Мелисса замерла как громом пораженная. Он здесь! Но откуда? Что он тут делает? Быть может, это обман зрения? Нет, никогда и ни с кем она не перепутает этот надменный разворот плеч, гордую посадку головы!

Несколько минут назад, стоя у входа в церковь и в очередной раз проверяя, все ли идет по плану, она вдруг с ужасом узрела знакомую высокую фигуру, что неотвратимо двигалась по направлению к ней. Джералд Морган сопровождал молодого человека чуть ниже его ростом.

Невероятно! Мелисса почувствовала, что ноги отказываются ее держать. От лица отхлынула кровь, а в глазах на миг потемнело. Молодая женщина инстинктивно попятилась, отступая в самый темный угол притвора и мучительно пытаясь собраться с мыслями.

— Что-то мы слишком рано, а? — заметил Николас Дарлин, нервно поглядывая на вход.

— Твоя невеста дала мне самые что ни на есть четкие инструкции, — заявил в ответ Джералд. — Во-первых, не позволить тебе напиться на мальчишнике, а во-вторых, доставить тебя к церкви по крайней мере за полчаса до начала церемонии.

— Можно подумать, я дитя малое и сам о себе позаботиться не способен, — недовольно проворчал Николас.

Джералд усмехнулся.

— О нет, не дитя. Всего-навсего самое бесправное и никого не интересующее существо в мире — жених. И потому, если только ты не вконец спятил, будешь делать именно то, что тебе сказано.

— Ну спасибо, дружище!

Джералд потрепал его по плечу.

— Послушать Гленду, ей пришлось решать столько проблем, одна другой тяжелее, что, если вдобавок ко всему ты заявишься на свадьбу зеленый от похмелья или того хуже просто опоздаешь, это станет для нее последней соломинкой.

— Пожалуй, в этом что-то есть, — согласился Николас.

Он работал в одном научном институте в Японии, вернулся в Англию всего три дня назад специально к церемонии и потому умудрился благополучно избежать всех предсвадебных хлопот. За что не уставал благодарить судьбу: Гленда успела в красках расписать ему, какое это хлопотное и неблагодарное занятие.

Бедняжке пришлось тем тяжелее, что она совершенно не могла рассчитывать на классическую опору любой невесты — свою матушку. Мисс и миссис Моррисон настолько не ладили, что не сходились решительно ни по одному вопросу, и уж тем более по такому наиважнейшему, как организация свадьбы.

Гленда буквально с ног валилась от усталости, когда одна из подружек рассказала ей об агентстве «Свадебный венок». Заправляла агентством молодая, но весьма деловая особа, и специализировалось оно как раз на организации подобных торжеств, причем занималось абсолютно всеми аспектами — от самой церемонии до выбора подходящих туфель к свадебному платью. А в случае Гленды — вплоть до улаживания конфликтов и разногласий с матерью невесты.

— Потрясающе! — восторженно выдохнула Гленда в трубку несколько месяцев назад. — Мелисса просто чудо! Она устроила невесть сколько самых супермодных и пышных свадеб, но охотно взялась помочь мне. И ничуть не чванится. Представляешь, она умудрилась даже маму уговорить, чтобы та предоставила мне свободу действий!

И вот благодаря еще неизвестной Николасу Мелиссе приготовления к свадьбе шли как по маслу. Катастрофа разразилась буквально в последний момент. Уже прилетев из Японии, Николас узнал, что его старший брат Карл сломал ногу и попал в больницу. А какая же свадьба без шафера?

— Старик, ты просто не представляешь, до чего мы с Глендой тебе благодарны, — прочувствованно сказал Николас, когда они с Джералдом остановились перед входом в церковь покурить. — Кто бы еще согласился в последний миг взвалить на себя обязанности шафера? Что бы я делал без тебя?

— Пустяки! Для чего еще существуют друзья детства? — отозвался Джералд. — Кроме того, я уже не в первый раз выступаю в этой роли и смею полагать — не в последний, — добавил он, критическим оком оглядывая безупречную фрачную пару жениха — почти точную копию собственного костюма. — Ага, вот чего не хватает до полного великолепия… — С этими словами он ловко вставил в петлицу фрака белую бутоньерку.

Жених, как и полагается жениху, заметно нервничал.

— Знаешь, я до сих пор сомневаюсь: а может, следовало отложить бракосочетание до тех пор, пока Карл не поправится?

— Не думаю, что достопочтенная мать Гленды была бы в восторге, если бы свадьбу отменили в последний момент. — Джералд лишь раз встречался с миссис Моррисон, но она произвела на него неизгладимое впечатление. Избави Бог от этакой тещи!

— Это уж точно! — Николас поморщился, он полностью разделял мнение друга о матери своей нареченной. Хорошо еще, что после медового месяца на Канарах они с Глендой следующие несколько лет будут жить в Японии, на безопасном расстоянии от этой мегеры.

— Кстати, а ты почему до сих пор не женат? — Молодые люди начали неторопливо подниматься по ступеням. — Я-то думал, ты уже давно остепенился и свил семейное гнездышко с какой-нибудь из твоих шикарных подружек.

Джералд изумленно уставился на друга.

— Мне? Жениться? Боже праведный, разве я похож на человека, готового сунуть голову в петлю?

— Просто мне казалось… — Николас пожал плечами. — Ну, тебе же нужен сын, чтобы было кому передать фамильный бизнес, продолжить род.

— Дружище, ты безнадежно отстал от жизни, — сухо рассмеялся Джералд. — В наши дни такие глупости уже никого не волнуют.

— Даже твою мать? — недоверчиво спросил Николас.

Он отлично помнил миссис Морган, чопорную сухопарую леди, на лице которой застыло вечно кислое выражение. Она была полна высокомерия и чванства, как будто ее покойный муж являлся не просто крупным — ну, пусть очень крупным, — финансовым магнатом, а по меньшей мере бароном или герцогом. Чтобы она да не пилила сына, призывая его поскорее жениться и обзавестись наследником? Маловероятно!

— А! Ну да, признаюсь, мамочка и в самом деле высказывается в этом духе… и весьма категорично. — Джералд кивнул кому-то из знакомых, уже начавших подходить к церкви. — И все же я не спешу, как ты выразился, остепениться и свить семейное гнездышко. Во-первых, слишком много работы, не до таких глупостей. А во-вторых… гмм… давай скажем так: я еще не нашел подходящей девушки на эту роль.

Неужели? Николас недоверчиво покосился на друга. Даже в далекую Японию регулярно приходили американские газеты и журналы, где буквально в каждой колонке светских сплетен упоминался неподражаемый Джералд Морган. Он прославился не только размерами финансовой империи, унаследованной от отца, не только тем, что был одним из самых завидных женихов Нью-Йорка, но и скоростью, с которой менял одну сногсшибательную красотку на другую.

А значит, если Джералд Морган еще не нашел подходящей девушки, то явно не потому, что мало искал!

Конечно, мужчине трудно оценить привлекательность другого мужчины. Но в данном случае у Николаса не возникало ни малейших сомнений: пусть Джералд и не из тех, кого называют писаными красавцами, но в глазах женщин он просто неотразим.

Черты его не отличались классической правильностью, но казались изваянными из гранита. Лицо, обрамленное густыми темно-русыми волосами, подстриженными длиннее, чем требует мода, выражало силу и решительность. А в карих глазах временами проблескивали искорки — то грозные, то смешливые. Если ко всему вышесказанному добавить несметное состояние и поместье в Виргинии, сразу станет ясно, почему представительницы прекрасного пола буквально не давали Джералду прохода.

Пока Николас предавался этим слегка завистливым размышлениям, его друг внезапно нахмурился, оглядываясь по сторонам.

— Странно-странно, — пробормотал он. — Готов поклясться, где-то я ее уже видел. Только где и когда, ума не приложу. Интересно, куда она подевалась? Словно растаяла в воздухе. Ну да ладно. — И Джералд философски пожал плечами.

— В самом деле? Быть может, пытаясь не дать напиться жениху, его шафер сам вчера хлебнул лишку? — поддразнил друга Николас.

— Похоже на то, — с легким смущением согласился Джералд.

И молодые люди вошли в празднично убранную церковь.

К несчастью, Мелисса Халлидей прекрасно помнила, где и когда встречалась с Джералдом Морганом.

Один из распорядителей церемонии подлетел к вновь прибывшим, и она поняла, что наблюдает за прибытием жениха и его шафера. А значит, по коварной причуде насмешницы-судьбы Джералда не просто пригласили на свадьбу, а попросили заменить заболевшего брата Николаса Дарлина.

Взгляд шафера остановился на ней, в глазах забрезжило неясное узнавание. Потеряв голову от паники, Мелисса бросилась в боковой придел, подальше от посторонних взоров. Ноги ее дрожали. Без сил опустившись на скамью, она невидящим взглядом уставилась на мерцающие алтарные свечи. Что же делать? Как избежать катастрофы?

Однако ее смятение длилось недолго. Природное самообладание Мелиссы начало понемногу брать верх. Понервничала немного — и хватит! Потрясение потрясением, но что за ребячество так остро реагировать на появление Джералда?

Хотя теперь они вращаются в разных кругах и общих друзей у них не осталось, но все равно следовало догадаться, что рано или поздно она неминуемо вновь встретит этого человека. И как это ей только в голову не пришло? Давно надо было придумать, что говорить, как держаться при этой встрече. Тогда сейчас она была бы избавлена от приступа мучительной слабости.

Но ведь никто не любит вспоминать неприятные моменты из собственного прошлого. Мелисса до сих пор покрывалась краской жгучего стыда при мысли о том, какой дурой тогда себя выставила, несмотря на то, что от позорного, чудовищного по своей неловкости эпизода ее отделяло чуть ли не десять лет. Десять лет, за которые Мелисса изменилась до неузнаваемости. Слава Богу, теперь она ничем не напоминает ту пылкую восемнадцатилетнюю идиотку, голова которой была забита романтическими бреднями и которая так безумно и безоглядно влюбилась в живое олицетворение своих девичьих грез.

По правде говоря, она была не единственной юной глупышкой, что поддалась опасным чарам Джералда Моргана. Как мотыльки, привлеченные пламенем свечи, спешили они к нему, чтобы обжечь свои крылышки на огне его жаркой сексуальной притягательности.

Ох, какой же идиоткой она была! Теперь-то Мелисса лишь пожимала плечами, вспоминая собственное безрассудство. Ей бы, тогдашней, нынешний здравый смысл — не пришлось бы потом лить горькие слезы. А ведь и слепому было ясно: ничем, кроме слез, та история закончиться не может.

Тряхнув головой, Мелисса постаралась прогнать прочь печальные воспоминания. О пролитом молоке не плачут. Тем более сейчас, когда надо заботиться о настоящем. Дел невпроворот, она просто не может позволить себе отсиживаться в уголке и предаваться жалости к себе.

«Свадебный венок» — ее любимое детище, агентство, предлагающее услуги по организации свадеб, — процветал главным образом благодаря четкой и продуманной организации. Мелисса гордилась тем, что у нее не бывает проколов и досадных случайностей, способных испортить любое торжественное событие. Вот и сейчас ей хватало всевозможных проблем и без появления на сцене Джералда.

Конечно, знай она заранее, что Николас Дарлин заменит заболевшего брата именно им, успела бы что-нибудь придумать. Но такова жизнь: вечно норовит подбросить тебе под ноги банановую кожуру тогда, когда ты этого меньше всего ожидаешь.

Мелиссе оставалось лишь крепче сжать зубы и встретить опасность лицом к лицу. И молить Бога — о, как пылко она об этом молилась! — чтобы Джералд внезапно забыл все, что было более десяти лет назад. Ну, пусть не все — только отдельные эпизоды. Иначе лишь чудо поможет ей выйти с честью из крайне неудобного положения.

Глубоко вздохнув, Мелисса взяла себя в руки и покинула придел.

— Не уверен, что приезжать сюда заранее было такой уж хорошей идеей. — Николас беспокойно ерзал на жесткой скамье, ему отчаянно хотелось выпить.

— Не волнуйся, дружище, у тебя обычный предсвадебный мандраж. — Глядя на вытянутое, мрачное лицо жениха, Джералд не смог сдержать улыбки.

— Хорошо тебе говорить! — огрызнулся тот, стыдясь, что так разнервничался. — Может, ты и не спешишь жениться, но то-то я посмеюсь, когда отыщется умная женщина, которая сумеет притащить тебя к алтарю.

— Да ладно, расслабься, — посоветовал Джералд, участливо глядя на друга. — Гленда — чудесная девушка. Я уверен, вы будете очень счастливы. Постарайся думать сейчас именно об этом. Идет?

Николас кивнул.

— Да, конечно… Что-то я вконец распсиховался. Прости. Это потому… ну, сам не знаю. — Он беспомощно пожал плечами.

— Уже скоро, — ободряюще заметил Джералд. — Кстати, — продолжил он, решив отвлечь Николаса разговором на постороннюю тему, — мне пришлось заменить твоего брата так неожиданно, что мы даже не успели обсудить: а что именно входит в обязанности шафера? Например, надо ли мне платить священнику? Я захватил с собой денег на всякий случай, и…

— Нет-нет, об этом можешь не беспокоиться, — отмахнулся Николас. — Гленда откопала где-то даму, которая занимается всеми скучными организационными вопросами. Насколько я понимаю, она берет на себя абсолютно все.

Джералд скептически повел бровью.

— Так уж и все?

— До самых мелочей, — подтвердил Николас. — Послушать Гленду, так она продумывает все от первой и до последней минуты. И хотя ее услуги обходятся в кругленькую сумму, но Гленда считает, что оно того стоит. Хотя бы потому, что теперь она получает именно такую свадьбу, о какой всегда мечтала, а не такую, какая грезилась ее матери.

— Похоже, здравая мысль, — одобрил Джералд.

Орган начал тихо играть. Шум за дверью усилился, возвещая прибытие первых гостей. Внезапно шафер встрепенулся.

— Ага! Так и знал, что не ошибся!

— Ты о чем?

Джералд кивком указал куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, Николас увидел молодую женщину, которая как раз влезла на скамью, чтобы поправить букет на высоком подоконнике.

— Ее-то я и заметил у входа, когда мы подъехали. Точно-точно. Уверен, где-то я ее уже видел. Но все равно, никак не припомню, где и когда. — Джералд свел темные брови, мучительно напрягая память.

— Увы, понятия не имею, кто она. — Николас пожал плечами. — Хотя, должен признать, — заметил он, обозревая незнакомку, узкая черная юбка которой на миг задралась, демонстрируя длинные стройные ноги, обтянутые черными полупрозрачными чулками, — ножки у нее что надо!

— Уж это точно, — усмехнулся Джералд. — Только тебе не кажется, что сейчас не самый подходящий момент для подобных наблюдений? Особенно если учесть, что через несколько минут ты станешь женатым человеком.

Николас хмыкнул. Однако ответить ему помешало появление родителей, которых усадили на скамью у него за спиной. Миссис Дарлин горячо поцеловала сына, а мистер Дарлин похлопал его по спине, пожелав:

— Удачи, сынок, удачи.

Джералд вдруг поймал себя на том, что его ужасно злит, что он не может вспомнить, где видел эту высокую стройную девушку. Более того, не будь это так нелепо, он был бы готов поклясться, что незнакомка намеренно избегает смотреть в его сторону. Он лишь на миг увидел бледное лицо и полуспрятанные под модной шляпкой темные волосы, но все равно женщина казалась ему поразительно знакомой — даже со спины.

С появлением миссис Моррисон и юных подружек невесты, а в самом скором времени и самой виновницы торжества вместе с ее отцом Мелиссе стало уже не до личных переживаний.

— Ты чудесно выглядишь! Просто изумительно! — сказала она Гленде, наскоро заверив ту, что жених уже на месте, гости собираются и вообще все под контролем.

— Это лишь благодаря тебе. — Гленда окинула взглядом элегантное, спадающее до полу платье, что так выгодно облегало ее фигуру. — Не будь тебя, я бы сейчас стояла здесь, завернутая в сто слоев прозрачного тюля, точно какая-нибудь кукла с витрины.

Они дружно засмеялись, вспомнив, сколько сражений с миссис Моррисон им пришлось выдержать.

— Я хочу, чтобы моя дочь выглядела достойно, — заявила она ледяным тоном несколько месяцев назад, когда Мелисса впервые попала в их дом. — Жених Гленды — сын профессора, и я тем более не хочу, чтобы его семейство вообразило, будто мы ничего не смыслим в хороших манерах… Хотя мой муж каждый день тратит больше денег, чем они видели за всю свою жизнь. Так что нечего им носы задирать!

— Вы совершенно правы, — дипломатично заметила Мелисса. Все равно бесполезно было объяснять матери Гленды, что мистер и миссис Дарлин, родители Николаса, оба известные ученые, — люди очень простые, демократичные и всецело одобряющие выбор сына.

Сколько же понадобилось времени и настойчивости, чтобы убедить миссис Моррисон, что дочери не пойдёт платье, в которое та хочет ее обрядить! Честно говоря, думала Мелисса, такое платье вообще никому не пошло бы. Просто непонятно, для кого его придумывали? Тяжелый бархатный чехол, сплошь расшитый жемчугом, а сверху — несколько слоев тюля, усыпанного искусственными цветами. Плюс громоздкий венок из таких же искусственных цветов и фата, нести которую пришлось бы по меньшей мере втроем. Не свадебный наряд, а сущий кошмар!

— Да в этом только топиться, и хорошо еще, если сразу пойдешь ко дну, — чуть не плакала Гленда. — Мелисса, умоляю, спаси!

С огромным трудом им вдвоем удалось уговорить миссис Моррисон отказаться от пышности в пользу элегантности. И теперь, обозревая плоды своих усилий, Мелисса гордилась собой: Гленда была чудо как хороша!

Густые золотистые локоны, собранные в низкий узел, как нельзя удачнее подчеркивали классическую красоту невесты, правильные черты ее лица, высокую изящную шею. Платье, хотя и отвечающее всем требованиям современной моды, чем-то неуловимо напоминало греческую хламиду, и в нем Гленда казалась Афродитой, сошедшей с Олимпа на землю.

А три кудрявые девочки, которых Мелисса отобрала из многочисленных юных кузин и родственниц невесты, изображали амурчиков, сопровождающих свою прекрасную повелительницу.

— Какие же они хорошенькие, правда, па? — спросила Гленда, глядя, как Мелисса раздает прелестным малюткам букеты.

— Ага, есть такое дело, — сдавленным от волнения голосом просипел мистер Моррисон, поправляя съехавший набок узел галстука.

Он чувствовал себя не в своей тарелке. Все эти церемонии, блеск, шик, элегантность были не в его стиле. Джон Моррисон, выходец из семьи чернорабочего, сам сколотил состояние. Управляя своими фабриками, он чувствовал себя как рыба в воде. А тут… Скорее бы уж все закончилось! И хотя отец Николаса оказался славным малым, не задавакой, все равно Джону не терпелось вернуться к своим станкам.

— Ты уже видела шафера Николаса? — поинтересовалась Гленда у Мелиссы.

— А… Да, видела. — Мелисса проклинала предательский румянец, появившийся на щеках.

— Сногсшибательный красавец, правда? — хихикнула Гленда, не замечая волнения подруги. — По-моему, добрая половина девушек на свадьбе — его бывшие подружки. А вторая половина собирается серьезно заняться им на приеме.

По счастью, Мелисса была избавлена от необходимости отвечать. Орган заиграл медленную торжественную мелодию, и, мгновенно посерьезнев, Гленда — предсвадебное волнение наконец докатилось и до нее! — дрожащей рукой ухватилась за локоть столь же нервничающего отца.

Выждав, пока невеста со своим сопровождающим дойдет до середины прохода, Мелисса села на боковую скамью в глубине церкви. Но даже там она ощущала властность и целеустремленность, исходящие от широкоплечей фигуры мужчины, стоящего рядом с женихом.

Хотя Нью-Йорк может похвастаться обилием роскошных отелей, Мелисса всегда отдавала предпочтение «Карлайлю». Строгая красота сочеталась в нем с изысканностью, богатое убранство — с элегантностью. А главное, на его персонал можно было положиться целиком и полностью, так что во всем, что касалось приема в отеле, Мелисса с радостью передала бразды правления в их руки.

И не ошиблась. Парадный зал выглядел величественно. В старинных канделябрах мерцали свечи, со вкусом подобранные букеты наполняли воздух ароматом цветов. Официанты стояли навытяжку в два ряда, готовые исполнить малейшее желание приглашенных. Поистине удачный прием!

Удачным оказалось и решение Мелиссы назначить торжество на вечер субботы. Хотя поначалу не только неугомонная миссис Моррисон, но и жених с невестой были слегка удивлены.

— Вечер субботы? — недоверчиво переспросила Гленда. — Но разве так принято? Мне казалось, что традиция предписывает играть свадьбу в воскресенье, утром.

— Нет-нет, — покачала головой Мелисса. — То есть, конечно, в большинстве случаев так и делают, но это не жесткое правило. И вы смело можете нарушить его. Зато тем самым вы ничего не теряете, а, напротив, получаете свободу маневра.

— Что-что? — удивилась Гленда.

— Вы ведь хотите совместить сразу две трудно совместимые вещи. С одной стороны, созвать всех родственников, многие из которых уже весьма почтенного возраста, а с другой — побольше потанцевать. Верно?

— Верно, но я не понимаю…

— Минуточку. Смотри сама: если назначить свадьбу на вечер, то после положенного банкета и поздравительных речей будет уже довольно поздно и старики устанут. Они уедут, а молодежь сможет веселиться хоть до утра, не волнуясь, что утром им придется не выспавшись идти на работу. И овцы целы, и волки сыты. Ну, как тебе?

— Гениально! — искренне восхитилась Гленда. Таким образом, вопрос о времени был решен…

Однако теперь, устроившись в уголке зала и любуясь тем, как молодая чета общается с нарядно одетыми гостями, Мелисса знала: она сама сможет расслабиться и вздохнуть спокойно только через несколько часов. Потому что ей, как капитану корабля, положено все время быть начеку. Мало ли какая неожиданность случится.

И все же главная проблема вечера была ее личной проблемой. С момента появления молодых и их свиты она поняла: Джералд Морган не только заметил ее, но и отчаянно пытается вспомнить, кто она такая. Он явно был намерен во что бы то ни стало добиться своего.

Упрям как мул! Неумолимый взгляд карих глаз преследовал Мелиссу, куда бы она ни шла. По счастью, обязанности шафера удерживали Джералда возле новобрачных: он должен был вместе с ними отвечать на поздравления гостей. Так что пока Мелисса была вне опасности, но она знала: это лишь временное затишье. Поэтому вскоре запаниковала. Поневоле поймешь, что чувствует лань, за которой несется свора гончих. Мелиссе еле удавалось, лавируя среди гостей, избегать прямого столкновения со своим преследователем. Но сколько может длиться такое везение?

Один раз он и впрямь чуть ее не поймал. Бедняжка еле успела нырнуть в дамскую комнату. Совсем обессилев, с бешено бьющимся сердцем, она рухнула на бархатный стул перед высоким трюмо и беспомощно уставилась на свое отражение в зеркале. Хороша картинка — лицо бледное, глаза ввалились, выражение самое что ни на есть затравленное!

— Ради Бога, перестань трястись и возьми себя в руки! — сердито сказала она. — Не отсиживаться же здесь весь вечер!

Поправив прическу и побрызгав на лицо холодной водой, она почувствовала себя гораздо лучше — уверенной в себе деловой женщиной, а не беспомощной беглянкой.

В зале, куда вернулась Мелисса, все шло своим чередом — звучали поздравительные речи. Она так привыкла к ним, что почти не слушала, как вдруг ее внимание привлек звук собственного имени.

Вздрогнув, она поглядела поверх голов гостей на возвышение. Там, вопреки всем традициям, стояла невеста, прочно завладевшая микрофоном.

— Мы так счастливы, что вы сегодня здесь с нами, — звонко говорила Гленда, улыбаясь собравшимся. — Я уже поблагодарила родителей и всех прочих, кто так или иначе связан с сегодняшней свадьбой. Но я не упомянула ту, без которой никакой свадьбы скорее всего не состоялось бы. Именно Мелисса Халлидей и ее агентство «Свадебный венок» самоотверженно взяли на себя все организационные хлопоты и проблемы, а все вы представляете, что это за нелегкое бремя. Боюсь, что иначе нам с Николасом пришлось бы просто-напросто потихоньку улизнуть и тайком сочетаться браком в каком-нибудь другом месте!

Боже! Похоже, Гленда успела отдать должное великолепному шампанскому, с досадой подумала Мелисса. Однако, судя по всему, в ужас пришла одна она, поскольку по залу прокатился общий смех и раздались аплодисменты.

Мелисса бросила взгляд на Джералда… и замерла в испуге. Лицо его сияло, будто на него снизошло озарение. Он даже прищелкнул пальцами. Молодая женщина поняла: надежды остаться неузнанной более нет.

Словно в подтверждение ее опасений, Джералд поднялся на возвышение, чтобы произнести последнюю на сегодня речь. Глаза его обежали толпу и на миг остановились на встревоженном лице Мелиссы. В карих глазах сверкнул победный огонек хищника, настигшего жертву.

Похоже, Джералд поднаторел в подобных речах. Он говорил ровно и гладко. И лишь двое во всем зале знали, кого именно он имел в виду, когда сказал, что видит сегодня здесь очень много «старых друзей».