«Темнота».

Сотни голосов говорят в голове Сергея. Эти голоса так похожи на его собственный, отца, Анжелы, Татьяны. Тропов пытается закрыть уши руками, но только ни ушей, ни рук нет.

Вокруг темнота. Закричать бы. Но сил у Тропова нет. Устал, он очень устал.

«Спаси нас! Мы хотим с тобой!» — кричат голоса и смеются.

Куда?

Зачем?

Почему?

«Я умер?» — думает Сергей.

Опять вопросы. Куча вопросов, еще чуть-чуть и слова обретут форму насекомых.

Кузнечики и тараканчики. У всех есть усики и лапки.

А жвала? Жвала есть? Как они его будут кусать? И больно ли?

Мухи и стрекозы. А у них есть крылышки. Мухи буду ползать по нему, забираться в нос, в рот, в уши.

Но у него нет ни носа, ни рта, ни ушей.

«Свет. Увидь его».

Яркая вспышка. Сергей пытается зажмуриться. Но век-то нет. Лучи подобно иглам вонзаются в глаза.

Пустота взрывается. Мир взрывается.

Бах! И все пространство пронизывают краски. Сначала формы слишком хаотические, чтобы увидеть в них смысл, но Сергей ждет. Пылинки белых, зеленых, желтых и красных цветов подлетают ко нему.

«Сейчас я чихну», — думает Тропов.

Нет. Нечем.

Пылинки падают на его ноги, выпустив крошечные ростки. У него есть тело! Сергей видит его.

Ростки превращаются в зверей: кошек с шестью лапами, собак без шерсти, трехглазых крыс с металлическими зубами, белых летучих мышей с длинными игольчатыми хвостами.

«Сергей… это твое ненастоящее имя»,

говорят голоса… или уже голос? Тропов кивает. Ему хочется убежать. Он устал.

Звери окружают его. Смотрят своими белыми глазами-бусинками. Наблюдают. А может, хотят сожрать?

«Идите все к черту!» — хочет закричать Сергей, но из глотки вырывается лишь сдавленный хрип. Звери смеются. Протяжно так. И противно.

«А зачем тебе ненастоящее имя»?

Тропов молчит. Боится.

Пылинок все больше и больше. Некоторые из них падают на зверей, и тогда из ростков появляются насекомые и цветы. Нити окутывают пустоту и окрашивают в фиолетовые цвета. Там, куда идет Сергей — фиолетовый в моде.

«Отвечай мне, человек»!

Сергей смелый. Сергей не боится. Сергей выдержит. Хоть он и устал.

Звери разбегаются, вереща. Бум-бум-бум! Крысы взрываются кровавым туманом. Кровь цвета спелой вишни. Кровь повсюду.

«Я не пущу тебя. Ты знаешь куда идешь»?

Тропов знает!

Или нет?

Сергей не может вспомнить. Голову словно забили ватой.

Насекомые ползут к Тропову. Тараканчики и кузнечики. Мухи и стрекозы. Все их тела покрыты прочнейшим хитином, которые красиво блестит в фиолетовом цвете.

Тир-лим. Тир-лим. Тир-лим.

«Ты знаешь куда идешь»?

повторяет Голос.

Тропов оглядывается. Ему хочется домой. Он устал. Но в то же время, Сергей не может уйти обратно. Что-то его держит. Может, чувство долга.

Кровь смывает насекомых. Повсюду кровь, она грозит затопить мир. Но зачем?

«Туда нет входа человеку»!

Фиолетовые ростки тянутся к Сергею.

«Ты — Первый. И ты умрешь».

Сергей набирает полную грудь воздуха и кричит: «Я НЕ УМРУ. Я ОБЯЗАН. Я…»

Мир взрывается яркими красками.

Сергей открыл глаза. Небо окрасилось в оранжево-сиреневые цвета. Следовательно, он пролежал достаточно долго, чтобы зомби могли сожрать его. Тропов сел, осмотрел себя. Вроде все части тела на месте. Но каждая клеточка горела в диком огне боли.

Зомби по-прежнему стояли в ванне и пялились на него из окошка. Но выглядели мертвяки иначе — их лица корчились в конвульсивной злобе. От этой догадки по спине Сергея пробежали мурашки.

Он вспомнил мальчика, из руки которого выстрелила зеленая молния. Тропов огляделся, но пацаненка нигде не было.

Самый ближний к окну зомби раскрыл рот. На мертвяке была рваная водолазка и рваные шорты. Из-за грязи их цвета не угадывались. Рот, подбородок и щеки мертвяка были измазаны кровью.

Зомби зарычал на Сергея. Рычание рождалось в глубине горла — звук, бросающий в дрожь. Потом мертвяк попытался залезть на окошко, но потерял равновесие и плюхнулся на пол.

Крыша находилась под небольшим уклоном, и Сергей старался не делать резких движений, чтобы не упасть. Но ситуация усугублялась и тем, что скат покрывала ленточная черепица, которая от дождя стала скользкой. Тропову было сложно представить, как он умудрился попасть на крышу и не свалиться. Чертовски огромное везение.

Сергей подполз к краю крыши, не переставая следить за зомби, столпившихся возле окна. Бросил быстрый взгляд вниз. Кирпичная дорожка заросла, но было все равно понятно, что прыгать бесполезно. Если очень повезет, то он вывихнет лодыжку. А если не очень, то сломает ногу.

Что-то холодное и колкое упало на шею Сергею. По телу пробежала дрожь. Тропов провел пальцами по шее. Капля.

Вновь зарядил мелкий дождь. Матюгнувшись, Сергей посмотрел на водосточную трубу, соображая, как спуститься с крыши и обойтись без переломов. Капли стучали по крыше, стекали по черепицам и падали на траву.

Водосток.

Вот пока единственный выход оказаться на лужайке.

Но вот только сам вид водосточной трубы…

Сергей сглотнул вязкую слюну. Подпорки заржавели, если он начнет спускаться по трубе, то они отвалятся и… Лучше не думать об этом.

«А смогу ли я вообще встать?» — поймал себя на мысли Сергей. Спину по-прежнему жгло, болели ребра.

Грохнуло.

Тропов посмотрел на окошко и обомлел. Одному из зомби удалось вылезти из ванной комнаты. Мертвяк шлепнулся на крышу. Звук получился мощный, словно метеорит размером с быка впечатался в железный лист. Сергей пополз от края крыши как можно дальше, хотя руки и ноги скользили по черепице.

Видимо, при ударе зомби повредил позвоночник. Он тянул руки к небу, но подняться не мог. Его рот открывался-закрывался, словно невидимый кукловод дергал челюсть за веревочки.

В ноздри Сергея ударил тошнотворный запах старой крови и гниющего мяса. Тропов вжался в крышу, замер, даже дышать перестал. Сосредоточился, вышвырнул из головы все мысли. Зомби. Вот о чем стоило беспокоиться.

От мертвяка по черепице тянулись ниточки воды, черные от грязи и крови. Нос зомби был большим и приплюснутым, как у свиньи. На руке блестели золотые часы. Наверняка раньше они стоили бешеных денег. А теперь на них не поменяешь и банку с тушенкой.

Время тянулось медленно и тяжело. Хотелось уже спуститься с крыши и бежать-бежать к спасительным воротам, а вместо этого приходилось ползать змеей. Влево, вправо. Влево, вправо. Влево, вправо…

До ряби перед глазами, до тошноты, до отвращения.

Предательский внутренний голос не давал покоя. Говорил о том, что спуститься с крыши можно двумя способами. Первый: по трубе. Второй: скинуть зомби на асфальт и уже потом спрыгнуть на мягкое гниющее тело…

Ну же! Работайте, мозги.

Дождь усилился, залупил крупными каплями. Сергей вцепился в черепицу так, что костяшки пальцев побелели. В окошке ванны показался еще мертвяк. Из одного его глаза торчала рукоятка отвертки. Лицо покрывали язвы, кожа свисала лоскутами. Но не это вызывало ужас — тот, который превращал Сергея в мешок с говном. А голодный взгляд мертвяка.

Зомби высунулся из окна.

Сергей пополз к водостоку. Если и дальше тянуть рязину, то какой-нибудь из этих проклятых мертвецов обязательно доберется до него и оторвет добрый кусок ляжки. Тропов схватился за черепицу, потянулся. Казалось, что вся вода, стекающая с крыши, впиталась в его одежду. Двигаться было невыносимо тяжело.

Превозмогая боли в спине, Тропов добрался до водостока. Пришлось вцепиться в трубу, чтобы вода не скинула с крыши. Ливень оказался настолько сильным, что сломавший позвоночник зомби начал сползать в сторону Сергея.

Черт! Черт! Вот бы дождь стал чуточку слабее: было бы не так страшно спускаться по трубе.

Зомби, висевший на окне, высунулся еще больше, потерял равновесие и шлепнулся на крышу.

Сергей закрыл глаза, собираясь с силами. Или сейчас, или никогда. Тропов ногой нащупал подпорку, надавил на нее, чтобы проверить, выдержит ли она его вес. Подпорка скрипнула, но не отвалилась. Потом Сергей схватился за желоб водостока, бросил последний взгляд на крышу, на мертвяков и начал спускаться. Руки и ноги его дрожали, адреналин был готов разорвать мышцы.

Главное не смотреть вниз.

Тяжело дыша, Сергей сосредоточился на холодных и колких каплях дождя, на подпорках, готовых в любой момент оторваться с противным скрежетом, на сумасшедшем биении сердца. Лишь бы не думать о высоте.

Сергей начал нащупывать левой ногой новую подпорку. Но как назло нога натыкалась на гладкую трубу. Сергей непроизвольно посмотрел вниз… От высоты захватило дух. В груди закопошился холодный слизень. Воображение Сергея начало рисовать, как подпорки не выдерживают веса, отваливаются. А Тропов раскидывает руки и падает с десятиметровой высоты. Бах! И голова лопается, как арбуз, мозги разбрызгивает по мокрому асфальту.

Хватит. Надо лишь глянуть, где находится подпорка.

Найдя выступ в трубе, Тропов ставит на него ногу.

«Умрешь… Все равно ты умрешь… Умираешь… Ты!.. Умрешь!..» — шептал внутренний голос. Но Сергей старался не слушать его. Время растянулось для него. Минуты превратились в часы. Часы — в дни. Дни — в годы.

Мышцы на руках онемели, пальцы были готовы в любой момент разжаться.

Капли дождя попадали в глаза, размывая мир. Тропов жмурился, но становилось лишь хуже.

Выступ, еще выступ. Ладони сводит от боли.

Не обращай внимание.

Тропов наклонил голову, на мгновение зрение вернулось. До земли оставалось метров семь-шесть, хотя Сергей все равно бы не рискнул спрыгнуть. Нижний желоб водостока погнулся. Вода с ревом вытекала из него и пенилась на асфальте. Стена из-за дождя из светло-коричневого цвета приобрела шоколадный оттенок. Тропов почувствовал себя Гензелем, выбирающимся из пряничного домика от злой колдуньи. Вот только Гретель ему пришлось убить…

Новый выступ.

До земли оставалось совсем чуть-чуть. Оставалось самую малость.

Тропов наткнулся на окно. Только разглядеть, что за ним было невозможно. Черная дыра вместо окна. И чем больше Сергей вглядывался в нее, тем сильнее она затягивала. Надо было спускаться, улепетывать как можно дальше от этого проклятого дома и зомби, надо было скрыться в лесу, чтобы малость перевести дух. Но черная дыра обездвиживала, заставляла повисеть на трубе еще чуть-чуть.

Посмотри в меня, мой милый. И быть может, разглядишь труп Анжелы.

Сергей закрыл глаза и продолжил спускаться. Боль в спине еще оставалась, но с каждым пройденным метром она ослабевала. Двигаться стало легче.

Что-то твердое уткнулось в спину. Тропов вскрикнул, нога соскользнула с подпорки. Мир уже во второй раз за сегодняшний день закрутился в бешеном водовороте. Сергей понял, что падает, но все равно пытался поймать руками хоть трубу, хоть подпорку. Перед мысленным взором пронеслась жизнь после нашествия мертвяков. Бегство из города, звонок жены, встреча с Анжелой и Таней, прятки в лесу от зомби, элитный поселок, мальчишка, из руки которого вылетает зеленая молния…

Второй раз уже не могло повезти. Сейчас он сломает позвоночник, и все. Конец. Пишите письма.

Через мгновение Тропов ударился головой об асфальт, беспомощно раскинув руки. Мир померк. В виски, в лоб и в затылок словно вонзились иголочки. Сначала боль была резкой, но несильной. Потом она поглотила Сергея.

Умер… Конец… Умер… Тьма… Проиграл… Умер…

Но сознание вернулось. Открыв глаза, Сергей увидел вишню и ветку, которая воткнулась в его бок, когда он спускался по водостоку. Капли дождя попадали в глаза, вишня раздваивалась, ее контуры размывались. Камешки и веточки даже сквозь джинсы кололи задницу.

Надо бежать в лес.

Сергей сел, огляделся. Он приземлился на газон. Ворота гаража зияли рваной дырой. Казалось, что все зомби перебрались в дом: на улице мертвяков не было. Ворота по-прежнему оставались открытыми.

Дотронувшись до макушки, Тропов всхлипнул. Будет синяк.

Вставай, тряпка.

Не обращая внимания на боль, Сергей поднялся и заковылял к воротам. Он выживет, он сможет. Разросшаяся трава мешала идти. Но Тропов все равно был рад. Он растянул губы в хищной улыбке. Раз ему мешает трава идти, то будет мешать и мертвякам. Большая трава только на пользу. Да, именно так.

До ворот оставалось немного.

Сейчас обязательно выпрыгнет зомби и вцепится в горло. Ноги Сергея заплетались, дыхание с хрипом вырывалось из груди, но сил еще хватало. Пока хватало.

Когда до ворот было несколько шагов, Тропов закрыл глаза, представил, что у него растут рога на макушке, и наклонил голову.

Не может так везти…

Кроссовки от души впечатались в асфальт. По инерции Сергей сделал два неуверенных шага, ноги подогнулись, но Тропов все же смог не упасть. С него словно спали путы: дышать стало легче, боль, разраставшаяся в голове и в спине, утихла. Открыв глаза, Сергей бросил взгляд на дорожку, идущую параллельно забору. Возле колонки пялился в небо зомби. Лицо мертвяка приобрело сероватый оттенок, надбровные дуги готическими арками выступали наружу.

Сергей решил не испытывать судьбу и двинулся к полосе леса.

Только бы не упасть.

Оскалившись, молясь, чтобы под ногами не оказалось сучков или камней, Тропов быстро зашагал по дорожке в обратную сторону от зомби. Его не покидало ощущение, что он находился на залитой светом сцене, а рядом черный провал зала. Тебя прекрасно видят, а ты ни черта не замечаешь.

Дождь пошел сильнее. Видимость заметно упала.

Ботинки с чавканьем впечатывались в дорожку. Узкий шрам на щеке Сергея багровел и вздувался, как сытая пиявка. Тропов чувствовал, что силы его были на пределе. Еще удавалось переставлять ноги, но если не поторопиться, то он упадет без сил.

На дорожке валялись бокалы-тюльпаны из бордово-фиолетового хрусталя. Только Богу было известно, как посуда появилась здесь. Капли дождя били по пузатым бокалам, заставляя хрусталь катиться по дорожке. По правую руку от Тропова тянулась стена кустов, потерявших листву и похожих на перевернутые метелки. Кусты расступились, Сергей свернул в проем и что было сил побежал к лесу.

Тропов сглотнул. Втянул холодный от дождя воздух — глубоко, до предела. Потом очень медленно выдохнул, стараясь хоть немного успокоиться.

Все. Он смог. СМОГ. Живой. Чуть покалеченный, но не беда. Раны на нем заживают как на собаке. Главное, что живой. Круто.

Сергей сел, прислонившись к сосне.

В лесу было темнее, чем в поселке. Дождь по-прежнему не прекращался. Но стекающая с кустов и деревьев вода успокаивала нервы. И хотя Сергей промок до нитки, он радовался дождю.

«А что теперь ты будешь делать?» Сергей вздрогнул. В нем всегда звучали голоса. Во время головных болей они были такой же неотъемлемой частью, как клубника в клубничном варенье. Но один голос был новым. И совершенно странным и… настойчивым.

«Что ты будешь делать?» — повторил голос. Сергей зажмурился и замотал головой в попытке избавиться от «гостя». Не помогло. Голос вытеснил все остальные мысли и задавал один и то же вопрос. «Что-ты-будешь-делать-что-ты-будешь-делать-что-ты-будешь-делать…»

— Я не знаю! — выкрикнул Сергей.

«Ты должен убить Таню. Отомстить за ее предательство. Ведь именно из-за этой тупой дуры ты чуть не умер. Из-за Тани погибла Анжела. Малолетняя соска предала тебя. А предательство нельзя прощать. Накажи ее».

— Из-за Тани погибла Анжела… — пробормотал Сергей. Голос был прав. Таню нужно отыскать и…

Но где искать девчонку? Лес большой, и ориентироваться в нем Таня умеет лучше него. Сергей хмыкнул. Пока он бегал по дому от зомби, пока пролежал в бессознательном состоянии, пока спускался по трубе, Таня, наверное, уже вышла на шоссе.

«Я помогу тебе», — сказал Голос.

Сергей ничуть не удивился. Голос сможет помочь. И точка.

Воображение нарисовало Таню на шоссе. Тропов ухмыльнулся. У девчонки округлятся глаза от удивления, когда она его увидит. И наверняка попробует убежать. И… и… и… Ее мучения будут долгими.

«Я помогу тебе, и ты выколешь ей глаза палкой, оторвешь губы, сломаешь каждый палец, выбьешь зубы. Тебя ждет чудесное развлечение, Тропов. Развлечение и наслаждение. Только не игнорируй меня. Я пригожусь тебе. Ты так долго был во власти Тани и Анжелы, что превратился в тряпку. Убив Таню, ты, Тропов, перестанешь быть слизняком. С твоим мнением должны считаться».

Сергей заставил себя раствориться в Голосе. Больше никаких сосок. Больше не надо думать над тем, что сказать и что делать. Он хозяин ситуации.

Медленно, облокачиваясь о ствол сосны, Сергей поднялся. Ноги ныли, но терпеть боль было можно. В голове прояснялось.

Сейчас дождь закончится. Откуда появилась эта мысль, Тропов не знал, но через мгновение дождь действительно прекратился.

Пора открыть охоту на маленьких глупеньких девочек.