Джози не могла больше ждать. Собрание их книжного клуба должно было начаться пятнадцать минут назад, но занята только половина стульев. Это их третье заседание, и Джози боялась, что оно может оказаться последним.

— «Гордость и предубеждение», по мнению многих знатоков литературы, является лучшим произведением Джейн Остин, — начала она, нервно прокашлявшись.

По какой-то необъяснимой причине из членов ее книжного клуба никак не получалось слаженного коллектива.

Они начали с двенадцати членов и сократились до шести всего за три недели. С такими успехами ее клуб прикажет долго жить, даже не успев как следует начаться. А Джози не могла этого допустить. Этот проект — ее детище, шанс доказать свою способность реализовывать качественные программы.

Эвелин намекала, что, если ее книжный клуб окажется успешным, Джози сможет инициировать и другие программы. Она даже сможет попытаться получить должность программного директора, которую запланировано ввести через шесть месяцев. Это означает повышение зарплаты и престиж.

Но для начала ей надо найти какой-то способ сломить натянутый формализм, завладевший ее группой. Возможно, они уделяют слишком много времени анализу сюжетов и героев и мало делятся собственными впечатлениями.

— У меня идея, — объявила Джози. — Давайте сегодня начнем наше обсуждение с того, что каждый расскажет, какое место в книге ему больше всего понравилось.

Женщины скованно поглядывали друг на друга, никто не хотел начинать. Неожиданно дверь в читальный зал открылась, и все головы повернулись туда. Джози поднялась, готовая приветствовать еще одного кружковца, но, как только она увидела лицо Адама, слова приветствия застыли у нее на губах.

— Здравствуйте, — сказал он, подходя к группе и ослепительно улыбаясь. Для заседания клуба он был чересчур разодет. На нем был черный костюм и модный синий галстук.

— Что ты здесь делаешь? — выпалила Джози, от потрясения не сумев сдержаться.

— Надеюсь присоединиться к обсуждению «Гордости и предубеждения». — Он поставил пластиковый пакет. — Я что-нибудь пропустил?

Жизель, врач-стоматолог, похлопала по стулу рядом с собой.

— Мы только-только начали, пожалуйста, садитесь.

Адам уселся с ней рядом, улыбнувшись беременной Нэнси, которая сидела с другой стороны от него. Нэнси улыбнулась в ответ и тихонько представилась. Остальные члены группы последовали ее примеру, разговаривая при этом больше, чем на всех трех заседаниях вместе взятых.

Джози уставилась на Адама. Он собирается сорвать ей заседание? На любителя литературы он, определенно, не похож, скорее на таинственного и опасного героя какого-нибудь готического романа. Не удивительно, что женщины в группе прямо так и стелются вокруг него.

— Это Адам Делани, — натянуто проговорила она. — Он фотограф журнала «Искатель приключений».

— Как здорово! — воскликнула Тина. — Это один из моих любимых журналов.

Джози заметила, что молодая докторша-стоматолог придвинула стул поближе к Адаму.

— Адам, мы как раз начали рассказывать о своих любимых местах в книге. Поскольку ты новичок в группе, почему бы не начать с тебя?

Он заколебался.

— Не хотелось бы испортить впечатление на первом же собрании. Я бы предпочел вначале послушать, что скажут другие.

— Уверена, нам всем хочется услышать твою точку зрения, — настаивала Джози. — Ты путешествуешь по миру, фотографируешь разные места и людей. Ты привнесешь свежую струю в нашу дискуссию.

Адам оглядел кружковцев.

— Кто-нибудь желает начать?

Помощница электромонтера прокашлялась.

— Ну, лично мне очень нравятся места с мистером Коллинзом. Не могу поверить, что мать Элизабет хотела выдать ее за это ничтожество.

— Он ужасный, — согласилась учительница математики.

— А что ты думаешь, Адам? — поинтересовалась Джози.

Адам кивнул.

— Мистер Коллинз тот еще тип.

Джози стиснула челюсти. Похоже, он чувствует себя совершенно свободно и выглядит вполне довольным своей попыткой вывести ее из равновесия. И у него это прекрасно получается.

— Моя любимая сцена — это когда Элизабет прошла три мили по грязи, чтобы навестить свою больную сестру в доме мистера Бингли, — сказала Джози. — Думаю, это был поворотный момент для Дарси. После того он начал ценить ее, даже несмотря на крайнее неодобрение сестер Бингли.

— Хотя Элизабет потребовалось значительно больше времени, чтобы оценить Дарси, не так ли? — изрек Адам.

Она удивленно взглянула на него — он явно прочел книгу или по крайней мере посмотрел фильм.

— Я имею в виду, что она была слишком увлечена мистером Уикхэмом, чтобы дать Дарси шанс, — продолжал Адам. — Уикхэм был еще большим ничтожеством, чем мистер Коллинз, но она не желала этого видеть.

— Вначале у нее были веские причины испытывать неприязнь к мистеру Дарси, — заметила беременная домохозяйка. — Он унизил ее на балу, сказав, что она недостаточно хорошенькая для него.

— Нельзя судить о человеке по первому впечатлению, — сказал Адам, не сводя взгляда с Джози. — Элизабет совершила эту ошибку дважды: с Дарси и с Уикхэмом.

Она прочистила горло.

— Послушать тебя, так Дарси вел себя безупречно при всех их встречах. Но как он сделал ей предложение! Он оскорбил ее семью и, по существу, сказал ей, что влюбился в нее против собственной воли.

— Правильно, — согласился Адам, — но она отказала ему, потому что все еще хранила верность Уикхэму. — Он покачал головой. — Я просто не понимаю, как такая умная женщина могла не разглядеть его обмана?

Что-то подсказывало Джози, что они больше не говорят о «Гордости и предубеждении», но она была слишком захвачена этой дискуссией, чтобы остановиться.

— Потому что на том этапе у нее не было причин не верить Уикхэму. Когда она узнала всю правду о нем, тогда взглянула на него по-другому. По-твоему, женщина должна отказаться от мужчины, не выяснив до конца всей истории?

У него на челюсти дернулся мускул.

— Думаю, некоторые мужчины не стоят подобной преданности. Уикхэм точно не стоил. Он с самого начала обманывал Элизабет, скрыв от нее, кто он на самом деле.

— И она дорого заплатила за это, — мягко проговорила Джози. — Эта ошибка привела к тому, что ее сестра убежала с Уикхэмом, что едва не погубило их семью.

— И тогда Дарси пришел на помощь, — вклинилась юрисконсульт Хелен. Она откинулась на спинку стула со счастливым вздохом. — Это мое любимое место в книге. Когда Дарси платит Уикхэму, чтобы тот женился на Лидии, и спасает Беннетов от позора.

— Это был такой романтический и такой чудесный сюрприз, — сказала учительница математики. — Ведь Элизабет считала, что Дарси еще сильнее стал презирать ее семью.

Джози вдруг поняла, что увлечена дискуссией. Из всех заседаний книжного клуба это было самым оживленным.

— Думаю, это был сюрприз, потому что Остин написала книгу с точки зрения Элизабет, — заметила Джози. — Нам так и неизвестно, что на самом деле думает Дарси. Мы можем судить о нем только по его словам и поступкам.

— И по мнению Элизабет о нем, — присовокупила учительница математики, — которое кардинально меняется с течением времени.

— По-вашему, такое может случиться в реальной жизни? — спросил Адам, не сводя глаз с Джози.

Легкий румянец залил ей щеки. Неужели ему хочется, чтобы ее мнение о нем изменилось? Если так, у него забавный способ показать это.

— В реальной жизни редко все бывает так четко и ясно, как в художественном произведении.

— Но неразбериха может быть забавной, — возразил он. — Особенно когда не знаешь, что будет дальше. — Он поднялся. — Собственно, у меня тоже есть сюрприз.

— Адам, — предостерегла Джози, чувствуя очередной подвох.

Он не обратил на нее внимания, взял пакет, стоявший возле стула, и вытащил из него черное платье для коктейля, без рукавов, с расшитым бусинами лифом, элегантное в своей простоте.

— Какая прелесть, — выдохнула учительница-пенсионерка. — Прямо как у кинозвезды.

— Надеюсь, Джози наденет его сегодня и пойдет со мной на банкет по случаю вручения наград. Она так предана вашему книжному клубу, что не хотела пропускать это заседание, но может, вы не будете возражать, если мы закончим сегодня чуть пораньше?

— Разумеется, нет! — воскликнула Нэнси, не успела Джози даже рта раскрыть. Остальные члены группы хором поддержали ее. Все считали, что Джози должна пойти с Адамом на банкет.

Он поставил ее в безвыходное положение, и прекрасно знал это. Адам очаровал всю группу в течение нескольких минут. Он вдохнул новую жизнь в их книжный клуб, превратив его в живое, открытое обсуждение. Если она откажется, то будет выглядеть грубой и мелочной. Более того, это может стать смертельным ударом для проекта, с которым она так отчаянно желает преуспеть.

Но он ей заплатит!

— Я пойду, если Адам пообещает, что будет и в дальнейшем посещать каждое заседание нашего клуба.

Он чуть заметно вздрогнул, но быстро взял себя в руки.

— Буду делать это с огромным удовольствием.

— Хорошо, — проговорила она, мило улыбаясь, но кипя от злости внутри. — На следующей неделе мы обсуждаем «Грозовой перевал» Эмили Бронте. Не могу дождаться твоего мнения.

— А я не дождусь твоего, — ответил он, подавая ей платье.

— О, ты его услышишь, — пообещала она. — Непременно услышишь.

— Это был подлый трюк, — негодующе выпалила Джози, появляясь из комнаты для персонала. Она пошла туда переодеться. Члены книжного клуба уже разошлись, и они с Адамом были в здании одни.

Адам открыл было рот, чтобы ответить, но слова замерли у него на губах. Она выглядела потрясающе. Платье облегало фигуру, предлагая взору щедрые выпуклости и изгибы, которые она так упорно скрывала под бесформенными костюмами.

— Ух ты! — выдохнул он.

Она опустила глаза на платье.

— Оно слишком узкое.

— Оно идеальное. — Он был не в силах оторвать взгляд от глубокого выреза.

— Как ты узнал мой размер?

— Когда я гладил твое платье, то обратил внимание на размер на этикетке.

— Значит, глажка моего платья была не простым актом доброты, — сказала она, нахмурившись. — У тебя имелись скрытые мотивы.

— Тогда нет, — честно ответил он.

— Зато сегодня у тебя явно были скрытые мотивы. — Она промаршировала к центральной двери. — Ты же знал, что я не смогу отказаться перед своими кружковцами.

— Я просто надеялся, что ты изменишь свое решение, — возразил он, выходя следом за ней.

— Как будто у меня был выбор! — Она нетерпеливо дожидалась, когда он выйдет, затем протянула руку и щелкнула последним выключателем. Здание библиотеки окутала темнота. Джози закрыла дверь и повернула ключ в тяжелом замке.

Адам поймал себя на том, что получает удовольствие от ее гневной тирады почти такое же, как от ее вида в этом платье.

— Ты меня слушаешь? — возмутилась она, уперев руки в бока.

— Каждое слово, — клятвенно заверил Адам. — Я знаю, что ты недовольна, но и у меня есть основания быть недовольным, поскольку твой приятель, похоже, вознамерился испортить мне жизнь.

Его слова, кажется, рассеяли часть ее гнева.

— Что ты имеешь в виду?

— Вчера мой босс вызвал меня в кабинет и сказал, что кто-то занимается поиском работы под моим именем. Угадай с трех раз, кто бы это мог быть.

Она облизнула губы, явно пытаясь придумать какое-нибудь заслуживающее доверия оправдание.

— Я бы не сказала, что это звучит угрожающе, — пробормотала она наконец. — Возможно, это просто какое-то недоразумение.

— Ты слишком умна, чтобы прикидываться дурочкой, — отрезал Адам. — Похоже, маскарад твоего дружка был не просто шуткой. Он продолжает выдавать себя за меня. Я хочу знать зачем и хочу остановить его, пока он не нанес какой-нибудь действительно ощутимый урон.

— Любой ценой?

Они все еще стояли на переднем крыльце библиотеки, и теплый весенний ветерок шевелил завитки волос Джози.

Проклятье, он хочет поцеловать ее.

В зеленых глазах сиял изумрудный огонь. Она даже не представляет, как желанна и как сильно он хочет, чтобы она узнала-таки правду о своем так называемом приятеле.

— Любой, — бросил он, развернулся и направился к своему «камаро». Лучше бы ему никогда ее не встречать. С той ночи, когда она забралась к нему в постель, все в его жизни пошло наперекосяк.

— Вот что, Адам, — сказала она, следуя за ним по тротуару. — В последний раз я позволяю тебе тащить меня туда, куда я идти не хочу.

— Почему? — вызывающе поинтересовался он, открывая для нее пассажирскую дверцу машины. — Боишься?

— Разумеется, нет.

— Уверена? Тогда, значит, боишься узнать правду о своем приятеле. Или боишься меня

Она стояла возле машины, положив руку на открытую дверцу. Ее губы были так близко, что он мог бы наклониться и поцеловать ее прежде, чем она успела бы опомниться. Но он не сторонник вылазок исподтишка, хотя его появление в книжном клубе сегодня можно расценить именно так.

— Я не боюсь тебя, — выдохнула она, хотя глаза говорили о другом. Он увидел в них намек на панику. И возбуждение. Кажется, она не так уж зла на него, как хочет показать.

— Хорошо, — ответил он, с удивлением обнаружив, как сильно хочет, чтобы это было правдой. Как сильно он хочет ее. — Потому что я ни к чему не собираюсь тебя принуждать. Можешь уйти, если хочешь. Я сам найду твоего пройдоху приятеля.

Она заколебалась, и на короткое мгновение он испугался, что она так и сделает. Наконец девушка покачала головой.

— Раз уж я зашла так далеко, то дойду до конца. Я не меньше тебя хочу найти своего парня.

Это было совсем не то, что он хотел услышать. А что, если, найдя своего самозванца, он потеряет Джози? Если она действительно вернется к этому ничтожеству?

При одной лишь мысли о ней в объятиях другого мужчины у него свело кишки. Странно, ревнивым он не был никогда.

Пожалуй, с этим пора что-то делать. Ведь завоевал же Дарси Элизабет.

Но для начала надо выработать идеальный план.

Отель «Сосны» приютился у подножия Скалистых гор рядом с парком Красных скал в пятнадцати милях от Денвера. Красные скалы, естественные монолиты красного песчаника, окружавшие отель, взмывали к небу, образуя открытый амфитеатр с великолепной акустикой, что делало Красные скалы излюбленным местом проведения концертов на открытом воздухе. Так что отель «Сосны» всегда был заполнен музыкантами и артистами со всего мира. Джози показалось, что она попала в иной мир, когда вошла в великолепный бальный зал под руку с Адамом. Теперь она жалела, что не уделила больше времени прическе и макияжу.

— Ну вот, — сказал Адам, — самая грандиозная тусовка года для представителей пишущей братии. — Он наклонил к ней голову. — Я говорил тебе, как потрясающе ты выглядишь в этом платье?

— Всего лишь пару-тройку раз.

Он улыбнулся.

— Поверь мне, это стоит того, чтобы повторять снова и снова.

Джози хотелось продолжать сердиться на него — он так разозлил ее сегодня, что она даже не сказала ему о телефонном послании, которое получила в библиотеке. Но сейчас она наслаждалась вечером. Они отыскали столик, зарезервированный для сотрудников журнала «Искатель приключений». Кроме них, пока еще никого не было.

— Принести чего-нибудь выпить? — Адам стоял с ней возле столика, и она ощущала тепло его ладони на талии.

— Неплохо бы, — ответила она. — Что угодно, кроме ирландского чая со льдом.

Он хмыкнул.

— Как насчет бокала вина?

— Отлично.

— Какого? — поинтересовался он. — Может, шардонэ?

— Удиви меня.

Он вскинул брови.

— А я думал, ты не любишь сюрпризов.

Она встретилась с ним взглядом, и неожиданная волна предвкушения накрыла ее с головой.

— Не хочу оставлять тебя одну.

— Не беспокойся обо мне, — сказала она. — Я пока немного осмотрюсь. Никогда раньше не бывала в «Соснах».

Он кивнул.

— Значит, встретимся здесь через несколько минут?

— Хорошо. — Она проследила взглядом, как он направился к бару. Где-то на полпути его перехватила группа молодых людей. Все здесь, похоже, его знали, что означало, что до бара он доберется не скоро.

А следовательно, у нее есть немного времени.

Джози вышла из бального зала и поспешила в гостиничный магазин. Выложив несусветную сумму за крошечную баночку геля для укладки, она отыскала дамскую комнату и нанесла тушь, румяна и помаду. Затем распустила волосы и расчесала их. Зачерпнув геля из баночки, она растерла его в ладонях и провела пальцами по волосам.

Взглянув в зеркало, она увидела, что ее натуральные светлые локоны ожили. Дорогой гель придал ей сексуальный, несколько взъерошенный вид, что прекрасно соответствовало обстановке.

Теперь она готова присоединиться к вечеринке.

Выйдя из дамской комнаты, она остановилась, чтобы сориентироваться, затем направилась обратно к бальному залу. Джози постояла на верхней ступеньке, ища Адама. За столиком его еще не было, но она увидела там Шондру с какой-то женщиной.

Джози медленно окидывала взглядом бальный зал, и вдруг ее внимание привлекла мужская спина в черном смокинге. Мужчина был ниже Адама, и плечи у него были не такими широкими, однако что-то в нем показалось ей знакомым. Он повернулся, и она узнала своего приятеля.