Джози едва не обезумела, пока добиралась до квартиры Адама. Прошло несколько часов с тех пор, как он умчался прочь от ее дома на своем «камаро». К несчастью, признание Ланса в полиции заняло больше времени, чем она ожидала. В конечном итоге девушки и их родители согласились не предъявлять обвинений, если он уничтожит все фотографии, негативы и не проявленные пленки.

Ланс с готовностью согласился, хотя был удивлен, что Адам до сих пор не заявил на него. Джози тоже удивилась, но ей уже было все равно. Единственное, чего ей хотелось, — это увидеть Адама, заставить его выслушать ее и понять, что она его любит и не хотела причинить ему страдания.

Джози позвонила в дверь. Адам не открыл. Она позвонила еще раз, решительно настроенная не уходить, пока он не выслушает ее.

— Он уехал, — произнес за спиной грубоватый голос.

Она обернулась и увидела в коридоре мужчину.

Дверь в его квартиру была полуоткрыта. Средних лет, небритый, с банкой пива в руке, футболка обтягивает выпирающий живот. Судя по описанию Адама, это мог быть только Клайд Бакли.

— Уехал? — переспросила она. — Вы имеете в виду Адама?

— Именно. Отчалил пару часов назад. Упаковал сумки — и был таков.

Она воззрилась на него, не желая в это верить.

— А куда?

Человек пожал плечами.

— Точно не помню. То ли Ниагарский водопад, то ли Найроби. В общем, что-то на «н».

— А вы уверены?

— С какой стати мне врать? — насупился Бакли. — Я человек надежный, хотя Делани и отказался от моего предложения присмотреть за его чертовым котярой. Взял эту животину с собой.

Эта новость давала некоторую надежду: вряд ли Адам потащил бы Горацио с собой на край света.

— Сказал, что у него есть друг, который присмотрит за блохастым. И все бормотал насчет того, что не осталось людей, которым можно доверять.

Она обессилено привалилась к стене: сама виновата. Адам все еще зол на нее, хуже того, он убегает. Не исключено, что он уже на пути к тому месту на букву «н». Наверное, можно попытать счастья в журнале, но они наверняка не сообщают информацию подобного рода.

А это значит, что ей придется ждать его возвращения из командировки. Мысленно подсчитывая полагающиеся ей отпускные дни, Джози подумала, что, как только Адам вернется, она будет рядом с ним каждую секунду, чтоб наверстать упущенное время.

— У Делани всегда был аспирин, — проворчал Бакли, направляясь в свою квартиру. — Надеюсь, новый жилец не окажется скупердяем.

— Новый жилец? — Джози положила руку на дверь, не давая ему закрыть ее. — О чем вы говорите?

— Новый квартиросъемщик. Делани сюда не вернется.

Джози качнулась назад, и дверь захлопнулась у нее перед носом. Она постояла в коридоре в одиночестве, пытаясь осмыслить, что на самом деле Адам ушел. Но потом шок обернулся негодованием. Как он посмел так легко отказаться от нее! Она любит его и не позволит вот так сбежать.

Чего бы ей это ни стоило.

Три дня спустя Джози сидела в Денверском международном аэропорту. Голос в громкоговорителе сообщил, что объявляется посадка на рейс номер сто восемнадцать Нью-Йорк — Париж — Новая Зеландия.

Это ее самолет.

Все выходные она готовилась к этой поездке, но все ли предусмотрела? Взгляд упал на список, и она быстро его пробежала.

1. Установить местонахождение Адама.

Джози выловила Шондру в баре «Аллигатор», где та по выходным подрабатывала барменшей. Вначале Шондра не хотела говорить, где Адам, но в конце концов Джози убедила ее, что ни за что не отступится. Она поговорила с Шондрой начистоту и даже выпила ирландского чая со льдом, чем завоевала уважение последней.

Это было легко, труднее оказалось убедить себя, что она справится со всеми трудностями, поджидающими ее в необитаемых дебрях западного побережья Новой Зеландии. Адам находится на фотосъемках где-то возле городка Харихари. Ей понадобится три дня, чтобы добраться до Квинстауна в Новой Зеландии. Оттуда придется лететь на вертолете до того места, где находится Адам. Подготовка к путешествию подвела ее к следующему пункту списка:

2. Узнать все о Новой Зеландии.

Всю субботу она просидела в Интернете и библиотеке и познакомилась со всеми аспектами предстоящей поездки. Джози узнала все о новозеландском климате, о некоторых местных растениях и животных. О ядовитых змеях можно было не беспокоиться, зато там полно москитов и песчаных блох.

Она перевела взгляд на следующий пункт плана:

3. Снять деньги с банковского счета.

Один только билет на самолет практически подчистил ее единственную кредитную карточку. А это значило, что большую часть сбережений придется использовать на гостиницы, еду, переезд в Новую Зеландию и другие нужды.

Голос из громкоговорителя вторично объявил посадку на рейс сто восемнадцать до Новой Зеландии.

Джози просмотрела остальной список. Кажется, она все предусмотрела — за исключением того, что Адам может ее отвергнуть. Но над этим она подумает в самолете. Подняв с пола сумку, она двинулась к посадочному проходу.

— Джози!

Она обернулась и увидела бегущую к ней Эвелин Майерсон.

— Я так рада, что успела. — Эвелин задыхалась от бега.

— Что случилось? — спросила Джози.

— Вам звонили в библиотеку. Женщина по имени Шондра из журнала.

Неужели Адам вернулся?

— Шондра О'Коннер? Что она сказала?

— Нам лучше присесть. — Эвелин шагнула поближе к ней и положила руку ей на плечо.

Страх дурного предчувствия парализовал Джози.

— Говорите.

— Он пропал.

— Пропал, — прошептала Джози. — Пропажа — это плохо, но бывают случаи и похуже.

— Вчера он отправился на фотосъемки в буш и не взял с собой проводника. — Эвелин сделала глубокий вдох. — И назад не вернулся.

— Это не означает, что с ним что-то случилось, — заметила Джози, пытаясь убедить не только Эвелин, но и себя. — Может, ему просто захотелось побродить одному.

— Может быть, — согласилась Эвелин несколько скептически. — Суть в том, что вам теперь нельзя отправляться в это путешествие — неизвестно, что вас там ожидает. Думаю, лучше остаться здесь и подождать новостей. И Шондра согласна со мной.

Однако у Джози не было сомнений.

— Я не могу остаться. Адам может нуждаться во мне.

Эвелин покачала головой.

— Вы ничем ему не поможете, если тоже потеряетесь. Взгляните фактам в лицо, Джози: у вас нет абсолютно никакого опыта выживания в дикой местности, это совершенно не ваша стихия. Кто знает, какие опасности поджидают вас там?

Джози знала, что Эвелин права. Читать о переправе через реку не то же самое, что переправляться через нее.

Прозвенел звонок, за которым последовал голос, возвещавший о последнем приглашении на посадку.

Сейчас или никогда. Перед Джози встал вопрос жизни и смерти в буквальном смысле.

«Заканчивается посадка на рейс сто восемнадцать до Новой Зеландии».

Адам провел неделю в одиночестве, сражаясь со стихиями и преодолевая пересеченную местность западного побережья Новой Зеландии, но так и не сумел выбросить Джози Синклер из головы. Несколько дней назад он сбежал от бдительного ока своего проводника, который вел себя как нянька. Адам разбил лагерь на берегу реки Ватароа, убеждая себя, что прекрасно проводит время.

Но он никогда не умел врать.

В отличие от Джози. Он никак не мог поверить, что она предала его, особенно после того, что у них было в библиотеке. Страсть, которую он видел у нее в глазах, не была ложью. Как и ее желание.

Адам стоял на высокой скале, глядящей в реку, выбирая удачный ракурс для своего следующего снимка. С этого места открывался великолепный вид.

Адам вытащил из рюкзака ярко-оранжевый спасательный пояс и пристегнул к торсу вместе с крюками и карабином. К поясу была прицеплена длинная, очень прочная нейлоновая веревка. Он набросил петлю на ее конце на маленькое дерево, свисающее со скалы, проверив его устойчивость. Потом взял камеру, убедившись, что в ней достаточно пленки и что хватит подзарядки: после того как он повиснет в воздухе, не хотелось бы спускаться, не закончив съемки.

За последнюю неделю он сделал несколько великолепных снимков, и ему не терпелось продолжить. Этот будет лучшим на данный момент — очередной гарантированный номинант на «Приз за безумие». Однако идеальный снимок по-прежнему ускользал от него.

Подергав страховочный пояс, Адам взял камеру и повесил ее на шею. Затем осторожно подошел к краю обрыва. Внизу, всего футах в двадцати, шумел водопад. Прохладные капли упали ему на лицо, заставив закрыть объектив. Эта недешевая камера рассчитана, конечно, на работу в трудных условиях, но не хотелось рисковать без особой необходимости.

Адам придвинулся еще ближе к краю, поднял фотоаппарат и отрегулировал объектив. Мысли снова вернулись к Джози, к тому, чем она сейчас занимается. Работает в библиотеке? Нет, скорее всего, учитывая разницу во времени, спит в своей постели.

Или в постели Ланса.

Он поскользнулся на скользкой, мшистой поверхности камня, едва не потеряв равновесие. Пытаясь удержаться на ногах, потянулся к свисающей ветке дерева — и промахнулся. Не успел Адам опомниться, как оказался висящим в воздухе, раскачиваясь взад-вперед на страховочном поясе, который удерживал его от падения.

— Замечательно, — пробормотал он, пытаясь хладнокровно оценить положение. Оно выглядело не слишком обнадеживающим. Он попробовал раскачаться посильнее, отталкиваясь в воздухе ногами, как делал это в детстве на качелях, только страховка была слишком короткой и не давала возможности достать до скалы. Он попытался подтянуться на руках по веревке, но она была слишком тонкой и скользкой и не позволяла как следует ухватиться.

Так он и болтался в воздухе, размышляя над тем, что, вполне вероятно, в следующем году призом за безумие он будет награжден посмертно. Рот Адама скривился в ироничной улыбке: он поскользнулся, думая о Джози, что лишний раз доказывало, что ему от нее не убежать. Она в его сердце и мыслях все двадцать четыре часа в сутки. Он любит ее и всегда будет любить.

Только теперь говорить об этом поздно. О да, он заслужил награду — за трусость, что не имел смелости остаться в Денвере и бороться за нее.

Время шло, Адам висел над водопадом, гадая, сколько сумеет продержаться без еды и питья. В последние три дня он не встретил ни души, так что шанс получить помощь невелик. В середине дня его сморила усталость, и он обнаружил, что время от времени отключается и сквозь туман полудремы проскальзывает образ Джози.

— Адам, ты живой?

Он открыл глаза и увидел ее на краю скалы. Он снова закрыл их, не желая просыпаться и потерять этот образ.

— Адам!

Ему почудился запах жасмина. Затем что-то ударило его в живот, и он опять открыл глаза. Джози из сна швырялась в него комьями земли. Один ударил его по коленке, другой заехал в локоть, после чего он окончательно пришел в себя.

— Эй, больно! — крикнул он, потирая локоть. Затем прищурился. — Джози?

Может, у него галлюцинации? День был не жаркий, но он провисел на солнце несколько часов. Джози просто не может находиться в Новой Зеландии, тем более стоять на берегу Ватароа.

— С тобой все в порядке, Адам? — спросила она с тревогой. За плечами у нее висел рюкзак цвета хаки, на ней были высокие походные ботинки и шляпа, закрывающая волосы.

— Локоть немного саднит, а в остальном полный порядок. — Похоже, это не видение. — Вот, решил тут немного повисеть.

— Это не смешно, — отчеканила она. — Не могу поверить, что ты выкинул такое ради какой-то глупой фотографии! С этого момента тебе не разрешается так бездумно рисковать жизнью.

— И кто же это говорит? — вызывающе спросил он. Еще никогда в жизни он не был гак счастлив услышать отповедь.

— Я, — ответила она, упрямо сложив руки на груди. — Тебе определенно нужна нянька. У меня в рюкзаке солнцезащитный крем, а также эффективное средство от комаров и бинты. Я принесла бутылку воды про запас, витамины, аспирин…

Пока Джози перечисляла свой длинный список, он думал, что никогда еще она не казалась ему красивее, несмотря на облупившийся нос и слипшиеся пряди, выбившиеся из-под шляпы.

— Как ты меня нашла?

— Твой проводник напал на твой след через два дня после того, как ты удрал. Видимо, ты оказался таким плохим клиентом, что он был счастлив избавиться от тебя не меньше, чем ты от него. Разумеется, он не знал, что ты попал в такую передрягу.

— Это объясняет, как ты нашла меня, но не объясняет, почему ты здесь.

— Я здесь, потому что люблю тебя, Адам. Я последую за тобой повсюду, если придется, лишь бы ты был жив и здоров.

У него закружилась голова, но оставалось еще кое-что, что он должен был знать.

— А как же Ланс?

Она шагнула ближе.

— В первый раз я увидела Ланса на церемонии, и он попросил меня позволить ему самому обо всем тебе рассказать. Я поверила ему, и напрасно.

— Значит, ты не любишь его?

— Есть только один мужчина, которого я люблю. — Она улыбнулась. — Мужчина, который может довести меня до белого каления и сделать невероятно счастливой. Мужчина, о котором я мечтаю день и ночь. Это ты, Адам, только ты, и я намерена повторять это тебе до тех пор, пока не поверишь. Даже если придется отправиться за тобой в Гималаи, или плыть по Нилу, или пересечь Сахару на верблюде.

— А в Окарико со мной поедешь? — спросил он. Слезы облегчения и радости заблестели у нее на глазах.

— Я поеду за тобой куда угодно, Адам. Будь то двадцать миль или две тысячи. Но зачем ты хочешь ехать в Окарико?

Он улыбнулся.

— Потому что это прекрасное место для медового месяца.

Ее улыбка стала шире.

— О, Адам! Я так люблю тебя.

— Тогда вытащи меня отсюда.

Она подняла веревку, которую он оставил на земле, и бросила ему один конец. Он поймал его на лету и подтянулся, перебирая руками, к тому месту, где она стояла на скале. Когда его ноги оказались на твердой земле, Джози с радостным криком повисла у него на шее.

— Подожди, — сказал Адам, отступая немного назад. Он снял через голову камеру; установил таймер и осторожно поставил ее на каменный выступ перед ними.

Потом он поспешно вернулся к Джози., быстренько отряхнул землю с помятой одежды и потер трехдневную щетину на лице.

Джози подняла к нему лицо, вспотевшее, испачканное грязью, шляпа съехала почти до бровей.

Адам притянул ее в объятия, прижал к себе и за глянул ей в глаза.

— После стольких лет я наконец нашел то, что так долго искал. Что гнало меня на вершины самых высоких гор и на дно бездонных ущелий по всему миру.

— И что же это?

— Идеальный снимок, — ответил он, когда камера зажужжала, запечатлевая их в объятиях друг друга.

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам