Вторую половину рабочего дня Энн провела в хлопотах по оформлению специального заказа для универмага. К счастью, Линда вызвалась съездить за малышкой. Энн позвонила Норме и объяснила, что вместо нее приедет подруга. Это было вдвойне удобно, поскольку всякий раз Энн опасалась, что детектив Джерома сядет ей на хвост. Но поскольку автомобиль Линды находился вне всяких подозрений, риск раскрыть место своего пребывания заметно уменьшался.

Подняв телефонную трубку, Энн собралась позвонить поставщику по поводу заказа и тут подумала, что надо бы позвонить Питу о перемене планов. Впрочем, только потому, что они провели вместе несколько ночей, Пит едва ли озабочен каждым изменением в ее расписании. У каждого из них своя жизнь, своя работа. Вероятно, его еще и нет дома.

Всякий раз, когда на улице хлопала дверь автомобиля, Пит бросался к окну, чтобы увидеть, не приехала ли Энн, чтобы забрать Рейчел. На часах уже девять вечера, а она по-прежнему не показывалась.

Все больше Пит погружался в скверное расположение духа. Разве не клялся он себе, что не позволит женщине быть помехой в его жизни. Но он хотел большего, чем просто спать с Энн, прекрасно осознавая опасность чувств такого рода.

К половине десятого Пит успел погрести веслами на тренажере и принять контрастный душ. Потом, расположившись со своими бумагами на софе, он по-прежнему не мог найти себе места.

Раздраженный и недовольный собой, он забрел на кухню. В буфете ничего не нашлось. Сорвав с вешалки куртку, он направился к двери.

Едва переступив порог, Пит услышал голоса. Ветер обжигал лицо, проникал под куртку, заставляя зябко вздрагивать. Утопая в снегу, он побрел к парадному входу дома Нормы.

Та, согнувшись от ледяных порывов, стояла на крыльце, разговаривая с каким-то человеком. Обрывки ее скрипучего голоса долетали до Пита. «Я не знаю никакой Энн Леклер».

Страх не только за Энн, но и за Норму тоже, охватил Пита, когда он услышал раздраженный ответ человека на крыльце:

— Не надо играть со мной в прятки. Мне известно, что она была до сих пор в доме четы Уинслоу. Прошлым вечером я проверял — ее там не было, значит, она должна находиться здесь. — Норму не так просто было запугать.

— У вас проблемы? Ну, так они ваши, а не мои, — огрызнулась пожилая женщина.

Уходя, Джером даже не повернулся.

Пит подождал, не ринется ли Джером к его дому. Но хлопнула дверца машины, и через несколько секунд автомобиль скрылся за поворотом.

— Норма! — Пит перелез через сугроб.

Та обернулась, брови ее грозно сошлись, лицо покрылось сеткой морщин, но, узнав Пита, она чуть успокоилась.

— Этот человек — несчастье ее жизни, как мне показалось.

— Да, именно так.

— Я с ним совершенно незнакома и не знаю, что он от нее хочет, но я бы никогда не подала ему руку на опасном перекрестке.

Пит кивнул в знак согласия.

— Когда Энн успела сегодня забрать Рейчел? — Норма озабоченно посмотрела на дорогу.

— Около четырех. Но не сама Энн, ее подруга. Господи, как же ее звали?.. Линда, точно, Линда! Она сказала, что Энн сегодня засидится на работе.

Кивнув головой, Пит пошел обратно, сел в машину и включил зажигание. Он проклял бы себя, если бы допустил, чтобы Джером вновь причинил боль этой женщине.

Возвратившись домой и уложив Рейчел, Энн почувствовала себя совершенно измотанной. День оказался длинным, а работа полной стрессовых ситуаций.

Обессилев, она упала на диван и рукой задела телефонный аппарат. Несмотря на внушения, которые она сегодня себе сделала, ей вновь захотелось позвонить Питу, только услышать звук его голоса. Это было что-то новое. До сих пор хотелось близости, тепла, нежности, но просто слышать?..

Энн решила выйти на кухню, но на середине пути услышала звонок в дверь. Она метнулась к двери с мыслью о Пите. Пальцы обхватили дверную ручку, но тут же ее словно ударило: а что, если это Джером?

Первой мыслью было схватить на руки Рейчел, но в последний момент молодая мать овладела собой. Даже если Джером, что она в таком случае станет делать? Прятаться? Смешно! Затаив дыхание, Энн распахнула дверь и с облегчением воскликнула, увидев Пита.

Пугать ее вовсе не входило в намерения Пита. Он остановился в нерешительности.

— Не ждала тебя увидеть в этот вечер.

— Ожидать и желать — две разные вещи, — сказал он, задетый отстраненностью ее тона. — Ты хотела меня видеть?

— Хотела?

— По-моему, предельно простой и ясный вопрос.

— Да, я хотела видеть тебя, — сказала она, неспособная в это мгновение к притворству. — Очень хотела.

— Иди ко мне. — Пит нежно поцеловал ее. Обвив руками его спину, Энн поняла, что именно этого ей не хватало весь день.

Они прошли в комнату с голубыми диванами и мебелью вишневого дерева. Впервые оказавшись здесь, он ощутил тепло и гостеприимство этого дома. За стеклянными дверцами горки сверкала коллекция уотерфордского хрусталя, над спинкой кресла висела гитара.

— Кофе? — спросила хозяйка с улыбкой.

— Энн.

— Что произошло?

Я пришел по серьезному делу. Джером ищет тебя.

— Что?!

Он приезжал к нам и допекал Норму вопросами.

— Что сказала Норма?

— Норма — чудесный человек. Но она отшила его лишь на какое-то время. Скоро Джером поймет, что тебя надо искать вновь в твоем доме.

— Да, вероятнее всего, он будет здесь с минуты на минуту. Хотя, надо признать, его ищейка не слишком-то сообразительна.

Хотя момент не располагал к шуткам, Пит попытался поддержать ее юмор.

— Его детектив, скорее всего, день и ночь напролет дежурит у дома Кэрин.

Энн прошлась по комнате, растерянно потирая руки.

— Я больше не буду бегать от него.

— Браво. И если ты действительно так решила, я буду сражаться бок о бок с тобой.

Он сможет, подумала Энн. Он не уступит никому. Этот человек с его практичным умом, честолюбием — достойный оппонент Джерома. Но нельзя забывать, что это не поединок.

— В конце, концов, — продолжил Пит, — давай руководствоваться здравым смыслом.

Она вызывающе подняла подбородок.

— Ты хочешь сказать, мне недостает здравого смысла?

— Нет, я не сказал ничего подобного.

— Слушай меня. Иногда нужно пользоваться чьей-то защитой ради собственного блага. Сейчас именно такой случай. Пока ты не достучишься до его сознания или не сумеешь привлечь на помощь полицию, тебе следует проявлять осторожность. Я бы не хотел стать безмолвным свидетелем того, как ты теряешь Рейчел.

Энн резко обернулась. Лицо у нее побледнело.

— Ну, что нужно захватить с собой? — Пит взял руку Энн.

— Захватить с собой? Куда?

— Ко мне.

Энн в отчаянии затрясла головой.

— Он знает, что я там…

— Нет, не знает. Он ищет тебя в доме Кэрин или здесь.

— Так я должна прятаться в твоем доме?

— У тебя есть лучшее предложение? Ты не можешь оставаться здесь и ничего не предпринимать!

— Я не буду от него бегать. Я еду в полицию.

Пит знал, что ей там скажут. Она лишь убьет понапрасну время и ничего не добьется, но спорить не стал.

— Хорошо. — Он подхватил пальто с вешалки. — Собери Рейчел. Я отвезу тебя в полицейский участок.

Войдя в спальню, мать наклонилась над дочерью и начала одевать малышку.

— Надеюсь, твоя мамочка понимает, что делает, — прошептала она.

Рейчел оживленно захихикала.

Пит взял детский стульчик и складную колыбель.

Прошло еще несколько минут, прежде чем они вышли из двери. Руки Энн судорожно сжали Рейчел. По ту сторону улицы на обочине стоял голубой «седан».

— Без паники, — сказал Пит.

Энн прижалась губами ко лбу девочки. Легко сказать! Она еще крепче прижала Рейчел к груди, затем развернулась, чтобы найти убежище в доме.

Перегородив дорогу, Пит ухватил ее за руку.

— Что ты тут вытворяешь? — Энн вырвала руку. — Пусти меня в дом.

— Это не выход. Он зайдет и туда, Энн.

— Я не могу…

— Тихо. У меня план. Ступай в машину. Я поеду за тобой следом. Встретимся у полицейского участка.

— Он будет преследовать меня.

— Какое-то время. Доверься мне. Иди, — подтолкнул он. Подождав, пока она усядется в машину, Пит рванул к своему автомобилю. Сам по себе замысел был безупречен. Оставалось надеяться, что его воплощение будет столь же безукоризненно. Надо использовать свою машину как буфер между автомобилем Энн и голубым «седаном».

Когда водитель убедился, что Пит намерен и дальше плестись со скоростью черепахи, он перевел машину на встречную полосу и, нарушая правила, обогнал Пита. Но было поздно — Энн пропала из поля зрения. Пит мысленно похлопал себя по плечу.

Через пять минут Пит вошел в полицейский участок.

Он обнаружил Энн сидящей напряженно перед письменным столом, за которым находился круглый человечек с седыми усами и бородой. Судя по табличке — детектив Рэй Хендерсон. Вид у него был как у Санта-Клауса, и трудно поверить, что этот человек может заниматься ловлей преступников.

— Мы ничего не можем поделать.

— Вы что, не слышали? — Энн почувствовала, что начинает повышать голос. — Этот человек угрожал, что отнимет ребенка. С каких пор кража детей перестала рассматриваться как преступление?

— Кто-нибудь, кроме вас, слышал, чтобы мистер Бэррет угрожал?

Женщина отрицательно покачала головой.

— Таким образом, мы можем полагаться только на ваши слова?

— Я никогда не лгу, когда речь заходит о ребенке! — вспыхнула Энн.

— И тем не менее люди склонны лгать. — Детектив наклонил бороду к самому столу и послал Энн что-то вроде извиняющейся улыбки. — Я не хочу сказать, что вы все это придумали. Но мы ничего не сможем сделать. У нас связаны руки. Все, чем мы располагаем, это ваше утверждение, что Джером Бэррет что-то там делает. Но если будут свидетели, то тогда…

— Спасибо! — сказала Энн как можно спокойнее. — Я поняла главное — рассчитывать на вашу помощь мне не приходится.

— Мы не можем ничего предпринять, не имея улик.

— Так мне ждать, пока он не похитит ребенка?

— Извините! — Голос детектива звучал искренне. — В следующий раз постарайтесь, чтобы кто-то был рядом и мог засвидетельствовать, что он вам угрожает.

Энн уже поднялась, нервно прижимая к себе Рейчел. Она сожалела, что пришла сюда.

— Мой совет — расположитесь на время у своих друзей. По крайней мере кто-то постоянно будет рядом с вами. Это способ обезопасить себя.

— Ну, я оказался прав? — спросил Пит, когда они вышли на улицу.

Энн оглянулась на грязные, горохового цвета стены и доску объявлений с фотографиями преступников, находящихся в розыске. Так долго она мечтала о человеке, который мог бы разделить ее радости и беды, и вот он рядом, а она боится его протянутой руки.

— Зачем ты изображаешь из себя упрямицу, когда речь идет о судьбе дочери?

Энн собрала остатки сил и со злобой сказала:

— Нет!

— Заклинаю тебя всеми святыми.

Как бы давая свое согласие, Рейчел запищала и сунула палец в рот.

— Она «за». — Он положил руку на плечо Энн и привлек к себе. — Ты в меньшинстве. Самое безопасное место — это мой дом.

Ой ли? — подумала Энн. В самом деле они будут чувствовать себя там в большей безопасности, но какова цена этой безопасности?

Пока Пит отводил машину в гараж, Энн решила, что, сколь бы ничтожен ни был ее выбор, следует попробовать. Набрав номер телефона, она услышала мужской голос и радостно произнесла:

— Майкл?

Войдя в дверь, Пит смог расслышать только имя. Он затруднился бы сказать, что ощутил помимо замешательства. В ушах зашумело, сердце бешено застучало — и все это от ревности. Она говорила ему, что этот человек всего лишь приятель. А что, если нечто большее? Зачем звонить кому-то, если рядом есть он, Пит?

Да, у него нет никаких прав на эту женщину. Он не мог предъявлять ей какие-либо требования — она бы их не приняла.

Закончив разговор, Энн дрожащими пальцами нажала на кнопку кофеварки.

— Два дня назад я звонила Майклу и просила о помощи.

Пит почувствовал облегчение. Для ревности в данном случае не было оснований. Он подвинул стул и оседлал его. Итак, задело главным образом то, что она решила положиться на кого-то еще.

— Я подумала, что профессионал, имеющий дело с такими ситуациями, мог бы оказаться полезным. Майкл поговорил с Джеромом, но тот ему не поверил.

— Почему же он решил, что этот парень, Майкл, лжет?

Энн повела плечами, сбрасывая напряжение с мышц шеи.

— Он считает, что Майкл был когда-то моим любовником.

Окоченев, Пит смотрел на пол. Злоба кипела и клокотала в нем, злоба на себя. Он резко поднялся со стула.

— Что дальше? — спросил он.

— Кристина.

Сестра Кита была, пожалуй, последней надеждой. Она одна теперь могла разрушить непроницаемую стену из злобы и боли, которой Джером отгораживался от Энн.

— Ага, леди с жалом змеи.

— Боже, как глупо. — Слезы потекли из глаз Энн, и она уткнулась в его плечо.

— И вовсе не глупо, — успокаивал Пит.

Пришло сладкое мучительное желание найти убежище в нежных и сильных руках. Когда он обнимал ее, все вокруг, казалось, шло как надо.

— Пит, ты же знаешь, я не могу рассчитывать…

— Тс-с-с! — прошептал он ей в волосы. Все и без того было ясно — она не хочет, чтобы кто-то всерьез впутывался в ее жизнь.

Мужчина поднял ее ставшее родным лицо, и глаза их встретились.

— Я ничего не знаю и не понимаю, кроме одного: ты во мне нуждаешься. Не надо воевать с собой. — Он прижал свои губы к ее щеке. — Потому что я все равно не оставлю тебя.