Адам еще долго смотрел на двери лифта, закрывшиеся у него перед носом. Его девушка-видение сбежала. Хуже того, он понял, что у нее, должно быть, не в порядке с головой. Еще он понял, что никогда раньше не встречал ее — ни в баре вчера вечером, ни где-либо еще.

У него профессиональная память на лица, а ее лицо необычно: широко посаженные зеленые глаза и высокие, красиво очерченные скулы. Красавицей ее не назовешь, хотя полные губы и слегка вздернутый носик добавляли привлекательности ее лицу, которое разожгло его интерес как фотографа.

А то, как она соблазнила его прошедшей ночью, разожгло его мужской интерес. Он хотел утром снова заняться с ней любовью, но выражение страха, которое он увидел в ее зеленых глазах, удержало его. Несмотря на свое пристрастие к опасным поискам, погоням и приключениям, Адам не преследовал не расположенных к нему женщин.

Со вздохом разочарования он вернулся в свою квартиру, чувствуя тупую боль в голове после чрезмерных возлияний накануне вечером. Горацио ждал возле двери, нетерпеливо колотя хвостом.

— Ты должен был меня предупредить, — укоризненно пробормотал Адам, направляясь в кухню. Однако он не жалел о том, что произошло. Таинственная незнакомка затронула не только его тело, но и душу — чего еще не удавалось ни одной женщине. И что он даже не считал возможным.

Он полез в шкаф за пакетом кошачьего корма и застыл — полки были забиты консервными банками с супами и овощами, коробками с овсяными и рисовыми хлопьями. Когда он уезжал четыре месяца назад, полки были почти пусты.

— Что за чертовщина!

Горацио ответил громким «мяу», вертясь перед своей пустой миской. Адам наполнил ее и поставил пакет обратно в шкаф. Как девушка-видение попала ночью к нему в квартиру? Откуда она знает, как зовут его кота? Откуда она знает, как зовут его самого?

Может, миссис Кланаган, которой он отдал запасной ключ от своей квартиры, сумеет что-нибудь объяснить…

Но дверь открыла не миссис Кланаган, а мужчина средних лет в рваной футболке и мешковатых красных шортах. Позади него по телевизору шло игровое шоу.

— Да? — Мужчина скорчил недовольную мину.

— Я ищу миссис Кланаган.

— Она здесь больше не живет.

— С каких это пор?

— С тех пор как упала и сломала бедро месяца три назад. У нее дочка во Флориде, она перевезла ее туда, а эту квартиру передала мне в субаренду.

— А вы?

— Клайд Бакли, — ответил человек с растущим нетерпением. Судя по тому, как он то и дело поглядывал через плечо, ему не терпелось вернуться к своему телешоу.

— Скажите, мистер Бакли, какие распоряжения давала миссис Кланаган относительно Горацио?

Бакли насупился.

— Что еще за Горацио?

— Это кот. Миссис Кланаган должна была кормить его, пока…

— А, да, — перебил его Бакли. — Это входило в субаренду. Но парень рано вернулся. Слава богу, потому что у меня аллергия на кошек.

По позвоночнику Адама холодком пробежало дурное предчувствие.

— Какой парень?

— Ну тот, который здесь живет. — Бакли почесал живот. — Делани. Он забрал ключ и даже дал мне двадцатку за хлопоты.

Адаму очень не хотелось верить этому малому, но Клайд Бакли не производил впечатления человека с воображением.

— А вы спросили у него какой-нибудь документ, удостоверяющий личность?

— С какой стати? — фыркнул Бакли. — Он же знал, как зовут этого чертова кота. А вообще, кто вы такой и почему задаете мне все эти вопросы? — Он скрипнул зубами.

— Дело в том, что это я Адам Делани. Вы отдали мой ключ постороннему человеку.

Бакли выпятил челюсть.

— В таком случае покажите свои документы.

Во второй раз за это утро Адам вытащил свой бумажник и раскрыл водительские права и паспорт.

Клайд Бакли наклонился, чтобы взглянуть поближе.

— Ну, хорошо, тут написано, что ваше имя Адам Делани. Но вы ни капли на него не похожи.

— Боюсь, это он не похож на меня.

— А?

— Расскажите мне, как он выглядит.

— А! — Бакли наморщил лоб. — Точно не помню. Я и видел-то его всего пару раз.

— Попытайтесь.

Мужчина пожал плечами.

— Ну, футов около шести. Тощий. Не мешало бы постричься.

— Что еще? Может, какие-нибудь особые приметы?.. Как насчет цвета волос? Глаз? На какой машине ездит? Какие-нибудь другие подробности…

Бакли фыркнул.

— Черт, да не знаю я. Не имею привычки совать нос в чужие дела.

— Вы ни разу не видели его с женщиной?

— Я уже сказал, что не лезу в чужие дела. — Бакли помолчал немного. — Какую-то бабенку я иногда видел у его двери, но не просите меня описать ее, потому что она не из тех, кого запоминаешь.

Значит, это не может быть его девушка-видение. Адам мысленно отругал себя за то, что позволил ей уйти. Она, вероятно, единственная, кто мог бы ответить на все его вопросы.

— Ну, я пошел, — проворчал Бакли. — А то скоро будут крутить большое колесо.

Адам вернулся к себе. Не было смысла отрицать очевидное: кто-то выдает себя за него. Но кто? И что за причина? Он тщательно осмотрел квартиру в надежде отыскать какой-нибудь намек на чужое присутствие. Он начал со спальни, но единственная найденная там вещь, которая ему не принадлежала, был черный носок под шторой.

В гостиной его взгляд упал на книжные полки. Его внимание привлекли две книги с ярлычками Денверской публичной библиотеки на каждом корешке. Книги, которых он не брал.

«Успех любой ценой», — пробормотал он и посмотрел на другую книгу. — «Как изменить жизнь раз и навсегда».

В маленькой темной комнате, где он проявлял фотографии, обнаружились новые улики. Кое-что из вещей было передвинуто, и исчезла одна из его старых камер.

Адам даже порылся в мусорных корзинах в ванной и на кухне. По количеству обнаруженного им мусора было ясно, что последнее время здесь кто-то жил.

Он прошел в кабинет и выдвинул ящик с файлами. Все его файлы аккуратно лежали на своих местах, но это еще не означало, что самозванец не рылся в его записях. В них в подробностях содержалась почти вся его жизнь: банковские счета и страховые полисы. Профессиональные контакты. Даже имена, адреса и телефоны членов его семьи и друзей в родном городе, Плезант-Вэлли, штат Колорадо.

Необходимо было выяснить, что мошенник сделал с этой информацией. Первым делом надо связаться с Коулом Рафферти, хорошим другом и местным частным детективом, чтобы узнать, насколько глубоко влез этот парень в его жизнь. Потом он позвонит редактору журнала «Искатель приключений» и скажет, что поездку в Новую Зеландию придется на время отложить. Он никуда не поедет, пока не разберется со всем этим.

В понедельник утром Джози влетела в главное здание Денверской публичной библиотеки за минуту до того, как ее двери открылись читателям. Сослуживцы удивленно воззрились на нее, всегда такую пунктуальную и высокопрофессиональную.

Устроившись за столом, она поправила табличку со своим именем и электрическую точилку, распутала телефонный провод. Необходимо вновь войти в отлаженную жизненную колею, но для этого надо получить ответы на кое-какие вопросы.

Как работник справочного отдела, она не имела себе равных в умении предоставить посетителям сведения на самые невероятные темы, но теперь в информации нуждается она сама. Холодные, жесткие факты об Адаме Делани подскажут ей, почему она обнаружила незнакомца в постели своего приятеля.

К концу утра она набрала материала на целую папку. В ней оказались номера журнала «Искатель приключений» с его снимками и распечатки газетных статей, которые она нашла на сайте его родного города, Плезант-Вэлли, штат Колорадо.

В расстройстве Джози еще раз просмотрела статьи «Плезант-Вэлли газетт». Еженедельное издание печатало в основном местные новости. Она обнаружила несколько статей о приключениях героев города, включая душещипательную историю о спасении Адамом сиамского кота в Египте.

В статье говорилось, что Адам вырос на ферме возле Плезант-Вэлли и с детства любил животных. Поэтому он привез кота с собой в Денвер. Все это Джози уже знала — Адам сам рассказывал ей эту историю, скромно умолчав о своей героической роли в спасении Горацио.

Вчера она целый день пыталась связаться со своим приятелем по электронной почте и по телефону, но по какой-то причине он не отвечал.

Или не мог ответить…

Она сдержала дрожь, боясь поверить в худшее. Неужели она занималась любовью с преступником? Джози тихонько застонала и спрятала лицо в ладонях.

Никогда она не позволяла себе опускаться до анонимной связи на одну ночь. Она предпочитала надежность и безопасность как в профессиональной, гак и в личной жизни.

Однако ночь, которую она провела в объятиях незнакомца, то и дело всплывала в памяти. Как он прикасался, целовал и дразнил… а потом она сама превратилась в незнакомку — грешную, распутную, умолявшую о сладостном освобождении. Горячая краска залила ей щеки, и она закрыла файл, недоумевая, как могла так себя вести. И как она объяснит случившееся своему приятелю.

Правда, сначала его надо найти.

Джози подняла глаза и увидела, как незнакомец, которого она хотела забыть, входит в двери.

Она схватила журнал и раскрыла его перед собой, надеясь, что он ее не увидит. Но надежда растаяла, когда Джози услышала приближавшиеся к ее столу шаги.

— Прошу прощения. — От знакомого бархатного голоса у нее по коже побежали мурашки.

— Да? — пискнула она из-за журнала. Слишком поздно до нее дошло, что это номер его журнала. Ее взгляд метнулся от захватывающей фотографии Большого каньона к маленькой надписи в низу страницы, поясняющей, что снимок сделан фотографом Адамом Делани в прыжке с парашютом.

— Надеюсь, вы сможете мне помочь.

Она медленно опустила журнал.

— Что вам нужно?

Он положил на стол две книги.

— Они были оставлены в моей квартире, и мне нужно знать, на кого эти книги записаны.

— Может, кто-нибудь другой вам поможет. — Джози перевела дух — кажется, он ее не узнал. Разумеется, когда он видел ее в прошлый раз, она была закутана в покрывало. Сейчас на ней светло-серый костюм, а волосы заплетены в аккуратную французскую косичку.

Он прищурился.

— Мы встречались?

Она взглянула на него, закрывая журналом половину лица.

— Не думаю.

Он уставился на нее.

— Это вы, моя девушка-видение.

— Едва ли. — Она опустила журнал. — Прошу прощения, но вам придется обратиться к кому-нибудь еще.

Но он намека не понял, наоборот, вытащил из кармана рубашки ее шелковый шарф.

— Разве вы не помните, что оставили у меня вот это?

Джози в ужасе выхватила шарф, заметив, что на них уже смотрят.

— Пожалуйста, говорите потише, тут не место и не время устраивать спектакль.

Уголок его рта приподняла кривая улыбка.

— Вы называете это спектаклем? Я только хочу поговорить с вами.

— Не здесь, — настойчиво повторила она.

— Тогда где? Я весь день свободен, — настаивал он.

— Я бы предпочла вообще не говорить об этом, — заявила она. — Мы оба знаем, что это была ужасная ошибка. Давайте же просто забудем, что произошло.

— Не выйдет. — Он наклонился вперед, положив обе ладони на стол. — Какой-то парень влез в мою квартиру и притворился мною. Теперь я хочу выяснить зачем, и, нравится вам это или нет, вы моя единственная связь с ним.

Он был так близко, что она видела золотистые крапинки в его карих глазах и маленький шрам над уголком рта. Того самого рта, который целовал ее. На мгновение Джози почувствовала, что ей нечем дышать.

— Тот Адам Делани, которого я знаю, никогда бы не сделал ничего подобного.

— Докажите это.

Она поднялась, готовая к сражению.

— Я не обязана вам ничего доказывать!

— Тогда мне остается пойти в полицию.

— В полицию? — переспросила она, уверенная, что ослышалась.

Он кивнул.

— Они, конечно, захотят узнать подробности той ночи… как вы проникли в мою квартиру…

— У меня был ключ, — запротестовала она.

— Как сняли с себя одежду, прежде чем залезть ко мне в постель, — продолжал он как ни в чем не бывало.

— Ладно, — прервала она, — я встречусь с вами. Где и когда?

Он взглянул на часы.

— За ленчем в закусочной на Беннок-стрит. Здесь недалеко.

— Прекрасно, там увидимся.

Он улыбнулся.

— Жду с нетерпением.

Она стиснула кулаки, глядя ему вслед. Как он посмел угрожать предать гласности самый постыдный поступок в ее жизни! Ее бесило, что он имеет над ней такую власть, и еще больше — что это, похоже, его забавляет.

Джози и сама хотела пойти в полицию, когда он заявил, что это он Адам Делани. Остановила ее именно та причина, о которой он упомянул: ей придется рассказать им о ночи, которую она провела в его постели.

Кроме того, хорошо бы вначале поговорить с Адамом. С ее Адамом. Должно же быть какое-то разумное объяснение всей этой путанице.

Она прерывисто вздохнула, услышав тихое перешептывание сотрудников за передним столом. Много ли они услышали? Никогда прежде Джози не повышала голоса на работе и всегда гордилась своей сдержанностью.

Теперь человек, назвавший себя Адамом Делани, заставил ее потерять самообладание, пригрозив рассказать об их распутной ночи. А этого Джози никак не может допустить.