Правильнее было бы так: сохнущие, но не высыхающие капли. Никогда не высыхающие! С ними мы столкнулись случайно, изучая закономерности образования концент­рических колец при высыхании капель раствора сульфита, и при  этом, естественно, заинтересовались, как изме­няется рисунок пятна с изменением концентрации раство­ра. На стекле помещались капли раствора сульфита в воде различных концентраций, стекло подогревалось, капли высыхали, и на их месте оставались пятна. В этих опытах обнаружилось много любопытных закономерно­стей, о некоторых из них рассказано в предыдущем очер­ке о неаккуратном фотографе. Одно из любопытных на­блюдений, сделанных в этих опытах, заключалось в том, что некоторые капли не образовывали пятен, а просто оставались на стекле. Вначале их размер немного умень­шался, а затем они оставались неизменными. Стеклышко, на котором они находились, подогревали, а капли продол­жали оставаться неизменными. Это происходило с каплями растворов сульфита в воде, в которых сульфита было мно­го — более 10%. Оказалось, что неиспаряющиеся кап­ли вовсе не обычные жидкие капли — они покрыты пан­цирем из кристаллического сульфита. Под панцирем есть жидкость, но испаряться она не может — мешает пан­цирь.

Убедиться в том, что под панцирем жидкость, легко. На многих каплях панцирь тонкий и прозрачный, и если немного потрясти стеклышко с каплей, можно увидеть, как под панцирем колышется вода. А можно панцирь про­колоть иголкой или раздавить его, и из-под панциря вы­течет жидкость.

Естествен вопрос: как и почему высыхающая капля раст­вора покрывается панцирем? Происходит следующее. Испарение воды с поверхности капли приводит к тому, что в приповерхностном слое повышается концентрация раст­воренного вещества. Вначале кристаллики из пересыщен­ного раствора выпадут в самом тонком участке капли — вдоль ее периметра. Далее. Если бы избыточное ве­щество из приповерхностного слоя уходило в объем капли и неравномерность в распределении этого вещества сгла­живалась, все могло бы происходить, например, так, как это описано в очерке о пятнах на столе в фотокомнате: капля исчезла бы, оставив после себя на стекле пятно, состоящее из совокупности колец. А вот когда концентра­ция растворенного вещества велика и испарение проис­ходит быстро, избыточное вещество из приповерхностного слоя присоединяется к тем кристалликам, которые обра­зовались вдоль периметра капли. Это приводит к росту кристаллов в область, где растворенное вещество в из­бытке, т. е. в приповерхностный слой, и на капле появля­ется кристаллический панцирь. В этом случае вещество, растворенное в капле, не остается в форме осадка на стек­ле, а образует своеобразный осадок — панцирь на по­верхности капли.

Капля или, точнее, жидкость под панцирем может от панциря избавиться. Если температура окружающего пространства повысится, панцирь растворится в жидко­сти под ним и образуется свободная капля раствора. В ней, однако, концентрация соли будет больше, чем в исходной капле; ведь перед образованием панциря часть жидкости испарилась. При этой более высокой темпера­туре все может повториться сначала: жидкость будет ис­паряться, и на капле образуется панцирь. На этот раз он должен быть потолще, а жидкости под ним меньше, чем в капле под панцирем до поднятия температуры. А быть может, и вообще жидкости не будет, если она успеет ис­париться до образования панциря. В этом случае, разуме­ется, панцирь — уже не панцирь, а просто осадок на стек­ле. Замена панциря осадком при какой-то температуре обязательно произойдет, и если наша цель — получить каплю с панцирем, надо высушивать ее при температуре более низкой, чем та, при которой на месте капли остается просто пятно.

А если каплю, покрытую панцирем, охлаждать, будет происходить иное: растворенное вещество из жидкости, оставшейся под панцирем, будет осаждаться на панцире. Панцирь утолстится, и жидкость под ним будет всегда. Можно добиться, чтобы под слоем кристаллического по­крытия осталась чистейшая дистиллированная вода. Кап­ля чистой воды, защищенная от высыхания!

С каплей, покрытой панцирем, никакие загадки не свя­заны — все ясно, объяснимо, предсказуемо. И все же, когда встречаешься с каплей, которая, как бы защищая себя от исчезновения, покрывается панцирем, невольно задумываешься над тем, как много неожиданных следст­вий могут обусловить абсолютно ясные причины.