«Духовные щупальца» Френсиса Маркрута, которыми он так гордился, подсказали ему, что между молодыми супругами происходит совсем не то, на что он рассчитывал. Зара, за прошедшую вдалеке от дома неделю, приобрела еще более величественный вид, чем она, впрочем, была обязана и своим превосходным платьям, а Тристрам держал себя сухо и надменно. При этом оба были неестественно спокойны и сдержанны. Но так как финансист не привык сомневаться в своих выводах, основанных на здравых рассуждениях, он не слишком обеспокоился тем, что все шло не так, как нужно. По его мнению, это было только дело времени, а следовательно, незачем приходить в отчаяние; нельзя же предположить, чтобы пара таких превосходных представителей человеческого рода не научилась любить друг друга! А тем временем он в качестве дяди Зары и друга их обоих должен постараться, чтобы все колесики были смазаны и машина шла легко и гладко.

Поэтому за обедом Френсис всячески старался их занимать. Он рассказал им все новости, которые произошли за неделю их отсутствия, причем Зара и Тристрам одновременно подумали про себя: «Неужели прошла всего только одна неделя?». Он сообщил им слухи о том, что весной состоятся всеобщие выборы и что радикалы снова замышляют погубить страну; и так как этот разговор заинтересовал Тристрама и он принялся обсуждать с Маркрутом политическое положение, Зара сочла возможным встать из-за стола и, ссылаясь на усталость, пожелать им покойной ночи.

— Хорошо, дорогая племянница, — сказал дядя и, встав, поцеловал ее в лоб, чего не делал со времен ее детства. — Вам, конечно, лучше пойти отдохнуть, потому что мы хотим, чтобы завтра наша леди имела наилучший вид, не правда ли, Тристрам?

И Зара, едва заметно улыбнувшись, вышла из комнаты.

— Боже мой, — сказал финансист, когда она ушла, — мне кажется, я сам до сих пор не знал, до чего прекрасна моя племянница! Она точно какой-то удивительный экзотический цветок — соединение снега и пламени!

И Тристрам ответил на это с иронической усмешкой:

— Снег я вижу, но где же пламя?

Френсис поглядел на него уголком своего умного глаза. Значит, она была с ним холодна и в Париже! Ну что ж, ему во всяком случае незачем вмешиваться в их отношения. Все равно это только вопрос времени, а неделя еще вовсе не такой большой срок…

Они отправились в кабинет и еще некоторое время продолжали свой политический разговор, после чего Маркрут сказал своему новому племяннику:

— Приблизительно через год, когда у вас с Зарой будет сын, я вам дам прочесть кое-какие документы, которые могут заинтересовать вас, поскольку в них говорится о происхождении Зары с материнской стороны. Вы увидите, что ее происхождение нисколько не ниже вашего.

«Через год, когда у вас с Зарой будет сын!». Какая жестокая мысль после всех разочарований, которые он претерпел… какая нелепость. Конечно, у него не будет никакого сына.

Он вдруг вскочил, швырнул в камин свою недокуренную сигару, что всегда делал, когда был взволнован, и, обратившись к финансисту, сказал напряженным тоном:

— Это очень мило с вашей стороны. Я велю впоследствии присоединить эти данные к нашему фамильному дереву. А сейчас мне, пожалуй, лучше отправиться к себе. Нужно отдохнуть перед охотой, я устал за эту неделю.

Френсис пошел провожать его в коридор, а затем по лестнице наверх, и когда они поднялись на второй этаж, то снова услышали звуки «Грустной песни», которую Зара играла в гостиной. Значит, она не пошла спать!

— Господи! — сказал Тристрам. — Не знаю почему, но я много бы дал, чтобы она не играла этой пьесы!

И мужчины с чувством неловкости переглянулись.

— Подите, уложите ее спать, — посоветовал финансист, — может быть, она не любит, чтобы ее оставляли долго одну.

И Тристрам с горьким смехом на устах и с бессильной злобой в душе направился прямо в свою комнату.

На следующий день предполагалось в два часа дня выехать в Монтфижет, поэтому Маркрут приказал, чтобы к двенадцати часам был приготовлен завтрак. Сам он в десять утра отправился на полчаса в Сити, чтобы прочесть письма, и очень удивился, когда, спросив Тернера, позавтракали ли уже милорд и миледи, узнал, что ее светлость в половине девятого вышла из дому, а его светлость приказал своему лакею не будить его — тут Торнер кашлянул — до половины одиннадцатого.

— Смотрите, чтобы у них было все, что им нужно, — распорядился Маркрут и вышел.

Но когда он сел в автомобиль, лицо его нахмурилось: «Ах, гордячка! — думал он. — Значит, она до сих пор смотрит на этот брак, как на деловую сделку! Ну что ж, если так будет продолжаться, мы заставим ее ревновать. Это отличное средство против гордости».

Зара между тем совершенно не интересовалась в это время подобными вопросами. Она с тревогой поджидала Мимо в условленном месте в Британском музее, но Мимо запаздывал. У него должны были быть последние известия о здоровье Мирко. Сама она не получила ответа от миссис Морлей на свою телеграмму, а вчера вечером было слишком поздно телеграфировать снова. Зара надеялась, что когда-нибудь, когда она будет в более дружеских отношениях со своим мужем, она попросит дядю позволить ей сказать ему о Мирко. Тогда все будет гораздо проще и незачем будет делать тайны из своих посещений Мирко.

Наконец, Мимо пришел. Вид у него был озабоченный и испуганный. Да, телеграмму он сегодня утром получил. Мирко стало гораздо лучше. Зара, успокоившись, собралась было идти, но затем вспомнила, что хотела дать Мимо денег. Но, зная его, она не решалась предложить их прямо, а спросила, не продаст ли он ей своего «Апаша»?

Мимо как будто что-то заподозрил, но Зара стала говорить, что это его произведение ей очень нравится и что она давно мечтала приобрести его, и Мимо согласился. Условившись с ним, что телеграммы о здоровье Мирко будут посылаться на его адрес, чтобы он мог сам прочитывать их и затем пересылать ей, Зара простилась и поспешно отправилась обратно на Парк-лейн.

К двум часам Зара с мужем и с дядей отправилась на вокзал. Там они встретили Джимми Денверса, мистера и миссис Харнорд, сестру последней и еще нескольких мужчин. Остальная компания, по словам Джимми, отправилась с одиннадцатичасовым поездом. Миссис Харнорд и ее сестра, точно так же, как и остальная компания, были все старые друзья Тристрама и очень обрадовались, увидя его. Началась веселая болтовня, и даже дядя Зары участвовал в ней. Только она одна чувствовала себя чужой. Что касается Тристрама, то он совершенно преобразился и ничуть не походил на того сухого замкнутого человека, каким был в последнюю неделю. Он сидел в углу с миссис Харнорд, о чем-то весело с ней перешептываясь, а Зара, предоставленная самой себе, чувствовала себя очень неловко. Но такая красавица, как она, не могла долго оставаться незамеченной мужчинами, и скоро к ней подсели Джимми Денверс и полковник Ловербай, известный под именем «Ворон». Заре, однако, трудно было вести себя непринужденно, этому все еще мешал опыт всей ее предыдущей жизни. Ей казалось, что как мужчин, так и женщин надо держать на некотором расстоянии от себя, а то они, пожалуй, укусят.

Некоторое время спустя компания разбрелась, кто пошел курить, кто спать, и Джимми Денверс с полковником Ловербаем остались в купе одни.

— Ну, Ворон, — сказал Джимми, — как вы находите новую леди Танкред? Не правда ли, какая красавица? Только она может заморозить человека до смерти!

— Очень любопытный тип, — проворчал Ворон, — под этим снегом, мне кажется, кроется Везувий!

— Возможно, — согласился Джимми, попыхивая папиросой. — Но ледяная кора на нем так толста, что извержения не будет.

— Она, по-видимому, не глупа, — продолжал Ворон, — но вид у нее грозный. Интересно знать, какая она будет, когда оттает?

— Но бедный Тристрам, по-моему, не очень наслаждается в раю со своей гурией, потому что когда мы встретили его на платформе, он был мрачен, как сова, а от нее веяло холодом, как от ледяной горы. Да, впрочем, она всегда такая. Я ни разу не видел, чтобы она проявила какое-нибудь теплое чувство, — говорил Джимми.

— Он очень влюблен в нее, — сказал Ворон.

— Да, вероятно. Хотя я не понимаю, как вы могли это увидеть. Вы ведь не были на свадьбе, а сейчас это совсем незаметно.

Ворон засмеялся своим циничным смехом, в котором было так много значения для людей, знавших его.

— Разве не видно? — проговорил он.

— Но вы все же скажите мне, что вы о ней думаете, — продолжал Джимми. — Видите ли, я был шафером на их свадьбе и чувствую себя в некотором роде ответственным за то, чтобы она не сделала нашего беднягу Тристрама несчастным.

— Она сама несчастна, — сказал Ворон. — Она потому и холодна, что несчастна. Она напоминает мне одну мою собаку, которую я купил у очень жестокого хозяина. Эта собака рычала на всех, кто к ней ни подходил, даже не трудясь узнать, приближались ли к ней с лаской или с желанием побить; она рычала просто по привычке.

— Ну и что? — спросил недогадливый Джимми.

— Ну и вот, по истечении года она сделалась самой верной и самой ласковой собакой в мире. На таких существ нужно вылить целый океан доброты, чтобы приручить их. Вероятно, Тристрам еще натягивает узду — не понял еще.

— Как женщина, у которой всегда было много денег — ведь она племянница Маркрута! — и прекрасное общественное положение, может иметь какое-нибудь сходство с вашей собакой, Ворон? Вы фантазируете!

— Не обращайте внимания, Джимми, на мои слова, — отозвался полковник. — Судите сами. Вы спрашивали моего мнения, и я вам его сказал, а там время покажет, прав ли я.

— Леди Хайфорд тоже будет в Монтфижете, — после паузы сказал Джимми. — Ну, она, конечно, покажет себя, как вы думаете?

— Но как же это вышло, что она туда попала? — удивленно спросил полковник.

— Этельрида пригласила ее еще летом, когда все предполагали, что у них с Тристрамом роман, а потом она, вероятно, уцепилась за это приглашение… — Но Джимми не договорил, потому что в этот момент в дверях показалась голова Тристрама, и он произнес:

— Вы знаете, господа, что через пять минут мы уже будем на месте?

И, действительно, вскоре подъехали к станции, где их вагон отцепили, а поезд умчался дальше.

Навстречу гостям были высланы автомобили и омнибусы, а для молодой пары Этельрида выслала свой собственный автомобиль. Со свойственной ей заботливостью она подумала, что молодым супругам, вероятно, захочется перемолвиться несколькими словами перед приездом и, понятно, очень удивилась бы, если бы ей сказали, что это медвежья услуга с ее стороны и никто из них не пришел в восторг от предстоящей поездки наедине. У небольшого автомобиля был, однако, очень сильный мотор, и молодые супруги вскоре оставили всех гостей позади. Они первыми должны были приехать в дом герцога, на что тоже рассчитывала Этельрида, когда посылала за ними свой автомобиль. Благодаря этому Тристрам мог представить свою молодую жену собравшемуся за чаем обществу без всякой помехи со стороны прочих гостей.

Зара находилась в приятном возбуждении. Она начинала понимать, что все эти англичане принадлежали к тому же классу, что и ее отец, и что, следовательно, их можно было не остерегаться и не предполагать в каждом игрока или мошенника. Она стала свободнее дышать, и взгляд черной пантеры исчез из ее глаз. Она нисколько не нервничала, а была только несколько взволнована. Тристрам мысленно корил Этельриду за то, что ей пришла в голову мысль послать за ними этот автомобиль. Для него было страшным искушением ехать в сумерках целых пять миль в таком близком соседстве с этим очаровательным созданием. Поэтому он прижался в угол, а Зара, глядя на него, удивлялась его суровому виду.

— Я надеюсь, вы скажете мне, как держать себя в тех или иных случаях, — обратилась она к Тристраму. — Потому что, видите ли, мне раньше никогда не приходилось гостить в деревенских поместьях, а дядя говорил, что в Англии многие обычаи совсем не такие, как за границей.

Тристрам чувствовал, что не может взглянуть на нее, необычная мягкость ее голоса была чересчур соблазнительна. Но мысль о том, что если он покажет, что тоже смягчился, она снова станет надменной с ним, вернула ему самообладание и, продолжая смотреть прямо перед собой, он равнодушно ответил:

— Я надеюсь, что вы будете держать себя именно так, как надо, и что все будут добры к вам, и будут стараться, чтобы вам было весело; а мой дядя наверное станет ухаживать за вами, но вы не обращайте внимания.

Зара улыбнулась и ответила:

— Против этого я ничего не буду иметь.

Тристрам уголком глаза видел, что она улыбается, и желание схватить ее в свои объятия с такой силой охватило его, что он стал задыхаться и хрипло спросил:

— Вы ничего не будете иметь против, если я открою окно?

Он чувствовал необходимость в свежем воздухе, а она все больше удивлялась, не понимая, что с ним такое. И снова между ними воцарилось напряженное молчание, которое и продолжалось до тех пор, пока они не подъехали к дому.

Выйдя из автомобиля, Зара со своим царственным видом направилась в сопровождении Тристрама в картинную галерею, где вокруг большого камина уже собрались ранее прибывшие гости во главе с хозяином и хозяйкой.

Герцог и леди Этельрида пошли к ним навстречу и, подойдя к Заре, оба поцеловали ее, а леди Этельрида, взяв ее под руку и ведя к остальной компании, прошептала:

— Милое вы, прекрасное существо, добро пожаловать в нашу семью в Монтфижет!

И Зара вдруг почувствовала комок в горле. Значит, она судила о них совершенно неверно! И решив исправить ошибку, с улыбкой подошла к группе гостей.