Маленькая змейка боли скользнула по правому плечу. Сергей посмотрел на небо и постарался не обращать внимания на немеющую руку. Звезды казались близкими, но колкими.

Тропов облокотился спиной к вязу.

Было тихо и спокойно.

А ведь еще минуту назад…

Не успел он с Таней добраться до поселка, поэтому решили подождать, пока солнечные лучи не разгонят тьму.

По правую сторону от Тропова сначала зашелестело, а потом зачмокало — это Таня что-то ела.

— Как ты можешь есть после всего, что произошло? — спросил Сергей.

— Ты бы лучше спросил, как я могу есть, когда в двух шагах лежит труп.

Тропов не ответил. Как назло проснулся подленький внутренний голосок и начал пилить его за нерасторопность, глупость, невнимательность, невезение. Мужчина старался не воспринимать его всерьез, но получалось плохо.

Послышалось щелканье и треск сухих веток. Сергей проглотил вязкую слюну и сильнее прижался к вязу. Вот не было уверенности, что зомби в темноте видели плохо.

Воздух из сырого стал затхлым, тяжелым, как гиря. Если бы он и Таня, решил Сергей, пошли в ночь, то они бы шли как в жидком киселе, липком, забивающем дыхание. Может быть, наткнулись на мертвяка…

— Страшно, — призналась девчонка.

— Мне тоже немного.

— Как думаешь, где еще могут быть «горелые»?

— Не знаю. В поселке должны быть. В лесу.

— А в темноте зомби видят? — спросила Таня.

— Не знаю.

— А Бурой конец?

— Не знаю! — вскрикнул Сергей.

И опять замолчали.

Деревья, казалось, увеличивались в размерах. Отвлечешься на секунду от какой-нибудь ели, а потом глянешь на нее — и выше, и чернее стала. И заснуть-то не получалось: вдруг мертвяк вылезет из кустов.

Надо было держать ухо востро.

Запах гнили усилился. Сергей посчитал, что это труп стал пованивать сильнее. Хотя внутренний голос не согласился с ним, начал говорить о новом госте.

Тропов вспомнил о своих нечастых, но очень запоминающихся встречах с зомби. Память услужливо выуживала воспоминания в самых мельчайших подробностях. До случая в лесу Сергей столкнулся с мертвяком на бензоколонке. Он, Анжела и Таня тогда бросили автомобиль и шли пешком в сторону деревни Батино. Шли, надо сказать, через лес и поля, стараясь находиться как можно дальше от дороги, — пугали скорее не зомби, а мародеры. И вот нашли бензоколонку, решили подойти к ней… Зря.

Продавец оказался обращенным.

Но тогда, вспомнил Тропов, у него стрелял револьвер.

Сейчас же он беззащитен, как ягненок.

Сергей потер правое плечо, но оно все равно продолжало неметь. От мысли, что зомби успел-таки цапнуть его, сердце забилось быстрее, а по телу пробежал озноб. Тропов засунул руку под футболку, опасаясь нащупать укус, однако ничего не нашел. Решил, что перепроверит утром.

— Мне страшно. — Голос Тани в темноте звучал часто и высоко.

— Прекрати.

— Давай поставим палатку?

— Не думаю, что это хорошая идея, — ответил Тропов. — Могут появиться еще мертвяки.

— Давай тогда хотя бы разожжем костер!

Сергей отказал девчонке. Не потому, что боялся нападения мертвяков. Он решил, что слишком часто потакает Тане. Тропов с каждым днем все больше убеждался, что превращался в подкаблучника и тряпку. И винил в этом девушек.

В темноте зло блеснули глаза Тани:

— Ну и дурак!

— Помолчала бы лучше, — глухо, со сдавленной яростью ответил Сергей.

Но Таня сделала то, чего он совсем не ожидал: прижалась к нему.

Стиснув челюсти, он мысленно заругал себя за недалекий ум. Девчонке страшно, думал Сергей, и нет ничего плохого в том, чтобы разжечь костер. Стоило дорожить хорошими отношениями.

— Я, наверное, вывихнул плечо, когда упал. Ты можешь сделать все сама? Зажигалка в правом большом кармашке рюкзака.

Когда Таня разожгла костер, пламя для привыкших к темноте глаз показалось до боли ярким, а за кругом света сразу словно настала ночь.

Тропов бросил взгляд на зомби. Мертвяк лежал спиной к нему и мог сойти за спящего, если бы не лужа крови.

Девушка присела на корточки перед Сергеем. Она коснулась пальцами его небритой щеки.

— Давай я посмотрю, что у тебя с плечом? — предложила Таня.

Сергей согласился и приготовился к тому, что пальцы девчонки будут холодными, но они оказались теплыми.

Сергей посмотрел на Таню. От нее веяло чистотой и свежестью. Часами можно было любоваться ее курносым носиком, зелеными глазами, в которых светился ум. Девушке шла худоба. Делала ее красивой. Тропов подумал, что если бы Таня отрастила волосы, то она бы смотрелась как взрослая, а не как шестнадцатилетний подросток с прической в стиле боб.

— На что смотришь?

Ее голос пробил все его доспехи, толстую кожу и проник в каменное сердце.

— Красивая ты, — сказал Сергей.

Таня раздвинула губы в едва заметной улыбке:

— Вроде с плечом все хорошо. Даже синяков не видно.

— Но правая рука из-за чего-то немеет? — спросил Тропов.

— Будем надеяться, что плечо пройдет само.

— Звучит обнадеживающе.

Найти поселок удалось практически сразу. Оказалось, что Тропов и Таня находились в десяти шагах от тропы, ведущей к дачам.

Светило яркое солнце, тепло которого мужчина и девушка ощущали на лицах. В небе не было ни облачка. Схватка с зомби при свете дня казалась ненастоящей и забывалась.

Плечо Сергея прошло за ночь. Тропов решил, что не стоило раздувать из мухи слона. Ударился — пройдет. Не первый и не последний синяк.

Улыбаясь, Таня водила пальчиком по сетке его рюкзака. Взгляд ее скользил по домам. Сергей ухмыльнулся: в мечтах девушка уже нежилась в теплой ванне.

— Анжела должна быть в поселке, — сказал Тропов.

— Если ее никто не съел или она не заблудилась в лесу, — съязвила Таня.

Сергей не хотел признаваться перед девчонкой в том, что без Бурой ему было легко и комфортно. И в глубине души желал смерти Анжеле. Стервозность этой красотки убивала все нервные клетки Тропова. Он залезет в дом, помоется, приведет себя и одежду в порядок и уже потом пойдет искать Бурую. Если, конечно, не уснет в теплой постели…

Мысль о полчищах мертвяков в подвалах уже не казалась столь пугающей, какой была ночью. В лесу Сергей подобрал длинную палку, на конец которой изолентой примотал ножи и вилки. Получилось что-то вроде булавы. У Тропова чесались руки опробовать новое оружие.

Сергей выбрал уже осмотренный вчера особняк. В доме по-прежнему было тихо. Тропов заставил Таню дожидаться его в холле, пока он обходил комнаты.

Все на том же месте висела фотография в золотой рамке, все также был испачкан в крови холодильник. Зомби не выпрыгивали из-за углов и не хватали Сергея за горло. Второй, третий этажи — все чисто. Оставался подвал. Однако спускаться туда до болей в животе не хотелось. Но только в подвале мог оказаться электрогенератор.

Тропов стоял перед дверью и пялился на выключатель. Он подергал бегунок, но свет не загорелся.

«Вот хоть бы раз повезло», — подумал Сергей. Сердце, казалось, выскакивало из груди. Участилось дыхание.

Каждый миг Тропов ожидал почувствовать холодок, как налетающий порыв ветра, — только холодит не кожу, а изнутри, в висках. Он расстегнул куртку, чтобы не сковывала движений, и заставил себя сделать шаг в подвал.

Было темно. Темнее, чем ночью.

Сергей ставил ногу всей ступней и только потом, медленно-медленно, переносил на нее вес. Он успокаивал себе тем, что зомби тупые, предсказуемые, что будь хоть один из них в подвале, то сразу же бы кинулся на него. Даже если мертвяк нападет, он сможет добежать до двери.

Тропов боялся темноты, хотя через маленькое-маленькое окошко в подвале падал свет. Сергей подумал, что умрет скорее от испуга, чем от «горелого». Его так и подмывало сорваться с места и бежать к Тане.

Каменные ступени даже сквозь ботинки прожигали холодом.

От света в окошке толку было мало. Действительно, он высвечивал кусок стены и картонные коробки. Но эта обманчивая яркость смешивала реальность и нереальность. Большая часть подвала была поглощена тьмой.

— Ты в порядке? — Тропов подскочил от испуга и чуть не поскользнулся.

В дверном проеме стояла Таня.

— Иди отсюда! — закричал мужчина. — Ты свет загораживаешь!

Таня уперла руки в бока и подумала, что делать: стоять дальше и действовать на нервы Сергею или же подождать на кухне. Победила кухня.

Когда девчонка ушла, Тропов с удивлением понял, что страх отпустил его.

Мужчина положил самодельную булаву на ступеньки. Глаза привыкли к темноте и удалось различить очертания предметов.

Мебель, чемоданы, наверное, с инструментами, три холодильника и… электрогенератор.

Тропов хлопнул в ладоши и с улыбкой на лице уже представил, что за многие-многие дни после нашествия зомби он наконец-то будет спать с включенным светом.