Тропов не мог поверить, что полз по костяным отросткам в ране какой-то твари вместе с живым мертвецом, который уже мало походил на человека. Уму непостижимо. Еще несколько часов назад он бродил в тумане, звал чертову суку Анжелу, а сейчас голый карабкался по дереву. Дереву ли? Наплевать!

Мышцы рук сводило от боли, а из-за собачьего холода хотелось только одного: спрятаться да сдохнуть. Сергей из последних сил двигался за Седьмым в надежде отдохнуть. Но, похоже, мертвяку было абсолютно насрать на его страдания.

Ничего-ничего… Как только Седьмой приведет его к Кивиру или к Человеку-мотыльку, так сразу он избавится от вонючего ходячего куска плоти.

Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о холоде, Первый еще раз прокрутил в голове то, как попал на дерево.

Он плелся в тумане, особо не рассчитывая отыскать Анжелу. Смирившись, что его конец близок, он прокручивал в голове картинки из прошлого. Память услужливо подсовывала образы из мира, который тогда еще не успел слететь с катушек. Подумать только: у него, Тропова, были жена и дочка. Жена и дочка. Зря он их бросил. Может, сейчас бы не оказался в тумане — забытый и грязный.

Под ногами хрустели ветки и шуршали листья. Изредка в тумане появлялись складчатые комки лучей. Однако Сергей не спешил идти на их свет. Он отлично знал, что могло прятаться во мгле. Часы сменялись часами, а Тропов продолжал брести, не разбирая дороги.

Нестерпимо хотелось курить и пить. Последняя бутылка с водой закончилась, еще когда он и Анжела ломились через бурьяны.

Кожа в тусклом свете приобрела тот же тусклый цвет, что и одежда, и казалась такой же дряблой и обвисшей.

Тропов не останавливался потому, что знал: стоит лишь сесть, как оставшиеся крохи сил уйдут из тела, словно последние листья на ноябрьском ветру. Появится страх. Ведь в тумане прятались самые разнообразные уродливые твари…

Сергей не помнил, как угодил в дыру. Он продолжал брести — усталый и измученный, когда мир завертелся в бешеной круговерти. Ноги потеряли опору. Мгновение — и он лишился сознания, ударившись обо что-то головой.

Очнулся Тропов на дереве.

Господи! Как же он тогда испугался. Голый, измазанный то ли в своей крови, то ли в чужой, он выглядывал с ветви и не верил собственным глазам. Полулюди-полусвиньи, люди, как две капли воды похожие на него, куски плоти, кружащие вокруг дерева. В тот момент он подумал, что окончательно сошел с ума. Все эти уродцы просто не могли существовать.

До сих пор мурашки по телу бегают при воспоминании.

Еще Сергея поразил холод. Ветер был столь сильным, что пронизывал до костей. Однако больше всего стоило опасаться лоскутов кожи, которые висели в воздухе, пренебрегая всеми законами физики. Как только летающая плоть попадала на тело, то голову сжимали холодные тиски боли. Ледяной шторм, стискивающий череп изнутри. В одно мгновение пропадали все чувства, мысли, желания…

Вспоминая, Сергей поежился. Он бы так и сдох на дереве, если бы не голос воскового мальчика, раздавшийся в голове. «Цепляйтесь за кишки! Быстрее! Обмотайте их вокруг руки. Держитесь крепче!» Каждое слово впечаталось в память Тропова.

Сергей помнил, как схватился за пахнущую дерьмом «веревку», затем сделал все, что потребовал Кивир, и начал подниматься. А потом… Потом он встретил Седьмого, увязался за ним, попал в рану огромного лица, тянущегося над деревом, и…

И теперь он ползет по ветвям в практически полной темноте. Голый, голодный, грязный, замученный холодом…

Пахнуло сильным запахом горящего дерева.

— Чувствуешь? — спросил Сергей.

Оживший мешок с костями прекратил подниматься по ветвям.

— Смотри, — сказал Тропов и пальцем указал наверх.

В нескольких метрах от них что-то сверкало, и с каждой секундой сверкание становилось все ярче. Разгорался пожар. Голубое пламя лизало ствол дерева и пожирало костяные отростки, превращая их в угли.

Путь наверх оказался перекрыт.

— Что будем делать? — спросил Седьмой.

— Не знаю.

Сергей настолько устал, что ему было наплевать на пламя. Лишь бы поскорее отдохнуть.

— Я вижу что-то еще, — сказал Седьмой.

— Где?

— Наверху! Огонь мешает разглядеть лучше. К стволам вроде прибито что-то.

Сергей напряг глаза, но ничего не смог увидеть, кроме пламени.

— Там ни хера нет, — сказал Сергей.

— Да вот же! Смотри лучше.

Уголек со свистом вырвался из голубого огня и упал на плечо Тропова. Мужчина зашипел от боли. Ему на кожу словно вылили кислоту или коснулись раскаленным железом. Сергей подавил в себе вопль, коснулся плеча рукой и увидел, что оно в крови.

— Давай спустимся ниже, — сказал он. — Я устал. Еще чуть-чуть и я рухну без сил.

— Но наверху нас ждет Кивир!

— Как ты собираешься пройти через огонь?

— Я не чувствую боли, — ответил Седьмой. — Я попробую проползти через пламя…

— Херня! А если один из костяных отростков сломается? А если до того, как ты доползешь до Кивира, от тебя останутся лишь кости?

— Я…

— Господи, давай спустимся пониже, передохнем и обдумаем план!

Сергей поймал себя на мысли, что скинет мертвяка с дерева, если тот попытается пройти через огонь.

— Хорошо, — сказал Седьмой.

Губы Тропова слегка раздвинулись, приоткрыв крепко сжатые зубы.

Спустившись на костяной отросток, который бы смог выдержать двоих человек, Первый и Седьмой смотрели на бушующее пламя и думали, что делать дальше. Лезть наверх подобно смерти. Невыносимо мучительной смерти. Поджариваться, словно цыпленок в гриле, Сергей не собирался. Однако и спускаться вниз, обратно в красную пустыню, было глупо. Наверняка полулюди-полусвиньи нашли рану в Огромном Лице и уже карабкались по темному туннелю.

Сергей тяжело вздохнул. Он и мертвяк угодили в капкан. Двигаться было некуда.

— Похоже, я наконец-то отбегался, — сказал Седьмой.

Только сейчас Тропов обратил внимание, что лицо у мертвяка было приклеенным. Когда Седьмой говорил, его губы лишь слабо шевелились.

Чертовщина какая-то.

— Можно попробовать найти толстяка, — сказал Сергей.

— Где? На дереве? Ты в своем уме? От жирдяя остались, наверное, уже одни кишки. Не думаю, что хряки пожалели проводника.

— Проводника? — спросил Тропов.

— Да. Толстяк должен был вывести меня к Кивиру.

— Забавно.

Сергей улыбнулся и прислонился спиной к стволу дерева. Между лопаток пробежался холод.

— Что забавного? — спросил Седьмой.

— У меня тоже был проводник. Зомби. Я потерял его в тумане.

— В каком тумане?

— Неважно.

Внезапно Сергей ощутил беспомощность. Словно его вновь заперли в доме с ожившими мертвецами. Ловушка, казалось, захлопнулась, и они оказались в ней.

— По крайней мере, — начал Тропов, — мы можем выбрать…

Он не хотел договаривать. Просто сорвалось с языка. Это было последнее, о чем он желал бы говорить.

Сергей постоянно бросал взгляд в бездну. Казалось, что из чернильной темноты вот-вот выскочат свиноподобные твари и перебьют их. И сколько бы Тропов мысленно не одергивал себя, но все равно ему было страшно. Страх медленно сковывал тело и не давал ясно мыслить.

Сергей сжал кулаки. Он выпутается. Всегда выпутывался.

— Ты слышишь? — спросил Седьмой.

Он вскочил с места и принялся вглядываться во мглу. Сердце Сергея забилось бешеным галопом. За секунды стало невыносимо жарко.

Наверное, мертвяку показалось. Да, точно. Показалось.

— Слышишь? — как заведенный принялся тараторить Седьмой. — Слышишь? Слышишь?

Тропов напряг слух. По тоннелю раздавался низкий гул, похожий на шум старого холодильника при включении. Глаза Сергея быстро забегали из стороны в сторону, а дыхание стало чаще. Он почти задыхался.

По дереву ползли свиноподобные существа… Сколько времени им потребуется, чтобы забраться по костяным отросткам?

— Не похоже на хряков, — заметил Седьмой. — Это… это гул. Ты слышишь звон цепей?

Тропов помотал головой. В данный момент он был уверен только в одном: гул становился громче. Нечто приближалось к ним.

— Мы должны двигаться, — сказал мертвяк.

— Куда?

— Наверх. Я должен попытаться пройти через огонь.

— Я не полезу, — сказал Сергей.

— А я не заставляю. Мне надо попытаться.

Седьмой поднялся.

Не раздумывая, Сергей вскочил и резко ударил в грудь мертвяка. Тот покачнулся, сделал два шага назад, но удержался на ногах.

— Ты никуда не пойдешь, — сказал Сергей.

— Почему?

Отвечать Тропов не стал: он бросился на Седьмого в надежде столкнуть его с костяной ветви. Внезапно в мозгу Сергея возникла картинка — мертвяк падает в чернильную тьму, крича и размахивая руками.

Седьмой среагировал быстрее человека. Он ударил ногой Тропова в пах.

Перед глазами Сергея вспыхнули звезды. Желудок сжался, боль волнами начала разливаться в животе. Все тело содрогалось, органы колотились внутри, словно пытались устроить побег.

В голове крутилась только одна мысль: не дать мертвяку уйти. Нельзя позволить ему добраться до пламени. А что если у мешка с костями получится добраться до Кивира?

Нет. Не дать.

— Извини, друг, — сказал Седьмой, перешагнул через Сергея и направился к стволу.

Тропов заставлял себя подняться, но тело не слушалось. Его вырвало. Затем он забился в конвульсиях, оставляя на поверхности костяного отростка желто-зеленые разводы, — словно ребенок, рисующий пальцем.

Надо подняться. Пока не поздно. Если он умрет, то сдохнет и Седьмой. Пусть уж никто не дойдет до Кивира!

— Стой! — захрипел Сергей. — Ты помрешь!

Ответом ему были треск огня да скрип ветвей, по которым карабкался Седьмой.

Через несколько минут боль Тропова чуть отпустила, и ему удалось доползти до ствола дерева. Он поднял голову и посмотрел, как мертвяк всё ближе и ближе подбирался к синему пламени. Отсюда Седьмой казался неумолимо спокойным, однако сама его безмятежность дышала угрозой. Каждый нерв в теле Сергея дрожал. Он хотел выдавить собственные глаза, оставить от них два комочка слизи, похожих на загустевшую сперму. Мечтал Сергей о том, что огонь уничтожит мертвяка, оставит от него пепел.

Пламя лизало Седьмого, но того, похоже, пламя мало волновало. Его тело скрылось в сиянии.

Сергей с трудом закрыл глаза. Всё. Он потерял последнюю возможность расправиться с зомби.

И что теперь делать?

Из глубины туннеля, усиливаясь с каждой секундой, раздавался протяжный гул.

Это конец. Больше бежать некуда. Смешно же: удалось выжить в доме, полном гнилыми зомби, а смерть настигнет в холодном туннеле. Он собрался с духом и поднялся. Боль в паху не ушла, но, по крайней мере, он мог двигаться.

Сейчас бы сигаретку. Втянуть бы горький дым и держать в легких, пока грудь не начнет жечь глухая боль. К сигаретке можно гамбургер. На худой конец — бутерброд с колбасой.

При мысли о еде Тропова затошнило. Показалось, воздух сгустился. Застучало в висках.

Может, прыгнуть в бездну? Ничего уже не изменить…

— Первый! — раздался голос Седьмого. — Лезь ко мне быстрее! Пламя ненастоящее. Это морок!

Тропов нахмурился.

***

Мышцы не слушались, однако Сергей заставлял тело шевелиться. Чем ближе он подбирался к огню, тем сильнее ощущал жар. Седьмой спятил. Наверняка хотел…

— Где ты? — с нетерпением спросил мертвяк.

— Лезу я, — прошептал Сергей. Разумеется, Седьмой его не услышал.

А если мертвяк хочет специально затащить его в огонь? Глупо. Очень глупо. Хотя что-то тут не вязалось. Сергей застыл в нерешительность. Он не могу заставить себя полезть в пламя. Жар затапливал его с головы до ног. Даже холодный ветер не мог проникнуть сквозь голубой огонь.