Лев проклял тот день, когда согласился работать на даче приятеля. Мало того, что дом держался на соплях, так и воздух прогрелся до сорокоградусной отметки. Лев не мог работать в такую погоду. Ему хотелось получить наконец аванс за сделанную лестницу и искупаться в деревенском пруду, в котором били ледяные родники. Мужчина не только физически, но и морально устал. Поэтому он дал себе зарок закончить дачу своего старого друга и уехать в Каменногорск к родителям.

А друг не спешил расплачиваться. Лев не видел его с того момента, как поставил двери. А на звонки друг не отвечал.

Лев вышел на крыльцо, сел на ступеньку и закурил. Солнце нещадно жгло, лишь слабый-слабый ветерок приятно холодил кожу. По лицу мужчины скатывались крупные капли пота. Но Лев не обращал внимания ни них, ни на жжение глаз. На его груди и на кистях рук можно было увидеть водяные волдыри. Они повыскакивали из-за того, что мужчина упал ночью на борщевик, когда шел в туалет.

Лев вспоминал свою молодость. Ведь еще пятнадцать лет назад он жил в Москве, у него была просторная трехкомнатная квартира, небольшой, но прибыльный бизнес (продавал курицу оптом). Все было хорошо. На работу уходило лишь часов пять-шесть в день и поэтому у Льва оставалось свободное время. И он с красавицей-женой колесил по пригородам, весям и селам. Это было их общее хобби. А теперь ни квартиры, ни бизнеса у Льва не осталось. Шальные девяностые, чтоб им пусто было, считал Лев. Кур отняли, а квартиру заставили продать братки. Хоть жену не тронули. И пришлось Льву переехать в Псков. В маленький провинциальный городок с численностью в сто пятьдесят тысяч. Но мужчина не отчаялся, стал плотничать. Плотничать хорошо, всего себя вкладывая в работу.

Калитка заскрипела, и Лев увидел кота, с трудом перебирающего лапами из-за полноты. Серая шерстка его и глаза блестели на солнце. Не кот, а произведение искусства. Хоть сейчас доставай холст и рисуй.

Кот вскарабкался на ступеньку и уселся на колени Льву.

— Какой непугливый-то, — сказал мужчина. — А если я собачник? Или аллергия у меня?

Кот лениво бросил взгляд на Льва.

— Вот ведь морда. Как зовут тебя, жирдяй? Васей или Пушистиком?

Лев не очень любил котов, ему больше нравились собаки. Но этот нахал приглянулся мужчине. Что-то в коте было от собаки. Но что именно он не знал.

— Ладно, Пушистик, мне работать надо.

С этими словами Лев оттолкнул кота и встал.

Сегодня предстояло много сделать. Покрыть бесцветным лаком лестницу, разобрать мебель и выкинуть на помойку, содрать обои, соединить комнаты… Размах предстоящих дел впечатлял. Похоже, что ему придется работать допоздна и ночевать на даче. А может, все бросить и помчаться к жене, подумал мужчина. Ведь не на злого дядечку работает он, а на друга. Днем раньше, днем позже. Хотя…

Работалось тяжело, через силу. Руки и ноги болели, глаза слезились. Настроение Льва все сильнее и сильнее портилось.

Мужчина сломал электродрель и разлил лак на чистую одежду. Он смотрел, как густая вязкая жидкость расползается по футболке, и сидел на полу, обхватив голову руками. Пусто было на душе и противно. Льву хотелось плакать, хотя он считал, что слезы — дело исключительно женщин. Мужчину тянуло сесть в машину, добраться до жены и упасть ей на колени. И признаваться, признаваться в собственном бессилии и слабости. А жена поймет. Она чувствовала своего мужчину. У знакомых Льва складывалось ощущение, что он и Марина — так звали жену, — созданы друг для друга. Есть люди, которые всю жизнь бродят по земле и маются, не найти им вторую половину, а есть, которые находят быстро. Вот Лев относился к последним.

С Мариной он познакомился в университете где-то на втором курсе. Девушка была безумно красивая: маленький, чуть вздернутый носик, полные губы, большие голубые глаза, тонкая талия. Лев как увидел ее, так и пропал интерес ко всему, что не касалось Марины. Он решил, что девушка станет его любой ценой. Звучит, конечно, эгоистично, но… Но все закончилось свадьбой. Семейная жизнь не испортила ни Льва, ни Марину. Они еще больше стали прислушиваться друг к другу, старались понять свои проблемы вместе. И если бы Льву предложили миллион долларов, дачу, машину и Жанну Фриски в обмен на Марину, то мужчина бы выбрал жену. Ну и пусть с каждым годом на лице женщины все больше морщин, он сам — не идеал. И брюшко у него есть, и вредные привычки.

Лев вытащил мобильник, но номер жены набирать не стал.

— Есть хозяин?

Лев вышел на веранду. Возле забора стоял невысокий мужчина лет пятидесяти в белых шортах и футболке.

— Я за главного, — ответил Лев.

Мужчина в белом посмотрел на калитку, а потом кинул вопросительный взгляд на Льва.

— Входите.

Мужчина в белом зашел, крепко пожал руку Льву.

— Олег, — представился он.

— Лев.

— У вас ремонт?

Лев кивнул.

— Но я не хозяин дома, просто рабочий, — сказал он.

— Понятно. Я вот что пришел… Не могли бы вы сегодня и завтра не шуметь вечером? У меня внук приехал на два дня. Утром-то мы на рыбалку поедем, а вот…

— Хорошо, — перебил Лев. — Никаких проблем. Все равно не работается по вечерам.

— Я в долгу не останусь, — сказал Олег. — Как внук уедет, так дерябнем пивка или коньячка, это уже по вашему усмотрению.

Лев уже было хотел ляпнуть, что не пьет, но вовремя себя отдернул. Душа требовала градуса. Хоть и через два дня.

— Хорошо здесь, да? — спросил Олег. — Все никак не могу надышаться на природе. Моложе себя на даче чувствую лет на двадцать, ей богу. Надо почаще выбираться сюда, а то, знаете, работа, работа, как проклятый крутишься. А удовлетворения-то от сделанного не чувствуешь. А здесь покосишь — и на сердце тепло разливается.

— Есть такое, — сказал Лев.

— Вам хорошо — у вас работа на природе. Вы же плотник, наверное?

— Да.

Льву не понравилось, что незнакомый человек начал изливать ему душу. Хватало и своих проблем. И что-то во внешности Олега было отталкивающее, но что именно Льву не удалось понять. То ли глаза злые, то ли внешность бандитская. А может, все сразу.

— Я бизнесом занимаюсь, — Олег произнес «бизнес» через «е», а не через «э». — Поставляю в автосалоны запчасти. Могу и вам достать, если что-то надо. Вы только не стесняйтесь. Мне кажется, что мы с вами подружимся. Вот вы насколько?

— Это как по работе получится. Неделю, может, еще здесь проторчу или больше.

— Совсем шикарно. — Олег улыбнулся. — Хоть не в одиночестве здесь торчать.

Лев уже мысленно молил, чтобы мужчина побыстрее свалил к себе и не мешал ему грустить. Вот что за напасть: когда человеку надо побыть одному, собраться с мыслями, то всегда появляется какой-нибудь «кадр».

— Мне работать надо, — сказал Лев.

Олег ухмыльнулся и спросил:

— Шуметь будете?

Настал черед улыбаться уже Льву.

— Нет, надо покрасить лестницу, — ответил он.

— Ну тогда бывай, Лев. Ты заходи, если что. А то ведь в поселке, кроме нас никого и нет совсем.

— Откуда знаете?

— Так оглянись по сторонам.

С этими словами Олег резко повернулся и пошел домой.

Вот ведь балда, подумал Лев. Ляпнул ему, что по вечерам не работается, а сам только пять минут назад заявил об обратном. Ой дурак. Хотя… Не понравился Олег Льву. Как-то неожиданно перескочил на «ты». Будто друзья какие.

Была полночь.

Лев лежал на кровати и смотрел в окно. Сейчас ему о многом думалось, о многом мечталось. Он представлял, как продаст квартиру во Пскове и возвратится в Москву. А в столице он снова откроет свое дело. Курицами, конечно, мужчина больше не будет торговать. Можно было со шмотками работать. Купить, например, в Великих Луках подешевле, а продать в Москве подороже. Ну и пусть его будут называть спекулянтом. Главное, чтобы деньги водились. И ведь сейчас в стране с законом-то получше, чем в девяностых. Нет братков, нет мзды.

Мужчина посмотрел на экран мобильного телефона. Марина звонила три раза, но Лев отвечать не стал, лишь отправил смс-сообщение, где написал, что много работает и ему некогда. Врал безбожно. Врал впервые жене. Мужчина вспомнил слова матери, что женщина более в ладу с собой, чем мужчины, и поэтому их жизнь гармоничнее; по этой причине Лев решил солгать жене. Ей хорошо сейчас: она нашла работу, хобби. Жизнь Марины стала тихой и радостной. И Льву не хотелось грузить жену. Он сам разберется с душевной пустотой и болью одиночества в сердце. Он заверил себя, что если груз переживаний будет уж слишком тяжелым, то тогда расскажет все Марине. Но не сейчас.

По окну забарабанил дождь; в ноздри мужчине ударил запах цветов.

Лев повернулся к стене и заснул.

Проснулся мужчина лицом вниз, прямо на полу. Было жарко и неудобно.

Обливаясь потом, Лев снял майку. Во сне он пустил слюну, но даже не удосужился вытереть ее с подбородка. В конце концов, кто его видит в этой глухомани?

Легким пружинистым шагом он направился в коридор. «Еще один пустой день, — подумал мужчина. — Сейчас я попью чаю, потом оденусь и до вечера буду работать, прерываясь только на обед и ужин». Но его ждал неприятный сюрприз.

— Вот это да, — только и сказал он, когда вошел в коридор.

Стены, лестницу и пол облюбовали мухи. Тысячи этих крылатых тварей ползали, летали.

Лев ощутил гулкое биение сердца. Он испугался. Но не видом мух, а тем, что придется их выкуривать из дома.

Надо позвонить Владу и сказать, что произошли непредвиденные обстоятельства.

Лев достал мобильный, набрал номер друга.

— Алло? — Голос Влада оказался веселым.

— Привет.

— Хай, индейцы. Закончил, что ли, уже?

— Нет. Но есть тут кое-что…

— Не темни. Балакай уже.

— В общем, мухи.

— Не понял.

Лев посмотрел в зеркало. Он выглядел лет на десять старше своего возраста: темные круги под глазами, глубокие морщины на лбу. Надо уезжать.

— Мухи появились в коридоре. Много мух. Буквально ступить некуда, чтобы не раздавить их.

— И что я могу сделать? — спросил Влад.

— Приехать и помочь.

— А деньги за ремонт дома получаешь ты, — с непоколебимой убежденностью проговорил Влад.

Лев шмыгнул носом. Грязное замечание друга шокировало его так, как шокировала бы новость ребенка, узнавшего, что бабушка и дедушка тоже занимаются сексом.

— Теперь слушай меня, мудак, — начал мужчина. — Если ты не прикатишь и не уберешь мух, то я пошлю в жопу и тебя, и твой дом. И кстати, ты мне должен деньги за лестницу. Не забудь привезти их.

— Я устал, — умоляюще произнес Влад. — Лев, это твоя работа, не моя. Сам-то подумай. Давай сделаем так: я приеду завтра днем, отдам тебе деньги за все, а потом ты будешь плотничать спокойно и без спешки. И за мух я добавлю. Просто у меня сейчас много дел. У меня ж сын скоро родиться, не порть мне, пожалуйста, настроение. Не надо ругаться, хорошо? Я честный человек, и ты это знаешь.

— Мне вот постоянно кажется, что ты меня обманываешь, Влад.

— Да я…

— Пока.

Что ж, если Влад обидится на его бесцеремонность, пускай. Эта сволочь заслуживает большого пинка под зад.

Мухи продолжали ползать по лестнице и стенам. Лев слышал звуки движения их ножек, крыльев. Но теперь он воспринимал на слух то, что не мог уловить ранее: их мысли в маленьких головках. Мухи хотели ему насолить, они специально влетели в дом.

Им было Льва не жалко.

Их беспокоил только голод.

Их жизнь так коротка, а злость на мир так велика.

Лев зажмурился и попытался отогнать параноидальные мысли. Не хватало еще, чтобы он сошел на даче с ума.

Мужчина нашел в шкафчике просроченный дихлофос и принялся за работу. Лев почувствовал, что воздух в коридоре изменился. Не то чтобы стало холодно: казалось, что от мух исходит тепло. Тем не менее в атмосфере произошли изменения: появилось что-то чужеродное. Он понял, что мухи перестали двигаться, махать крыльями.

Лев сглотнул, распылил дихлофос и стал ждать. Ему надо было на улицу, чтобы не дышать ядовитыми парами, но мужчина посчитал, что дихлофос все равно просроченный и ничего страшного не произойдет. А вот мухам придет неминуемая смерть.

Но насекомые никак не реагировали.

Лев сделал три шага до лестницы… два…

Ничего.

Или нет?

Мухи зашевелились.

При мысли о том, что насекомые разлетятся по дому, рухнула лестница. Лев видел все, как в замедленной съемке: вот затрещали верхние ступеньки, вот прогнулись перила. Но ведь это невозможно, подумал мужчина. Поднялся клуб пыли. На мгновение Лев ослеп. Он не мог поверить, что его работа оказалась напрасной. Две недели он делал лестницу. Две недели! Сколько сил и нервов было вложено. И наверняка во всем случившимся виноват дом. Лев руку давал на отсечение, что в стенах есть или крысы, или древесный жучок. И как же он не проверил?

В памяти возникли картинки из детства.

Денег на покупку велосипеда мать и отец не давали, поэтому Лев решил собрать двухколесного друга сам. Тогда еще совсем мальчик он придумал схему, как собрать велосипед. Материал Лев нашел на ближайшей свалке. Днями и ночами он пропадал там. В итоге мальчишка осуществил задуманное. Но покататься ему так и не удалось: по иронии судьбы велосипед у Льва отобрали незнакомые парни.

— Проклятое место, — он вслух произнес эту мысль и закашлял. Он чувствовал, что здесь можно хоть сто лестниц построить, и они все развалятся. Но отступать мужчине было нельзя. И дело не в том, как станет беситься Влад, когда узнает что случилось. Дело в самом Льве. Он при любых обстоятельствах доводил начатую работу до конца. Закон жизни: если ты хоть один раз бросишь дело на полпути, то и остальные дела не будешь заканчивать. Просто правило, которое действует и при строительстве домов, и при написании книг.

За спиной потянуло холодом. Лев решил, что от удара лестницы о пол открылась входная дверь.

Наконец пыль осела. Глаза мужчины по-прежнему слезились, а горло саднило.

А вот мухам случившееся не доставило никаких хлопот. Они продолжали махать крылышками и ползать. Самое смешно для Льва было то, что даже частички опилок не прицепились к телам насекомых.

Внимание мужчины привлек странный предмет, торчащий из стены. Лев подошел к нему поближе, чтобы тщательно рассмотреть. Какой же ужас охватил его, когда он понял, что увидел.

Палец… Из стены торчал палец…

Кожа вроде была здоровой, если не считать лихорадочных красных пятен на фалангах.

Лев поискал глазами людей в коридоре, чтобы они подтвердили его вменяемость. Ему нужна помощь, без сомнений. Необходимо срочно сесть в машину и мчаться-мчаться до ближайшей больницы. Наверное, он надышался парами яда и теперь его мозг выкидывал такие фортеля.

«А если палец действительно существует? — предложил внутренний голос Льва. Он напоминал шелест ненастроенного радиоприемника или же легкий шум, возникающий в ушах больного перед операцией. — Что если в стене был захоронен человек?»

Но мужчина не соглашался с внутренним голосом. Если бы в стене и был человек (или его части), то тогда бы в доме пахло гнилью, и никакой другой запах его бы не перебил, здраво рассудил он. В коридоре же кроме опилок и пота Лев ничего не чувствовал.

Вывод: пальца не существовало.

Лев успокоился. Паника сменилась тупым принятием мира как он есть.

Удивительно, но палец казался настоящим. Мужчина загордился своим воображением. Это ж надо было так до мелочей воссоздать кусочек человеческого тела. В нем умирал великий художник. Если у него появится свободное время, то надо обязательно записаться в творческую мастерскую.

Из-за открывшейся двери в коридор проник легкий ветерок, который зашевелил — у Льва было превосходное зрение — длинные волоски на нижней фаланге пальца. Мужчина облизал пересохшие губы.

Он стоял в нерешительности. Можно было, конечно, уйти из дома, подождать, когда выветрится помещение и продолжать работу. Но что-то удерживало Льва.

«Что же делать-то? — холодно спросил он у внутреннего клеветника. — Улепетывать так, чтобы только пятки сверкали, не в моем стиле. Все должно объясняться просто. Наверное, галлюцинация появилась не только из-за яда».

Клеветник молчал, посеянные им сомнения остались. Что ни говори, а все-таки палец мог реально быть. И в таком случае появлялись вопросы к Владу. Лев догадывался и раньше, что его друг занимался темными делами, но чтобы такими. Также мужчина не исключал тот факт, что Влад мог оказаться психом. Хотя в жизни всякое бывает. Нажрешься, например, повздоришь с собутыльником и убьешь его. Или разозлит сосед и… В общем, понятно.

Палец шевельнулся…

Таких результатов в спринте он в жизни не показывал, Лев не любил спорт, — но понесся с олимпийской прытью; под ступней что-то подалось, он сбился с бега и упал лицом в молодую крапиву — не чувствуя жгущих листьев.

Сердце Льва билось с бешенной скоростью. Тело пробирал озноб, несмотря на жаркую погоду.

Он рвал листья крапивы и кидал их в рот, чтобы почувствовать боль. Потом Лев поднялся и пошагал дальше и дальше от дачи. Оглядываться мужчина боялся, ему казалось, что дом был живым существом. И это существо собиралось сожрать его.

«Мерседес» белого цвета, плавно покачиваясь, прорулил по прогону и вывернул к Льву. Машина остановилась в проходе, и из нее вылез Олег.

— Ты что бледный такой? — спросил он.

Льва пробил озноб от постороннего звука.

Звук раздался из-за окна.

От его дачи.

Крик? Хрип?

— Ты слышал? — чуть ли не срываясь на крик, сказал Лев.

Олег огляделся.

— Понятно. Пил. И без меня.

— Олег, тут такое случилось! Я, значит, распылял дихлофос, чтобы мух прогнать, а там…

— Успокойся, — перебил Олег. — Без маски распылял, что ли?

— Да. Но…

— А еще плотник. Кто ж распыляет без маски-то?

У Льва явно росла и развивалась мнительность — и тон, и фразы Олега казались фальшивыми.

— А ты чего ко мне приехал?

— Лев, да я с магазина возвращался и увидел, как ты выбегал из дома. Подумал, что загорелось что-то, и ты побежал к колонке за водой. Ну и решил помочь. Я внуку еду привозил. В доме-то хоть шаром покати. Ведь не ожидал, что родители его мне подсунут, а сами смотаются в Турцию.

— Ты же говорил, что завтра внука уже не будет. — Подозрительность переходила в уверенность.

— Все верно, — говорил Олег. — Я его к своей жене сплавлю. Пущай с внуком сидит. Такая несносная баба, я тебе скажу. Пусть хоть помучается немного.

Олег упер руки в тощие бока и, запрокинув голову, разразился лающим смехом.

— Слушай, — начал Лев, — пойдем ко мне. С тобой не так страшно. У меня, кажись, труп замурован в стену.