На следующее утро Джози проснулась в постели Адама. Только на этот раз она не содрогнулась от ужаса, наоборот, придвинулась еще ближе, с наслаждением впитывая тепло большого, обнаженного тела.

Почувствовав прикосновение, он открыл свои карие глаза, лениво улыбнулся и прижал ее еще теснее.

— Опять пытаешься меня соблазнить?

— А у меня получается? — поинтересовалась она. Прозвенел дверной звонок, и Адам удрученно застонал, взглянув на часы.

— Еще только семь. Рановато для визитов. Не будем открывать.

— А вдруг что-то срочное?

Адам откинул простыню и неохотно выбрался из постели.

— Срочное, как же, — проворчал он. — Бьюсь об заклад, у Клайда Бакли кончились пиво и чипсы.

— Кто такой Клайд Бакли?

— Мой сосед напротив. Раньше там жила миссис Кланаган, она пекла мне овсяное печенье и обожала Горацио. Бакли же относится к моей квартире как к удобному магазинчику на углу и травит глупые анекдоты.

— Ты всегда такой ворчливый по утрам?

— Только когда попытка соблазнить меня так грубо прерывается. Тебе придется начать все сначала, когда я вернусь.

— Жду с нетерпением, — пообещала она.

Он широко улыбнулся, вышел из спальни и плотно прикрыл за собой дверь. Звонок затрезвонил еще настойчивей.

Джози пошла в ванную. Напевая себе под нос, она причесалась и немного освежилась.

Когда она вернулась, Адам был уже в спальне, но вместо того, чтобы дожидаться ее в постели, был уже полностью одет и завязывал шнурки кроссовок.

— Ты куда-то идешь? — спросила она, озадаченная угрюмым выражением его лица.

Он выпрямился и подошел к ней.

— Джози, это был не мой сосед. Это полиция.

— Полиция? — повторила она. — А что им нужно так рано?

— У них есть несколько вопросов, которые они хотят задать о…

Джози не дала ему закончить:

— Они узнали, что это мы были в библиотеке, да? — Она решительно направилась к двери. — Позволь мне уладить это. Я работник библиотеки и имею полное право находиться там.

— Тут я вижу две проблемы, — возразил он, вставая перед дверью спальни и загораживая ей дорогу. — Во-первых, на тебе нет одежды. — Он улыбнулся уголком рта. — Я знаю, у тебя есть привычка забывать то там, то тут некоторые свои вещицы, но это уж чересчур.

— Я просто не подумала. — Она подняла на него глаза. — Но ты упомянул две проблемы. Какая вторая?

— Полицейские здесь не из-за нашего рандеву в библиотеке. У них ордер на обыск моей квартиры, и один из них ждет, чтобы забрать меня в участок на допрос.

— Допрос? По поводу чего?

Он вздохнул.

— Меня обвиняют в том, что я делаю порнографические фотографии несовершеннолетних девочек. Они считают, я пытаюсь продать их различным порножурналам.

Она заморгала.

— Что-что?

Адам приоткрыл дверь, положив на нее руку.

— Мой самозванец снова дает о себе знать. Я попытался объяснить им это, но сомневаюсь, что они мне поверили. Надеюсь, все прояснится, когда мы приедем в участок.

— Постой, Адам…

Он выглянул за дверь.

— Коп уже нервничает, а тебе пора на работу. — Он повернулся и поцеловал ее. — Я люблю тебя, Джо. Вернусь, как только смогу.

И он ушел прежде, чем она успела остановить его.

Джози быстро оделась, затем рывком распахнула дверь в гостиную.

Адама там уже не было.

Посреди гостиной стоял незнакомец в темно-сером костюме и руководил группой полицейских в униформе, которые методично обыскивали квартиру.

— Вы, должно быть, мисс Синклер.

— Да, — ответила она, удивляясь, что он знает, как ее зовут. Наверное, Адам сказал, что она тут, чтобы они не вошли к ней неожиданно.

— Я детектив Брент. Прошу прощения за вторжение, но мы выполняем свою работу.

— Что ж, я могу вам ее облегчить, — произнесла она. — Адам не тот, кто вам нужен.

— А кто нам нужен? — поинтересовался Брент, скептически вскинув бровь. — Его самозванец?

— Да, — твердо ответила Джози. — Его зовут Ланс Голька. Он выдавал себя за Адама Делани в течение трех месяцев, пока Адам был за границей по заданию журнала «Искатель приключений». Если кто-то пытается продать порнографические фотографии под именем Адама, значит, это дело рук Ланса.

Детектив сложил руки на груди.

— Делани только что сказал нам, что не знает, кто самозванец. Что вы вдвоем объединились, чтобы найти его, но пока вам этого не удалось.

Она сглотнула — полиция может посчитать, что один из них лжет.

— Я видела своего приятеля — то есть бывшего приятеля — на церемонии награждения на прошлой неделе. Он уговорил меня сохранить его секрет, пока он сам не придет к Адаму и не покается.

— Понятно. — Детектив Брент кивнул головой. Джози не знала, поверил он ей или нет. Почему она не призналась Адаму вчера вечером? Но те часы были такими волшебными, что она не хотела их омрачать и решила, что это может подождан, до утра.

— Значит, этот самозванец несколько месяцев выдавал себя за Адама Делани, — проговорил Брент. — И вы хотите сказать, что никто не заметил разницы между ними?

— Все не так просто, — начала она. — Ланс выдавал себя за Адама только среди тех, кто его не знал. Он вел себя очень осторожно, не показываясь на глаза знакомым Адама.

Только теперь Джози поняла, как хитро вел себя Ланс. И, похоже, его обещания во всем признаться Адаму были просто способом выиграть время. Она поглядела на детектива Брента и заметила, что вид у того весьма скептический.

— Я понимаю, в это трудно поверить, но Ланс знал о жизни Адама буквально все, вплоть до мельчайших подробностей. Поэтому знал, каких людей следует избегать. Я не могу объяснить, почему он это делал, я просто хотела дать ему шанс самому исправить свою ошибку, но после этого…

— Давайте кое-что проясним, — прервал ее детектив. — Этот самозванец был вашим приятелем?

— Да. — Джози лихорадочно пыталась подобрать объяснение, которое бы не выглядело бессмысленным. — Но в то время я еще не знала, что он выдавал себя за Адама Делани. Я считала, что он и есть Адам Делани. А потом я встретила настоящего Адама.

— И теперь он ваш приятель, — сделал вывод детектив Брент, бросив выразительный взгляд на открытую дверь спальни, за которой виднелась смятая постель.

Щеки ей залил румянец.

— Мои отношения с Адамом здесь ни при чем. В любом случае вы обвиняете не того человека.

— Не обижайтесь, мисс Синклер, — сказал детектив, — но ваши с Делани истории о так называемом самозванце не стыкуются. Если самозванец на самом деле существует, почему ни один из вас до сих пор не заявил в полицию?

— Мы хотели справиться с этим сами, — ответила она, понимая, как неубедительно это звучит. — Хотели попробовать найти его самостоятельно, прежде чем вмешивать полицию.

— Ну что ж, теперь мы вмешались, — подытожил детектив Брент. — Не беспокойтесь, мы проверим ваши слова, мисс Синклер, и свяжемся с вами, если возникнут еще вопросы. Прошу вас не покидать города, пока все обстоятельства этого дела не будут выяснены.

Он не поверил ни ей, ни Адаму. В сущности, он намекает, что она тоже может быть замешана в преступлении!

Понимая, что спорить бесполезно, она направилась к двери. Из-за угла кухни выглянул недовольный Горацио. Джози тоже была расстроена, но злилась больше на себя, чем на полицейских. Это она виновата, что Адам под следствием. Если бы она разоблачила Ланса еще в «Соснах», ничего этого не случилось бы.

Теперь надо было найти способ все это остановить.

Три часа спустя Адам приехал в библиотеку. Все это время он пытался убедить полицейских, что порнографические снимки сделаны его самозванцем. Когда же они начали утверждать, что Джози может быть замешана в преступлении, он понял, что пришло время вызывать подкрепление.

Он позвонил своему частному детективу Коулу Рафферти с просьбой приехать в участок и подтвердить его слова. Рафферти — бывший коп, что придает ему больше веса и благонадежности в глазах полиции. Рафферти рассказал им, что Адам нанял его расследовать действия человека, выдававшего себя за него, и копы его отпустили.

Вот тогда-то он и обнаружил, что единственным свидетельством против него был конверт с сомнительными фотографиями полуголых девушек-подростков. Фотографии с отпечатками пальцев, которые ему не принадлежали.

Он примчался в библиотеку, чтобы сказать Джози, что обвинения против него сняты, и увидел, что ее стол пуст.

— Могу вам чем-то помочь? — послышался голос позади него.

Он повернулся — сзади стояла среднего возраста женщина с платиновыми волосами и проницательными карими глазами.

— Я ищу Джози.

Она поджала губы.

— Вы, должно быть, мистер Делани.

— Верно. — Уж не побывала ли здесь полиция? — Мне нужно поговорить с ней как можно быстрее.

— Извините, мистер Делани, но Джози нет.

Он поглядел на свои часы.

— А разве сегодня она не должна быть на работе?

— Да, но она позвонила и сказала, что заболела. У нее был какой-то странный голос по телефону.

Внутри у него все сжалось. Джози не могла поверить этим обвинениям против него, ведь нет? Он отбросил эту мысль. Одним из качеств, которыми он в ней восхищался, была преданность.

Через десять минут он затормозил возле ее дома, припарковавшись за белым седаном.

Входная дверь была настежь распахнута, и Джози в холле разговаривала с каким-то мужчиной.

Этим мужчиной был Ланс Голька.

Адам пошел по дорожке. Интересно, какого дьявола Ланс тут делает? Он получил ответ, увидев, как его бывший сокурсник обнял ее. Адам резко остановился, земля качнулась у него под ногами, когда ужасная правда наконец дошла до него.

Он нашел своего самозванца.

— Пожалуйста, Джози, — молил Ланс, — дай мне еще один шанс. Я знаю, на этот раз у нас все получится.

Ее бывший друг только что заключил ее в яростные медвежьи объятья, такие крепкие, что она не могла вздохнуть. Уйдя из квартиры Адама, она позвонила на номер сотового Ланса и попросила его приехать к ней домой как можно скорее, надеясь убедить его пойти в полицию и во всем признаться. К ее удивлению, он легко согласился, даже попросил ее отвезти его в полицейский участок.

Но сейчас, похоже, передумал.

— Я знаю, что натворил глупостей, — продолжал он, — но мы можем начать все сначала. Мы сядем в мой седан и будем гнать до тех пор, пока все проблемы не окажутся позади. Я люблю тебя, Джози Синклер. Ты же знаешь, что люблю.

Ну, хватит с нее. Она вырвалась из его объятий и в этот момент увидела на крыльце Адама.

— Что, черт возьми, здесь происходят? — прорычал тот, переводя разъяренный взгляд с одного на другого.

Ланс загородил ее.

— Извини, что тебе пришлось все узнать таким образом, Делани. Мы с Джози не хотели причинить тебе боль.

— Адам, это не то, что ты думаешь, — сказала Джози, выходя из-за спины Ланса.

— Ты хочешь сказать, что Ланс не мой самозванец?

Она сглотнула. Больше она не могла ему лгать.

— Да, это он.

— И ты знала это с самого начала. Окручивала меня, делая вид, что тебе это неприятно. — Лицо у него покраснело от ярости. — А забраться в мою постель в ту первую ночь тоже было частью плана?

— Ну, хватит, — огрызнулся Ланс. — Джози ни в чем не виновата. Единственное, в чем ты можешь ее обвинить, это в том, что она слишком дорожит мною. Все остальное — моя вина.

Адам шагнул вперед, сжав кулаки.

— О да, несомненно твоя, Голька. Какого дьявола ты влез в мою жизнь?

— Просто чтобы попробовать то, что должно было быть моим, — ответил Ланс отнюдь не раскаивающимся тоном. — Ты победил в фотоконкурсе, в котором хотел участвовать я. Ты получал работу, о которой я всегда мечтал. Тебе все прекрасно удается, Адам, благодаря тому конкурсу. Благодаря мне. Я считаю, что ты мне должен.

Джози уставилась на своего бывшего приятеля, он открывался перед ней такой стороной, о которой она не имела никакого представления: лицемерной, эгоистичной, подлой. Какой же дурой она была, сохраняя его тайну!

— Черта с два, — прорычал Адам, не глядя на нее. Он вел себя так, словно ее здесь не было. — Ты украл часть моей жизни и при этом чуть не погубил меня, — кипятился Адам. — Я тебе ни черта не должен.

Джози закрыла глаза, гадая, что может быть хуже. Ей не пришлось долго ждать.

— А ты украл мою девушку, — огрызнулся Ланс, вздернув подбородок. — Правда, ненадолго. Так что мы квиты. Получай свою жизнь обратно, а мне нужна Джози.

— Прекрасно. — Челюсти у Адама сжались. — Забирай ее. — Он развернулся и ринулся с крыльца.

— Подожди, — крикнула Джози, но Ланс схватил ее за руку.

— Пусть идет, Джози, Адам Делани не подходит тебе. Он даже не захотел остаться и побороться за тебя.

Она вырвалась, но к тому времени, когда она добежала до тротуара, Адам уже удалялся на своем «камаро».

Подошел Ланс и встал рядом.

— Я не шутил, Джози, я хочу начать все сначала, с чистого листа. Больше никакой лжи, никакого Адама. Думаю, у нас все получится.

Она медленно повернулась к нему, представив, какова была бы жизнь с Лансом. Они бы придерживались безопасного пути, променяв чувства на прагматизм.

Джози могла лишь благодарить судьбу за то, что наплевала на осторожность. За последние недели с Адамом она испытала больше радости, боли, приключений, опасности, чем за всю свою жизнь. И она ни о чем не жалеет.

Ланс взял ее за руку, ошибочно принимая ее молчание за обдумывание его предложения.

— Скажи, что будешь моей женой. Выходи за меня, Джози.

Эти слова когда-то доставили бы ей удовольствие. Брак без любви — безопасный, но пустой. Одинокий. Жизнь с Адамом не сулила гарантий, но худшей бедой, которая могла ее постичь, была бы жизнь без любви.

— Я не могу выйти за тебя, Ланс.

Он сник.

— Ты любишь его.

— Да.

— Значит, Адам опять выигрывает. — Он отпустил ее руку, лицо стало холодным. — Он отнял у меня мою карьеру, мою жизнь, а теперь и мою женщину.

Ей захотелось вытряхнуть из него эту нескончаемую жалость к себе и заставить взглянуть правде в глаза.

— Как я могла быть твоей, Ланс, когда даже не знала, кто ты есть? Не уверена, что ты сам это знаешь. Прекрати жить жизнью Адама и начни жить своей собственной.

Он сделал глубокий вдох и покачал головой.

— Ты так говоришь, будто это просто.

— Это не просто, это трудно, страшно и неопределенно. Но именно это делает жизнь волнующей. Если хочешь быть фотографом, будь им. Но используя собственное имя и собственный талант. — Она вздрогнула, вспомнив еще одно требование. — И с моделями старше восемнадцати.

— Те девчонки заверили меня, что они совершеннолетние, — проговорил Ланс. — Они даже расписки написали.

— Тогда покажи их в полиции, и тебе, возможно, не предъявят обвинения.

— Как же! Адам, небось, пожелает запереть меня и ключ выбросить в море. Никогда не видел его таким злым.

Она тоже. Но еще она видела боль. Неприкрытую боль, которая блестела, как осколки янтаря, в его глазах. Она так боялась страданий, что не задумывалась, какие страдания может причинить ему.

— Итак, что ты собираешься делать?

Ланс ненадолго погрузился в раздумья, затем поглядел на Джози.

— Если я пойду в полицию, ты пойдешь со мной? — Он встретился с ней взглядом. — Помоги мне сделать только первый шаг. Иначе я могу струсить. Я устал убегать, Джози, но к другому не привык.

Джози словно видела себя самое. Джозефина Синклер тоже боялась жизни до тех пор, пока Адам Делани не ворвался в нее. И все же она должна благодарить Ланса: без него они с Адамом никогда бы не встретились.

— Ладно, — согласилась она наконец. — Я возьму свою машину и поеду за тобой в участок.

— А что мне делать потом, после того как разберусь в полиции? То есть если они не предъявят мне обвинений?

— Это зависит от тебя. — Она пошла в дом за своей сумочкой.

— Да, наверное, — пробормотал Ланс. — Я столько лет хотел быть Адамом Делани, что уже даже не знаю, кто я такой. Пожалуй, пора это выяснить.

— Я верю в тебя, Ланс, — сказала Джози, пытаясь оставаться сильной. — Это все, что тебе нужно. Вера и, возможно, немножко удачи.

— Я знаю. — Ланс вытащил из кармана ключи от машины. — Думаю, мне тоже надо пожелать тебе удачи, Джози. Я имею в виду — с Адамом.

— Спасибо. — Удача ей определенно понадобится.