На следующий день все сотрудники журнала «Искатель приключений» поняли, что от Адама лучше держаться подальше. Все, за исключением Вуди — тот был тошнотворно веселым.

— Я влюблен, — объявил он, входя в кабинет Адама вальсирующей походкой. — Погляди, правда, она обалденная?

Адам поднял взгляд от разобранной камеры на своем столе и увидел размытый снимок девушки, еще не просохший от принтерной краски.

— Трудно сказать.

— Она обалденная, — не унимался Вуди, любовно взирая на фотографию. — И умница, и красавица, и без ума от меня.

— Или просто без ума, — пробормотал Адам, осторожно протирая линзы. — А откуда ты вообще знаешь, что это ее настоящее фото?

— Я и не знаю, — с усмешкой признался Вуди. — Но скоро узнаю. Завтра вечером у нас свидание.

Адам поглядел на него.

— Она живет в Денвере?

— Скотсблафф, Небраска, — сообщил Вуди. — Она работает там медсестрой в больнице, но берет отгулы, чтобы приехать сюда и встретиться со мной.

— Что ж, удачи, — пожелал Адам. Лично он проведет предстоящий уикенд с Горацио. Его кот — единственная компания, которую он в данный момент в состоянии выдержать. По крайней мере Горацио не будет то и дело напоминать о Джози, как Бен, его практикантка и даже Шондра, которые все утро знай себе талдычили, как она им понравилась, когда они узнали ее получше.

Адам, напротив, сомневался, что вообще знал ее. Прошлым вечером на крыше он был настолько глуп, что поверил, что они наконец-то соединились — не только физически, но и эмоционально. Он уже был готов объявить победу, когда она сказала о своем друге — том самозванце.

Что, черт возьми, на нее нашло? А на него? Почему все утро он думает о женщине, которая любит человека, пытающегося испортить ему жизнь?

Да потому что он полюбил ее.

Этот ответ пришел непрошеным, и Адам быстренько задвинул его обратно. Адам Делани не влюбляется, у него нет времени, единственная его любовь — его работа. В его жизни просто нет места ни для чего и ни для кого еще.

— Эй, Адам, вернись на землю.

Он поднял глаза и увидел Вуди по другую сторону стола.

— А, ты еще здесь…

— Я-то здесь, а вот где был ты? — Вуди вскинул руки с ухмылкой на лице. — Нет, дай я угадаю. Ты блуждал по планете Джози.

— Ошибаешься, — огрызнулся Адам, вновь возвращаясь к чистке фотокамеры.

— Думаю, нет, — не унимался Вуди, усевшись на угол стола. — Это объясняет твое дурное настроение сегодня утром. Когда я уходил из зала, ты был в баре и держал виски в одной руке и туфли Джози в другой. А что случилось с ней?

— Она ушла домой.

— Домой? — Вуди наморщил лоб. — Одна? И без туфель?

— Не проси меня объяснять женские поступки, — проворчал Адам, жалея, что не воздержался вчера от виски, — в голове запульсировала боль.

— Но ты же знаток женщин. Поэтому я и пришел к тебе за романтическим советом.

— Ну да, я настоящий эксперт.

Вуди рассмеялся.

— По женщинам ты, может, и специалист, зато я дока в любви, а у тебя в наличии все классические симптомы.

Адам фыркнул.

— Ты, друг милый, случайно не напробовался этих своих галлюциногенов?

— Это я-то? — возмутился Вуди. — Да я еще никогда не видел тебя в таком настроении. Чтобы ты так смотрел на женщину, как вчера на Джози? И в последнее время ты почти ничего не пил — ну, пока она не убежала от тебя, как Золушка с бала.

— Собираюсь сегодня вечером в бар «Аллигатор». Айда со мной?

Вуди игнорировал приглашение.

— Еще один классический симптом — топить свои печали в вине. Вот ответь: ты ловишь себя на том, что постоянно думаешь о ней? Перебираешь в уме все, что она сказала, и что ты сказал, и что это значит? Всякие мелочи постоянно напоминают тебе о ней?

— Ничего похожего, — солгал Адам.

Вуди пожал худыми плечами.

— Ну, может, я и ошибаюсь.

— Ясное дело. — Адам уже понимал, что лжет не только Вуди, но и самому себе. Все, что парень сказал, правда — он втюрился в Джози. Он понял это вчера вечером, когда она сказала, что у нее есть друг. Ревность, слепая и горячая, всколыхнулась сейчас вновь.

А почему, собственно, он так сопротивляется самой мысли влюбиться в нее? Он еще никогда не отступал перед вызовом, а отношения с Джози могут оказаться самым большим приключением в его жизни. Ни одна женщина не зажигала в нем такого огня, и ни с одной ему не было так интересно.

Теперь только остается убедить ее, что они должны быть вместе. А также убрать с дороги ее дружка-самозванца раз и навсегда.

Пришла пора сменить стратегию.

К утру понедельника Джози все еще не была убеждена, что поступила правильно, решив не рассказывать Адаму про Ланса. Однако она не жалела, что оставила его на крыше. Тем вечером она потеряла голову, захваченная романтикой интимной интерлюдии под звездами.

Теперь, при свете дня, она сознавала, что это была иллюзия. Единственная причина, по которой она нужна Адаму, — это отыскать его самозванца. Тот поцелуй не значил для него ничего особенного. Он же мужчина, а какой мужчина откажется, когда женщина сама предлагает себя? Та ночь, которую она провела в его постели, — яркое тому доказательство.

Джози потеряла туфли, но сохранила сердце, и теперь чувствует себя сильнее. Безопаснее. Она устояла перед неотразимым обаянием Адама и опасным влечением собственной страсти.

Она вернулась к работе, увлекшись поисками материалов о древнем народе майя. До тех пор, пока ее не окутал аромат жасмина. Подняв глаза, она увидела у своего стола посыльного, державшего в руках растение в горшке.

— Джозефина Синклер? — спросил он.

Она отложила ручку.

— Да.

— Это для вас. — Он поставил горшок на пустой угол стола, вытащил карточку из растения и подал ей. — Приятного дня.

— Спасибо, — пробормотала она автоматически, опуская глаза на напечатанный на карточке текст.

«Джо, аромат жасмина всегда будет напоминать мне о тебе. Спасибо, что помогла в поисках самозванца. Единственное, о чем я прошу, — это еще одно совместное приключение — поездка в мой родной город, Плезант-Вэлли, на ежегодный городской пикник. Если моего самозванца там нет, я буду готов двигаться по жизни дальше. Пожалуйста, скажи, что поедешь. Адам».

Джози прочла карточку еще раз, нежно провела пальцем по его имени. Ей двадцать семь лет, и ни один мужчина не присылал ей цветов.

Похоже, Ланс еще не признался. Она знала, что Адам не найдет своего самозванца на ежегодном городском пикнике. Еще одна, последняя уступка бесшабашной стороне своей натуры, и она вернется к спокойной, размеренной жизни.

О чем она думает? Джози положила карточку на стол и взялась за телефон с твердым намерением отказаться от приглашения.

Он ответил после первого звонка, и при звуке его голоса ее непоколебимость дрогнула.

— Джо?

— Как ты узнал, что это я?

— У меня стоит определитель номера по Денверу. Он показывает городскую публичную библиотеку.

Она улыбнулась.

— Спасибо за жасмин. Он прелесть.

— Не за что.

Нервно скручивая в руке телефонный провод, она сказала:

— Насчет этого уикенда…

— Я думаю, будет очень весело, — прервал Адам. — Хорошая еда и хорошие люди.

Она заколебалась: стоит ли рискнуть? Хотя, с другой стороны, каким еще способом проверить свой иммунитет к нему? Это, возможно, единственный путь оставить Адама в прошлом и жить дальше. А если Ланс к тому времени не признается, она расскажет ему правду, и он тоже сможет продолжать жить своей жизнью.

— Звучит заманчиво, — ответила она наконец. — Тогда я еду.

— Отлично, — воскликнул Адам. — Я заеду за тобой в субботу в десять утра, мы как раз успеем к ленчу.

Она не хотела вешать трубку, но больше сказать было нечего.

— Ну, тогда до встречи.

— Я буду с нетерпением ждать ее.

Повесив трубку, девушка с удивлением обнаружила, что у нее вспотели ладони. Ощущение опасности, казалось, повисло в воздухе, которым она дышала. Устоять против Адама один раз было дьявольски трудно, но дважды — может оказаться невозможным.

Правда, он не делал ей каких-то романтических намеков во время телефонного разговора, в их беседе не было никакой сексуальной подоплеки. Возможно, он в конце концов сдался. Или обратил свое внимание на кого-то другого.

Эта мысль заставила ее задуматься. Она нужна ему лишь для того, чтобы обнаружить самозванца. Она просто-напросто преувеличивает значение его приглашения, даже несмотря на жасмин.

Старший библиотекарь подошла к ее столу и остановилась, любуясь жасмином.

— Где вы нашли это прелестное растение?

— Один друг прислал, — уклончиво ответила Джози.

Директриса выгнула бровь.

— Должна сказать, у него прекрасный вкус. Это ведь мужчина, да?

— Да, — призналась Джози. — Его зовут Адам. Адам Делани.

— Адам Делани, — повторила Эвелин, слегка нахмурившись. — Это имя определенно мне знакомо. Он не из наших постоянных читателей?

— Нет, Адам — фотограф журнала «Искатель приключений».

Библиотекарша кивнула.

— Точно. В наших архивах есть несколько номеров этого журнала. — Она прищурилась. — Это тот самый мужчина, который кричал на вас на прошлой неделе?

— Он, в общем-то, не кричал, но да, это был Адам.

— Гм. — Эвелин оторвала засохший листик у основания растения. — Вижу, он пытается искупить свою вину. Что ж, хорошее начало. Он совсем недавно получил какую-то награду, верно? Мне кажется, я что-то читала об этом в выходные.

— Приз за безумие, — сказала Джози с нотками гордости в голосе. — За самые рискованные снимки.

Эвелин поежилась.

— Я видела некоторые из них в «Искателе». В последнем номере напечатаны его фотографии из центральноамериканских джунглей. Просто чудо, что этот человек еще жив.

Джози не хотелось даже думать о риске, на который постоянно идет Адам. Как только он узнает, что Ланс Голька и есть его самозванец, он сразу же отправится в очередную опасную командировку. Она закусила губу: может, лучше не говорить ему и тем самым сохранить его целым и невредимым?

— Что-нибудь случилось? — спросила Эвелин. — Вы выглядите встревоженной.

Джози тряхнула головой.

— Нет, все прекрасно. Я подумала, нельзя ли изменить график работы? Я дежурю в субботу, но мне нужно уехать.

Эвелин на секунду задумалась.

— Думаю, с этим проблем не будет, если вы не против отработать в следующую субботу.

— Конечно, — согласилась Джози. — Спасибо, Эвелин, я вам очень благодарна.

Начальница наклонилась понюхать жасмин, на миг прикрыв глаза от густого аромата.

— Вам надо научиться ухаживать за жасмином. Колорадо — не его естественная среда обитания.

Джози кивнула.

— Да, конечно.

Директриса пошла было, затем приостановилась и после минутного колебания снова обернулась к Джози.

— Я знаю, что ваша личная жизнь — это ваше дело, но…

— Да? — Джози никогда не видела, чтобы Эвелин не находила нужных слов.

Женщина расправила плечи.

— Но и мир таких людей, как Адам Делани, не является естественной средой для библиотекарш. Пожалуйста, будьте осмотрительны.

Джози кивнула, принимая совет.

— Я всегда осмотрительна.