Была половина седьмого, когда Итан Райан подъехал к ресторану «Голубой горизонт». Это был старый ресторан, построенный в 40-х годах, и его луч shy;шие времена, закончились давным-давно. Тихое ста shy;рое заведение посещали в основном местные жители и пожилые туристы. Но очевидно, владельцы как-то сводили концы с концами и могли содержать ресто shy;ран и комнаты отдыха.

Итан окинул взглядом людей у стойки бара. Он не видел Кэльвина Тренхолма около пятнадцати лет, но легко узнал его. Светлые волосы поредели, но черты лица были все те же: широко посаженные, выпуклые, как у рыбы, глаза и тонкие бледные губы.

Кэльвин, увидев Итана, помахал рукой и улыбнул shy;ся. В улыбке сквозили любопытство и страх – имен shy;но те чувства, которые Итан пробуждал у Кэльвина Тренхолма в прошлом и которые надеялся вызвать У этого человека сейчас.

– Итан Райан, это ты, мерзавец, – сказал Тренхолм с вымученной усмешкой, когда Итан подошел к нему. – Сколько лет, сколько зим…

– Точно, точно.

– Как ты нашел меня в этой паршивой Кали shy;форнии?

Итан покачал головой в знак того, что он тоже на shy;ходил это невероятным.

– Какая удача, Тренхолм! Старик, слушай, почему бы нам не пообедать, пока мой желудок не вылез на shy;ружу в поисках пищи. Поболтаем после того, как сде-

– лаем заказ, идет?

Несколько секунд Тренхолм странно смотрел на Итана, потом выдохнул, и они вместе подошли к хо shy;зяйке, чтобы заказать столик.

Когда-то Итан входил в число молодых людей, ко shy;торые хотели овладеть искусством магии. Их экс shy;перименты могли показаться безобидными играми студентов, но все оказалось гораздо серьезнее.

Их магия пробудила демона.

Большинство членов группы прекратили подоб shy;ные опыты, сочтя их опасными. Одним из них был Руперт Джайлс, который позже стал Куратором и бо shy;ролся с тем, что когда-то сам создавал.

Но Итан Райан не отказался от своей затеи. Ужас той ночи научил его только одному: быть более осто shy;рожным. И он стал осторожным, как и многие другие, с которыми он общался на протяжении долгих лет. Он очень многое узнал сам, многому научил других. Иногда для своих друзей – для тех, кто помогал ему, – он мог сделать приятный сюрприз.

Таким подарком для Кэльвина Тренхолма стала любовь потрясающей молодой женщины – Кимбер shy;ли Эшер. Итану не нравилась Кимберли, поэтому, ког shy;да Тренхолм ушел от нее, чтобы присоединиться к Сыновьям Энтропии, Итану такое развитие событий показалось даже забавным: садистская сторона его натуры, которая, говоря по совести, и составляла его суть, была полностью удовлетворена.

Итак, Тренхолм был все еще жив, более того – си shy;дел рядом. Итан с нетерпением ожидал свой бифштекс с перцем и картофельное пюре с чесноком, порцию спаржи и шотландское виски. Тренхолм заказал бо shy;кал вина и рыбу-меч.

Принесли виски, Итан сделал большой глоток, кру shy;танул бокал, наблюдая вращение льда, потом посмот shy;рел на Тренхолма, чувствуя, как в нем закипает злоба.

– Недавно я видел Кимберли, – солгал он. – Она все еще ненавидит тебя. А все потому, что любит.

Тренхолм отхлебнул вина, всем своим видом по shy;казывая, что не боится Итана.

– Мне очень жаль ее, – осторожно ответил Трен shy;холм и вытер капельки пота, выступившие на глад shy;ком лбу.

– Да, конечно, ты должен был сделать это. Ведь так велел твой друг Маэстро, не так ли? Какая предан shy;ность! Он собирался научить тебя магии, правда?

– Ил Маэстро многому научил меня, Итан. А если и ты присоединишься к нам, то, возможно, окажешь shy;ся среди тех, кто будет…

Итан поднял брови:

– Кто будет – что?

Но Тренхолм только отвел глаза.

– Не дури, Тренхолм, – вздохнул Итан. – Я бы мог солгать тебе насчет моего визита в Саннидейл. Но я здесь потому, что ты здесь. Я знаю, что замышляет твой Фулканелли, и, может быть, мне захочется в этом принять участие.

Бегающими, как у напуганного кролика, глазами Тренхолм нервно оглядел ресторан, а затем посмот shy;рел на Итана:

– Думай, что говоришь, Итан Райан. Одного его слова достаточно, чтобы превратить тебя в пепел.

Итан покачал головой, явно забавляясь:

– Ты знаешь, что для твоего босса важнее всего? Чтобы вы верили в это, думали, будто он всегда – у вас за спиной.

– И как же, по-твоему, он делает это?

– Используя магию, – ответил Итан и продол shy;жал: – Да, у него есть власть, это верно, но власть, по shy;лученная не без помощи поручителей. Ты понимаешь, что я имею в виду, Тренхолм?

Тренхолм, казалось, вдруг обмяк, его глаза блужда shy;ли так же, как его разум. Он выглядел смертельно на shy;пуганным.

– Ты говоришь…

– Именно. – Итан отхлебнул виски, немного по shy;молчал и, наконец, произнес: – У вашего повелителя демон в помощниках, и знаешь, какова плата за помощь? Он всех вас продал. Я – с теми, кто хочет остановить его. Мне нужно имя демона, Тренхолм, и местонахождение твоего хозяина. Он держит у себя мать Истребительницы.

Смертельная бледность Тренхолма приобрела зе shy;леноватый оттенок.

– Ты знаешь, что я не могу, – прошептал он. – Даже если то, что ты говоришь, правда, он убьет меня.

Итан наклонился к нему:

– Тренхолм, мой мальчик, позволь мне облегчить твою задачу. Во-первых, если ты не скажешь мне и Ад воцарится на Земле, ты будешь страдать вечно, что в твоем случае было бы совершенно заслуженно. Во-вторых, ты чувствуешь свои ноги?

Тренхолм растерялся от такого, казалось бы, про shy;стого вопроса.

А Итан тем временем принялся за бифштекс, по shy;том остановился:

– Когда я закончу свой обед, ты мне дашь ответ. В противном случае я ухожу.

Он ел очень медленно. Тренхолм даже не притро shy;нулся к еде, он сидел не шелохнувшись, словно окаме shy;нел. Итан вытер рот полотняной салфеткой, лежавшей у него на коленях, и посмотрел на Тренхолма. В глазах бывшего приятеля полыхала ненависть.

Тренхолм сообщил Итану то, что тот хотел знать.

Итан улыбнулся:

– Большое спасибо, Кэльвин. Возможно, только что ты спас мир. И уж наверняка спас свою жизнь.

– До тех пор пока Ил Маэстро не уничтожит меня, -ответил Тренхолм.

– Ну, тогда на твоем месте я побежал бы в церковь сразу, как только представится возможность, – посо shy;ветовал Итан. – Не хотел бы я умереть с тем, что у тебя" на душе. Ну, может, пойдем?

Они вышли вместе.

На улице Тренхолм схватил Итана за плечи и раз shy;вернул лицом к себе:

– Я ведь должен убить тебя, ты знаешь об этом… Итан кивнул:

– Да, знаю. Но ты этого не сделаешь, как не сделал много лет назад, когда я соблазнил Кимберли. Я не удивляюсь, что ты ушел от нее. Настоящая ведьма.

Тренхолм побагровел, и на какую-то долю секун shy;ды Итану показалось, что он все же попытается убить его. Но в этот миг он увидел черный джип, который с ревом мчался на Тренхолма. Ослепив фарами, огром shy;ная машина сбила свою жертву.

Шины взвизгнули на повороте, джип дал задний ход и двинулся на Итана. Пожилая пара, вышедшая из ресторана, стала свидетелем убийства Тренхолма, и сейчас люди кричали Итану, чтобы он спасал свою жизнь.

Итан приготовился к обороне. Приспешники Сы shy;новей Энтропии, сидевшие за рулем, никогда не уз shy;нают, с кем встречался Тренхолм.

Хорошо, что они послали не колдунов, а просто наемных убийц.

– Янус, о золотой идол, – быстро сказал Итан, пе shy;ребирая пальцами. – Унеси прочь от глаз людских; мех и уши, самый маленький размер.

Люди за рулем превратились в кроликов, и джип въехал в стоящие на парковке автомобили. Итану повезло – его машина не пострадала. Пока люди, сто shy;явшие на ступеньках ресторана, что-то кричали ему, он сел в автомобиль, завел двигатель и уехал, тихонь shy;ко посмеиваясь.

Он просто обожал Саннидейл.

Когда Баффи вернулась в библиотеку, Ангела там еще не было.

– Привет! – крикнула она.

В клетке рычал и бросался на металлическую сет shy;ку Оз. Он метался в этом маленьком пространстве, дико глядя на нее, а с его клыков капала слюна.

– Ложись, малыш, – тихо сказала она. – Ты сегод shy;ня встал не с той ноги.

Оборотень зарычал.

Дверь в библиотеку открылась. Обернувшись, Баффи увидела Джайлса, входящего с чашкой кофе в одной руке и с открытой книгой – в другой. – Так можно споткнуться, – сказала она.

Джайлс, вздрогнув, поднял глаза, кофе пролился ему на руку. Он сморщился и заворчал.

– Ну вот, – поучительно сказала Баффи. – Это никуда не годится – ходить с горячим кофе в руке и одновременно читать. Велика вероятность бытовых травм.

– Ну, знаешь, если бы ты не подкралась ко мне… – начал Джайлс, но вдруг замолчал, как будто удивив shy;шись тому, что сказал. – Извини, Баффи. Я очень огор shy;чен, потому что до сих пор не могу определить, где они держат твою мать. Саннидейл на самом деле боль shy;ше, чем кажется.

Оз опять зарычал.

– А ну-ка заткнись! – крикнул на него Джайлс. Оборотень замер, но через секунду снова принял shy;ся жаловаться на то, что его посадили в клетку.

– Вам не стыдно – накидываться на беззащитно shy;го оборотня? – удивилась Баффи, подняв брови. – Мы договорились встретиться здесь. Он не появ shy;лялся?

– Еще нет. Надо кое-что обсудить, Баффи. – В его голосе послышались странные нотки.

– Что такое, Джайлс? – тихо спросила она. – Что-то с моей мамой? Она… – Истребительница не смогла закончить.

У Джайлса округлились глаза:

– О господи, нет, Баффи. Извини. Я вовсе не это имел в виду. Но здесь, мне кажется, есть какая-то связь. Знаешь, сегодня, когда я разговаривал с Микаэлой, Жак сказал нам, что чувствует, как умирает его отец.

Баффи как будто не слышала его последних слов, Думая о чем-то своем.

– Я никуда не поеду, – вдруг сказала она. – Понима shy;ешь, я просто не могу ехать. Ангел может, Оз может. -Она взглянула на оборотня в клетке. – Ну хорошо, Положим, Оз и не может. Но Ангел может. А я не уеду, пока не найду свою мать, Джайлс, потому что не могу бросить ее на растерзание какому-то психу, которому на самом деле нужна я.

– Мы найдем ее, – настаивал Джайлс. Баффи сглотнула:

– Извините, но вы уже пытались…

– Это очень важно, Баффи, – сказал Джайлс теперь уже сердито. – Мы не можем свалить все на Ангела – у него своих проблем достаточно! Может, ты не заме shy;чала, но мир висит на волоске.

– Жизнь моей матери висит на волоске, – огрыз shy;нулась она и замолчала, а когда заговорила вновь, это был почти шепот: – Мать – это весь мой мир.

В комнате повисла тишина, прерываемая лишь ворчанием и тяжелым дыханием оборотня в клетке.

Оз, напомнила себе Баффи, не просто монстр. Озу

нужна Ива.

Баффи тоже нужна Ива. Когда она рядом – проще принимать решения. А Ксандр… Если бы он был здесь, то вызвался бы возглавить патруль на Дороге При shy;зраков. Безумный глупец, безрассудный смельчак. Где он сейчас?

– Мы должны были уже получить от них весточку, Джайлс, – сказала Баффи, уверенная в том, что Кура shy;тор поймет, кого она имеет в виду.

Где же Ива и Корделия? Если даже они добрались до Гейтхауса, то сотовый телефон Корделии там все равно не работает. Обычный телефон не отвечал, и Баффи боялась, что произошло самое худшее. Ксандр, возможно, мертв. Ее мать – в заключении, и ей самой

грозит смерть…

Мир разваливается на части, Ад изо всех щелей просачивается на Землю. Привратник умирает. Во всем такая безнадежность…

Баффи подняла голову. Нет, сказала она себе. Никогда не теряй надежду.

– Хорошо, я согласна, – сказала она вслух. Джайлс кивнул. И молча пошел за телефоном.

– И вот что, Джайлс… – Да?

– Найдите ее.

Он еще не успел ответить, как двери библиотеки открылись и вошел Ангел. Но не один – с ним были Микаэла и Жак. Выражение их лиц заставило Баф shy;фи похолодеть.

– О, Руперт, – плаксиво сказала Микаэла. – Что? – спросил Джайлс. – Что случилось? Но вместо нее ответил Ангел:

– Привратник… Он мертв.

– Бог мой, – прошептал Джайлс.

Баффи закрыла глаза. Было слишком поздно.

– О боже, Ива, что с ним? – вскрикнула Корделия, схватив Иву за плечо.

– Я не знаю, не знаю…

Девушки смотрели на Ксандра, который лежал в Благословенном котле с отрубями. Он пролежал там почти весь день. Они подумали, что он умер. Но по shy;том он зашевелился – сначала чуть-чуть, потом еще. А потом… произошло это. Его тело сотрясали судоро shy;ги, руки и ноги вздрагивали, голова билась о желез shy;ные стенки Котла.

Широко раскрытыми глазами он молча посмотрел на девушек, потом жалобно попросил:

– Ива, Корди, помогите мне…

Ива и Корделия хотели вытащить его, но дверь, ведущая в спальню Привратника, распахнулась, и сильным потоком холодного воздуха их чуть не от бросило от Котла. Ива успела ухватиться за его край, протянула руку Корделии, и они тесно прижались

к Котлу.

– Боже, Ксандр, – в страхе запричитала Ива и по shy;смотрела на Корделию. – Мы должны вытащить его

отсюда.

– Тащи за руки! – закричала Корделия сквозь

штормовой ветер.

– Где Антуанетта?;Нужно узнать, что случилось! – закричала Ива.

– Сначала вытащим его! – ответила Корди. Девушки забрались в Котел, схватили Ксандра

за запястья, но их с невероятной силой подбросило вверх и отнесло далеко от Котла.

Внезапно ветер стих.

А дом начал дрожать.

Ксандр издал душераздирающий крик.

– Ива, смотри! – закричала Корделия.

Призрак Антуанетты Рене влетел в комнату че shy;рез открытую дверь. Она выглядела необычайно до shy;вольной.

– Это конец? – спросила ее Ива. – Мы уже… мы

проиграли?

Антуанетта летала над Котлом, умиленно глядя на Ксандра. Пучки голубого света из углов комнаты, с потолка и пола устремились к Котлу, а затем девушки увидели, как Ксандр вылетел из Котла, окруженный магическими вихрями, взмыл в воздух и… улыбнулся.

– Мой сын Жан-Марк присоединился ко мне, – прошептал призрак. – Привратник мертв. Но когда он в последний раз погрузился в Котел, он оставил в нем частицу себя. Котел спас вашего друга и наде shy;лил его жизненной силой моего сына. Дом сделал это, как видите. Гейтхаус – один из нас, он с нами заодно.

– Но дом не может думать. Он ведь неживой! – воскликнула Корделия.

– О нет. Жива магия, живы чары Ричарда Реке, предыдущего Привратника. Власть и знания При shy;вратника перешли к его преемнику.

Ива посмотрела на Ксандра:

– Дом подумал, что Ксандр – преемник.

– Что? – закричала Корделия. – Ива, это безумие. – Нет, – ответила Ива. – Это правда. Иначе мир

был бы разрушен.

Ксандр смотрел вниз и блаженно улыбался. Пуч shy;ки голубого магического огня струились, поглаживая его лицо, ероша волосы, но не обжигали.

Потом он вдруг заговорил:

– Я – Привратник.

Такими были его первые слова.