Седьмой приготовился к смерти.

Он, закрыв глаза, начала бить по песчаным стенкам в надежде, что нора начнет осыпаться и его заживо закопает. Седьмой вкладывал в удар всю силу, ярость и отчаяние, на которое был способен. Но Червивый Король оказалось делает норы прочными. Ход не завалило, а Седьмому грозила смерть от обезвоживания или от удушья.

Если бы у охотника за тайнами чудовищ оставались силы, он бы заплакал. Но вместо этого позволил усталости взять верх над собой и тяжело выдохнул. Он бы все равно попался бы Крылатым. Попался…

Когда веки Седьмого уже слипались, он заметил, как зашевелилась земля в тупике. Через мгновение он поймал себя на том, что в норе стало светло, как днем. Казалось, что камушки и комья грязи вспыхивали огнем. Только огонь был зеленоватым и не обжигал кожу. Седьмой встал на четвереньки и пополз во тьму норы. Он не знал, что происходило. Тишину нарушил крик. Земля пришла в движение. Седьмой вытащил револьвер, но потом бросил его. Патронов-то все равно не было.

Один из камней начал раздуваться, как шарик. Камень на глазах увеличивался в размерах. Последовала серия вспышек, сопровождаемая женскими криками. Седьмой зажал уши руками.

Всюду мелькали необычные картины. По револьверу заплясали электрические разряды, «курносый» закрутился как волчок. По стенкам норы пошли трещины, из которых вываливались черви.

В раздувшемся до размера большого арбуза камне плавала в жидком зеленом огне кукла. Она походила скорее на плохо сшитого медвежонка: глаза-пуговки, части тела были соединены грубыми нитками, на туловище красовались камешки. Лицо же куклы украшала гигантская улыбка.

Послышался хлопок, огонь вырвался из камня и набросился на Седьмого. Вновь раздался крик.

— Ки-и-и-и-в-и-и-ир!

Сплетения и узлы на кукле оживали, нити вытягивались, выплескивая звезды в нору. Седьмой закрыл лицо руками, но все равно свет вгрызался в его глаза, грозя ослепить навсегда. Звезды ударялись в него, превращались в пауков, по тельцам которых плясали электрические разряды.

Седьмой словно разделился на две части: одна его часть боролась с огнем, охватившем нору, другая пробилась сквозь землю и понеслась к звездам. Он по-прежнему видел все обычным зрением и в то же время мог смотреть на Норовые места, на Крылатых, летающих вокруг его ямы. Картинки складывались в мозгу Седьмого, перемешивались. Крылатые превращались в камни, камни превращались в Крылатых. Труп Червивого короля подняла в воздух неведомая сила, а потом бросила на камни. Из груди монстра вырвался хрип. Раздался хруст. Через мгновение Червивый король вдруг стал… деревом. Седьмой не мог объяснить подобную метаморфозу. Монстр превратился в старый дуб, покрытый зеленоватой корой. Но в то же время ствол был прозрачным, внутри которого застыл Червивый король.

В ночном небе возникла… дырка. Возможно, неведомая сила прорыла коридор сквозь пространство. Седьмой не знал наверняка. А потом в «дырку» заглянул гигантский глаз — с той стороны. Это взгляд придавил Седьмого. Зрачок размерами в миллионы световых лет рассматривал мир, в котором остатки человечества боролись с неведомыми тварями. Рассматривал мир, в котором выживал Седьмой.

Все исчезло.

Потом возникло снова.

Седьмой пытался закрыть глаза, не думать о происходящем, но все равно неведомые силы вкручивали в мозг образы чудищ.

— Кивир! — шептали камни в норе. — Кивир! Кивир!

Но вот два зрения соединились, и взгляд Седьмого застыл на кукле. Она тянула бесформенные руки к мужчине и плакала словно младенец. Пренебрегая грозящими опасностями, Седьмой подполз к кукле и коснулся ее головы.

— Кивир, — сказал он.

Нити, выскакивавшие из тельца игрушки, взлетали и разрывались над Седьмым, некоторые разбивались о его тело. Их прикосновение не причиняло ему вреда, а наоборот — придавали силу. Тело Седьмого подрагивало, как будто он только что вышел из ледяного душа. В голове гудело. Во рту было сухо как в Сахаре.

Седьмой взял в руки куклу. Он готов был поклясться, что игрушечное тельце вибрировало в такт биению его сердца.

Пар вырывался из рта Седьмого, брови и взъерошенные волосы покрылись инеем, куртка заблестела, от тающего льда, но он не почувствовал холода. Кукла повернула к нему голову, глаза-пуговки притягивали к себе взгляд. Одна из нитей, тянущееся от головы игрушки, обвилась вокруг кисти Седьмого. Камни зашипели. Словно огромная кисть мазнула по норе, выкрасив ход Червивого Короля в отвратительно пахнущий оранжевый цвет.

«Хочешь ли ты жить?» — раздался голос в голове Седьмого.

— Да, — прошептал он и провалился в пучину забытья.

Помнил ли он свое настоящее имя? Ведь Седьмым его звали лет пятнадцать-семнадцать. Влад, Слава, Толя, Рома, Артем, Дима, Коля, Ваня? Седьмой забыл. Да и неважно имя в мире, где человеку постоянно грозит опасность. Выжить бы. Хотя Седьмой отличался от других. Отличался прежде всего тем, что научился не только выживать, но и познавать (?). И если бы волшебник спросил у него, хотел ли бы он, чтобы исчезли чудеса, то Седьмой бы не смог ответить.

А прозвище «Седьмой» он получил после того, как прикончил Червивого короля, появившегося в Норовых местах после Всплеска. Шесть местных жителей пытались убить тварь, но были сожраны ею. И только когда старейшине хватило ума обратиться к изгою, живущему в Диком лесу, Червивого короля удалось извести. А изгоя жители обозвали «Седьмым». Давняя та история…

Седьмой смутно помнил то время, когда жил в лесу. С чего он вообще ушел из Норовых мест? Жена с ребенком умерла? Или поругался с кем из местных? Память молчала. В общем, спрятался Седьмой от людей в лесу. Построил дом, научился жить с тварями, коих рождал Всплеск, да вел дневник, в котором описывал увиденных монстров.

После того как Седьмой расправился в деревне с Червивым королем, старейшина разрешил изгою торговаться с жителями. К тому моменту Всплески становились сильнее. В лесу завелись твари пострашнее Червивых королей. Мало того: после Всплесков начали пропадать люди.

И как-то так получилось, что заботы о защите деревень упали на плечи Седьмого. Изгой превратился в защитника…

…Сознание вернулось к Седьмому сразу, будто он вынырнул из тьмы. Он лежал на деревянному полу своего дома, воздух был сырой и холодный. Тикали большие настенные часы в коридоре. В глаза больно бил солнечный свет. Кряхтя, Седьмой поднялся. Кости ломило. Казалось, что его тело прошло через мясорубку. Каждая клеточка кричала о боли.

На столе попискивала кукла. Она дергала ручками, словно пыталась взлететь. Глаза-пуговки блестели как цветные стеклышки, притягивали к себе взгляд. Матерясь, Седьмой схватил нож с полки, медленно подошел к кукле и проткнул ее. Из игрушки не выстрелил лазерный луч, Седьмого не убил электрический разряд. Ничего. Кукла продолжала пищать и размахивать руками.

— Я действительно дома? — спросил Седьмой и огляделся.

На стене красовалась свирепая кабанья голова. Возле кресла-качалки в пустоту смотрело чучело дикой собаки. Хомяк Фома, (?) ничуть не удивившейся появлению хозяина, крутился в колесе. На столе валялись книги.

Седьмой закусил губу, до крови, до мяса, чтобы в голове немного прояснилось. Что получается? Он, Седьмой, жив-здоров и находится у себя дома. На столе пищит кукла… «Не кукла, — поправил он себя. — Скорее всего очередная тварь Всплеска. И дома ли я нахожусь?».

Дневник!

Седьмой полез во внутренний карман куртки и с облегчением выдохнул. Он вытащил зеленую тетрадь, открыл ее, пересмотрел каждую страницу, боясь, что волшебство куклы уничтожило очень важную информацию. Но дневник был цел и невредим.

— Убралась бы ты, чёртова кукла, — Седьмой произнес это как приказ, вложив во фразу всю свою злость, ярость, так, что кулаки сладостно зазудели.

Кукла крутила ручками. Седьмой вытащил нож из игрушки, приметив, что разрез затянулся моментально.

Что теперь делать с куклой? Где-то на задворках сознания внутренний голос язвительно подсказал, что оставалось лишь полюбить игрушку отцовской любовью. Седьмой растянул губы в улыбке и представил, как нянчит на руках этот оживший кусок холщи.

От куклы веяло ощущением злой силы. Если она смогла перенести его за много километров домой, смогла задавить сознание образами монстров, подумал Седьмой, то на что еще способна кукла? От нее надо избавиться.

Седьмого так поглотила игрушка, что он даже не заметил, как в комнате стало темнее. Затренькали настенные часы — мерно и мрачно. Он не слышал их, во всяком случае, не осознавал, что слышит. Боль в мышцах спадала. Чем больше Седьмой смотрел на куклу, тем сильнее он хмурился. Запищал хомяк в клетке.

А часы продолжали тренькать. И хотя мужчина знал, что они находились в соседней комнате, треньканье доносилось откуда-то издалека, словно через невидимую дверцу, которая находилась в кукле.

Скрипнули половицы. Седьмой обернулся, но, разумеется, в комнате никого не было. Но когда он вновь бросил взгляд на игрушку, то не поверил глазам: солнечные лучи выгибались в комнате и сходились на глазах-пуговицах куклы.

— Я не умру, — пробормотал Седьмой, надеясь подавить нарастающий страх.

Солнечные свет становился сильнее. Под его сокрущающей силой кукла заверещала и растворилась в нем. Казалось, что игрушка высасывала свет, потому что в комнате становилось темнее. Терялись очертания предметов, комната тонула во тьме. Тогда как в куклу вгрызались солнечные лучи. Чучело собаки, клетка с хомяком, кабанья голова почернели, словно под воздействием сильного, но не видимого пламени.

В комнату ворвался новый запах. Немного резкий и немного горький.

— Ты не избавишься от меня. Взамен будешь жить. — По голосу нельзя было определить, кому он принадлежит — мужчине или женщине. Он был одновременно низким и высоким. Голос хотелось слушать и выполнять любые просьбы. При этом Седьмой не мог сказать, что слышал куклу. Голос исходил от него самого, хотя мужчина не шевелил губами.

— Кто ты? — спросил Седьмой.

— А кто ты?

Седьмой открыл рот, но из его глотки не вырвалось ни звука. Он не знал, что сказать.

— Я Кивир, — сказал Голос. — Ты Седьмой.

— Зачем я тебе?

Молчание.

— Я нахожусь дома? — спросил Седьмой.

— А как ты считаешь?

— Не знаю.

— Значит, и я не знаю.

Седьмой сделал два шага к столу, когда Голос приказал:

— Стой!

В голове будто взорвалась бомба. Сотни невидимых иголочек впились в мозг. Седьмой вскрикнул и упал. Из тьмы выплыли, расталкивая друг друга, фигуры. Одни жадно скалились и клацали острыми, как у акулы, зубами, другие — смеялись, как дети. Действующие лица развернувшейся драмы.

— Я отпускаю тебя, — сказал Седьмой. Он не знал уместно ли обращаться к Голосу на «ты», но тот, похоже, не обращал на это внимание. — Можешь идти куда тебе хочется.

— Он смешной? — обратился Голос к фигурам. Те вмиг замолчали, с лиц спали эмоции и словно по команде невидимого кукловода одновременно кивнули.

— Что ты хочешь?

Вопрос вновь завис в воздухе.

— Ответь мне! — крикнул Седьмой.

— Ты знаешь, кто я?

Лучи света пропали. На столе вновь появилась кукла. Но что-то было с ней не так: она больше не шевелила ручками, а вместо глаз-пуговиц зияли провалы.

— Кивир, Кивир, — зашептали фигуры. — Кивир.

Но вот кукла пришла в движение: зашевелились ножки, ручки. За спиной Седьмого скрипнула дверь. Но он продолжал пялиться на игрушку, боясь моргнуть. Из куклы полезли, извиваясь подобно червям, нити.

— Я долго наблюдал за тобой, — сказал Голос.

Одна из фигур приблизилась к Седьмому, и он смог ее получше рассмотреть. Каждый сантиметр головы фигуры покрывали язвы. Лицо было сморщенным, как печеное яблоко. Монстр, которого мог породить лишь Всплеск.

— Хо-о-о-озяин долго наб-б-б-блюдал за тобой, — заикаясь, произнесла фигура и протянула Седьмому руку. Ее цыплячья грудка подымалась и опускалась с невероятной частотой.

— Я долго наблюдал за тобой, — повторил Голос. — Я могу помочь найти то, что ты ищешь.

— И что же?

— Знание. Записи в дневнике не врут.

— Ты поможешь мне просто так? — спросил Седьмой.

— Да.

— Но почему?

— Ты умрешь. На смену придет Восьмой. Но Восьмой тоже умрет. Появится Девятый. Мне скучно, Седьмой. Я хочу дать тебе надежду.

— Дать надежду? — спросил Седьмой.

— Да. Ты первый человек, которому удалось узнать столь много о Всплеске, о Крылатых. Тебе удалось выжить в Диком лесу. И ты смел. Не каждый сможет нырнуть в ход Червивого короля.

— Я прыгнул в нору от безысходности.

— Не прибедняйся, Седьмой, — сказал Голос. — Кто и заслужил награду, так это ты.

Несколько секунд Седьмой стоял в нерешительности. Возможно, перед ним сейчас разыгрывается фарс. Но для каких целей? Явно не распотрошить и сожрать. Седьмой не знал, что делать: напасть на тварей, чтобы убежать, или… согласиться на предложение куклы. Если предположить на мгновение (всего на такое малюсенькое-малюсенькое мгновение), что он, Седьмой, встретился с Силой, управляющей мирозданием и способной раскрыть тайны Всплеска, то от перспектив захватывал дух. Только червь сомнения все равно грыз Седьмого. Голосу хотелось поверить, он располагал к себе, но бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке.

Крутите барабан револьвера, сэр.

Седьмой поднялся. Кукла повернула к нему голову.

— Что тебе известно, Кивир?

— Неуместно торговаться в сложившейся ситуации, человек. Но я пойду на уступки. Знаешь, например, что ты Седьмой по счету? С этой цифрой многое связано.

— Я не понял тебя.

— Естественно. Твой мир зациклился, Седьмой. Пройдет еще год, и все начнется заново. Время отмотается назад, если ты понимаешь, о чем я говорю. Отмотается к тому моменту, когда в твоем мире, человек, появится… — Голос замолчал. — Появится магия. Вот тебе сейчас сколько лет?

— Сорок один.

— То есть тебе вновь стукнет двадцать четыре года. И Всплеск, монстры повторятся заново. Лишь с малыми изменениями. Появится Восьмой. Он, если доживет до сорока двух лет, станет Девятым. И так до бесконечности. Самая забавная штука заключается в том, что жизнь начинается с чистого листа. Второй не помнит Первого. Четвертый не помнит Третьего. В этом заключается ирония судьбы, Седьмой. Твоя тетрадь — уникальная вещь. Она не подвержена преобразованиям. Тем и ценна.

Монстр с язвами взял куклу со стола и начал гладить ей голову. Нити, исходящие от игрушки, обвили запястья урода. Седьмой ожидал, что кукла вновь попытается проникнуть в его голову. Сердце его билось с бешенной скоростью. Перед глазами плясали кровавые пятна. Его колени дрожали от усталости. По позвоночнику пробежала змейка боли.

Седьмой взглядом нашел кресло, но подходить к нему не спешил — боялся тьмы. Поэтому он решил пока не думать о том, чтобы отдохнуть, и сосредоточиться на разговоре с Голосом, хоть это и требовало больших усилий.

— Но ты помнишь все, Кивир? — спросил Седьмой. — Кто ты?

— Повторяешься, Седьмой. Я буду говорить с тобой честно. Я не знаю, кто я. Возможно, человек. Но скорее всего нет. Я тот, кто следит за тобой. Тот, кто разговаривал с тобой, когда ты был Первым, Вторым, Третьим… В общем, в какой-то степени я, наверное, твой ангел-хранитель, Седьмой.

Урод с язвами открыл перекошенный рот, темные, кожистые губы растянулись, и язык, длиной в метр, может — больше, вывалился с чавкающим звуком на пол. Седьмой прикусил губу.

— Так ты согласен? — спросил Голос. — Я могу показать тебе много интересного. Очень много. Хотя времени у тебя, Седьмой, в обрез. Тик-так, тик-так.

— Согласен.

Из глаз-пуговиц куклы вырвалась молния, она расчертила комнату ослепительно яркими венами и артериями. В пульсирующем свете Седьмому удалось разглядеть больших белых бабочек, летавших за спинами уродов куклы.

А потом и тьма, и монстры исчезли. Кукла плюхнулась на пол с глухим стуком, словно была набита металлическими гайками. Лучи света вновь падали в окно.

Седьмой улыбнулся, подошел к креслу и сел в него.