Сергей затаил дыхание и прислушался. Тишина… Абсолютная тишина. Лишь сердце гулко стучало в груди да Анжела сопела за спиной. Зомби словно по команде невидимого кукловода умолкли. Будто бы они сейчас и не гнались за живой плотью, будто бы не выбивали стекла. В доме было тихо, как в могиле.

Вздохнув, Тропов поставил ногу на деревянный паркет, потом переместил вес не нее. Сергей облизал губы и бросил взгляд на Анжелу. Бурая дрожала, но не издавала ни звука. Лишь нижняя губа подрагивала. Тропов кивком показал Анжеле, чтобы она подошла к нему.

Он настоял на том, чтобы они двигались в метрах четырех-пяти друг от друга. Так было проще ориентироваться в доме. Так было проще спастись в случае атаки мертвяков — пока у одного выгрызают кишки, другой спасается бегством.

Вообще двигаться Сергею не хотелось. Навалились усталость и напряжение, копившиеся все эти дни в дачном поселке. Ванна с теплой водой не восстановили тело и душу Тропова.

Шмяк.

Словно кусок мяса упал на пол.

Тропов подскочил к двери и успел сдвинуть щеколду. В мире не осталось ничего, кроме ужаса. Все тело Сергея напряглось, мышцы стянулись в натянутые тросы, готовые в любой момент швырнуть его с места.

— Сергей…

Он бросил на Анжелу взгляд, полный презрения и ярости. Бурая в ответ… улыбнулась. Она прижала указательный палец к губам, потом развела руки в стороны. Тропов решил проигнорировать выходку этой самодовольной курицы и сосредоточился на звуках.

За дверью слышался шелест одежды и тихое-тихое рычание. Так, наверное, рычит тигр перед раненной ланью. Пару секунд Тропов стоял, решаясь заглянуть в дверной замок. Если мертвяк почувствует живых, то… Не хотелось даже думать о последствиях.

Сергей глянул в замок, металлическая декоративная планка приятно охладила щеку. Его сердце, может, и молотилось, как у загнанной мыши, но зомби-то этого слышать никак не мог. Наверное, не мог…

— Что там? — спросила Бурая.

Дверь затряслась от ударов. Бам-бам-бам-бам!

Тропов повалился на пол. На миг его лицо потеряло выражение, глаза осоловели. Всего на миг. Страх же никуда не пропал, наоборот — окатил новой удушливой волной. Анжела закричала так, что на кухне наверняка полопалась вся стеклянная посуда. Она отпрыгнула от двери и заголосила еще сильнее.

«Если что — прячься за спину этой шлюхи!» — дал о себе знать внутренний голос Тропова. В другой ситуации бы Сергей и послал этот голос к чертям собачьим, но сейчас доводы показались разумными и единственно правильными.

Мертвяк продолжал бить дверь.

Самое противное в сложившейся ситуации было то, что выйти на улицу получилось бы только через окно. Да и то пришлось бы прыгать с четвертого этажа на асфальтовую дорожку. Сергей и Анжела смогли спрятаться в гостином зале, но на этом удача покинула их: мертвякам удалось ворваться в дом.

Дверь тряслась от ударов и казалось, что вот-вот да петли или замок не выдержат.

— Сделай же что-нибудь?! — закричала Бурая.

Поднявшись, Тропов огляделся в поисках предмета потяжелее. Но как назло ничего не попадалось на глаза. Фарфоровая посуда в шкафу, телевизор, проигрыватель, диван, кресла…

— Тропов!

— Да заткнись же, соска!

И тут Сергея осенило. Мысль показалась гениальной. Тропов подошел к шкафу и вытащил графин. Тот оказался достаточно тяжелым, пришлось держать его двумя руками. Вес графина отогнал страх. Выйти из дома можно было только одним путем…

— Анжела!

Секунды растянулись в минуты, минуты — в часы. Тропов поднял над головой графин и бросил в Бурую. Фарфор летел медленно. Очень медленно. Сергей опасался того, что он промахнется, но графин попал точно в лоб Анжеле. Чавкнуло. Бурая сделала шаг назад, потом повалилась на землю. Куски графина разлетелись по полу.

Лоб Анжелы был в крови. Бурая зашевелилась, и Сергей встретился с ее неожиданно осмысленным взглядом.

— Без обид, — сказал он и ударил ногой девушку в лицо.

Раздался хруст. Сперва Сергей не сообразил, что произошло. Он продолжал бить Бурую, но через мгновение понял, что девушка мертва. Лицо Анжелы от ударов распухло. Кровь теперь лилась и из рта, и из носа. Она стекала на пол, пожирая деревянный паркет. Взгляд Сергея стал холодным и тяжелым.

В дверь колошматил зомби, но Тропов стоял как вкопанный над телом Анжелы и размышлял, как ему поудачнее скоромить эту шлюшку мертвякам — целиком или по частям. В уголках губ Сергея пряталась легкая улыбка. Восходящее солнце подсветило волосы Тропова.

Пару секунд Сергей просто стоял и молчал. Но потом его пробрало на смех. Как же просто оказалось избавиться от Бурой, словно муху прихлопнуть! И что же сдерживало его раньше от убийства, думал Тропов. Мир изменился. Люди теперь живут по законам волчьей стаи. И почему он должен соблюдать старые правила? Все! С добрым милым Троповым покончено! Теперь не будет пощады врагам.

Лицо Сергея стало безумным и алчным. Он высунул кончик языка и начал водить им по губам. Его план был простым: оставить Анжелу напротив двери и впустить зомби. По прикидкам в коридоре находится один мертвяк. Максимум два. Потому что зомби, если бы их было много, без усилий выбили бы дверь. Он, решил Сергей, откроет дверь, мертвяк накинется на еще теплое тело Анжелы и… Тропов рассчитывал добежать до ванны. Там он закроется и сможет попасть на крышу третьего этажа через маленькое окно. Дальше — по обстоятельствам. Ничего сложного. Проще пареной репы.

Сергей бросил последний взгляд на Анжелу и постарался запомнить ее такой — мертвой и изуродованной. Когда в дверь перестали колотить, Тропов сдвинул щеколду и отпрыгнул. Минуту ничего не происходило. Зомби не ворвался в комнату и не налетел на Бурую. Сердце Сергея билось так часто, что удары отдавались в ребрах. «Тебе все снится», — дал о себе знать внутренний голос.

Дверь открылась и… Ничего. Тропов вжался в стену.

— Ну же, — одними губами произнес он.

Послышались тяжелые шаги. Тропов не мог увидеть мертвяка — его и зомби разделяла дверь. Но Сергей чувствовал запах гнили. Его охватила паника. Он отпрыгнул от стены и ударил ногой в дверной проем, но задел лишь косяк(?). Зомби кинулся на Тропова, попытался укусить, но Сергей вмазал ему кулаком в нос. Голова мертвяка откинулась назад словно воздушный шарик.

— Да отвали же ты от меня, кусок говна! — закричал Сергей.

Он бил зомби по лицу, пытаясь вывести его из равновесия и кинуть на пол. Но несмотря на все усилия, мертвяк крепко стоял на ногах.

Тропов чувствовал, что начал сдавать — мышцы на руках чуть ли не лопались от напряжения. Чудовищный, пронзительный вой пронесся по коридору, впился Сергею в уши иглами, потом полез вверх, чтобы добраться до его мозга. В ответ Тропов тоже закричал. Он не хотел умирать. Не для этого он столько месяцев убегал от мертвяков, не для этого сегодня прозрел. Не обращая внимание на боль в мышцах, Сергей приблизился к зомби и укусил его за щеку. Разумеется, мертвяк ничего не почувствует, но вкус плоти врага должен был придать сил.

На вкус щека была жесткой, склизкой, как стухший банан. Сергей пялился в глаза зомби и, жуя, улыбался.

И вдруг мертвяк ослабил хватку. Тропов воспользовался моментом: рывком оттолкнул врага и побежал в ванну. Не успел он пройти и десяти шагов, как по коридору прокатился вой. «Не смотри назад, не смотри назад!» — сказал внутренний голос. Но Сергей обернулся. По парадной лестнице бежали четверо мертвяков.

Благодаря бога за то, что зомби были слишком далеко, Тропов ввалился в уборную, закрыл дверь и сдвинул щеколду. Он выплюнул щеку на пол и подивился тому, что его не тянуло блевать. Хотелось лишь пить.

Сергей взглянул на окошко и похолодел. Прижимаясь носом к стеклу, на него пялился очередной мертвяк. Его лицо было измазано в грязи, а вместо глаз зияли провалы глазниц, из них вытекала зелено-коричневая слизь. Гниль падала на окно, стекала вниз, оставляя жирные следы на стекле.

За спиной послышались тяжелые шаги, и дверь сотряслась от ударов. Тропов осклабился, обнажив ровные, но желтоватые зубы. Игра ему начинала нравиться. Пока он проигрывал, но не беда — в отличии от ходячих кукол у него есть работающие мозги. «Работающие мозги? Метко сказано», — заметил внутренний голос. Некстати одна из петел оторвалась, от очередной удара дверь ванны покосилась, и в образовавшемся проеме появилась рука.

«А если я сейчас умру? — Тропов прислушался к себе, ожидая хоть какое-нибудь душевное волнение, но внутри было пусто и холодно. — Ну и ладно. Людям свойственно умирать».

Тропов перекрестился, открыл окошко и отошел в самый угол ванны. Дверь сотряс град ударов, после чего она с хрустом отвалилась. «Все!» Сергей разбежался и прыгнул прямо на мертвяка за окошком. Тропов почувствовал, как его тело воспарило. Секунды ничего не происходило, мир кувыркался в бешенном водовороте. А потом Сергея кинуло на что-то твердое. Он попробовал вздохнуть, но в горло словно воткнули пробку.

Медленно, слой за слоем, возвращалось чувство реальности. Вот черепичная крыша, вот небо цвета индиго — такие же, как во всем мире. А вот зомби без глаз пытается дотянуться до его горла. Сергей собрал последние крохи сил и ногой саданул в грудь зомби. Тот зарычал, раскинул руки и повалился на крышу. Сергей схватил голову мертвяка. Та неожиданно легко подалась. Тропов не верил собственным глазам: голова зомби отделилась от тела. Минус один противник.

Наконец-то пробка в горле исчезла, и Тропов с наслаждением вздохнул. Тело била дрожь, перед глазами плясали красные круги. Стараясь не удариться в панику, Сергей попытался подняться, но не тут-то было — позвоночник словно проткнули раскаленной спицей.

Теперь точно конец, решил Тропов. Сейчас зомби из ванны полезут на крышу и сожрут его. Интересно, а Таню будет грызть совесть? Или ее душонка прогнила также как у Бурой? Чертовы соски. Надо было быть постоянно начеку…

Злость разгоняла кровь по сосудам, посылала электрические импульсы в больные мышцы. И если у него сломаны кости, решил Сергей, то эта же праведная злость заставляла их срастаться.

«Я тебя достану, Танечка. Ты еще пожалеешь, что кинула меня».

Превозмогая боли в груди и спине, Тропову удалось сесть. Сергей бросил взгляд на окошко ванны. Зомби толпились в уборной, скалились на него, но, видимо, их мозги настолько протухли, что мертвяки не знали как перелезть через окошко. А он, Сергей, сидел на крыше и не мог подняться. Лакомый кусочек для любого зомби.

Тропов показал средний палец в окошко ванны и огляделся. Возле гаража стояли три мертвяка и пялились в небо. Но Сергея поразило больше то, что на участке кроме этих троих не было зомби. Видимо, основная часть бродит в доме. Ворота оказались свободными… Воодушевленный Тропов даже присвистнул негромко. Правда, как до них добраться еще. И главная проблема даже не в болях в спине, а в том, что надо спуститься с крыши третьего этажа.

«Стоп, дурья башка! Как зомби попал на крышу?» — сказал внутренний голос. По спине Сергея пробежала холодная ящерка. Тропов попробовал встать, но спину и ноги обожгло болью.

Спокойно, утешал он себя… Ты еще ни в чем полностью не уверен. Просто подумай хорошенько. Как зомби оказался на крыше? Как мертвяк — твою мать! — оказался на чертовой крыше?! Должно быть объяснение. Но Сергей не находил ответа. Лестниц на крыше не было, да и не мог зомби забраться сюда: слишком туп. Но с другой стороны что-то сегодня с мертвяками было не так. После того как открылись ворота, они рванули именно к главным дверям, начали ломать стекла, чтобы забраться. Сергей матюгнулся. Как же он сразу-то не заметил странности в поведении мертвяков!

Тропов почувствовал, что он близок к разгадке, что сейчас он все поймет, но мысли разбегались, как тараканы. В голову словно вкручивали гайки. Руки задрожали, по спине вновь расползлась волна боли.

«Дурья башка! Дурья башка! Дурья башка!» — повторял внутренний голос. Сергей схватился за голову.

— Со мной все в порядке! — выкрикнул он.

«Уверен? А как объяснить, что ты убил Анжелу? А откусил щеку? Это ты считаешь нормальным?»

— Прекрати!

Тропов попытался сконцентрироваться на безглазом зомби, но голос в голове становился настойчивее. Он приказывал встать и поймать Таню в лесу. Приказывал ее расчленить и скормить мертвякам. Никогда раньше голос не был таким громким. «Это из-за зомби, — думал Сергей. — Во всем виноваты эти твари!»

И тут Сергей увидел ребенка. Мальчик стоял на краю крыши и смотрел на Тропова. На его лоб падал завиток светлых волос, лицо же ребенка казалось ненастоящим, восковым. Сергею даже на миг померещилось, что на крыше стояла кукла. Слишком глаза казались стеклянными.

Тропов узнал мальчика. Это был ребенок с видео-записи.

Мальчик показал на Сергея пальцем, вспышка зеленого света сорвалась с его ладони и пролетела через Тропова, как копье, потом ударилась в убитого мертвяка. Зеленая молния растеклась по телу зомби, и на мгновение оторвавшиеся голова вновь ожила. Синие губы трупа зашевелились, лицо исказила гримаса боли. Из пустых глазниц потекла кровь. Молния перекинулась на Сергея. В тело вонзились сотни иголочек.

А потом сознание Тропова померкло…