Джози остановилась у входа в читальный зал, не веря своим глазам: Адам Делани собственной персоной сидел среди членов ее книжного клуба с томом «Грозового перевала» на коленях.

С их поездки в Плезант-Вэлли прошло пять дней. Он несколько раз звонил, но она не брала трубку и не ответила ни на одно из его телефонных посланий. Джози полагала, что намек понятен, но, очевидно, ошиблась. Что делать? Удрать с заседания или предстать перед ним с высоко поднятой головой?

Расправив плечи, она вошла в зал. Вчера Ланс заходил к ней в библиотеку, дал свой новый адрес и заверил, что планирует все рассказать Адаму в этот уикенд. Он уже подкопил денег, чтобы заплатить ему за кое-какое фотооборудование, что он использовал в темной комнате Адама.

Ланс даже намекнул на возобновление отношений с ней, но Джози мягко ответила, что между ними все кончено. Ей нужен мужчина посмелее Ланса. Мужчина, который не боится рисковать.

Садясь на свое место, она упорно избегала взгляда Адама.

— Добрый вечер. Очень рада, что все сегодня пришли.

— Я с трудом осилила эту книгу, — пожаловалась беременная домохозяйка. — Уж очень тягостная.

— «Грозовой перевал» — классический готический роман, — сообщила Джози. Интересно, прочитал ли книгу Адам? В ней определенно содержится несколько уроков, которые ему необходимо усвоить. — Кэти и Хитклиф показывают нам, как столкновение сильных страстей может погубить людей.

— Это потому, что они были идиотами, — прокомментировал Адам.

Она заморгала, опешив от его прямолинейности.

— Идиотами?

Он кивнул.

— Ну, смотрите, они были влюблены, но вместо того, чтобы попытаться найти решение своих проблем, только еще больше осложняли ситуацию.

— Тогда было другое время, — высказала мнение Тина, парикмахер. — Другое общество. Посмотрите, как точно Бронте демонстрирует огромную разницу между классами.

— А я не уверена, что сегодня все так уж сильно отличается, — со вздохом поведала зубной врач. — Любовь, видит Бог, — это всегда очень сложно.

— Она не обязательно должна быть сложной. Если ты только не боишься собственных чувств. Как… Кэти, — продолжал Адам.

— Проблема была в Хитклифе, — возразила Джози. — Он сделал ее жизнь несчастной.

— Только потому, что она все время убегала от него, — ответил Адам.

— Они оба умерли, — сказала Хелен. — Их страсть друг к другу погубила их.

— Вот что может случиться, когда теряешь самообладание, — подытожила Джози, чувствуя, как помимо воли участился пульс. — Слишком многие руководствуются чувствами, а не разумом.

— Но это же просто тоска смертная, — высказалась беременная Нэнси. — Любовь не должна быть ясной и упорядоченной. Она может быть запутанной и непредсказуемой и чудесной в одно и то же время. — Она улыбнулась и положила ладонь на свой выступающий живот. — И в любой момент может привести к неожиданному повороту.

— Некоторым не нравятся неожиданные повороты, — заявил Адам. — Они любят планировать все до мельчайших деталей. А когда эти планы меняются — ударяются в панику. Верно, Джо?

Она встретилась с его взглядом и поняла, что он имеет в виду ту ночь в его постели. Он хотел, чтобы она призналась, что запаниковала. И что неожиданный поворот в ее жизни — это то, что она влюбилась в него. И то и другое правда.

— Впрочем, неважно, — подытожил Адам. — Возможно, я все неправильно понял. — Он встал, сунув книгу под мышку.

— Вы уходите? — удивленно заморгала зубной врач. — Но мы же только начали обсуждение. А у вас так много интересных мыслей. Мы все считаем, что это замечательно — услышать мужскую точку зрения на любовный роман.

У него на лице дернулся мускул.

— Не все. — Он развернулся и вышел из зала.

Джози уставилась ему вслед. Внутри стало холодно и пусто, как на вересковых пустошах в «Грозовом перевале». Но она заставила себя улыбнуться и сделала вид, что все в порядке.

— Итак, что вы все думаете о Локвуде?

— Вы что, совсем рехнулись? — напустилась на нее Хелен. — Вы только что позволили уйти такому мужику и ни слова не сказали, чтобы остановить его?

— Все не так просто, — ответила Джози. — Мы не… совместимы.

— Ой, ради бога, — взмахнула рукой Тина. — Мы с мужем так совместимы, что каждый вечер в восемь часов он засыпает на диване.

Джози попыталась спасти литературную дискуссию:

— Итак, что вы думаете о теме романа? Как она перекликается с сюжетом?

— Не имею ни малейшего понятия, — отрезала Жизель. — Но тема моей жизни явно такова, что хорошего мужчину найти даже не трудно, его найти просто невозможно. Адам Делани произвел на меня впечатление очень хорошего человека. Так что, милая, если он вам не нужен, буду более чем счастлива избавить вас от него.

— Я никогда не говорила, что он мне не нужен, — возразила Джози. — Просто не уверена, что я нужна ему. Навсегда, во всяком случае.

— Судя по его поведению, нужны, — тоскливо проговорила Тина.

— Он принес в прошлый раз такое прелестное платье.

— И вступил в наш клуб, — присовокупила Нэнси. — Нет, вы оглянитесь. Много мужчин вы здесь видите? Он даже осилил «Грозовой перевал». Вот это я называю истинным чувством.

— Я тоже, — согласилась Хелен. — Любому совершенно ясно, что парень без ума от вас.

Все у них выходило так просто. Как будто она может послушаться своего сердца, и к черту последствия. Как сделала ее мама, которая отправилась по зову сердца в неясное будущее? Ну, и кто же оказался счастливее? Она или отец, который цеплялся за надежность прошлого и дорого заплатил за это?

Джози откинулась на стуле. Неужели, избегая пережитой в прошлом боли, она избегает любви? Ланс Голька был ей неопасен, потому что она бы никогда его не полюбила. Но Адам затронул не только ее тело, но и сердце, и душу.

Вот потому-то с тех пор она и убегает от него, слишком боясь влюбиться, чтобы осознать опасность нелюбви. Дни, наполненные одиночеством. Жизнь, полная сожалений. Мечты, которым никогда не суждено сбыться.

Как же она не понимала, что отказ от любви не спасает от разбитого сердца? В сущности, совсем наоборот — практически гарантирует его.

— Я люблю его, — сказала она вслух. — Я люблю Адама Делани.

— Не говори этого нам, — сказала Хелен с улыбкой, — иди скажи ему.

— Скажу, — заявила Джози, чувствуя легкое головокружение и немного нервничая. Но это лучше, чем не чувствовать ничего.

— Это лучшее заседание из всех, что у нас были, — сказала Тина. — Не могу дождаться следующей недели.

— Обожаю Диккенса, — проговорила Нэнси. — Давайте возьмем что-нибудь из него, например «Большие надежды»?

Джози кивнула.

— А как насчет «Робинзона Крузо» через две недели? Я готова внести немного приключений в свою жизнь.

Все с энтузиазмом согласились.

Через двадцать минут, выдворив наконец кружковцев и схватив сумочку, она бросилась к выходу. Какая-то тень между книжных стеллажей заставила ее резко остановиться.

Она увидела Адама.

— Ты напугал меня до полусмерти.

— Похоже, в этом все дело — я пугаю тебя, Джо, и ты не желаешь преодолеть этот страх. Что ж, можешь не беспокоиться, я больше не буду тебе навязываться. Вот. — Он протянул ей пластиковый пакет.

— Что это?

— Твои туфли, которые ты оставила в «Соснах».

— Это единственная причина, по которой ты пришел сюда сегодня? — Разочарование пронизало ее. — Чтобы вернуть туфли?

— Нет. — Он встретился с ней взглядом. — Я пришел потому, что скучал по тебе. Потому что думал, что смогу убедить тебя дать нам еще шанс. Но я себя обманывал. Ты убегаешь от меня с того самого утра, когда проснулась в моей постели. Видимо, пришло время тебя отпустить.

Она сделала глубокий вдох.

— Это очень благородно с твоей стороны, Адам, но так уж случилось, что я не готова отпустить тебя. — Она подняла голову и поцеловала его.

Некоторое время он стоял не шелохнувшись. Когда до него наконец дошло, что происходит, он обнял ее за талию и прижал к себе. Затем поцеловал поцелуем обладания и желания. Огонь Джози не уступал его огню.

Джози почувствовала позади себя деревянный стол, легла на него и потянула на себя Адама. Книги падали на пол, одежда разлеталась в разные стороны, когда они раздевали друг друга, обезумев от желания.

Джози не желала думать ни о чем, кроме того, как сильно любит этого мужчину.

Она застонала вслух, побуждая его продолжать.

— Я… не могу ждать, — выдохнул он, опалив горячим дыханием кожу ключицы. — Джо, посмотри на меня.

Она открыла глаза ему навстречу: Адам хочет, чтобы она знала, что он любит ее, и хочет стереть всякое воспоминание о самозванце из ее сознания навсегда. Он ведь не подозревает, что сделал это в первую же их ночь.

— Я люблю тебя, Адам, — прошептала она в темноту, ласково прижав ладонь к его щеке. — Мой Адам.

При звуке своего имени он погрузился в нее, соединяя их тела и души. Плоть к плоти. Сердце к сердцу.

Адам ртом поймал ее крик освобождения и поцеловал, проваливаясь за ней в желанную пропасть.

— Я говорил, какими стимулирующими нахожу заседания твоего книжного клуба по четвергам? — спросил он, отдышавшись. — Я надеялся, что у меня будет шанс заняться с тобой любовью еще в Плезант-Вэлли.

Она уставилась на него.

— Но ты даже ни разу не поцеловал меня там.

— Я хотел, чтобы ты сделала первый шаг, — сказал он. — Я пытался ухаживать за тобой.

Смех заклокотал у нее в горле.

— Ухаживать? В пещере?

— У меня там были свечи, — признался он. — И шампанское. Я собирался заманить тебя внутрь, но тут ты сказала, что плохо себя чувствуешь, и захотела домой.

— Ох, Адам, — вздохнула она, сознавая, как близки они были к тому, чтобы потерять друг друга. — Не могу поверить…

— По-моему, я что-то слышал.

Джози застыла и прислушалась. Затем тоже услышала звяканье ключа в замке и звуки шагов.

Рука Адама крепче прижала ее к себе, словно защищая.

— Здесь кто-то есть.

— Это сторож, — прошептала она, придя в ужас, что их вот-вот обнаружат.

— Надо смываться, — произнес Адам. Они быстро и тихо оделись, стараясь не привлечь внимания сторожа.

— Тут есть служебный вход, — прошептала она. — Но если мы пойдем этим путем, он может нас заметить.

— Не заметит, если мы устроим отвлекающий маневр. Ты готова к пробежке?

— Готова.

Адам подобрал одну из книг и бросил футов на двадцать. Она шлепнулась на линолеум с громким стуком.

— Эй, — крикнул сторож, двинувшись в сторону шума, — кто там?

— Бежим, — тихо скомандовал Адам.

Джози не заставила просить себя дважды, она понеслась к служебному входу, шлепая босыми ногами по твердому полу.

Они бежали до тех пор, пока не оказались за высокой изгородью, отгораживающей стоянку, за которой их не было видно из библиотеки.

— Мы сделали это, — выдохнула Джози, хватая ртом воздух.

Грудь у Адама тяжело вздымалась. Он перевел дух и жестом защитника обнял ее за талию.

— Бедняга, наверное, думает, что повстречал привидение.

Она покачала головой.

— Нет, скорее всего, он звонит в полицию. У нас бывали случаи, когда бродяги пытались переночевать в библиотеке.

— Значит, тебе ничего не грозит.

Она взглянула на него.

— Правда?

Он крепче прижал ее к себе.

— Да, Джо. Со мной ты всегда будешь в безопасности. Обещаю.

Она наклонилась и поцеловала его, прижавшись грудью к его груди. Дрожь пробежала по ней от этого прикосновения, и она осознала причину этого.

— Мой лифчик, — охнула она. — Я забыла его! Он, должно быть, в библиотеке.

Адам рассмеялся.

— Хорошо, что я был рядом. — Он полез в задний карман и вытащил белую кружевную вещицу. — Хочешь верь, хочешь нет, но я увидел его висящим на книжке, которая называлась «Все, что вам нужно знать о сексе».

— Спасибо, — проговорила она со вздохом облегчения. — Полиция, конечно, вряд ли вышла бы на меня, но не хотелось бы рисковать.

Он усмехнулся.

— Особенно если бы они заставили всех библиотекарш примерять его, как Золушкин хрустальный башмачок.

Она засмеялась.

— А я-то считала, что ты не любитель литературы.

— Просто у меня живое воображение. — В его глазах вспыхнули озорные огоньки. — А в последнее время оно весьма активизировалось благодаря тебе.

— Нам больше не понадобится воображение. — Вдалеке зазвучала сирена, и они поняли, что времени у них не много. — Разве только для того, чтобы придумать алиби. Нам надо уходить отсюда, Адам.

— Просто следуй за мной. — Он протянул ей руку.

— Куда угодно.

Она взяла его за руку, наслаждаясь восхитительным ощущением приключения и любви, заполнившей сердце.