— Не глупи! Мы оба знаем, что это была всего лишь шутка. Мы вовсе не помолвлены и не обязаны теперь жениться! — заявила Мелисса Джералду на следующее утро, когда они ехали на джипе прочь от шале.

Она повторяла эту фразу как заклинание. Наконец Джералд не выдержал.

— Заткнись… пожалуйста, дорогая, — попросил он, в результате чего обрел рядом с собой надутую и угрюмую «невесту».

Не выдержав воцарившейся в машине мрачной атмосферы, Джералд первым нарушил молчание.

— Знаешь, милая моя Мелисса, все, что тебе сейчас нужно, — это бокал шампанского и хороший обед.

— О нет! — простонала молодая женщина. После вчерашних возлияний ей казалось, она теперь в жизни не возьмет в рот ничего, крепче сока.

Джералд, однако, не проявил ни капли сочувствия к ее бедственному состоянию.

— Уверяю тебя, дорогая, — заявил он, после бокала живительной искрящейся влаги ты станешь другим человеком. Только, разумеется, надо пить его в подходящем месте.

И он свернул к лучшему в Солт-Лейк-Сити отелю — сплошной блеск стекла и хрома, бесшумные лифты, вышколенный персонал.

Пожалуй, в такое роскошное место я попала впервые, думала Мелисса полчаса спустя, нежась в ванне, размерами сравнимой с небольшим бассейном. Да и все остальное в этом отеле также поражало великолепием. Честно говоря, ей было даже немного не по себе.

В ванную вошел Джералд в одном махровом полотенце, обмотанном вокруг бедер, — он успел уже принять душ. В каждой руке он держал по бокалу шампанского.

— А вот и обещанное лекарство, — сказал Джералд и рассмеялся, когда при виде него прелестная купальщица поспешно опустилась ниже, так что над толстым слоем пены осталась торчать только голова. — Боюсь, дорогая, подобная стыдливость слегка запоздала. За последние дни и ночи я прекрасно изучил твое тело во всех подробностях.

По щекам Мелиссы разлился румянец. Она высунула из пенного облака руку, чтобы взять у него бокал.

— Просто тут так роскошно, что даже неловко скакать по такому великолепию в чем мать родила. Надеюсь, ты в состоянии позволить себе этот номер.

— Ну, если окажется, что не в состоянии, мы всегда можем предложить оплатить обед, помыв посуду в кухне, — успокоил ее Джералд, пристраиваясь со своим бокалом на бортике ванны.

Мелисса бросила на него негодующий взгляд. Но тут же испугалась: а вдруг он говорил серьезно? С ним ведь никогда ничего не знаешь наверняка!

— Нет, правда, ты ведь пошутил? У меня с собой есть деньги, но, честно говоря, не знаю, достаточно ли.

Джералд ухмыльнулся.

— Пошутил, дорогая, пошутил. Денег мне хватит. Кстати, для меня это новое и непривычное ощущение — общаться с женщиной, которая, похоже, не отдает себе отчета в том, что я очень даже богат. Что конечно же ровным счетом ничего не значит, — поспешно добавил он. — В человеческих взаимоотношениях деньги отнюдь не главное.

Мелисса пожала плечами.

— Видишь ли, я еще не успела задуматься о состоянии твоих финансов. У меня были…

— Более интересные темы для раздумий? — усмехнулся Джералд. — Да, пожалуй. Только на всякий случай прими к сведению: мне вполне по средствам содержать жену и любое количество ребятишек.

— Брось, Джералд, ты не хуже меня знаешь, что наша так называемая помолвка — фикция чистой воды. Хорошая шутка, не более того, — возразила она. — Но пошутили, и будет. Пора вернуться к реальности. А в реальности мы с тобой очень занятые люди.

Она несколько секунд помолчала, а потом печально продолжила:

— Должна признаться — хотя гордиться тут нечем, — что прошедшие две недели были самыми счастливыми в моей жизни. Такими они и останутся в моей памяти. Но я реалистка и прекрасно понимаю, что между нами все кончено.

— Бред какой-то, — отмахнулся Джералд. — Что касается меня, то я твердо уверен, что мы помолвлены и скоро поженимся.

— Ну что ты такое говоришь? Подумай как следует! А твоя мать?

— Она-то тут при чем? — нахмурился он.

Мелисса горько усмехнулась.

— Помимо того, что второй такой жуткой женщины я в жизни не видела, едва ли она захочет встретить меня с распростертыми объятиями.

Однако Джералд высокомерно заявил, что сам хозяин в собственном доме, и наотрез отказался обсуждать эту тему дальше. Заявив, что умирает с голоду, он заставил Мелиссу быстро одеться и повел ее в ресторан, не уступавший по роскоши самому отелю. А после, в уединении их номера, пресек все ее попытки вернуться к прерванному разговору, быстро и с легкостью продемонстрировав свою власть над ней. В его объятиях строптивая красавица мгновенно превратилась в покорную рабыню, с готовностью откликающуюся на любую его эротическую фантазию.

Слабая, безвольная женщина — вот я кто! — сердито сказала себе Мелисса на следующее утро. Готовясь продолжить путешествие, она надела зеленые брючки и удобный белый свитер. Ко вчерашнему спору она решила не возвращаться. Что толку? Сам все поймет, когда оба вернутся к привычной жизни. В повседневной суете заботы мигом вытеснят из головы недолговечный каприз. Тогда-то даже такой упрямец, как Джералд, вынужден будет признать: затея с браком совершенно нереальна.

Прошедшие две недели помогли ей осознать простую истину, которую она так долго гнала от себя: долгие годы, невзирая на горечь обид, она продолжала любить этого человека. Но, как ни жаль, а для настоящего брака этого недостаточно.

Что бы ни писали о Джералде газеты, он отнюдь не праздный бездельник. Положение жены богатого и известного бизнесмена, владельца огромных земельных угодий, председателя многих благотворительных обществ подразумевает и большую ответственность. Мелисса, как ни силилась, не могла представить себя в этой роли.

Наверняка Джералд рассчитывает, что, став его женой, она бросит свою фирму и переедет в «Вязы», чтобы всецело посвятить себя делам имения.

Пугающая перспектива. А если учесть, что придется еще иметь дело с его матерью… Как бы ни отмахивался Джералд, а Мелисса понимала: властолюбивая и вздорная миссис Морган ни за что не захочет выпустить из рук бразды правления. Две хозяйки в одном, пусть даже огромном, доме — такого и врагу не пожелаешь!

Успокаивало лишь то, что свидетелей того, как Джералд столь неожиданно и театрально предложил ей руку и сердце, было совсем немного. А если Николас, Гленда и остальные даже и вздумают болтать о произошедшем, им все равно никто не поверит. Да и сам Джералд, когда опомнится, будет благодарен Мелиссе за то, что она не поспешила поймать его на слове и не приняла безумную затею всерьез.

В этой блаженной уверенности молодая женщина пребывала вплоть до того момента, когда в самолете им предложили воскресные газеты. Раскатистый смех Джералда слился с гневным воплем Мелиссы.

— Не может быть! — простонала она, в ужасе глядя на разворот, сплошь состоящий из фотографий их «помолвки».

— А что, ты тут отлично вышла. — Склонившись к ней, Джералд показал на фотографию, где они стояли в обнимку и смеялись. Вид у обоих был до неприличия счастливый. — Хотя, пожалуй, можно было придумать и не такой кричащий заголовок. — Поморщившись, он прочитал: — «Не спешите выбрасывать банки из-под колы! Эпоха бриллиантовых колец подходит к концу». Собственно говоря, я даже польщен. «Неотразимый и утонченный…» — это обо мне. — Джералд засмеялся. — Во всяком случае, лучше чем «беспутный повеса», как меня окрестили здесь, — добавил он, разворачивая перед Мелиссой свою газету на соответствующей странице.

— О нет! — снова простонала бедняжка, закрывая лицо руками.

И с этой страницы на нее глядело ее собственное изображение. А нам ним крупными буквами значилось: «Известная устроительница свадеб устраивает свою судьбу! Сапожник больше не ходит без сапог!».

— Но как снимки попали во все газеты? — чуть не плача, недоумевала Мелисса.

— Помнишь того корреспондента? Он и постарался, — пожал плечами Джералд. — Да там наверняка были и другие. Нам просто не повезло, что попались им на глаза… Зато, — философски добавил он, — теперь мы избавлены от необходимости объявлять друзьям и знакомым, что собрались пожениться.

Мелисса была уже не в силах даже стонать. Взглянув на поникшую фигурку на соседнем кресле, Джералд подавил довольную улыбку. Газеты и впрямь оказали ему огромную услугу. Теперь Мелиссе будет куда труднее сорваться с крючка, как бы она ни старалась. Впрочем, возможно, стоит усилить натиск, и он, перевернув страницу, нашел телефон редакции.

— О, Мелисса! Я просто потрясена! — В порыве восторга Динь-Динь едва не сшибла начальницу с ног. — Сначала эти чудесные фотографии во всех газетах. А теперь еще и официальное объявление. Неужели мистер Морган и впрямь сделал тебе предложение, надев на палец колечко от банки с колой? Как романтично!

— Динь-Динь, ради всего святого, хоть ты не начинай! — взмолилась Мелисса. Она провела отвратительную бессонную ночь и теперь чувствовала себя ходячим трупом. — Это была шутка, глупая шутка, только и всего.

Дина Диннуок изумленно воззрилась на нее.

— Шутка? А как же объявление в сегодняшних газетах?

— Какое объявление? Какие газеты? — Мелисса окончательно запуталась.

— Да вот, к примеру, в «Нью-Йорк таймс».

Динь-Динь проворно развернула газету на странице объявлений о помолвках и свадьбах. Мелисса взглянула и, не веря глазам своим, обнаружила в самом верху списка их с Джералдом имена. Черным по белому.

— Ничего не понимаю! — плачущим голосом сообщила она. — Я не давала никаких объявлений. Кто же мог это сделать?

И тут до нее дошло.

— Я его убью! — Одним прыжком вскочив с кресла, она принялась бегать по комнате, не зная, на чем выместить ярость.

Динь-Динь потрясенно наблюдала за ней, думая, уж не сошла ли ее начальница с ума.

— Негодяй! Мерзавец! Подлец! — До сих пор Мелисса и не подозревала, что знает столько бранных слов. Наконец она устало умолкла и остановилась посреди комнаты. — Я знаю, все специально подстроено. Он просто издевается надо мной! Но я никому не позволю так со мной поступать!

— Мисси! Мисси! Ради Бога, успокойся и объясни, что случилось! — попросила ее Динь-Динь.

Вздохнув, она попыталась взять себя в руки и снова села за стол.

— Прости… Сегодня я ни на что не гожусь.

Мелисса откинулась на спинку кресла и на миг прикрыла глаза. Сокрушенно покачав головой, Динь-Динь вышла из комнаты и вернулась со стаканом воды и таблеткой аспирина.

— Выпей-ка! — потребовала она и села напротив подруги. — Ну вот, а теперь расскажи толком, что произошло.

Из груди Мелиссы вырвался очередной душераздирающий вздох.

— Все так запутано. Даже не знаю, с чего начать.

— С самого начала, — предложила Динь-Динь, чуть заметно улыбаясь. До чего же непривычно было видеть Мелиссу, всегда такую спокойную и хладнокровную, в подобном смятении!

Пожав плечами, молодая женщина последовала мудрому совету. Однако, завершив сбивчивый и взволнованный рассказ, была поражена реакцией верной помощницы.

— Что ж, — заявила Динь-Динь, — по крайней мере, ясно одно. Ты, может, и полна сомнений, зато мистер Морган все для себя уже решил.

— Ничего подобного, — покачала головой Мелисса. — Говорю же тебе: это просто затянувшаяся шутка, причем не лучшего пошиба. Ни один нормальный человек не станет делать предложение подобным образом!

Динь-Динь несколько секунд задумчиво глядела на нее, а затем спросила напрямик:

— Ты любишь его?

— Мои чувства не имеют к этому никакого отношения, — пробормотала Мелисса, избегая смотреть подруге в глаза. — И мне не нравится, когда мне навязывают чужую волю…

— А я бы сказала, что твои чувства имеют к этому самое прямое отношение, — возразила Динь-Динь. — Потому что, если ты Моргана не любишь, я звоню во все редакции и сообщаю, что помолвка разорвана. Мы же сколько раз так делали, когда наши клиенты отменяли свадьбу. Помнишь?

Мелисса слабо кивнула.

— Помню.

— Ты хочешь, чтобы я этим занялась? — спросила Динь-Динь, пристально наблюдая за ней.

— Нет… Да… Не знаю… — беспомощно пробормотала Мелисса.

— Ага! Так ты его любишь?

— Да, черт побери! — в изнеможении выдохнула Мелисса. — Да, я люблю этого подлеца! Но мне не нравится, когда со мной так обращаются! Не нравятся, все эти идиотские фотографии и заметки в газетах. И хоть убей, я не понимаю, почему после двух дивных недель, что мы провели вместе, он устроил эту дурацкую помолвку с жестяным колечком, Бессмыслица какая-то!

— Не знаю, не знаю, — задумчиво протянула подруга. — Возможно, он просто боялся, что, когда вы вернетесь, ты тотчас же с головой уйдешь в работу и забудешь обо всем на свете.

— В том-то все и дело! — горячо подхватила Мелисса. — Я ведь не дура и прекрасно понимаю, что после двух недель в раю приходит пора спуститься на землю. Поэтому-то и отказываюсь всерьез воспринимать все эти глупости.

Динь-Динь покачала головой.

— Ох, Мисси, ну как ты не поймешь: мистер Морган тоже не дурак! Наверняка он прекрасно осознает, что здесь, в Нью-Йорке, у вас обоих будет мало возможностей повторить те счастливые моменты. И поэтому ковал железо, пока горячо. Хотел удержать тебя. И знаешь, этот жест с кольцом вовсе не кажется мне таким уж глупым или нелепым. Более того, — добавила Динь-Динь, понемногу распаляясь, — лично мне он кажется невероятно красивым и романтичным. Мне бы кто так сделал предложение! Уж я бы не стала ломаться!

Пожалуй, в ее рассуждениях есть здравый смысл, подумала Мелисса. Но не успела она хорошенько обдумать сказанное Диной, как телефон зазвонил — и звонил не переставая весь день. Друзья и бывшие клиенты Мелисса, увидев сначала фотографии, а потом официальное объявление о помолвке, рвались поздравить ее и пожелать счастья. Что особенно трогательно — ни одному человеку не пришло в голову восторгаться тем, за какого богача она выходит. Нет, все желали ей крепкой любви и большого-большого счастья.

Правда, Аллен не удержался от дружеской подначки. Не сумев дозвониться до сестры, он пришел в офис с бутылкой шампанского и заявил, что такое дело надо немедленно отметить.

— Только вот никак не могу представить тебя, Мисси, в роли жены мультимиллионера, — пошутил он, наполняя три бокала. — Но уверен, со временем из тебя выйдет такая же старая ведьма, как мать Джералда!

— И ты туда же, — вздохнула Мелисса. — Я уже утром объясняла Динь-Динь, что это просто шутка. Наверняка Джералд вот-вот позвонит и признается, что был глубоко не прав и теперь смиренно просит у меня прощения за дерзость. Только пускай заготовит извинения поубедительнее, потому что у меня руки чешутся свернуть наглецу шею!

— Мисси, ну можно ли быть такой дурочкой? — Брат протянул ей бокал. — Даже мне было видно, что он от тебя без ума. С чего ты вообще решила, что все это шутка, скажи на милость?

— Постой-постой! — Мелисса так и взвилась. — А когда это ты успел увидеть, что Джералд от меня без ума? Вот уж не подозревала, что ты с ним встречался в последнее время. Не хочешь ли рассказать об этом поподробнее?

Брат пожал плечами.

— Но, Мисси, не могу же я помнить всякие мелочи. Это совершенно несущественно, и…

— Аллен! Я знаю тебя всю жизнь, поэтому не пытайся обвести меня вокруг пальца! — воскликнула она. — Так когда ты виделся с Джералдом?

— Ну… он отыскал меня примерно с месяц назад, — признался молодой человек.

— И?

— Мисси, Мисси, не кипятись! — зачастил он, а Динь-Динь, решив, что на сегодня с нее сцен хватит, на цыпочках вышла из комнаты. — Честное слово, причины, по которым он меня разыскивал, не имеют к тебе ровным счетом никакого отношения. Он и упомянул-то о тебе вскользь в самом конце разговора.

Мелисса смерила брата недоверчивым взором.

— А почему тогда ты не рассказал мне об этой встрече? И, — подозрительно добавила она, — зачем вы все-таки встречались?

Аллен тяжело вздохнул.

— Я бы тебе, конечно, все рассказал, только он попросил меня этого не делать. А поскольку ситуация и впрямь могла показаться двусмысленной, я согласился.

— Ага! — Глаза Мелиссы вспыхнули. — Так я и знала. Похоже, мы приближаемся к сути дела. Давай, Аллен, выкладывай все начистоту!

Что ему оставалось? Мямля и запинаясь, он рассказал, что не так давно с ним связались совершенно неизвестные ему люди и предложили принять участие в конкурсе проектов летнего оздоровительного лагеря для детей-инвалидов. Строить его собиралось какое-то благотворительное общество в Виргинии. Уже потом выяснилось, что общество это возглавляет не кто иной, как Джералд, да и львиную долю средств вкладывает тоже он.

— Ну и, как победитель конкурса, я получил большую сумму денег, причем совершенно честно, — заверил ее Аллен. — Хочешь верь, хочешь нет, но я видел проекты других участников конкурса. Они были гораздо слабее моего. Собственно, — добавил он, — поэтому-то Джералд и просил меня никому не рассказывать. Боялся, что это и впрямь будет выглядеть так, будто он оказал предпочтение старому другу. А мы ведь с ним уже лет сто не общались.

— Гмм… — хмыкнула Мелисса.

История и впрямь звучала весьма правдоподобно. Однако шестое чувство подсказывало: здесь что-то нечисто. Но вот что? И тут ее осенило.

— Послушай! А как Джералд умудрился тебя найти? Ты ведь совсем недавно переехал.

Аллен пожал плечами.

— Понятия не имею, — признался он. — Но все равно могу тебя заверить, что твое имя всплыло один-единственный раз, когда мы обсуждали сроки начала работы. Как автор проекта, я должен был вести архитектурный надзор за строительством. И я просто не знал, что делать: с одной стороны, отказываться от подобного контракта глупо, а с другой — я был занят, поскольку мы с тобой собирались ехать в Деер-Вэлли…

— И?

— Джералд мне посочувствовал, но сказал, что вынужден настаивать на том, чтобы я приступил к работе немедленно. Он еще добавил, что ты в любом случае отлично проведешь время, а Майк Ламствуд в два счета отыщет кого-нибудь на мое место.

Мелисса несколько секунд смотрела на него, потеряв дар речи, а потом взорвалась:

— О да! Кое-кто и впрямь в два счета занял твое место. Гнусная, коварная, двуличная крыса!

— Да у тебя паранойя, — не выдержал Аллен. — Мисси, мы говорим об очень крупном проекте, требующем огромных капиталовложений! Ни один здравомыслящий человек не станет рисковать и доверять такой важный заказ брату своей подружки ради того, чтобы провести с ней несколько дней! Неужели ты этого не понимаешь?

Мелисса опустила голову.

— Наверное, ты прав, — вздохнула она. Ведь Джералд и вправду в первую очередь бизнесмен. — Но знаешь, у меня за всю жизнь не было столько случайных совпадений, сколько за последний месяц. Может, я потихоньку выживаю из ума, как папа?

— Не глупи! — засмеялся брат. — Кстати, об отце… А ему ты уже сказала?

— О Боже! Нет, мне и в голову не пришло, — спохватилась Мелисса, мгновенно преисполнившись чувством вины. — Знаешь, я как раз сегодня хотела связаться с его экономкой, узнать, как дела. Прямо сейчас и позвоню.

Через несколько минут, положив телефонную трубку, она снова повернулась к брату.

— Ну и ну. А я-то гадала, почему это мой дражайший «жених» так мне и не позвонил утром. Думала, может, времени не нашлось. А он, оказывается, заезжал повидаться с папой. И по словам миссис Тарп, папа необычайно оживился, узнав о помолвке, даже послал за шампанским и провозгласил тост за «счастливую чету»!

— Ничего себе! — присвистнул Аллен. — А я-то думал, у папы совсем крыша поехала.

— Аллен, — Мелисса с упреком поглядела на брата, — выбирай выражения! Да, действительно, в последнее время он и впрямь был немного не в себе. Но скажи мне, с чего это вдруг Джералд вздумал навещать папу?

— Ума не приложу, — пожал плечами Аллен. — Возможно, просил твоей руки… Хотя вряд ли.

Когда вечером Мелисса наконец-то осталась одна, голова ее была полна вопросов, ответы на которые она не знала. И первый из них: почему сегодня Джералд ей так и не позвонил?

Конечно, вся эта затея с помолвкой — глупость несусветная. Но, подняв столько шума сначала в Деер-Вэлли, а потом в прессе, мерзавец мог хотя бы из вежливости связаться со своей невестой. Ну погоди, дай мне только до тебя добраться! — мстительно думала Мелисса.

Швырнув на стол папку с очередным заказом, она попыталась сосредоточиться на работе, но тут раздался звонок.

— Кого я вижу! — иронически воскликнула Мелисса, открыв дверь и обнаружив на пороге Джералда. — Мой ненаглядный женишок! Ну, входи, входи. Судя по всему, сегодня у тебя выдался тяжелый денек!

— И не говори.

Казалось, его рослая фигура заполнила крошечную прихожую. Мелисса сердито обернулась к нему с лестницы, что вела наверх, в гостиную.

— А тебе не кажется, что ты задолжал мне кое-какие объяснения? Причем список вопросов, которые мне хотелось бы прояснить, растет с каждой минутой. Начать хотя бы…

— Постой! — Он поднял руки, словно сдаваясь на милость победителя. — Не хочу создавать лишних сложностей…

— Должно быть, для разнообразия? — вскинула она брови.

— Но с раннего утра у меня маковой росинки во рту не было. Так что, если я пообещаю ответить на все твои вопросы, может, ты согласишься поскорее переодеться, чтобы я мог отвезти тебя куда-нибудь пообедать? Поверь мне, милая, я умираю от голода.

Мелисса несколько секунд молча глядела на него, потом тяжело вздохнула.

— Ты совершенно невозможный человек, Джералд, — сокрушенно произнесла она. — Ладно, я согласна. Только при условии, что ты наконец-то скажешь мне все, как есть.

— Даю слово чести, — пообещал он, а потом сгреб ее в охапку и нежно чмокнул в нос. — Теперь, дорогая, поторопись!

— Приходилось ли тебе слышать, что человеку просто необходимо как следует есть три раза в день? — Мелисса с напускной суровостью посмотрела на Джералда.

Молодые люди сидели за столиком ресторанчика. Горели свечи, стоял букетик цветов.

— Вот это мне нравится! — засмеялся он. — А знаешь ли ты, что единственная причина, по которой я хочу жениться на тебе, — это возможность правильно и регулярно питаться. Я же успел уже убедиться в твоих кулинарных способностях.

— Единственная причина? — переспросила она. — А тебе не кажется, что проще нанять шеф-повара?

Джералд улыбнулся.

— Ты совершенно права, любимая. — Он поднес ее руку к губам. — Однако признайся: в глубине души ты с самого начала знала, что мне нужна только ты, ты сама. Ты шумела и возмущалась для виду, потому что на самом деле никогда не сомневалась в искренности моих намерений. Верно?

— Возможно… — еле слышно произнесла она, смущенно потупившись. — Но мне всегда было трудно справляться с неожиданностями. Сам знаешь, что доставил мне немало трудных минут! — добавила Мелисса раздраженно и попыталась вырвать руку.

— Нет-нет, не надо, — взмолился Джералд, снова поднося к губам тонкие пальцы, а потом вынул из кармана маленькую черную коробочку. — Всему свое время, — заявил он. — Чуть позже я отвечу на все твои вопросы. Но сейчас мне хочется заменить то алюминиевое колечко чем-нибудь более подходящим. Надеюсь, тебе понравится.

— О, Джералд! — ахнула Мелисса, когда он открыл коробочку.

На белом бархате лежало золотое кольцо с дивным сапфиром в обрамлении нескольких бриллиантов. Вынув кольцо, молодой человек бережно надел его на палец возлюбленной.

— Нравится? — с надеждой спросил он.

— Оно прекрасно! — выдохнула Мелисса. Глаза ее сияли как звезды. — Я люблю тебя! Но… но ты действительно хочешь жениться на мне?

— Я ничего в жизни так не хотел!

Он распахнул объятия. И Мелисса бросилась в них, как в спасительное прибежище.