…Коля бросается на Влада, чтобы вытолкнуть его на лестничную площадку, но кажется, что сосед потяжелел килограмм на двести.

Визг прекращается. Глаза жжет, словно в них насыпали песку, но Коля не отводит взгляда от лица Влада.

Изо рта и ушей соседа льется темная жидкость. На руку Коли попадает капля этой гадости, кожу жжет. За спиной визжит Алена.

Хватка Влада на миг ослабевает, и Коле удается плечом толкнуть соседа. Тот зацепляется за обувь, поставленную у входа, и падает.

«Что, блядь, происходит?»

— Звони ментам! — кричит Николай.

Алена умолкает. Но глаза испуганные, руки и колени дрожат. Кажется, что она сейчас упадет. Коля хочет подойти к ней, обнять, но ему сначала надо разобраться с Владом. Поэтому он хватает с полки для телефона связку ключей и зажимает два ключа между пальцами.

Влад даже не пытается встать. Грудь вроде бы поднимается и опускается, но Коля не уверен: света в коридоре слишком мало.

Алена удается выдавить почти неслышное слабое хныканье.

Коля делает шаг назад на тот случай, если сосед попытается схватить его за ноги. Но Влад не двигается. В полумгле коридора он кажется кучей тряпья. Коля натыкается тыльной стороной ладони на выключатель. Люминесцентная лампа вспыхивает сверхновой.

Входная дверь чуть приоткрыта, по ногам тянет сквозняком. Коля хмурится. Влад мертв. Никаких сомнений. Лоб превратился в кровавую кашу; губы разорваны. С такими ранами если и живут, то точно не дерутся. Проглотив вязкий комок, Коля мыском ботинок касается ноги Влада. Тот никак не реагирует. Похоже, действительно спекся.

— Он сдох? — шепотом спрашивает Алена.

Коля дергает плечами.

— Звони ментам, — повторяет он. На мгновение умолкает, а потом снова говорит: — И в скорую звони.

Алена отлипает от стены и семенит в зал за телефоном. Коля смотрит ей вслед, а потом переводит взгляд на дверь, ведущую в комнату Маши. Сердце замирает. В проеме стоит Машенька и сжимает плюшевого медведя. В ее глазах страх. Наплевав на осторожность, Коля подходит к Маше, тянет руку, чтобы погладить по голове, но в последний момент убирает ее — пальцы и ладони измазаны в крови.

— Посиди пока в комнате.

Но Маша качает головой, подскакивает к Коле, заключает его в объятья и ревет. Он поднимает руки вверх, словно пойманный преступник. Но на самом деле Коля боится запачкать Машу. Запачкать кровью Влада.

Появляется Алена. Говорит, что линия занята.

Коля мысленно радуется. Возможно, удастся оттянуть приезд полицейских. Алена берет Машу на руки, заходит в ее комнату и прежде, чем закрыть дверь, отдает телефон Коле.

Сквозняком открывается входная дверь. Надо закрыть ее, но Николай стоит как вкопанный. Мысли путаются. Скоро приедут полицейские и арестуют его. Наверняка доводы о том, что, мол, Влад, сам первый начал, не убедят ментов. На руки браслеты — и вперед. Дуй, Николашка, к зекам.

Время медленное и густое.

Коля сам не верит в то, что произошло. Неужели действительно лицо Влада само разорвалось? Это кажется нереальным, выдуманным. Но факт остается фактом: сосед валяется в коридоре и вместо лица у него мясной фарш.

Коля подходит к трупу, переступает через него и закрывает входную дверь.

Звонит телефон в руке.

— Да? — Пластик трубки приятно холодит кожу.

— Привет. Что делаешь? — Голос у мамы радостный. Настолько радостный, что у Коли бегут мурашки.

— Ма, все хорошо. Давай я тебе потом перезвоню?

— Давай. — И тишина в трубке.

Коля смотрит на телефон. Что-то не так… Через секунду внутренний голос замечает, что сейчас где-то часа два ночи. Мама не может звонить в такое время ради пустяка. И ее голос… Он был такой радостный, такой бодрый…

Хмурясь, Коля набирает номер мамы. В трубке щелкает, начинают идти гудки. Коля ждет. Его бьет дрожь.

Телефон умирает: ни шумов, ни гудков.

Из комнаты Маши появляется Алена. Она бросает на Колю быстрый взгляд, идет в кухню. Гремит посудой. Вновь возвращается в комнату Маши. В руках держит стеклянный стакан с минеральной водой.

Коля отходит от трупа на несколько шагов, садится на корточки.

Дьявол! Шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть раз дьявол!

Что делать с трупом?

Кожа Влада уже начинает синеть. На кистях расползаются лихорадочные красные пятна.

Удивительно, но Колю больше всего пугает дырка в носках соседа. Она рваными краями расползается на пятке. Картину страха дополняют черные резиновые шлепанцы, что валяются возле ног Влада.

Коля смотрит то на дырку, то на шлепанцы. Переводит взгляд на дырку, потом опять на шлепанцы. И так бесконечное число раз.

— Ну что?

Коля вздрагивает. Оборачивается. Алена крестом держит руки на груди.

— Ты Машу спать уложила? — спрашивает Коля.

— Нет. Я пока включила ей мультики. Сказала, что сейчас приду.

— Она поняла?

— Не уверена. Я наврала, (?) что дядя Влад просто пьяный.

Ухмыльнувшись, Коля кивает. Ага. Дядя Влад мертвецки пьян.

— Мне надо смыть тушь. Наверное, я испугала Машу еще сильнее.

Коле все равно. Он пытается не думать о трупе. Глядит на обои в коридоре. Кое-где куски отслоились на стыках. Надо будет заклеить… как-нибудь потом.

Алена садится рядом с ним и обнимает. Она пахнет ванильными духами. Пытается поцеловать в губы, но Коля поворачивает голову. Он ловит себя на том, что изо рта Алены несет чем-то несвежим.

— Может, перенести Влада в его квартиру? — спрашивает Коля и улыбается. Дельная мысль. — А потом приедет с дачи его жена и увидит труп, допустим, в ванне? Как тебе, Ален? Мне совершенно не хочется сидеть на зоне из-за этого урода.

— Я даже не знаю… — неуверенно говорит Алена. — Если кто-нибудь из соседей увидит, как мы выносим труп, то ничем хорошим это не закончится.

— Тык часа два ночи на дворе. Все спят.

Алена молчит, но глаза становятся хитрыми, губы едва-едва растягиваются в улыбке.

Коля подходит к Владу и начинает проверять карманы покойника. Брякают ключи. Кажется, что сейчас сосед зашевелится и попробует встать. Схватит за кисть ледяной рукой, а потом укусит шею…

Через пятнадцать минут Коля уже стоит на лестничной площадке напротив двери Влада. Нервно оглядывается по сторонам. Алена осталась в их квартире, чтобы «упаковать» соседа: надеть на голову полиэтиленовые мешки, обмотать шею скотчем, чтобы ни одна капля крови не упала.

Коля вставляет ключ в замочную скважину, поворачивает, прислушиваясь. Дверь со скрипом открывается. В ноздри бьет запах пота и блевотины. В коридоре темно, как в закрытом гробу. Света от лестничной площадки хватает, чтобы увидеть стойку для обуви, угол оранжевых обоев, вешалку с куртками и шкаф. Коля нащупывает выключатель, жмет на него.

Загорается голая лампочка на потолке. Коля быстро заходит, закрывает за собой дверь. Вслушивается. В квартире тихо. Лишь тикают часы где-то да капает вода в ванне. Коля заглядывает в зал, в кухню, везде включая свет. В квартире царит беспорядок. На кухне разбита ваза, опрокинуты стулья, а возле холодильника растекается масляным пятном, судя по запаху, пиво. В зале из шкафов вытащена вся одежда и скинута в одну кучу, вздымающуюся к потолку. От зеркала, прикрепленного к стене, осталась только железная рама. Осколки больно блестят на линолеуме.

Что здесь произошло?

Влад частенько пил, порой нажирался. Но он был тихим пьяницей: никогда не бузил, не ломал мебель. Но в квартире все перевернуто вверх дном. Может, Влад поругался с женой…

Нет. Что-то не так.

Когда сосед пришел к нему, он не выглядел злым или взбешенным.

Коля заходит в спальню. И его сшибает запах гнили. К горлу подкатывает комок, и содержимое желудка оказывается на полу. Коля хватается одной рукой за живот, другой — за ручку шкафа. Во рту становится кисло-кисло.

Проблевавшись, Коля решительно жмет на выключатель. Его брови поднимаются. На лице застывает выражения изумления. Спальня напоминает комнату пыток. Кровь везде: на стенах, на шкафах, на потолке, на люстре, на кровати. Ковер из желто-серого стал темно-розовым. На подушке лежит голова. Голова жены Влада. Как звали супругу соседа? Валя, Оля, Кристина, Таня, Ангелина, Вероника? Коля не помнит.

Отрубленная голова взирает на люстру. Нижняя губа оторвана, но нижних зубов не видно из-за густой крови, запекшейся на них. Рот застыл в немом крике. Нос сломан. В виски вбиты гвозди. Волосы сосульками падают на подушку фиолетового цвета.

Коля не верит своим глазам. Он трет глаза, но голова никуда не исчезает. Коля обращает внимание на какой-то большой предмет, прикрытый пледом.

Не подходи к нему, шепчет внутренний голос.

Но ноги сами несут к предмету. Коля срывает плед. Перед глазами предстает зеркало в высоту метров два. Рама деревянная, резная. А вот само зеркало измазано в крови и в какой-то еще гадости, по цвету и запаху напоминающей дерьмо. Коля часто-часто сглатывает, чтобы вновь не проблеваться. Желудок скручивает.

Зеркало притягивает взгляд. Удивительно, но рама блестит лаком, на ней нет ни одной капли крови. Причем даже основание зеркальной поверхности поражает чистотой. Коля хочет уйти из квартиры. Похоже, соседа даже не придется прятать. Влад знатно порезвился со своей женой. Только богу известно, что ударило в голову этому тихому пьянице.

Раздается хлопок. Коля вздрагивает. Зеркальная поверхность начинает… закипать. За мгновение появляются пузырьки. Некоторые лопаются, некоторые начинают раздуваться.

Надо уходить, нашептывает внутренний голос. Но Коля продолжает стоять и смотреть на зеркало. Он не верит своим глазам. Не может поверить. Сегодняшняя ночь напоминает скорее кошмарный сон. Он смотрит, как пузырьки подлетают к потолку и начинают стукаться друг о дружку с металлическим звоном.

Начинает мигать люстра.

Зеркальная поверхность исчезает серебряными пузырьками на потолке. Коля ощущает в комнате неумолимое движение, которое переполняет его ужасом. Вместе с движением угадывает и звуки. Голоса. Они звучат со всех сторон, сменяются друг другом, становятся то невыносимо громкими, то едва слышными. Вместо зеркала на стене появляется проход. Только куда он ведет непонятно: то ли в овеществленную тьму, то ли в глубины мертвого космоса.

От прохода веет арктическим холодом. Из рта Коли вырываются плотные облачка, в воздухе звенят крохотные льдинки.

Кажется, что сейчас из тьмы выпрыгнет чудовище. Однако ничего не происходит.

— Да что за херня здесь творится, — шепотом говорит Коля. Он делает два шага назад, не переставая пялиться в проход. Больше всего на свете он сейчас боится только одного: попасть в черноту.

Один из пузырьков на потолке опускается на кровать. Не падает, а именно опускается. Словно старый шарик под собственным весом. Потом еще один пузырь оказывается на кровати. Коля не выдерживает, выбегает из комнаты, не забыв захлопнуть дверь. Сердце бешено стучит. Биение отдается в висках, в кончиках пальцев.

Ну же! Вон из этой квартиры!

Когда железная входная дверь с грохотом закрывается за спиной, Коле удается облегченно вздохнуть.

Свет на лестничной клетке кажется ярким. Очень уж ярким. Неестественно ярким…

«Ты сильный, — сказала Алена. — Уходи из магазина, Коль. Уходи, заклинаю тебя! «Архаровцы» будут мстить. Найди другой дом ради меня».

Дохляк вскочил с кровати и закричал:

— Нет! Ты мер-ртва!

«Я с тобой, я рядом. Коля, ты сильный».

Виски ломило от боли. Дохляк с силой сжимал их ладонями, но колкий комок шума в голове не удавалось прогнать.

Казалось, что подсобка уменьшилась до размеров спичечного коробка. Стены давили на нервы. Тяжело было дышать в тесноте, тяжело думать.

«Уходи!»

Нет.

«Уходи-уходи-уходи!»

Потолок качнулся. Николай хотел было схватиться за телевизор, но рука лишь рассекла воздух. Ноги подогнулись, и он рухнул на пол. Голос в голове убивал потоком слов. Хотелось разорвать кожу на висках, чтобы добраться до мозга.

«Уходи. Милый, они тебя убьют. Убьют-убьют. Я с тобой, я рядом. Уходи. «Архаровцы» будут мстить. Уходи!»

Николай открывал рот в попытке сказать хоть слово, но из горла выходило лишь жалкое бульканье. Слова стирались голосом. Голосом Алены.

«Ты убил одного из них. Они будут мстить».

Коля забился в конвульсиях. Грудь часто и нервно начала подниматься, руки и ноги затряслись, глаза вылезли из орбит, брови задергались.

«Я умоляю тебя! Уходи».

Приступ прекратился также быстро, как и начался. На лбу выступили капельки пота. Сердце стучало еще учащенно, но постепенно успокаивалось.

Жара в подсобке оглушала. Лучи от лампочки играли на экране телевизора, разлетались на тысячи зеркальных осколков.

«Ты найдешь другое убежище?»

Нет. Нельзя постоянно убегать от «архаровцев». Надо бороться, сражаться.

«Маша жива».

Коля затаил дыхание. Перед внутренним взором появились ослепительно синие детские глаза, которые пронзают насквозь. Маша умерла. Два года назад или день — неважно. Маша умерла. И точка.

«Нет, она жива».

Наглое вранье! В Городе нет ничего живого. Нельзя верить голосу. Коля зажмурился. Алена и Маша давно погибли. А голос в голове фантомный. Ненастоящий! Надо не обращать внимания на него.

«Если ты уйдешь из магазина, то я скажу, где находится Маша. Ей сейчас так плохо. Она больна и слепа. Но жива».

Нет. Не верь. Нельзя. Город исторгает живых.

Промелькнула подлая мыслишка: если Маша жива? Проверить это несложно. Стоит только выйти из подсобки. Проще простого.

«Ты поверишь мне? Пожалуйста, поверь».

Коля кивнул. Хорошо. Он рискнет. От мысли, что, возможно, его дочь жива, захватывало дух.