Мир Джойс Саммерс сузился до стен лабирин shy;та. Две мысли владели сейчас ею: что Баффи с друзь shy;ями найдут способ спасти ее и что где-то есть другой

выход.

Лабиринт появился на месте, где когда-то стоял «Твин». Фонарей, здесь не было, поэтому единствен shy;ным источником света для Джойс было сияние пол shy;ной луны, которая висела в ясном ночном небе.

Стены лабиринта были гладкие, как мрамор. По ним невозможно было взобраться. Она уже отчаялась представить план лабиринта, однако сообразила, что нужно двигаться в сторону 17-го шоссе. Хотя эта трас shy;са не была очень оживленной, по ней иногда проез shy;жали машины, шум которых позволял ей определить,

где она находится.

Джойс продолжала идти. Снова и снова исследо shy;вала она слепые аллеи лабиринта, снова и снова сворачивала, веря, что наконец нашла выход, но каждый раз убеждалась, что ходит по кругу, по своим собствен shy;ным следам.

Угол и поворот. Направо и налево. Тупик или оп shy;тическая иллюзия? От страха и напряжения она скоро обессилела, но продолжала двигаться вперед. Чем дальше она шла, тем больше попадалось костей. Значит, где-то рядом центр лабиринта, логово Мино shy;тавра. И ей, чтобы добраться до выхода из лабиринта, необходимо пройти через этот центр.

Джойс очень хотелось повернуть назад, но она знала, что другого пути нет, и решительно двинулась вперед. И… лабиринт раскрылся перед ней. Она поняла, что достигла центра – открытого пространства, окру shy;женного стенами; в середине возвышался огромный трон из костей.

На троне восседал он. На нем была кожаная набедренная повязка. Ноги, хотя и слишком волосатые, напоминали человеческие, но выше пояса это был огромный бык с рогатой головой.

Джойс долго смотрела на него, дрожа от пронизывающего ветра. Или от страха.

Чудовище пошевелилось, его веки дрогнули. Джойс осторожно, чтобы не споткнуться о кости тех, кто приходил сюда раньше, начала отступать. Ве shy;тер сменился, и теперь, когда она шла назад, он дул ей в лицо. Тонкий свитер слабо защищал от холода.

Она подобрала с земли толстую бедренную кость, попробовала на вес и побежала. Она бежала изо всех сил, не обращая внимания на шум.

Где-то у нее за спиной раздался яростный рев. Минотавр проснулся. Он был голоден…

Магазин костюмов, который Итан когда-то открыл в Саннидейле, пустовал уже около полутора лет. Возможно, причина была в заклинании, которое он наложил на это место и которое действовало на по shy;тенциальных владельцев.

Несмотря на то что замки поменяли, Итан легко проник внутрь и обыскал несколько стеллажей. Все костюмы, конечно, исчезли, но остались полки с одеж shy;дой и другими товарами, несколько книг и газет. И зеркало.

Все было специально приготовлено для такой ночи, как эта, ночи, когда ему нужно было совершить нечто очень опасное.

В темноте магазина, освещаемого только светом уличных фонарей и луной, Итан, пристально глядя на свое отражение в зеркале, начал потихоньку на shy;певать:

Обитатель пустошей, внимающий сейчас, Господин мерзкой плоти, услышь меня. Хозяин черных путей, покажи его сейчас. Хозяин секретных дорог, позволь ему прийти. Белфегор, темный странник, рогатый хозяин, Приди ко мне сейчас, путь свободен. _ Яви свое величие.

Итан уже не видел в зеркале своего лица. Зеркало стало черным, как будто его закоптили, а из темноты на него посмотрели зеленые глаза; мерцающие кро shy;ваво-красные рога Белфегора напоминали огромные кости с остатками мяса.

– Ты слишком уж смел, маленький колдун, – про shy;громыхало отражение, и рога демона вылезли наружу.

– Это правда, Белфегор. – Итан усмехнулся, хотя на самом деле был довольно сильно напуган. Глав shy;ное – чтобы демон не понял этого. – Я вызывал тебя. У тебя есть план, не так ли, Белфегор?

В глазах демона вспыхнуло что-то ужасное. Итан ощущал это, и к тому же его тошнило. Но он держал зеркало на расстоянии вытянутой руки и дышал ртом.

– Мне нужно твое сердце, – прорычал Белфегор. -Это та часть моего плана, которой я хочу поделиться с тобой.

– Мне, в общем-то, наплевать на то, что ты хочешь. Демон заревел, зеркало завибрировало и чуть не

выпало из рук Итана, но он сумел удержать его.

– Что тебе нужно, ничтожный человек? – спро shy;сил Белфегор.

– Не мне, а тебе, – сказал Итан и продолжил: – Чтобы проникнуть в этот мир, тебе нужна Истребительница, ее власть, или ее кровь, или и то и другое. Я могу добыть все это для тебя.

Итан увидел, как вспыхнули глаза демона, увидел оскал громадных зубов, но потом отображение в зер shy;кале исчезло, рога растворились. Он уже едва разли shy;чал их, но тут из темноты послышался голос:

– А что бы ты хотел взамен, человек?

– Жизнь, – ответил он. – Вечную, конечно. И соб shy;ственное маленькое королевство, скажем .так, две тысячи душ по моему выбору. Не так уж и много, я ду shy;маю, принимая в расчет, что получаешь при этом ты.

Зеркало почернело. Итан приблизил его к лицу, но резко отстранился, когда ужасные глаза уставились на него, а кровавая пасть открылась.

– Ты мне не нужен, – прорычал Белфегор. – Если мы сможем поймать Истребительницу, это ускорит наше вторжение, приблизит Апокалипсис и даст мне власть над миром. Но даже если этого не произойдет,

ничто не остановит нас. Ад наступает, ничтожный

колдун. Я приду… за тобой…

– Мерзавец! – дико закричал Итан. – Ты же не хочешь, чтобы я стал твоим врагом!

Когтистая лапа демона вылезла из зеркала и ухва shy;тила Итана за полу пиджака. С криком страха и гнева он швырнул зеркало в стену, и оно разлетелось на сотни крохотных кусочков. Несколько когтистых пальцев высунулись из больших осколков разбитого стекла, а потом все исчезло.

Белфегор отверг Итана. И теперь он сделает все, чтобы уничтожить это адское отродье. Господин Бел shy;фегор приобрел очень опасного врага.

– Это… это же с ума сойти, – сказал Ксандр, сидя на кровати Привратника и глядя на свои пальцы, меж shy;ду которыми пробегали пучки магического электри shy;чества. – Я не могу быть Привратником, ребята. У меня… школа, мне нужно думать о колледже, и во shy;обще… А что скажут мои родители? Папаша убьет

меня.

Корделия рассмеялась:

– Ксандр, ты же теперь настоящий Привратник – один из самых могущественных волшебников на Зем shy;ле. Я не думаю, что твои родители могут тебе что-то

сделать. Теперь.

– Ну, раз он не окончил школу, они могут не пус shy;кать его гулять, – предположила Ива. – Правильно?

Ксандр хмуро посмотрел на нее:

– Спасибо, Ива, за помощь. Может, ты нальешь мне

стаканчик цикуты?

– По крайней мере, это я могу сделать. – Ива ви shy;новато улыбнулась и пожала плечами. – Ксандр, я не хочу, чтобы ты был Привратником. Ведь тогда ты останешься здесь, а мы будем за три тысячи миль от shy;сюда.

– Говори за себя, Розенберг, – ответила Корделия и взяла Ксандра за руку. – Я останусь здесь с моим другом – всесильным волшебником. То-то будет шуму в школе, когда узнают эти заносчивые ведьмы…

Ксандр вытянул руки ладонями вверх и посмот shy;рел на них. Девушки внимательно наблюдали за ним.

– Ну, что? – сказал он наконец. – Спасаем мир? До вас дошло, что я теперь – последняя надежда на shy;шей планеты? – Он опять плюхнулся на кровать, за shy;крыл лицо руками и застонал: – Почему я?

– Все-таки это лучше, чем смерть, – глубокомыс shy;ленно произнесла Ива. – Это уже кое-что.

– Или просто осуществление неизбежного, – до shy;бавила Корделия, и ее лицо приняло то выражение глубокой задумчивости, которое Ксандру так нрави shy;лось. – Если мальчик еще жив, мы должны выиграть здесь битву, пока Баффи придет нам на помощь.

– Мы даже не знаем, удалось ли найти ребенка, -грустно сказала Ива.

– Подождите, – перебил Ксандр. – Корди, ты ска shy;зала «если». А что случится, если ребенка не найдут? Я буду Привратником вечно?

– Ну, даже если он появится здесь, думаю, ты дол shy;жен будешь передать ему власть ценой собственной жизни, – спокойно сказала Ива.

Ксандр снова застонал.

Вдруг дом затрясся, и призрак Антуанетты Рене появился прямо над Котлом.

– Ксандр, ты должен исполнить свой долг, – ска shy;зала она. – Сыновей Энтропии очень много. Они во shy;зобновят наступление, рассчитывая на то, что дом беззащитен.

Корделия посмотрела на нее:

– Подождите, но он ведь не настоящий При shy;вратник.

– Вы не можете просить его об этом, – добавила Ива.

Ксандр прервал их обеих:

– Я должен выполнить ее просьбу. Ведь больше некому. – Он опустил голову, а потом тихонько ска shy;зал: – Теперь я понимаю Баффи.

Никто из них не нашелся что сказать, но тут Ива всплеснула руками и сказала:

– Нам нужен Джайлс.

– Нам нужен Джайлс, – повторила Корделия и до shy;стала из кармана куртки маленький сотовый телефон.

После безуспешных попыток связаться с Курато shy;ром девушки повернулись и посмотрели на Ксандра.

Ксандр с извиняющимся выражением лица пожал плечами:

– Я не знаю…

Гейтхаус излучал особое силовое поле, которое не пропускало радиоволн, по крайней мере, до тех пор, пока Привратник не проделает дыру в этом поле.

И вдруг он все понял. Теперь он точно знал, что делать. Вскинув голову, как будто прислушиваясь к неслышному другим звуку, Ксандр поднял одну руку и пошевелил пальцами.

– Попробуй сейчас, – сказал он.

Корделия набрала номер школьной библиотеки – на другом конце сняли трубку…

Джайлс закончил разговаривать по телефону и повернулся к Микаэле и Жаку.

– Руперт, что случилось? – спросила Микаэла. – Ты такой бледный.

Джайлс попытался улыбнуться:

– Не беспокойся. Это мой естественный цвет лица.

Он пошутил. Если бы здесь сейчас была Баффи, она бы сказала, что такое происходит нечасто. Ему отчаянно хотелось, чтобы она и Ангел еще не ушли на поиски Джойс. Баффи нужна ему здесь.

– Что случилось? – вновь спросила Микаэла.

– Мой отец умер, да? – спросил Жак.

Джайлс подошел к мальчику, наклонился, медлен shy;но и печально кивнул.

– Да, Жак, к сожалению, это так. Но его смерть каким-то магическим образом обеспечила нам пере shy;дышку.

Микаэла покачала головой:

– Но как это возможно? Если он умер, то Гейтхаус, должно быть, в руках…

– Нового Привратника, – ответил Джайлс. Мальчик и женщина посмотрели на него в полном недоумении.

– Каким-то образом сам дом решил, что Ксандр – друг Баффи, с которым вы незнакомы, – это настоя shy;щий Рене, и сделал его Привратником.

– Со всей полнотой власти семьи Рене? – удиви shy;лась Микаэла.

– Именно, – подтвердил Джайлс.

– Уму непостижимо, – сказала Микаэла. – Эту передышку мы должны использовать для того, чтобы найти мать Баффи и рассчитаться с моим папашей Фулканелли.

Жака это не вполне убедило.

– Скоро дом обнаружит свою ошибку. Я должен вернуться до того, как это случится.

Джайлс задумчиво посмотрел на мальчика и сказал:

– Наоборот. Я верю, что дом будет считать Ксандра Привратником до тех пор, пока не явится настоя shy;щий наследник. Не беспокойся, Жак. Мы доберемся до твоего дома, как только это станет возможно.

Губы мальчика задрожали, но он взял себя в руки.

– Спасибо, мистер Джайлс, но теперь мне уже не к кому возвращаться.

Джайлс хотел напомнить мальчику о его бабушке, Антуанетте Рене, но промолчал. Он не знал, будет ли ее призрак приходить теперь в Гейтхаус: зачем давать мальчику пустую надежду?

Вдруг двери библиотеки открылись, и на пороге появился Итан Райан. Джайлс ждал Баффи, поэтому он не просто разочаровался, увидев Итана, – Итан был постоянной угрозой и мог уничтожить все их надежды на будущее. Если только- он действительно не скажет правду, но в это Джайлс не верил.

– Привет, Потрошитель, – сказал Итан радостно.

– Я тебе уже говорил: никогда не называй меня так, – раздраженно ответил Джайлс.

– О, конечно! – Итан изобразил раскаяние. – Но я думал, ты простишь мне.

Джайлс пристально посмотрел на Итана:

– Ты что-то знаешь, Итан. Что?

Микаэла и Жак теперь тоже смотрели на него. Итан подмигнул Микаэле, и Джайлс почувствовал приступ гнева.

– Ты разве не собираешься принести нам по ча shy;шечке кофе, парнишка? – обратился Итан к Жаку.

Наследник Гейтхауса только взглянул на него, но ничего не ответил.

– Ну что ж, нет так нет. – Он снова повернулся к Джайлсу. – Я узнал имя демона, который стоит за всем происходящим. Это один из самых древних демонов, которым поклонялись колдуны. Порядочный мерза shy;вец, конечно.

– Странно, – сказала Микаэла. – Фулканелли всегда был таким осмотрительным и никогда не назы shy;вал своего господина по имени. Неужели он сообщил тебе его?

Итан взглянул на нее и повернулся к Джайлсу:

– О, Потрошитель, тебе всегда нравились женщи shy;ны с острым языком.

– Итан! – оборвал его Джайлс. Колдун обвел всех взглядом:

– Это господин Белфегор. Джайлс вытаращил глаза:

– Обитатель пустошей, господин мерзкой плоти, рогатый хозяин…

Итан сел на стул за рабочий стол, откинулся назад и заложил руки за голову.

– А ты неплохо осведомлен… У него есть какая-то власть? – спросил он.

– Огромная, – ответил Джайлс, направляясь к стеллажам. Но остановился, вспомнив, что все, от shy;носящееся к Белфегору, было в коробке, которую он никогда не распаковывал из опасения, что учителя могут увидеть эти книги.

Книга называлась «Властелин Ада». И она была в этой коробке, а коробка в клетке, где метался Оз в образе оборотня, голодный и разъяренный.

– Проклятье, – прошептал Джайлс.

– Более того, – продолжал Итан, – я знаю, где Сыновья Энтропии держат мать Истребительницы.

Джайлс посмотрел на него:

– Боже правый, парень, неужели ты сказал это?

– Сказал.

Жак, казалось, прочел мысли Джайлса.

– Но как же мы теперь найдем Баффи? – спросил он. – Если бы ты пришел раньше, то застал бы здесь ее и Ангела.

– О, если она с Ангелом, я смогу найти ее, – сказал Итан. – Я знаю заклинание, определяющее местопо shy;ложение.

Микаэла покачала головой:

– Почему ты делаешь все это? Мне казалось, ты должен развлекаться на полную катушку в преддве shy;рии Апокалипсиса.

– Возможно, у меня подлая сущность, – признал Итан. – Но ведь это и мой мир, так?

Было видно, что Микаэла не поверила ему. И Джайлс понимал ее. Но к сожалению, выбор у них невелик.

– Я все-таки не доверяю тебе, – сказал он Итану. – Ну и молодец, – ответил колдун.

– Ничего! – воскликнула Баффи и с размаху уда shy;рила ногой большой металлический бочонок. На нем осталась глубокая вмятина.

Ангел положил руку ей на плечо.

– Баффи, мы делаем все, что возможно, – сказал он. – Сюда нужно было заглянуть, ведь здесь ты впервые столкнулась с членами братства Сыновей Энтропии.

Они бродили по цехам старого заброшенного кон shy;сервного завода.

– Но здесь ее нет, Ангел, – сказала она, чувствуя, как мир рушится у нее внутри, – и, если я в ближай shy;шее время ее не найду, они…

– Ш-ш-ш, – сказал он мягко и обнял ее.

Она почувствовала влажную кожу его руки у себя на шее, знакомую тяжесть его головы, прислонившей shy;ся к ее макушке. Баффи позволила себе на мгновение расслабиться, ей было хорошо и легко. Ангел един shy;ственный, кто мог так обращаться с ней, он для нее словно тихая пристань, весь мир в его руках. Мир, который ей не суждено обрести.

– Пойдем, – сказала она, отстраняясь. – Не будем терять времени.

Баффи была признательна Ангелу за то, что он ничего не спросил о чувствах.

Они уже собрались уходить, как вдруг в дверном проеме выросла гибкая, явно не человеческая фигура с руками, доходящими до колен.

– Ну, здорово, юные влюбленные, – сказало суще shy;ство голосом, напоминающим звук рвущегося шелка, и двинулось к ним, то погружаясь, то выныривая из тени.

– Что это? – спросил Ангел.

– Кто знает? – вздохнула Баффи. – Давай просто убьем его.

Внезапно монстр выпрыгнул из темноты за спи shy;ной Баффи (как он оказался позади?) и схватил ее. Она резко ударила его головой. Монстр ослабил хват shy;ку, Баффи повернулась, размахнулась для сильного удара и сломала одну из его длинных рук. Монстр вскрикнул и отступил в полосу света.

Он был отвратительным: чешуя, наросты и огром shy;ная беззубая пасть с колышущимися отростками внут shy;ри. Глаз у него вообще не было.

– На его месте я бы проконсультировалась у дан shy;тиста. По-моему, это демон, – сказала Баффи.

– Ты нужна мне, – сказало чудище. – Я существую там, где есть любовь, а здесь она точно есть.

Ангел положил руку на плечо Баффи: – У нас мало времени. Давай уничтожим его и уйдем отсюда. Он был прав.

– Так что ты делаешь? – спросила Баффи демона.

– Я ем влюбленных, – ответил он и направился к ней.

– Но мы не влюбленные, – возразила Баффи и ударила его снова, на этот раз немного пониже – ей не хотелось, чтобы удар пришелся в эту отвратитель shy;ную пасть.

– О, эта приятная боль… Демон снова поднялся.

Ангел выскочил из-за спины Баффи и бросил бо shy;чонок из-под масла в голову монстра. Тот увернулся, но Ангел уже пошел в атаку.

Баффи наблюдала за ним, чувствуя каждый удар. Многое перестало быть общим для них с Ангелом, но боль у них осталась общая. Немного погодя она оста shy;новила его:

– Ангел, он мертв… Он взглянул на нее:

– Хотел бы я знать, откуда он появился. Голос у двери заставил обоих оглянуться:

– Барьеры падают. Медленно, но это происходит. Это был Итан Райан. И был он не один. Баффи

увидела отражение луны в очках и поняла, что это Джайлс. Когда он подошел к ней, она заметила что-то особенное в его лице. Это было что-то… что-то… Это была надежда. Она прошептала:

– Вы нашли ее…