сегодня все так уж сильно отличается, — со вздохом поведала зубной врач. — Любовь, видит Бог, — это всегда очень сложно.

— Она не обязательно должна быть сложной. Если ты только не боишься собственных чувств. Как… Кэти, — продолжал Адам.

— Проблема была в Хитклифе, — возразила Джози. — Он сделал ее жизнь несчастной.

— Только потому, что она все время убегала от него, — ответил Адам.

— Они оба умерли, — сказала Хелен. — Их страсть друг к другу погубила их.

— Вот что может случиться, когда теряешь самообладание, — подытожила Джози, чувствуя, как помимо воли участился пульс. — Слишком многие руководствуются чувствами, а не разумом.

— Но это же просто тоска смертная, — высказалась беременная Нэнси. — Любовь не должна быть ясной и упорядоченной. Она может быть запутанной и непредсказуемой и чудесной в одно и то же время. — Она улыбнулась и положила ладонь на свой выступающий живот. — И в любой момент может привести к неожиданному повороту.

— Некоторым не нравятся неожиданные повороты, — заявил Адам. — Они любят планировать все до мельчайших деталей. А когда эти планы меняются — ударяются в панику. Верно, Джо?

Она встретилась с его взглядом и поняла, что он имеет в виду ту ночь в его постели. Он хотел, чтобы она призналась, что запаниковала. И что неожиданный поворот в ее жизни — это то, что она влюбилась в него. И то и другое правда.

— Впрочем, неважно, — подытожил Адам. — Возможно, я все неправильно понял. — Он встал, сунув книгу под мышку.

— Вы уходите? — удивленно заморгала зубной врач. — Но мы же только начали обсуждение. А у вас так много интересных мыслей. Мы все считаем, что это замечательно — услышать мужскую точку зрения на любовный роман.

У него на лице дернулся мускул.

— Не все. — Он развернулся и вышел из зала.

Джози уставилась ему вслед. Внутри стало холодно и пусто, как на вересковых пустошах в «Грозовом перевале». Но она заставила себя улыбнуться и сделала вид, что все в порядке.

— Итак, что вы все думаете о Локвуде?

— Вы что, совсем рехнулись? — напустилась на нее Хелен. — Вы только что позволили уйти такому мужику и ни слова не сказали, чтобы остановить его?

— Все не так просто, — ответила Джози. — Мы не… совместимы.

— Ой, ради бога, — взмахнула рукой Тина. — Мы с мужем так совместимы, что каждый вечер в восемь часов он засыпает на диване.

Джози попыталась спасти литературную дискуссию:

— Итак, что вы думаете о теме романа? Как она перекликается с сюжетом?

— Не имею ни малейшего понятия, — отрезала Жизель. — Но тема моей жизни явно такова, что хорошего мужчину найти даже не трудно, его найти просто невозможно. Адам Делани произвел на меня впечатление очень хорошего человека. Так что, милая, если он вам не нужен, буду более чем счастлива избавить вас от него.

— Я никогда не говорила, что он мне не нужен, — возразила Джози. — Просто не уверена, что я нужна ему. Навсегда, во всяком случае.

— Судя по его поведению, нужны, — тоскливо проговорила Тина.

— Он принес в прошлый раз такое прелестное платье.

— И вступил в наш клуб, — присовокупила Нэнси. — Нет, вы оглянитесь. Много мужчин вы здесь видите? Он даже осилил «Грозовой перевал». Вот это я называю истинным чувством.

— Я тоже, — согласилась Хелен. — Любому совершенно ясно, что парень без ума от вас.

Все у них выходило так просто. Как будто она может послушаться своего сердца, и к черту последствия. Как сделала ее мама, которая отправилась по зову сердца в неясное будущее? Ну, и кто же оказался счастливее? Она или отец, который цеплялся за надежность прошлого и дорого заплатил за это?

Джози откинулась на стуле. Неужели, избегая пережитой в прошлом боли, она избегает любви? Ланс Голька был ей неопасен, потому что она бы никогда его не полюбила. Но Адам затронул не только ее тело, но и сердце, и душу.

Вот потому-то с тех пор она и убегает от него, слишком боясь влюбиться, чтобы осознать опасность нелюбви. Дни, наполненные одиночеством. Жизнь, полная сожалений. Мечты, которым никогда не суждено сбыться.

Как же она не понимала, что отказ от любви не спасает от разбитого сердца? В сущности, совсем наоборот — практически гарантирует его.

— Я люблю его, — сказала она вслух. — Я люблю Адама Делани.

— Не говори этого нам, — сказала Хелен с улыбкой, — иди скажи ему.

— Скажу, — заявила Джози, чувствуя легкое головокружение и немного нервничая. Но это лучше, чем не чувствовать ничего.

— Это лучшее заседание из всех, что у нас были, — сказала Тина. — Не могу дождаться следующей недели.

— Обожаю Диккенса, — проговорила Нэнси. — Давайте возьмем что-нибудь из него, например «Большие надежды»?

Джози кивнула.

— А как насчет «Робинзона Крузо» через две недели? Я готова внести немного приключений в свою жизнь.

Все с энтузиазмом согласились.

Через двадцать минут, выдворив наконец кружковцев и схватив сумочку, она бросилась к выходу. Какая-то тень между книжных стеллажей заставила ее резко остановиться.

Она увидела Адама.

— Ты напугал меня до полусмерти.

— Похоже, в этом все дело — я пугаю тебя, Джо, и ты не желаешь преодолеть этот страх. Что ж, можешь не беспокоиться, я больше не буду тебе навязываться. Вот. — Он протянул ей пластиковый пакет.

— Что это?

— Твои туфли, которые ты оставила в «Соснах».

— Это единственная причина, по которой ты пришел сюда сегодня? — Разочарование пронизало ее. — Чтобы вернуть туфли?

— Нет. — Он встретился с ней взглядом. — Я пришел потому, что скучал по тебе. Потому что думал, что смогу убедить тебя дать нам еще шанс. Но я себя обманывал. Ты убегаешь от меня с того самого утра, когда проснулась в моей постели. Видимо, пришло время тебя отпустить.

Она сделала глубокий вдох.

— Это очень благородно с твоей стороны, Адам, но так уж случилось, что я не готова отпустить тебя. — Она подняла голову и поцеловала его.

Некоторое время он стоял не шелохнувшись. Когда до него наконец дошло, что происходит, он обнял ее за талию и прижал к себе. Затем поцеловал поцелуем обладания и желания. Огонь Джози не уступал его огню.

Джози почувствовала позади себя деревянный стол, легла на него и потянула на себя Адама. Книги падали на пол, одежда разлеталась в разные стороны, когда они раздевали друг друга, обезумев от желания.

Джози не желала думать ни о чем, кроме того, как сильно любит этого мужчину.

Она застонала вслух, побуждая его продолжать.

— Я… не могу ждать, — выдохнул он, опалив горячим дыханием кожу ключицы. — Джо, посмотри на меня.

Она открыла глаза ему навстречу: Адам хочет, чтобы она знала, что он любит ее, и хочет стереть всякое воспоминание о самозванце из ее сознания навсегда. Он ведь не подозревает, что сделал это в первую же их ночь.

— Я люблю тебя, Адам, — прошептала она в темноту, ласково прижав ладонь к его щеке. — Мой Адам.

При звуке своего имени он погрузился в нее, соединяя их тела и души. Плоть к плоти. Сердце к сердцу.

Адам ртом поймал ее крик освобождения и поцеловал, проваливаясь за ней в желанную пропасть.

— Я говорил, какими стимулирующими нахожу заседания твоего книжного клуба по четвергам? — спросил он, отдышавшись. — Я надеялся, что у меня будет шанс заняться с тобой любовью еще в Плезант-Вэлли.

Она уставилась на него.

— Но ты даже ни разу не поцеловал меня там.

— Я хотел, чтобы ты сделала первый шаг, — сказал он. — Я пытался ухаживать за тобой.

Смех заклокотал у нее в горле.

— Ухаживать? В пещере?

— У меня там были свечи, — признался он. — И шампанское. Я собирался заманить тебя внутрь, но тут ты сказала, что плохо себя чувствуешь, и захотела домой.

— Ох, Адам, — вздохнула она, сознавая, как близки они были к тому, чтобы потерять друг друга. — Не могу поверить…

— По-моему, я что-то слышал.

Джози застыла и прислушалась. Затем тоже услышала звяканье ключа в замке и звуки шагов.

Рука Адама крепче прижала ее к себе, словно защищая.

— Здесь кто-то есть.

— Это сторож, — прошептала она, придя в ужас, что их вот-вот обнаружат.

— Надо смываться, — произнес Адам. Они быстро и тихо оделись, стараясь не привлечь внимания сторожа.

— Тут есть служебный вход, — прошептала она. — Но если мы пойдем этим путем, он может нас заметить.

— Не заметит, если мы устроим отвлекающий маневр. Ты готова к пробежке?

— Готова.

Адам подобрал одну из книг и бросил футов на двадцать. Она шлепнулась на линолеум с громким стуком.

— Эй, — крикнул сторож, двинувшись в сторону шума, — кто там?

— Бежим, — тихо скомандовал Адам.

Джози не заставила просить себя дважды, она понеслась к служебному входу, шлепая босыми ногами по твердому полу.

Они бежали до тех пор, пока не оказались за высокой изгородью, отгораживающей стоянку, за которой их не было видно из библиотеки.

— Мы сделали это, — выдохнула Джози, хватая ртом воздух.

Грудь у Адама тяжело вздымалась. Он перевел дух и жестом защитника обнял ее за талию.

— Бедняга, наверное, думает, что повстречал привидение.

Она покачала головой.

— Нет, скорее всего, он звонит в полицию. У нас бывали случаи, когда бродяги пытались переночевать в библиотеке.

— Значит, тебе ничего не грозит.

Она взглянула на него.

— Правда?

Он крепче прижал ее к себе.

— Да, Джо. Со мной ты всегда будешь в безопасности. Обещаю.

Она наклонилась и поцеловала его, прижавшись грудью к его груди. Дрожь пробежала по ней от этого прикосновения, и она осознала причину этого.

— Мой лифчик, — охнула она. — Я забыла его! Он, должно быть, в библиотеке.

Адам рассмеялся.

— Хорошо, что я был рядом. — Он полез в задний карман и вытащил белую кружевную вещицу. — Хочешь верь, хочешь нет, но я увидел его висящим на книжке, которая называлась «Все, что вам нужно знать о сексе».

— Спасибо, — проговорила она со вздохом облегчения. — Полиция, конечно, вряд ли вышла бы на меня, но не хотелось бы рисковать.

Он усмехнулся.

— Особенно если бы они заставили всех библиотекарш примерять его, как Золушкин хрустальный башмачок.

Она засмеялась.

— А я-то считала, что ты не любитель литературы.

— Просто у меня живое воображение. — В его глазах вспыхнули озорные огоньки. — А в последнее время оно весьма активизировалось благодаря тебе.

— Нам больше не понадобится воображение. — Вдалеке зазвучала сирена, и они поняли, что времени у них не много. — Разве только для того, чтобы придумать алиби. Нам надо уходить отсюда, Адам.

— Просто следуй за мной. — Он протянул ей руку.

— Куда угодно.

Она взяла его за руку, наслаждаясь восхитительным ощущением приключения и любви, заполнившей сердце.

 

Глава тринадцатая

На следующее утро Джози проснулась в постели Адама. Только на этот раз она не содрогнулась от ужаса, наоборот, придвинулась еще ближе, с наслаждением впитывая тепло большого, обнаженного тела.

Почувствовав прикосновение, он открыл свои карие глаза, лениво улыбнулся и прижал ее еще теснее.

— Опять пытаешься меня соблазнить?

— А у меня получается? — поинтересовалась она. Прозвенел дверной звонок, и Адам удрученно застонал, взглянув на часы.

— Еще только семь. Рановато для визитов. Не будем открывать.

— А вдруг что-то срочное?

Адам откинул простыню и неохотно выбрался из постели.

— Срочное, как же, — проворчал он. — Бьюсь об заклад, у Клайда Бакли кончились пиво и чипсы.

— Кто такой Клайд Бакли?

— Мой сосед напротив. Раньше там жила миссис Кланаган, она пекла мне овсяное печенье и обожала Горацио. Бакли же относится к моей квартире как к удобному магазинчику на углу и травит глупые анекдоты.

— Ты всегда такой ворчливый по утрам?

— Только когда попытка соблазнить меня так грубо прерывается. Тебе придется начать все сначала, когда я вернусь.

— Жду с нетерпением, — пообещала она.

Он широко улыбнулся, вышел из спальни и плотно прикрыл за собой дверь. Звонок затрезвонил еще настойчивей.

Джози пошла в ванную. Напевая себе под нос, она причесалась и немного освежилась.

Когда она вернулась, Адам был уже в спальне, но вместо того, чтобы дожидаться ее в постели, был уже полностью одет и завязывал шнурки кроссовок.

— Ты куда-то идешь? — спросила она, озадаченная угрюмым выражением его лица.

Он выпрямился и подошел к ней.

— Джози, это был не мой сосед. Это полиция.

— Полиция? — повторила она. — А что им нужно так рано?

— У них есть несколько вопросов, которые они хотят задать о…

Джози не дала ему закончить:

— Они узнали, что это мы были в библиотеке, да? — Она решительно направилась к двери. — Позволь мне уладить это. Я работник библиотеки и имею полное право находиться там.

— Тут я вижу две проблемы, — возразил он, вставая перед дверью спальни и загораживая ей дорогу. — Во-первых, на тебе нет одежды. — Он улыбнулся уголком рта. — Я знаю, у тебя есть привычка забывать то там, то тут некоторые свои вещицы, но это уж чересчур.

— Я просто не подумала. — Она подняла на него глаза. — Но ты упомянул две проблемы. Какая вторая?

— Полицейские здесь не из-за нашего рандеву в библиотеке. У них ордер на обыск моей квартиры, и один из них ждет, чтобы забрать меня в участок на допрос.

— Допрос? По поводу чего?

Он вздохнул.

— Меня обвиняют в том, что я делаю порнографические фотографии несовершеннолетних девочек. Они считают, я пытаюсь продать их различным порножурналам.

Она заморгала.

— Что-что?

Адам приоткрыл дверь, положив на нее руку.

— Мой самозванец снова дает о себе знать. Я попытался объяснить им это, но сомневаюсь, что они мне поверили. Надеюсь, все прояснится, когда мы приедем в участок.

— Постой, Адам…

Он выглянул за дверь.

— Коп уже нервничает, а тебе пора на работу. — Он повернулся и поцеловал ее. — Я люблю тебя, Джо. Вернусь, как только смогу.

И он ушел прежде, чем она успела остановить его.

Джози быстро оделась, затем рывком распахнула дверь в гостиную.

Адама там уже не было.

Посреди гостиной стоял незнакомец в темно-сером костюме и руководил группой полицейских в униформе, которые методично обыскивали квартиру.

— Вы, должно быть, мисс Синклер.

— Да, — ответила она, удивляясь, что он знает, как ее зовут. Наверное, Адам сказал, что она тут, чтобы они не вошли к ней неожиданно.

— Я детектив Брент. Прошу прощения за вторжение, но мы выполняем свою работу.

— Что ж, я могу вам ее облегчить, — произнесла она. — Адам не тот, кто вам нужен.

— А кто нам нужен? — поинтересовался Брент, скептически вскинув бровь. — Его самозванец?

— Да, — твердо ответила Джози. — Его зовут Ланс Голька. Он выдавал себя за Адама Делани в течение трех месяцев, пока Адам был за границей по заданию журнала «Искатель приключений». Если кто-то пытается продать порнографические фотографии под именем Адама, значит, это дело рук Ланса.

Детектив сложил руки на груди.

— Делани только что сказал нам, что не знает, кто самозванец. Что вы вдвоем объединились, чтобы найти его, но пока вам этого не удалось.

Она сглотнула — полиция может посчитать, что один из них лжет.

— Я видела своего приятеля — то есть бывшего приятеля — на церемонии награждения на прошлой неделе. Он уговорил меня сохранить его секрет, пока он сам не придет к Адаму и не покается.

— Понятно. — Детектив Брент кивнул головой. Джози не знала, поверил он ей или нет. Почему она не призналась Адаму вчера вечером? Но те часы были такими волшебными, что она не хотела их омрачать и решила, что это может подождан, до утра.

— Значит, этот самозванец несколько месяцев выдавал себя за Адама Делани, — проговорил Брент. — И вы хотите сказать, что никто не заметил разницы между ними?

— Все не так просто, — начала она. — Ланс выдавал себя за Адама только среди тех, кто его не знал. Он вел себя очень осторожно, не показываясь на глаза знакомым Адама.

Только теперь Джози поняла, как хитро вел себя Ланс. И, похоже, его обещания во всем признаться Адаму были просто способом выиграть время. Она поглядела на детектива Брента и заметила, что вид у того весьма скептический.

— Я понимаю, в это трудно поверить, но Ланс знал о жизни Адама буквально все, вплоть до мельчайших подробностей. Поэтому знал, каких людей следует избегать. Я не могу объяснить, почему он это делал, я просто хотела дать ему шанс самому исправить свою ошибку, но после этого…

— Давайте кое-что проясним, — прервал ее детектив. — Этот самозванец был вашим приятелем?

— Да. — Джози лихорадочно пыталась подобрать объяснение, которое бы не выглядело бессмысленным. — Но в то время я еще не знала, что он выдавал себя за Адама Делани. Я считала, что он и есть Адам Делани. А потом я встретила настоящего Адама.

— И теперь он ваш приятель, — сделал вывод детектив Брент, бросив выразительный взгляд на открытую дверь спальни, за которой виднелась смятая постель.

Щеки ей залил румянец.

— Мои отношения с Адамом здесь ни при чем. В любом случае вы обвиняете не того человека.

— Не обижайтесь, мисс Синклер, — сказал детектив, — но ваши с Делани истории о так называемом самозванце не стыкуются. Если самозванец на самом деле существует, почему ни один из вас до сих пор не заявил в полицию?

— Мы хотели справиться с этим сами, — ответила она, понимая, как неубедительно это звучит. — Хотели попробовать найти его самостоятельно, прежде чем вмешивать полицию.

— Ну что ж, теперь мы вмешались, — подытожил детектив Брент. — Не беспокойтесь, мы проверим ваши слова, мисс Синклер, и свяжемся с вами, если возникнут еще вопросы. Прошу вас не покидать города, пока все обстоятельства этого дела не будут выяснены.

Он не поверил ни ей, ни Адаму. В сущности, он намекает, что она тоже может быть замешана в преступлении!

Понимая, что спорить бесполезно, она направилась к двери. Из-за угла кухни выглянул недовольный Горацио. Джози тоже была расстроена, но злилась больше на себя, чем на полицейских. Это она виновата, что Адам под следствием. Если бы она разоблачила Ланса еще в «Соснах», ничего этого не случилось бы.

Теперь надо было найти способ все это остановить.

Три часа спустя Адам приехал в библиотеку. Все это время он пытался убедить полицейских, что порнографические снимки сделаны его самозванцем. Когда же они начали утверждать, что Джози может быть замешана в преступлении, он понял, что пришло время вызывать подкрепление.

Он позвонил своему частному детективу Коулу Рафферти с просьбой приехать в участок и подтвердить его слова. Рафферти — бывший коп, что придает ему больше веса и благонадежности в глазах полиции. Рафферти рассказал им, что Адам нанял его расследовать действия человека, выдававшего себя за него, и копы его отпустили.

Вот тогда-то он и обнаружил, что единственным свидетельством против него был конверт с сомнительными фотографиями полуголых девушек-подростков. Фотографии с отпечатками пальцев, которые ему не принадлежали.

Он примчался в библиотеку, чтобы сказать Джози, что обвинения против него сняты, и увидел, что ее стол пуст.

— Могу вам чем-то помочь? — послышался голос позади него.

Он повернулся — сзади стояла среднего возраста женщина с платиновыми волосами и проницательными карими глазами.

— Я ищу Джози.

Она поджала губы.

— Вы, должно быть, мистер Делани.

— Верно. — Уж не побывала ли здесь полиция? — Мне нужно поговорить с ней как можно быстрее.

— Извините, мистер Делани, но Джози нет.

Он поглядел на свои часы.

— А разве сегодня она не должна быть на работе?

— Да, но она позвонила и сказала, что заболела. У нее был какой-то странный голос по телефону.

Внутри у него все сжалось. Джози не могла поверить этим обвинениям против него, ведь нет? Он отбросил эту мысль. Одним из качеств, которыми он в ней восхищался, была преданность.

Через десять минут он затормозил возле ее дома, припарковавшись за белым седаном.

Входная дверь была настежь распахнута, и Джози в холле разговаривала с каким-то мужчиной.

Этим мужчиной был Ланс Голька.

Адам пошел по дорожке. Интересно, какого дьявола Ланс тут делает? Он получил ответ, увидев, как его бывший сокурсник обнял ее. Адам резко остановился, земля качнулась у него под ногами, когда ужасная правда наконец дошла до него.

Он нашел своего самозванца.

— Пожалуйста, Джози, — молил Ланс, — дай мне еще один шанс. Я знаю, на этот раз у нас все получится.

Ее бывший друг только что заключил ее в яростные медвежьи объятья, такие крепкие, что она не могла вздохнуть. Уйдя из квартиры Адама, она позвонила на номер сотового Ланса и попросила его приехать к ней домой как можно скорее, надеясь убедить его пойти в полицию и во всем признаться. К ее удивлению, он легко согласился, даже попросил ее отвезти его в полицейский участок.

Но сейчас, похоже, передумал.

— Я знаю, что натворил глупостей, — продолжал он, — но мы можем начать все сначала. Мы сядем в мой седан и будем гнать до тех пор, пока все проблемы не окажутся позади. Я люблю тебя, Джози Синклер. Ты же знаешь, что люблю.

Ну, хватит с нее. Она вырвалась из его объятий и в этот момент увидела на крыльце Адама.

— Что, черт возьми, здесь происходят? — прорычал тот, переводя разъяренный взгляд с одного на другого.

Ланс загородил ее.

— Извини, что тебе пришлось все узнать таким образом, Делани. Мы с Джози не хотели причинить тебе боль.

— Адам, это не то, что ты думаешь, — сказала Джози, выходя из-за спины Ланса.

— Ты хочешь сказать, что Ланс не мой самозванец?

Она сглотнула. Больше она не могла ему лгать.

— Да, это он.

— И ты знала это с самого начала. Окручивала меня, делая вид, что тебе это неприятно. — Лицо у него покраснело от ярости. — А забраться в мою постель в ту первую ночь тоже было частью плана?

— Ну, хватит, — огрызнулся Ланс. — Джози ни в чем не виновата. Единственное, в чем ты можешь ее обвинить, это в том, что она слишком дорожит мною. Все остальное — моя вина.

Адам шагнул вперед, сжав кулаки.

— О да, несомненно твоя, Голька. Какого дьявола ты влез в мою жизнь?

— Просто чтобы попробовать то, что должно было быть моим, — ответил Ланс отнюдь не раскаивающимся тоном. — Ты победил в фотоконкурсе, в котором хотел участвовать я. Ты получал работу, о которой я всегда мечтал. Тебе все прекрасно удается, Адам, благодаря тому конкурсу. Благодаря мне. Я считаю, что ты мне должен.

Джози уставилась на своего бывшего приятеля, он открывался перед ней такой стороной, о которой она не имела никакого представления: лицемерной, эгоистичной, подлой. Какой же дурой она была, сохраняя его тайну!

— Черта с два, — прорычал Адам, не глядя на нее. Он вел себя так, словно ее здесь не было. — Ты украл часть моей жизни и при этом чуть не погубил меня, — кипятился Адам. — Я тебе ни черта не должен.

Джози закрыла глаза, гадая, что может быть хуже. Ей не пришлось долго ждать.

— А ты украл мою девушку, — огрызнулся Ланс, вздернув подбородок. — Правда, ненадолго. Так что мы квиты. Получай свою жизнь обратно, а мне нужна Джози.

— Прекрасно. — Челюсти у Адама сжались. — Забирай ее. — Он развернулся и ринулся с крыльца.

— Подожди, — крикнула Джози, но Ланс схватил ее за руку.

— Пусть идет, Джози, Адам Делани не подходит тебе. Он даже не захотел остаться и побороться за тебя.

Она вырвалась, но к тому времени, когда она добежала до тротуара, Адам уже удалялся на своем «камаро».

Подошел Ланс и встал рядом.

— Я не шутил, Джози, я хочу начать все сначала, с чистого листа. Больше никакой лжи, никакого Адама. Думаю, у нас все получится.

Она медленно повернулась к нему, представив, какова была бы жизнь с Лансом. Они бы придерживались безопасного пути, променяв чувства на прагматизм.

Джози могла лишь благодарить судьбу за то, что наплевала на осторожность. За последние недели с Адамом она испытала больше радости, боли, приключений, опасности, чем за всю свою жизнь. И она ни о чем не жалеет.

Ланс взял ее за руку, ошибочно принимая ее молчание за обдумывание его предложения.

— Скажи, что будешь моей женой. Выходи за меня, Джози.

Эти слова когда-то доставили бы ей удовольствие. Брак без любви — безопасный, но пустой. Одинокий. Жизнь с Адамом не сулила гарантий, но худшей бедой, которая могла ее постичь, была бы жизнь без любви.

— Я не могу выйти за тебя, Ланс.

Он сник.

— Ты любишь его.

— Да.

— Значит, Адам опять выигрывает. — Он отпустил ее руку, лицо стало холодным. — Он отнял у меня мою карьеру, мою жизнь, а теперь и мою женщину.

Ей захотелось вытряхнуть из него эту нескончаемую жалость к себе и заставить взглянуть правде в глаза.

— Как я могла быть твоей, Ланс, когда даже не знала, кто ты есть? Не уверена, что ты сам это знаешь. Прекрати жить жизнью Адама и начни жить своей собственной.

Он сделал глубокий вдох и покачал головой.

— Ты так говоришь, будто это просто.

— Это не просто, это трудно, страшно и неопределенно. Но именно это делает жизнь волнующей. Если хочешь быть фотографом, будь им. Но используя собственное имя и собственный талант. — Она вздрогнула, вспомнив еще одно требование. — И с моделями старше восемнадцати.

— Те девчонки заверили меня, что они совершеннолетние, — проговорил Ланс. — Они даже расписки написали.

— Тогда покажи их в полиции, и тебе, возможно, не предъявят обвинения.

— Как же! Адам, небось, пожелает запереть меня и ключ выбросить в море. Никогда не видел его таким злым.

Она тоже. Но еще она видела боль. Неприкрытую боль, которая блестела, как осколки янтаря, в его глазах. Она так боялась страданий, что не задумывалась, какие страдания может причинить ему.

— Итак, что ты собираешься делать?

Ланс ненадолго погрузился в раздумья, затем поглядел на Джози.

— Если я пойду в полицию, ты пойдешь со мной? — Он встретился с ней взглядом. — Помоги мне сделать только первый шаг. Иначе я могу струсить. Я устал убегать, Джози, но к другому не привык.

Джози словно видела себя самое. Джозефина Синклер тоже боялась жизни до тех пор, пока Адам Делани не ворвался в нее. И все же она должна благодарить Ланса: без него они с Адамом никогда бы не встретились.

— Ладно, — согласилась она наконец. — Я возьму свою машину и поеду за тобой в участок.

— А что мне делать потом, после того как разберусь в полиции? То есть если они не предъявят мне обвинений?

— Это зависит от тебя. — Она пошла в дом за своей сумочкой.

— Да, наверное, — пробормотал Ланс. — Я столько лет хотел быть Адамом Делани, что уже даже не знаю, кто я такой. Пожалуй, пора это выяснить.

— Я верю в тебя, Ланс, — сказала Джози, пытаясь оставаться сильной. — Это все, что тебе нужно. Вера и, возможно, немножко удачи.

— Я знаю. — Ланс вытащил из кармана ключи от машины. — Думаю, мне тоже надо пожелать тебе удачи, Джози. Я имею в виду — с Адамом.

— Спасибо. — Удача ей определенно понадобится.

 

Глава четырнадцатая

Джози едва не обезумела, пока добиралась до квартиры Адама. Прошло несколько часов с тех пор, как он умчался прочь от ее дома на своем «камаро». К несчастью, признание Ланса в полиции заняло больше времени, чем она ожидала. В конечном итоге девушки и их родители согласились не предъявлять обвинений, если он уничтожит все фотографии, негативы и не проявленные пленки.

Ланс с готовностью согласился, хотя был удивлен, что Адам до сих пор не заявил на него. Джози тоже удивилась, но ей уже было все равно. Единственное, чего ей хотелось, — это увидеть Адама, заставить его выслушать ее и понять, что она его любит и не хотела причинить ему страдания.

Джози позвонила в дверь. Адам не открыл. Она позвонила еще раз, решительно настроенная не уходить, пока он не выслушает ее.

— Он уехал, — произнес за спиной грубоватый голос.

Она обернулась и увидела в коридоре мужчину.

Дверь в его квартиру была полуоткрыта. Средних лет, небритый, с банкой пива в руке, футболка обтягивает выпирающий живот. Судя по описанию Адама, это мог быть только Клайд Бакли.

— Уехал? — переспросила она. — Вы имеете в виду Адама?

— Именно. Отчалил пару часов назад. Упаковал сумки — и был таков.

Она воззрилась на него, не желая в это верить.

— А куда?

Человек пожал плечами.

— Точно не помню. То ли Ниагарский водопад, то ли Найроби. В общем, что-то на «н».

— А вы уверены?

— С какой стати мне врать? — насупился Бакли. — Я человек надежный, хотя Делани и отказался от моего предложения присмотреть за его чертовым котярой. Взял эту животину с собой.

Эта новость давала некоторую надежду: вряд ли Адам потащил бы Горацио с собой на край света.

— Сказал, что у него есть друг, который присмотрит за блохастым. И все бормотал насчет того, что не осталось людей, которым можно доверять.

Она обессилено привалилась к стене: сама виновата. Адам все еще зол на нее, хуже того, он убегает. Не исключено, что он уже на пути к тому месту на букву «н». Наверное, можно попытать счастья в журнале, но они наверняка не сообщают информацию подобного рода.

А это значит, что ей придется ждать его возвращения из командировки. Мысленно подсчитывая полагающиеся ей отпускные дни, Джози подумала, что, как только Адам вернется, она будет рядом с ним каждую секунду, чтоб наверстать упущенное время.

— У Делани всегда был аспирин, — проворчал Бакли, направляясь в свою квартиру. — Надеюсь, новый жилец не окажется скупердяем.

— Новый жилец? — Джози положила руку на дверь, не давая ему закрыть ее. — О чем вы говорите?

— Новый квартиросъемщик. Делани сюда не вернется.

Джози качнулась назад, и дверь захлопнулась у нее перед носом. Она постояла в коридоре в одиночестве, пытаясь осмыслить, что на самом деле Адам ушел. Но потом шок обернулся негодованием. Как он посмел так легко отказаться от нее! Она любит его и не позволит вот так сбежать.

Чего бы ей это ни стоило.

Три дня спустя Джози сидела в Денверском международном аэропорту. Голос в громкоговорителе сообщил, что объявляется посадка на рейс номер сто восемнадцать Нью-Йорк — Париж — Новая Зеландия.

Это ее самолет.

Все выходные она готовилась к этой поездке, но все ли предусмотрела? Взгляд упал на список, и она быстро его пробежала.

1. Установить местонахождение Адама.

Джози выловила Шондру в баре «Аллигатор», где та по выходным подрабатывала барменшей. Вначале Шондра не хотела говорить, где Адам, но в конце концов Джози убедила ее, что ни за что не отступится. Она поговорила с Шондрой начистоту и даже выпила ирландского чая со льдом, чем завоевала уважение последней.

Это было легко, труднее оказалось убедить себя, что она справится со всеми трудностями, поджидающими ее в необитаемых дебрях западного побережья Новой Зеландии. Адам находится на фотосъемках где-то возле городка Харихари. Ей понадобится три дня, чтобы добраться до Квинстауна в Новой Зеландии. Оттуда придется лететь на вертолете до того места, где находится Адам. Подготовка к путешествию подвела ее к следующему пункту списка:

2. Узнать все о Новой Зеландии.

Всю субботу она просидела в Интернете и библиотеке и познакомилась со всеми аспектами предстоящей поездки. Джози узнала все о новозеландском климате, о некоторых местных растениях и животных. О ядовитых змеях можно было не беспокоиться, зато там полно москитов и песчаных блох.

Она перевела взгляд на следующий пункт плана:

3. Снять деньги с банковского счета.

Один только билет на самолет практически подчистил ее единственную кредитную карточку. А это значило, что большую часть сбережений придется использовать на гостиницы, еду, переезд в Новую Зеландию и другие нужды.

Голос из громкоговорителя вторично объявил посадку на рейс сто восемнадцать до Новой Зеландии.

Джози просмотрела остальной список. Кажется, она все предусмотрела — за исключением того, что Адам может ее отвергнуть. Но над этим она подумает в самолете. Подняв с пола сумку, она двинулась к посадочному проходу.

— Джози!

Она обернулась и увидела бегущую к ней Эвелин Майерсон.

— Я так рада, что успела. — Эвелин задыхалась от бега.

— Что случилось? — спросила Джози.

— Вам звонили в библиотеку. Женщина по имени Шондра из журнала.

Неужели Адам вернулся?

— Шондра О'Коннер? Что она сказала?

— Нам лучше присесть. — Эвелин шагнула поближе к ней и положила руку ей на плечо.

Страх дурного предчувствия парализовал Джози.

— Говорите.

— Он пропал.

— Пропал, — прошептала Джози. — Пропажа — это плохо, но бывают случаи и похуже.

— Вчера он отправился на фотосъемки в буш и не взял с собой проводника. — Эвелин сделала глубокий вдох. — И назад не вернулся.

— Это не означает, что с ним что-то случилось, — заметила Джози, пытаясь убедить не только Эвелин, но и себя. — Может, ему просто захотелось побродить одному.

— Может быть, — согласилась Эвелин несколько скептически. — Суть в том, что вам теперь нельзя отправляться в это путешествие — неизвестно, что вас там ожидает. Думаю, лучше остаться здесь и подождать новостей. И Шондра согласна со мной.

Однако у Джози не было сомнений.

— Я не могу остаться. Адам может нуждаться во мне.

Эвелин покачала головой.

— Вы ничем ему не поможете, если тоже потеряетесь. Взгляните фактам в лицо, Джози: у вас нет абсолютно никакого опыта выживания в дикой местности, это совершенно не ваша стихия. Кто знает, какие опасности поджидают вас там?

Джози знала, что Эвелин права. Читать о переправе через реку не то же самое, что переправляться через нее.

Прозвенел звонок, за которым последовал голос, возвещавший о последнем приглашении на посадку.

Сейчас или никогда. Перед Джози встал вопрос жизни и смерти в буквальном смысле.

«Заканчивается посадка на рейс сто восемнадцать до Новой Зеландии».

Адам провел неделю в одиночестве, сражаясь со стихиями и преодолевая пересеченную местность западного побережья Новой Зеландии, но так и не сумел выбросить Джози Синклер из головы. Несколько дней назад он сбежал от бдительного ока своего проводника, который вел себя как нянька. Адам разбил лагерь на берегу реки Ватароа, убеждая себя, что прекрасно проводит время.

Но он никогда не умел врать.

В отличие от Джози. Он никак не мог поверить, что она предала его, особенно после того, что у них было в библиотеке. Страсть, которую он видел у нее в глазах, не была ложью. Как и ее желание.

Адам стоял на высокой скале, глядящей в реку, выбирая удачный ракурс для своего следующего снимка. С этого места открывался великолепный вид.

Адам вытащил из рюкзака ярко-оранжевый спасательный пояс и пристегнул к торсу вместе с крюками и карабином. К поясу была прицеплена длинная, очень прочная нейлоновая веревка. Он набросил петлю на ее конце на маленькое дерево, свисающее со скалы, проверив его устойчивость. Потом взял камеру, убедившись, что в ней достаточно пленки и что хватит подзарядки: после того как он повиснет в воздухе, не хотелось бы спускаться, не закончив съемки.

За последнюю неделю он сделал несколько великолепных снимков, и ему не терпелось продолжить. Этот будет лучшим на данный момент — очередной гарантированный номинант на «Приз за безумие». Однако идеальный снимок по-прежнему ускользал от него.

Подергав страховочный пояс, Адам взял камеру и повесил ее на шею. Затем осторожно подошел к краю обрыва. Внизу, всего футах в двадцати, шумел водопад. Прохладные капли упали ему на лицо, заставив закрыть объектив. Эта недешевая камера рассчитана, конечно, на работу в трудных условиях, но не хотелось рисковать без особой необходимости.

Адам придвинулся еще ближе к краю, поднял фотоаппарат и отрегулировал объектив. Мысли снова вернулись к Джози, к тому, чем она сейчас занимается. Работает в библиотеке? Нет, скорее всего, учитывая разницу во времени, спит в своей постели.

Или в постели Ланса.

Он поскользнулся на скользкой, мшистой поверхности камня, едва не потеряв равновесие. Пытаясь удержаться на ногах, потянулся к свисающей ветке дерева — и промахнулся. Не успел Адам опомниться, как оказался висящим в воздухе, раскачиваясь взад-вперед на страховочном поясе, который удерживал его от падения.

— Замечательно, — пробормотал он, пытаясь хладнокровно оценить положение. Оно выглядело не слишком обнадеживающим. Он попробовал раскачаться посильнее, отталкиваясь в воздухе ногами, как делал это в детстве на качелях, только страховка была слишком короткой и не давала возможности достать до скалы. Он попытался подтянуться на руках по веревке, но она была слишком тонкой и скользкой и не позволяла как следует ухватиться.

Так он и болтался в воздухе, размышляя над тем, что, вполне вероятно, в следующем году призом за безумие он будет награжден посмертно. Рот Адама скривился в ироничной улыбке: он поскользнулся, думая о Джози, что лишний раз доказывало, что ему от нее не убежать. Она в его сердце и мыслях все двадцать четыре часа в сутки. Он любит ее и всегда будет любить.

Только теперь говорить об этом поздно. О да, он заслужил награду — за трусость, что не имел смелости остаться в Денвере и бороться за нее.

Время шло, Адам висел над водопадом, гадая, сколько сумеет продержаться без еды и питья. В последние три дня он не встретил ни души, так что шанс получить помощь невелик. В середине дня его сморила усталость, и он обнаружил, что время от времени отключается и сквозь туман полудремы проскальзывает образ Джози.

— Адам, ты живой?

Он открыл глаза и увидел ее на краю скалы. Он снова закрыл их, не желая просыпаться и потерять этот образ.

— Адам!

Ему почудился запах жасмина. Затем что-то ударило его в живот, и он опять открыл глаза. Джози из сна швырялась в него комьями земли. Один ударил его по коленке, другой заехал в локоть, после чего он окончательно пришел в себя.

— Эй, больно! — крикнул он, потирая локоть. Затем прищурился. — Джози?

Может, у него галлюцинации? День был не жаркий, но он провисел на солнце несколько часов. Джози просто не может находиться в Новой Зеландии, тем более стоять на берегу Ватароа.

— С тобой все в порядке, Адам? — спросила она с тревогой. За плечами у нее висел рюкзак цвета хаки, на ней были высокие походные ботинки и шляпа, закрывающая волосы.

— Локоть немного саднит, а в остальном полный порядок. — Похоже, это не видение. — Вот, решил тут немного повисеть.

— Это не смешно, — отчеканила она. — Не могу поверить, что ты выкинул такое ради какой-то глупой фотографии! С этого момента тебе не разрешается так бездумно рисковать жизнью.

— И кто же это говорит? — вызывающе спросил он. Еще никогда в жизни он не был гак счастлив услышать отповедь.

— Я, — ответила она, упрямо сложив руки на груди. — Тебе определенно нужна нянька. У меня в рюкзаке солнцезащитный крем, а также эффективное средство от комаров и бинты. Я принесла бутылку воды про запас, витамины, аспирин…

Пока Джози перечисляла свой длинный список, он думал, что никогда еще она не казалась ему красивее, несмотря на облупившийся нос и слипшиеся пряди, выбившиеся из-под шляпы.

— Как ты меня нашла?

— Твой проводник напал на твой след через два дня после того, как ты удрал. Видимо, ты оказался таким плохим клиентом, что он был счастлив избавиться от тебя не меньше, чем ты от него. Разумеется, он не знал, что ты попал в такую передрягу.

— Это объясняет, как ты нашла меня, но не объясняет, почему ты здесь.

— Я здесь, потому что люблю тебя, Адам. Я последую за тобой повсюду, если придется, лишь бы ты был жив и здоров.

У него закружилась голова, но оставалось еще кое-что, что он должен был знать.

— А как же Ланс?

Она шагнула ближе.

— В первый раз я увидела Ланса на церемонии, и он попросил меня позволить ему самому обо всем тебе рассказать. Я поверила ему, и напрасно.

— Значит, ты не любишь его?

— Есть только один мужчина, которого я люблю. — Она улыбнулась. — Мужчина, который может довести меня до белого каления и сделать невероятно счастливой. Мужчина, о котором я мечтаю день и ночь. Это ты, Адам, только ты, и я намерена повторять это тебе до тех пор, пока не поверишь. Даже если придется отправиться за тобой в Гималаи, или плыть по Нилу, или пересечь Сахару на верблюде.

— А в Окарико со мной поедешь? — спросил он. Слезы облегчения и радости заблестели у нее на глазах.

— Я поеду за тобой куда угодно, Адам. Будь то двадцать миль или две тысячи. Но зачем ты хочешь ехать в Окарико?

Он улыбнулся.

— Потому что это прекрасное место для медового месяца.

Ее улыбка стала шире.

— О, Адам! Я так люблю тебя.

— Тогда вытащи меня отсюда.

Она подняла веревку, которую он оставил на земле, и бросила ему один конец. Он поймал его на лету и подтянулся, перебирая руками, к тому месту, где она стояла на скале. Когда его ноги оказались на твердой земле, Джози с радостным криком повисла у него на шее.

— Подожди, — сказал Адам, отступая немного назад. Он снял через голову камеру; установил таймер и осторожно поставил ее на каменный выступ перед ними.

Потом он поспешно вернулся к Джози., быстренько отряхнул землю с помятой одежды и потер трехдневную щетину на лице.

Джози подняла к нему лицо, вспотевшее, испачканное грязью, шляпа съехала почти до бровей.

Адам притянул ее в объятия, прижал к себе и за глянул ей в глаза.

— После стольких лет я наконец нашел то, что так долго искал. Что гнало меня на вершины самых высоких гор и на дно бездонных ущелий по всему миру.

— И что же это?

— Идеальный снимок, — ответил он, когда камера зажужжала, запечатлевая их в объятиях друг друга.

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам