Сидя в комфортабельном автобусе, мчащемся к заснеженным горам, Мелисса тяжело вздыхала. Ну и жизнь — сплошная черная полоса, ни одного просвета на горизонте!

А все началось с той самой секунды, когда в ее налаженную, размеренную и мирную жизнь вновь ворвался непредсказуемый и опасный Джералд Морган.

После того памятного телефонного разговора с этим ужасным человеком прошел уже почти месяц, и с тех пор о нем не было ни слуху ни духу. Но все равно Мелисса знала: он, и никто иной, виновен в ее постоянной бессоннице, в участившихся головных болях и в депрессии.

А теперь еще и Аллен, пусть невольно, внес свой вклад в тот хаос, в который превратилось ее некогда беспечальное существование. Мелисса снова вздохнула и повернулась к окну.

Собственно говоря, брат был не так уж и виноват. Ведь ему выпал шанс, который бывает раз в жизни. Пару недель назад Аллен позвонил ей и в невероятном возбуждении сообщил, что его приглашают на новую, потрясающую, работу. Вдруг! Ни с того ни с сего! Мелисса была искренне рада за Аллена, но выяснилось, что он никак не может поехать с ней кататься на лыжах.

И это после того, как они забронировали места в том самом шале на известном горнолыжном курорте Деер-Вэлли! После того как взяли билеты на самолет. Как предвкушала она этот отпуск! Как надеялась там, на снежных склонах, обрести наконец душевный покой и внутреннюю свободу! И что же?..

— Да-да, понимаю, — пробормотала она, усиленно стараясь скрыть острое разочарование. — Ничего, это же не конец света. Устрою себе отпуск как-нибудь попозже, может осенью… — Голос ее жалобно оборвался.

— Еще чего! Пусть я поехать не могу, но тебя-то ничего не держит!

Мелисса уныло пожала хрупкими плечами.

— Не знаю. Я не уверена, что мне так уж улыбается мысль провести отпуск с чужими людьми. Особенно если они по большей части сто лет друг друга знают.

— Да я и не предлагаю тебе с ними общаться! — фыркнул Аллен. — Если не захочешь, никто тебя не заставит, верно?

— Ну да, но…

— По-моему, надо быть ненормальной, чтобы не поехать, — горячо заявил Аллен. — Тем более что дом ужасно удобный, комфортабельный и большой. Сам я в Деер-Вэлли никогда не был, но Майк Ламствуд, сын владельцев, говорит, что катание там просто отличное.

— Возможно, но…

— Майк с тобой еще созвонится, — шел напролом братец с несвойственной ему решительностью и настойчивостью. — Насколько я понимаю, если не удастся выделить тебе отдельную комнату, то тебя поселят с его сестрой, Барбарой. Очень, кстати, приятная девушка, я ее знаю.

— Но…

— Кроме того, — гнул свое Аллен, — если даже остальная публика тебе решительно не понравится, там потрясающие горнолыжные трассы.

Убежденность всегда заразительна… И к тому времени, когда Майк Ламствуд позвонил Мелиссе, молодая женщина уже решила, что едет.

— Соберется небольшая компания старых добрых друзей, — сообщил ей Майк, когда они ненадолго встретились в одном из баров в центре города. — Но и новичкам мы всегда рады. Моя сестра отменно готовит. Однако если ее стряпня придется кому-нибудь не по вкусу, то кругом полно превосходных ресторанчиков, — с веселым смехом добавил он.

Майк понравился Мелиссе. Вообще-то она и прежде мельком его видела — на свадьбе Николаса Дарлина. Теперь уже молодая женщина с нетерпением ждала отпуска. Возможно, ей все-таки удастся обрести покой и отдохнуть. Пусть вольный свежий ветер выдует у нее из головы прочно засевший там ненавистный образ мужчины — высокого, широкоплечего, с ясными карими глазами, то грозными, то веселыми, и с красивым чувственным ртом…

— Правда, — предупредил Майк, — мы с Барбарой не сможем вас подвезти. Родители просили доставить в шале кое-какие вещи, придется забить ими заднее сиденье. Но от Солт-Лейк-Сити ходит очень удобный местный автобус. От автостанции, рядом с которой останавливается автобус, до шале сорок минут езды на машине, но кто-нибудь обязательно вас встретит.

Путешествие и впрямь прошло без проблем. Перелет до Солт-Лейк-Сити, потом удобный автобус. И, только выпрыгнув на конечной остановке, Мелисса вдруг осознала, какую чудовищную ошибку совершила. За всеми хлопотами она начисто позабыла выяснить у Майка одну маленькую, но крайне существенную деталь: как узнать того, кто будет ее встречать? Или как он узнает ее?

Разумеется, кругом кишели толпы народа. Шансы найти средь них совершенно незнакомого человека, который ее встречает, были поистине мизерны. Проклиная себя за то, что сваляла дурака, молодая женщина растерянно оглядывалась по сторонам, как вдруг над ухом ее раздалось восклицание:

— Мелисса!

— Джералд! Что ты тут делаешь? — При виде знакомого лица у нее чуть глаза на лоб не вылезли. Кошмар какой-то! Дурной сон!

Но это был не сон…

— Поверить не могу, что это на самом деле ты, — вздохнула Мелиса десять минут спустя, когда Джералд закинул ее вещи в багажник взятого напрокат джипа, а сам уселся за руль. — Просто в голове не укладывается.

— Что у тебя в голове не укладывается? — с прохладной любезностью осведомился он.

— Да то, что я, наивная, надеялась провести отпуск тихо-смирно, отдохнуть, а ты — тут как тут, ни дать ни взять злой демон из фильма ужасов, только грома и молний не хватает, — мрачно пояснила молодая женщина.

— Спасибо на добром слове, — усмехнулся он. — Полно, Мелисса. Из всех знакомых мне женщин только ты поднимаешь из-за меня столько шума.

— А знакомых женщин у тебя, конечно, без счета, — съязвила Мелисса, безуспешно сражаясь с ремнем безопасности.

В замкнутом пространстве машины ехидные слова повисли, точно клубы ядовитого дыма. Атмосфера заметно накалилась. А еще через секунду твердые пальцы решительно ухватили подбородок Мелиссы. Джералд развернул молодую женщину лицом к себе и буквально пронзил взглядом.

— Послушай, я собирался отвезти тебя в шале, а по дороге объяснить, откуда взялся здесь, в Деер-Вэлли. Но я вовсе не намерен терпеть твою грубость, — напрямик заявил он. — Так что выбор за тобой. Или ты ведешь себя как цивилизованный член общества и я везу тебя. Или вылезаешь из машины, а там либо добираешься до места собственными силами, либо возвращаешься домой — на твое усмотрение. Так что ты предпочитаешь?

Щеки Мелиссы вспыхнули. Она нервно отвела глаза в сторону. Действительно, она ведет себя точно избалованный, невоспитанный ребенок.

— Итак?

— Стыдно признаться, но ты прав, — вздохнула Мелисса. — Прости. Наверное, это от неожиданности. Я была не готова встретить тебя здесь…

Голос ее оборвался. Внезапно она остро ощутила столь тесное соседство с этим роковым мужчиной, которого окружала аура силы и энергии. В салоне джипа только что электрические искорки не проскакивали.

Джералд наклонился к ней. Мелисса уловила слабый, чуть пряный запах дорогого одеколона. Легкое дыхание коснулось ее щеки. Пальцы, все еще придерживающие ее подбородок, чуть заметно напряглись, когда она инстинктивно отшатнулась.

Мелисса замерла, точно кролик, к которому приближается удав. Огромные синие глаза смотрели испуганно, сердце трепыхалось в груди выброшенной на берег рыбкой.

Внезапно пальцы Джералда расслабились, взгляд смягчился, а плотно стиснутые губы раздвинулись в насмешливой улыбке.

— По-моему, мне стоит помочь тебе с этим ремнем.

Нагнувшись, он вынул из ее дрожащих рук пряжку и в мгновение ока застегнул ремень.

Машина тронулась с места. Мелисса отвернулась, устремив невидящий взгляд за окно. Уже настал вечер, на горы спустилась тьма. Если бы не смятение, мешающее воспринимать что-либо, молодая женщина могла бы насладиться величественными и прекрасными пейзажами.

Успокойся! Возьми себя в руки! — убеждала себя Мелисса, судорожно пытаясь совладать с собой. События развивались стремительно, причем совершенно независимо от ее воли. Она полностью утратила контроль над происходящим. Бросив быстрый взгляд из-под ресниц на чеканный профиль Джералда, она обнаружила, что тот полностью сосредоточен на дороге. Губы его были плотно сжаты, руки уверенно лежали на руле.

Что ж, выбора у нее, похоже, нет. Придется сделать над собой усилие, поступиться собственной гордостью, но любыми средствами развеять тяжелую атмосферу, воцарившуюся в машине.

— Прости, если я повела себя не лучшим образом, — начала Мелисса робко. — Мне пришлось сегодня рано встать, чтобы успеть на самолет. А потом еще пересадка, автобус… Наверное, я просто устала.

— Пожалуй, я готов сделать скидку на усталость и эффект неожиданности и не судить тебя слишком строго, — улыбнулся Джералд в ответ, но тут же вновь посерьезнел. — Мы с тобой вообще замечательно умеем доводить друг друга до белого каления. Не замечала?.. Но поскольку следующие две недели предстоит провести под одной крышей, нам лучше постараться держать себя в руках. Хорошо?

Две недели?! У Мелиссы голова пошла кругом. Как она сумеет выдержать общество этого человека целых две недели? Она и пяти минут с ним спокойно провести не может!

Мелисса, наверное, и впрямь устала, потому что от попыток обдумать сложные, запутанные отношения, что связывали их с Джералдом, тотчас же начало ломить виски.

Взять хотя бы ее: Мелисса и сама не понимала, что именно чувствует по отношению к нему. А она ведь гордилась своим разумным, хладнокровным подходом к жизни. Никаких бурных страстей, никакой дешевой романтики. И что же? При одном взгляде на сидящего рядом статного красавца все ее существо реагирует самым что ни на есть примитивным, первобытным образом.

— Хорошо. Но согласись, что все это чересчур для простого совпадения. Я имею в виду то, что ты не только оказался здесь же в это же время, что и я, но еще и остановился в том же самом шале, — тихо заметила Мелисса.

— Да, понимаю, что тебе это все могло показаться слегка странным, — рассеянно кивнул Джералд, не отрывая взгляда от дороги.

Слегка странным? Вот это талант к преуменьшениям! Мелисса, конечно, допускала, что на свете всякое бывает. Но чтоб так…

— А не мог бы ты рассказать поподробнее об этой «слегка странной» ситуации? — предложила она.

— Минутку терпения. — Джералд включил «дворники», поскольку пошел снег. — На самом деле все не так уж и странно, как может показаться на первый взгляд. Майк Ламствуд — мой старый школьный друг, да и еще кое-кого из этой компании я знаю. Так что когда в последний момент у них оказалось одно вакантное место в домике, я с удовольствием согласился его занять.

— Гмм…

Мелисса не знала, верить или нет. Конечно, звучало довольно правдоподобно, но… Но все равно оставалось смутное чувство, что здесь что-то не так. Больно уж гладко все выходило.

— И ты даже не подозревал, что «вакантное» место образовалось, потому что мой брат не смог поехать? И что сама я все-таки еду? — решила она прояснить ситуацию до конца.

— Ну… кажется, Майк упоминал о чем-то в этом роде, — после небольшой паузы признался Джералд.

— И почему меня это совсем не удивляет? — Мелисса досадовала на усталость, мешающую думать четче. Где-то во всей этой истории концы с концами явно не сходились. — А ты давно здесь?

— Приехал буквально за полчаса до тебя, — сообщил Джералд и вытащил из отделения для перчаток огромный, сложенный в несколько раз лист. — Так что тебе придется взять на себя роль штурмана и выверять дорогу по карте. Надеюсь, ты умеешь читать карты, а, Мелисса?

— Ты хочешь сказать… — Она недоговорила и недоверчиво посмотрела на него.

— Вот именно, — улыбнулся Джералд. — Я знаю об этом шале, да и о доброй половине компании, что там соберется, ничуть не больше тебя.

— Но как же тебя сюда занесло? — нахмурилась молодая женщина.

— Я каждый год выбираюсь покататься на лыжах. В прошлом году, например, ездил в Альпы. А в этом решил податься сюда, — несколько туманно объяснил он.

Мелисса тем временем сложила карту приемлемым для себя образом и собралась было углубиться в изучение маршрута, как вдруг ее пронзило внезапное подозрение.

— Постой-ка! — Она подняла взгляд. — Если Майк Ламствуд заранее сказал тебе, когда я приезжаю сюда, почему тогда ты не связался со мной еще в Нью-Йорке и не предложил поехать вместе?

— И в самом деле интересный вопрос! — В голосе его зазвучали знакомые, чуть озорные нотки.

— Каков же будет ответ?

Джералд пожал плечами.

— Сама посуди, Мелисса. Если бы я связался с тобой в Нью-Йорке, ошарашил тебя сообщением, что нам предстоит следующие две недели жить под одной крышей, и предложил поехать вместе в Деер-Вэлли, как бы ты поступила? Только, чур, отвечать по-честному.

— Немедленно отменила бы поездку, — без колебаний ответила она.

Джералд рассмеялся.

— То-то и оно. Мне не составило труда прийти именно к такому же выводу. А поскольку ты вымоталась за год и нуждаешься в отдыхе, мне вовсе не хотелось портить тебе отпуск.

— Какая заботливость! — сквозь стиснутые зубы процедила молодая женщина, испепеляя взглядом надменный профиль своего спутника.

И он еще смеет смеяться над ней! Постепенно в груди Мелиссы снова разгорелся гнев. Этот низкий, презренный тип гнусно манипулирует ею! Однако открытая ссора с Джералдом сейчас ни к чему хорошему не привела бы. Тем более что снег повалил сильнее, видимость на дороге ухудшилась. Нельзя отвлекать водителя в такой рискованной ситуации, тем более на незнакомой дороге.

Ну ничего, успокаивала она себя. В конце концов, если не понравится шале или остальные члены компании, что ей помешает вежливо распрощаться, вызвать такси до Солт-Лейк-Сити и улететь первым же рейсом? Так что, как бы ни сердилась она на Джералда — а сердилась она очень, — придется искать более подходящее места и время, чтобы высказать нахалу все, что она о нем думает.

А сейчас следовало разобраться с картой. Там было множество всевозможных развилок и ответвлений от дороги, по которой они ехали, все помеченные едва различимыми цифрами, — одни обозначали высоту над уровнем моря, а другие номера дорог. Поди отыщи нужный тебе поворот!

— Сам черт голову сломит, — пожаловалась она Джералду.

— Прекрасно тебя понимаю. Честно говоря, я рад, что мне не приходится этим заниматься, — отозвался он.

Мелисса невольно улыбнулась. Впервые за последние месяцы они общались как в старые добрые времена их прежней беспечной дружбы.

Такое счастливое положение дел продолжалось вплоть до того момента, когда Джералд притормозил возле живописного дома — места их назначения.

— Глазам не верю! — расхохотался он при виде витиеватой вывески над входом.

— Не понимаю, что тут такого смешного, — сердито фыркнула Мелисса, гадая, кому приходит в голову давать домам столь глупые названия.

— Просто мне кажется, что в данных обстоятельствах это и в самом деле весьма забавно. — Все еще смеясь, Джералд вылез из машины и обошел ее вокруг, чтобы открыть дверцу перед спутницей. — Добро пожаловать, дорогая моя Мелисса! — театрально объявил он. — Добро пожаловать в «Приют влюбленных»!

Восемь часов спокойного крепкого сна — и Мелисса вновь почувствовала себя человеком. Нежась в постели, она сонно разглядывала просторную светлую спальню. Как тут уютно! А какой пейзаж простирается за окном! Горы… Как же она любит горы!

Кровать у противоположной стены была пуста. Наверное, Барбара уже хлопочет в кухне. Мелиссе и самой пришлось как-то выступать в этой роли: обдумывать меню, покупать продукты, готовить, вставать раньше всех. Слава Богу, на сей раз этим занимается кто-то другой!

Мысли ее плавно вернулись к событиям вчерашнего вечера. Поистине, день сюрпризов! Первыми, кого она увидела, едва войдя в теплую гостиную уютного зимнего дома, были Гленда и Николас Дарлин. Молодые супруги радостно улыбались ей.

— А вы-то какими судьбами сюда попали? — изумленно ахнула Мелисса. — Я думала, после свадебного путешествия вы отправляетесь прямиком в Японию.

— Так оно и было, — засмеялась Гленда. — Но тут эти самые жучки, к которым я уже начинаю ревновать Николаса, внезапно обнаружились еще и в Америке, а не только в Японии. Его срочно отправили обратно в нью-йоркскую лабораторию их института. А поскольку до начала работы на новом месте оставалось время, мы решили присоединиться ко всем нашим в Деер-Вэлли.

Мелисса покосилась на Джералда. Судя по тому, как искрились его глаза, он с самого начала знал, что Дарлины тоже будут здесь. Сначала она разозлилась — как это он смел не предупредить ее? — но почти тотчас же испытала облегчение. Все-таки здорово, что рядом будут друзья! Однако Джералду она еще скажет пару ласковых слов.

Впрочем, этой приятной возможности ей в тот вечер так и не представилось. Кто-то, предположительно Барбара, немедленно всунула в руку молодой женщине бокал красного вина, после чего ее по очереди познакомили со всеми присутствующими.

Первым оказался невысокий, крепко сбитый брюнет по имени Конрад. Фамилии его Мелисса не разобрала. Он был крайне немногословен и почти весь вечер просидел в уголке у камина. Зато его подружка, Кэрри, сногсшибательная блондинка с потрясающими формами, болтала за двоих.

Высокая, загорелая, с копной роскошных волос, она умела подчеркнуть достоинства своей внешности. Платье в обтяжку, да еще с очень низким вырезом, не столько скрывало, сколько выставляло напоказ пышный бюст. Кэрри была фотомоделью — сейчас, правда, пребывала «временно не удел», зато «буквально на днях» ждала предложений от самых престижных журналов. Выглядела она и вправду ослепительно. Чего, увы, нельзя было сказать о Барбаре, сестре Майка.

Щупленькая, малорослая, вся в веснушках, с рыжими торчащими лохмами, она не уступала Кэрри разве что в болтливости и относилась к тому типу девушек, которых в шутку называют «своими в доску парнями». Явно не замечая собственной невзрачности, она бойко хлопотала вокруг остальных, подливая в бокалы и подкладывая всяких вкусностей.

К несчастью, к концу вечера Мелисса успела прийти к выводу, что над Барбарой прямо-таки тяготеет злой рок. С ней ежеминутно что-то случалось. То бокалы падали из рук, то красное вино само собой выплескивалось на белоснежную скатерть, то нога подворачивалась. Двери так и норовили задеть ее по плечу, а пороги, как живые, цепляли за каблук. Словом, ярко выраженная невезучесть. Кэрри же реагировала на эти досадные происшествия с таким нескрываемым раздражением, что Мелисса сразу поняла: едва ли она сумеет найти общий язык с белокурой красоткой.

Более того, Кэрри явно придерживалась того же мнения. Мелисса сама не понимала, чем умудрилась вызвать столь острую неприязнь, однако чувства блондинки проявлялись в каждом ее взгляде, каждом жесте. Мелисса была даже слегка ошарашена. Впрочем, она слишком устала, чтобы ломать голову над загадочным поведением фотомодели. Да и то сказать, велика беда: проводя целые дни на лыжах, она постарается держаться подальше от Кэрри, только и всего. Да и блондинку, похоже, более интересовали вечерние развлечения, нежели катание.

Главная проблема Мелиссы, разумеется, заключалась в Джералде. И вопреки поговорке, что утро вечера мудренее, с утра молодая женщина пребывала в той же неуверенности, что и вечером. Ладно, что там попусту гадать да прикидывать, решила она. Посмотрим, как все пойдет. Многое будет зависеть от того, каков стиль поведения в компании. Если принято держаться свободно и не цепляться друг за друга — лучшего и желать нечего. Можно расслабиться и кататься на лыжах в свое удовольствие, а с Джералдом встречаться, по возможности, меньше и исключительно на людях…

Единственный способ все выяснить — это встать, одеться и спуститься к завтраку. Так Мелисса и поступила. Наскоро приняв душ и облачившись в теплые серые брюки, в белую водолазку с высоким горлом и в темно-синий свитер, она отправилась в столовую, от души надеясь, что окажется не последней. Не хотелось с первого же дня прослыть соней.

Общество встретило ее подавленным молчанием. Все уже сидели за столом, не хватало только Джералда, Майка и Барбары. А также — завтрака.

— Что-нибудь случилось? — тихо спросила молодая женщина, усаживаясь рядом с Глендой.

Та удрученно кивнула.

— Собственно, никто толком не знает, как все произошло. Похоже, Барбара отправилась взять что-то из машины Майка, поскользнулась, упала и сломала ногу.

— Какой ужас! — ахнула Мелисса.

— По счастью, — продолжала рассказ Гленда, — Джералд встал рано и услышал, как она зовет на помощь. Сейчас они с Майком повезли ее в больницу.

— Надо же так не повезти, — заметил Николас. — Бедняжка Барбара! Повредить ногу чуть ли не в первый же день.

В сочувственное бормотание вклинился пронзительный, раздраженный голос Кэрри:

— Конечно, жаль. Но ведь было ясно, что с этой неуклюжей дурехой обязательно что-нибудь приключится!

Возможно, в чем-то она была права, но все равно жестокие слова пришлись остальным не по вкусу.

— А по-моему, просто гнусно так говорить! — возмутилась Гленда, пронзив блондинку сердитым взглядом. Лишь вмешательство Николаса — он поспешил успокаивающе сжать руку жены — помешало ей сказать в адрес Кэрри еще что-нибудь нелестное.

Хотя Мелисса разделяла негодование подруги, но понимала и то, что Николас отчасти прав. Не стоит давать волю эмоциям, пусть даже совершенно оправданным. Им всем предстоит прожить под одной крышей две недели. Нельзя с самого начала погрязнуть в ссорах.

— Думаю, никто не откажется от чашечки крепкого кофе. — Мелисса поднялась и обвела взглядом всю компанию. Никто и впрямь не отказался. Напротив, идея пришлась всем по душе.

Молодая женщина пошла в кухню. Судя по всему, Барбара так и не успела приступить к приготовлению завтрака. Мелиссе пришлось изрядно повозиться, обыскивая многочисленные ящики и шкафчики, прежде чем она отыскала банку кофе и огромную кофеварку.

Она уже собиралась вернуться в столовую, как оттуда донесся стук двери и гул голосов. Замерев в дверях с подносом в руках, Мелисса устремила вопросительный взгляд на вошедшего Джералда. Тот как раз рассказывал о состоянии здоровья пострадавшей.

— По счастью, кость не сломана, — сообщил он.

Все лица радостно просияли, но, как оказалось, на этом хорошие новости исчерпывались. Бедняжка Барбара вывихнула лодыжку, пришлось ее вправлять. Кроме того, падая, девушка ударилась головой и получила сотрясение мозга. Майк пока остался с сестрой в больнице.

— Еще не ясно, сколько ей придется там провести, — закончил Джералд. — Но дня два-три уж точно. Да и потом некоторое время ей надо будет соблюдать максимальный покой и ни в коем случае не перенапрягаться.

Тяжелое молчание, что последовало за этим безрадостным прогнозом, нарушил капризный, чуть не плачущий голос Кэрри.

— Хорошо, конечно, жалеть эту безмозглую идиотку Барбару, но кто, скажите на милость, теперь будет готовить?