Джайлс выжал газ до предела. Неожиданно дорога извергла летающую рептилию. Куски асфальта и бетона завалили капот машины.

– Джайлс, – закричала Баффи. – Задний ход! ,

– Ты знаешь, моя машина терпеть не может зад shy;ний ход, – возразил он, но все-таки с визгом пере shy;ключил передачу. Они начали двигаться назад.

– Это тоже плохая идея, – пробормотал Итан.

Впереди было шествие мертвецов. Разлагающие shy;ся трупы, некоторые в истлевших выходных костю shy;мах, бездумно ковыляли к машине Джайлса. Глаз не было, но все-таки они смотрели. Челюсти клацали, как у заводных игрушек.

– Давай повернем в сторону, – предложил Итан, но тут же что-то огромное и студенистое выскочило прямо из-под земли, как большой пляжный мяч, и медленно покатилось к ним. Оно светилось отврати shy;тельным зеленым светом, и там, где касалось дороги,

асфальт таял.

С другой стороны машины появилась толпа су shy;ществ из Другого Мира и бросилась к машине в бе shy;зумной панике. Тролли, единороги, эльфы, человек в викторианской одежде и старые «друзья» Баффи -люди-пантеры вылезали из невидимого пролома.

Первая группа ударила в бок машины, как будто не понимая, что она была твердая. Машину тряхнуло.

Итан закричал от страха, а Микаэла начала произ shy;носить связывающее заклинание. В это время левая задняя дверца открылась, и огромная фигура, состоя shy;щая из зеленых листьев и виноградных лоз, выкину shy;ла Итана из машины.

– Нет, – закричала Баффи, не потому, что беспо shy;коилась о колдуне, а потому, что он был единствен shy;ным, кто знал, как убить Белфегора. – Затаскивайте его назад, ребята!

Но Итана нигде не было видно.

– Смотрите, – сказал Джайлс. ~ Вот причина паники.

Вдалеке синие демоны, восседавшие на лошадях, заставляли мертвецов двигаться вперед.

– Я должна найти Итана, – твердо произнесла Баффи.

– Нет, – выпалила Микаэла. – Они убьют тебя.

В этот момент студенистое существо ударилось о багажник машины, и он начал плавиться. Водитель shy;ская дверь была сорвана с петель, и что-то очень высо shy;кое, темно-зеленое с коричневым, покрытое чешуей, жабрами и шипами, обхватило голову и руку Джайлса.

– Джайлс! – закричала Баффи, но его уже выбро shy;сило из машины.

Она метнулась за ним. Сердце усиленно билось.

– С дороги! – проревела она дюжине существ, ко shy;торые преградили ей путь. – Истребительница насту shy;пает! Джайлс!

Она понимала, что снова отвлекается от намечен shy;ной цели. Ей необходимо найти Итана и остановить Белфегора. Миллионы, нет – миллиарды жизней за shy;висели от нее, а она спасала жизнь одного человека. Но это был не просто человек. Это был Джайлс.

Вдруг у нее остановилось дыхание, и она замерла на раскаленной земле – поднявшись из пещеры, над Баффи навис Белфегор.

– Истребительница, – приветствовал он ее. Его щупальца поползли к ней. Пасти открылись, обнажая что-то большое и черное. – Наконец!

– Да, я как раз вовремя, – сказала она. – Пора ос shy;тавить свои претензии на звание леди и надрать твою демонскую задницу!

– Как я ждал этого. Так ждал, что мне почти жаль, что скоро все закончится.

– Все так говорят.

Она встала в оборонительную позу. У нее не было оружия. Не было тыла. Но была вера. Пусть ей сужде shy;но умереть, – она будет бороться, пока хватит сил.

– Если бы я мог пожалеть тебя, я бы пожалел, – прохрипел Белфегор.

Баффи вздернула подбородок:

– Какая сердечность!

– Вовсе нет, – ответил Белфегор. – У меня нет сердца.

Ангел увидел лучи солнца на стене гостиной и сказал:

– Я пойду в дом.

Он был согласен с Жаком, что Ил Маэстро может неожиданно появиться вновь, и хотел быть в боевой готовности, поэтому ему нужно было отдохнуть.

– Иди, – сказал Жак.

– Если ты натолкнешься на Оза… – начала Ива, а потом вдруг улыбнулась: – Да ведь утро. Больше никаких оборотней.

Жак наклонил голову:

– Ты права. Я могу освободить его.

Он закрыл глаза, что-то забормотал про себя, по shy;том улыбнулся и посмотрел на Иву:

– Он присоединится к нам через несколько минут.

– Оз? – воскликнула Ива и посмотрела на При shy;вратника. – Каким образом?

– Ангел проводит тебя. – Жак повернулся к Анге shy;лу. – Через холл и направо.

– Спасибо, – пропела Ива, выскакивая из комнаты.

– Любовь, – протянул Ангел и вышел за ней. Он проследовал в указанном направлении и увидел Иву в объятиях Оза.

Ангел в который раз подумал о Баффи. Другие не говорили об этом, но он знал, что они очень беспоко shy;ились за нее. И не только потому, что она была Истре-бительницей, и если бы погибла, то погиб бы весь мир. Просто они любили ее.

Просто он любил ее…

Дверь в темную комнату была открыта. Тишина… По запаху Ангел понял, что сюда Ива заключила Оза. Здесь он был в безопасности. Ангел здесь тоже в бе shy;зопасности. Он закрыл дверь и прошел по комнате. У стены на полу он нашел мягкий матрас, опустился на него и закрыл глаза. Когда он задремал, ему пока shy;залось, что по стене двигалась тень. Это было невоз shy;можно, потому что в комнате было темно. И все же женский силуэт двигался через темноту, как облако…

Или как сон. Этот сон – подарок Привратника -казался таким реальным, что Ангел протянул руки к Баффи, и она обняла его. Ее сердце билось рядом с его сердцем, ее дыхание согревало теплом его шею. Он никогда не забывал запах Баффи, сладковатый, пря shy;ный аромат, напоминающий смесь лаванды и ванили.

Он всегда помнил, какой хрупкой она была и какой сильной.

Ее поцелуи… Ангела уносил сон, он улыбался и вздыхал:

– Баффи!

Если боги внимают молитвам вампиров, они по shy;могут ей.

Это было долгое падение. Наконец Фулканелли почувствовал, что находится на самом дне бездны и стоит перед другим демоном, который во всем был равен Белфегору. Он известен людям как Дьявол.

– Итак, ты потерял уважение моего брата и хочешь пойти против него? – спросил он. – И рассчитыва shy;ешь на мои армии?

– Точно так, – сказал Ил Маэстро откровенно.

– И как же ты предполагаешь это сделать?

– Сначала я убью Привратника, – уверил он свое shy;го покровителя. – Потом перенесусь по Дороге При shy;зраков и захвачу Белфегора в Саннидейле, куда он отправился, чтобы убить Истребительницу.

– О да, Истребительница… – Демон завозился на своем троне из костей и шкур и, сжимая руки, поше shy;велил острыми когтями. – Ты доставишь ее мне, не shy;смотря ни на что?

Фулканелли медлил:

– Это все, что тебе нужно? Демон злобно улыбнулся:

– Я не так глуп. Власть Истребительницы – это действительно соблазн, но я жил и без нее. И все-таки если бы ты отдал ее мне, я бы относился к тебе более благосклонно. – Он широко улыбнулся Фул shy;канелли. – Я думаю, ты не удивишься, когда узнаешь, что есть места похуже, чем Ад, и что там правят мои друзья. Друзья, которые могли бы быть очень полез shy;ными тебе.

– Докажи это, – сказал Фулканелли. Демон захохотал:

– Ты не говорил таким тоном с моим братом. Со мной ты говоришь как с равным.

Хотя Фулканелли был напуган, за многие века он научился очень хорошо скрывать свои чувства. Это он перенял у отца. Кроме того, он извлек важный урок из своих отношений с Белфегором: не показывать слишком много почтения.

– Я теперь легко расстаюсь с учтивостью, – заявил он. – Мой бывший союзник, Белфе…

Демон поднял руку:

– Пожалуйста, не произноси его имя. Ты знаешь, что это источник силы.

Волшебник пожал плечами:

– Как хочешь.

– Так-то лучше. – Демон сжал руки. – Я присое shy;динюсь к тебе, смертный. Я дам тебе воинов, чтобы сражаться с Привратником. Но если ты бездарно потеряешь их… я перестану упражняться в любез shy;ности.

На мгновение Фулканелли дрогнул. Но только на мгновение. Потом сказал:

– Всегда хорошо знать все условия. Итак, по рукам?

– Именно так, – ответил демон.

Корделии хотелось найти в Гейтхаусе что-нибудь интересное почитать. Парень, который собирался прожить сотни лет в одном месте, мог бы и подпи shy;саться на несколько журналов, по крайней мере на «Недельные развлечения» или «Телепрограмму». Она улыбнулась собственной шутке – да, Баффи и ее дру shy;зья были людьми с чувством юмора.

Все задремали, кроме Жака, который бодрствовал у окна. Он был уверен, что Ил Маэстро вернется, при shy;чем с подкреплением.

Корделия чувствовала, что он был прав. Когда дол shy;го общаешься с Истребительницей и ее компанией, наличие странных, даже страшных вещей кажется более естественным, чем их отсутствие.

И действительно, как только она решила поспать, уверенная, что Жак начеку, он забеспокоился у окна и пробормотал:

– Я взываю ко всем богам, древним и новым. Я со shy;бираю мои охранные силы. Через космос я взываю к моим праотцам.

Корделия поднялась с дивана и подошла к Жаку:

– Что?..

Она выглянула из окна, потом опустилась на пол, заползла в угол, где было темно, и решила посидеть пока там.

Демоны прямо из Ада наступали на Гейтхаус. Груп shy;па невыразимо отвратительных и уродливых существ бросилась на окованные железом ворота. Жак пытал shy;ся при помощи магии отогнать их. Он задействовал всю свою энергию, кровь пульсировала в голове от напряжения, пот струился по лицу.

– Отец, – прошептал он, чувствуя себя одиноким и слабым. Он закрыл глаза и еще раз мысленно по shy;просил о помощи. Никто не пришел.

В этот момент Гейтхаус подвергся атаке всех воз shy;можных видов магии, известных Жаку: потрескива shy;ющие разряды энергии, штормовая сила урагана и шоковая волна землетрясения. Раньше ему удава shy;лось справляться со всем этим. Но сейчас Гейтхаус был очень слаб. Он слышал голос Фулканелли:

– Итак, все заканчивается, мальчик. Я уничтожу тебя.

– Отец, – позвал снова Жак, сжимая кулаки. Гейтхаус задрожал. С победоносным ревом войска

Фулканелли атаковали ворота и снесли их.

Когда комната осветилась, а потом исчезла, Ангел закричал от удивления и боли. Солнце обожгло его ногу и руку. Он хотел откатиться в сторону от лучей в темный угол, но обнаружил, что этот угол перестал существовать. С коридором тоже было что-то не так. Похоже, появились серьезные проблемы. Оз, Ива и Ксандр с серыми лицами пронеслись мимо него.

– Ангел, мы увязли, – бросил Ксандр. – Снаружи полно врагов, и они рвутся внутрь.

– Думаю, у них получится, – сказал Ангел. Коридор исчез, и лучи солнца вновь упали на Ан shy;гела. Он закричал и упал. Ксандр прикрыл его.

Ива огляделась:

– Все действительно плохо.

Все устремились в комнату, где стоял Привратник, а рядом уже пришедшая в себя Корделия. Энергия носилась по комнате, Жак пытался нанести ответный удар, но силы противника преобладали.

Ангел присоединился к мальчику и жестом позвал всех остальных:

– Мы должны держаться вместе. Ксандр кивнул. Ива и Оз взялись за руки. Ангел смотрел на них некоторое время, потом

сказал:

– Баффи бы очень гордилась вами.

– И твои родители тоже, – прошептал Оз Иве.

.

Потом Гейтхаус содрогнулся, и Ангел снова поду shy;мал о Баффи.

Баффи приготовилась к атаке. Безобразное тело Белфегора нависло над ней. Она сделала движение, чтобы одним ударом убрать его с пути, но неожидан shy;но вокруг демона появился заслон.

– Это не надолго, – сказала Микаэла, которая сме shy;ло выбралась из машины и присоединилась к ней. – Это заклинание защиты.

– И оно ничего не значит для меня, – заявил Белфегор.

– Да ладно, тебе не все доступно, – сказала Баффи. Потом она увидела, как Микаэла подняла руки, и

вслед за этим Джайлс и Итан появились над толпой монстров и чудовищ. Оба были в крови, одежда сви shy;сала клочьями. Микаэла с помощью волшебства опу shy;стила их на землю прямо позади Баффи.

Итан махнул в сторону Белфегора, но потом его глаза закрылись, и голова упала на грудь.

– Итан, проснись! – Баффи сильно толкнула его. Никакой реакции.

Но вдруг раздался голос Итана:

Рожденный из испражнений Древних.

Его сердце – шепот теней.

Он смотрит на мир людей человеческими глазами.

Глаза человека – самый темный путь.

Дорога, по которой он должен идти.

Мир, которого он жаждет.

Белфегор, отпрыск миров, старых и новых.

Блуждающий в темноте, вырывающийся из адского пламени.

Ни рассвет человека не сожжет ему глаза.

Ни меч человека не зарубит его.

Потому что единственным оружием человека

должен быть он сам.

Баффи повернулась к Микаэле:

– Что происходит? Кто это говорит? Микаэла указала на Итана.

– Он говорит это неосознанно. Он делает это для тебя, и только для тебя.

– Но…

– Истребительница, – прошипел Белфегор, -я голоден.

Баффи почувствовала дрожь, пробегающую по все shy;му телу. У нее не было оружия, и она понятия не име shy;ла, как убить Белфегора. Но она должна была сделать это. Другого выхода просто не было.

На мгновение она увидела глаза своей матери и ее улыбку. Вспомнила первую встречу с Ивой; случай, когда под чарами Эмми она пришла к Ксандру; пер shy;вый поцелуй Ангела.

Моя жизнь проходит, подумала она в отчаянии. Я сдаюсь.

Белфегор протянул к ней два своих щупальца. Она отпрыгнула назад, страх парализовал ее, не давал дей shy;ствовать.

– Микаэла, – закричала она. – Здесь нужно что-то еще.

Но Микаэла произносила защитное заклинание, чтобы прикрыть Джайлса и Итана, – заклинание, ко shy;торое могло сдержать других, но не действовало на Белфегора.

– Проклятье, Итан, – закричала Баффи. – Про shy;снись же и скажи, что мне делать.

Он не двигался. Но ей нужен был не Итан, а Джайлс. И возможно, ее мать. Она часто пренебрегала мнением этих двух людей, но теперь ей нужен был их совет.

Распространяя тошнотворное зловоние вокруг себя, Белфегор набросился на нее всеми своими рта ми и щупальцами – и рефлексы Баффи-Истребительницы заработали. Она уворачивалась, толкалась, била и, наверное, могла бы укусить его, если бы это помогло.

Ветер взвыл. Небо почернело, и на дорогу вокруг них пролился свет. Десятки монстров из Другого Мира были охвачены пламенем и с криками побежа shy;ли прочь.

Белфегор расчищал арену для боя.

– Ладно, здоровая уродина. Не будем терять вре shy;мени. Приступим.

– Превосходно, -- сказал Белфегор с явным удовольствием.

Вокруг нее поднялся ураган, взметнув языки пламени.

Окруженная этим пламенем, Баффи прыгнула впе shy;ред и выхватила меч у попавшего в западню существа, которое было наполовину конем, наполовину козлом, а вскоре станет-ничем. Волосы начали тлеть, руки по shy;крылись волдырями, и меч раскалился добела. Если она не уничтожит демона быстро, то сгорит заживо.

Но ей было все равно, что случится. Она могла спа shy;сти мир, она встретилась лицом к лицу с существом, которого боялись даже Привратники. Это был не про shy;стой демон. Это был один из Властителей Ада, одно из самых сильных созданий Преисподней.

Слова Итана всплыли в памяти: «Единственным оружием человека должен быть он сам».

Единственное оружие – человек… Баффи глубоко вздохнула и отбросила меч. Стоявшая неподалеку Микаэла закричала:

– Что ты делаешь?

– Меч не поможет, – твердо сказала Баффи. – Я сама – оружие.

Белфегор немного отступил. Баффи почувствова shy;ла себя увереннее. Что там еще было в заклинании? «Он смотрит на мир людей человеческими глазами… глаза человека… самый темный путь…»

Но у Белфегора были не человеческие глаза. Они были в форме полумесяцев и красные, как у ящери shy;цы. Совсем нечеловеческие.

Баффи стояла на яростном ветру. Ее волосы разве shy;вались. Она чего-то не понимала. Она проиграет, если не сумеет понять.

– Итан! – закричала она. – Джайлс!

Белфегор поднял щупальцы и обхватил ее. Одно из них хлестнуло по лицу, и она упала на асфальт.

Попыталась подняться, но ее пронзила невыноси shy;мая боль. Она не могла даже застонать, не могла вздох shy;нуть.

Белфегор наклонился над ней и посмотрел на нее своими демоническими глазами. И еще одним ог shy;ромным глазом посреди лба. Это был человеческий глаз.

Белфегор сказал:

– Это было слишком просто, Истребительница. Ты разочаровала меня.

С проклятиями Баффи вскочила на ноги и прыг shy;нула, вытянув вперед обе руки. Правая рука ударила Белфегора в третий глаз. Белфегор закричал и попы shy;тался отдернуть голову.

Баффи набросилась на него изо всех сил, каждой клеточкой своего существа. Она била, молотила и ку shy;салась. Она продолжала бить даже тогда, когда ветер стих, огонь потух и вдали послышались сирены «ско shy;рой помощи».

Микаэла дотронулась до ее плеча и сказала:

– Баффи, он мертв.

В Бостоне великий колдун Джакомо Фулканелли, знакомый некоторым как Ил Маэстро, закричал от ярости и ужаса, когда его человеческое, прожившее века тело сгорело в пламени и мгновенно исчезло. Связанная с демоном Белфегором, его душа была на shy;конец призвана и улетела прочь.

Из окна Гейтхауса Ива видела, как сгорел Фулканел shy;ли. Гейтхаус снова окреп. Демоны исчезли. Осталась только красота весеннего рассвета на Бикон-Хилле. Прижавшись к Озу, она заплакала.

Баффи и Микаэла стояли над неподвижными те shy;лами Джайлса и Итана Райана и смотрели, как дыра в середине головы Белфегора превращалась в бездну, в темную пустоту, которая росла и росла. Демоны виз shy;жали и выли, когда их затягивало туда, в эти врата Ада.

– Глаза человека, – пробормотала Баффи слабо, – самый темный путь.

Вырвав этот глаз, она открыла дорогу в Ад. Но его ужасный водоворот не коснулся ни ее, ни всего ос shy;тального в человеческом мире. Когда засосало послед shy;него демона, раздались полицейские сирены.

Баффи взглянула на Микаэлу:

– Итак, думаю, Привратник взял ситуацию под контроль.

Колдунья улыбнулась: – Что-то в этом роде.

До восхода солнца было еще несколько часов, но для Баффи оно уже взошло.